Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Книги Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

О чём говорят названия?

Автор: Алимов С.

(альманах "Ветер странствий", № 21, 1986 г.)

Материалы подготовил Виктор Евлюхин (Москва), ведущий раздела "Книги" на сервере Скиталец

ТАШ-МАЧЕТ

С северных склонов Заалайского хребта стекает река Кульдук, поражающая мрачным многокилометровым каньоном с отвесными скальными бортами почти стометровой высоты, откуда она вырывается в 2 км от горного селения Шве. Из-за каньона проход по долине реки снизу невозможен, и тропа почти от селения круто взбирается вверх до гребня отрога. Там она изрядно петляет, прежде чем спуститься к воде. Свое название (Кулъдук - "имеющее озеро", "с озером") река, в общем-то, оправдывает: в верховьях на левобережной террасе действительно есть два крошечных озерка, которые, правда, надо еще отыскать. А, как известно, свойство, отмеченное в названии, должно быть хорошо заметно любому наблюдателю сразу.

Жители селения чаще именуют реку Таш-Мачет, т. е. "камень-Мачет". Значения слова "мачет" они не знают и произносят его как "мечеть". Но в тесной долине реки вообще нет никаких строений, и потому толковать название на этой основе нельзя.

Но, оказывается, слова "мачет" и "мечеть" встречаются в горных названиях и в других местах. Например, в Алайском хребте левый исток реки Кштут носит имя Аруомечетъ ("красивая, добрая, чистая мечеть"), а в Туркестанском хребте правый исток реки Ходжабакирган в своих верховьях на небольшом участке называется Ак-Мечеть ("белая мечеть"). Добавлю, что к Гиссарскому хребту с юга примыкает большой отрог - хребет Мачетли ("имеющий Мачет") или Мечетли. Все эти объекты находятся в труднодоступном высокогорье, подчас вблизи вечных снегов и ледников. Национальные словари местных языков объяснения слов "мачет", "мечеть" не дают. А что, если это уже вышедшие из употребления географические термины, обозначавшие какую-то присущую всем упомянутым объектам природную особенность. Мне, фронтовику, вспомнился прежде всего большой овраг Сухая Мечетка у стен Сталинграда. В 1942 году во время жестоких боев с гитлеровцами в его глубоких ответвлениях мы укрывали раненых, прятали лошадей, орудийные передки, да и оборону держать около него было легче. Но не случайное ли это совпадение? С одной стороны, труднодоступные горные районы Средней Азии, а с другой - удаленные от них на несколько тысяч километров берега Волги. Как потом выяснилось, не случайное. В соседней Ростовской области есть станция Мечетинская - возле пересыхающей реки Мечетки, которая течет в овраге. А станица Беломечетская расположилась на правом берегу Кубани, также текущей в глубоких обрывистых берегах. Выходит, близкие по звучанию слова "мачет", "мечеть", "мечет" могли означать "каньон", "обрывистый овраг", "обрыв". И если это так, то вид упомянутых объектов полностью согласуется с их названиями: Таш-Мачет - "каменный каньон, овраг", Ак-Мечетъ - "белый каньон, овраг" (по белому цвету пород, слагающих каньон реки и борта долины), Аруомечетъ - "красивый, добрый овраг" (эта река течет в просторной долине, где она пропилила в галечном конгломерате каньон длиной в 2 км и глубиной около 20 м. Выше во всю ширь долины поднялись одна за другой две террасы. На них текут светлые ручьи, зеленеют арчовые рощи, сохранились развалины двух селеньиц. А в самом верху долины простой удобный перевал через хребет.

Труднее понять, почему имя Мачетли ("с каньонами", "с оврагами") получил целый хребет, поскольку подобные образования свойственны любому хребту. Думается, что "виновником" здесь мог стать примечательный Ширкентский барьер в верховьях реки Ширкентдара, разделяющий долины ее истоков. Барьер представляет собой многокилометровую круто падающую каменную стену высотой около 200 м, рассеченную несколькими непроходимыми каньонами, из которых вырываются речки. Красно-бурые : породы, причудливые каменные башни и купола, венчающие барьер, создают запоминающуюся картину. Именно здесь находится важный перекресток горных троп, а барьер служит четким ориентиром этого перекрестка. Вполне вероятно, что каменный обрыв, "мачет", и дал имя всему хребту.

