Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Казбек

Автор: А. Титов

ФиС, Москва, 1938

Источник: piligrim-andy.narod.ru

 

Книга издана в первой половине 20 века, в период альпинистского освоения Кавказа, и отдельные данные в тексте и на прилагаемой карте приведены неточно. Названия отдельных географическх объектов в настоящее время отличаются от приведенных в этой книге. Кроме того, не все они в настоящее время существуют. Сильно расходится понятие автора "туристская группа" с его современным значением. Исходя из вышесказанного, материал книги больше интересен в качестве исторического. В тексте даются поправки и уточнения со ссылкой (прим. Э. Манукянц)

ВВЕДЕНИЕ

Своими могучими хребтами Кавказ протянулся от теплых берегов Черного моря до мутного Каспия. Широкие долины - Куры на востоке и Риона на западе - делят его на две части - северную и южную, на Большой и Малый Кавказ, которые соединены невысоким Месхийским хребтом. Здесь, в сердце Кавказа, лежат "долы и горы" жемчужины Советского Союза - орденоносной. Грузии.

"Грузия - это один из счастливейших уголков мира, насыщенный природными богатствами", сказал тов. Молотов на приеме делегации советской Грузии руководителями партии и правительства в марте 1936 г.

И действительно, где еще найдешь такое исключительное богатство и разнообразие природы!

Кристально прозрачен воздух этой страны. Черное море плещет у лесистых хребтов Аджарии и Абхазии. Зеленые купы садов и бесконечный ковер виноградников покрывают склоны Кахетии и Имеретии, сбегая к серебряным извивам Риона и Алазани; стада овец бродят по альпийским пастбищам Юго-Осетии, Сванетии и Хевсуретии, в синеве ледников поднимаются Тетнульд, Ушба и Казбек.

В высокогорья Грузии стекаются в летние месяцы тысячи трудящихся со всего Союза. Идут, вооруженные стальными кошками и ледорубами, победители вершин - альпинисты, идут любители горных речных долин и более скромных высот - туристы-"перевальники". Тысячи начинающих туристов пересекают Грузию по Военно-Грузинской и Военно-Осетинской дорогам. Но трудно назвать в Грузии, да пожалуй и на всем Кавказе, вершину, более популярную и более посещаемую туристами, чем Казбек. Лишь Эльбрус, высочайшая кавказская вершина, равняется славой с Казбеком (5043 м), хотя последний и занимает только пятое место по высоте над уровнем моря в кругу других высочайших вершин Кавказа. Его превосходят своей высотой, кроме Эльбруса (5633 м), - Дых-тау (5225 м), Шхара (5186 м), Коштан-тау (5158 м) и, наконец, Джанги-тау (5053 м). Географически все эти вершины объединены с Казбеком областью Большого Кавказа.

Большой Кавказ занимает сто сорок пять тысяч квадратных километров. Это целая система горных цепей различной длины и высоты, которые протянулись параллельно Главному хребту. Западная часть Большого Кавказа начинается невысокими, мягкими по очертаниям хребтами у Таманского полуострова, которые расширяются и растут по мере приближения к Эльбрусу. Здесь, между Эльбрусом и Казбеком, лежит область высочайших вершин, область снега и льда; она носит название Центрального Кавказа. Казбек замыкает ее на востоке, и к Апшеронскому полуострову восточная часть Большого Кавказа снова понижается, хотя и не так постепенно, как западная. Вершины Казбека поднимаются на северных склонах центральной части Большого Кавказа. Вдоль Главного хребта здесь протянулись параллельно четыре горных цепи: два невысоких хребта Черных гор - Лесистый и Пастбищный - сменяет более высокий Скалистый хребет, который своим отвесным южным склоном обрывается к последнему (перед Главным) Боковому хребту.

Боковой хребет на всем своем протяжении распадается на ряд мощных горных массивов, часть которых соединена с Главным хребтом высокими хребтами-перемычками. Массивы Бокового хребта отделены друг от друга глубокими ущельями горных рек и увенчаны вершинами Эльбруса и Казбека.

Массив Казбека, как уже сказано, замыкает на востоке центральную часть Большого Кавказа. Его соседи по Боковому хребту на востоке - хребет Куро-Шино, на западе - группы Тепли и Адай-хоха; на юге - высокий хребет-перемычка с перевалом Труссо (3140 м) соединяет массив Казбека с Главным хребтом. С этого хребта берут начало реки Терек и Ардон. Первая из них огибает Казбекский массив с юго-востока и через Дарьял устремляется к г. Орджоникидзе (здесь и далее - переименован в г.Владикавказ. Прим. Э.Манукянц), а вторая - с юго-запада огибает и Казбек и группу Тепли, выходя на соединение с Тереком в Орджоникидзенскую котловину через Кассарское ущелье (на Военно-Осетинской дороге).

Массив Тепли ущельем реки Фиагдон отделен от Казбекского массива и последний рассматривают обычно как самостоятельный. Среди его могучей ледниковой области поднимаются две вершины: Казбек на востоке и Джимарай-хох - на западе. Поэтому часто массив называют Казбекско-Джимарайским, понимая под ним горную область, лежащую между Фиагдоном и Тереком.

Географическое понятие Казбекского массива не совпадает с Казбекским районом Грузинской ССР. Последнее значительно уже. Проходящая через массив административная граница Северо-Осетинской АССР и Грузинской ССР делит его - на две части.

Область Джимарай-хоха с большинством рек его северо-западного склона и северные склоны Казбека относятся к Северной Осетии, а юго-восточная часть массива от перевала Труссо по Дарьял образует высокогорный и самый северный Казбекский район Грузии.

Ущелья Казбекского района популярны благодаря Военно-Грузинской дороге, которая прошла через них и стала в течение последних 150 лет наиболее доступным и удобным путем через Главный хребет.

Суровая и по первым впечатлениям несколько однообразная красота этих мест особенно поражает своей контрастностью с предшествующим и последующим путем по Военно-Грузинской дороге.

Еще Пушкин был поражен "мрачною прелестью" этих ущелий. Его спутники, поднимаясь по Тереку, "вспоминали Иматру и отдавали преимущество реке на севере гремящей", "но я", замечает Пушкин, "ни с чем не мог сравнить мне предстоящего зрелища"*.

Лермонтов, проскакав ущельями Терека и Дарьяла, так обратился к читателям "Героя нашего времени": "Избавляю вас от описания гор, от возгласов, которые ничего не выражают, от картин, которые ничего не изображают, особенно для тех, которые там не были"**.

И действительно, здесь нужно побывать, чтобы оценить все своеобразие этого высокогорного уголка Грузии.

Турист-новичок, впервые отправляющийся в горы, вряд ли найдет на Кавказе более доступное место для первого горного путешествия, где можно совершить ряд небольших пешеходных экскурсий с заключительными подъемами к леднику. Перед туристом со стажем ущелья района и перевал Труссо открывают путь в Северо-Осетинскую АССР, к Военно-Осетинской дороге, а Архотский и Джутский перевалы - в Хевсуретию, Пшавию и Тушетию.

Альпинистов в район Казбека привлекают десятки снежных пиков Казбекско-Джимарайского массива и прежде всего сам Казбек - двуглавый "страж востока".

Цель этой книжки - дать туристу, который собирается побывать в ущельях Казбекского района Грузинской ССР, первоначальные сведения о маршрутах в пределах этого района и путях восхождения на Казбек.

ПУТЬ К КАЗБЕКУ

Еще 200-300 лет тому назад путь от Москвы к Кавказу был труден и опасен. В старых делах Посольского приказа сохранились сведения о первых путешествиях на Кавказ послов Московского государства. На тяжелых стругах плыли они по рекам Москве, Оке и Волге, с низовьев последней пробирались верхом по опасным ногайским степям. Около трех месяцев длилось такое путешествие. Добравшись до терских казачьих городков Кизляра, Аристова или Моздока, южной границы Московского государства XVI-XVII вв., послы углублялись в горные ущелья реки "Терки", шли по опасным горным тропам Дарьяла, мимо Казбека "проведывать дороги в Грузинскую землю, и землю грузинскую - какова земля"*.

Теперь этот путь в братскую республику нашего великого Союза, в цветущую Грузию, к ее высочайшей вершине - Казбеку прост и доступен, и наши туристы добираются в 40 раз быстрее путешественников XVI-XVII вв. Скорый поезд пробегает в 43 часа 2000 км, отделяющих Москву от г. Орджоникидзе. Новенький двадцатисемиместный ЗИС доставит вас по Военно-Грузинской дороге к ст. Казбек через 1 ч. 40 мин. после выезда из Орджоникидзе. Много новых и интересных впечатлений можно получить за эти 45 часов пути.

Москва - Орджоникидзе

Первые два дня скорый поезд идет через Мичуринск, Воронеж, Донецкий бассейн и, миновав широкий Дон, через 34 часа после отхода из Москвы пересекает перед Армавиром Кубань и начинает подниматься от Азовско-Черноморских степей к Северному Кавказу. На полпути между. Армавиром и ст. Невинномысской проходит граница Орджоникидзевского края. Поезд время от времени замедляет ход, поднимаясь на отдельные возвышенности Ставропольского плато.

Плато плоско, и глаз не замечает постепенного подъема. Кругом бесконечные степи, тысячи гектаров обработанных полей и бескрайное небо. Тем неожиданнее для глаза, когда вскоре после ст. Курсавка на горизонте справа появляются два мощных снежных конуса Эльбруса, далекие и бледные очертания которых легко принять за небольшое белое облачко.

Громада Эльбруса далеко выдвинута вперед среди остальных вершин Центрального Кавказа, и ранним ясным утром обе его вершины (западная 5633 м, восточная 5595 м) обычно хорошо видны.

Вскоре на горизонте один за другим начинают вставать куполовидные холмы Пятигорья.

На нашем пути это первые результаты тектонических процессов, создавших всю горную систему Кавказа и его высочайшие вершины. Расплавленная вулканическая магма здесь не имела силы взорвать верхние осадочные породы земной коры; она только взгорбила их и застыла под ними, образовав вершины причудливой формы. Вода и ветер долгие тысячелетия размывают и разрушают эти вершины, добираются до застывшей магмы; они уже обнажили ее на вершине Развилки. Многочисленные горячие и холодные серные, углекислые и щелочные источники пробиваются на поверхность земли у подножья Пятигорья: они также свидетельствуют о его вулканическом происхождении.

После ст. Суворовской среди вершин Пятигорья, к которым быстро приближается поезд, виден Эльбрус.

От ст. Минеральные Воды вагоны электрической железной дороги увозят курортников к Кисловодску, Железноводску, Ессентукам и Пятигорску.

В вагоне после схлынувшей массы курортников резко выделяются группы пассажиров-туристов. Вместо чемоданов и портпледов с полок высовываются туго набитые рюкзаки, кое-где над спальными местами поблескивает зубец ледоруба. На коленях у пассажиров разложены карты, ведутся наблюдения из окон вагона.

Поезд медленно поднимается на водораздел между реками Кумой и Подкумком. Вскоре после Минеральных Вод открывается лучший вид на все Пятигорье. В центре встает островерхий Бештау (Беш - пять, тау-гора). До него от железнодорожного полотна по прямой линии не больше 25 км. Хорошо видна центральная вершина (1400 м) и две более низкие (1170 м и 1365 м). К северу от Бештау, с каждым мгновением удаляясь от нас, последовательно одна за другой идут вершины: Острая, Железная, пикообразная голая Развилка и самая близкая, всего в 16-17 км от железной дороги,- Змеевая. За ней раскинул свои горбы далекий Верблюд (30-35 км). К юго-западу от Бештау за резким понижением хребта поднимается лесистый Машук (992 м) и совсем близкая Лысая гора.

Если раннее утро ясно и солнечно и облака не успели затянуть юго-восточный горизонт, то вскоре в 10-12 км перед следующей ст. Георгиевской откроется вид на цепь снежных великанов Кавказа.

Мы отделены от них почти 150 км, и они кажутся издали лишь воздушной грядой курчавых причудливых облаков. Это северный склон Центрального Кавказа, район от Тетнульда до Коштан-тау, где с северо-запада на юго-восток встают один за другим величайшие массивы Бокового хребта с вершинами Гестола, Джанги-тау, Дых-тау и Коштан-тау. Два легендарных гиганта охраняют этот мир снега и льда, протянувшийся на сотни километров. На юго-востоке - еще невидимый нам Казбек, а на северо-западе - ледяной массив Эльбруса. Оба они двуглавы, оба в отдаленные времена истории земли извергали раскаленную лаву из своих кратеров, которые сейчас скованы снегами и льдами.

Вскоре после ст. Прохладной поезд пересекает многоводную Малку. Ее истоки находятся в ущельях Эльбруса; на плоскогорье она принимает воды Баксана, Черека и других рек Центрального Кавказа, чтобы 15-ю км восточнее железнодорожного полотна соединиться с Тереком, сливая воды Эльбруса с водами Казбека. Терек здесь круто поворачивает на восток и, замедляя свое течение, несет эти воды через Моздокские и Кизлярские степи к Каспийскому морю.

Мы встретимся с ним в его верхнем течении, и первая встреча ожидает нас за ст. Котляревской.

Поезд пересекает Терек и идет его правым берегом навстречу быстрым и мутным, но уже спокойным волнам. Трудно представить, что в 130 км от нас он с оглушительным ревом несется в теснине Дарьяла.

Пройдя после ст. Эльхотово Татартубские ворота, промытые Тереком в невысоком Кабардинском хребте, поезд входит в зеленую котловину, со всех сторон окруженную невысокими горными хребтами. Только справа по ходу поезда эти хребты поднимаются высокой стеной, и если они не покрыты облаками, то белая шапка Казбека впервые встретит нас здесь и будет сопровождать до самого г. Орджоникидзе.

От ст. Эльхотово до Орджоникидзе поезд идет около двух часов, пересекая Орджоникидзенскую котловину с северо-запада на юго-восток и поднимаясь до высоты 640 м над уровнем моря к Орджоникидзе - столице Северной Осетии.

Северо-Осетинская АССР расположена на северном склоне Кавказского хребта, между ущельями Уруха на западе и Терека на востоке. Горная часть составляет 63 % ее территории.

Мы видим на черноземных почвах котловины бесконечные колхозные поля.

Станция Даргкох - центр вареньеварочной промышленности; в г. Алагнре, который лежит в конце 30-километровои ветки, отходящей от Даргкоха, развита фруктовая и овощная консервная промышленность. В 30 км от Алагира по Военно-Осетинской дороге - крупнейшие Садонские рудники по добыче свинцово-цинковой руды и Мизурская рудообогатительная фабрика. Перед ст. Беслан справа по ходу поезда вырастают серые здания Бесланского маисового комбината, одного из крупнейших предприятий по переработке кукурузы на крахмал и патоку.

От ст. Беслан до г. Орджоникидзе по железнодорожной ветке всего 23 км. На этом участке у ст. Колонка из окна вагона можно увидеть один из многочисленных ледников Казбека - Майлийский, который спускается с северных склонов его массива. Перед самым городом, слева по ходу поезда, встают один за другим цехи второго индустриального гиганта Северной Осетии - завода Электроцинк. Так же как и Маисовый комбинат, он построен в годы первой пятилетки. Город радует цветниками привокзальной площади, асфальтированным Пролетарским проспектом, по которому звеня бегут ширококолейные трамваи ленинградского типа. Много зелени, много новых зданий.




Панорама Кавказского
хребта, открывающаяся
на гор. Орджоникидзе

Город Орджоникидзе (прежде Владикавказ, что значит "Владыка Кавказа") был основан русским самодержавием в 1789 г, на месте осетинского аула у входа в ущелье Терека, по которому сооружались тогда первые километры Военно-Грузинской дороги. Он сыграл роль опорного пункта для дальнейшего покорения Кавказа, а затем стал одним из многих чиновничьих городков царской России и транзитным пунктом на оживленном пути к столице покоренного Кавказа - Тбилиси.

В городе следует остановиться на 1-2 дня* и перед выездом по Военно-Грузинской дороге гор. Орджоникидзе познакомиться с панорамой хребтов, открывающейся отсюда.

Город красиво расположен у подножия горных хребтов самой восточной части Центрального Кавказа. Пирамидальные тополя поднимаются над железными и черепичными крышами. Бушующий Терек делит город на две части. Лучшие виды на город и окружающие хребты открываются с улицы Коста Хетагурова, с минарета мечети, превращенной теперь в музей (Надтеречная ул.), а также из Пролетарского парка (Пролетарский проспект). Лучшим временем для наблюдений является раннее утро или время перед закатом солнца.

Горные цепи, образующие северный склон Кавказского хребта, видны особенно четко. Бурный Терек, берущий начало в 100 км выше, разрезает их в меридиональном направлении. К востоку от Терека проходит граница Чечено-Ингушской АССР, и хребты, видимые на правом берегу, находятся в ее пределах. Глаз приятно ласкают мягкие очертания двух передних хребтов, объединяемых общим названием Черных гор. Склоны первого из них, Лесистого хребта, покрыты буком, чинарой и карагачем. Заросли малинника и орешника чередуются с лопухами гигантских размеров. К западу от Терека расположена вершина Лысая, а к востоку - Иль (Тарская). Обе вершины немногим выше 1000 м. Второй хребет - Пастбищный - в верхней своей части покрыт лугами. К западу от Терека он поднимается горой Фетхуз (2000 м) (1700 м. Прим. Э.Манукянц). Над Черными горами встает суровый Скалистый хребет. Он поднимается на востоке от Терека плоской вершиной Мат-лам по-ингушски или Мат-хох по-осетински; русское название вершины - Столовая гора (3005 м). На западе другая вершина - Адай-хох (Араухох. Прим. Э.Манукянц)- закрывает длинным хребтом центральную часть Казбекско-Джимарайского массива, который выступает к западу от Адай-хоха (Араухох. Прим. Э.Манукянц) остроконечной пирамидой серебристого Джимарай-хоха, а к востоку - двумя шапками Казбека, круто обрываясь к Тереку.

Орджоникидзе - Казбек

Ранним утром от автовокзала на Театральной площади отходят первые машины и, переехав мост через Терек, начинают набирать скорость на широком шоссе Военно-Грузинской дороги. На первых километрах пути, слева, сразу за городом виден высокий обелиск - памятник борцам, убитым и расстрелянным бандами деникинцев в годы гражданской войны.

Военно-Грузинская дорога проходит ущельями Терека по северным склонам Большого Кавказа, одним из наиболее сильных понижений в Главном хребте - Гудаурским, или Крестовым, перевалом (2345 м), спускается по р. Арагве, а затем Куре к г. Тбилиси. Она соединяет кратчайшим путем республики Закавказья с центральными районами Советского Союза. Вместо 30 часов железнодорожного пути через Баку Военно-Грузинскую дорогу можно проехать на легковом автомобиле за 6-7 часов.

До ст. Казбек (здесь и далее - нынешнее навание - Казбеги. Прим. Э.Манукянц)всего 47 км. Весь путь легко разбить на несколько участков.

От г. Орджоникидзе до сел. Балта (13 км) дорога пересекает Черные горы. Слева - широкая долина Терека, вдали поднимаются лесистые склоны, белеют мазанки ингушских селений под красными черепичными крышами. Горы постепенно обступают шоссе. Оно проходит у самого подножия горы Фетхуз (справа) и пересекает Пастбищный хребет, минуя остающееся слева ингушское селение Балта.

От сел. Балта до Казбека (18,5 км). Справа у самого шоссе поднимается белая стена Скалистого хребта, сложенная из известняков. Южные склоны хребта опускаются почти отвесно. Открывается широкая котловина Джерахского ущелья. Леса почти исчезают.

К востоку от ущелья отходит узкая долина с впадающей в Терек рекой Армхи. Это так называемая "долина солнца" с большим ингушским высокогорным курортом Армхи. В средине Джерахского ущелья, у самого Терека, видны развалины старого укрепления.


Вершина Казбека
из окна гостиницы

К долине Армхи подходят первые отроги Бокового хребта. Шоссе приближается к ним в южной части Джераха. Низкорослые сосны покрывают угрюмые склоны, сланцевые осыпи спускаются к самой дороге. Ущелье становится тревожным и мрачным даже в солнечный день. Глухо шумит Терек. Среди его русла, близ ст. Ларс, горой лежит валун-гигант - Ермоловский камень. Он вынесен обвалом Девдоракского ледника. Высота валуна 19 м, а длина достигает 29 м.