таш-мачет

Новый вопрос возникает в связи с рекой Хазор-Меч ("Тысяча Меч"), которая неподалеку от хребта Мачетли скатывается в озеро Искандеркуль с северных склонов Гиссарского хребта. В названии реки на таджикский лад указано, что она или ее долина содержит множество "меч". Что же такое "меч", местные горцы не знают. Возможно, говорят они, река названа так потому, что в своем низовье течет в глубоком ветвистом каньоне; из-за него долина реки на всем этом участке непроходима, и тропа делает большой крюк в обход через перевал и соседнюю долину. Каньон и в самом деле четко отличает долину Хазор-Меча от соседних, и с точки зрения топонимики приведенное толкование выглядит вполне убедительно. Однако приметные черты долин Хазор-Меча и Таш-Мачета очень близки, что наводит на мысль: а не означает ли "меч" - "обрыв, каньон". В таком случае название "Хазор-Меч" можно перевести как "тысяча оврагов" или как "большой, длинный каньон". Такое название мог дать человек, безуспешно пытавшийся пройти вдоль каньона. Легко себе представить его ощущения после трудного обхода первого бокового оврага, когда надо было спуститься во второй овраг, выбраться из него, затем карабкаться вдоль скал прижима, а конца пути не было видно.

Подобные толкования названий выглядят вполне обоснованными. Но возникают новые вопросы. Нет ли, например, заметных оврагов или обрывов около селения Мечетный в Кустанайской области и у населенного пункта Дувана-Мечетлино в Мечетлинском районе Башкирской АССР? Не обрывистые ли берега у речушки Мечевки и реки Красивой Мечи, текущих у овеянного славой Куликова поля? Ведь они находятся совсем недалеко от моего сталинградского оврага. И еще очень важный вопрос: к языку какого народа относятся названия, рассредоточенные на столь большом пространстве?

ПИК МИНТЕКЕ

пик минтеке

Эта известная многим горным туристам пирамидальная вершина высотой более 5400 м расположена в Туркестанском хребте в окружении ледников и в переводе с киргизского означает "тысяча горных козлов" (мин - "Тысяча", теке - "горный козел"). Но правилен ли такой перевод? Ведь на безжизненных снежных склонах и ледниках нет тысячных стад козлов, ибо эти животные предпочитают травянистые места. Между тем "Минтеке" (или "Мынтеке") - довольно распространенное название вершин. Так, на дореволюционных картах оно было присвоено современному пику Гранитный в северном отроге Туркестанского хребта. В Заалайском хребте так называются высокая вершина и стекающие с ее склонов ледник и река. В восточном Гиндукуше, на границе между Китаем и Индией, именем "Мингтеке" названы вершина и перевал - один из важнейших в южной ветви древнего "шелкового пути", а также расположенное на северной стороне хребта на пути к перевалу селение Мингтеке-Агзы ("рот мингтеке", т.е. вход, начало пути к перевалу Мингтеке). Сходно с этим названием и Мингитау, как именуют кабардинцы и балкарцы высочайшую вершину Кавказа - Эльбрус. Причем иногда название это относят ко всему Приэльбрусью ("тысяча гор" или "тысячегорье"). Сомнения в правильности перевода возникают и тут, потому что на Главном Кавказском хребте почти любая вершина с окрестностями представляет собой тысячегорье, а имя Мингитау получил только Эльбрус.

Обратим внимание на то, что все приведенные названия даны приметным белоснежным вершинам с ледниками. По-видимому, они имеют общее происхождение, но с течением времени подверглись искажению, чему также способствовали трудности передачи русским алфавитом особенностей фонетики местных языков. Думается, что термины мин, мын, минг и минги вовсе не значат "тысяча", как принято считать. Более всего они сходны с киргизским мёнгю - "горный ледник, вечный снег". Если принять эту версию, то Мингитау оказывается равнозначным киргизскому Мёнгютоо - "снеговая гора" или "гора с ледниками", что точно соответствует облику самой вершины. Да и теке переводится не как "горный козел", а отражает какую-то черту вершин. Скорее всего оно имеет общую основу киргизским тике - "отвесное, вертикальное". Тогда Минтеке в переводе будет значить "острая вершина с вечным снегом и ледниками" или "снежно-ледовый пик", что также соответствует упомянутым вершинам. Отметим, однако, что в названии Минтеке отразилась остроконечность вершин, их вертикальная характеристика, в то же время в Мин гит ау слово "гора" эту черту не фиксирует, да и сам двуглавый Эльбрус с его мягкими округлыми макушками не дает повода к такому выводу.