Невдалеке у склонов хребта расположен рабочий поселок: в окрестностях Ларса идет разработка шиферного сланца. За ст. Ларс находится так называемый Чертов мост над бешено ревущим Тереком.

Автомобиль, минуя его, въезжает в узкую гранитную щель Дарьяла. Здесь проходит административная черта, отделяющая Северную Осетию от Грузии. До ст. Казбек остается 11 км. Многие туристы покидают автомобиль, чтобы пройти пешком через одно из наиболее интересных ущелий Большого Кавказа.

КАЗБЕКСКИЙ РАЙОН

Казбекский район - наиболее северная часть территории Грузинской ССР, которая выходит здесь за пределы Главного Кавказского хребта. Он занимает 1100 кв. км и граничит на севере и западе с Северо-Осетинской, а на юго-востоке с Чечено-Ингушской автономными республиками. На юге он граничит с наиболее северной частью Душетского района Грузии - Мтиулетией.

В территорию района не входят северные склоны Главного Кавказского хребта (от вершины Зилга-хох на западе до вершины Чаухи на востоке), юго-восточная часть Казбекско-Джимарайского массива, хребты Куро-Шино, Шан и ущелья, которые лежат между ними.

В 53 селениях, расположенных на склонах этих ущелий, живут преимущественно грузины-мохевцы* и осетины. Последние занимают юго-западную часть района: ущелье Труссо и район Крестового перевала.

Геология района. До того как Кавказ превратился в современную высокогорную страну, он пережил сложную и длительную геологическую историю. Территория Кавказа то представляла собой сушу, то заполнялась морями, на дне которых накапливались мощные осадки. И только в сравнительно недавнюю геологическую эпоху Кавказ высоко поднялся над уровнем моря, при этом породы, слагающие его, испытали сильное сжатие.

В геологическом строении Кавказского хребта принимают участие, главным образом, толщи осадочных пород, среди которых выступают значительно более древние массивно-кристаллические породы.

Казбекский район от Главного хребта до Гвилетского моста сложен глинисто-аспидными сланцами. Толща сланцев прорезана диабазовыми и порфиритовыми жилами, среди которых встречаются кварцевые прожилки.

В северной части района залегает гранитный массив. Он начинается за пределами Казбекского района у с. Нижний Ларс, отсюда тянется к югу, встречаясь со сланцевой толщей около Гвилетского моста.

Массив раскалывает надвое мрачная трещина Дарьяла, среди угрюмых склонов которого ревет и пенится Терек, проложивший себе путь по дну этого ущелья.

Сеть трещин разбивает гранитные массивы в широтном и меридиональном направлении; некоторые из них заполнены также жилами порфиритов и диабазов, составляющими около 20% общей массы гранитов.

Значительные вертикальные поднятия Большого Кавказа сопровождались усиленной вулканической деятельностью, когда расплавленная магма из недр земли прорывалась по линиям разлома земной коры и изливалась на поверхность в виде потоков лавы.

В Казбекском районе во многих местах можно наблюдать застывшие потоки красной, розовой и серой лавы, различной по времени извержения и по своему химическому составу. Академик Левинсон-Лессинг выделяет здесь несколько типов лав: андезиты, андезито-дациты, андезито-базальты и др.

Излияние лав происходило неоднократно, перемежаясь с периодами оледенения. Излившиеся лавовые потоки покрывались ледниками и отлагаемым ими моренным материалом.

Наиболее древний и длинный лавовый поток, прослежен вдоль левого склона долины Мна-дон. Его длина 15 км, а южный конец образует над сел. Коби стену высотою в 200 м.

Более молодое излияние, перекрывающее древние по происхождению лавы, произошло в северо-восточную сторону к сел. Арша.

Наиболее мощные потоки спустились из кратера потухшего теперь вулкана Непискало, расположенного на Главном хребте. Северный лавовый поток Непискало спускался в долину р. Байдары, а восточный - к ущелью Арагвы по южному склону хребта.

Арагва промыла этот поток лавы и обнаружила его мощности;- достигающую 300 м. В нем разработан так называемый Млетский спуск, участок Военно-Грузинской дороги между с. с. Гудаури и Млети на границе Казбекского района. Им же сложен и Крестовый перевал.

Полезные ископаемые. Еще в 900-х годах предприниматель Бицлер эксплуатировал Девдоракское медное месторождение, а в верховьях Бешеной Салки были сделаны попытки эксплуатировать месторождение Богуми. Однако, процент содержания меди оказался невысоким. В районе встречается серный колчедан, халькопирит, пирротин, цинковая обманка, свинцовый и сурьмяный блеск, но незначительными гнездами. Месторождения пирротина и халькопирита, имеющие промышленное значение, найдены только на большой высоте (3500 м).

Среди неметаллических ископаемых нужно отметить горный хрусталь, друзы которого обычно предлагают здесь туристам.

Район богат и стройматериалами: найдены сланцы, вполне пригодные для использования как кровельный материал.

Широкое признание получили казбекские андезиты, продукты вулканической деятельности Казбека, которые используют как кислотоупорный материал в химической промышленности. Разрабатывают, главным образом, лавовые потоки около сел. Арша и в местности Сакецети.

Оледенение. Вулканическая деятельность, во время которой были извержены потоки андезитов, имела место в ледниковую эпоху, когда Кавказские хребты покрывались толщей ледников, о которых только отдаленно напоминает современная ледниковая область Кавказа.

Древнее оледенение обусловило рельеф альпийской области Кавказа. О нем в районе свидетельствуют заостренные скалистые гребни хребтов и их вершины. Ущелья, лежащие между этими хребтами, получили своеобразную форму "трогов" - горных долин с крутыми склонами, плоским, широким дном и многочисленными моренными отложениями древних ледников.

В районе Казбека легко проследить основные зоны высочайшей альпийской части Кавказа, характерные для всего Большого Кавказа. Это прежде всего высокогорная область, область вечных снегов, современных ледников и голых, лишенных растительности скал. В Казбекском районе к ней относится прежде всего область Казбекского массива, а также вершины хребтов Куро и Шан и массив Чаухи. Зона троговых долин в районе резко отличается от предшествующей области спокойными, как бы сглаженными течением ледников, формами своего рельефа. Особенно характерно в этом отношении Хевское ущелье у сел. Коби с подходящим к нему ущельем Труссо. Широкая котловина у сел. Казбек так же резко контрастирует с узким ущельем Дарьяла.

Реки в озера. По склонам и дну троговых долин района текут многочисленные потоки, ручьи и реки, основной областью питания которых служат снежники и ледники высокогорной области. Они сливают свои воды в Терек, одну из крупнейших рек Предкавказья (518 км), первые 52 км которой протекают в пределах Казбекского района. Терек берет свое начало из горного потока, стекающего от ледника вершины Зилга-хох в районе перевала Труссо, и от ледников южного склона Казбекского массива. В начале он течет вдоль Главного хребта, но, пройдя ущелье Труссо, круто поворачивает на север и течет в меридиональном направлении. Уклон Терека в среднем равен 30 м на 1 км, но в Дарьяле доходит до 60 м на 1 км.

Крупнейший приток верховий Терека, Гудушаурская Арагва, берет начало также на северных склонах Главного хребта около Бусарчильского перевала (с южной стороны которого лежат истоки Черной, или Гудамакарской, Арагвы) и впадает в Терек в 4 км от сел. Казбек.
Среди остальных притоков наиболее крупные - Чхери, Кабахи, Кистинка. В районе мало озер, но зато он исключительно богат выходами минеральных источников. Наиболее известны из них Паншетская группа и источники, расположенные в ущельях Байдары и Труссо.

Дебит некоторых источников в ущелье Труссо исчисляется в сотнях тысяч ведер в сутки.

Климат. Район находится в полосе высокогорного климата с продолжительной и снежной зимой, коротким летом, ранней осенью и поздней весной. Зоне ледников и фирна свойственны сильные температурные колебания, обильные атмосферные осадки (дождь, град, снег и иней) и вместе с тем сильная солнечная радиация. Количество осадков в районе увеличивается по мере приближения к Главному хребту. Так, среднее количество осадков для сел, Гвелети (1370 м) равно 625 мм, а для Коби (1987 м) - 1105 мм. В средней, наиболее населенной части района (Казбек - Коби) среднегодовая температура +5,0 град, зимняя - 18 град, а летняя +14,0 град. Летом, даже в самую жаркую часть дня (июль, начало августа), около с. с. Казбек - Коби в ущельях дует легкий прохладный ветер, тогда как в ущелье Труссо ветров почти совсем нет.

Почвы и растительность. Хотя нижние склоны ущелий района лежат в полосе горных лесов, леса здесь нет: он вырублен. Остатки лиственных рощ с раскидистыми березами сохранились около с. с. Гергети и Сиони. Пристально всмотревшись в уступы отвесных гранитных стен Дарьяла, можно разглядеть приютившуюся на них карликовую сосну.

За рощей сел. Гергети, у сел. Цдо, на склонах хребта Куро в ущелье Кистинки можно встретить заросли шиповника, малины, красной смородины. В долине Терека часто встречаются кусты облепихи.

Фиолетово-зеленые склоны ущелья поражают своей грандиозностью и пустынностью. Трудно представить, что на этих склонах, задернованных тонким слоем (от 50 см до 1 м) горно-луговых почв, расположены высокотравные субальпийские луга (1500 - 2500 м) с травой до пояса. Они усеяны цветами, поражающими своими размерами и яркостью окраски: белые и розовые анемоны, голубые скабиозы, желтый василек, голубые и сочные незабудки, ярко синие колокольчики, красные пики иван-чая, клевер с очень крупными розовыми, белыми или красными цветками, тимофеевка, вероника, розовый тмин и многие другие.

На высоте около 2500 м эти луга незаметно переходят в альпийские. Растения здесь имеют низкий укороченный и стелющийся по земле стебель. Здесь можно встретить те же незабудки и колокольчики, но с низким стеблем, сине-голубые генцианы венчик которых гораздо больше их стебля, голубые виолы, скромную манжетку, клевер.

Почвенный покров в верхних частях альпийских лугов начинает прорываться обнажениями коренных пород. Среди скал, почти у самых ледников расстилаются белые поляны рододендронов и заросли крупной черники. Альпийские луга доходят кое-где до высоты 4000 м и граничат с областью скал, фирна и льда.

Животный мир. В районе встречаются лисицы, зайцы, зимой волки часто заходят в горные селения. Наиболее интересным из встречающихся здесь животных является тур, древний обитатель высокогорных областей Кавказа. От Дома туриста туров можно наблюдать иногда в бинокль на склонах хребта Куро; их встречают в ущелье Чачского ледника и особенно часто в долине р. Кистинки.

Из пернатых интересны: орел-стервятник (можно увидеть в районе Крестового перевала), красноносая альпийская галка, горная индейка "шуртхи", мелодично насвистывающая свою несложную песню, и др.

В УЩЕЛЬЯХ КАЗБЕКСКОГО РАЙОНА

Всего в районе шесть ущелий. На севере - Дарьяльское, которое переходит в более широкое и центральное по своему положению и значению Хевское ущелье. Оба они вытянуты в меридиональном направлении и как бы служат продолжением друг друга. На юго-востоке к Хевскому ущелью подходит ущелье Сно, на юго-западе - ущелье Труссо, а на юге к нему же спускается от Крестового перевала узкая долина р. Байдары. Несколько особняком стоит ненаселенное, но крайне интересное в туристском отношении Кистинское ущелье, которое примыкает к Дарьялу.

На всем протяжении с севера на юг по Дарьяльскому, Хевскому и Байдарскому ущельям район пересечен магистралью Военно-Грузинской дороги, поднимаясь последним ущельем к Крестовому перевалу и от него к сел. Гудаури. Эти ущелья - наиболее посещаемая туристами часть Казбекского района, в то время как остальные посещались мало. Ниже дано маршрутное описание отдельных ущелий района и наиболее интересных точек, расположенных в них.

ДАРЬЯЛЬСКОЕ УЩЕЛЬЕ

Дарьяльское ущелье наиболее узкое (до 300 м) малонаселенное ущелье Хеви. На первом километре находится так называемый замок Тамары; на втором километре отходит Кистинское ущелье, из которого в Терек впадает река Кистинка. На четвертом километре расположен Гвилетский мост, где шоссе переходит на левый берег Терека и идет дальше по направлению к сел. Казбек. От моста идут пути к сел. Гвилети, озерам Тба, Девдоракскому леднику и альпинистскому лагерю, расположенному возле него.

Высота наиболее низкой части Дарьяльского ущелья (Дарьяльский пост) 1268 м, Гвилетского моста - 1404 м.

От Гвилетского моста до сел. Казбек 8 км с подъемом на 306 м. На этом отрезке Дарьял расширяется, постепенно переходя в Хевское ущелье.

Населенных пунктов в Дарьяле два: Дарьяльский пост, в котором живут несколько мохевцев, и сел. Гвилети, населенное ингушами, выходцами из соседней Ингушетии.

Замок Тамары представляет собою остатки защитных сооружений Дарьяльского прохода, воздвигнутых в первые века нашей эры (II - III вв.). Скала, на которой он расположен, поднимается над Тереком почти на 60 м и находится в начале ущелья против его наиболее узкой части.

Сохранилась западная башня, остатки стен толщиною в 1-2 м и высеченный в них сводчатый проход.

Из крепости открывается вид на Дарьял, Терек и Кистинское ущелье на востоке. К северу от скалы видна полуразрушенная боевая башня, а у подножия скалы - развалины Дарьяльского укрепления, выстроенного российским самодержавием при постройке дороги - в начале XIX в.

Народная фантазия связала скалу и сооружения на ней с эпохой расцвета Грузии (XI- XIII вв.), отождествив заключенную в этом замке Тамару Имеретинскую по прозвищу "Коварная" (XVI в.) с царицей Тамарой, воспетой Руставели (ХII-XIII вв.).

Лермонтов в балладе "Тамара" использовал одну из этих легенд. Маяковский после поездки по Военно-Грузинской дороге блестяще спародировал легенду о Тамаре стихотворением "Тамара и Демон".

Маршрут. Около Дарьяльского укрепления нужно переехать через Терек в подвесной "люльке" и крутой тропинкой подняться к самому замку.


Терек в
Дарьяльском ущелье

Ущелье р. Кистинки лежит между двумя скалистыми хребтами: Куро-Шино на западе и Шан на востоке. Ее долина вначале представляет резкий контраст с мрачным пейзажем Дарьяла. Бурная Кистинка играет пеной своих каскадов, которые после дождей принимают молочно-белый оттенок. Склоны покрыты зеленью, на них много цветов, малины, красной смородины, черники.


Хребет на вершине Куро

Зато верхняя часть ущелья сурова и пустынна. Это типичная троговая долина с крутыми склонами и большим количеством моренных отложений. Склоны на протяжении первых 2 км служат продолжением гранитов Дарьяла, а выше сложены сланцевой толщей. Ущелье круто поднимается сначала в юго-восточном направлении, а затем в южном, образуя ряд террас. На высоте около 1500 м открывается вид на Казбек, а затем - на Девдорак.

Около отметки в 3000 м находится один из наиболее высоких уступов (Кибе), от которого получил название лежащий 2 км выше ледник Кибе-ша*.

Подъем на уступ и переход по морене ледника - наиболее трудная часть маршрута, за исключением еще более трудного спуска от перевала к сел. Джута.

Ледник лежит в верхней части ущелья, образованной сходящимися здесь цепями Куро-Шино и Шан. Он имеет небольшой уклон и занимает площадь немногим более 4,6 кв. км.

В южном направлении за ледником, который можно пересечь или обойти справа, лежит перевал Кибеша (3570 м). С него видны Гвелис-мта, остроконечная Чаухи и другие вершины Главного хребта. Внизу глубокое ущелье с лежащим в нем сел. Джута, к которому от перевала Кибеша идет спуск по очень крутому склону.

Подъем до ледника требует одного дня пути (14-15 км), а маршрут через перевал - 1 - 2 дня. Маршрут доступен только тренированным группам.

Ночевать можно в палатках или среди скал у подножия уступа Кибе. Летом в зоне альпийских лугов обычно бывают коши мохевцев, которые пасут здесь баранту. Ущелье и туры, которых здесь можно встретить, описаны А. Казбеги в его романе "Отцеубийца".

Гвилетский водопад. За Гвилетским мостом - глубокое, но короткое ущелье, в конце которого с высоты немного более 20 м двумя каскадами низвергается горный поток, берущий начало между хребтами Арч-корт и Сарцевис.

Склоны ущелья сложены из глинистых сланцев, размытых потоком. Стена, замыкающая ущелье, образована твердыми породами, плохо поддающимися размыву. Слева от водопада выходит кварцевая жила, которая внизу у второго каскада пройдена разведочной штольней (здесь был обнаружен серный колчедан). С фонариком или спичкой можно осмотреть первые метры штольни, не углубляясь в нее, так как крепления подгнили и переход представляет опасность.

Маршрут от Гвилетского моста (1404 м над уровнем моря) идет вверх по Гвилетис-Цхали тропинкой по сланцевой осыпи, придерживаясь нижних ее разветвлений. Около первого каскада и штольни приходится влезать на скалу 2 - 2,5 м высотой, чтобы пройти ко второму. Близко подходить к водопаду нельзя, так как часто вместе с водой, особенно после дождей, падают крупные камни.

Расстояние от Гвилетского моста до водопада - 0,7 км с большим подъемом.

По хребту Арч-корт. От Девдоракского лагеря можно совершить нетрудный, но интересный подъем на хребет Арч-корт, который вместе с хребтом Сарцевис отделяет с юго-восточной стороны ущелье Девдоракского ледника от ледника Абано.

Маршрут. Подъем от лагеря идет по тропинке, поднимающейся по склонам хребта в восточном направлении. По обеим сторонам тропы идут рощицы высокогорной березы, в них заросли черники и брусники, встречаются грибы.

Выше тропинка переходит через два небольших снежника, которые в жаркое лето полностью тают. Между снежинками, на расстоянии около 150 м от каждого, протекает ручей.

После второго снежника тропинка круто поднимается вверх и выводит на травянистый хребет, на высоту приблизительно в 3000 м. На этом отрезке пути хорошо заметен переход от субальпийского высокотравья к низкотравным альпийским лугам. Высокий Иван-чай, ромашка, колокольчики уступают место стелющимся по земле рододендронам, мхам и другим растениям с чрезвычайно низким стеблем.

С хребта Арч-корт открывается вид на снежные вершины окрестных хребтов Куро и Шан с разделяющим их глубоким Кистннским ущельем на востоке. На северо-востоке поднимается Столовая гора, а на юго-востоке - скалистые пики Чаухи и другие вершины Главного хребта.


Гвилетский
водопад

Еще более замечательный вид открывается от первого пика Арч-корт (около 3800 м) и по дороге к нему, которая идет вверх по хребту в западном направлении. Отсюда вершина Казбека кажется совсем близкой, Девдоракский ледник виден от верхних ледопадов до языка. На юго-востоке в Хевском ущелье появляется сел. Казбек и впадина Бешеной балки.

На этом же участке пути можно встретить туров, горную индейку, увидеть парящего коршуна.

За первым пиком в хребте Арч-корт поднимаются два других. Этим путем было совершено восхождение группой инструкторов Девдоракского лагеря летом 1937 г.

Путь от лагеря до первого пика занимает около 5 часов.

Девдоракский медный рудник. Девдоракское месторождение лежит на северном склоне хребта Арч-корт, ограниченном на севере Девдоракским ледником, а на западе небольшим Шанторским. Здесь на различной высоте (от 2500 м) расположено несколько заброшенных штолен.

Прогулка к штольням знакомит с верховьями Девдоракского ущелья и с одноименным ледником.

Маршрут от Девдоракского альпинистского лагеря идет на юго-запад правым берегом р. Амилишхи, в сторону ледника по старой разрушенной рудничной тропе. Тропу пересекают четыре кулуара; в трех из них обычно бывают снежники. По пути два небольших водопада. От последнего травянистого склона перед мореной ледника тропа зигзагами начинает подниматься к штольням. Наиболее доступны из них три. Между первой и второй штольней на крутом утесе сохранились развалины дома, откуда открывается вид на ущелья Девдорак, Дарьял и Кистинское и хребты Шан и Куро.

Озера Тба. Озера расположены на старой морене Девдоракского ледника, сложенной из сланцевой мелочи и черных трахитов. Она соответствует одной из последних стадий отступания ледника в ледниковый период. Два озера лежат в 100 м одно от другого. Верхнее на высоте 1592 м над уровнем моря имеет в длину 60 м, а в ширину около 20 м. Длина нижнего озера - 55 м при ширине в 40 м. Оно лежит на 20 м ниже первого. Глубина озер достигает 9-11 м. Они пополняются водой за счет выпадающего снега и дождей.

Маршрут идет от Гвилетского моста 1 км по колесной дороге левым берегом Терека с подъемом на 190 м. (Дорога выше озер через 2 км приведет к сел. Гвилети (1624 м), а через 5 км - к Девдоракскому леднику, около которого раскинут обычно альпинистский лагерь (2400 м).

ХЕВСКОЕ УЩЕЛЬЕ

Ущелье лежит между хребтами Куро и Шино на востоке и отрогами Казбекского массива на западе. Широта его 800-1000 м, а у сел. Казбек достигает 3 км. Это наиболее населенное центральное ущелье района. Не доезжая 1/4 км до сел. Казбек, около моста через Терек расположен Дом туриста. Отсюда можно совершить наибольшее количество экскурсий в окрестности, а также найти проводников и лошадей для длительных путешествий или восхождений.

В 7 км от сел. Казбек по Военно-Грузинской дороге расположен рабочий поселок Андезит (имеются кооператив, больница); на 9-м км лежит сел. Сиони и на 19-м км - сел. Коби. От шоссе отходят дороги в боковые ущелья: на 4-м км от сел. Казбек - дорога к сел. Сно, расположенному в Сновском ущелье, и от сел. Коби - в ущелье Труссо.

Сел. Казбек (1710 м) - центр Казбекского района. В селении 262 дома и около 1200 жителей.

Лучший вид на селение - с площадки у ворот Дома туриста и с плоской крыши здания, находящегося за музеем.

Селение расположено на берегу Терека у подножья хребта Куро на громадном конусе выноса нескольких балок (крупнейшая из которых на северо-востоке - Бешеная), перекрывающих древнюю морену ледника, спускавшегося некогда с Куро. В восточной части селения сохранились родовые башни, развалины старых мохевских жилищ. На самом берегу - бывший дворец Казбеш, теперь краеведческий музей. В этом доме в 1848 г. родился Александр Казбеги, который впоследствии стал талантливым писателем, певцом горского крестьянства (1848 - 1894 гг.).


Хевское ущелье

Рядом с дворцом Казбеш находится здание церкви (постройки 1809 г.) и белые башни укрепления. Теперь в его стенах помещаются школа, врачебный пункт и сельсовет. В юго-восточной части селения расположены белое здание исполкома (в нем же почта и аптека), рядом автовокзал и универмаг. Большинство жилищ двухэтажные, нового типа, со скатной железной кровлей.

Казбекский краеведческий музей. С прошлым Мохевии можно ознакомиться, побывав в Казбекском краеведческом музее, основанном в 1935 г. Его любовно собранные материалы вводят посетителя в историю Хеви*. Они показывают прошлое маленького горского племени, защищавшего в течение ряда столетий важнейший стратегический путь с севера в Грузию - Дарьяльский проход, воссоздают картины труда и быта старой Мохевии, знакомят с жизнью и творчеством Александра Казбеги (могила и памятник Ал. Казбеги в саду перед музеем) и его современника, поэта пшавов и хевсур В. Пшавела.

Внешняя канва жизни Александра Казбеги похожа на авантюрный роман. Он получил типичное дворянское воспитание: деспот отец, культурная и образованная мать, гувернеры, французский пансион Гаке в Тифлисе. Вместе с тем еще в раннем детстве его деревянную резную колыбель качала няня мохевка Нино, а подростком он получил от матери прозвище драчуна (мочхубари) за постоянное участие в драках мальчишек на уличках селения.

Родители отдали его в Тифлисскую гимназию, но отец решил ограничить обучение сына всего четырьмя классами. Тогда Александр тайком бежал из родительского дома, но его вернули и учредили над беглецом строгий домашний надзор. Только через год, когда смерть отца дала ему полную свободу действий, он уехал в Россию и поступил в Петровскую сельскохозяйственную академию. Через три года он возвратился в родное Хеви, где пробовал заниматься то овцеводством, когда целые месяцы проводил в горах с мохевцами-пастухами, то открывал духан, то брал на себя подряды для частей русской армии, проходящих по Военно-Грузинской дороге.


Александр Казбеги

Лишенный каких-либо коммерческих способностей, он быстро расстался с остатками своей доли наследства и, окончательно порвав и без того натянутые отношения с родными, переехал в Тифлис. Он был актером, начинал писать, в течение пяти лет (1880-1885 гг.) создал больше 20 крупных произведений, 30 пьес, ряд статей и очерков, затем бросил литературную работу, вел скитальческую жизнь, выступал с куплетами в маленьких театриках Батума, Кутаиса и Телава и умер в больнице после тяжелой трехлетней болезни.

Свою литературную деятельность Александр Казбеги начал с этнографического очерка "Мохевцы и их жизнь", и все последующие романы, повести и рассказы развертывают перед читателем картины суровой жизни мохевцев и соседних с Хеви горских племен. Его страстное перо изобразило тяжелое бремя их жизни, когда огнем и мечом русское самодержавие прокладывало себе путь через Грузию к владычеству над всем Кавказом.

Он первый дерзнул показать в литературе вместо горцев-"хищников", которыми были полны романы о Кавказе, подлинного горца, трудового крестьянина, теснимого русским самодержавием и своими помещиками. Представителям власти, которые пьянствуют, берут взятки, насилуют горских девушек, он противопоставил своих героев - отважных и смелых, доверчивых и решительных. Они хватаются за кинжал лишь доведенные до отчаяния бесчеловечной политикой, царских колонизаторов. "Будь проклято теперешнее время!" - восклицал вместе с одним из таких героев Александр Казбеги. Но в поисках свободы, справедливости, мира и счастья своим героям он возвращался к прошлому ущелий, к родовой общине. "Запомните мое слово", говорит один из его героев: "теми - это единение, свобода". Ал. Казбеги шел по пути народников, он идеализировал горскую общину, смотрел не в будущее, а в прошлое, и отсюда его личный пессимизм и безвыходный тупик отчаяния, в котором оказались его герои. Поэтому и большинство произведений Ал. Казбеги кончается трагической гибелью героев, "пламеневших любовью, жаждавших жизни и полных надежды в этом безнадежном мире"*.

Трудно познакомиться с Хеви, минуя произведения Казбеги**. Читатель найдет в них богатый бытовой материал: нравы и обычаи старого Хеви пройдут перед ним облеченными в художественные образы.

Новая социалистическая Грузия летом 1935 г. открыла в бывшем дворце князей Казбеш краеведческий музей им. Александра Казбеги.

В отделе рукописей музея ряд грамот и документов показывают взаимоотношения Хеви с грузинскими царями

Небольшой уголок Грузинского географического общества показывает историю восхождений на Казбек, есть ряд интересных фотографий отдельных восхождений.

Развертывается вторая часть экспозиции - социалистическое переустройство Хеви. Открыт отдел, показывающий добычу и обработку андезита, есть интересные материалы по проекту Дарьяльской гидроэлектростанции и геологии района. При музее имеется большая библиотека. Музей открыт ежедневно.

Возвышенность Сакецети и сел. Цдо. Сакецети - высокий мыс, расположенный у впадения р. Чхери в Терек (1/2 км от сел. Казбек). Он сложен из андезитовых туфов, разработку которых производят на нем. Здесь находится рабочий поселок и подъемноспусковая линия для вагонеток с выходом на Военно-Грузинскую дорогу.

В 2 - 3 км от поселка по альпийским лугам - самое северное мохевское селение Цдо-Циклаури. С дороги открываются виды на противоположный правый берег Терека, старую Военно-Грузинскую дорогу и хребет Куро-Шино.

Маршрут идет от сел. Казбек мостом через Терек и речку Чхери и, свернув с шоссе, поднимается влево по тропинке над шоссе. После трудного подъема через скалы путь выходит на луга около рабочего поселка. Дальше следует переход до сел. Цдо в северном направлении через субальпийские луга и заросли кустарников.

От сел Цдо идет спуск хорошо разработанной колесной дорогой на шоссе Военно-Грузинской дороги.

Расстояние в оба конца около 10 км, со значительным подъемом, требующим в начале пути по скалам навыков скалолазания.

Бешеная балка. Наиболее мощный в районе поток Бешеная балка спускается с хребта Куро и в 1 км к северу от сел. Казбек впадает в Терек. Количество воды в нем зависит от таяния снежников и от атмосферных осадков. Обычно это маленький ручеек на дне глубокой балки, что дало повод еще Пушкину иронически отметить поток, который "громок одним своим именем". Однако на обратном пути из Тбилиси ему пришлось увидеть его "во всем своем величии: овраг, наполнившийся дождевыми водами, превосходил в своей свирепости самый Терек, тут же грозно ревевший. Берега были растерзаны; огромные камни сдвинуты были с места и загромождали поток"*. И действительно, в такие часы балка выносит каменные глыбы весом до 1 тонны.

Выше по балке в 2 км от селения находится Богумское медное месторождение (Богуми) с тремя разведочными штольнями. В верховьях Бешеной балки находят обычно и наиболее крупные в районе друзы горного хрусталя.

С верховий открывается замечательный вид: на западе видны вершина Казбека, Цминда-Самеба, ледники Гергетский (ю.-з.) и Абано (с.-з.); на севере - ущелье Дарьяла, на юге - долина Терека, замыкаемая г. Кабарджин.

Маршрут по сел. Казбек проходит улицей, расположенной за музеем. Выйдя из селения, надо идти в северном направлении к балке, а затем вверх по ней в восточном направлении. После резкого поворота на юго-восток можно перейти через балку и подняться к штольням. В обратный путь следует идти не спускаясь по балке, прямо по лугу к западу, ориентируясь на сел. Гергети, мимо кладбища сел. Казбек. Расстояние в оба конца - около 12 км с сильным подъемом (до 300-400 м), на что уходит обычно 5-6 часов.

Сел. Гергети. Мохевское сел. Гергети расположено у подножья Цминда-Самеба на высоких террасах правого берега р. Чхери. Первые, наиболее восточные жилища селения лежат на высоте 1810 м над уровнем моря. Наряду с большим количеством новых домов сохранились и старые жилища. Пересекая селение в западном направлении, нужно свернуть последней уличкой к югу. Здесь на одном из крайних домов любопытно посмотреть ритуальные изображения змей, а за селением в небольшом ущелье - живописные развалины так называемой башни Ирджеули (1959 м над уровнем моря).


Уголок старого
мохевского селения

Маршрут идет от сел. Казбек через Терек, мимо Дома туриста, около 1 км в один конец с подъемом.

Цминда-Самеба. Древний храм и колокольня расположены на высоте 2170 м над уровнем моря на одном из хребтов западного склона Казбека, который круто спускается от храма к сел. Гергети. По преданию, храм сооружен царями Имеретинским, Кахетинским и Карталинским, насаждавшими христианство в горной Грузии. Точное время постройки его неизвестно, но по архитектурным формам и тонкому орнаменту на камне (западный вход и барабан купола) его относят обычно к X-XI вв. На западной стене колокольни - примитивные изображения животных и человека со старинной грузинской надписью: "Сын Ягунды построил колокольню". По гергетскому преданию - это пастух, таскавший воду на постройку.

Вахушти упоминает о храме, как о месте хранения ценностей Мцхетского монастыря в дни нашествия врага на Грузию и называет место и постройку прекрасными. Пушкин упоминает о ней в "Путешествии в Арзрум"* и в стихотворении "Монастырь на Казбеке" (1829 г.), Лермонтов очевидно имеет в виду Цминду-Самеба. описывая в "Демоне" "церковь на крутой вершине"**; о ней пишет И. Чавчавадзе в своих "Записках проезжего" (1861 г.).

Маршрут идет от сел. Казбек через Терек, мимо Дома туриста. Дальше надо пересечь сел. Гергети в северо-западном направлении и хорошо протоптанной тропинкой идти в обход хребта мимо священной рощи (Хатисвели) и зарослей шиповника. Подъем к храму надо начинать c западного, более пологого склона. Спускаться можно по крутому восточному склону прямо на сел. Гергети, но для непривычных к горам туристов спуск труден, а во время дождя и после него - опасен.

Расстояние от сел. Казбек около 3 км в один конец с подъемом на 450 м.

Нарзанные источники. Несколько углекислых, слабо известковых, солено-щелочных источников находятся в 2 км от сел. Казбек (25-30 мин. пути) на левом берегу Терека у крутого сланцевого склона ущелья (так называемая Паншетская группа).

Здесь, на высоте 1718 м, имеются выходы минеральной воды типа нарзан. Она приятна на вкус и имеет температуру 14 - 15 град.

Вокруг есть еще несколько менее мощных источников.

В 1936 г. около главного источника этой группы, выбивавшегося прежде в небольшом сланцевом бассейне, построено ванное здание.

Маршрут от Дома туриста в сел. Казбек идет к мосту через Терек, откуда надо идти левым берегом по колесной дороге над рекой, против ее течения. В 1/4 км дорога спускается в долину Терека и идет по заболоченному местами полю среди кустов облепихи. В 1 км от моста она сворачивает от реки к самой сланцевой осыпи, куда и нужно держать путь, перейдя по камням небольшое болотце. Шагах в 200 от него находится источник.

Нужно захватить с собой кружки и полотенце.


Башня в сел. Паншети

Сел. Паншети. Розово-серые двухэтажные дома нового Паншети, выстроенные из андезита, поднимаются на фоне двух родовых башен и груды старых жилищ с плоскими кровлями, сбегающих по склону утеса. Поднимаясь по узким уличкам селения, можно познакомиться с жизнью и бытом мохевцев и работой женщин (изготовление молочных продуктов, прядение шерсти).

Над селением на самом краю утеса стоит третья паншетская башня. Ее стройный четырехгранник имеет 20 м в высоту, незаметно суживается кверху и заканчивается бойницами. Узкий лаз с южной стороны, где стоял некогда дом владельцев этой башни, ведет внутрь, но пробраться в башню трудно и опасно. Она разделена на 4 этажа и очевидно ее использовали не только как крепость, но и как сигнально-сторожевой пункт. В ее тени, на площадке часто можно увидеть группу мохевцев, проводящих свободное время в разговорах. Это так называемая "говорильня".

Выше расположено старое родовое кладбище.

Маршрут в селение Паншети идет тропинкой на юг от нарзанных источников.

Андезитовые пещеры. Пещеры искусственно выдолблены в андезитовой скале на высоте приблизительно около 1900 м над уровнем моря. Их пять, крайняя и наиболее высокая (восточная) соединена лазом с нижней, образуя как бы второй этаж. Пещеры неглубокие, в самой большой из них может поместиться до 30 человек. В некоторых сохранились следы очага и побелки. По преданию, здесь проводили зиму монахи Бетлемското монастыря; теперь в непогоду в них укрываются пастухи.

Из пещер открывается красивый вид на юго-восточную часть Хевя. На востоке видно широкое Гудушаурское ущелье с вытекающей из него Арагвой, Гудушаурская крепость и сел. Сно, к юго-востоку - гора Кабарджнн (3116 м) и сел. Сиони, а к югу - скрытое обычно в облаках ущелье Байдары, путь к Крестовому перевалу.

От Паншети можно идти тропинкой или колесной дорогой, обходящей селения с с.-в. стороны до поворота на ю.-з, с небольшим подъемом.

Пещеры находятся за поворотом, над осыпями в 100-120 м от тропинки. Подниматься к ним нужно зигзагами. Путь к самым верхним опасен и требует навыков в скалолазании.

От сел. Казбек до пещер 4 км, продолжительность пути в один конец 1,5 часа.

Аршские водопады. Поднимаясь от сел. Арша по ущелью притока Терека Чхатисцхали, на расстоянии 0,5 км от входа в ущелье можно увидеть первый каскад воды с высотою падения около 10 м, а 150 шагами выше - второй, более мощный.

Подъем крутой, путь преграждают глыбы андезита. На левом склоне ущелья видны карьеры, где разрабатывают андезит.

Маршрут к андезитовым пещерам идет мимо источников нарзана и сел. Паншети. От пещер тропинка по камням проводит через небольшой поток с интересными горскими мельницами, отсюда - по полям на ю.-з. к сел. Арша.

Есть и другой вариант пути: правым берегом по Военно-Грузинской дороге через мост и сел. Арша.

Этот путь более утомителен, но его нужно использовать на обратном пути, так как можно подъехать на автомобиле до сел. Казбек. Расстояние от сел. Казбек - 5 км. Продолжительность пути - 2 - 2,5 часа в один конец.

Аршская крепость. Одна из неприступных твердынь старого Хеви - Аршская крепость расположена на высоком андезитовом утесе за пещерами между сел. Паншети и Аршским водопадом. По преданию, она ни разу не была взята неприятелем. Ал. Казбеги, описывая крепость, указывает: "только с одной стороны можно подойти к ней, да и там подъем так труден, что один человек может преградить путь целому войску... Внутри окаймленной скалами крепости прекрасная зеленая поляна, покрытая благоухающими цветами, и родник с холодной водой, напоминающий "источник бессмертия"*.

В крепости сохранились развалины старой церкви и развалины "хати" - два каменных столба с подвешенным к перекладине колоколом. В "хати" ежегодно собирались мохевцы на поклонение "святому Георгию". С запада около крепостной стены есть подземный ход, выводивший из крепости.

От развалин открывается замечательный вид: на восток протянулось Гудушаурское ущелье, видное до сел. Ахалцихе, и скалистая Чаухи; на юго-востоке - гора Кабарджин и уходящее к Крестовому перевалу ущелье Терека с лентой шоссе, а на юго-западе низвергается Аршский водопад.

Маршрут до Аршского водопада описан выше.

От водопада по южному склону ущелья тропинка зигзагами подымается кверху и выводит на плато, загроможденное колоссальными обломками скал.

Наверху одной из них виден вход в крепость. Обогнув скалу, нужно подыматься к востоку. Под самым обрывом в скале имеется тяжелая дубовая дверь, окованная железом. Войдя в нее по небольшой лесенке, вырубленной в скалах, можно подняться к верхней площадке крепости размером около 6 га.

Обратный путь идет через ту же дверь, но по северному склону, к проселочной дороге, ведущей мимо андезитовых пещер из сел. Паншети к сел. Казбек.

Подъем к крепости занимает около часа, утомителен и требует навыка хождения по горам.

УЩЕЛЬЕ СНО

Ущелье Сно. Ущелье Сно, или Гудушаурское, вытянуто в юго-восточном направлении и лежит между Главным Кавказским хребтом и массивом Куро-Шан. Ущелье сложено темно-серыми глинистыми сланцами, за исключением массива Чаухи (3853 м), остроконечные пики которого возвышаются над ним. На всем протяжении ущелье служит долиной Черной, или Гудушаурской, Арагвы. Она берет начало в районе Бусарчильского перевала, а за 3 км до сел. Каркуча из Джутского ущелья к ней присоединяется р. Джута, истоки которой лежат в верховьях ущелья, заканчивающегося группой перевалов. Перевалы Гудушаурского и Джутского ущелий соединяют Хеви с соседними горными районами Грузии - Хевсуретией и Мтиулетией.

Перевал Бусарчили, или Квенамтский (2228 м), лежит в верховьях Гудушаурского ущелья, между горами Квена-мта и Чаухи. Спускаясь с перевала по р. Бусарчили (вместе с р. Бакуртхеви, образующей ниже Черную Гудамакарскую Арагву), можно выйти и к сел. Пассанаури.

В верховьях Джутского ущелья находятся два перевала, ведущие из Хеви в Пиракетскую Хевсуретию*.