РЕЧКА МАНА

речка мана

Может показаться странным, что эта речка длиной всего около 3 км, впадающая в Бардару (приток Бартанга) у самых ее истоков на высоте более 4000 м, вообще получила имя. Ведь другие, порой более значительные речки, скатывающиеся здесь во множестве с соседних склонов, остались безымянными. К тому же смысла этого имени жители долин Бардары и Бартанга не понимают.

Речку Ману рождает небольшой одноименный ледник с перевала Ахба в Рушанском хребте. Другая сторона этого ледника за гребнем хребта опускается к двум небольшим озеркам, вытянувшимся цепочкой в длинной седловине перевала Выхынч. Сюда же с перевала Ахба по леднику приводит протянувшаяся вдоль Маны тропа из долины Бардары. Через перевал Выхынч, в свою очередь, проложена старая тропа. На юг она ведет мимо озера Зарошкуль и далее вдоль рек Бартанги и Андравдж в густонаселенную долину реки Гунт. На севере тропа спускается в широкую межгорную долину с сочной зеленью на пологих склонах и каскадами маленьких голубых озер. Это популярные пастбища Выхынч, давшие имя и перевалу. Далее на север тропа выводила в некогда населенную долину реки Мургаб, где после возникновения в результате землетрясения 1911 года Усойского завала, перегородившего долину Мургаба, плещутся волны Сарезского озера. В недавнем прошлом перевал Выхынч был оживленным перекрестком горных дорог, особенно важным для жителей самого труднодоступного участка долины Бартанга и Бардары. Через перевал Ахба и по этой тропе они могли за 3-4 дня выйти в более обжитые районы. Перевал Ахба используется и теперь: через него жители Бартанга и Бардары ежегодно перегоняют скот на пастбища Выхынч. Наверное, только на Памире возможно, чтобы покрытый ледником с трещинами перевал высотой 4700 м был еще и скотопрогонным.

Важность перевала Ахба позволяет понять, отчего стекающая с него малозаметная речка получила имя. Но что кроется за ним? Узнать это оказалось не просто, так как вблизи да и на всем Памире речек с подобным или близким названием обнаружить не удалось. А вот далеко отсюда, в Красноярском крае, в Енисей впадает один из красивейших его притоков Мана, берущий начало из Манского Белогорья, где есть вершина Мана. Имя реки тамошние жители переводят как "снеговая", имея в виду ее рождение от горных снегов. В Тувинской АССР в истоках Енисея среди снегов и ледников находится озеро Маны-Холь - "снеговое озеро", т. е. образованное таянием горных снегов и ледников. На Алтае в реку Аргут впадает речка Кьгзыл-Мана - "красная снеговая", тоже начинающаяся от снежников и захороненных ледничков соседнего хребта. Вода в речке, как и указано в названии, красноватого цвета. Там же находится крупнейший на Алтае ледник Менсу, рождающий реку того же имени, что в переводе, по В. В. Сапожникову, значит "ледяное море", другой вариант - "лед-река".

Итак, напрашивается вывод, что термины мана и мен близки по смыслу с киргизским мёнгю - "горный ледник, вечный снег". При этом термин мана можно с уверенностью толковать как "снеговая" или "ледниковая", что указывает на происхождение от вечных снегов и ледников. Для памирской Маны такая характеристика полностью подходит. Ее ледник лежит в достаточно широкой долине, хорошо виден от устья (а в прошлом он спускался ниже и был еще более заметным). Долины соседних речек и питающие их снежники и ледники выражены не так четко. Выходит, имя речки позволяет безошибочно узнать ее на местности и, следовательно, найти путь на перевал. Оно недвусмысленно указывает, что на этом пути предстоит преодолеть ледник, - совсем не лишнее предостережение! Хождение на столь большой высоте по ледникам, имеющим открытые и закрытые трещины, колодцы, сбросы, всегда было нелегким делом. Не случайно местные жители с помощью шестов и набросных каменных туров ежегодно маркируют безопасный путь по леднику Мана.

Имя нашей речки оказалось тюркским и, судя по всему, весьма старым, отчего ираноязычные жители Бардары и Бартанга не понимают его. Но как это тюркское слово забрело в такую даль? Возможно, это произошло еще в древности. Столь же давно, по-видимому, известен и скотопрогонный перевал Ахба. Остается лишь удивляться, почему он так и не попал на географические карты, где, кстати, несколько севернее показан более сложный перевал Бардара, который явно был вспомогательным и пригодным лишь для пешеходов.