Перевал Садзели (2930 м) связывает ущелье р. Джуты с долиной Хевсурской Арагвы, а перевал Джутский, или Архотсккй (3130 м), связывает ущелье р. Джуты с долиной р. Цирцлованисцхали и приводит к хевсурским селениям Архотского теми: старинной башне Квирис-цминда и расположенному в 1 км от нее с. Ахиели**. Это наиболее трудный перевал, в июле месяце он бывает еще покрыт снегом. В Хеви обычно ждут хевсур из Архотского теми, приезжающих в начале или середине июля после зимнего перерыва за покупками в сел. Казбек, после чего перевал считается "открытым".

По Гудушаурской Арагве. Маршрут от сел. Сно идет на левый берег Арагвы, а дальше по колесной дороге-в глубь ущелья до сел. Ахалцихе. Перед Ахалцихе ответвляется ущелье р. Корхи, которым можно подняться к сел. Артхмо и одноименному перевалу. В 1,5 км от Ахалцихе находится сел. Каркуча (имеется кооператив).

Расстояние от сел. Казбек до сел. Каркучи - 12 км, из которых от сел. Казбек до сел. Сно - 7 км и от сел. Сно до сел. Каркучи - 5 км.

В сел. Каркуча оканчивается колесная дорога. В 3 км от селения ущелье разветвляется, открывая путь к Бусарчильскому (ю.-в.) и к Джутскому (с.-в.) перевалам.

Сел. Джута. В сел. Джута, так же как и в соседнем селении Артхмо, живут хевсуры.

Маршрут от сел. Каркучи (см. выше) до Джуты 8 км идет на подъем по крутой горной тропе среди сланцевых осыпей левым берегом р. Джуты. Над селением к юго-востоку поднимается Чаухи. Отсюда можно совершить интересную экскурсию к подножию Чаухи (16 км). Подъем идет правым берегом небольшой горной речки, впадающей в р. Джуту около селения; через 5 км брод и подъем по хребту к леднику.

УЩЕЛЬЕ ТРУССО

Ущелье Tруссo начинается от сел. Коби (1950 м) и идет в северо-западном направлении. Оно залегает между южными склонами Главного хребта, южными склонами Казбекского массива и северными склонами Главного хребта, заканчиваясь высоким хребтом-перемычкой, их соединяющим. На этом крутом хребте и лежит узкая выемка перевала Труссо (3149 м). По ущелью на всем протяжении несет свои воды Терек, берущий здесь начало. После Дарьяльского это наиболее красивое ущелье в районе. Его можно назвать ущельем нарзанов: так богато оно выходами углекислых минеральных источников, которые целыми речками стекают в Терек. Ущелье населено осетинами, быт которых во многом отличается от их соседей - мохевцев.

Маршрут по ущелью от Коби до перевала (30-31 км) можно разбить на несколько участков. Первые 3,5 км от Коби до сел. Окрокани ущелье остается широким, дорога хорошо разработана. В 1,5 км от Окрокани попадаются первые минеральные источники.

За сел. Окрокани ущелье сужено гигантским 8-километровым лавовым потоком, спустившимся сюда с восточного конуса вершины Хорисар (3000 м) по северному склону Главного хребта. Им образована так называемая теснина Кассара, узкая часть ущелья, которая заканчивается только через 3-4 км. Дорога идет правым берегом. На этом участке пути между с. с. Окрокани и Кетерси встречается наибольшее количество нарзанных источников.

В 1 км от сел. Кетерси на левом берегу находится мощный источник Большой Стыр-суар с дебитом (по Карстенсу) до 200 тыс. ведер в сутки. Немного выше селения - наиболее мощный в ущелье и районе нарзан-гигант с ежесуточным дебитом 1 млн. ведер. Его воды бурной речкой стекают а Терек, крутя жернова маленьких мельничек, построенных по его течению. Путь до сел. Кетерси проходит по наиболее красивой части ущелья.

В 2 км от Кетерси расположено большое село Абано (имеются сельсовет, школа, кооператив). Около него также есть небольшой источник с запахом сероводорода.

От Коби до Абано считают 12 км.

В Абано кончается дорога, допускающая автомобильное сообщение. Регулярных рейсов по ней нет, но можно подъехать на попутных машинах местных организаций.

За Абано дорога идет к перевалу через с. с. Реси (в 10 км, 2309 м над уровнем моря) и Сивераут (в 2 км от Реси). Дорога здесь плохая, нужно расспрашивать о броде местных жителей. От с. Сивераут по лугам, покрытым альпийской растительностью, идет подъем к перевалу, который лежит в 6-7 км от него. Со склона перед перевалом и особенно с самого перевала открываются широчайшие виды: на северо-востоке Казбек, Джимарай-хох и другие вершины Казбекского массива, на юге - 3илга-хох и Каласан-тау, а на западе - мощные группы массивов Северной Осетии - Тепли и Адай-хоха.

Спуск с перевала по Закка-дону значительно круче подъема по ущелью Труссо.

Маршруты от перевала Труссо. С перевала Труссо идут несколько маршрутов. Перечислим из них три наиболее интересных.

От сел. Ногкау можно подняться к Рокскому перевалу (2991 м) и Юго-Осетией через Сталинир выехать к г. Гори - родине товарища Сталина. От г. Гори в обратный путь можно ехать по железной дороге на Тбилиси или Батуми.

Крайне интересен, но мало изучен туристами маршрут по долине р. Фиагдон. Чтобы попасть в эту долину, нужно от сел. Абайтикау подняться к Заккинскому перевалу (3241 м). Спуск от перевала приводит к верховьям Фиагдона (Бугультадона. Прим. Э.Манукянц), долиной которого и идет путь до сел. Далагкау (около 35 км). Отсюда можно или продолжать спуск по Фиагдону или, что интересней, пойти на сел, Дзаурикау, к Какадурскому перевалу (1780 м) и от него спуститься к сел. Какадур, лежащему в верховьях р. Гизельдон (Мидаграбиндон. Прим. Э.Манукянц). Немного ниже по течению реки лежит старинное осетинское селение Даргавс (около 1420 м) с известными могильниками (так называемый "город мертвых"). Пройдя сел. Даргавс и водохранилище, нужно спуститься хорошо разработанной в крутой ступени Гизельдона (Мидаграбиндона. Прим. Э.Манукянц) дорогой к Гизельдонской электростанции и мимо нее - к сел. Гизель. Здесь можно сесть на автобус, который совершает регулярные рейсы до г. Орджоникидзе, Маршрут этот проходит через 3 перевала и доступен только хорошо тренированным туристским группам.

Наиболее легкий и простой маршрут от перевала Труссо, которым обычно и направляется большая часть туристов, приводит на Военно-Осетинскую дорогу. Мы даем его поэтому более подробно.

Спуск от перевала Труссо идет также к сел. Абайтикау, откуда долиной Заккадона на Заромаг, лежащий на Военно-Осетинской дороге. Всего до Заромага 25 км. Абайтикау лежит в 6 - 7 км от перевала, а следующее за ним сел. Кесатикау - приблизительно в 6 км. Здесь есть сельсовет и кооператив.

От Кесатикау спуск становится менее крутым, тропа идет ущельем, склоны которого покрыты лесом. Оно приводит к сел. Эме (14 км). В 1 км от него лежат Нарские селения - родина известного осетинского поэта Коста Хетагурова. Можно осмотреть музеи в его доме: он знакомит с бытом осетин прошлого столетия. Ключ от музея в сельсовете.

От селения открывается вид на снежные массивы Кальтбера и Адай-хоха.

В 5 км от Нарских селений лежит Заромаг, большое селение, близ которого находятся заромагские минеральные источники.

От Заромага путь идет по Военно-Осетинской дороге. В южном направлении через Мамиссонский перевал (2825 м) дорога приведет к Кутаиси. Общий километраж ее 192 км. Из них пешком до Шови 45 км и автобусом Шови - Кутаиси 147 км. В северном направлении путь лежит к г. Орджоникидзе. Нужно пройти пешком от Заромага по Касарскому ущелью к Бурону, а затем Мизуру - всего 21 км, а отсюда проехать автобусом до Алагира (30 км), который стоит на ж.-д. ветке Алагир - Даргкох.

По пути от Бурона необходимо зайти в живописное Цейское ущелье, для чего нужно сделать лишних 8 км в сторону от Военно-Осетинской дороги. На обратном пути можно избежать вторичного перехода Цей-Бурон, поднявшись от Цейского дома туриста через сел. Цей к перевалу Садонвцек, или Згидскому (2950 м). С перевала открывается вид на снежные массивы Адай-хоха. От перевала ведет спуск в Садонское ущелье к Садонским рудникам, от которых около 9 км до Мизура.

Дома туриста можно найти в следующих пунктах: Гори, Заромаге, так называемом Северном Приюте, на пути к Мамиссонскому перевалу, Шови, Кутаиси, в Цейском ущелье, Буроне и Алагире.

ВЕРШИНА КАЗБЕК

КАЗБЕКСКО-ДЖИМАРАЙСКИЙ МАССИВ

Во второй половине июля и августе группы альпинистов почти ежедневно поднимаются к вершине Казбека. И если в день восхождения дождь, снег или облачность не закрыли от них окрестные хребты к видимость была хорошей, то после спуска вы обязательно услышите рассказ о том исключительном наслаждении, которое испытывает альпинист, глядя на необъятное море фирна, льда и вершин, открывающихся перед его глазами.

Но не всякий возьмется восстановить виденную им с вершины Казбека панораму; топограф и альпинист А. В. Пастухов, подробно и чрезвычайно ярко рассказав в своем очерке о всем пути восхождения, об этом моменте сказал кратко: "Величественный вид, открывающийся отсюда, не поддается описанию"*.

Казбек лежит в наиболее восточной части Центрального Кавказа, там, где боковой хребет разбивается на отдельные ледниковые группы. Две его вершины поднимаются над одной из таких групп, над так называемым Казбекско-Джимарайским массивом, границей которого служат на западе долина р. Фиагдон (Мидаграбиндон. Прим. Э.Манукянц) с крайней южной точкой - Колотским перевалом (3241 м) (вершиной Реси Прим. Э.Манукянц), а на востоке - Дарьяльское и Хевское ущелья с рекой Терек.

На этом пространстве 134 кв. км занято фирном, снегом и льдом, больше 10 вершин имеют высоту, превышающую 4000 м, до 50 ледников различной величины сползают со склонов массива.

Это наиболее мощный ледниковый центр на Кавказе после массива Эльбруса.

А. И. Духовской, в течение ряда лет (1909 - 1913 гг.) изучавший ледниковую область массива, заметил, что его вершины и гребни выражены на всем протяжении двумя горными цепями, протянутыми с запада на восток. Южная цепь идет через вершины Цариут-хох (4062 м), Цити-хох (4473 м), Джимарай-хох (4778 м), Майли-хох (4601 м), Казбек (5043 м) и пик Арч-корт (3399 м), а северная - через крайний на северо-западе Сырху-Барзонд (4156 м), склоны которого обрываются в долину р. Фиагдон, Дончента-хох (4091 м), Шау-хох (4371 м) (4640 м. Прим. Э.Манукянц) и крайние вершины северо-восточной части массива Чач-хох (4010 м) и Кайджаны (3969 м).

Высочайшими вершинами массива являются Казбек в восточной части и Джимарай-хох - в западной, вокруг которых и сгруппирована большая часть вершин и ледников.

Джимарай-хох

Область Джимарай-хоха является наименее обследованной частью всего массива и представляет собой обширное поле деятельности для опытных альпинистов. Здесь на ряде вершин человек или совсем не был, или на них было совершено всего по нескольку восхождений. Так, на самый Джимарай-хох до сих пор было совершено всего три восхождения. Первое принадлежит Мерцбахеру, который в 1891 г. взошел на вершину, поднимаясь с северной стороны от Майлийского ледника. В 1935 г. участники альпиниады ВЦСПС А. Джапаридзе и Е. Фиргуф пересекли в северном направлении фирновую область ледника Мна (южной склон), поднялись для ориентировки на Безымянную (Спартак Казбекский. Прим. Э.Манукянц) вершину, спустились на ее седловину и вышли через три часа по вершинному хребту на вершину, обнаружив в 100 м от нее тур Мерцбахера с его визитной карточкой. (В данном утверждении есть определенное противоречие. От вершины Спартак до Джимарайхоха по карте около 7 км. Кроме того, на этом пути пришлось бы траверсировать или обходить вершину Майли (4600). Затем гребень после г.Пастухова понижается до 3900 м. В конце пути предстоял бы взлет к вершине Джимарая на 4780 м. Сопостовляя эти факты, можно предположить, что по видимому речь идет не о восхождении на Джимарай, а на Майли. Прим. Э.Манукянц) 18 сентября того же года группа ростовских альпинистов поднялась по юго-западному гребню и спустилась по восточному.

На окружающие Джимарай-хох вершины совершила ряд восхождений группа немецких альпинистов (Фишер и Шустер). В 1910г. они впервые поднялись на Реси-хох (3820 м), Суатиси-хох (4473 м), Дончента-хох (4091 м), а в следующем 1911 г. они же взошли на Шау-хох (4371 м) (4680 м. Прим. Э.Манукянц).

Казбек и его группа

Казбек - название, данное вершине не так давно, в первой четверти XIX в. Грузины еще и сейчас называют ее Мкинвари или Мкинварц-вери, т.е. Ледяная или Ледяная вершина, осетины - Урс-хох, а ингуши - Бетлам-корт. В первых упоминаниях путешественников XVIII и начала XIX вв. она называется просто снежной горой возле сел. Степан-Цминды (теперь сел. Казбек).

В отчетах русских посольств в Грузию XVI- XVII вв. Казбек неоднократно упоминается как Шат-гора, от ингушского ша - снег, лед. Позднее это название перенесли на Эльбрус, и Лермонтов в своем стихотворении "Спор" так и называет его. Современное же нам название вершины установлено только с начала XIX в., очевидно по фамилии князей Казбеков, а также по одноименной почтовой станции строившейся тогда Военно-Грузинской дороги.

С Военно-Грузинской дороги, которая огибает массив Казбека с восточной стороны, он кажется одноглавым, но из г. Орджоникидзе, Тбилиси, с перевала Труссо и при подъеме к вершине отчетливо видны оба его гигантских конуса с более высокой восточной вершиной (5043 м) и более низкой западной (5025 м). Их соединяет снежный хребет-седловина (5005 м), по которой обычно поднимаются на вершину восходители.

Господствующее положение вершины Казбека объясняется его сравнительно недавней вулканической деятельностью, очагом которой были его конусы, покрытые теперь белой шапкой вечного снега.

В окрестностях вершины можно наблюдать розово-серые и черные пористые отложения застывшей лавы (андезита), гигантские потоки которой спускались в восточном и южном направлениях до ущелья Терека, перекрывая слоем мощностью до 300 м сланцевую толщу массива Казбека.

Наиболее древние излияния произошли в западном направлении и обнаружены по левую сторону р. Мна-дон в ущелье Труссо.

Излияние лав из кратера Казбека чередовалось с новыми оледенениями, деятельностью которых образованы на склонах Казбека ледниковые цирки и долины, служащие ложем современным ледникам.

Ледники Казбека берут свое начало в фирновых бассейнах, лежащих у подножия его конусов. Крупнейший из этих бассейнов - Майлийское (и Казбекское Прим. Э.Манукянц) снежное плато - расположен к западу от конусов Казбека, между ним и вершиной Майли-хох на высоте около 4400 м. Оно объединяет собой три крупнейшие ледника: Орцвери, Чач и Девдорак.

Ледники стекают по изрезанным склонам массива в южном, восточном и северном направлениях, образуя крупные ледопады с трещинами до 60 м глубиной.

По северным склонам и отчасти по южным стекают ледники, принадлежащие к фирновой области Джимарай-хоха.

Ледники южного склона стекают в сторону ущелья Труссо. Среди них нужно прежде всего отметить группу Суатиси, которая состоит из трех ледников:

1) Западный, или Сырх-Суатиси, расположен западнее отрога Сырх у самого подножия горы Суатиси-хох. Его длина 3,2 км, а общая площадь 3,02 кв. км.

2) Средний, или Даг-Суатиси, питается фирнами Джимарай-хоха, откуда он спускается широким потоком. От соседнего, восточного Суатиси его отделяет отрог Даг. Длина ледника 4,7 км, а общая площадь 3,35 кв. км.

3) Восточный, или двуязычный Суатиси, отграничен от соседнего ледника Мна снежным хребтом. Длина этого ледника 5,6 км, площадь 10,38 кв. км. Он имеет два необычайно красивых языка; из каждого вытекает ручей. Сливаясь с ручьями западного и восточного Суатиси, они образуют р. Суатиси-дон, впадающую в Терек. Ледники Саутиси очень красивы, но мало посещаются туристами, хотя от сел. Коби до них всего около 22 км и около 13 км от сел. Абано.

Маршрут к ледникам проходит по ущелью Труссо до сел. Абано, в 1,5 км выше которого лежит ущелье Суатиси. Подъем по ущелью идет горной тропой в его верховьях. На восьмом километре от устья лежат ледники. Подъем некрутой. Остановку можно сделать в сел. Суатиси (2317 м), которое лежит в начале ущелья.

Ледник Мна берет начало из бассейна Майли-хох и потоком длиной 4,1 км спускается ущельем Мна. От его языка берет начало р. Мна-дон, к которой присоединяются потоки от смежного ледника, вытекающие к Мна-дону из бокового восточного ущелья. В самом начале Касарской теснины (Труссо) Мна-дон впадает в Терек.


Туристы на леднике
Орцвери

Маршрут от сел. Коби следует ущельем Труссо до сел. Окрокани, к которому и подходит устье ущелья Мна. Остановиться можно в с.с. Мна и Фала-кау (2204 м) в 3,5 км от устья ущелья. В 1,5 км выше находится железистый источник. В 9 км от устья - язык ледника.

Ледники восточного и юго-восточного склонов наиболее интересны в районе. Более известны и посещаемы из них Орцвери и Девдорак; Чач и Абано трудно доступны и мало известны туристам.

Ледник Орцвери начинается на снежном хребте, лежащем между Казбеком и Майли. Свое название он получил от одноименной вершины, недалеко от которой он круто поворачивает к северу, чтобы ниже снова принять восточное направление. Средняя часть ледника наиболее красива, с мощными ледопадами и глубокими трещинами.

На высоте около 4000 м в северном направлении находятся развалины монастыря Бетлеми и метеорологическая станция, а ниже (3100 м) большой водопад на южной стороне ледника. Длина ледника 7,5 км, общая площадь 10 кв. км. У языка (2805) берет начало р. Чхери, впадающая в Терек недалеко от сел. Казбек и Дома туриста. Ледник иногда называют Гергетским, или Чхери.

Ледник Абано лежит на восточных, очень крутых склонах западной (восточной Прим. Э.Манукянц) вершины Казбека. Его можно хорошо разглядеть в бинокль при подъеме от сел. Казбек вверх по Бешеной балке. Он очень невелик (1,66 кв. км) и сравнительно с соседним ледником Орцвери - недлинен (4,9 км). Круто нависая у спуска между скал и старых морен, он похож здесь на какое-то "ощетинившееся свирепое чудовище, которое, кажется, вот-вот ринется вниз и сокрушит все на своем пути"*. Своеобразие ледника усиливается тем, что вся его поверхность покрыта желтоватым моренным материалом; из-под языка ледника Абано вытекает ручей Блота, впадающий в р. Чхери.


Вершина Казбек
и ледник Абано

Маршрут трудный, требующий навыков скалолазания. От сел. Казбек следует идти мимо сел. Гергети до "священной" рощи, откуда вброд через р. Чхери, после чего следует крутой подъем на горный отрог Сарцевис, у южного склона которого течет ледник.

Значительно легче путь от Девдоракского лагеря с подъемом на восточную оконечность хребта Арч-корт, откуда нужно идти в южном направлении, минуя неглубокие овраги, до хребта Сарцевис, за которым лежит ледник.

Девдоракский ледник лежит в глубоком крутом и узком ущелье. На севере скалистый Барт-корт отделяет его от Чачского ледника, а на юге хребет Чач-корт - от ледника Абано. Длина Девдоракского ледника 5,46 км, а площадь - 7,12 кв. км. Конец ледника лежит на высоте около 2350 м - так низко не спускается ни один ледник Хеви. Он оканчивается крутым ледяным обрывом, толщина которого 50 - 60 м. Отсюда вытекает р. Амилишхи (Девдорак), которая двумя километрами ниже соединяется с р. Чач (от Чачского ледника), образуя р. Кабахи. Последняя через 3 км впадает в Терек в Дарьяльском ущелье.