МОЖНО ЛИ НАЙТИ АД?

можно ли найти ад?

Древние греки в своих легендах представляли себе преисподнюю как мрачное подземелье, охраняемое страшным псом Цербером. Не скупятся на описание ужасов ада сказки и легенды других народов. Однако нигде не говорится о его местонахождении. А вот в Таджикистане адрес ада указан на картах довольно точно, причем в двух местах. В первом он представлен двумя речками, стекающими в противоположные стороны со склонов Шугнанского хребта в долины рек Гунт и Шахдара. Обе речки имеют одинаковое имя Дузахдара - "адское ущелье" (на таджикском и местных памирских языках дузах значит "ад", дара - "горная долина, ущелье"). То же название носят перевал в хребте, откуда берут начало обе речки, и горный кишлак около устья ущелья северной из них. Не правда ли, заманчиво увидеть если не ад, то что-то похожее на него? Однако уже первые шаги по "адскому" маршруту говорят о сомнительности подобной затеи. Само ущелье и кишлак возле него радуют простором, зеленью, гостеприимством местных жителей. По ущелью тянется вверх хорошо проработанная тропа. Преодолев последний, довольно крутой, но не долгий, подъем, она выводит в широкую ровную межгорную долину на высоте более 4000 м. Перед глазами открываются целое море разнотравья, болотца и озерки, стада пасущихся яков. Живописная долина переходит незаметно в перевал Дузахдара - довольно обширное плато с маленьким озером. Противоположная сторона перевала также широка. Почти плоской каменистой лентой она чуть круче уходит вниз. По ней бежит ручеек, впадающий через пару километров в южную речку Дузахдара, вблизи которой есть автодорога из долины Шахдары. Сама Дузахдара берет начало из двух горных озерков, течет в широкой и полосой долине. В ответвлении долины раскинулось озеро Турумтайкуль. Мимо озера по раздолью тянется тропа, выводящая на памирское нагорье. Местность тут настолько спокойна, что от нагорья к озеру по бездорожью иногда подъезжают автомашины. По всему видно, что район передала издавна был перекрестком важных горных дорог. И ничего ужасающего тут нигде нет. Если что и поражает воображение, так это необычная широта и ровность горных долин с болотами и озерками на большой высоте, столь непохожих на преисподнюю.

По другому адресу, в отроге Северо-Аличурского хребта, имя Дузахдара носят перевал и прилегающее к нему урочище. С запада перевал лежит на одном уровне с ровным днищем широкой долины реки Малый Марджонай, а с востока спокойно переходит в некрутую короткую каменистую долину, сливающуюся с просторной долиной реки Карадемур. Картина ровного рельефа повторяется и здесь. Общим для обоих адресов является то, что одна сторона перевала представляет собой практически плоскость, а другая образует путь прорыва потоков в долину соседнего водотока. Но адом ни тут ни там и не пахнет

Почему же местность со столь спокойным и открытым рельефом получила такое удручающее название? Нельзя полагать, что оно возникло в силу курьеза. У обоих перевалов с прилегающими к ним горными долинами, находящимися в достаточном удалении друг от друга, можно ясно увидеть одинаковые свойства рельефа. Вероятно, под словом "дузах" здесь кроется нечто иное, чем "ад". Географические особенности наших объектов, расположенных в зоне совместного проживания тюркоязычных и ираноязычных народов, позволяют допустить, что название произошло от тюркского тюз или дюз - "ровный, плоский". На Тянь-Шане, к примеру, имя тюз дано перевалу в хребте Сары-Джаз и стекающей с него реке за то, что она течет почти по ровному обширному плоскогорью, являющемуся популярным пастбищем. Значит, названия обоих перевалов, речек и урочища будут звучать как "ровная, плоская долина", что полностью согласуется с действительностью.

Замечу, что приведенное здесь написание слов "тюз" и "дюз" через букву "ю" не совсем точно. В тюркских языках эти слова пишутся и произносятся через смягченное "умляутное" "у". В русском алфавите такой звук отсутствует, отсюда, наверное, и возникло огрубленное дузах. Ошибка вроде бы ничтожная, но вместо земного светлого и просторного образа получился мрачный, потусторонний. И такой смысл названия удивляет самих местных жителей. Ведь они, хорошо зная суровый дикий характер гор, нигде более подобного названия не применили, даже для действительно мрачных и опасных мест, каких тут немало. Приспособленные к жизни в горах, они предпочитают давать имена, сообразуясь с фактическими чертами объектов и своими практическими нуждами.