Верхняя и средняя часть Девдоракского ледника крута и трудно проходима: встречаются сераки, широкие трещины, часто замаскированные свежевыпавшим снегом. Поэтому подъем на вершину идет обычно по хребту Барт-корт. Девдоракский ледник один из наиболее широко известных ледников Кавказа.


Девдоракский ледник

Чачский ледник стекает от Майлийского плато широким потоком в северо-восточном направлении крутым и трудно доступным Чачским ущельем. На склонах ущелья, представляющего собой характерный ледниковый трог, видны следы ледниковой обработки, а также место контакта сланцев с дарьяльскими гранитами. Ущелье дикое и пустынное, в нем можно встретить только горных туров. Туристы его почти не посещают из-за трудностей пути.

Маршрут от Гвилетского моста идет колесной дорогой до сел. Гвилети (верхнего), откуда нужно идти не верхней тропой, ведущей к лагерю, а по дну ущелья вблизи р. Кабахи. В месте образования Кабахи от слияния рек Амилишхи с Чачхи (на высоте около 1750 м) нужно свернуть вправо, по течению р. Чачхи в устье Чачского ущелья (1705 м), оставив слева (по ходу) ущелье Девдорака.

Путь идет Чачским ущельем через первую крутую ступень, высота которой достигает 600 м. После широкой поляны в 1 км - вторая ступень, а у подножия ее небольшое и неглубокое озеро. Высота второй ступени около 300 м, отметка ее 2965 м. За ней, на высоте около 2995 м, лежит язык Чачского ледника. Духовской считает более удобным путь к леднику от Девдорака через восточные склоны хребта Барт-корт, однако этот путь им не описан.

Ледники северных склонов, так же как и западных, лежат за пределами Казбекского района в Северной Осетии.

Майлийский ледник крупнейший и наиболее интереснейший из них. Его верховья лежат в районе Майли-хох. С востока он отграничен от Чачского ледника крутыми склонами Чач-хоха. Длина ледника 7,5 км при наибольшей ширине- 0,8 км, а площадь - 21,6 кв. км. Язык ледника спускается до высоты 2300 м. Из-под него вытекает р. Геналдон, которая соединяется с р. Гизельдон (Мидаграбиндон, образуя р.Гизельдон. Прим. Э.Манукянц).

Майлийский ледник в литературе имеет ряд других названий: Геналдонского (Фрешфильд), Тменикауского, Кармандонского и Санибанского. Это второй по величине после Джимарайского (Мидаграбинского Прим. Э.Манукянц) ледник во всей группе Казбека и Джимарая.

Маршрут идет Военно-Грузинской дорогой до сел. Чми (от Дарьяла 10 км), откуда надо подняться по тропе к Тлийскому, или Санибанскому, перевалу (2055 м), а затем спуститься к сел. Кани, пройти через сел. Саниба (15 км) и вверх по Геналдону к Кармандонским горячим источникам с температурою до 55 град (местный курорт), лежащим у подножья ледника. Из верховий ущелья открываются замечательные виды на ледник, Джимарай-хох и другие вершины.

Обвалы ледников Казбека

Большинство Казбекских ледников находится в настоящее время в стадии отступания. Так, например, Чачский ледник с 1892 г. по 1928 г. отступил на 400 м, а ледник Орцвери - за три года (1910-1913 гг.) отступил на 34 м.

Исключение составляют лишь три ледника: Майлийский, Абано и Девдоракский. Сотрясения почвы и связанные с ними обвалы вызывают в некоторых случаях не отступание, а, наоборот, наступание этих ледников. Наиболее сильные и частые обвалы происходили со стороны Девдоракского ледника.

Уже со второй четверти XIX в. начато их изучение и учет в районе Девдорака, так как срывавшиеся отсюда громады льда и камней запирали течение Терека и разрушали Военно-Грузинскую дорогу.

За время с 1776 по 1878 г. произошло 9 обвалов, наиболее сильным из которых считается обвал 1832 г., когда Терек был запружен в Дарьяле гигантской плотиной шириной в 2 км и толщиной до 100 м. Через восемь часов он прорвал эту массу льда и камней и ринулся вниз, причиняя большие бедствия. Обвалившаяся масса окончательно растаяла только через два года. Этим обвалом вынесен гигантский валун, так называемый Ермоловский камень, который лежит в русле Терека, около места сланцевых разработок за ст. Ларс.

Описаний обвалов осталось много, среди них нельзя не отметить записи Грибоедова в "Путевых записках" 1818 г. об обвале 1817 г. и Пушкина в I главе "Путешествия в Арзрум", которое интересно сопоставить с его же замечательным стихотворением "Обвал" (1829 г.).

В результате систематических наблюдений и обследований во второй половине XIX в. принято было считать основной причиной обвалов- узкое ущелье, продвигаясь по которому ледник начинал нарастать в толщину, образуя ледяную плотину, прорываемую затем водой. Но наиболее правильное объяснение было дано несколько позднее Поггенполем* на примере катастрофы, происшедшей на Майлийском леднике в июле 1902 г. (До 60-х - 70-х годов 20 века ледники Майли и Колка не всегда рассматривались независимо из-за недостаточного количества информации. Прим. Э.Манукянц) Разрушения были так велики, что память об этом обвале сохранилась у жителей Геналдонского ущелья до сих пор.

На расстоянии 12 км от ледника ущелье было покрыто снегом, льдом и камнями; общий вес рухнувшего фирна был исчислен в 70 - 75 млн. куб. м. Поггенполь объяснил этот обвал большим скоплением в верховьях ледника снежных и фирновых масс, которые под влиянием Шемахинского землетрясения обрушились по леднику вниз.

В работах последних лет (Л. Варданянц**) указывается, что обвалы Девдорака, Майлийского (имеется в виду Колка Прим. Э.Манукянц) и других ледников обусловлены сейсмическими явлениями в массиве самого Казбека.

В июле 1909 г. произошел сильный обвал на другом леднике - Абано. Лед, сорвавшись с ледника, двинулся вниз по течению р. Чхери к Тереку. В продолжение полутора часов массы льда, камня и грязи боролись с Тереком и, наконец, остановили его течение на два часа.

В следующем 1910 г. с ледника Абано было уже четыре обвала; последний из них уничтожил поля гергетцев и разрушил шоссе. Причиной послужил также большой обвал на ледник со стороны горы Багни.

Завалы и размывы отдельных участков Военно-Грузинской дороги имеют место и сейчас, но они чаще всего связаны, с интенсивным летним таянием снежников и ливнями, переполняющими водой притоки Терека и самый Терек.

Так, в июле 1935 г. обвал со стороны Гвилетского водопада снес Гвилетский мост, разрушил несколько домов и уничтожил отрезок дороги на противоположном берегу Терека. В 1936 г. обвалы со стороны Бешеной балки и Гвилетского водопада причинили разрушения в том же районе, а в 1937 г. вышедший из берегов Терек уничтожил большие участки шоссе от сел. Ларс почти до самого Гвилетского моста. Оказались снесенными мосты в Дарьяле и у сел. Казбек; сообщение было прервано. Дружными усилиями дорожные рабочие и местное население ликвидируют последствия этих разрушений.

Теперь на Военно-Грузинской дороге воздвигают бетонные плотины и укрепляют берега, предохраняя ее от возможных разрушений.

Вершины Казбекской группы

Как ни популярны у альпинистов вершина Казбека и его ледники, все же окрестные вершины исследованы еще мало и восхождения на них считаются единицами.

Среди вершин, находящихся в непосредственном соседстве (Чач-хох, Кайджаны, Майли-хох, Орцвери, Безымянная (Спартак Прим. Э.Манукянц), пик Арч-корт и др.). нужно остановиться особенно на двух: Орцвери и Майли-хох, уже получивших признание у советских альпинистов.

Орцвери (4177 м), или "двухголовая" (в переводе с грузинского), встает над одноименным ледником своим гребнем, украшенным "жандармами". Известны несколько восхождений на Орцвери, из которых первое принадлежит Галкину и проводнику Котэ Пицхелаури.

21 июля 1913 г. они вышли из сел. Казбек, в 7 час. утра следующего дня с правой стороны ледника Орцвери поднялись на первую вершину и к 11 час. утра с помощью каната и ледоруба поднялись на вторую, чтобы к 4 часам дня спуститься в селение.

Первое советское восхождение принадлежит грузинскому альпинисту Деви Микеладзе (1930 г.). В марте 1934 г. мастер альпинизма Сандро Гвалия совершил лыжный подъем от метеостанции, а в июле 1935 г., во время поисков пропавшего, самолета, на Орцвери поднялась группа Александры Джапаридзе с Ягором Казаликашвили.

Майли-хох (4601 м) расположена к западу от конусов Казбека. Издали она напоминает почти отвесную стену, в действительности же это лишь снежный гребень, с крутыми скатами (наклон около 60 град). Вершина ее представляет собою свод снежной крыши, обрывисто отрезанной к северу и наклонной к югу под углом 45 - 50 град". Так описывает ее Поггенполь, совершивший первовосхождение на Майли в 1903 г. Он поднимался к ней с севера по Майлийскому леднику.

В августе 1935 г. группа альпиниады ВЦСПС под руководством Бильхен совершила первое советское восхождение на Майли, взойдя на нее с юго-востока от Майлийского перевала по обледенелому гребню. В пути группа поднялась на Безымянную (Спартак Прим. Э.Манукянц) вершину (около 4500 м) между Казбеком и Майли-хох. А в 1936 г. на Майли было совершено первое массовое восхождение ленинградскими студентами (21 чел.).

ЗАВОЕВАНИЕ КАЗБЕКА

ПЕРВЫЕ АЛЬПИНИСТЫ НА КАЗБЕКЕ

Первые сведения о Казбеке. От XVIII в. дошло до нас сообщение, записанное несколько позднее грузинским писателем Иоанном Батонишвили в его сочинении "Калмасоба". Оно гласит, что некий Иосиф Мохевец "совершил восхождение на вершину Казбека, на которую не вступала нога человека". Если в основе этого легендарного сообщения лежит действительный факт восхождения, тогда безвестный мохевец становится современником, а возможно и предшественником знаменитого Жака Бальма, швейцарского крестьянина, родоначальника альпийских проводников, который первым взошел на вершину Монблана (4800 м) в 1786 г.

В это же время Якоб Рейнеггс, врач при дворе последнего грузинского царя Ираклия II, путешествуя, собирал сведения о Казбеке, который называл "снежной горой селения Степан-Цминда". Он записал предание о сокровищах, спрятанных на вершине этой горы, и снова сообщил о неудачной попытке некоего грузинского священника проникнуть к ней.

Первые исследователи Ф. Паррот и М. Энгельгардт. Еще во время прокладки дороги, до открытия колесного движения по ней, в 1811 г. В ущельях Казбека работали будущие крупные ученые Фридрих Паррот и Мориц Энгельгардт. По поручению правительства они проводили первую орометрическую нивелировку Крыма и только что "присоединенного" Кавказа. Во Владикавказе их встретил один из князей Казбеков и проводил до сел. Степан-Цминда с отрядом казаков "ввиду опасности пути".

Обоим будущим профессорам Дерпта вместе было всего-навсего 50 лет. Двадцатилетний Фридрих Паррот, будущий покоритель вершины Арарата, был еще студентом Дерптского университета. Он был полон юношеского задора и дерзаний. Пока Энгельгардт, на котором лежала вся геологическая часть экспедиции, исследовал окрестные ледники, совершая ежедневные восхождения к их языкам, он задумал взойти на вершину Казбека. Князья Казбеки подыскали ему спутников из числа местных жителей, но те, достигнув с Парротом снеговой линии, отказались следовать дальше. Паррот пытался идти один, но плохая дорога и собственная неопытность помешали ему подняться выше 3907 м.

5 сентября, через пять дней после своей неудачи, Паррот снова вышел к вершине, но уже в сопровождении четырех солдат, которых ему дали из Степан-Цминдского укрепления. Тем путем, который знают теперь тысячи альпинистов, мимо Цминда-Самеба по хребту Квена-мта и через Гергетский ледник, они направились к вершине. Но припадки горной болезни у большинства солдат и разыгравшаяся снежная буря снова заставили их вернуться. Упрямый Паррот задумал третье восхождение и только рано наступившая зима заставила его вместе с Энгельгардтом прекратить работу и покинуть ущелье.

Пребывание их на Казбеке значительно обогатило науку. В своем совместном труде, который вышел в 1815 г., Паррот и Энгельгардт дали первые сведения о флоре и горных породах Казбека, а также оставили интересное описание современного им Владикавказа и Военно-Грузинской дороги.

Попытка доктора Коленати. Открытие в 1814 г. колесного движения по Военно-Грузинской дороге значительно облегчило путь к Степан-Цминде.

В 40-х годах Казбек неоднократно посещал доктор Коленати, ученый, работавший в петербургской Академии наук. Он исследовал геологическое строение Казбека и его ледники, иногда охотился на туров с мохевцами, сопровождавшими его в горах. 11 августа 1844 г. он предпринял попытку взойти на Казбек. В спутники себе Коленати отобрал пять человек из жителей сел. Казбек и Гергети. Ему удалось подняться на 500 м выше Паррота, но плохая погода заставила его вернуться.

Он был уверен, что от высшей точки, достигнутой им (4436 м), до вершины оставалось всего 60 - 70 м. На самом же деле впереди лежал труднейший участок с подъемом более 500 метров.

Неудача доктора Коленати завершила второй этап освоения Казбека. Собраны и опубликованы первые научные материалы, но самая вершина по-прежнему оставалась непокоренной.

После доктора Коленати в течение 24 лет никто не делал попытки продолжить дело первых восходителей.

За эти четверть века альпинизм в Европе получил широкое распространение и популярность не только как средство научного исследования высоких слоев атмосферы, но и как увлекательный вид спорта. Спортивное начало внесли в альпинизм англичане. Они штурмовали большинство альпийских вершин, проникнуть к подножию которых уже не представлялось особенно трудным, так как перевальные железные дороги, гостиницы, горные хижины, приюты и кадры профессионалов-проводников были к услугам туристов.

Взоры наиболее тренированных альпинистов были обращены не только на Альпы, но и на другие горные области, среди которых особое внимание было уделено Кавказу.

Первовосхождение Фрешфильда. В середине июня 1868 г. к подножию Казбека прибыла группа англичан, членов Альпийского клуба. Их было трое: Д. Фрешфильд, В. Мур и К. Туккер. Опытный швейцарский проводник Франсуа Девуассу сопровождал их на вершину. Но Фрешфильд, несмотря на свои 23 года, имел уже серьезные победы в Западных Альпах, где в 1864 г., сразу после окончания Оксфордского университета, он совершил первовосхождение на высочайшую вершину этих мест - Персанеллу.


Дуглас Фрешфильд

18 июня по дороге, которая оказалась неудачной для Паррота и Коленати, они вышли к вершине. Как опытный альпинист, Фрешфильд знал ценность спутников, знакомых с местностью. Он взял с собой 4 местных жителей; одним из них был Цоголь Бузуртанов, сыновья которого стали впоследствии замечательными проводниками на Казбек.

На этот раз погода благоприятствовала альпинистам, и, переночевав на высоте 3353 м, группа вышла в путь к вершине в третьем часу утра. По сообщению Фрешфильда, местные жители ночью бесследно исчезли. Однако исследователь казбекских ледников Хатисян приводит свидетельство Цоголя Бузуртанова, утверждавшего, что англичане ушли от них, не желая делить честь восхождения с местными жителями.

Путь по леднику и фирну был тяжел и опасен. "Для нас, - вспоминает Фрешфильд, - осталось навсегда загадкой, как мы, пробираясь шаг за шагом, не поскользнулись и не оборвались".

В 11 часов утра, на второй день пути, группа была на седловине между двумя вершинами Казбека. К западной вершине тянулся узкий ледяной гребень. Альпинисты с восторгом заметили, что этого труднейшего пути им совершить не придется; западная вершина оказалась ниже восточной, а к последней дорога с седловины была не так трудна.

В полдень 19 июня группа Фрешфильда вступила на вершину и этим открыла новую страницу не только в истории Казбека, но и всего высокогорного Кавказа. Обратно спустились по северо-восточному склону в сторону Девдорака, по Чачскому леднику и ущелью.

После возвращения с Казбека группа прошла южными склонами Кавказского хребта и в конце путешествия совершила другое первовосхождение - на Эльбрус.

Свое путешествие на Кавказ Фрешфильд повторил в 1887 и 1889 гг. Ему принадлежат первовосхождения на вершины: Тетнульд, Шода, Ляйлу и др. Но впечатления от Казбека, с которого он начал свой путь исследователя высокогорного Кавказа, остались у Фрешфильда на всю жизнь. "Казбек - классическая гора", - повторял он неоднократно.

Итогом путешествия Фрешфильда был большой труд "Исследование Кавказа" (1894 г.) и карта Центрального Кавказа, которую и теперь еще можно встретить в планшетах наших альпинистов.

Восхождение В. Козьмина. Первым русским альпинистом, взошедшим на вершину Казбека, был В. Козьмин. Он использовал отчасти обратный путь Фрешфильда, но из Дарьяла шел ущельем Кабахи и через Девдоракский ледник добрался до скал Амилишхи (Омалиш-хи), где провел ночь. Минуя скалы I и II Волгишки, он поднялся на вершину по крутому скату северного склона. Это было 15 июля 1873 г., т. е. через пять лет после первовосхождения Фрешфильда. С ним впервые поднялись четыре местных жителя - ингуши из сел. Гвелети.

На вершине они пробыли всего 15 мин. и стали торопиться со спуском, так как бушевала метель.

Описывая свое путешествие на страницах газеты "Кавказ"*, Козьмин сделал вывод о сравнительной легкости и доступности пройденного пути. "Я думаю, - писал он, - что в хорошую погоду восхождение и обратный путь можно будет сделать в 2,5 дня без всякого утомления".

Среди местного населения, особенно среди осетин, факт восхождения на вершину все еще подвергался сомнению.

Восхождения возобновились только через 14 лет, но 1887 г. не принес ничего нового.

Инженер Роберт Лерхо с проводником Мюллером удачно прошли путем Фрешфильда, а страсбургский архивариус Винкельман на том же пути потерпел неудачу и не достиг вершины.

Зато в последующие 1888 - 89 гг. начинается штурм вершины с совершенно еще необследованного северного склона, со стороны Геналдонского ледника (ущелья Прим. Э.Манукянц). Этим восхождениям, помимо большого научного значения, было суждено окончательно разрушить среди местного населения легенду о недоступности вершины Казбека.

Восхождение А. В. Пастухова. В 1888 г. житель Владикавказа, осетин по национальности, Тулатов впервые прокладывает путь к Казбеку со стороны Геналдонского (Майлийского Прим. Э.Манукянц) ледника. В осетинском селении Тменикау, расположенном в верховьях р. Геналдон, он отыскал себе смелого спутника, местного охотника за турами, тоже осетина - Царахова. Тулатов взял с собой красный флаг, который он хотел утвердить на вершине и этим доказать населению факт своего восхождения. Но снежная буря и дождь помешали Тулатову и Царахову. Ни 14 июля, ни вторично 8 августа им не удалось достичь вершины и флаг пришлось оставить на подступах к ней. Но мысль Тулатова была подхвачена и осуществлена в следующем же году топографом и альпинистом Пастуховым.

Пастухов проводил летом 1889 г. топографическую съемку в долине Геналдона и ему захотелось осуществить свое давнишнее желание побывать на вершине Казбека. Несмотря на свои 28 лет, Пастухов был уже в достаточной мере опытным альпинистом. С 20 лет он работал в Кавказском военно-топографическом отделе и последние 2 года работы провел в верховьях Аргуна, где ему приходилось забираться в наиболее возвышенные части Андийского хребта. Несмотря на это, восхождение на Казбек явилось для Пастухова серьезным испытанием и первой ступенью к будущим победам на Эльбрусе и Арарате.

Приехав в Тменикау, Пастухов предусмотрительно разыскал Царахова и уговорил его снова идти на вершину. Кроме того он взял из своего отряда двух казаков - Лапкина и Потапова.

Переночевав на 27 июля у Тменикаукских горячих источников в 30 м от Майлийского ледника, они в 3 часа пополудни начали восхождение. По леднику шли, подвязав к ногам стальные кошки и вооружившись палками со стальными наконечниками. Пастухов шел впереди, прокладывая путь. В руках у него длинный шест-древко, а среди немногочисленных вещей в дорожной сумке 3 аршина красного кумача для будущего флага на вершине.

Проходя по месту, где ледник оказался покрытым снегом недавнего обвала, Пастухов оступился и полетел в трещину, замаскированную снегом; спас его от неминуемой смерти шест, который он нес в горизонтальном положении и не выпустил из рук, вися над страшной голубоватой бездной.

Первую холодную ночь провели под прикрытием скалы. Наутро у Потапова появились приступы горной болезни. Пришлось его оставить в 200 м от ночлега со значительным запасом продуктов.

В полдень подошли к гигантскому фирновому бассейну, занимавшему по крайней мере 6 кв. км. Высотомер показывал 13 664 фута. В этот день на фирне древко вторично спасло Пастухова от смерти на дне ледяной пропасти. Пришлось идти еще медленней, еще осторожней. Горная болезнь мучила все больше и больше, к ней присоединилась страшная жажда. В конце дня для второго ночлега подыскали небольшую площадку, усеянную сланцевым щебнем. Вторая ночь была холодней предыдущей и заснуть было трудно.

Туман, который окутал вершину Казбека и полз по фирновому полю, вскоре рассеялся. "Над нами было синее, почти черное небо, усеянное звездами, - вспоминает Пастухов. - Из-за вершины Казбека тихо всплывала луна, обливая своим светом серебряную поверхность снегов. Иногда среди этой тишины раздавался страшный треск льда и, повторившись стоголосым эхо, тихо замирал где-нибудь в отдаленном ущелье".

Утром 29 июля продолжали подъем. Вышли втроем, но новые жестокие приступы горной болезни мешали идти Лапкину. В глазах темнело, ноги становились чужими, пришлось отпустить и его и двигаться дальше вдвоем.

Из-за плотного утреннего тумана пошли в южном направлении и подошли к основанию западной вершины. Увидев ошибку, повернули в юго-восточном направлении; дойдя до соединения двух вершин, повернули на восток и стали подниматься к перевалу между вершинами Казбека. Склон труден и крут, приходилось рубить ступени. Вскоре и Царахов выбился из сил. Все настойчивей звал он вернуться назад, останавливался, оставлял Пастухова и начинал спуск, но, видя с каким упорством тот продолжает молча идти вперед, снова следовал за ним.

В 12 час. дня они достигли середины хребта, идущего от западной вершины к перевалу, и сделали остановку. Кругом было снежно и тихо. Спокойно высились белые вершины, синело небо. И вдруг три бабочки красноватого цвета пронеслись одна за другой, легко уносимые ветром в южном направлении. За два дня это была первая встреча с живыми существами.

При спуске с перевала нашли флаг, оставленный здесь в прошлом году Тулатовым.

В половине второго Пастухов и Царахов подошли к основанию восточной вершины и, вырубая ступени в почти отвесной стене, начали последний подъем. В 4 часа дня они вступили на вершину. Пастухов не мог впоследствии передать, какой изумительный вид открылся оттуда в этот ясный вечер, когда заходящее солнце заливало бесконечные цепи снежных хребтов и вершин. Сделав необходимые наблюдения и измерения вершины. Пастухов и Царахов стали укреплять на высоком древке красное трехметровое полотнище. Ветер легко подхватил его и первый флаг заалел над Казбеком. Его видели из окружающих селений простым глазом, а из Владикавказа его можно было рассмотреть в бинокль.

Так, вера в неприступность Казбека была окончательно разрушена у местного населения только после шестого восхождения на эту вершину.

Пастухову повезло не до конца. Перед спуском отряда в Тменикау, над ущельем Геналдона пронесся ливень необычайной силы. Потоки воды смыли зреющие посевы овса и ячменя, затопили дома, размыли дороги. Наиболее темная часть населения истолковала ливень по-своему: русский "сманил" осетина, они вместе осквернили своими ногами вершину, никто не сумел остановить их. Теперь бог отомстил всему Тменикау за совершенный грех. Но, несмотря на прямое натравливание толпы на Пастухова, уважение к отваге и храбрости взяли верх и он благополучно выбрался из селения.

В том же году путем Фрешфильда удачно поднялись на Казбек еще две иностранные группы с альпийскими проводниками. Она из них, в составе альпинистов Рукдешеля, Гирша и проводника Мюллера, поставила своеобразный рекорд быстроты восхождения на восточную вершину Казбека. Все восхождение заняло у них 16 час. 55 мин. Из них на подъем было потрачено 12 час. 45 мин., а на спуск 4 ч. 15 мин.

Восхождение Г. Мерцбахера. Через два года, в 1891 г., по Кавказу путешествовал член австро-германского альпийского клуба, будущий профессор и известный исследователь Кавказа и Памира Г. Мерцбахер. Он поднялся на Казбек путем Тулатова и Пастухова, но более удачно, чем они.

Путь до вершины, на который Пастухов потратил 3 трудных дня, Мерцбахер легко преодолел в 1 день. Но этот успех, по признанию самого Мерцбахера, объяснялся исключительно благоприятным состоянием снега, одинаково плотного на всем пути.


М.П. Преображенская

В 90-х годах было еще четыре восхождения на вершину: два из них - полковника Ерофеева и геолога Штебера в 1895 г. и альпинистов Сипягина и Красногорского в 1897 г. - сделаны в сопровождении жителей сел. Гвелети Бузуртановых, за которыми установилась прочная слава лучших знатоков пути к вершине через Девдоракский ледник. И большинство восхождений последующих лет прошли через Девдорак.

Достижения М. П. Преображенской. Этим же путем в 1900 г., сопровождаемая Бузуртановым, совершила восхождение первая русская альпинистка М. П. Преображенская. Скромная учительница Владикавказской гимназии, она стала неутомимой "казбекисткой". В течение последующих 20 лет она поднялась на вершину еще восемь раз.

В 1902 г. она установила градусник на вершине Казбека, а в 1912 г. по заданию Геофизической обсерватории подняла на вершину первую метеорологическую будку, но наладить регулярную съемку показаний с приборов ей не удалось.

Преображенской принадлежат первые туристские описания путешествий по Кистинскому ущелью и вокруг вершин Казбека по фирновым полям и ледникам*.

Первое восхождение Преображенской было двенадцатым по счету восхождением на Казбек за 32 года, отделявшие его от первовосхождения Фрешфильда.

В 90-х годах туристский поток на Военно-Грузинской дороге увеличился. На летний сезон в сел. Казбек было открыто несколько гостиниц. Увеличилось и число желающих подняться на вершину. Это были большей частью небольшие группы чисто альпинистского характера, успех которых подчас целиком зависел от проводников. Вместе с Бузуртановым в эти годы работали и проводники-мохевцы, среди которых особенно выделялись Гаха Циклаури и Котэ Пицхелаури.

Восхождения на Казбек в 1903-1913 гг. Популярность Девдоракского пути в эти годы объяснялась еще и тем, что у подножия ледника уже существовала наблюдательная будка, в которой останавливались туристы при подъеме к вершине. В 1903 г. по поручению Русского горного общества Бузуртановы приступили к сооружению в верховьях Девдорака специальной горной хижины Для альпинистов. Для нее было выбрано место в одной из впадин крутого Барт-корта над Девдораком ниже I и II Волгишек на высоте 3480 м. Хижина была сложена из камня, покрыта железом и состояла всего из одной комнаты с "площадью" 3 х 4 м. Эти более чем скромные размеры являются лучшим доказательством "камерности" русского дореволюционного альпинизма, бывшего достоянием ограниченного круга людей. Хижина была открыта в августе того же года и стала известной под названием Ермоловской.

В эти годы на Девдораке предприниматель Бицлер открыл эксплуатацию месторождения меди. Была разработана дорога к руднику, около Гвелети стало шумно и оживленно. Штейгером Бицлеровского рудника работал в течение нескольких лет Андрей Игнатьевич Духовской. Заведуя разведочными работами на руднике, он попутно проводил большую работу по обследованию ледников Казбекского массива и проверял одноверстную карту. В связи с этой работой он обошел вокруг вершин Казбека и спускался в большинство ущелий среди его отрогов. Он трижды поднимался на вершину, где проводил инструментальную съемку (1910 - 1912 гг.). Его неизменным спутником был уже поседевший к тому времени Яни Бузуртанов.

Работы Духовского завершили дореволюционную историю исследований вершины Казбека и его массива.

Вместе с Духовским несколько раз поднимался к вершине молодой мохевец Ягор Казаликашвили, который с 1905 г. работал в шахте Девдоракского рудника.


Ягор Казаликашвили

Во время этих восхождений он проявил исключительные качества проводника. Ягору Казаликашвили было суждено войти в историю советского альпинизма не безвестным носильщиком и проводником, а полноправным участником большинства высокогорных исследовательских экспедиций и получить значок почетного альпиниста. Империалистическая война сократила, а затем и вовсе прервала течение туристского потока по Военно-Грузинской дороге. В Хеви прошла мобилизация, мохевцы со своими арбами отправились на турецкий фронт; в их числе был и Я. Казаликашвили.

Наступили годы гражданской войны. Меньшевики захватили власть в Грузии. В Дарьяле был установлен пограничный пост, прервано сквозное движение по Военно-Грузинской дороге.

За эти годы только М. П. Преображенская сумела побывать на вершине Казбека. В 1920 г. она совершила свое девятое и последнее восхождение, и этим как бы отметила двадцатилетие своей альпинистской деятельности.

Первые советские экспедиции на Казбек. После свержения меньшевистского правительства, советская Грузия начала работы по восстановлению сильно разрушенной за годы империалистической и гражданской войны Военно-Грузинской дороги, и летом 1923 г. ущелья Мохевии увидели первых советских туристов и альпинистов.

1923 г. стал годом рождения советского альпинизма. 28 августа Казбек принял на своей вершине 18 первых советских альпинистов во главе с проф. Г. Н. Николадзе, который объединил и подготовил к этому восхождению группу грузинской молодежи. Путь на Казбек этой группе показывали такие знатоки, как Гаха Циклаури и Ягор Казаликашвили. С этого времени они стали участниками всех больших экспедиций на вершину, а Ягор Казаликашвили показал свое удивительное мастерство при восхождениях и на другие вершины.

При спуске на Девдоракском леднике группа Николадзе встретила другую альпинистскую группу, которая, проводя топографическую съемку, делая метеорологические и гляциологические наблюдения, медленно направлялась к вершине. Это была первая научная экспедиция только что организованной Геофизической обсерватории Грузии, со своим руководителем проф. Дидебулидзе. Среди ее семи участников одна женщина - Александра Джапаридзе. Этой экспедицией она начинала свою работу метеоролога-исследователя высокогорного Кавказа, которую продолжает и в настоящее время.

По инициативе участников этих экспедиций создано Географическое общество Грузии с альпинистско-туристской секцией при нем. Ее руководителем до самой смерти был проф. Николадзе. Секция объединила растущие альпинистские кадры Грузии.

В 1925 г. экспедиция из 11 человек с проф. Дидебулидзе и старым проводником мохевцем Котэ Пицхелаури установила на вершине Казбека метеорологическую будку с самопишущими приборами.

Уже первые советские восхождения 1923 г. резко отличались от практики буржуазного альпинизма Запада; нашим альпинистам присущи были основные черты советского альпинизма: массовость, тщательная подготовка к восхождению, связь с исследовательской работой научных учреждений.

Интерес к советскому альпинизму вырос не только у нас в Союзе, но и за его пределами.

Проф. Николадзе, находясь в 1926 г. в заграничной командировке, дважды делал на заседании крупнейшего в Европе Английского географического общества сообщения о работе грузинских альпинистов. В числе его слушателей был и престарелый Фрешфильд, который специально приезжал в Лондон, чтобы присутствовать на этом докладе.

Внимание советских экспедиций в то время привлекла западная часть Кавказа с другим снежным великаном - Эльбрусом. Но и Казбек не остался забытым.

В августе 1925 г. через сел. Гвелети и Девдоракский ледник к вершине поднялась группа комсомольцев. Остановившись в старой Ермоловской хижине, комсомольцы организовали в ней первый ленинский уголок на высоте 3480 м.

Путь С. Джапаридзе. В 1926 г. на Казбек поднялся С. Б. Джапаридзе с большой экспедицией Грузинского географического общества, замещая Г. Н. Николадзе, находившегося в заграничной командировке.


Симон Джапаридзе

Вместе со своей сестрой А. Б. Джапаридзе он стал неутомимым исследователем Казбека и навсегда связал свое имя с его ледяной вершиной. Ему первому удалось наладить съемку показаний с приборов,

установленных на вершине, и открыть наиболее легкий путь к вершинам, который стал популярным для всех последующих массовых восхождений на Казбек.

С. Б. Джапаридзе, или просто Симон, как его звали туристы, проводники и товарищи по экспедициям, умел заражать своей энергией и волей к преодолению любых трудностей и препятствий.

Даже горцы-мохевцы удивлялись выносливости и ловкости Симона, называя его горным туром - высшая похвала, которую может здесь заслужить альпинист.

Экспедиция 1926 г., первая под руководством С. Джапаридзе, состояла из 11 человек - 6 мужчин и 5 женщин - и поднималась через Гергетский ледник с неизменными Гаха Циклаури и Ягором Казаликашвили. Последний вел экспедицию на верхнем, наиболее трудном участке пути. На ночлег остановились у языка Гергетского ледника (3100 м). Следующую ночевку сделали на высоте 4000 м, раскинув палатки на засыпанной снегом левой морене Гергетского ледника. 7 сентября в 6 час. 15 мин. утра вышли на штурм последнего участка пути перед вершиной и в 12 час. вступили на фирновое поле. К 4 час. достигли седловины, но позднее время заставило Джапаридзе отложить восхождение на следующий день, он уговорил всех вернуться к месту ночлега, хотя до вершины и оставалось всего 35 м.

На следующий день все отдохнули и поднялись до высоты 4200 м, где Ягор Казаликашвили ориентировался по камню, который черной глыбой поднимается на морене Гергетского ледника. К северо-востоку от этого камня, в защищенном от ветра месте экспедиция переночевала и дала и ему и камню прочно укрепившееся теперь название "Ягорас-ниши", т. е. "знаки Ягора".

В метеорологической будке, установленной экспедицией Дидебулидзе, сняли показания, но, увы, наивысшая отметка на шкале была 47 град и термометр показывал - 47 град. Поставили новый со шкалой до 75 град и самопишущие приборы, барограф с шестичасовым и термограф с недельным заводом.

Все эти работы потребовали около 2,5 часов времени, после чего начали спуск.

Возвратившись в селение, экспедиция совершила несколько экскурсий в предгорья Куро и в Гудушаурское ущелье, после чего большинство участников выехало в Тбилиси, а С. Джапаридзе, его сестра и А. Агниашвили вместе с Циклаури и Казаликашвили 15 сентября снова отправились на вершину, чтобы снять показания приборов-самописцев.

Шли по Девдоракскому пути. Дул сильный ветер, глубокий снег лежал на леднике и фирне. Гаха Циклаури не мог вспомнить здесь такого глубокого снега когда-либо в другие годы. Идти было так трудно, что мохевцы стали поговаривать о возвращении. Тогда Джапаридзе сам пошел впереди и 1,5 часа расчищал путь.

У самой вершины ветер затих, и последние метры перед вершиной, забыв о всех правилах восхождений, Джапаридзе бежал.

На вершине сняли показания самопишущих приборов, первые за все время существования Казбека: восьмидневную термограмму и шестичасовую барограмму. За 8 дней, прошедшие с 9 сентября, термометр отметил как минимальную температуру на вершине - 47 град. Оставив снова в будке минимальный термометр на долгую зиму, стали спускаться с твердым намерением снять его показания в будущем году.

Переночевали в уже полуразрушенной временем Ермоловской хижине, а утром, спускаясь по Барт-корту, встретили туров. Ягор метким выстрелом охотника уложил одного из них, большого шестилетнего самца. И в нижней Девдоракской будке за нежным турьим шашлыком было отпраздновано удачное возвращение.

В следующем, 1927 г. С. Б. Джапаридзе 7 августа снова был на вершине, но без экспедиции. Его единственным спутником был Ягор Казаликашвили. Погода была плохая, до вершины не смогли донести самопишущие приборы и оставили их вместе с носильщиками на высоте 4200 м. Будка на вершине оказалась занесенной снегом. Очистив от снега и открыв дверцу будки, которая поднималась над снегом всего на 10-15 см, Джапаридзе снял показания термометра, оставленного в прошлом году. В первый раз была выяснена минимальная годовая температура на вершине. Термометр показывал -75,2 град*.

На обратном пути пристроили самопишущие приборы между двумя каменными стенками на скале Ягорас-Ниши.

Через 10 дней, 27 августа, Симон Джапаридзе снял с них показания, а приборы перенес в будку на вершину.

В эти же дни на вершину Казбека проведен первый красноармейский поход, который можно считать началом, альпинизма в рядах Красной армии.

* * *

Во время своих августовских восхождений 1927 г. С. Джапаридзе вместе с Я. Казаликашвили освоил новый путь: в обход вершин с запада по фирновому полю, с подъемом на седловину и оттуда на обе вершины с северо-западной стороны, вместо традиционного пути, установленного Фрешфильдом. Эта же экспедиция показала, каким опытным и расчетливым альпинистом был С. Джапаридзе. Он обладал необычайным умением правильно оценить положение в горах, полным отсутствием риска и вместе с тем отвагой и решимостью, которые проявлял в нужную минуту.

Все эти качества особенно проявились в нем в 1928 г., когда он стал во главе отряда из 50 человек, в большинстве малоопытных туристов, и довел 41 человека, в том числе 7 женщин, по вновь открытому пути до вершины. К группе присоединились московские киноработники, которые засняли это восхождение и включили его в фильм "Врата Кавказа".

Этим восхождением было отмечено шестидесятилетие со дня первого восхождения на вершину Казбека. А глубокой осенью Джапаридзе вместе со своей сестрой и В. Каландаришвили установил на Казбеке новую метеорологическую будку, которой Геофизическая обсерватория решила заменить поставленную в 1925 г. экспедицией Дидебулидзе.

Это было восьмое и последнее восхождение С. Джапаридзе на вершину Казбека.

В 1929 г. драма на Тетнульде, другой "священной" горе старой Грузии, вырвала его из рядов советских альпинистов вместе с Пименом Двали. Старший товарищ Джапаридзе - Ягор оплакал в стихах смерть "стройного, широкоплечего, близкого сердцем" Симона.

В следующем же году лучшие альпинисты Грузии с Ягором Казаликашвили и Александрой Джапаридзе во главе "отомстили Тетнульду", покорив его вершину, а новый путь на Казбек, открытый Симоном, получил название "Пути Джапаридзе".

* * *

В 1931 г. проложены еще два новых пути к вершине.

Путь А. Джапаридзе. Брат Симона Александр Джапаридзе после большой подготовки проложил четвертый по счету путь к вершине - он прошел с северо-востока от сел. Казбек по хребту Сарцевис, который окаймляет с севера ледник Абано. Не заходя на седловину с хребта, по фирну Джапаридзе поднялся на вершину. Путь этот труден и не вошел в число общеупотребительных путей, но много дал для изучения юго-восточного склона конуса.

Путь П. Маруашвили, Антоновича и Золотарева. Шестой путь на вершину был проложен в 1931 г. тбилисским журналистом П. Маруашвили и орджоникидзенскими альпинистами Антоновичем и Золотаревым. От Ягорас-Ниши они шли прямо к седловине, не обходя, как это делал Джапаридзе, западной вершины. От ледника до седловины их путь шел по довольно крутому фирновому полю, которое напоминает здесь большую воронку. По пути попадается большое число трещин.

Путь трудный, но интересный и требует в среднем 8 часов подъема от Ягорас-Ниши до вершины.

* * *

После массовых восхождений 1928 г. по пути С. Джапаридзе серьезным препятствием к достижению вершины Казбека для рядового альпиниста было лишь отсутствие горного приюта, где можно отдохнуть, провести ночь перед подъемом и приучить свой организм к разреженному воздуху горных высот.

Старая хижина на Барт-корте была мала, тесна и находилась в разрушенном состоянии, а самый путь через Девдорак был более сложным. Поэтому ОПТЭ решило выстроить на Казбеке высокогорную хижину - приют в память Двали и Джапаридзе. В эти годы советская метеорология обогатилась новыми высокогорными станциями, на которых изучение атмосферы идет в нормальных стационарных условиях. Гидрометеорологический комитет Грузии решил открыть такую станцию и на склонах Казбека. Решено было объединить эти два начинания, построив метеорологическую станцию-приют им. Двали и Джапаридзе.

Гибель Шота Микеладзе. В августе 1932 г. из Тбилиси выехала экспедиция, которая должна была найти подходящее место для станции на склонах Казбека.

Начальником экспедиции был назначен Шота Микеладзе, 27-летний молодой инженер, председатель горно-лыжной секции ОПТЭ Грузии.

Товарищ и спутник Джапаридзе по экспедициям 1927 г. на Казбек, Тетнульд и Эльбрус, он был известен как один из наиболее отважных и опытных альпинистов. Тщательный подбор экспедиции и участие Я. Казаликашвили заранее обеспечивали успех и никто не мог ожидать повторения на Казбеке драмы, разыгравшейся на Тетнульде.

5 августа экспедиция вышла из селения и обычным путем, мимо Цминда-Самеба, поднялась к Саберце и расположилась лагерем. Утро 5 августа было солнечное и ясное. Весь день посвятили основной цели экспедиции - поискам места для горной хижины. Но Микеладзе поставил перед собой и вторую цель: сто окончании работ экспедиции взойти на вершину по новому неисследованному пути. Фрешфильд, Пастухов, Симон и Александр Джапаридзе взошли и всесторонне исследовали путь к вершине. Лишь там, где по восточному склону конуса спускается скалистое тело Дракона - Гвелешапи, не ступала нога альпиниста, Шота Микеладзе решил освоить и этот труднейший путь. Весь день его не покидала мысль о восхождении, и среди других заметок он несколько раз заносил в свою записную книжку: "Завтра наверное пойдем на вершину по моему новому пути"*. А вечером, когда, закончив поиски площадки, остановились у скал Джапаридзе (3740 м), лежа в своей маленькой палатке, при тусклом свете свечи он снова записывает: "Путь труднейший среди всех известных путей".

Утром экспедиция разделилась на две группы, и от скал Джапаридзе Ягор со своей группой пошел на вершину обычным путем, где была назначена встреча, а Шота Микеладзе, взяв в спутники геолога В. Махарадзе, стал штурмовать скалу Гвелешапи.

День был ясный, солнце припекало. Ягор и его два спутника благополучно взошли на вершину. Но Микеладзе на вершине не оказалось, снег был свеж и не протоптан, на крики никто не отвечал. Спускаясь, Ягор увидел, что маленькая палатка Шота у скал Джапаридзе - пуста. Подозревая несчастье, он стал быстро спускаться вниз за помощью.

А Микеладзе со своим спутником в десятом часу утра поднялся на хребет, разделявший ледники Абано и Гергетский, к основанию скалы Гвелешапи. Микеладзе не ошибся. Путь был необычайно труден. "Ужасный подъем, лед", - то и дело записывает он на остановках: "50, 55 град, в некоторых местах до 60 градусов уклона".

С большим трудом достигли высоты 4850 м. Микеладзе приходится идти все время впереди и рубить ступени во льду. Малоопытный Махарадзе идет за ним, охраняемый веревкой. Неожиданно Шота поскользнулся, веревка натянулась и, падая, он повлек за собой Махарадзе. Гибель была бы неминуема, но веревка зацепилась у самого края Гвелешапи и оба повисли с разных сторон скалы.

Было темно, каждое неловкое движение опасно, поэтому до рассвета нечего было и думать об освобождении. Так провели ночь. Только утром удалось встать на ноги.

Махарадзе стал настаивать на возвращении, но Микеладзе уговорил его продолжать подъем. Дойдя до места вчерашнего падения, геолог снова, теперь уже категорически, отказался идти дальше. Напрасно доказывал Шота, что спуск опаснее подъема, Махарадзе продолжал настаивать, и пришлось уступить.

Шота сделал свою последнюю запись в дневнике в 8 ч. 50 м. утра: "Ветер, непогода, холодно. Ночью на волосок спаслись от смерти. Изранил руки. Тут провели ужаснейшую ночь. Двигаемся все же, если только спустимся"…

Шли медленно. Охраняясь, крепили веревку к камням. Но это быстро надоело Шота. Ушибленная накануне рука ныла, на большом пальце была содрана вся кожа, наблюдательные приборы, взятые им с собой, мешали движению. Он стал спускаться без необходимых предосторожностей. Снова, вторично он поскользнулся, веревка натянулась и еще paз удержала бы Шота, но перетертая ночью она попала на острый камень и оборвалась. Шота покатился по крутому скату, стремительно перелетел через гребень скалы и скрылся из глаз своего спутника.

Потрясенный Махарадзе долго не мог двинуться дальше. Как удалось ему преодолеть этот спуск, он потом и сам хорошо не мог вспомнить. Обессиленного, в полубессознательном состоянии его подобрала спасательная экспедиция.

Изуродованное тело Шота Микеладзе нашли только через 2 дня - 11 августа, в верховьях ледника Абано, куда он упал с большой высоты. Врачи установили, что смерть наступила мгновенно. В кармане Шота нашли часы с циферблатом, приплюснутым в момент падения. Они и отметили время гибели: 15 час. 25 мин, 42 сек.

Особая комиссия изучила всю обстановку восхождения и установила причины катастрофы: труднейший путь, обратный спуск, неопытный спутник, масса наблюдательных приборов, которые имел на себе Микеладзе, обрыв веревки.

В том же году группа товарищей, участников экспедиции, поднялась по пути Микеладзе через скалу Гвелешапи и установила, что этот шестой путь среди всех известных путей к вершине труден, очень опасен и непригоден для восхождений.

КАЗБЕКСКАЯ МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ

Дело постройки высокогорной станции было доведено до конца лишь в 1933 г. В конце мая и июне на могучие плечи Казбека снова поднялись экспедиции и в верховьях Гергетского ледника на левой стороне его морен нашли небольшую каменистую площадку, сложенную из твердых моренных пород и расположенную среди льда, фирна и скал.

Вершина Казбека отсюда кажется более близкой и доступной. Ледник рождается неподалеку в фирновых полях и круто поворачивает от станции к северу, сбрасывая вниз серые горбы своих ледопадов. Прямо перед станцией на синем небе четко вырисовывается снежный гребень Орцвери.

Все лето и осень поднимали на площадку стройматериалы, оборудование, топливо. К зиме здесь выросла небольшая деревянная хижина, в которой поселились первые зимовщики: 23-летний начальник - Датико Шарашидзе, комсомолец и метеоролог, такой же юный Сандро Гвалия, альпинист и наблюдатель станции, и неизменный Ягор Казаликашвили.

Впервые в истории Казбека на высоте 3800 м началась систематическая работа по изучению этого замечательного горного массива. К середине первой зимы были организованы 2 подстанции, выше и ниже хижины, с метеорологическими будками и приборами, отмечавшими глубинную и поверхностную температуры. Третья подстанция работала на высоте 4350 м, в том месте, где стояла последняя палатка экспедиции Ш. Микеладзе, и в честь его была названа "Шотас-Набинавари".

Станция изо дня в день ведет наблюдения над температурой воздуха, атмосферным давлением, облачностью, солнечной радиацией. Эти наблюдения имеют не только научную ценность, но и большое практическое значение. Они способствуют точности прогнозов погоды для всего Закавказья. Изучение мощности снежного покрова помогает дать правильные прогнозы весенних паводков, а изучение лавинной опасности необходимо для строительства будущей Транскавказской железной дороги.

В эти же годы над Кавказским хребтом появился самолет, начались регулярные почтовые рейсы от Тбилиси до Минеральных Вод. Летом часто можно наблюдать, как самолет серебряной птицей кружит над Казбеком, спускаясь совсем низко к его ледникам. Он сбрасывает очередную почтовую посылку работникам станции. Станция не остается в долгу. Ее сводки о состоянии погоды в восточной части Кавказского хребта решают судьбу очередного полета.

Летом на станции людно. Одна альпинистская группа сменяет другую. Победители возвращаются с песнями, несмотря на усталость; неудачники проклинают погоду, глубокий снег и все, что, по их мнению, помешало им взойти на вершину. Одна из двух комнат станции отведена под ночлег альпинистам.

Зимою на станцию не заходят гости. Мороз доходит до - 30-35 град, жестокие бураны наметают к хижине сугробы толщиной в 2-3 м. Сила ветра достигает 40 м в секунду. Но в нужное время, несмотря на непогоду, наблюдатель идет для съемки показаний с приборов подстанции. Особенно трудно добираться до Шотас-Набинавари. "Наклон 50 град, приходилось подниматься на лыжах", - рассказывает Сандро Гвалия, первый наблюдатель и первый зимовщик станции, - "холодный ветер бил в лицо, проникая в тело. На лице образовывалась корка и все же нужно было идти, чтобы не сорвать наблюдательную работу"*.

Часто такая же погода заставала и Я. Казаликашвили при его очередном переходе от станции к селению и обратно. На его обязанности лежала связь станции с населенным пунктом и этой работе он отдал последние два года своей жизни. В долгие ненастные вечера он рассказывал своим товарищам по зимовке увлекательные истории своих восхождений на Казбек и другие вершины. Он помнил все мохевские предания; экспедиции археологов и фольклористы не раз записывали их с его слов. Но из всех историй, которые рассказывал Ягор, самой интересной была история его жизни.

Бедняк-мохевец, шахтер на медном руднике, участник империалистической войны, после советизации Грузии он одним из первых откликнулся на призыв партии и советской власти и стал в ряды колхозников. Великая социалистическая революция была для него началом новой жизни и он любил повторять: "Только в дни Великой революции мы поняли настоящий смысл нашей жизни".

В прошлом крестьянин-проводник, имя которого обычно забывали упомянуть при описании восхождения, он стал теперь участником самых ответственных высокогорных экспедиций. "Наш Ягор" - так звали его и товарищи по колхозу и товарищи по экспедициям - научные сотрудники и альпинисты. Он далеко опередил всех бывших до него "казбекистов", больше тридцати раз побывав на вершине Казбека. Последнее свое восхождение он совершил в марте 1935 г. всего за 6 месяцев до своей смерти.

Ягор не был патриотом одной только вершины, хотя любил ее сильнее всех. В 1925 г. вместе с Гаха Циклаури он провел на восточную вершину Эльбруса экспедицию Грузинского географического общества, в годы 1930-1934 участвовал в первых советских восхождениях на такие вершины, как Адай-хох, Марух, Тетнульд и Ушба. На последнюю, труднейшую из всех вершин Европы, он вступил, имея за плечами 53 года трудовой жизни. За это восхождение он получил почетный значок от ЦИК СССР.

У Ягора Казаликашвили был дар настоящего поэта. Ночью после рабочего дня он умел складывать песни-стихи о пережитом и перечувствованном за этот день: о Ленине, о колхозе, о новой радостной жизни, а походах на Ушбу, Тетнульд и Гестолу и о любимой Мкинварцвери -"ровеснице Эльбруса, покровительнице горных туров". Свои стихи он передавал слушателям, часто не записывая, по памяти, под звон трехструнной пандури *.

Его смерть в сентябре 1935 г. была тяжелой утратой для советского альпинизма.

Еще раньше Ягора ушли из жизни два самых старых ветерана Казбека: умер Гаха Циклаури, а Котэ Пицхелаури был убит камнепадом в 1934 г. на пастбище, где он пас своих овец. Гаха Циклаури "шустрый старик", "профессор Казбека", как его звали альпинисты, был вместе с Бузуртановым лучшим знатоком Девдоракского пути. Поднимаясь осенью 1926 г. с Джапаридзе на Девдорак, он говорил, что это его пятьдесят третья попытка взойти на вершину. Грузинский поэт Тициан Табидзе в поэме о Рональде Амундсене, вспоминая Гаха, писал: "Он стоптал вершину Казбека, как кровлю аула родного".

ПУТИ МАССОВЫХ ВОСХОЖДЕНИЙ

1933 и последующие годы вписали новые замечательные страницы в историю советского альпинизма. Колонны альпиниады РККА штурмовали высоты Кавказа и Памира, 638 колхозников орденоносной Кабардино-Балкарии поднялись на вершину Эльбруса. Альпинизм вырос и окреп как увлекательнейший вид спорта, как показатель готовности десятков тысяч нашей молодежи к обороне своей родины.

Казбек - "классическая гора" - не остается в стороне от этого движения. За один только 1935 г. его с успехом штурмовали закавказская группа альпиниады ВЦСПС, допризывники Адыгейской автономной области, 50 лучших комбайнеров и трактористов Азово-Черноморья, сводный батальон N-ской грузинской дивизии, 500 колхозников и рабочих Северо-Осетинской автономной области и большое количество других альпинистских групп.

N-ская грузинская дивизия поднялась на вершину с артиллерией и пулеметами, в полном составе, без единого отставшего бойца. Здесь бойцы утвердили бюст товарища Сталина и составили приветствие, в котором писали: "... мы несем на седые вершины Казбека вместе с винтовками, пулеметами и орудиями величайшую любовь к партии и к тебе, товарищ Сталин"*.

Последние две колонны осетинской альпиниады выступили на штурм Казбека 10 августа 1935 г. В этот день, несмотря на плохую погоду, 270 человек побывало на его вершине. Хочется напомнить, что за 55 лет, отделяющие первовосхождение Фрешфильда от первой советской экспедиции 1923 г., только 46 человекам суждено было взойти на Казбек. Круг задач массового альпинизма с каждым годом расширяется. Альпинизм перестает носить только научный или спортивный характер. В 1928 г. впервые в истории альпинизма на вершине была произведена киносъемка. В 1935 г. впервые с вершины снежного великана загремели выстрелы N-ской грузинской дивизии.

В настоящее время существуют два пути для массовых восхождений на Казбек: по Гергетскому и по Девдоракскому ущельям.

Путь по Гергетскому ущелью**

Наиболее легким является путь по Гергетскому ущелью к леднику. Длина его ориентировочно исчисляется в 15 км.

От Дома туриста в сел. Казбек дорога к леднику идет на запад, вверх по Гергетскому ущелью, "выпаханному" движением мощных древних ледников и затем размытому бурными потоками, образовавшимися от таяния льда. Вначале путь идет по правому берегу р. Чхери, проложившей себе русло в вулканических породах: черных базальтах, серых и розовых андезитах, кирпичных дацитах; по ее течению встречаются также кварц, кварцитовые песчаники, порфиритовые диабазы и сланцы. Тропа на Гергетский ледник идет по Гергетской террасе, сложенной мореной Терского ледника и защищенной от размыва сланцевым кряжем.

На пути, в расстоянии не более 1 км от Военно-Грузинской дороги, расположено сел. Гергети, сохранившее типичные черты горного мохевского аула: плоские крыши, извилистые проходы, каменные лестницы от террасы к террасе, замкнутые дворики; на дверях некоторых домов еще видны ритуальные и символические изображения.

В нескольких шагах от селения находится "священная роща" - группа высокогорных берез.

У входа в рощу, около самой тропы, вытекает источник прекрасной питьевой воды. Здесь следует запастись водой, так как дальше по пути, до самого ледника, ручейки текут в стороне от тропы. От Гергетской рощи тропа, постепенно подымаясь, идет по типичному высокогорному лесу, в котором только редкие деревья достигают роста выше 2,5 м. Здесь растут клен, береза, рябина, горный тополь; из кустарников встречаются шиповник, можжевельник, облепиха.

Пройдя по лесу около 1 км, тропа поворачивает на юг, подымаясь круто в гору, - на верхнюю часть Гергетской террасы. Оттуда открывается незабываемый вид на вершину Казбека. Всего в нескольких сотнях метров от тропы стоит древний храм Цминда-Самеба. Отсюда к леднику можно идти двумя путями: либо по самому краю хребта, либо спустившись слегка на юг. Нижняя тропа идет по откосу на запад, постепенно подымаясь в гору.

Как верхняя, так и нижняя тропы проходят по субальпийской и альпийской зонам. Альпийские луга - основное богатство животноводческого хозяйства мохевцев. В результате усиленной пастьбы на субальпийских лугах многие из характерных для этой зоны растений сейчас уже вытравлены. Северные склоны покрыты анемонами, буквицей, чемерицей.

На границе субальпийских и альпийских лугов нижняя тропа проходит через так называемую "долину цветов", до конца июля представляющую собой сплошной ковер яркоцветущих растений.

За "долиной цветов" следует область рододендроновых зарослей, за которой тропа резко поворачивает на север, подымаясь с уклоном в 25 град до верхней тропы, идущей по кряжу. Дойдя до уступа перед спуском на травянистую морену* (2900 м), тропа начинает спускаться по каменистому склону через поляну Саберце к языку ледника. Зеленая поляна перед ледником, как и Бетлеми, лежит в типичной альпийской зоне. Здесь налицо все характерные для этой зоны черты: низкорослые осоки, лишайники, красивые генцианы, альпийские незабудки, манжетки, колокольчики, примулы и др. яркими пятнами расцвечивают альпийские луга.

Лужайка перед ледником является прекрасным местом для отдыха. Здесь протекает ручей с питьевой водой, а высокие морены служат хорошей защитой от ветров. Тропа к леднику ведет через горную речку вверх к морене и вскоре достигает единственного в этом районе водопада.

Около водопада (3070 м) тропа спускается на язык ледника. Здесь проходит летний вьючный путь к метеорологической станции, и на леднике ясно видны следы проходивших лошадей.

Вначале путь идет между глубокими трещинами, постепенно выходя на более ровную поверхность; отсюда, минуя остающийся справа ледопад, надо взять направление на гряду красной осыпи. Пройдя два снежника (последний из них достаточно крут), тропа выходит к морене, на которой построена метеорологическая станция (3850 м). Это самое удобное место для разбивки лагеря, так как в летние месяцы здесь течет источник с питьевой водой.

Персонал метеорологической станции никогда не отказывает в гостеприимстве, а метеорологические сводки могут предупредить тяжелое, а подчас и опасное восхождение.

От метеорологической станции путь идет на вершину вначале по морене около самого подножья Казбека; у Ягорас-Ниши, перерезав небольшой ледник, он подымается на морену, служащую границей между конусом Казбека и центральным ледником Орцвери.

Пересекши морену, необходимо держать направление на север. Тут начинается один из самых трудных участков пути через трещины и под камнепадом Хмаура*. Последний следует проходить только рано утром до наступления дневного таяния, так как срывающиеся с Хмауры камни залетают, далеко на ледник. В часы таяния лучше обходить Хмауру более длинным путем, держась к западу. Весь участок под Хмаурой изрезан поперечными и продольными трещинами, загроможден колоссальными обломками скал и его лучше пройти небольшими группами с охранением на веревке.

За Хмаурой начинается постепенный подъем по фирновому полю. На перевале Майли, около горы Безымянной (взятой инструкторами Девдоракского лагеря и ленинградской студенческой группой летом 1936 г.) путь к вершине сворачивает на восток. От бергшрунда надо повернуть на юг и подходить к седловине с северо-запада. Здесь остается еще небольшой участок трудного подъема на карниз седловины, который (в зависимости от состояния снежного покрова) требует рубки 5-6 ступеней.


Вид с фирновых
полей Казбека

С седловины путь на восточную вершину идет, под уклоном в 35-40 град, около гряды черных скал, представляющих собой продукт лавовых излияний Казбека (в последнюю фазу его вулканической деятельности).

Остающиеся до вершины 40 м кажутся из-за крутизны исключительно тяжелыми, но величественный вид с вершины в ясную погоду с лихвой вознаграждает за все трудности. На северо-западе открывается вид на двуглавую вершину Эльбруса, а обступающие Казбек снежные великаны создают впечатление снежно-туманного моря с массой ледяных шапок и пиков. В дымке горизонта виднеется г. Орджоникидзе, а внизу, на восток, маленькими точками на зеленом фоне вырисовываются дома сел. Казбек.

Путь по Девдоракскому ущелью*

Второй массовый путь на Казбек берет начало с Военно-Грузинской дороги на 38-м километре от г. Орджоникидзе, у ингушского сел. Гвилети, давшего альпинизму целый ряд таких хороших и отважных проводников, как Яни Бузуртанов и Ягор Казаликашвили.

Девдоракское ущелье, как и Гергетское, создано движением древнего ледника, доходившего, судя по шлифовке скал в ущелье р. Терека ("бараньи лбы"), до горы Фетхуз. Ориентировочно длина древнего ледника, двигавшегося к Владикавказской долине, достигала 45 км. Современный Девдоракский ледник - только остаток огромного древнего ледника.

Девдоракский ледник известен своей бурной деятельностью. В XVIII в. зарегистрировано 5 обвалов ледника, дошедших до Военно-Грузинской дороги.

Однако после обвала скалы Масах ледники Девдорака получили более свободное движение, и обвалы наших дней уже не носят прежнего катастрофического характера.

Устье р. Кабахи, вытекающей из Девдоракского ущелья, представляет остатки боковой морены мощного древнего ледника. Холмы этой морены служили запрудой горных озер. Два таких озера, сохранившиеся до наших дней, расположены у самого входа в ущелье на высоком правом берегу р. Кабахи.


Девдоракский лагерь

Путь на Девдоракский ледник начинается у Гвилетского моста (1408 м) и на отрезке от последнего места расположения альпийского лагеря ТЭУ ВЦСПС представляет собой вполне пригодную для колесного движения дорогу.

Вначале дорога эта ведет по левому берегу р. Терека на север и по древней морене, среди огромных валунов, сворачивает на запад. Поднимаясь через летний хутор мохевцев к лесистому северному склону ущелья, она пересекает небольшой субальпийский луг, покрытый весной ковром синих фиалок и желтых примул.

На четвертом километре от Гвилетского моста, у места слияния р. р. Амалиш-хи и Чач, дорога начинает зигзагами подыматься по лесистому склону хребта Арч-корт. Этот хребет сложен из палеозойских сланцев и кварцитов, а его гребень, в верховьях ущелья, - из лавовых пород красного и серого цвета. Склоны хребта, по которым вьется дорога, необычайно круты. С него открывается прекрасный вид на вершину Казбека и Девдоракский ледник.

Лес Девдоракского ущелья состоит из тех же пород, что и в Гергетском ущелье, только гораздо более крупных. В лесу растут папоротник, черника, брусника и рододендроны. До самого августа по обрывам вдоль дороги цветут кусты ароматного шиповника.

Субальпийская зона Девдоракского ущелья (2000-2200 м) отличается от той же зоны Гергетского своим высокотравьем (местами травяной покров достигает огромной высоты - в 2-2,5 м). Здесь встречаются борщевик, крестовник, аконит и др. Цветы некоторых из них отличаются необычайной яркостью окраски и сильным ароматом. В августе и в сентябре в ущелье поспевают черника и брусника, достигающие здесь под южным солнцем необычайно крупных размеров. Земляника и малина встречаются реже.

Пышная растительность Девдоракского ущелья доходит до самого языка ледника.

На восьмом километре от Гвилетского моста колесная дорога кончается. Здесь расположен альпийский учебный лагерь ТЭУ ВЦСПС. Он занимает здание, в котором раньше помещалось управление Девдоракских медных рудников и пункт для наблюдения за движением ледника. В лагере работает радиостанция, ежедневно получающая от Казбекской метеорологической станции метеосводку.

В лагере есть врач и организован спасательный фонд.

От лагеря к леднику, мимо заброшенных рудников, ведет ясно обозначенная тропа. Перейдя два боковых снежника, она спускается к языку ледника.

Пересекши ледник, можно идти к вершине двумя путями. Более длинный из них ведет на юго-восток, мимо большого валуна (называемого "Казначейский камень"), по травянистому склону на хребет Цхоар-корт к "зеленым озерам" и дальше на запад к хребту Барт-корт, на котором находится "Ермоловская хижина", к скалам Волгишки.

Перед ними, в небольшой котловине, обыкновенно разбивают так называемый "верхний лагерь" - последняя остановка перед штурмом вершины. Место это, хотя оно и недостаточно защищено от северных ветров, имеет преимущества перед двумя прежними лагерными стоянками ("зеленые озера" и "Ермоловская хижина"). Во-первых, отсюда ближе вершина, во-вторых, здесь можно расчистить значительно большую площадь под лагерь и, в-третьих, в летние месяцы тающие снега образуют ручей.

Отсюда открывается исключительный по красоте вид на Девдоракское ущелье с двумя голубыми озерами в конце его, на мрачные гранитные стены Дарьяла, острые пики Куро, ледник Кибиш, лесистое Кистинское ущелье, красивый и в то же время страшный хребет Шан. По утрам на склонах Барт-корта и зеленых полянах Цхоар-корта видны стада горных туров и слышится мелодичный свист горных индеек.


Верхний лагерь

Второй вариант пути на вершину начинается с той же левой стороны ледника, но идет на северо-запад прямо к скалам Барт-корт. Вначале он также подымается по крутому травянистому склону, но вскоре переходит в чисто скальный участок. Это - заброшенная тропа к "Ермоловской хижине". Здесь во многих местах по всему пути следования красной краской на скалах указано направление тропы (маркировка была проделана в 1936 г. инструкторами альпийского лагеря ТЭУ ВЦСПС). Этот путь к Волгишкам значительно короче, но труднее и круче первого. За "Ермоловской хижиной", где оба пути соединяются, начинается участок, требующий большой осторожности и хотя бы элементарных навыков в скальной технике.

Путь идет по вулканическим породам (черные андезиты) древнего кратера, каким является хребет Барт-корт, относящийся ко второй фазе вулканической деятельности Казбека (кратер первой фазы расположен в районе г. Орцвери). Местами породы поддались сильному влиянию эрозии, образуя острые выступы, мешающие переходу. Кое-где тропа совершенно обрывается, и ногу приходится ставить в узкую расщелину скалы; местами она идет по склону невероятной крутизны, но при осторожном передвижении это будет служить лишь приятной тренировкой.

Участком, требующим большой настороженности, следует считать также осыпь на подъеме к скале "Крепость". На осыпи набросаны большие камни, которые при одновременном передвижении большого числа людей сдвигаются с места, образуя лавину из осыпи и камней.

Из "верхнего лагеря", расположенного на границе снеговой линии (3860-4000 м), подъем на вершину идет по снежному склону мимо скал Волгишки (которые остаются с левой стороны). Вторая Волгишка представляет собой завалившийся кратер второй фазы вулканической деятельности Казбека. Ложе фирновых полей и ледника состоит из лавовых пород.

Подходя к верхнему концу центрального Девдоракского ледника, следует податься к самому основанию так называемой Девдоракской Хмауры - скалы, известной в дореволюционной альпийской литературе под названием "Пронеси господи" и крайне опасной своим камнепадом, уже с 10 часов утра приходящим в движение. Искать это опасное соседство с Хмаурой вынуждает другая, пожалуй еще большая, опасность - участок закрытых и открытых трещин.

В более поздние часы это место обходят е северной стороны, несколько удлиняя путь.

После Хмауры путь идет через небольшой, хорошо скрытый участок трещин (которые при хорошем снежном покрове совершенно безопасны), к конусу Казбека, где около бергшрунда он смыкается с маршрутом Гергетского ледника.

Преимущество Девдоракского маршрута состоит в том, что он короче и легче в своей ледниковой части, а до ледника идет по живописному лесистому ущелью, переход по которому гораздо менее утомителен, чем по совершенно открытому Гергетскому ущелью. Кроме того на протяжении первых восьми километров пути может быть использован колесный транспорт.

Скальная часть маршрута требует навыка в скалолазании и для большой группы новичков непригодна.

Климат обоих ущелий сурово-горный. Колебания между дневной и ночной температурой очень резки. Частые ночные похолодания даже на уровне лагеря еще в июне сопровождаются снегопадом. В начале лета здесь нередки туманы и дожди. Лучшим временем для восхождения следует считать вторую половину июля и август.

Учитывая климатические условия, необходимо обеспечивать группы соответствующим снаряжением. Пробелы в снаряжении могут быть пополнены из прокатных фондов либо Казбекского дома туриста (при Гергетском варианте), либо Девдоракского учебного лагеря (при Девдоракском варианте), однако фонды эти ограниченны.

* * *

С каждым годом возрастает число альпинистов, приезжающих в район Казбека. Единицами насчитывают альпинистов на своих вершинах Куро, Шино, Шан, Чаухи, Майли, Джимарай. И только Казбек, который по определению поэта "прорезав тучи, стоит выше всех головой", разбужен песнями молодых и отважных восходителей. Нет больше угрюмого лермонтовского Казбека; трудно заснуть, надвинув на брови шапку облаков, когда к нему идут испытывать свои силы отряды молодых и храбрых, и от их имени обращается Ягор Казаликашвили - альпинист, колхозник я поэт - с такой хвалебной песней:

Гостей трусливых зачеркни,

Ты любишь молодцов лишь,

Колени волчий у них,

И сталью блещут кошки.

В руках же ледоруб звенит.

И в бурю неизменны

Из дальних стран идут они.

Твои пути запомнив,

Сказать тебе: "Ты чудо гор,

Вершина незабвенная,

Моих ущелий гордость!"*

Приложения

ПРАКТИЧЕСКИЕ СОВЕТЫ ТУРИСТУ

Личное снаряжение

1. Для туриста, который ограничится рядом радиальных экскурсий из сел. Казбек без пешеходных путешествий через перевалы, необходимы легкое, но теплое пальто или свитер, удобная, прочная обувь на низком каблуке, пара шерстяных носков, легкая светлая одежда, закрывающая шею и предохраняющая от солнечных ожогов широкополая шляпа или кусок марли для предохранения лица от ожогов; желателен рюкзак и пара легких туфель или тапочек.

2. Для туриста-перевальника нужно рекомендовать то же снаряжение, но необходимо добавить смену шерстяных носков и вместо пальто - куртку или свитер. Можно рекомендовать брюки гольф, горные ботинки и смену к ним (легкая обувь на низком каблуке), обязателен рюкзак. При переходах по ледникам необходимы очки-консервы, высокогорные ботинки на триконях или кошки*.

3. Для восхождения на Казбек нужно иметь альпинистское снаряжение: ледоруб, кошки, веревку, очки-консервы. Костюм: шерстяные брюки с теплыми гетрами, теплая рубашка или свитер, смена теплого и нательного белья (майки, трусы), 2 - 3 пары шерстяных носков и столько же бумажных, высокогорные ботинки на триконях, непромокаемые рукавицы, шерстяные варежки, шлем.

Шерстяные носки и варежки можно всегда заказать или купить у жителей сел. Гергети. В Казбекском доме туриста и в Девдоракском лагере существует прокатный фонд высокогорной обуви (1 р. 50 к. в день).

Для всех типов снаряжения рекомендуется мазь от солнечных ожогов (для лица). Состав ее: по 50 г вазелина и ланолина, 10 г бисмута, 3 г камфоры кристаллической, 0,5 г перуанского бальзама.

Автотранспорт

До сел. Казбек можно доехать автобусом по Военно-Грузинской дороге: 1) от г. Орджоникидзе - 48 км, стоимость билета 7 р. 75 к.; 2) от г. Тбилиси -146 км - 22 р. Стоимость проезда от Орджоникидзе до ст. Ларе - 4 р. 95 к., до ст. Арша - 8 р. 35 к., до ст. Коби - 10 р. 15 к.

Автовокзалы в г. Орджоникидзе находятся: 1) на Театральной площади, д. № 2; от ж.-д. вокзала можно доехать трамваем или дойти пешком по Пролетарскому проспекту; 2) угол ул. Ленина и ул. Куйбышева.

Машины по Военно-Грузинской дороге отправляются ежедневно, начиная с 5 ч. 30 мин. утра; последняя машина уходит в 2 ч. дня.

Автовокзал в г. Тбилиси находится на углу Верийского спуска и набережной Куры; от вокзала можно доехать автобусом, идущим к площади Закфедерации (б. Эриванской).

Проводники, линейки, вьючный транспорт

Стоимость вьюка с проводником 50 р. в день, линейки на полдня (на 4-5 человек) - 25 р. Найти вьюк и линейку лучше всего в сел. Казбек, где с помощью филиала альпинистской секции Грузии (помещается в музее) можно пригласить и квалифицированных проводников.

Багаж

На рейсовых автобусах при себе можно провезти по Военно-Грузинской дороге не больше 8 кг багажа; стальной надо сдать на багажную машину, которая прибывает на место не всегда в тот же день.

Ночлег

Дома туриста имеются в следующих пунктах: 1) г. Тбилиси, ул. Саба-Сулхана, д. 11; 2) г. Орджоникидзе, Ростовская, д. № 11; 3) сел. Казбек (в 5 мин. от Казбекского моста, не доезжая 0,5 км до автовокзала); в сел. Казбек есть также гостиница и ресторан при автовокзале; 4) Девдоракский альпинистский лагерь (ночлег, питание), в 8 км от Гвилетского моста.

Останавливаться на ночлег можно и в селах, лучше всего через сельсоветы, которые имеются в селениях: Казбек, Сиони, Ахалцихи (Сновское ущелье), Абано (ущелье Труссо) и Гудаури (Крестовый перевал).

При восхождении на Казбек можно рассчитывать на ночлег (разбивку лагеря) около метеостанции (путь C. Джапаридзе через Гергетский лагерь) и в Девдоракском лагере, при восхождении через Девдоракский ледник.

Медицинская помощь

Больница и поликлиника имеются в пос. Андезит (6 км от сел. Казбек); врачебные пункты в селениях: Казбек, Каркуча, Коби, Гудаури, Абано, Девдоракский альпинистский лагерь. Аптека находится в сел. Казбек.

Почта, телеграф, радио, сберкасса

Почтово-телеграфное агентство находится в сел. Казбек, сберкасса (оплата аккредитивов) - только в поселке Андезит (7 км от сел. Казбек). Радиосвязь в течение туристского сезона имеется в следующих пунктах: 1) Казбекский дом туриста; 2) Девдоракский альпинистский лагерь; 3) Казбекская метеорологическая станция.

Сезонность

Оперативный маршрут ТЭУ ВЦСПС по Военно-Грузинской дороге обычно открыт с 1 июня по 20 сентября. Лучшее время (наиболее сухое и теплое) для путешествий, а особенно для восхождения - вторая половина июля и август. Однако наиболее красивы альпийские луга в период цветения (конец июня, половина июля). Иногда бывают сухими и солнечными сентябрь и октябрь.

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ ЭКСКУРСИИ

при пребывании в районе от 1 до 4 дней

Исходная точка - сел. Казбек

При однодневном пребывании:

1. Нарзаны, прогулка через сел. Гергети к Цминда-Самеба. Краеведческий музей.

2. Можно совершить интересный круговой маршрут по Хевскому ущелью: Гвилетский мост - Гвилетский водопад (1,5 км пешком туда и обратно), Гвилетский мост - сел. Казбек (автобусом 8 км) в сел. Казбек - прогулка по селению, осмотр музея.

Сел. Казбек - Нарзаны (2 км левым берегом Терека); Нарзаны - сел. Паншети (1,5 км пешком); сел. Паншети - Андезитовые пещеры - Аршская крепость - сел. Арша (с большим подъемом к крепости - 4,5 км); сел. Арша - поселок Андезит (пешком 1 км). От Андезита автобусом возвращение на Казбек - Орджоникидзе.

Маршрут вполне выполним в один день, если выехать из г. Орджоникидзе первой рейсовой машиной.

При двухдневном пребывании:

1-й день - Нарзаны, Краеведческий музей.

2-й день - Подъем к Гергетскому леднику.

При трехдневном пребывании:

1-й день - то же.

2-й день - Бешеная балка или Гвилетский водопад.

3-й день - Гергетский ледник.

При четырехдневном пребывании:

1-й день - Нарзаны, музей.

2-й день - сел. Паншети, Андезитовые пещеры, Аршская крепость.

3-й день - Бешеная балка или Гвилетский водопад.

4-й день - Гергетский ледник.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. С. Макалатия. Хеви. Тбилиси, 1934 (На грузинском языке).

2. Михайловский. Горные группы и ледники Центрального Кавказа. "Землеведение", 1894, кн. 1.

3. Сипягин. Краткий очерк истории восхождений на гору Казбек, Владикавказ, 1902.

4. Преображенская М.П. Вокруг Казбека, "ЕРГО", т.II, 1902.

5. Мерцбахер. Разделение Кавказских Альп. "Изв. Кавк. отд. РГО", 1903, вып. 4.

6. Пастухов А.В. Восхождение на Казбек, "Изв. Кавк. отд. РГО", т. X, вып. 1.

7. Поггенполь. По северным долинам Казбекского массива и первые восхождения на Майли-хох, "ЕРГО", т. III, 1905.

8. Преображенская М.П. Четыре восхождения на вершину Казбека, "Землеведение", 1912, кн. I и П.

9. Красильников. Через Бусарчильский перевал и ледник Кибеша, "ЕРГО", вып. 10, 1914.

10. Духовской А.И. Исследование казбекских ледников, "Изв. Кавк. отд. РГО", т.XXV, кн.1, 1917.

11. Преображенская М.П. На алмазной вершине Казбека, "Вестник Знания", 1923, № 8.

12. Маруашвили Л. Казбек. Краткий справочник-путеводитель по Казбекскому району Грузинской ССР, Тифлис, 1932.

13. Полиевктов, проф. Экономические и политические разведки Московского государства в XVII в. на Кавказе, Тифлис, 1932.

14. Варданянц Л.А. Геотектоника и геосеймика Дарьяла, "Изв. РГО", 1932.

15. Его же. О Девдоракском и Чачском ледниках, "Изв. РГО", т.67, вып.2, 1935.

16. Гейброк. Некоторые результаты научной поездки по Центральному Кавказу, там же, т.67, вып.2.

17. Асланишвили. Альпинизм в Грузии, Тифлис,

18. Маруашвили Л. Оледенение Кавказа, "Природа", № 1, 1936.

19. Его же. Зональность рельефа Кавказского хребта, там же, № 3, 1936.

20. Колесник. Горные ледниковые районы СССР. Л., 1937.

На данной карте допущен ряд неточностей: высоты вершин - Чач 4052, Шау 4640, название ледника - Джимаринский, правильное Мидаграбинский. Неточно показана орография реки Кауридон - река берет начало не с лед.Чач, а с гребня проходящего с вотока на запад от Кайджанского массива к г.Чач. Куртатинское ущ. (р.Фиагдон) изображено не полностью, упущено ущелье Дзамараш.

--------------------------------------------------------------------------------

* А.С. Пушкин. Путешествие в Арзрум, глава I.

** М.Ю. Лермонтов. Герой нашего времени. Максим Максимыч.

* Пушкин. Путешествие в Арзрум, главы 1 и 5.

* Пастухов А.В. Восхождение на Казбек 29 июля 1889 г. "Известия Кавказского отдела Российского географического общества", Т.10. - Вып. 1. - Стр. 134-145.

* А.И. Духовской. Исследование Казбекских ледников. "Изв. Кавк. отд. Русск. географ. о-ва", т. XXV.

* Ежегодник Русского горного о-ва, т.III, 1903.

** Варданянц. Горная Осетия в системе Центрального Кавказа. М.-Л. 1935.

* М.П. Преображенская: 1. Восхождение на вершину Казбек. "Известия Русск. Геогр. О-ва", т. XXXVII, вып. 1.

2. Метеорологическая будка на вершине Казбека. "Известия Кавк. отд. Русск. геогр. о-ва, т. XXI, вып.3.

3. Вокруг Казбека. "Ежегодник Русск. горного о-ва", т. III, 1903.

5. Четыре восхождения на вершину Казбека. Журн. "Землеведение". 1912 г., №№ 1 и 2.

* С. Гвалия. Метеостанция на Казбеке. Журн. "На суше и на море", 1934. г. № 10.

* Ягор Казаликашвили. Стихи, изд. Груз. ОПТЭ. Тифлис 1933. (На грузинском языке).

* Газ. "Заря востока" от 17 сентября 1935 г.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100