Ну а желающим воочию убедиться, что преисподней на свете не существует, хотя ее местонахождение и указано точно на географических картах, можно рекомендовать совершить переход от реки Гунт через кишлак и долину реки Дузахдара до реки Шахдара продолжительностью 3-4 дня. Он, несомненно, доставит удовольствие, особенно бодрящим купанием в "адской купели" - перевальном озерке, где в летнюю пору вода достаточно прогрета.

ПЕРЕВАЛ КОКУЙ-БЕЛЬ

перевал кокуй-бель

Этот перевал в хребте Зулум-Арт оставляет неприятное впечатление. Чтобы взойти на него с востока, надо сперва совершить утомительный подъем по крутой подвижной каменистой осыпи и уже наверху искать обход ледовой стены, торчащей как пробка в перевальной расселине. Да еще глядеть в оба, чтобы не стукнуло летящим сверху камнем или отвалившейся глыбой льда. На противоположной стороне с перевала стекает небольшой, но достаточно крутой ледник в долину реки Беляндкиик. Характеристику перевала отражает и его название, которое недвусмысленно толкуется как "опасный перевал" (бель - "перевал", кокуй - крик отчаяния: "спасите, караул" или "беда, несчастье").

В это вполне ясное толкование вносит, однако, сомнение река, берущая начало у перевала, также Кокуй-Бель. В горах обычно, когда перевал и стекающие с него реки получают одинаковое название. Но при этом, как правило, общим становится имя особо важного или раньше изученного людьми элемента. Трудный и малопосещаемый перевал высотой более 5000 м таким элементом назвать нельзя. А вот река Кокуй-Бель известна на Памире: вдоль нее проходит популярная с незапамятных времен тропа в низовья долины реки Танымас, так разумно и удобно пробитая, что теперь на ее месте на значительном расстоянии проложена автодорога, выводящая в долину Танымаса в среднем его течении. Если считать реку или ее долину "имядателем", то стоит разобраться, почему она получила такое название. Река почти повсюду течет в просторной долине. Лишь ниже середины борта ее ненадолго сужаются. Характеристики типа "перевал", "опасный", "беда" здесь неуместны. Приходится искать новый смысл названия. Слово "бель", входящее в него, в киргизском языке имеет еще значение "горный хребет, горный отрог, склон горы" и в таком смысле использовано во многих названиях. Сложнее найти иное толкование слова "кокуй", которое на Памире нигде больше не встречается.

Однако оно обнаружено вдали от Памира, на просторах России. Специалисты, изучающие географические названия, установили, что оно распространено от Москвы до Восточной Сибири, имеет отношение к местам захоронения людей и означает "кладбище". Но археологи Таджикистана именно в долине реки Кокуй-Бель обнаружили в нескольких местах, на склонах и террасах бокового хребта, и исследовали древние (еще до нашей эры) захоронения. Выходит, кокуй действительно имеет старое значение - "кладбище". Тогда Кокуй-Бель можно понимать как "кладбища отрог, склон", т. е. кладбище, расположенное на склоне бокового хребта долины.

Значит, примечательным, важным местом долины некогда считалось это кладбище, от которого пошло название долины и реки, а перевал получил свое имя уже от реки много позже. Такой вывод как будто удовлетворяет всех, неясно лишь, как слово "кокуй" оказалось на Памире.

РЕЧКА ЯМАН-ДЖИЛГА

речка яман-джилга

Имя этой речки, впадающей в Танымас слева, в переводе с киргизского значит "плохое ущелье", но, глядя на нее, трудно понять, почему за ней закрепилась такая дурная слава. Истина проясняется в вечерние часы, когда от талых вод речка на глазах превращается в бурный поток, труднопреодолимый даже на лошадях. Но дело не только в этом. У устья Яман-Джилги река Танымас почти всем своим потоком прижимается к крутому скальному борту долины, и тропа, идущая вдоль берега, исчезает. Точнее, она продолжается под водой у борта, и надо идти более километра, цепляясь за скалы, нередко по пояс в воде. Когда же в реке много воды, проход вообще становится невозможным. Остается путь обхода по верху с крутым подъемом почти на километр с преодолением глубоких расселин.

Этот путь довелось однажды совершить и автору. В долину Танымаса группа возвращалась по глубокому ущелью, сузившемуся до трехметровой щели, с текущей по дну речушкой. Вечер застал нас над десятиметровым водопадом, спускаться по которому и промокать на ночь глядя было неохота; да и оставшийся километровый участок по лабиринту щели был не ясен. Заночевали, примостившись на склоне. Утром под водопадом обнаружили труп горного козла с разорванным горлом. То ли он сорвался со скал, спасаясь ночью от преследователя, то ли здесь его настиг снежный барс, оставивший свою добычу из-за близости людей. Смутило, что разыгравшуюся рядом ночную трагедию никто не почувствовал. Через полтора часа группа вновь вышла к Танымасу, потратив на весь обход почти сутки. Тогда мы очень хорошо уяснили, что название "Яман-Джилга" - очень точное и емкое - не зря присвоено потоку, заслуживающему почтительного уважения. А имя его, вобрав в себя черты самого притока, и сложности пути вблизи него, как бы предупреждает: "Будь осторожен! Путь здесь нелегок!"

ХРЕБЕТ АРАЛ

хребет арал

Хребет Арал сравнительно невелик. Он образует северный борт верховьев реки Танымас, своим концом упирается в ледник Федченко и почти со всех сторон окружен ледниками да вечными снегами. Гребень хребта и его склоны также сияют белизной. Потому и кажется странным его имя Арал, которое в современных языках, например в киргизском, значит "остров", но может еще переводиться как "море, озеро". Чаще все же говорят "остров", мотивируя тем, что среди окружающих ледников хребет выглядит островом. На первый взгляд это кажется правдоподобным, но увидеть сходство хребта с островом просто невозможно. То, что хребет окружен ледниками, стало ясно лишь в советское время, тогда как название существовало задолго до того. Этого вполне достаточно, чтобы поставить под сомнение бытующий перевод. Подтверждают такое сомнение и другие данные. Так, недалеко отсюда, у озера Каракуль, есть вершины "Гора северный Арал" и "Гора южный Арал", а река Беляндкиик в своих низовьях принимает три маленьких притока: Чечке-Арал, Теке-Арал и Зартеке-Арал. Простое сопоставление этих названий позволяет думать, что под словом "арал" здесь кроется нечто иное, чем "остров", "озеро". Установлено, что некогда оно значило "гора, отрог, хребет" и в таком смысле употребляется теперь в Башкирии и Казахстане. Более того, в "Книге Большому Чертежу" от 1627 года южная часть Уральских гор называлась "Аралтова гора". В далеком прошлом слово "арал" было занесено на Памир и в труднодоступных местах без искажения сохранилось в своем изначальном значении.

Это значение очень подходит к хребту Арал, который в отличие от противоположного, борта долины, изрезанного глубокими ущельями с ледниками, таковых не имеет и со стороны смотрится как одна цельная протяженная гора. Название речки Чечке-Арал переводится теперь как "Цветочный отрог" (заросли облепихи и шиповника около ее устья в летнюю пору превращаются в красочное цветное поле).

А названия речек Теке-Арал и Зартеке-Арал обозначают соответственно "отрог горного козла" и "отрог рыжего горного козла" (теке - "горный козел"). Иными словами, речки отличаются тем, что первая течет у отрога, где водятся просто горные козлы, а вторая - возле отрога с рыжими козлами. Стало быть, чтобы узнать речки на местности, надо сначала выяснить, где какие козлы обитают. А они предпочитают держаться подальше от человека, и задача найти на местности речки по их именам становится неразрешимой. Но вспомним другое значение слова "теке", близкое по звучанию к киргизскому тике - "отвесное, вертикальное". Тогда Теке-Арал будет переводиться как "отвесная гора, отрог", что вполне соответствует картине устья этой речки. Левый борт ее ущелья, чуть выступающий вперед, представляет собой высокий обрыв. А Зартеке-Арал дословно будет означать "рыжая отвесная гора, отрог". Склоны ее невыразительного ущелья вверху примыкают к округлой вершине, расколотой у макушки большими обрывами и сбросами, обнажившими красноватые породы. Эти хорошо заметные рыжие обрывы, под которыми рождается речка, надо думать, и дали ей имя.

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея