Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Книги Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


По рекам и озерам Белоруссии

Автор - Кокорев Ю. М.

Издательство «Физкультура и спорт», 1975 г.

Книга, адресованная массовому читателю, рассказывает о богатых туристских возможностях Белоруссии. Приводятся лодочные маршруты из Минска, по Нарочанским озерам и рекам Вилейского бассейна, по Браславским озерам и рекам Западно-Двинского бассейна, по Лепельско-Полоцким озерам. Книга дополнена маршрутами, соединяющими бассейн Немана с бассейном Припяти, а также маршрутами вокруг Могилева и Гродно.

Содержание
Край рек лесных, озер прозрачных
На лодках от Минска
Путешествие в Налибокскую пущу
Вниз по Неману
По реке Птичь
По Случи и Припяти
По Березине от ее истоков
Через Березинскую водную систему
По синей нарочанской волне
Озерное кольцо
По Нарочанке и Вилии
Малое и большое Нарочанские кольца
От турбазы «Озеро Нарочь» до турбазы «Игналина»
От турбазы «Озеро Нарочь» до турбазы «Браславские озера»
Озерное ожерелье Витебщины
Через проливы и протоки
Малая Браславская кругосветка
Большая Браславская кругосветка
По водоемам Латгальской возвышенности
Себеж — Браслав
К древнему Полоцку
От Лепеля до Полоцка
От Немана к Припяти
Вдоль днепровских рубежей
Западное кольцо
В записную книжку руководителя похода

Край рек лесных,озер прозрачных

Если посмотреть на карту Белоруссии, то увидишь густую сеть голубых жил и нитей, прорезавших лесной холмистый край с запада на восток и с юга на север. Когда-то эту землю взбороздил огромный ледниковый струг, надвинувшийся со Скандинавского полуострова. Отступая, он оставил извивающиеся долины рек, гранитные валуны, холмы боковых и донных морен, а между ними — впадины озер. Последнее, Валдайское, оледенение превратило поверхность Белоруссии в своеобразную равнину с волнистой линией горизонта. Пожалуй, обычный рисунок белорусского рельефа в ее центральной и северной зонах — холмы, покрытые шапками леса. Они протянулись, как застывшие волны, середина которых вырывается на юг.

Белорусская моренная гряда идет с разрывами от Гродно до Витебска. А в ней свои местные подковообразные гряды: Гродненская, Волковысская, Слонимская, Новогрудская, Минская — самая большая среди них, да на северо-востоке — Оршанско-Витебская. Два моренных вала оставили ледники на севере Белоруссии—Браславскую и Освейскую гряды (самая высокая точка, гора Дзержинского западнее Минска, имеет отметку 346 м над уровнем моря).

Если север Белоруссии — типично моренный район, с обилием озер во впадинах между холмами, если с запада на восток через центральную часть республики проходит Белорусская гряда, служащая водоразделом между реками Балтийского и Черноморского бассейнов, то Полесье представляет собой огромную плоскодонную чашу с приподнятыми берегами на севере и юге.

Рисунок рельефа обусловил разнообразие озер и рек Белоруссии. Среди ее лесов и лугов более 10000 озер: и чистых, в которых на глубине видно дно, и зарастающих густыми водорослями, кувшинками, камышом, с целыми плавучими островами из болотной травы. А между ними зародышевые реки — протоки, которые надо долго искать в зарослях высокого тростника. Их не сразу даже отличишь от озера — не то длинный залив, не то протока, и вода в ней тихая, спокойная.

Более двух третей всех озер Белоруссии расположено на территории Витебской и Минской областей, в том числе и самые крупные — Нарочь, Освейское, Дрисвяты, Дривяты, Лукомльское, Снуды, Свирь, Струсто, Мядель, Нещердо. Они отличаются разнообразным очертанием береговой линии, высокими полуостровами, длинными песчаными косами, сложным рельефом дна, лесистыми островками.

Из многих озер берут начало реки. Только тех, длина которых более 15 км, насчитывается в Белоруссии около 900, а если прибавить малые речки и каналы, то число их вырастет до 3000.

Течение в реках в основном медленное, осложненное перекатами и редкими, незначительными по размерам порогами. Но на севере республики реки очень изменчивы, а подчас и коварны. Порою вьется в истоках от какого-нибудь озера речка по равнине, сонная, недвижная. Но вдруг в своем среднем течении начнет она прорываться между холмами и зашумит по каменистому дну, заиграет водоворотами, завертит между крутыми ярами, забьется между облизанными валунами и понесется, прыгая на перекатах, а потом снова затихает и лениво перебирается через густой лес.

Чем ближе к югу, тем чаще на полесских реках попадаются намытые водой берега. Так они и тянутся вдоль реки, как естественные дамбы, за обратными скатами которых либо лес по кочкарнику, либо топкое болото. Местами их перерезают каналы: и расчищенные, длинные, зашлюзованные, и заросшие ольхой да березняком, перегороженные завалами, с черной, но чистой водой.

Два морских бассейна собирают воду белорусских рек: Черное море и Балтика. К теплым южным водам стремится Днепр, забирая на своем 700-километровом пути через Белоруссию 58% всех ее речных запасов. И только 42% остаются на долю Немана и Западной Двины. В Белоруссии находится стык между Днепром, Двиной и Неманом. Где-то здесь в древние времена проходил великий торговый путь «из варяг в греки». Да и сейчас при помощи «машинного волока» можно перебраться из рек западного бассейна в реки южного направления.

Удачно для путешествия по воде, как раз в центре водораздела, расположен Минск. Прямо из него по речке Свислочь можно начать поход до самого Черного моря. А если отъехать примерно 50 км к северу, то по маленьким рекам и каналам можно добраться до Двины. С такого же расстояния на запад от Минска можно отправиться в плавание, которое приведет к Неману. Оба варианта позволяют дойти до янтарных берегов Балтики.

Но опытного туриста не соблазнишь судоходными реками. Куда интереснее открывать для себя новые маршруты по малым рекам. Их в Белоруссии множество. Только у Березины 46 больших и малых притоков (тех, которые имеют названия), еще больше их у Припяти и Немана.

Все интересно на малых реках: и чистота незамутненной воды, и лесистые, пустынные берега, и завалы, и даже наименования. Много рек в Белоруссии названо по зверью, обитавшему на их берегах, по рыбе, водившейся в их водах (Турья, Бобр, Косуля, Леща, Лососна), по береговой растительности (Березина, Вербовка, Кленовка, Тростянка, Сосновка, Малинка), по цвету воды (Черная, Синяя, Красная, Ржавка, Белица). Вода для первых поселенцев этой земли была какое-то время единственной дорогой для внешних связей, да и, пожалуй, кормилицей. О том, как много в Белоруссии рек и озер, говорит, в частности, и то, что более 600 наименований населенных пунктов связано так или иначе с ее водными богатствами. Однако Заозерий, Озер и Прудков здесь насчитывается 150 да более 100 Заречий и Поречий, не говоря уже о прямых названиях деревень по рекам или озерам, на берегах которых они расположены.

Обилие рек и озер в Белоруссии нельзя объяснить только тем, что на этой территории много тысяч лет назад были ледники. Дело, конечно, и в климате. Сюда доходит дыхание Атлантики — кухни балтийской погоды. Над белорусской землей раскинулась зона, где часто происходят битвы ветров. Причем, как правило, западные ветры у нас хозяева, а северные — гости. Здесь и объяснение влажному, мягкому, умеренно континентальному климату Белоруссии. В естественном обилии влаги одна из причин такого множества рек и озер на белорусской земле. Особенно это заметно весной в дни половодья. Недели на две даже небольшие ручьи разливаются и несутся широкими потоками между затопленными деревьями. А большие реки выходят из берегов и на многие километры заливают луга и поймы.

Вскрываются белорусские реки в конце марта, самое позднее в первой половине апреля. С этого времени и начинается теплый период года, который продолжается почти до ноября. Летом среднемесячные температуры колеблются в пределах 13—18°, а в самый жаркий месяц— июль могут достигать 30—35°. Наши туристы-водники, как правило, открывают сезон в дни первомайских праздников, а любители золотой осени ходят по рекам и в октябре.

Наиболее полноводны реки в мае и даже в июне. В июле и августе уровень воды значительно понижается. Но к октябрю — ноябрю реки снова «набухают» и становятся быстрее, Этими колебаниями и можно объяснить то, что в середине лета туристы-водники тяготеют к озерам, а весной и осенью отправляются речным маршрутом.

Привлекательны белорусские реки. Спокойны и стройны густые хвойные леса на крутых берегах, суровы и кряжисты дубы, широко раскинувшие курчавые кроны, скромны полевые цветы на солнечных луговинах, обаятельны задумчивые белоствольные березки. И есть в этих простых и привычных пейзажах своя непередаваемая краса.

Около трети всей белорусской земли и сейчас покрыта лесами. Да какими лесами! Не зря их в народе зовут пущами. Выше всех взметнули свои макушки корабельные сосны, рядом с ними темнеют ровные конусы величественных елей. Далее идут непроходимые чащи чернолесья, где все ветви вверху сплелись в один шатер.

Многие слышали о Беловежской пуще с её широколиственными дубами и вязами, огромными мохнатыми елями, с ее дикими зубрами и пугливыми ланями. Но ведь в верховьях Немана начинается еще одна пуща — Налибокская. Зайдешь в нее, и кажется, что попал в тайгу. Тянутся к свету вековые деревья. Некоторые великаны упали в бурю, и не переберешься через такую заграду лесного бурелома. Ниже, в междуречье Немана и Щары, начинаются глухие заросли Липичанской пущи. В ней полумрак, попахивает прелью и только по опушкам играют солнечные блики.

Вдоль Березины протянулись уходящие на север леса Березинского заповедника, где на спрятавшихся в зелени реках можно встретить запруды и овальные шапки бобровых хаток. Порой из лесу на берег выходят спокойные лоси да пугливые благородные олени.

Около Гродно, между Неманом и Котрой, шумят дубравы Гродненской пущи. Огромным треугольником между Минском, Гомелем и Брестом залегло Белорусское Полесье. Здесь не только край болот, зыбунов и трясин. Само слово «полесье» говорит, что на этой низменности растут дремучие, густые, местами непроходимые леса.

Лесной край, лесные деревни! То тут, то там Путешественнику попадаются Задубье и Липники, Поддубье и Подберезовки, Кленово и Вязки, Сосновки и Вербовки. По непроходимым лесам селились тут славяне, и в ряде мест вековые дубравы сохранились и поныне. Вот по таким пущам часто и петляют белорусские речки, подмывая одни берега, накатываясь тихой волной на другие. Когда прокладываешь путь по небольшим рекам, то не особенно затрудняешься выбором места бивуака. За каждым поворотом то крутой яр с ровными зелеными лужайками наверху, то золотистый песчаный пляж, за которым сразу начинается лес, а на низинах среди гибкого ивняка все переплелось нитями хмеля и заросло густым кустарником черной смородины. Подгоняй .лодку к берегу да разводи костер.

Хорошо поздним вечером сидеть около него, когда вокруг спит лес, спит вода! Сторожкую тишину нарушает лишь потрескивание разгорающегося хвороста. И вспоминаются в такие минуты простые и искренние слова Константина Паустовского: «На первый взгляд — это тихая и немудрая земля под неярким небом. Но чем больше узнаешь ее, тем все больше, почти до боли в сердце, начинаешь любить эту обыкновенную землю. И если придется защищать свою страну, то где-то в глубине сердца я буду знать, что защищаю и этот клочок земли, научивший меня видеть и понимать прекрасное, как бы невзрачно на вид оно ни было, — этот лесной, задумчивый край, любовь к которому не забудется, как никогда не забывается первая любовь».

Если придется защищать свою страну... Да, начиная со времен славянских поселений дреговичей, родимичей и кривичей, прародителей белорусского народа, и кончая годами Великой Отечественной войны эта земля была свидетелем борьбы ее народа против завоевателей и угнетателей. И, право же, любое путешествие будет неполным, если его участники не увидят памятников, повествующих о славном прошлом. А такими памятниками богата Белоруссия.

Здесь скрестились главные пути с запада на восток. Сюда рвались иноземные захватчики: литовские феодалы и польские шляхтичи, шведские солдаты Карла XII и наполеоновские гренадеры. До сих пор дорогу около Полоцка называют «Витов шлях». По ней шел литовский князь Витовт покорять бунтующих витеблян.

Но никому не покорялся белорусский народ. С гетманом Наливайко он освобождал Могилев от польских панов. С Богданом Хмельницким боролся за воссоединение с Россией. С воинами Петра I громил шведов у Лесной. Партизанил с отрядами Дениса Давыдова и сокрушал остатки наполеоновской армии на Березине.

На западе Белоруссии в 1863 году разгорелось пламя крестьянского восстания под руководством Кастуся Калиновского. А в Минске перед началом XX века на первом ее съезде было провозглашено создание Российской социал-демократической рабочей партии.

Все это вехи истории. Но есть более близкие по времени годы, которые никогда не померкнут в памяти народной. Это годы борьбы с гитлеровскими оккупантами. В каждом городе, в каждой деревне, почти в каждой белорусской семье вы узнаете о тех, кто, презирая смерть, в период кровавого фашистского владычества встал на борьбу за свою свободу, за родную Советскую власть.

Берега белорусских рек стали свидетелями стремительного продвижения советских воинов на запад и панического бегства гитлеровцев. За один месяц Белоруссия была полностью очищена от оккупантов.

Глубоко израненной встретила республика свое освобождение. Более чем на два миллиона уменьшилось ее население. Вся она стояла в руинах и пепелищах. Половина национального богатства была разграблена и уничтожена фашистами. По сути дела, жизнь надо было начинать заново. И вот на истерзанной земле народ, до дна испытавший в годы оккупации чашу горя, совершил еще один подвиг. Еще вчера он был воином, жил в лесах и выходил из них как карающий мститель, но в первые же дни своего освобождения от фашистского гнета засучил рукава и стал строителем, пахарем.

Все познается в сравнении. И где бы вы ни побывали, вас обрадуют могучие силы созидания, неудержимый подъем экономики и культуры, новое индустриальное лицо края. В старый сельский и местечковый пейзаж Белоруссии теперь вписались электростанции, автомобильные, тракторный и станкостроительные заводы, мощные химические предприятия, огромные текстильные комбинаты, лесозаготовительные и деревообрабатывающие предприятия, приборостроительные, радиотехнические и электротехнические заводы, предприятия, производящие сельскохозяйственные машины и сложные автоматические линии, швейные и обувные фабрики. Да разве перечислишь все, что выросло за последние годы на белорусской земле!

Утверждали, что Белоруссия бедна ископаемыми. Но вот уже несколько лет на полную мощность работает комбинат Солигорских рудников по добыче калийной соли, а запасов ее хватит еще на многие сотни лет. Совсем недавно на Гомелыцине геологи открыли нефтяные месторождения, и уже в 1975 году 8,5 млн. тонн белорусской нефти будет ежегодно вливаться в общий поток нефтепровода «Дружба».

Пеньку да древесный уголь, смолу да необработанный лес поставляла до революции Белоруссия. А теперь в братские советские республики и зарубежные страны идут белорусские автомобили, тракторы, велосипеды, мотоциклы, металлорежущие станки, электрооборудование, телевизоры, радиоприемники, часы, точнейшие приборы различного назначения, подшипники, радиаторное оборудование, дорожные и сельскохозяйственные машины, пианино, ковры, химические удобрения, стекловолокно.

Не так уж много пахотной земли в Белоруссии. И далеко ей до кубанских черноземов. Все больше пески да суглинки. А вот удаются на них лен-долгунец, картофель, озимая рожь. Каждый пятый сноп льна и каждый шестой мешок картофеля в общем урожае страны дают белорусы. И радуется глаз, видя, как золотистыми волокнами колышется поле созревающего жита, как ровной нежно-зеленой стеной стоит высокий лен. Это и богатство народное и земли украшение.

Да разве поведаешь в небольшом очерке, чем богата, привлекательна и удивительна белорусская земля?! Укладывайте-ка лучше свои байдарки и отправляйтесь в путь.

Мы расскажем в основном об уже пройденных туристских маршрутах. Они охватывают центральную зону Белоруссии, ее запад, северное Заозерье, частично южное направление. Почти все маршруты проложены по небольшим рекам, тяготеющим к Неману, Вилии, Западной Двине, Днепру, Припяти.

В республике имеется семь туристских баз: «Беларусь» — под Минском, на Заславльском водохранилище;

«Озеро Нарочь»—на одноименном, самом большом в Белоруссии озере; «Браславские озера» — на озере Дривяты;

«Высокий берег» — в верховьях Немана, неподалеку от станции Столбцы; «Днепр» — в Могилеве, на крутом днепровском яру; «Сож» — около Гомеля на берегу этой реки;

«Белое озеро» — под Брестом, возле озера с тем же названием.

Учитывая расположение турбаз, мы и даем описание маршрутов, пролегающих главным образом в их районе. Во всяком случае, турбазы могут послужить начальной или конечной точкой путешествия.

На лодках от Минска

Минск вырос на слиянии двух речек—Немиги и Свислочи. Еще в 1067 году произошла на Немиге битва между князем Киевским Изяславом и князем Полоцким Всеславом, о которой повествует безвестный летописец в «Слове о полку Игореве»: «На Немите снопы стелют головами, молотят цепами булатными, на току жизнь кладут, веют душу от тела. У Немиги кровавые берега не добром были посеяны—посеяны костьми русских сынов». Сейчас от Немиги осталось только название улицы, под которой эта речка уложена в трубы. Свислочь же по-прежнему течет через город. Ныне часть водных запасов реки Вилии через Вилейско-Минскую водную систему повернули с севера на юг, и уровень воды в Свислочи заметно поднялся, она стала чище, приятнее; по ней можно прямо из центра города, парка им. Горького, отправиться в путешествие до ее слияния с Березиной. А там плывите и до Днепра, а по нему хоть до самого Киева.

Схема I. Минские маршрутыНо нам хочется порекомендовать несколько иные маршруты разных направлений (западного, южного и северного), разной степени сложности, которые начинаются неподалеку от Минска, так что практически в путешествие, правда не сразу по воде, все равно придется идти из столицы республики—города-героя Минска.

Ну что ж, милости просим в наш новый город! Я не оговорился. Несмотря на свое девятисотлетие, он действительно совсем новый. На месте послевоенных руин вырос современный благоустроенный зеленый город со своей новой географией. Мы не будем давать перечень так называемых «экскурсионных объектов». Стоит посмотреть просто город с его широкими, светлыми улицами, зелеными островами парков, просторными площадями в цветах, гранитным обелиском Победы, около которого горит негасимый огонь. Стоит побывать в Домике-музее I съезда РСДРП, музеях историко-краеведческом, Великой Отечественой войны, Художественном, Янки Купалы и Якуба Коласа, посетить скорбный мемориал Хатынь и памятник освобождения Белоруссии — Курган Славы. А если будет время, проехаться на электричке до искусственного Минского моря. Ну, а потом можно выезжать и к начальному пункту нашего первого маршрута — поселку Падневичи (55 км к северо-западу от Минска); добраться до него можно автобусом. Падневичи расположились на берегу Ислочи, вниз по которой и нужно идти.

Путешествие в Налибокскую пущу

Несколько строк из паспорта этого маршрута: район путешествия — Минская и Гродненская области; категория сложности — первая, сезонность — с мая по октябрь; продолжительность похода—6—7 суток, протяженность— 190 км; направление маршрута: реки Ислочь (от Падневи-чей) — Западная Березина — Неман (до железнодорожной станции Неман).

Ислочь (длина от Падневичей, откуда начинается путешествие, до устья 63 км) — неглубокая, до 1,5 м, быстрая, «перекатистая» речка. Берега ее, особенно в низовье, лесистые. Западная Березина шире и глубже Ислочи. По ней в низовье ходят буксиры с небольшими баржами и плотами. От впадения Ислочи до Немана по Западной Березине всего 35 км. Эта река течет в лесистых не очень высоких берегах примерно с такой же скоростью, как и Ислочь.

Неман, одна из самых красивых белорусских рек, там, где в него впадает Западная Березина, достигает ширины почти 100 м. Увеличиваются также глубина и скорость течения. Берега песчаные, с прекрасными пляжами. Лес нередко подходит чуть ли не к самой воде. На этом участке Немана уже обозначен вехами судоходный фарватер.

Маршрут интересен тем, что по Ислочи и Западной Березине идет через леса Налибокской пущи — государственного заказника, уголка среднеевропейской тайги с ее глухим, нетронутым лесом.

Летом в Налибокской пуще сыро и тепло. Недаром она тяготеет к Неманской низине. Из-за обилия влаги все здесь растет необычайно буйно. Целые громады поваленных стволов гниют и покрываются мхом. Встанешь на давно упавшее и уже порыжевшее дерево, и оно разваливается в гнилой трухе. Только и отдохнешь, когда из лесной чащобы выберешься на сухой песчаный остров. Удивительно они тут соседствуют — черный, с болотной прелью, кочкарник и покрытые сухим серебристым лишайником песчаники. На них стоят мачтовые сосны, и чистый, прозрачный лес приобретает радостный красноватый оттенок.

Даже ручьи и речки меняют цвет воды. В еловых и смешанных лесах они сумрачные, с таинственно черным отливом, а вырвутся в сосновый бор, — и зарозовеют, зазолотятся. Там, где поглуше, на речках можно увидеть ладно сделанные плотники из бревен, а в запруде — овальные горки из хвороста. Это работа бобров.

Молчалива белорусская тайга. Но завихрит ветер — и зашумит, застонет лес. И кажется, что своим гулом он хочет поведать о том, как здесь боролись, умирали и побеждали смелые, мужественные борцы за народное дело.

Налибокская пуща была базой партизан. Здесь они скрывались, здесь выпускали свою газету «Народный мститель» и комсомольский печатный орган «Молодой мститель». Из Налибокской пущи они подходили к полотну железной дороги Лида—Молодечно, и фашистские воинские составы летели под откос. А лес снова принимал под свой кров храбрецов. Гитлеровцы в бессильной злобе прошивали его пулеметными очередями, но заходить вглубь боялись. Лес стоял дремучий, угрюмый, и за каждым деревом могла быть засада.

Летом 1943 года оккупанты, стянув к Налибокской пуще около двух дивизий, пытались прочесать лес, но до его сердцевины так и не добрались: не пустили партизанский огонь да длинные пойменные болота—зыбуны. На таком болоте густые заросли травы образуют зыбкий ковер, плавающий на скрытом водоеме. Перебраться по нему можно только маленькими группками. Зыбун пружинит под ногами, прогибается, брести приходится по колено в воде. А провалишься — одна надежда на шест да на товарищей. В этих болотах и отсиживались во время блокады партизаны. По две недели не разводили они огня, жили впроголодь, но ни один не сдался врагу. И сейчас еще около озера Кромань на на-либокских болотах можно встретить среди густого мелкого березняка настилы и остатки шалашей.

Спускаясь по Ислочи, стоит завернуть в ее левый приток_Волму и побывать в поселке Ивенце (12 км от Ислочи). Здешний район—родина Ф. Э. Дзержинского. До войны в местечке Дзержиново оберегали небольшое имение, принадлежавшее его родителям. Гитлеровцы сожгли дом, где родился великий революционер. Но разве можно испепелить гордость за земляка в сердцах простых людей, которым он отдал свою прекрасную жизнь! В Ивенце есть Дом-музей Дзержинского.

Уже в самом конце похода при движении по Неману нельзя пройти мимо Березовки, поселка, стоящего по левому берегу, недалеко от реки. Здесь расположен «дедушка» белорусских стеклозаводов — столетний завод «Неман». Это предприятие мастеров-умельцев. Все им под силу—и занятные стеклянные игрушки, и огромные оригинальные вазы, и тонкий рисунок на стеклянной посуде, и хитроумные колбы с многочисленными ретортами. На заводе есть музей образцов выпущенной продукции.

Маршрут этот технически не сложен. Ниже Падневичей, в деревне Боровиковщине, — разрушенная плотина с порожистым перепадом. Там суда надо провести на руках. В той же деревне сильное течение около моста, много старых свай. Пройти лучше всего под левым (по ходу) пролетом. У самой Западной Березины, около деревни Забережье,—наплавной мост. Легкие суда легко перетащить через него, а если поход проводится на ялах—необходим обнос. По Западной Березине и Неману препятствий, кроме отмелей, нет.

Примерный график движения может выглядеть следующим образом: 1-й день: пос. Падневичи—р. Волма—пос. Ивенец (28 км)

2-й: пос. Ивенец—р. Волма—р. Ислочь—д. Белокорец (30 км);

3-й: д. Белокорец—устье Ислочи (30 км); 4-й: устье Ислочи—р. Западная Березина—ее устье (35 км); 5-й: устье Западной Березины— Неман — устье правого притока — Гавьи (36 км); 6-й день: р. Гавья — ст. Неман (31 км).

Здесь и в следующих графиках я лишь ориентировочно указываю пункты ежедневных остановок. Во многом суточный километраж будет определяться подготовленностью участников, их слаженностью и целями похода. Там, где группа захочет больше увидеть, темп продвижения, естественно, снизится. Но какой-то средний ходовой режим дня все-таки желателен. Дневки не включены в график. Их количество и места отдыха определит сам руководитель группы.

Вниз по Неману

По Неману есть еще один не сложный, хотя и протяженный (340 км) маршрут. Его начало от станции Столбцы, конец в Гродно. Начало свое Неман берет на водоразделе, с Минской моренной гряды, и течет по Белоруссии 480 км. Путешествие начинается в 83 км от истоков.

Неман—третья по величине река Белоруссии. На нашем маршруте наберется 14 крупных притоков, а если считать их все, то будет 36. Отсюда и полноводность Немана. На участке похода он считается равнинной рекой. Правда, средняя скорость его несколько выше, чем обычно в подобных реках, так что само течение будет давать ход более 3 км/час.

Почти от самых Столбцов до Западной Березины справа будут провожать вас леса Налибокской пущи, потом они перекочуют на левый берег, а за станцией Неман на этом же берегу встретятся дубравы Липичанской пущи, которые тянутся до реки Россь. В годы войны здесь укрывались и отсюда нападали на фашистов белорусские партизаны. В Столбцах помнят организатора первого партизанского отряда, местного крестьянина Андрея Саяцевича. Это он в смелом ночном налете разгромил фашистский гарнизон в селе Ёремичи. Это партизаны из его отряда навели переправу через Неман у деревни Синявская Слобода и несколько дней вели за нее бой с гитлеровцами. Помнят в Столбцах и день освобождения—2 июля 1944 года, когда на улицы поселка неожиданно ворвались кубанские казаки из корпуса генерала М. Плиева. Еще Минск был в руках врага, а конники уже пересекали коммуникации на запад и отрезали пути отступления,стотысячной группировке гитлеровских войск.

В Столбцах есть также памятник времен первой мировой войны. Он воздвигнут на могиле одного из зачинателей русской авиации А. М. Костенчика, командира первого в России тяжелого воздушного самолета «Илья Муромец». В 12км от Столбцов вверх по Неману разбросаны домики деревни Николаевщина—родины народного поэта Белоруссии Якуба Коласа. Сохранился сад, посаженный поэтом полвека назад.

На второй или третий день похода вы увидите против устья правого притока Немана—реки Усы поселок Большой Куписк. В дни двадцатилетия освобождения Белоруссии от гитлеровской оккупации местные жители открыли здесь памятник земляку Михаилу Белушу. Во время переправы партизан через Неман он повторил подвиг Александра Матросова — прикрыл грудью амбразуру дота, из которого фашисты вели губительный пулеметный огонь.

Спускаясь по Неману, в поселке Березовке вы, конечно, зайдете на стеклозавод «Неман». Следующий большой населенный пункт—Мосты. Перед ним слева будет приток Щара, по которому можно перебраться из бассейна Немана в бассейн Припяти через канал Огинского. Мосты—уже речной порт. От него до конечной точки похода 86 км.

Через два дня у крутых гродненских берегов поход закончится. Но стоит пару дней пожить в Гродно, сходить в Историко-археологический музей, расположенный в старинном замке польского короля Стефана Батория, посетить Зоологический музей, осмотреть архитектурные памятники — Коложскую и Княжескую церкви, Бернардинский, Бригитский и Францисканский костелы. Однако не эта старина определяет лицо города. Рядом с ним стоит гигант химической промышленности — химический комбинат, сырьем для которого служит дашавский природный газ, поступающий на завод по газопроводу. На правом берегу Немана раскинулись корпуса тонкосуконного комбината. В Гродно работают заводы торгового оборудования, автозапчастей, фабрика офсетной печати, стеклозавод, мебельная фабрика и другие предприятия.

Из Минска до Столбцов можно добраться пригородным поездом или автобусом. На автомашине подъехать удобнее:

она высадит путешественников прямо у моста через Неман. Вряд ли следует рассчитывать на большой переход в первый день пути — в верховье Неман сильно петляет.

Исходя из средней нагрузки, можно рекомендовать такой график: 1-й день: ст. Столбцы—р. Сула (27 км); 2-й: реки Сула—Сервечь (36 км); 3-й: р. Сервечь—д. Делятичи (36 км); 4-й: д. Делятичи— р. Гавья (40 км); 5-й: р. Гавья—нос. Березовка (27 км); 6-й: пос. Березовка—д. Демяновцы (38 км); 7-й: д. Демяновцы—р. Щара (38 км); 8-й: реки Щара—Россь (31 км); 9-й: реки Россь—Свислочь (36 км); 10-й день: р. Свислочь—Гродно (31 км).

Может быть, ниже впадения Щары график изменится, так как на оставшемся до Гродно расстоянии берега Немана не богаты лесом. Если в первый день путешествия движение начнется не утром, а во второй половине дня и первая ночевка будет организована в 10—12 км от Столбцов, около деревни Жуков Борок, то график будет опережаться, но на весь поход потребуется лишний день.

По реке Птичь

Туристам с опытом можно рекомендовать маршрут по реке Птичь. Он идет от станции Руденск через все восточное Полесье и заканчивается на станции Птичь или Мозыре, на Припяти. На этом маршруте встретится много препятствий; наплавных и низководных мостов, плотин, остатков разрушенных плотин, топляков, молевого сплава, травяных зарослей.

Птичь (длина 486 км), левый приток Припяти, берет начало в родниках на южных склонах Минской моренной гряды. Это равнинная река. Спокойные плесы чередуются с небольшими быстряками. Русло умеренно извилистое, с глубинами на перекатах 0,6 м, в омутах до 5 м. В Вороничах Птичь узкая, но берега все больше расступаются, и примерно от Глуска (165 км до устья) она разливается уже на 100 м.

К Птичи удобнее подъехать от Минска на пригородном поезде до станции Руденск (40 км); в 5 км юго-западнее ее и течет река. Начинать путь лучше от деревни Вороничи, в 371 км от устья. Если заканчивать путешествие на станции Птичь, протяженность его будет 360 км (не меньше 10 ходовых дней). Ну, а если плыть до Мозыря, то маршрут удлинится на 55 км, и потребуется еще один переход.

Самый крупный приток Птичи — река Оресса. Ее сейчас здорово спрямили мелиораторы, и для туристов она не представляет интереса. Еще до войны здесь было осушено 270000 га болот. Сегодня совхоз «Любанский» и соседние с ним снимают со своих полей богатые урожаи.

Земля, по которой протекает Птичь, знаменита жестокими схватками с врагами нашей Родины. Маршрут идет через две партизанские зоны. Первая захватывала треугольник Узда — Руденск — Дричин, а вторая простиралась от Старых Дорог вниз по Птичи и фактически держала под партизанским контролем все восточное Полесье. Да и сама Птичь была в период войны водным рубежом. За переправы через нее шла постоянная борьба. В первые годы войны партизаны уничтожали их, а в 1944 году при подходе Советской Армии быстро наводили мосты, чтобы обеспечить высокий темп наступления наших войск.

На зеленых берегах Птичи вечерами к вам на костер подойдут местные жители и, кто знает, может быть, среди пожилых собеседников найдутся бойцы из отрядов Бумажкова и Павловского, первыми в Белоруссии получивших звание Героев Советского Союза за боевые дела в тылу противника. Может быть, жители прибрежных деревень вспомнят отважного подрывника Героя Советского Союза Токуева и его знаменитую комсомольскую шестерку, в которой на боевом счету каждого было не менее десяти взорванных вражеских эшелонов.

Река ПтичьЕсли группа выберет вариант маршрута до Мозыря, то, выйдя на Припять, путешественники увидят крутые, высокие склоны, правого берега, поднимающиеся над левым заболоченным берегом. Здесь река огибает Мозырскую гряду, возвышающуюся над местностью почти на 100 м. На гряде расположен древний Мозырь, который амфитеатром спускается с холмов к Припяти. Был он и под властью черниговских князей, и под игом литовских феодалов. Опустошали его в XV и XVI веках татарские орды. Медленно рос и развивался Мозырь. Перед революцией в нем было всего лишь три полукустарных предприятия; пивоваренное, спичечное да по производству спичечных коробков. Сейчас Мозырь— крупный речной порт, через который по Припяти идет руда в Польскую Народную Республику. На окраине города выросли корпуса второго в Белоруссии нефтеперегонного завода. На больших площадях раскинулись цехи деревообделочного комбината и завода мелиоративных машин. В Мозыре стоит посетить Историко-краеведческий музей, располагающий богатым материалом по истории города.

Можно предложить следующий график похода: 1-й день; д. Воро-ничи — Д. Горелец (30 км); 2-й: д. Горелец — д. Поречье, 5 км ниже '(30 км); 3-й: д. Поречье—д. Дричин (40 км); 4-й: д. Дричин— р. Орыжня, правый приток (45 км); 5-й: р. Орыжня—р. Зарудеча, правый приток (40 км); 6-й: р. Зарудеча—д. Березовка (45 км); 7-й: д. Березовка — р. Нератовка, левый приток (40 км); 8-й: р. Нератов-ка—Д. Лучицы, 5 км ниже (35 км); 9-й: д. Лучицы — г. Копаткевичи (35 км); 10-й день: г. Копаткевичи—ст. Птичь (20 км).

Тем, кто захочет идти до Мозыря, в десятый день при выходе на Припять лучше двигаться ее левой протокой до деревни Беседки. Этот дневной переход от Копаткевичей составит 40 км. Тогда на последний день похода до Мозыря останется всего 35 км.

По Случи и Припяти

Небольшим ручейком вытекает Случь из лесныхболот в 70 км южнее Минска, лениво проходит через луга и поля Слуцкого района, а ниже Солигорска уже более полноводной прячется в леса, которые тянутся до самой Припяти. Протяженность Случи—228 км. Но в своем верховье она непроходима даже для байдарок, поэтому путешествие лучше начинать от Солигорска.

К начальной точке водного похода придется добираться автобусом или автомашиной от Минска. По пути стоит сделать остановку в древнем белорусском городе Слуцке, впервые упоминаемом в летописи XII века. Сегодня, осматривая этот зеленый город, с широкими улицами, современными зданиями и явно промышленным обликом, трудно поверить, что всего 60 лет назад Слуцк был знаменит только своими ткаными поясами да еще монастырем, в котором демонстрировались «нетленные мощи». Но уже в первый год Октябрьской революции в Слуцке начала действовать ячейка большевиков, которая создала красногвардейский отряд, а после оккупации города иноземными захватчиками возглавила партизанское движение.

Если у Слуцка древняя история, то Солигорск, куда группа направляется дальше, совсем еще молод. Только в 1958 году сюда, на север Полесья, пришли первые строители и будущие проходчики шахт. На самой границе Полесья были обнаружены огромные месторождения калийной соли. Три горнообогатительных комбината заняты теперь добычей и разработкой этого минерального сырья. Буквально среди чистого поля вырос Солигорск. А запруженная Случь образовала около города водохранилище, протянувшееся на 15 км. От него, ниже плотинного бьефа, мы и начнем путешествие сначала по Случи, а потом по Припяти. От Соли-горска по Случи придется пройти до устья 130 км (коэффициент ее извилистости можно считать равным 1,5). Особенно явно извилистость реки выражена в ее низовье. Глубины на всем протяжении от 1 до 2 м. Скорость течения 2— 2,5 км/час. Берега почти всюду лесистые, причем левый выше правого. Только ближе к устью правый берег начинает доминировать.

Случь—спокойная река. Уже в первый час движения по ней вас встретит тишина векового Полесья, о котором еще И. С. Тургенев писал: «Длинными, сплошными уступами разбегались передо мною синеющие громады хвойного леса; кой-где лишь пестрели зелеными пятнами небольшие березовые рощи; весь кругозор был охвачен бором; нигде не белела церковь, не светлели поля — все деревья да деревья, все зыбчатые верхушки и тонкий, тусклый туман, вечный туман Полесья, висел вдали над ними... Красноватая вода речки скользила без плеска между густыми тростниками, на дне ее смутно виднелись круглые бугры илистого моха, а берега то исчезали в болотной тине, то резко белели рассыпчатым и мелким песком».

С того времени, как Тургенев увидел Полесье, прошло более ста лет. И сегодня на нем остались тихие реки и хмурые леса, бывают порой и туманы, и все же Полесье изменилось. Еще до 40-х годов междуречье Случи и Птичи представляло собой почти сплошное болото Марьино-Загалье. Только лес на песчаных островках да кочкарнике и осока на трясинах и росли в этих гиблых местах. А теперь совхоз «X лет БССР» и другие осушили значительную часть болот, на них засветлели поля, с которых снимают богатые урожаи. В наши дни мелиоративные работы буквально преображают лик Полесья. Реки и те меняют свою конфигурацию: их спрямляют, и они превращаются в вытянутые по ниточке каналы. Но Случь по-прежнему извивается среди сочной, густой травы, среди лесной чащи, открывая то слева, то справа светлые каемки берегового песка.

Плыть по Случи можно совершенно спокойно, не боясь порогов, перекатов и мелей (разве что встретятся низководные мостики, корчи да топляки и упавшие в воду стволы деревьев).

Первый населенный пункт—поселок Старобин стоит на 12-м километре от начала пути. В прошлом это местечко было известно только тем, что от него сплавляли вниз по Случи плоты. А в годы Великой Отечественной войны здесь вели успешные бои с оккупантами партизаны бригады имени Александра Невского. Здесь же в сентябре 1943 года погиб командир этой бригады Д. Т. Гуляев. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В центре поселка установлен памятник отважному партизану.

В 30 км южнее Старобина, там, где в Случь впадает справа река Морочь, встретится село Морочь. Неподалеку от него деревня Новины (теперь деревня Цубы), памятная подвигом ее жителей братьев Михаила и Ивана Цубов. В феврале 1943 года фашисты проводили облаву на партизан. Собирая сведения об их расположении, они допрашивали 80-летнего Михаила Цубу. Старик был связан с партизанами, однако так и умер под пытками, не сказав ни слова. Его брат, 75-летний Иван Цуба, дал согласие гитлеровскому офицеру быть проводником, но предварительно послал к партизанам внука, наказав привести их к непроходимому Грачиновскому болоту. Попав в трясину, враги поняли, что старик вел их по ложному следу, и расстреляли его. На обратном пути они были уничтожены партизанами. Теперь на правом берегу Случи, около деревни Великий Лес, воздвигнут монументальный памятник братьям-героям.

В 20 км ниже Морочи стоит неприметная деревня Милевичи. В ней в тяжелую зиму 1942/43 года происходило совещание руководителей белорусских и украинских партизанских отрядов. Здесь рождались планы партизанских рейдов, обсуждались вопросы координации боевых действий на территории двух республик, устанавливались формы связи, утверждался график использования белорусских партизанских аэродромов. Украинских партизан на этой встрече представляли С. А. Ковпак, С. В. Руднев, Г, Я. Базыма, И. К. Сыромолотый. Белорусы делегировали в Милевичи Г. М. Линькова (Батю), П. Г. Котовича, М. И. Герасимова, Г. П. Стешица.

Ниже Милевичей Случь начинает сильно петлять. По-прежнему царит тишина, которую временами нарушает тяжелый всплеск рыбы. Здесь у камышей пугает рыбью мелочь щука, а в омутках, под тенью склонившихся берез, гуляют окуни. Есть в Случи и голавль, и язь, и лещ, но, пожалуй, больше всего плотвы и красноперки.

И опять поворот реки, а за ним новый изгиб берегов, на которых чем ближе к Припяти, тем более дремучим кажется окружающий лес. Только порой в широкие просветы блеснут зеленью и золотом луга и поля. На одном из таких изгибов по правому берегу расположился поселок Ленин.

Название это возникло почти 400 лет назад, когда деревня входила во владения польских магнатов Олельковичей. Поселок в сентябре 1942 года освободили от гитлеровцев партизаны под командованием Героя Советского Союза В. 3. Коржа. Часть немецкого гарнизона была уничтожена, остатки его бежали и с тех пор больше не появлялись в здешних местах. Во всем Житковичском районе была восстановлена Советская власть. В память об этой партизанской победе в поселке Ленин установлена мемориальная доска. В 1944 году в дни наступления Советской Армии партизаны в течение пяти суток с боями удерживали переправы через Случь, не подпуская к ним отступавшего врага. Совместными усилиями армейских частей и партизан прижатые к реке фашисты были разгромлены, а спасенные переправы использованы нашими танкистами, артиллеристами и- пехотинцами для стремительного броска в направлении узловой железнодорожной станции Лунинец.

В 8 км ниже поселка Ленин от Случи на запад и затем северо-запад прорыт канал, по которому можно добраться до реки Лань, текущей параллельно Случи и тоже впадающей в Припять. Расстояние между Ланью и Случью здесь всего 20 км, но это сплошь болота, а по каналу будет все 35 км довольно трудного пути. Если ,же продолжать движение по Случи, то от канала до Припяти останется тоже 35 км — практически один ходовой день. Весь путь по Случи можно без особого напряжения проделать за 4, самое большее за 5 ходовых дней.

После тихой Случи туристов встретит широкая Припять. Ее начало в болотах Западной Украины, в Волынской области. Пройдя по Украине 254 км, река вступает на землю Белоруссии. «Спокойна и медлительна, словно зачарованная, затерявшись среди болот, несет Припять свою обильную дань Днепру, не торопится она унести добро из полесских болот. А его так много, что все равно, спеши не спеши, — этой работы ей хватит на долгие годы. Может быть, она и надежду потеряла когда-нибудь унести эти нескончаемые потоки темно-розовых вод... Только в часы, когда разгуляется ветер над зеленой щетиной лесов, над круглыми шапками кудрявой лозы, над бородавчатыми островками жесткой осоки, тогда она сердито хмурится, дрожит, бурлит тысячами волн, гневно швыряет челны, и чайки-душегубки громко всхлипывают в прибрежных камышах»—так писал о Припяти Якуб Колас.

Осенью на ПрипятиПрипять—река-труженица. От Пинска до Кобрина, через западное Полесье, на 93 км протянулся Днепровско-Бугский канал, который соединяет Припять с Вислой. Канал пересек водораздел между реками Балтийского и Черноморского бассейнов, проложив голубую дорогу между двумя , морями, И теперь Припять, по которой идут караваны судов с грузами руды, нефтепродуктов, машин, различных товаров, стала своеобразным международным торговым путем, связывающим три социалистических государства: СССР, Польскую Народную Республику и Германскую Демократическую Республику.

Несмотря на внешнее спокойствие, Припять—довольно капризная река. Пойма у нее широкая, характерна сочетанием просторных лугов с низинными болотами и лесными дубравами из дуба, ясеня, черемухи и рябины. Среди сочной зелени по берегам неожиданно возникают полоски песчаных пустынь с барханами и небольшими дюнами.

По Припяти от устья Случи до Мозыря придется пройти 250 км. Если брать только ходовые дни, не считая остановок на дневки и рыбалку (а Припять—река рыбная, особенно в старицах и затонах), то их на этом отрезке пути потребуется 7—8.

Первым городом, который встретится по правому берегу Припяти, в 26 км ниже устья Случи, будет Туров. История этого древнейшего на территории Белоруссии поселения славянского племени дреговичей очень интересна. Еще в X—XII веках Туров был известен как центр огромного Турово-Пинского княжества, неотъемлемой части Киевской Руси.

В Турове «сидел» князь со своей дружиной, ему были подвластны Пинск, Мозырь и Слуцк. По воде приходили сюда торговые люди из Киева и западных городов. Когда центр русского государства переместился в Москву, значение Турова стало заметно падать. Вскоре он попал под господство Литвы и превратился в обыкновенное волостное местечко. Так он больше и не поднялся до былой славы, о которой напоминают лишь рвы, земляные валы да старое городище, именуемое Замковой Горой. Тихий городок на Црипяти входит как городской поселок в состав Житковичского района Гомельской области. В Турове есть Историко-краеведческий музей.

Ниже Турова в Припять впадают реки Ствига (справа), Скриница (слева), через 10 км—небольшой приток Свиновод, еще через 43 км — Уборть, само название которой говорит, что она проходит через леса «у бора». От устья Уборты недалеко до города Петрикова, который с высокого берега выходит своими улицами прямо к Припяти.

До революции Петриково было местечком в 400 дворов. И если Полесье считали захолустьем, то Петриково было захолустьем в захолустье. Основной костяк жителей составляли рыбаки да кустари-сапожники. Сегодня районный центр Петриков — город судоремонтников речников, плотогонов и силикатчиков. Рыбаки, кстати, тоже остались, В центре города воздвигнут памятник В. И. Талашу, легендарному партизану, который получил орден Красного Знамени еще в годы гражданской войны и который снова, 96 лет от роду, пришел в партизанский отряд при нашествии гитлеровцев. Трудящиеся Петрикова свято чтут память о своем славном земляке.

От Петрикова до Мозыря по Припяти останется около 80 км (два дня хода, если не будет лобового ветра). На заключительном участке Припять на 10-м километре ниже Петрикова принимает один правый приток (речка Сколо-дина), дальше реки будут впадать слева. Их до Мозыря встретится пять: Бобрик, Птичь, Гремля, Иппа и Неначь.

После впадения Иппы правый берег Припяти резко повышается, на его крутых склонах появляются глубокие овраги. У путешествующих по воде создается впечатление, будто Припять покидает Полесье и входит в зону предгорий. Да и город Мозырь, расположенный на высоких, сухих холмах, как бы подтверждает это. Но тот, кто пойдет ниже Мозыря, еще столкнется и с низкими берегами, и с болотной осокой по ним.

О Мозыре см. маршрут по реке Птичь.

График движения в этом походе может быть примерно таким: 1-й день: плотина—пос. Мазурщина (30 км); 2-й: поселки Мазурвдина—Залютичи (35 км); 3-й: пос. Залютичи—кан. Белый (40 км); 4-й: кан. Белый—д. Вересница на Припяти (40 км); 5-й: д. Вересница— р. Ствига (40 км); 6-й: р. Ствига—пос. Дорошевичи (40 км); 7-й: пос. Дорошевичи—г. Петриков (38 км); 8-й: г. Петриков—прист. Скрычалово (42 км); 9-й: прист. Скрычалово—р. Тремля (35 км); 10-й день: р. Тремля—Мозырь (35 км).

По Березине от ее истоков

Есть еще один интересный маршрут от верховьев Березины к ее нижнему течению. Точнее, от деревни Березино Бегомльского района Минской области до Бобруйска. Правда, здесь придется затратить больше времени на подъезд из Минска к начальному пункту похода, расположенному в 127 км на север от Минска (не менее 4 часов езды автобусом). Но это с лихвой окупится первозданной красотой и малой туристской изученностью района. Минчане часто спускаются по Березине от города Борисова до устья Свислочи.

От деревни Березино до Бобруйска по реке Березине не менее 11 ходовых дней, ну, а с дневками и резервом кладите все 15 суток.

В верховьях, в районе озера Палик, Березина проходит через второй, после Беловежской пущи, заповедник Белоруссии, носящий имя реки. Здесь, как пишет белорусский писатель Т. Хадкевич, «звонкие боры с медноствольными соснами и разлапистыми елями чередуются с непролазными чащобами смешанного леса... Песчаные и суглинистые островки — поляны, многие из которых усеяны крупным и мелким камнем, переходят в моховые болота с чахлыми деревцами на кочках или в сочные заливные луга по прибрежьям Березины. Воля вольная здесь животному миру, строго охраняемому законом. В этих лесах можно встретить и бобра с его хаткой на речке, и длинноногого лося, и оленя, и редкого в Белоруссии медведя».

На Березине у деревни Студенки, неподалеку от Борисова, русские войска в ноябре 1812 года нанесли завершающий удар наполеоновской армии. В честь 150-летия великой битвы потомки кутузовских богатырей воздвигли на правом берегу Березины мемориальное сооружение. Встали рядами холмы братских могил. Уступами поднимаются они по берегу, как бы равняясь на стоящий в центре гранитный памятник.

От деревни Березино путешественники будут встречать живых участников и свидетелей героической борьбы белорусского народа против гитлеровских оккупантов. Березинские леса — район мощного партизанского движения. В них располагались четыре бригады—Железняка, дяди Коли, им. Кирова и «Смерть фашизму». В этих лесах на протяжении двух лет существовала партизанская зона с 40 тысячами жителей.

Осматривая новый город Борисов, туристы положат полевые цветы к памятникам школьнице, мужественной разведчице Людмиле Чаловской и танковому экипажу Петра Рака, первым ворвавшемуся в Борисов в июле 1944 года. Туристы вспомнят и еще одного героя Березины — испанца Рубена Ибаррури, который в июле 1941 года за бои под Борисовом был награжден орденом Красного Знамени. Именно здесь, на Березине, в районе Борисова, в первые дни войны советские войска с тяжелыми боями удерживали переправы и нанесли контрудар по наступавшим гитлеровцам.

Если будет время, можно посетить самый крупный в республике лесохимический завод, познакомиться с производством спичек, сходить на фабрику пианино. И тогда не по книгам, а воочию убедитесь, что современный Борисов действительно становится промышленным городом.

Красивы сухие, лесистые берега Березины ниже Борисова. Тихо и мирно несет свои воды река. Но как не вспомнить, что в июле 1944 года наступавшие войска 2-го Белорусского фронта прижали гитлеровцев к этому водному рубежу. А войска 1-го и 2-го Белорусских фронтов замкнули кольцо окружения западнее Минска. И здесь в крепких клещах оказалась более чем стотысячная фашистская группировка, которая вскоре была ликвидирована.

По характеру русла и долины маршрут по Березине можно разбить на два участка. Первый—от начального пункта до реки Гайны (правый приток) с широкой заболоченной долиной и извилистым руслом. Около впадения в озеро Палик река распадается на несколько рукавов. Особенно много петель она выписывает после Палика, образуя большое количество «стариков», островов и, как говорят местные жители, «крючков». Тут встречаются Рогатинские,-Веселовские, Брилевские, Стаховские «крючки», а между ними широкие и длинные плесы. Берега на первом участке невысокие, заросшие густым кустарником, но попадаются и открытые участки с сухими берегами.

На втором участке, от Гайны и ниже, долина Березины сужается, ее высокие лесистые берега попеременно подходят к самому руслу. Река становится полноводнее.

Можно рекомендовать следующий график похода: 1-й день: д. Березино—д. Кальник (26 км,); 2-й: д. Кальник — р. Сергуч, левый приток (30 км); 3-й: р. Сергуч — оз. Палик, до базы плотогонов (36 км); 4-й: оз. Палик—-р. Гайна, правый приток— 10 км ниже устья (38 км); 5-й: реки Гайна—Плиса, правый приток (34 км); 6-й: реки Плиса— Бобр, левый приток (45 км); 7-й: р. Бобр—пос. Березино (40 км); 8-й: пос. Березино—р. Уса, правый приток (42 км); 9-й: реки Уса— Свислочь, правый приток (33 км); 10-й: реки Свислочь — Волчанка, правый приток (31 км); 11-й день: р. Волчанка—Бобруйск (29 км).

Хорошие места для дневок около устья Гайны и Свислочи. Проходя этот маршрут, следует учитывать, что от деревни Березино по реке идут плоты, а ниже Борисова начинается небольшое, главным образом грузовое, судоходство. Березина пересекает Минскую, Могилевскую и северную часть Гомельской области. На девятый день похода (по примерному графику), пройдя село Якшицы, вы вступите в пределы Могилевщины.

В последний день пути рекомендуется остановиться около поселка Елизово и осмотреть новый стекольный завод. А придя в Бобруйск, посетить Историко-краеведческий музей, познакомиться с городом, у которого теперь уже явно сложился облик промышленного центра Могилевской области. В Бобруйске есть крупный фанерно-деревообрабатывающий комбинат, несколько мебельных фабрик, гидролизный завод, огромный кожевенный комбинат, машиностроительный завод и много предприятий легкой промышленности.

Через Березинскую водную систему

Опытным туристам-водникам можно рекомендовать маршрут по малым рекам и каналам через так называемую Березинскую водную систему. На пути встретятся мели и камни, корчи и заросшие болотные протоки, даже маленькие водопады. А кое-где лодки придется тащить волоком.

Маршрут начинается от Логойска (42 км к северу от Минска), идет сначала по реке Гайне, затем вверх по Березине до впадения в нее левого притока — Сергуча, далее по Березинской водной системе, по рекам Эссе, Улле и Западной Двине до Полоцка, где поход заканчивается. По маршруту лучше идти в мае—июне, когда в реках много весенней воды и самая запущенная часть канала — река Бузянка еще не успевает зарасти тростником и аиром. Лучшее судно для похода—байдарка. На других судах вряд ли осилишь такой переход.

До Логойска из Минска регулярно через каждый час ходят автобусы. Название этого небольшого, но очень древнего города, очевидно, идет от слова «лог», «долина». Логойск, или Логожеск, как именовали его лет 400 назад, действительно расположен в низине между холмами. Впервые упоминается в начале XII века как укрепленное местечко княжества. И сейчас еще видны на окраинах продолговатые валы и дозорные курганы, с которых славянские ратники отражали набеги татарского хана Махмет-гирея.

Валы и возвышенности вокруг Логойска гитлеровцы в 1944 году пытались превратить в цепь дотов и дзотов, заявив, что Логойск будет укрепленным районом на подступах к Минску. Но танкисты 3-го Белорусского фронта с ходу смяли эти наспех возведенные укрепления и 2 июля 1944 года освободили Логойск, а на другой день ворвались в Минск, где и соединились с войсками 1-го Белорусского фронта, взяв в железные клещи пять корпусов неприятельской армии. Более 100 тысяч немецких солдат и офицеров с большим количеством боевой техники оказались в котле.

Кратко охарактеризуем реки и каналы, по которым проходит маршрут. Первые два дня займет движение по Гайне. Это не особенно большая, но своенравная река. Ее истоки тоже в холмах Минской моренной гряды. Длина Гайны 96 км. Логойск находится в 75 км от ее устья, и на первом участке, примерно до впадения Цны (25 км от Логойска), течение реки довольно быстрое. После слияния с Цной течение Гайны становится спокойнее. Долина реки на первом участке узкая. В низовьях пойма расступается, берега в значительной части заболочены. Гайна впадает в Березину около деревни Кричин. На всем пути по Гайне много мостков, в том числе низкосидящих и наплавных.

О характере русла и скорости течения Березины уже говорилось. Следует учесть, что по ней придется продвигаться 60 км вверх по реке, и здесь на большую скорость суточных переходов рассчитывать не приходится.

Дальше начнется самый трудный отрезок пути — по Березинской водной системе. Ее первый участок — Сергучский канал, который через 8,5 км соединяется с рекой Сергуч. По ней, проходя озеро Домжерицкое, придется продвигаться 10,5 км до водораздельного бьефа озер Манец и Плавно. Сергуч и канал имеют падение уровня 6 м. Все это придется преодолевать против течения да еще проводить суда через три старых разрушенных шлюза, местами протаскивать свой «флот» волоком, а около деревни Кветга обносить плотину.

Водораздел между Днепровским и Западно-Двинским бассейнами занимает 5,5 км, да еще 8 км по так называемому соединительному каналу между озерами Манец и Береща, проходящему по Витебской области. От него осталась узкая, мелкая, текущая по болотам протока Бузянка, перегороженная четырьмя развалившимися шлюзами и обильно заросшая травой. На всем протяжении пути—тяжелая работа, и вздохнуть свободно можно только выйдя в озеро Береща. Из его северного угла вытекает река Береща (длиной 7 км), которая приведет к полноводной реке Эссе. Все это уже притоки Западной Двины, и их течение помогает вам. Теперь Эссу спрямили, и по ней придется плыть всего 12 км, а затем, пересекая озерцо Прошо, через Лепельский канал выйти в Лепельское озеро и реку Уллу (стр. 66).

Шлюз на Березинском каналеТут уже кончились «каналы» и снова начался нормальный водный путь. Впереди, правда, будет еще один канал — Чашниковский, но лучше сделать 10 км крюка по Улле и не  заходить в него. Улла течет среди холмистых, голых берегов с каемкой зеленого кустарника.

От Лепеля, стоящего на берегу озера, из которого и вытекает река, до ее устья 117 км. Почти на половине пути расположен другой крупный населенный пункт—Чашники. До него на Улле много перекатов и скорость течения большая. Ниже Чашников Улла становится спокойнее. Около поселка Улла она впадает в Западную Двину, которая на протяжении 350 км проходит по территории Белоруссии. Но наш путь по Двине будет всего 50 км. На этом участке река полноводна и достаточно глубока. Берега у нее высокие, сухие. Много хороших песчаных пляжей. Скорость течения незначительная. Так что, спускаясь по ней, отдыхаешь.

Еще на Сергучском канале туристы будут проходить мимо деревни Крайцы—центра Березинского заповедника.

Так заростает река БузянкаПри управлении есть небольшой музей. Но главное, что останется в памяти путешественников, — история освободительной партизанской борьбы против фашистских захватчиков. И около Гайны и около Березины на протяжении трех долгих лет не смолкал шум битвы. Пламя партизанского пожара то вспыхивало на юге, около местечка Зембин, то перекатывалось на восток, к Домжерицам, то разгоралось у Березинских переправ.

Выше озера Палик, на хуторе Старина, есть дом, в котором размещался подпольный райком партии и работала партизанская типография. А с водораздела начиналась новая партизанская зона — Полоцко-Лепельская. В лепельском историческом музее туристам расскажут, как сыновья учителя Кулешова, школьники Евгений и Анатолий, принимали тайком сообщения Совинформбюро, а потом под носом у фашистов нелегально печатал их в типографии наборщик Сергей Барановский.

Там, где Улла сливается с Двиной, в поселке Улла, открыт музей памяти генерала Л. М. Доватора, уроженца здешних мест.

И в самом конце похода, в Полоцке, знакомясь в музее и около древних храмов с многовековой историей города, обнажите головы перед защитниками и освободителями этой земли—воинами 1-го и 3-го Белорусских фронтов и непоколебимыми партизанами. В центре города воздвигнут обелиск в честь 22 героев-гвардейцев, погибших в Полоцке при защите моста, на который яростно прорывались отступавшие фашисты. В Полоцке живет Герой Советского Союза 3. М. Туснолобова-Марченко. У этой скромной санитарки, вынесшей в первые два года войны с поля боя 128 советских воинов, после тяжелого ранения ампутировали обе ноги и кисти рук. Но она и сейчас продолжает работать в Обществе Красного Креста.

Немного ниже Полоцка, на берегу Двины, есть городок Новополоцк. Все молодо в нем — и огромный завод по переработке нефти, и сам сверкающий белизной город, и его жители. Быть в Полоцке—значит видеть Новополоцк. Их роднит то, что один из своих древних истоков, а другой только от своей юности—оба они устремили свои шаги в будущее.

На берегах Двины кончается поход. Вот примерный график его: 1-й день: г. Логойск—р. Усяж (34 км); 2-й: реки Усяж—Березина (41 км); 3-й: р. Березина — оз. Палик (22 км); 4-й: оз. Палик—р. Сергуч (28 км); 5-й: Сергучский канал—р. Сергуч — д. Домжерицы (14 км); 6-й: д. Домжерицы — оз. Плавно (10 км); 7-й: озера Плавно — Вереща — реки Вереща — Эсса (20 км); 8-й: р. Эсса — г. Лепель — р. Улла—д. Лащино (35 км); 9-й: д. Лащино—г. Чашники (36 км); 10-й: г. Чашники—д. Мартиново (35 км); 11-й: д. Мартиново—р. Западная Двина, д. Кордон (30 км); 12-й; д. Кордон—р. Сосница, правый приток (28 км); 13-й день: р. Сосница—Полоцк (17 км).

По синей Нарочанской волне

К озеру Нарочь можно попасть из Минска автобусом за 5 часов или самолетом за 50 минут. На 13 км в длину и на 8 км в ширину залил этот водоем глубокую впадину у южного края Свенцянской моренной гряды. На одном из курганов гряды взметнулся ввысь гранитный обелиск — памятник в честь воинов и партизан, освободивших этот край. С северной стороны берега озера довольно однообразны — холмы, поросшие мелким кустарником. Зато западный и южный берега покрыты лесом, подступающим к самому озеру. Среди темно-зеленой чащи подчеркнуто белыми кажутся корпуса санаториев и спрятавшиеся под соснами домики и палатки туристской базы «Озеро Нарочь». От нее-то и начинаются наши водные маршруты.

Голубизна и прозрачность воды говорят о ледниковом происхождении Нарочи. Видимо, когда-то оно занимало огромную территорию. По сей день с ним через узкую протоку сообщаются озера Мястро и Баторино, рядом среди холмов затаились Мядель и Рудакове, а лес укрыл тихие заводи озера Бледного. Немного южнее голубой лентой протянулись озера Свирь и Вишневское, а западнее, всего в 11 км от Нарочи,—близнецы Малая и Большая Швакшта.

Озерное кольцо

Начинающим туристам-водникам лучше всего путешествовать по маршруту: озера Нарочь—Мястро—Баторино — Нарочь. До похода можно посетить биологическую станцию Белгосуниверситета, .расположенную по соседству

Схема II. Нарочанскив маршруты.с турбазой. Там вы узнаете, что самое красивое и чистое озеро—это, конечно, Нарочь, но самое питательное Баторино. В нем больше всего планктона, и оно служит как бы рыбными детскими яслями. Здесь откармливается огромное количество мальков, которые потом переходят в «детский сад»—озеро Мястро. Подрастая, рыба выбирается через протоку на просторы Нарочи. Узнаете и об одном из удивительных озерных постояльцев — угре. В положенный срок угри покидают озера и устремляются по рекам в Балтийское море, оттуда через Атлантику добираются до Саргассова моря, где нерестуют и гибнут. Мальки угрей, окрепнув, в трехлетнем возрасте снова идут в Балтику, а из нее по рекам — в озера, чтобы через три года опять покинуть их. Не рассчитывайте поймать угря. Но окуня, плотву, красноперку, щуку в этих озерах на уху и на жарево всегда наловить можно.

В районе озера Нарочь часто налетают шквальные ветры, и тогда буквально в несколько минут водоем темнеет, покрывается пенистыми гребнями и начинает бушевать. Тут одно спасение — уходить по ветру на берег. А лучше всего в походе держаться неподалеку от берега. И красоты больше увидишь, и безопаснее.

Поход по озерам не требует много времени. За 5—6 дней, не торопясь можно сделать 100-километровое кольцо и вернуться на турбазу. В погожий, тихий день скользить по водной глади — одно удовольствие. От турбазы рулевой возьмет курс на северо-западный угол озера, к домикам рыбхоза, и оттуда повернет на восток, продвигаясь вдоль холмистого северного берега. Обычно туристы делают первый привал около памятника жертвам войны и по неписаной традиции кладут полевые цветы на его подножие. Там часто бывают нарочанские рыбаки, и те из них, что постарше, расскажут, как в годы войны их товарищ Никита Мисун одним из первых создал в этих местах партизанский отряд, как в лесах от Нарочи до Вилии крестьяне под руководством Героя Советского Союза Ф. Г. Маркова и секретаря подпольного обкома партии И. Ф. Климова установили партизанскую зону, сохранив в ней Советскую власть и советские порядки. Из здешних лесов выходили на бой с врагами отряды первой Вилейской бригады.

От памятника уже виден узкий перешеек, разделяющий озера Нарочь и Мястро. Примерно в середине его узкая протока, над которой построен мост. В эту протоку надо протащить лодки через небольшую песчаную отмель. Если время позднее или народ поустанет, то, войдя в Мястро, можно повернуть направо (на юг) и остановиться на ночевку в леске около деревни Гатовичи. Но все же стоит в первый день попытаться дойти до юго-восточного угла озера. В него ведут ворота, образованные высоким горбатым выступом слева и зеленым довольно пологим мысом справа. За ними озеро в юго-восточном направлении снова расширяется, и становится ясно виден лесистый берег с большими луговинами. На одну из таких южных полян и следует держать курс. Там и посуше, и хвороста побольше, и рыба клюет лучше. Правда, такой переход в первый день займет около 8 ходовых часов, зато назавтра можно хорошо отдохнуть.

Если место дневки понравится, на третий день можно провести вылазку в озеро Баторино и вернуться в Мястро. Вещи можно оставить с дежурным на берегу и налегке идти к «воротам» глубокого озерного залива. Пройдя их, следует держаться правого по ходу берега. Здесь надо отыскать протоку. Вход в нее зарос камышом и островками белых лилий. Слева по ходу, перед сбегающими к озеру улочками поселка Мядель, виден длинный пологий мысок. Перед ним и начинается протока. Она не длинна, всего около 1 км, но, чтобы пробраться по ней, требуется не меньше часа. Когда я первый раз шел этим путем, то не раз останавливался в недоумении. Какая же это протока, когда перед носом лодки вырастает берег с высокой травой? Но толкнешь берег — и он вдруг поплывет в сторону. Оказывается, торфяной островок закрывает узкую горловину, отодвинь его — и дальше широкая спокойная заводь.

По берегам буйные кустарники, напоминающие джунгли. В воде плавают огромные узловатые корни кувшинок. В воде мохнатые водоросли. Но вот протока становится все шире и шире. Потом покажется мост. Еще 100 м—и выходишь на желтовато-мутную воду Баторино. По преданию, когда-то в этом озере утонули рыцари польского короля Стефана Батория, после чего оно и получило свое название.Озеро Нарочь

Если вы решите заночевать здесь, лучше всего выбираться на восточный берег. Там и лес гуще, и вода родниковая есть. Возвращаться придется тем же путем, через ту же протоку и, пересекая Мястро, выходить к южному берегу Нарочи. Сначала на высоком берегу, как бы самой природой укрепленном огромными облизанными валунами, среди соснового леса вы пройдете мимо белорусского «Артека». А потом, пересекая в западном направлении глубокую бухту, из которой берет начало речка Нарочанка, за деревней Скок можно около песчаных пляжей среди прибрежного леса выбрать полянку для ночевки. Если вы не торопитесь, здесь можно провести и вторую дневку. Если же времени в обрез, то на пятый день, двигаясь вдоль крутого южного берега, обогнув длинную песчаную косу, вы выйдете к причалу турбазы.

Пройдя этот маршрут, туристы могут получить значок «Турист СССР».

По Нарочанке и Вилин

От турбазы можно совершать и более продолжительные путешествия. Из озера Нарочь вытекает одна речка — Нарочь, или, по-местному, Нарочанка. Поэтому почти все дальние и более сложные походы приходится начинать по ней и продолжать по Вилии. Эти маршруты могут быть короче и длиннее, с меньшим и большим количеством препятствий и уходить в сторону от Вилии по ее различным притокам.

Нарочанка — не особенно длинная (77 км) лесная речка шириной 10—12 м, а в низовье до 30—40 м. У нее приличные для передвижения на лодках глубины и средний уклон. Скорость течения не большая, но на быстряках и перекатах увеличивается. На пути»встретятся травянистые заросли, плотина, старые разрушенные мосты. Наиболее крупные деревни по реке—Черемшицы (64 км от устья), Ижа (44 км), Нарочь (22 км), Ручица (3 км).

Вилия — уже более широкая река. Уклон у нее почти такой же, как у Нарочанки, но падение происходит неравномерно, есть каменистые гряды, на которых скорость воды значительная. Берега сухие, высокие, в основном песчаные, поросшие густым лесом. Доминирующие глубины 1 м, но в среднем течении много песчаных и мелкокаменистых мелей.

По Нарочанке и Вилии проложены маршруты: от турбазы «Озеро Нарочь» до местечка Михалишки на Вилии (протяженностью 177 км) и до Вильнюса (протяженностью 285 км). Для первого маршрута потребуется 6, а для второго—10 ходовых дней.

Первый небольшой участок похода озерный. Придется «отдавать концы» от причала турбазы и держать курс на острую песчаную косу, огибать ее и продолжать движение вдоль юго-западного высокого лесного берега Нарочи до деревни Скок. Там начинается широкая южная бухта озера. Найти выход в Нарочанку не легко. Места здесь мелкие, все заросло камышом, и, пожалуй, единственный ориентир— деревянный мостик над зарослями. За ним и течет на юг Нарочанка, неся зеркально чистую, холодную озерную воду.

Только вы проскочите под мостом в ее истоки, как сразу столкнетесь с препятствием. На протяжении нескольких километров стоят деревянные заколы, местами просто заборы с узким проходом посередине. Течение горбом врывается в проходы заборов, и нужен точный расчет, чтобы лодка не задела бортами за сваи.

Первые часы уходят на высматривание препятствий. Кое-где остались подводные сваи и топляки. Беда, если лодка наскочит на такой кол. Деревянную шлюпку сразу развернет течением и начнет кренить, а у байдарки может оказаться распоротым дно. Поэтому первое время почти никто не рыскает глазами по берегам. Да и смотреть-то, собственно, не на что: и слева и справа болотная гладь, а если ступишь на берег—он тонет. Среди этой зеленой равнины Нарочанка выписывает пируэты.

От деревни Черемщицы постепенно начинает повышаться правый берег, появляются сухие бугорки, первые сосенки на них. Вскоре Нарочанка выпрямляется и заметно сужается. Берега как бы стискивают ее, и речка мчится на юг по идеальной прямой. Гребцам почти нечего делать, только разве отпихиваться шестами от берегов. Такого удовольствия хватает часа на два, пока Нарочанка не ворвется в лес. Здесь уже пойдет чередование быстряков с темными тихими омутами. Вот раздвинулись обрывистые берега, успокоилось течение, лишь воронки играют на поверхности, и вдруг впереди опять узкий коридор, заросший ивняком и ольхой, через который стремительно несется вода.

Ближе к деревне Слобода начинаются просторные березовые леса. Здесь стоят могучие, раскидистые березы с густыми черными прочерками на. стволах. Нет лучшего места для ночевки, чем на этих широких, светлых полянах, под нависшими ветвями ласковых берез. А если год грибной, походите — и боровики к ужину обеспечены.

Чем ниже по Нарочанке, тем выше ее берега, гуще сосновые леса, больше смородинных кустов над самой водой. На второй день еще одно препятствие — обнос плотины у деревни Ижа. Это из нее партизаны окончательно выбили гитлеровцев еще весной 1944 года и взяли под свой контроль шоссейную дорогу на Вилейку.

Примерно в 500 м ниже плотины слева впадает река Узлянка, и Нарочанка становится шире, течение ее ровнее. Левый берег, покрытый густым сосновым лесом, высокими холмами поднимается над рекой. Места здесь красивые, ягодные, и ниже деревни Королевцы стоит устроить вторую ночевку.

После нее до Вилии день пути. Нарочанка прорезает тут поднимающуюся к югу Нарочано-Вилейскую низину, берега крутыми обрывами спускаются к руслу, которое снова выписывает замысловатые петли. Расширяется заливная пойма, и лес немного отступает к линии древних берегов. Последние километры Нарочанка перекатывает в глубоком песчаном каньоне через гряды камней, разбросанных в. хаотическом беспорядке по всему руслу. То здесь, то там образуются гривы над подводными валунами. Но речка достаточно широка, и рулевой всегда найдет безопасный проход между препятствиями.

Вдруг берега широкими террасами начинают понижаться. Прорвавшись сквозь заросли многолетнего соснового бора, Нарочанка вливается в Вилию. В месте слияния — открытый мыс, с которого сразу видны оба русла. Здесь, и только здесь, останавливаться на ночевку. Здесь проводить и дневку.

Хорошо встречать на этом высоком мысу утренний восход, когда между лесистыми берегами с двух сторон видишь не воду, а белые ленты тумана, тающего у верхушек сосен! Но вот луч вырвал ослепительную полоску воды и погнал клубящиеся облака к небу, как бы снимая с рек легкие одежды. И они открываются обе: одна — румяно-золотистая, другая — из литого серебра. И такая тишина вокруг, что даже боязно спугнуть ее.

Дальше—вниз по Вилии. И она за каждым поворотом открывает один вид краше другого. То вдруг могучие дубы простерли зеленые ладони над водой, то стройные сосны вознесли свои круглые шапочки, то стыдливые березы свесили к воде длинные косы. Вы плывете по широкой, мелкой, каменисто-песчаной реке, а лес встречает и провожает вас на всем пути. Нет-нет да и покажутся из-под деревьев крыши прилепившейся к реке деревушки, а за ними снова лес. Тянутся золотые пляжи,, зовущие к отдыху лесные лужайки, прозрачен и чист воздух, а по берегам кое-где чернеют лодки-плоскодонки, на которых ходят с одним веслом, то ловко угребаясь им, то толкаясь, как шестом.

Но Вилия капризна. Течет себе спокойная, тихая и вдруг зарябит желтой полосой. Спохватились вы, а уже поздно: засели на длинной отмели, врезавшейся в реку, и надо выскакивать из лодки да сталкивать ее на глубину. Ниже деревни Данюшево начнутся коварные быстряки и каменистые перекаты. Некоторые из перекатов похожи на небольшие пороги с подводными камнями. Засядешь на такой — и может перевернуть. Правда, на этих участках мелко, и течение не столь уж бурно, но кому охота мочить вещи и продукты.

Нет нужды рекомендовать места ночевок на этом переходе. И справа и слева будут тянуться высокие сухие берега с лесом около самой воды. Однако в Вилии вода не такая чистая, как в Нарочанке, и бивуаки надо ставить около родников (их много по берегам) или около хуторков с колодцами.

Примерно на шестой день похода придется идти мимо села Моркуни. В 2 км ниже его встретится группа островов. Напротив четвертого по ходу острова в кустах притаилось устье речки Страчи. От нее до конечного пункта первого маршрута — местечка Михалишки — 4 км. Из Михалишек идет шоссейная дорога на озеро Нарочь. До турбазы 60 км. Ходит автобус, много попутных машин.

Приводим примерный график движения: 1-й день: турбаза—д. Черемшицы, 4 км ниже (30 км); 2-й: д. Черемшицы — д. Королевцы, Б км ниже (30 км); 3-й: д. Королевцы—устье Нарочанки (30 км); 4-й: устье Нарочанки — д. Данюшево, 5 км ниже — на правом берегу (35 км); 5-й: д. Данюшево—д. Нистанишки (30 км); 6-й день: д. Нистанишки—мест. Михалишки (22 км).

Туристам, идущим вторым маршрутом, останавливаться в Михалишках незачем (разве что в магазин сходить). Ведь у группы впереди еще четыре ходовых дня, и на ночевку в шестой день пути лучше останавливаться около деревни Малый Серань. Еще день хода — и Вилия покинет белорусскую землю, покатит свои воды по Литве и примет имя Нярис. Меняется и характер реки. После литовского поселка Буйвиджяй (по берегу видна только колхозная ферма, сам поселок вдали от реки) начнутся большие перекаты и малые пороги. Около 30 таких участков придется преодолеть до Вильнюса. Метров за двести будет слышен шум волны, перекатывающейся через пороги. Особенно много их около деревни Вильконцы и города Неменчине. Некоторые пороги стоит предварительно осмотреть, наметить ходовой путь судна и потом уже пропускать шлюпки по одиночке.

После Неменчинских порогов Вилия более спокойно течет мимо пригородных дачных поселков Вильнюса, а вскоре за зелеными холмами показывается и сама столица Литовской ССР.

Путешествие окончено. Теперь только, если вы брали лодки на турбазе «Озеро Нарочь», остается подыскать грузовую машину, чтобы отправить их обратно. Передвижение в последние дни похода можно планировать так:

7-й день: д. Малая Серань—д. Алекса (30 км); 8-й: д. Алекса— пос. Сантака (28 км); 9-й: пос. Сантака—г. Неменчине (26 км); 10-й день: г. Неменчине—Вильнюс (24 км).

Малое и большое Нарочанские кольца

Малое и большое Нарочанские кольца начинаются на озере Нарочь, проходят по Нарочанке и Вилии. На речке Страче, в 2 км ниже села Моркуни, у них поворотный пункт. Дальше маршрут малого кольца идет по Страче, затем по ее притоку Свирянке до озера Свирь, а большого кольца— к самым истокам Страчи, в озеро Большая Швакшта.

Протяженность маршрута от Нарочи до Свири 210 км, из них 32 км против течения. Практически на этот поход нужно 8—9 ходовых дней. Заканчивая путешествие на озере Свирь, мы тем самым делаем большую дугу, приближаясь к пункту выхода. Поэтому маршрут и именуется малым Нарочанским кольцом.

Маршрут от Нарочи до Большой Швакшты имеет расстояние более 250 км и требует 10—11 ходовых дней. Озеро Швакшта, в котором финишируют туристы, расположено от Нарочи примерно в 11 км. По своей конфигурации маршрут тоже выглядит кольцевым. Он длиннее предыдущего и поэтому назван большим Нарочанским кольцом.

Если в путешествии от Нарочи до Михалишек вам помогало течение и препятствия были легкопреодолимы, то оба кольца требуют от туристов навыков хождения вверх по реке, большой физической выносливости, хорошей техники гребли, умения работать с шестом.

Спускаться по Страче не легко, а подниматься еще труднее. Эта белорусская река напоминает реки предгорий. На самых спокойных местах (кроме верховий) скорость течения ее 0,7 м/сек. Там же, где Страча прорезает отроги Свенцянской гряды и русло ее проходит в своеобразном ущелье, заваленном камнями, скорость еще больше. Истоки Страчи — в озерах Малая и Большая Швакшта. Озерное питание реки создает более или менее равномерный уровень глубины. Правда, на порогах и перекатах в своем среднем течении Страча сильно мелеет. Ширина русла в среднем 7—10 м, выше деревни Олынево (44 км от устья) узкий, но глубокий болотистый участок Страчи. Самая большая извилистость — на первых 20 км. Идя по Страче, придется обносить три плотины. Длина обноса от 80 до 130 м.Река Страча

Вначале Страча глубока и достаточно широка, чтобы продвигаться на четырехвесельной лодке. Однако, прежде чем направиться к ее верховьям, следует отдохнуть. В самом устье Страчи, по ее правому берегу, цветастая луговина, сразу за ней поднимается лесная гряда, у подножия которой притаилось озерцо. С верхней площадки гряды открывается вид на извивающуюся ленту Вилии и уходящие вдаль просторы. Здесь стоит разбить лагерь.

В походе по Нарочанке и Вилии уже стало привычным, что берега быстро бегут назад. На Страче они упрямо неподвижны. Кажется, выкладываешься на веслах до последнего, а никак не можешь объехать какую-нибудь корягу. Особенно ощутимо течение реки на быстринах. Они сначала только вырываются из-за поворотов, но чем выше, тем все длиннее становятся участки, где лодка двигается не столько усилиями гребца (хотя он и старается изо всех сил), сколько ловкостью кормщика, орудующего шестом.

На Вилии скорость движения при гребле в среднем 6 км в час, на Страче — не больше 2 км, а на некоторых участках и того меньше. Препятствия на ней начинаются почти сразу. Уже неподалеку от устья речку перегораживает высокая бетонная плотина. Здесь среди леса расположена картонная фабрика. Обнос трудный, метров на сто. Если у .вас тяжелые лодки, лучше заранее запаситесь катками. Тогда вся «операция» по перетаскиванию двух лодок займет не больше часа. После этого стоит с разрешения дирекции познакомиться с технологией производства картона на фабрике.

Впереди километра полтора тихой воды, но далее Страча мелеет, дно становится каменистым, течение — более стремительным. В общем, если за день вы пройдете 14 км до деревни Воробьи, от которой на запад тянется длинная цепочка узких озер, ваш отдых на лесной опушке будет вполне заслуженным.

На второй день единоборства со Страчей часа через четыре можно добраться до левого притока — Свирянки, в 24 км от устья Страчи (в официальных изданиях ее называют Страчанкой). Когда слева покажется широкое, но мелкое устье Свирянки, заводите в него свой «флот» и вылезайте из лодок. Эта шумливая речушка . роет на своем пути глубокий овраг, обнажает породы третичной эпохи и взбивает целые шапки пены на мелких каменистых перекатах. Тут уже не помогут ни весла, ни шесты. Только проводка. А точнее говоря, проталкивание. Пройдя за мост, лучше всего остановиться на привал. Вдоль речушки — лесные полосы и гостеприимные поляны. До конечного пункта маршрута — озера Свирь напрямую 5 км, но по Свирянке считайте все 10, и, чтобы преодолеть их, нужно не менее пяти часов тяжелой работы.

Наутро рекомендуется разгрузить лодки и перенести все имущество по берегу до старой взорванной плотины, на которой когда-то стояла мельница. Далее надевайте на ноги какие-нибудь лапти и лезьте в воду. Дно здесь каменистое. А вам, шагая по нему, придется осваивать бурлацкое мастерство. Один с носа, другой с кормы. Только протянете через бурливый перекат и провалитесь по грудь в небольшой омуток, как за поворотом снова слышен шум. Опять играет и пенится Свирянка на перекатах, опять лодка скребет килем и днищем по камням — белым и черным, круглым и плитообразным. Поднимешь такой камень и увидишь под ним три-четыре налимчика. Но за ними охотишься только вначале. Потом так устанешь, что не до рыбы и не до красоты тебя окружающей.

А красота вокруг по-настоящему дикая. Отвесно падают высокие берега, волнистыми линиями идут в них пласты отложений, из глубоко запавшего русла узкими просветами виднеется небо. Но впереди опять перекаты и даже за мельницей огромные валуны, между которыми приходится отыскивать проходы. Утомительно это движение, однако силы прибавляются, когда увидишь шпиль костела. Это уже поселок Свирь. Здесь Свирянка становится пошире и поспокойнее. Можно садиться за весла. Однако не радуйтесь преждевременно. Вам еще долго придется вертеться около костела, и он будет появляться то справа, то слева, то спереди. Но вот за большим мостом Свирянка раздвинула заросшие камышом берега и будто остановилась в своем течении. Шлюпки набирают скорость. Наконец, за зеленой тростниковой завесой блестит ровная, открытая вода. Озеро Свирь! На 15 км вытянулось оно. А за ним есть еще овальное озеро Вишневское, знаменитое жирными карасями. Но сегодня, пожалуй, не дойти до него. Пусть не тянет вас к себе дворец на северном берегу Свири — там просто дом отдыха, пусть не манит зелень той стороны — там болота. Прижимайтесь к юго-западной части озера. Километрах в пяти от поселка, на мыске, покрытом сосняком, можно переночевать, а уж потом побывать на Вишневском.Вверх по Свирянке

От поселка Свирь до турбазы 35 км по хорошей дороге. Машину для перевозки лодок можно найти в поселке или вызвать по телефону с турбазы. Вот и закончено малое водное кольцо. График движения в этом походе несколько изменится, начиная с четвертого дня.

4-й день: устье Нарочанки—д. Данюшево (28 км); 5-й: д. Данюшево—д. Нистанишки (30 км); 6-й: д. Нистанишки — устье Страчи (27 км); 7-й: устье Страчи—д. Воробьи (14 км); 8-й: д. Воробьи— р. Свирянка—оз. Свирь (21 км, из них 5 км по озеру).

Туристы, идущие по большому кольцу, не будут заходить в Свирянку. Их путь — вверх по Страче, где придется преодолеть еще две плотины: первую — в 3 км выше места впадения Свирянки, и вторую — около деревни Ольшево. После первой плотины на Страче стоит сделать привал на верхнем бьефе. Здесь хорошо клюет крупная красноперка.

В верховье Страча мелкая, вся в камнях. Через час пути от первой плотины она принимает характер настоящей уральской реки. Идти приходится, подтягивая за собой лодку на бечеве. В глубоком ущелье, где пробила себе дорогу Страча, всегда полумрак. Высоко вверху—берега, а по ним стеной могучие ели. Путь очень трудный: за 4 часа проходишь всего 4 км. Здесь Страча прогрызает небольшую моренную гряду.

По выходе на равнину Страча напоминает широкую канаву с отвальными берегами. Направо и налево начинаются болота. Останавливаться негде. Неожиданно туристы оказываются перед «развилкой»: канава уходит на запад, где не видно ни деревца, а справа в нее впадает бурливый ручей. Он идет с севера, где на горизонте синеет дубрава. Ручей настолько узок, что пузатые «фофаны» еле втискиваются в берега. Грести невозможно — шесты вязнут в торфянистом дне. Остается протягивать бечевой с обоих берегов, проваливаясь в тину выше коленей.

Через 500 м Страча сразу становится благонравной. Здесь уже не река, а широкий, спокойный рукав. Приближается лес. Но до сухих мест доберешься уже после заката.

На следующий день туристов ожидают новые трудности. Через 40 минут после старта по стоячей воде их остановит огромный лесной завал, перегородивший весь фарватер. Придется потратить время на устройство прохода. На 4-километровом участке — масса больших и малых завалов.На озере Швакшта

Только к обеду достигнешь разрушенной плотины у Ольшево.

В этот день туристы продвинутся вверх от Ольшево еще на несколько километров. Мы за 10-часовой день работы прошли 10 км пути. По карте до Швакшты не менее 30 км. Да еще сутки, чтобы перебраться на Нарочь.

После ночевки в Ольшеве — снова в дорогу. Кругом лес. Высокие берега. Спокойные заводи сменяются перекатами. По тому, что они не прекращаются, можно безошибочно определить скорости течения и характер русла реки. Примерно к полудню шлюпки войдут в болотистую равнину. Страча здесь узкая и глубокая. Веслами цепляешься за берега. Но течение еле заметное. Часа через два попадаете в заросшее травой озеро Серенчанское, покрытое круглыми плавающими листьями лилий. Между этой сплошной зеленью — чистая вода небольшими черными окнами. Весла почти невозможно вытащить из воды; на них накручиваются тяжелые водоросли.

Со стороны к озеру не подойти. Кругом болота. В северозападном углу озера есть протока. Правда, она через 500 м перегорожена заколами, и придется переваливать лодки через плетни, но все же это выход из Серенчанского. А потом Страча становится широкой, снова входит в лес. Еще немного—и суда попадают на широкий простор озера Малая Швакшта. На восточном берегу его — протока в Большую Швакшту. Весь путь из одного озера в другое занимает 15 минут, а еще через 40 минут можно высадиться на восточном берегу Большой Швакшты и разбить лагерь.

Итак, позади около 250 км, из них около 100 км—движение с преодолением препятствий самого разнообразного толка. Но главное — есть большое кольцо! Подъем по Страче труден, до возможен. Лучше всего идти на байдарках.

Движение до Страчи в этом походе можно рекомендовать такое же, как и в предыдущем, а с седьмого дня нужно иметь свой график. Следует предупредить, что за озером Балдук (оно останется слева) река пробила русло среди болот. Там нет ни одного сухого места для ночевок. Так что в последний день нужно дойти до Швакшты. Поэтому и желательно на этот день оставить поменьше километров. В общем, начиная с седьмого дня похода можно принять такую нагрузку;

7-й день: устье Страчи—д. Воробьи (14 км); 8-й: д. Воробьи— д. Селище (20 км); 9-й: д. Селище—д. Куели (21 км); 10-й день; д. Куели—оз. Большая Швакшта (17 км).

От турбазы «Озеро Нарочь» до турбазы «Игналина»

Кроме этих походов, идя в сторону от Вилии, можно на лодках проникнуть и в другие места, например соединить водным путем две турбазы: белорусскую на озере Нарочь и литовскую на Игналинских озерах. Спустившись по Нарочанке и далее по Вилии до впадения в нее реки Жеймяны (правый приток), пройти вверх по Жеймяне и финишировать на турбазе «Игналина».

Жеймяна, начинаясь от озера Жеймянис, расположенного южнее города Игналина, впадает в Вилию (Нярис) сразу за поселком Сантака. Длина Жеймяны 80 км, и еще 12 км по озерам до турбазы «Игналина». Общая протяженность маршрута более 300 км, из них 80 км против течения.

Для характеристики реки воспользуюсь выдержкой из отчета группы, первой прошедшей по описываемому маршруту: «В нижнем течении Жеймяна на протяжении примерно 10 км имеет довольно большую скорость. Но, преодолев этот участок, попадаешь в реку с типично равнинным, спокойным течением. До поселка Пажеймяне (32 км от устья) река почти не петляет и течет на юго-запад вдоль железной дороги. Выше поселка она начинает извиваться. На всем протяжении Жеймяна полноводна и глубока (колебания от 1 до 5 м). Во всяком случае, в первой половине пути ни мели, ни перекаты не встречаются. Основные препятствия— скорость течения и быстряки. Берега высокие, покрытые лесом, подступающим к самой воде. Однако на этих холмистых берегах очень много родников, которые местами даже образуют болотца. Вода в реке от истоков до устья прозрачная, холодная. О ее чистоте говорит и то, что в Жеймяне много форели. Как нам сказали в рыбхозе Швенчёнеляй, занимающемся здесь разведением форели, вода в Жеймяне всегда на 2° ниже, чем в других реках этого бассейна.

Можно добавить, что Жеймяна почти одинакова по ширине и в истоках и в устье. Она нигде не бывает уже 15 м и не разливается шире 30м. На берегах ее расположены города Пабраде (18 км от устья) и Швенчёнеляй (50 км). В лесах около Пабраде в годы фашистской оккупации действовал партизанский отряд им. Калинаускаса, руководимый Э. Тауенасом. Здесь, несмотря на усиленную охрану, бойцы народного сопротивления несколько раз взрывали железную дорогу и прерывали движение на Рижском направлении.

Путешествие заканчивается в районе Игналинского заповедника, в который входит цепь изумительных по красоте озер: Жеймянис, Крятонис, Шакарвай, Лушяй, Дрингяй, Асалнай и др. Есть среди них озера, растянувшиеся на 6 км, а есть небольшие синие впадины, разбросанные среди очарованного леса.

В качестве возможного графика лучше принять начальный вариант расчета сил в походе по большому Нарочанско-му кольцу. Будем вести счет дням, которые придется посвятить прохождению Вилии и Жеймяны. Напомним, однако, что и этот маршрут начинается от озера Нарочь.

4-й день: устье Нарочанки — д. Данюшево (28 км); 5-й: д. Даню-шево—д. Нистанишки (30 км); 6-й: д. Нистанишки — устье Страчи (27 км); 7-й: р. Страча—д. Быстрица (30 км); 8-й: д. Быстрица — пос. Сантака (35 км); 9-й: пос. Сантака—г. Пабраде (18 км); 10-й: г. Пабраде—д. Жеймяне (25 км); 11-й: д. Жеймяне—д. Калтаненай (25 км); 12-й день: д. Калтаненай—турбаза «Игналина» (15 км).

От турбазы «Озеро Нарочь» до турбазы «Браславские озера»

Как уже говорилось, Свенцянская моренная гряда своими южными склонами подпирает озеро Нарочь и как бы оттесняет его на юг, к бассейну Немана. В 10 км на север от Нарочи, среди холмов той же Свенцянской гряды, в причудливо вычерченной котловине, залегло большое озеро Мядель. Может быть, когда-то эти озера и сливались или сообщались друг с другом, но теперь Мядель отдает свои воды Западной Двине.

Из Мяделя вытекает река Мяделка, впадающая в Бир-вету неподалеку от начала Диены. В том же месте с севера в Диену впадает река Дрисвятка, вытекающая из озера Дрисвяты и проходящая на своем пути через озера Оболе и Богинское. Дрисвяты соединяется речкой Рычанкой с озерами Муйсо, Ричи и Сила. Неподалеку от последнего расположилось озеро Бужа, которое протокой сообщается с озерами Рака и Дривяты. Вот таким ломаным путем сначала на север, а потом на восток и проходит наш маршрут. Протяженность его 255 км, продолжительность 12 дней. Тем, кто захочет пройти по нему, сначала рекомендуем проплыть по Нарочанским озерам. Это целесообразно даже для предварительной тренировки.

Некоторая особенность дальнейшего похода состоит в том, что из озера Мястро (от города Мядель) в озеро Мядель лодки придется перевезти автомашиной (7—8 км). Мядель меньше Нарочи, но гораздо красивее. Изрезанная береговая линия, множество бухточек и высоких мысов. По озеру разбросаны островки, один из которых протянулся на 2 км. Местные жители говорят, что раньше на нем стоял замок, а через протоку наводился мост. Сейчас от замка следов почти не осталось, но мостовые сваи на протоке видны.

Река Мяделка вытекает из северного угла озера; Она узка, но достаточно глубока, и по ней можно идти не только на байдарках, но и на ленинградских четырехвесельных яликах. Однако передвижение по Мяделке, даже по течению, на любом типе судна будет проходить медленно. Основные препятствия—лесные завалы и травянистые заросли. Не торопитесь расставаться с озером. Обойдите его, полюбуйтесь маленькими фиордами, половите рыбу — на речках такого улова не будет.

Я так уговариваю посмотреть Мядель, пожалуй, еще и потому, что именно озера, которые предстоит пройти, и составляют особенность маршрута. На пути не будет больших населенных пунктов (за исключением районного центра — Поставы), не встретятся промышленные предприятия или памятники древней старины. Зато край богат памятниками мужества и бесстрашия. Они не только стоят в виде обелисков на могилах воинов и партизан. Они в душе народа, в его рассказах.. В неторопливой беседе людей, переживших народное горе и народную славу, перед вами предстанут не только образы прошлого. Любовь к свободе, к своей Родине — это и наше сегодня, и наше будущее.

В этом районе громила фашистов партизанская бригада им. Рокоссовского. Среди жителей вы найдете и тех, кто уходил от немецкого насилия в лес, в так называемые семейные лагеря для мирного населения. А севернее по реке Дрисвятке тридцать с лишним лет назад хозяином положения был командир партизанской бригады «Спартак» А. Н. Пономарев. Во время белорусской операции партизаны этой бригады взорвали 12 км железнодорожного пути, а потом самостоятельно выбили гитлеровцев из поселка Видзы и удерживали его несколько дней до подхода Советской Армии.

Путь на север по чистым прозрачным речкам пойдет через целую цепь озер, похожих друг на друга своими просторами и в то же время неповторимо отличающихся одно от другого. Около деревушки Устье Дрисвятка вытекает из озера Богинского. Почти на 12 км протянулось оно с юга на север среди холмов, прикрывшись с востока лесистым берегом. И за плотиной Богинской электростанции «Путь к коммунизму», где по карте конец озеру, все еще будут широко разливаться между холмистыми, покрытыми сосной берегами просторные плесы, совсем не похожие на реку. Вслед за этим придется проходить узкое, но длинное (7 км) озеро

Оболе—не меньше часа уйдет, чтобы пересечь его с юга на север.

Но вот за берегами речки Прорвы мелькнут узкие шпили костела. Это уже село Дрисвяты. Значит, совсем рядом плотина электростанции «Дружба народов», а за ней во всю ширь раскинулись среди зеленой каймы леса просторы озера Дрисвяты—одного из крупнейших в системе Браславских озер.

Далее, после озерца Муйсо, река Рычанка приведет вас к озеру Ричи. Все закованное лесом, с крутым, высоким восточным утесом, с изрезанной линией берегов, играющее золотом, зелеными и голубыми оттенками,—оно так и манит отдохнуть около него.

Однако впереди еще четыре озера. Через протоку, начинающуюся в северо-восточной бухте озера Ричи, вы доберетесь до озера Сила. Оно поменьше пройденных, но все же придется погрести 4 км, пока пристанете около усадьбы латвийского совхоза «Силене». Это хорошее хозяйство животноводческого направления,, располагающее отборным породистым стадом, хорошими фермами. Стоит походить по совхозному имению, которое хозяева охотно показывают.

Следующее на маршруте—озеро Бужа. Но путь к нему лежит посуху. 12 км по шоссе придется перевозить лодки, прежде чем вы разглядите зеленые шапки островов озера и доберетесь до деревянной плотинки в северо-восточном его углу. Но, пожалуй, не стоит спешить к этой плотинке, так как на озере Бужа хорошая рыбалка, а на островах неплохие места для стоянок.

После озера Бужа путь не из приятных—по быстрой, вертлявой протоке. На ней и камни, и завалы, и низководные мостики, .и, наконец, около самого озера Рака,—мельничная плотина, которую придется обнести. За плотиной, через каких-нибудь 500 м, — чистая вода озера Рака, потом еще немного усилий по протоке — и вы вырветесь на озеро Дривяты, по северному берегу которого уступами белеют домики Браслава. Ну что же, последние 8 км. Курс на восток. Ориентир — зеленый мыс. А за ним и турбаза.

Несколько слов о речках, по которым пойдет путь, и о возможном графике похода. О препятствиях на Мяделке я уже упоминал. Длина ее от озера Мядель до устья 56 км. Единственный крупный населенный пункт—Поставы расположен почти на середине пути, в 30 км от устья. Падение воды значительное. Отсюда и большая скорость 'течения на некоторых участках.

Вот что пишется в отчете группы, прошедшей по этому маршруту: «Входя в истоки Мяделки, мы знали лишь, что уклон ее выше, чем обычно на белорусских реках, что в Поставах есть плотина, что берега этой речки местами заболочены, а местами заросли лесом. Суммируя все это, приходилось делать логическое предположение, что на пути могут встретиться участки, заросшие тростником и аиром, а кое-где и лесные завалы. Но даже при таких препятствиях мы рассчитывали дойти до Поставов за день.

С трудом разыскав среди камышовых зарослей устье Мяделки, мы сразу вступили в борьбу с травой. Она буквально останавливала лодки, цеплялась за весла; перегораживали дорогу вывернутые толстые корни. Но все же здесь мы еще двигались и примерно за 3 часа сумели пройти 6 км.

Однако на другой день, как только отошли от деревни Молчаны, встретили первый завал. Перед нами была целая плотина из старых корчей, бревен, сухого и мокрого валежника, перед которой бурлила огромная воронка уходящей вниз воды. Берега здесь высокие, крутые, заросшие таежным лесом. Обносить невозможно. Час мы потратили, чтобы расчистить проход в этом завале. Дальше шли, как в джунглях. Лес справа, лес слева, лес над нами. И завалы. К вечеру около деревни Черняты подвели итоги. Разобрали 32 завала, прошли 12 низководных мостков (10 подняли, у 2—обносы), преодолели 4 переката с проводкой лодок на руках. Пройдено 7 км. Вот это Мяделка!

Правда, следующий день был несколько легче. Завалы кончились, но начались заколы. Уже на подходе к Поставам на протяжении каких-нибудь 4 км пришлось преодолеть ворота в 24 заколах. И только после плотины в самих Поставах русло реки стало относительно чистым. В общем, чем ближе к устью, тем лучше ход».

Очевидно, все облегченно вздохнут, когда выйдут на чистую воду реки Бирветы. Но по ней придется пройти по течению всего 4 км, а вот вверх по Дрисвятке—подниматься 74 км. Правда, из них почти 20 км уйдет на передвижение по озерам, через которые протекает Дрисвятка. Но и она сама не представит особой трудности. Спокойная равнинная речка.Река Рычанка

Пожалуй, наиболее тяжел участок от озера Дрисвяты до озера Сила по Рычанке. Ее устье следует искать на восточном берегу Дрисвят сразу же в первом заливе. Речка быстрая, узкая. Все побережье густо заросло ивняком, кусты которого порой смыкаются, и сквозь них приходится буквально продираться. Вести лодки на бечеве невозможно. Глубина не позволяет проводить их вброд. Остаются шесты, а на байдарках только весла, причем на «двойках» первый расчищает путь, второй загребает. И расстояние там примерно 25 км, а вряд ли осилить его за день.

Теперь взглянем на график похода. 1-й день; турбаза «Озеро Нарочь»—оз. Мястро (25 км); 2-й: оз. Мястро—г. Мядель—р. Мяделка (18 км, из них водой 11 км); 3-й: оз. Мядель—р. Мяделка—д. Молчаны (16 км); 4-й: д. Молчаны—д. Черняты (7 км); 5-й: д. Черняты — г. По-ставы (21 км); 6-й: г. Поставы—хут. Свилы (16 км); 7-й: хут. Свплы— реки Бирвета—Дрисвятка—д. Устье (30 км); 8-й: д. Устье—оз. Оболе (39 км); 9-й: озера Оболе—Дрисвяты—р. Рычанка—оз. Муйсо (28 км); 10-й: озера Муйсо—Ричи (12 км); 11-й: озера Ричи—Сила— Бужа (28 км, из них по воде 14 км); 12-й день: озера Бужа—Дривяты—турбаза «Браславские озера» (36 км).

Озерное ожерелье Витебщины

Если взглянуть на карту Белоруссии, то в северо-западном ее углу найдешь кружочек—город Браслав, расположенный неподалеку от Западной Двины и окруженный голубой цепью озер. Добраться туда можно по железной дороге до станции Даугавпилс, а от нее автобусом 50 км; от Минска — рейсовым автобусом или самолетом (от Минска до Браслава 300 км).

Привлекательно разместился среди леса на высоких холмах у самого берега озера Дривяты этот чистый, уютный городок. Но около Браслава не одно озеро. Они своеобразным ожерельем раскинулись вокруг него.

В 2 км восточнее Браслава, на опушке соснового бора и берегу озера Дривяты, находится турбаза «Браславские озера». От нее обычно и начинаются водные путешествия в районе.

А он своеобразен и не похож на тот, где мы уже побывали. Все здешние озера заполнили впадины между холмами Браславской моренной гряды. Около 20 озер соединены друг с другом протоками, речками и ручьями, и каждое из них имеет свои особенности, свой рисунок берега, даже свой цвет воды. Дривяты в солнечный день отливает позолотой, а соседнее озерцо Цно—бледно-зеленой окраской, Войсо—темное, следующее же за ним Струсто—голубое. Самое северное озеро—Снуды поразит взор черноморской синью. Берега у озер холмистые, сухие, во многих местах покрытые лесом. И на всех водоемах—острова: песчаные, заросшие кустарником, или высокие лесистые, или горбатые, усеянные валунами.

Водятся здесь линь, угорь, щука, судак, окунь, плотва, лещ. Неплохие уловы берут бригады Браславского рыбзавода. Ну, а туристам, которые хотят, скажем, окуня на уху наловить, не грех и посоветоваться с местными рыбаками. Если к ним в доверие войдешь, они точно скажут, где что берет.

На браславской турбазе тоже есть свои легкие и сложные водные маршруты. Легким считается поход по 8 озерам. Их можно обойти за 5 дней, а если кто хочет понаслаждаться, позагорать, порыбачить, то поход растянется вдвое.

Через проливы и протоки

Если от Браслава поехать по дороге на Даугавпилс, то на 10-м километре слева окажется озеро Бужа. От него лучше всего и начинать путешествие по цепочке Браславских озер. По форме оно представляет собой не совсем правильную окружность с диаметром до 3 км. На озере несколько небольших, поросших кустарником сухих островков.

Из озера Бужа протока, идущая на восток, выводит в озеро Зарачье (по-местному—Рака). Из него по протоке в восточном направлении выходим на озеро Дривяты, держа курс к восточному берегу. Отсюда на север, то расширяясь, то сужаясь, идет лента озер Цно, Войсо, Струсто, Болойсо, Снуды. От Снуд есть протока на восток к озеру Волос, а от Войсо широкий пролив соединяет между собой Недрово и Неспиж. В двенадцатое озерцо, расположенное севернее Браслава и соединяющееся с озером Дривяты канавкой, мы заходить не будем. Если от озера Бужа пройти на байдарках или шлюпках все одиннадцать озер, а потом вернуться на турбазу, около Браслава, то длина всего маршрута составит немногим более 100 км.

Схема III. Браславско-Полоцкие маршрутыУ этих мест белорусского Поозерья довольно древняя история. Браслав, по преданию, был основан еще в начале XI века полоцким князем Брячиславом. Видимо, возник он как одно из западных укреплений Полоцкого княжества. Во всяком случае, высокий холм на восточной окраине Браслава и сейчас называют Замковой горой. С ее срезанной вершины, на которой сохранились остатки валов и квадрат фундамента, открывается великолепный обзор по всем направлениям.

В древности через Браслав проходили торговые пути с запада на восток и с севера на юг. И все они далеко просматривались с крепостных стен.

В средние века город то возвышался, то приходил в упадок, а потом, когда основные транспортные магистрали оставили его в стороне, как бы остановился в своем развитии. И только озера-, окружавшие город, по-прежнему были основой для рыбного промысла и добычи такой ценной породы, как угорь, который шел сюда из Балтийского моря через Западную Двину. Теперь городок разросся. На берегу озера Дривяты действует госрыбхоз, выдает свою продукцию овощесушильный завод.

В центре парка воздвигнут обелиск в память воинов Советской Армии и партизан, отдавших жизнь за освобождение Браслава от оккупантов. Здесь вы можете услышать рассказ о коммунистах-подпольщиках во главе с П. П. Булойчиком и Н. 3. Гляком, о налетах партизанской бригады под командованием П. Я. Сыромахо, о партизанской зоне в Бельмонтских лесах южнее озера Дривяты, о том, как воины 166-й стрелковой дивизии совместно с партизанами к 6 июля 1944 года очистили город от фашистов. Бои были тяжелые. Ведь на пути к Прибалтике Браслав служил природным крепостным укреплением, и гитлеровцы старались удержать его как своеобразные восточные ворота Латвии и Литвы.

Начиная путь от озера Бужа, не стоит торопиться. Можно объехать его, выбрать место для ночевки, половить рыбу, а утром выбираться в северо-восточный угол водоема, где через плотинку в глубокий овражек сливается протока в озеро Рака; Здесь первый короткий обнос, дальше начинается путешествие между грядами камней, небольшими завалами до мельничной плотины. Когда мы обнесли плотину, мельник опустил один затвор, чтобы дать нам внизу большую воду. За полчаса сильный поток домчал нас до озера Рака. Это была полезная получасовая тренировка по водному слалому.

Если озеро Бужа можно отнести к типу запрудных озер, то Рака носит ложбинный характер. Оно узкое, вытянувшееся в длину. Видимо, по этой рытвине когда-то двигался ледник. В юго-восточном углу озера, среди зарослей камыша, начинается не особенно широкая, но достаточно глубокая протока. Идти по ней надо осторожно—много корчей. Течение в протоке спокойное, и оно незаметно, сразу после прохождения под мостом шоссейной дороги, выводит на широкие просторы озера Дривяты.

Дривяты занимает площадь 30 кв. км. Около берегов мелкое, но в середине глубина достигает 18 м. В тихую погоду выгоднее идти вдоль северного берега, а при ветре укрываться под наветренные берега. Следует учитывать, что южный, лесистый, берег—низкий, заболоченный. Неплохие места для бивуака можно найти на островках в восточной части озера, тем более что курс движения по нему будет все время восточным и только у голого восточного берега измелится на северный. Там, все время ориентируясь на север, и следует искать исток Друйки, которая здесь, между озерами, обильно заросла камышом.

Примерно через 5—6 км камышовые берега речки расступаются, открывая блюдцеобразное озерко Цно с зеленоватой водой. Это зарастающее озеро, но его затухание приостановили ондатры, которых сюда выпустили лет двадцать назад. Они почистили водоем от травянистых зарослей, используя их как пищу и строительный материал для своих конусообразных хаток.

По быстрой ДруйкеДруйка как бы растворяется в этом озерце и возникает вновь в его северном конце среди камышовой чащи. Как между двух зеленых стен, извивается здесь Друйка вплоть до синей с темным отливом воды длинного озера Войсо. На нем несколько островков, один из которых покрыт лесом. Вправо по ходу Войсо незаметно переходит в Неспиж, за ним на восток откроются изрезанные берега Недрово. Но в них мы зайдем на обратном пути, а сейчас, выйдя из Друйки, двинемся вдоль западного берега Войсо, держа курс на север. После острова, похожего на продолговатый пирожок (его надо обходить справа), в глубоком сужающемся заливе издали виден низко сидящий мостик. Пройдя под ним узкую горловину, попадешь в широкий пролив, соединяющий Войсо с озером Струсто. Сразу при выходе из пролива, чуть влево по ходу, высокий, покрытый лесом остров с укромными, тихими бухтами и чудесными песчаными пляжами. В одной из таких бухт стоит остановиться на ночлег, а то и на дневку. Южнее острова есть короткая протока в небольшое круглое озеро Болбисо. Но туда целесообразно заходить уже после отдыха на острове, а потом продолжать движение вдоль высокого, с красноватыми холмами, северного берега озера Струсто. Около деревни Переволоки, от которой на восток уходит покрытый лесом мыс, есть песчаный перешеек. Его ширина не более 200 м, и некоторые группы ради разнообразия и сокращения пути перетаскивают здесь лодки прямо к озеру Снуды. Однако попасть в Снуды можно и обогнув длинный мыс. Кстати, с его холма открывается обзор сразу пяти озер.

И снова движение вдоль западного берега озера Снуды на север, мимо голого острова, похожего на каравай хлеба, с последующим выходом к восточному берегу. Снуды — озеро, замыкающее наш путь.

В 5 км севернее Снуд расположено озеро Плюсы, но к нему можно добраться только по дороге. На восточном же берегу, примерно в 4 км от самой северной точки Снуд, есть протока в глубокое, с темноватой водой, лесное озеро Волос. На северном берегу его можно устроиться на ночевку, а утром вернуться в Снуды и двинуться в обратный путь, придерживаясь уже восточных берегов. На обратном пути заходим в озера Неспиж и Недрово. В северном заливе последнего снова возникает Друйка, впадающая через 40 км в Западную Двину. Закончить поход лучше на турбазе.

Если описанный маршрут по праву называется озерным, то маршрут западнее Браслава, от озера Силене до Богинского, будет скорее озерно-речным, потому что добрую половину пути придется плыть по малым речкам. И по протяженности и по срокам этот маршрут не отличается от описанного, но трудностей в нем больше.

Начинается поход от Браслава по той же дороге на Даугавпилс. Только проехать нужно 25 км до деревни Силене, расположенной на северном берегу одноименного озера. В его южной части два глубоких залива. Из западного вытекает протока. Всего 1,5 км течет она через лес до озера Ричи, но на это расстояние группа потратит часа два. В протоке много завалов, местами кроны деревьев и кустарников смыкаются прямо над водой так, что через них приходится продираться.

Зато с какой радостью вырветесь вы на чистую синюю воду озера Ричи! Берега его пустынны. Только в одном месте приютились четыре хатки. А озеро не малое — 4 км в ширину и 5 км в длину. Со всех сторон к самой воде подступает лес. Северо-западный берег, находящийся на территории Латвии, — пологий, а юго-восточный, белорусский, — крутой. Вода в озере переливает всеми оттенками, от прозрачно-голубых у берегов до черновато-синих на середине. Это и не мудрено. Там есть глубины, достигающие 40 м. Озеро — очень рыбное. Для ночевки лучше выбрать место на крутом яру восточного берега.

Утром, отыскав в самом южном заливчике истоки речки Рычанки, придется снова преодолевать завалы, подтягивать лодки за прибрежные кусты, а местами и прорубаться сквозь них. На середине пути будет передышка: встретится овальное озерцо, от которого речка повернет на запад и начнет петлять среди невысоких холмов. И всего-то Рычанка от истока до устья 15 км, но прохождение ее займет не менее 6 часов. Выйдя на озеро Дрисвяты, придется пересечь его, чтобы подойти к северо-западному сухому берегу и остановиться на ночевку. При этом вы попадете в третью союзную республику — Литву.

О дальнейшем пути к Богинскому озеру—конечному пункту озерно-речного похода—рассказано в описании большой Браславской кругосветки. Можно лишь добавить, что от деревни Богинь, расположенной на западном берегу озера, всего 10 км по дороге до городского поселка Видзы, откуда есть регулярное автобусное сообщение с Минском и Браславом.

Малая Браславская кругосветка

Не новичкам в туризме можно предложить зачетный маршрут первой категории сложности — малую Браславскую кругосветку. Его можно одолеть за 6 дней, но на всякий случай нужно взять продовольствия на неделю.

Итак, «отдавайте концы». Огибайте восточный мыс озера Дривяты слева и держите курс в северо-восточный угол его, где вытекает река Друйка. Здесь она настолько тиха и безобидна, что не производит впечатления реки. Просто протока, которая через 8 км приводит в озеро Неспиж. Теперь держитесь северо-восточного направления, так, чтобы небольшие острова остались слева, а когда пройдете широкую горловину, поворачивайте строго на север, к высоким лесистым берегам. Справа хороший ориентир: две белые башни костела села Слободка. Но пусть они так и остаются справа. Только дойдя до северного берега, следует менять курс на восток. Все эти маневры будут происходить на воде нового озера—Недрово. Заметить границы его с Неспижем трудно. Озера как бы переходят одно в другое.

В одном из северо-восточных заливов Недрово расположена деревня Устье. Но здесь не устье, а исток Друйки. Обычно вход в Друйку перегорожен металлическими решетками и частыми сетями. Это угреловушка. Придется делать маленький обнос. Отсюда до настоящего устья не менее 40 км.

Прежде чем выходить в Друйку, надо переночевать на северном берегу Недрово: первые 20 км, почти до самой плотины местной электростанции, у Друйки голые берега, и на них трудно устроиться с бивуаком. Собственно, настоящее знакомство с рекой начнется после электростанции.

Друйка—левый приток Западной Двины—небольшая река. Спокойной она выглядит и после выхода из Недрово до поселка Друйска, выше которого расположена ГЭС на 450 киловатт, построенная в 1956 году и обслуживающая 9 колхозов Браславского района.

До плотины река сравнительно широкая. Но ниже ГЭС она становится совсем узкой, на каменистых перекатах сильно мелеет, значительно возрастает скорость течения. Примерно в 15 км от устья река врезается в узкую долину с крутыми отвесными берегами. Резко увеличиваются уклоны.

На месте старых взорванных плотин возникли пороги. Три таких участка длиной от 50 м до 1 км придется проходить с предварительной разведкой. Это Солопинские, Лозовские и Сумрачевский пороги. Скорость течения на них большая. Особенно осторожно нужно пропускать лодки через последний, Сумрачевский, порог — узкий проход в старой развороченной плотине, перегороженный большими валунами.

Друйку лучше пройти за день. Несмотря на береговые красоты, она вымотает основательно. Пожалуй, на каждой лодке больше всех устает рулевой, которому приходится управлять ею с помощью весла. Но не один он вытрет пот, когда лодки выйдут в Западную Двину. Справа по крутым берегам лепятся домики города Друя. На его окраине стоит памятник герою Отечественной войны 1812 года генералу Кульневу, погибшему в бою на берегах Двины.

После Друйки полноводная Двина покажется величавой и спокойной. Но уже через 6 км вы почувствуете, что к видимому спокойствию реки нужно относиться настороженно. Ниже Друи Двина вступает на территорию Латвии и получает новое имя—Даугава. Как будто река осталась той же. Разве только лес подступил к самым берегам, да огромных камней на них стало больше. Оказывается, камни перегораживают весь фарватер, и вода стремительно несется через них, оставляя позади пенистые гребни. Такие каменные заборы на Даугаве будут встречаться часто. Скорость течения на них высокая. Зато потом, перекатив через камни, Даугава становится ленивой, задумчиво-тихой. И за каждым поворотом встает новое лесное царство. То белоствольные березы выбежали на высокую кручу берега, то темные ели полощут низкие ветви в оранжевой воде, то стройные сосны выстроились ровной стенкой и кланяются макушками, провожая вас в дальний путь.

Выше латвийского городка Краслава стоит пристать к берегу на привал. Особенно, если вы идете в июне. В конце этого месяца окрестные жители собираются в Краславу на праздник «лиго». В ярких национальных костюмах один за другим выступают колхозные хоры. И над притихшей рекой далеко разносятся мелодии народных песен.

Краслава — центр юго-восточного района Латвии, так называемой Латгальской возвышенности, с большими лесами и множеством озер. И сама Краслава стоит на живописных холмах, вся утопая в зелени. Это одно из древних поселений на берегах Даугавы, о чем, в частности, свидетельствуют и материалы городского краеведческого музея. Архитектурные памятники старины в городе—здание костела с хорошо сохранившейся внутренней росписью и старинный замок, воздвигнутый на самом высоком холме среди красивого тенистого старого парка. В здании замка расположена средняя школа. Учащиеся бережно сохраняют и само здание, и двор со службами, и парк.

Около Краславы рекомендуется устроить дневку, тем более что плыть по Двине до деревни Каплава остается всего 20 км. В ней группу будет ожидать машина турбазы (если вы закажете ее еще до выхода на маршрут). Она посуху доставит лодки до озера Снуды (15 км). Дальше путь на юг по озерам. Желательно в тот же день пересечь Снуды и на высоком лесистом мысу около деревни Переволоки разбить последний бивуак.

А утром двинетесь на запад уже по озеру Струсто к его большому острову с мохнатой шапкой леса. Далее — на юг к темной воде озера Болойсо, из него—в Войсо, в конце которого увидите знакомые очертания островков и берегов Неспижа. Теперь рукой подать и до турбазы.

Вот примерный график похода: 1-й день: турбаза—Лисий мыс, д. Слободка (17 км); 2-й: Лисий мыс—д. Лозовка (30 км); 3-й: д. Лозовка—р. Двина—г. Краслава (34 км); 4-й: г. Краслава—д.-Капла-ва—оз. Снуды (36 км, из них водой 2.1 км); 5-й: озера Снуды—Бо-лойсо (28 км); 6-й день; оз. Болойсо — турбаза (23 км).

Большая Браславская кругосветка

Чтобы начать ее, придется отъехать на автомашине 35 км от Браслава к соседнему озеру Дрисвяты и на его северо-восточном берегу спустить шлюпки на воду. Их надо просмотреть, если потребуется—подсмолить, проверить наличие запасных весел и укомплектованность ремонтного набора. Ведь за 300 км с лишним пути придется пройти по 7 озерам и 5 рекам. Далее движение на юг через Прорву в озеро Оболе, из него по реке Дрисвятке в озеро Богинское. И снова Дрисвятка побежит на юг до слияния с Дисной, а та — на восток до Западной Двины. Здесь новое направление — на северо-запад. У поселка Друя опять смена курса. Войдя в Друйку, придется пробиваться на запад к Браславским озерам, и по их чистой воде возвращаться на турбазу.

Несколько речушек вливалось в Дрисвяты, а сток шел через одну — Дрисвятку. Колхозники Белоруссии, Латвии и Литвы перегородили ее дамбой и пустили воду по новому руслу, построив там электростанцию «Дружба народов». А новую речушку, что идет от электростанции до озера Оболе, назвали Прорвой. Звучит грубовато, но обозначает это то, что она прорыта.

Из Оболе река через каменистые перепады уже по старому руслу доходит до озера Богинского, перед входом в которое есть еще одна электростанция. По пути справа будут отходить длинные затоки. Чтобы не плутать по ним, держитесь левой стороны.

Слаженная группа при условии раннего выхода сможет дойти до южного берега Богинского и повыше деревни Устье расположиться на ночлег. Если же первый день покажется тяжелым, то хорошие места для бивуака есть и на правом берегу Богинского, не доходя до электростанции. Я не случайно упомянул об усталости. В первый день придется повозиться на обносе плотин (на обеих эту операцию проделывают слева по ходу от станционных построек), проходить под низководными мостами, может быть, бороться с волной на озерах.

Проходя Богинское, держитесь его западного берега, иначе можно проскочить выходной исток Дрисвятки. В южной части озера, там, где оно начнет уходить несколько на восток, по берегу стоят домики деревни Устье. Около нее и продолжает свой путь Дрисвятка. Через 12 км у села Козяны она впадает в Диену — большой левый приток Западной Двины. Общая длина Диены, которая берет начало в Литве, — 178км, но от Козян до устья останется пройти 110 км. Вскоре по правому берегу пойдет длинная улица деревни Василины (104 км от устья), потом слева будут деревня Жуковщина (88 км), поселок Шарковщина (63 км), деревни Германовичи (44 км) и Стефанополье (24 км).

Диена течет на северо-восток в узкой долине, с высокими сухими берегами и в среднем течении почти безлесна. Уклон у нее незначительный, скорость небольшая, река мало извилиста. Но на ней много естественных препятствий. С одним из них — так называемым верхним складом лесосплава, придется столкнуться сразу при выходе из Дрисвятки. Здесь река от берега до берега загорожена плотами. Выбирайте между ними просветы, протискивайте шлюпки, загружайте плот весом собственных тел и осторожно проводите над ним лодку. В общем, с километр сплошного плотового леса будет.

Диена интересна неожиданными препятствиями, а ландшафт у нее однообразный — поросшие кустарником берега. Плывешь, как в длинном корыте, — ничего не видно. Но от Козян, собственно, смотреть нужно больше на воду. С верхнего склада после весеннего пуска плотов гонят молевой сплав. Вот и приходится лавировать между бревнами да выделять впередсмотрящего — предупреждать о коварных топляках.

И на следующий день все еще не будет покоя от сплава. Около станции Полово — запань. Вода подбивает к вздыбленной преграде из бревен хворост, пену, траву и, крутя воронками, втягивается под эту стихийно выросшую плотину. Чтобы отвезти лодки ниже запани, придется нанимать подводу. Ни о какой проводке через бревенчатый хаос и речи быть не может.

А дальше опять смотрите в оба. Тонкие, чуть заметные тросы маленьких паромов провисают как раз .на уровне шеи. Соприкосновение, да еще с ходу, малоприятное. В нижнем течении, особенно в мелководье (начиная со второй половины июня), Диена становится беспокойной. Все чаще попадаются огромные камни, между которыми вертят быстряки. Здесь на некоторых участках потребуются мгновенный расчет рулевого, его четкие команды гребцам. Водный слалом как тренировочное упражнение перед походом очень пригодится на Диене и Двине.

Начиная от Козян почти во всех крупных населенных пунктах вдоль Диены стоят памятники погибшим воинам и партизанам. В Козянах фашисты расстреляли депутата сельского Совета С. Атрафимовича, бригадира колхоза И. Цивнеля, тракториста В. Мацука. В Шарковщине есть братская могила, в которой похоронено 130 жертв кровавой расправы гитлеровцев. Вы узнаете о геройском подвиге местной комсомолки Рени Михненок, уничтожившей немецкого коменданта. Она действовала так хладнокровно, что еще забрала документы убитого, его оружие, а потом вместе с сестрой ушла в партизаны.

Здесь, в междуречье Диены и Двины, в тылу врага действовала большая военно-оперативная группа, объединявшая ряд бригад. Руководил этой партизанской армией В. Е. Лобанок. Особенно тяжелые бои на рубеже Западной Двины ей пришлось вести против многочисленных карательных отрядов фашистов в январе 1944 года, причем партизаны выставили против немецких танковых подразделений свою артиллерию — всего несколько орудий.

В лесах по берегам Двины встретятся длинные трапециевидные холмы, поросшие соснами. Это могилы французских солдат, которые полегли в чужой для них земле в Отечественную войну 1812 года. А в Верхнедвинске (бывшая Дрисса) есть обелиск русским воинам той же войны. Он стоит уже более ста лет как дань потомков своим дедам, поднявшимся на народную войну против завоевателей.

Прежде чем выйти в Двину, придется преодолеть примерно километровый порожистый участок на Диене. В своем устье река вся перегорожена большими валунами. Скорость течения здесь повышается, но наметить судовой ход между камнями несложно. Диена впадает в Двину, упираясь в длинный остров; Если выбрать более спокойный участок, то лучше немного подняться по Двине и обойти остров правой протокой (остров останется слева). Можно и сразу повернуть налево, по течению Двины, но на левой протоке много камней, закрытых водой, значительная скорость течения и большие глубины.

После этой протоки Двина становится широкой, берега ее кудрявятся лесом, острова встречают песчаными откосами. После выхода на Двину пройдена большая часть пути, и потому немного ниже поселка Леонполь (левый берег) есть все основания устроить дневку.

И все же самое трудное впереди. Это та же Друйка, но против течения. Друйка, у которой вначале придется хвататься за прибрежный кустарник, чтобы продвинуться хоть на метр; на бурунах около разбитой мельницы веревкой протягивать лодки под мостиком, а местами тащить их по воде. В общем, кладите два дня на эту маленькую, но каверзную речку. И когда выйдете в озеро Недрово — сами запросите дневку. Надо же к приходу на турбазу привести в порядок себя и лодки. Как-никак, а в пути вы пробыли более 10 дней. И если через две недели со дня выхода ваша группа, сияя чистотой и надраенными шлюпками, войдет в озеро Дривяты и пришвартуется у причала турбазы, то ее встретят хоть и не салютом, но компотом обязательно.

Вот какой график можно принять для этого похода: 1-й день: турбаза—оз. Дрисвяты (автомашиной 35 км); 2-й: оз. Дрисвяты— р. Прорва—оз. Оболе—д. Купишки (34 км); 3-й: д. Купишки — оз. Богинское—р. Диена (40 км); 4-й: р. Диена—ст. Полово (36 км); 5-й: ст. Полово—д. Германовичи (30 км); 6-й: д. Германовичи— р. Аута, правый приток (40 км); 7-й: р. Аута—р. Двина—г. Верхнедвинск (36 км); 8-й: г. Верхнедвинск—пос. Друя—р. Друйка— д. Сумрачево (38 км); 9-й: д. Сумрачево—хут. Лозовка (14 км); 10-й: хут. Лозовка—оз, Недрово (22 км); 11-й день: оз. Недрово— турбаза (17 км),

По водоемам Латгальской возвышенности

Еще один спортивный маршрут целесообразно начинать в Браславе. Собственно, начальная точка самого похода находится в Латвии, на озере Дагда, но туда лучше выезжать, получив лодки и продукты с Браславской турбазы, где легче договориться насчет автомашины для переброски плавсредств и людей. От Браслава до Дагды 65 км через Краславу (там через Даугаву есть паром) или 75 км через Друю и Пиедрую.

Дагда принадлежит группе озер, разбросанных среди холмов Латгальской возвышенности. Несколько севернее расположено красивое Эше-езерс, со всех сторон окруженное лесами. Берега круто падают к воде. По озеру разбросано множество холмистых островов, по склонам которых поднимаются сосны и ели. Из этого озера вытекает речка Даг-денка. Пройдя два озера — Галшунь и Нарочку, речка впадает в озеро Дагда и вновь вытекает из него уже как Асуница.

Поход можно начинать и с Эше-езерс, от поселка Езерниеки, но после озера и плотины Дагденка, проходя по глубокому лесному ущелью, очень перегорожена завалами (на участке 3 км их 42). Причем это завалы из огромных деревьев, разобрать которые невозможно, а обносить крайне трудно из-за лесной чащобы.

И все же посмотреть Эше-езерс стоит. Для этого можно от Дагды подняться налегке 8—9 км по Дагденке, а при входе в лес у первых завалов оставить лодки и по левому берегу лесной дорогой дойти мимо плотины до Эше-езерс. Поход займет один день.

Начало маршрута от маленького латвийского поселка Дагда на берегу озера. Путь пойдет вниз по Асунице до ее слияния с правым притоком Двины — Сарьянкой, затем вниз по Двине до Друи, вверх по Друйке, кольцо по Браславским озерам и выход в конечную точку — турбазу «Браславские озера». Протяженность похода 267 км.

На всех озерах, за исключением трех небольших (Нарочки, Асуне и Цно), режим и обстановка на воде примерно одинаковы. В тихую погоду не встретишь никаких трудностей, а при боковом или встречном ветре спасайся от волны и преодолевай дополнительное сопротивление.

Характеристика Западной Двины и Друйки уже известна, что касается Дагденки, Асуницы и Сарьянки, то вот их показатели.

Дагденка примерно 4 км от истока из Эше-езерс проходит по узкой долине с высокими берегами (до 20—30 м). На всем этом участке старый захламленный лес с густым подлеском. Река узкая, быстрая, завалы следуют через 40—70 м. Здесь Дагденка выглядит как таежная речка. Остальные 8 км до впадения в озеро Дагда речка течет спокойно и не представляет трудностей для прохождения, кроме обноса плотины в поселке Дагда.

У Асуницы, на первых 5 км по выходе ее из озера Дагда, создан подпор воды имеющейся ниже плотиной мельницы, поэтому почти незаметен переход из озера в реку. Зато ниже Асуница сразу меняет свои облик. Течет она в узкой долине, берега местами подходят к самой воде. Ширина русла небольшая, а скорость течения значительная.

Длина Асуницы 56 км, не менее 40 из них почти сплошь препятствия — плотины, пороги, завалы, каменистые перекаты, сотни камней-одинцов, много топляков. Но при этом Асуница вполне проходима для байдарок и труднопроходима для яликов. Ее глубины на перекатах минимальны, а за мельничной плотиной в поселке Асуне надо просить «воду» у мельника или обносить 300 м.

Через 1,5 км после плотины Асуница входит в небольшое озеро Асуне. Оно почти круглое, 600—700 м в диаметре. Выход реки из него зарос камышом и совсем не просматривается. Расположен он в 60 м влево (по ходу).

Ниже деревни Борисовки (она расположена по левому берегу в стороне, около реки справа только скотоводческая ферма) начинается спрямление реки. 7-километровый канал заканчивается почти на границе, в Белоруссии, и дальше снова идут перекаты. Наиболее сложный — около хутора Ворзова — имеет два поворота почти под прямым углом. Здесь обязательны предварительная разведка и выделение «маяков».

Падение Сарьянки еще больше, чем Асуницы. Скорость течения такая же. Дно каменистое, берега крутые, высокие. Река сильно петляет. На пути придется проходить порог, много перекатов, отдельных подводных камней, встретятся и завалы.

Два переката представляют определенную трудность. Первый длиной около 100 м — в 3 км ниже Асуницы. На нем в средней части потока видна группа камней, от которой основной поток вроде уходит вправо. Но там большой, покрытый водой и незаметный на первый взгляд камень. Поэтому нужно обходить всю группу камней слева. Второй перекат—около заброшенных печей обжига извести (справа). По длине он меньше первого, но значительно засорен камнями и с большой скоростью течения. Его слышно заранее по шуму воды. Здесь целесообразно облегчить, лодки, оставить в них по одному человеку и проходить вдоль правого берега. Последние большие камни встретятся перед самым впадением Сарьянки в Двину.

Этот маршрут сложнее других по технике прохождения. Быстрое течение, почти непрерывные перекаты, пороги на Асунице, Сарьянке и Друйке требуют от участника похода быстроты реакции, отработанности поворотов, умения управлять судном, физической силы. Именно этой стороной да еще быстрой сменой береговых пейзажей интересен поход. Район довольно безлюден. От Дагды до Двины, т. е. на 90 км пути, расположено всего два населенных пункта — Асуне и Сарья. Все остальное — отдельно стоящие хутора. Очевидно, «ненаселенность» да большие площади леса вдоль рек и способствовали тому, что здесь в годы Великой Отечественной войны фактическими хозяевами территории были партизаны бригады им. Фрунзе, в которой вместе с белорусами и русскими сражались латышские патриоты, возглавляемые Александром Громом. Уже летом 1942 года число их так выросло, что была создана самостоятельная Латышская партизанская бригада. Ею успешно командовал В. П. Самсон.

На берегах этих прибалтийских рек в борьбе против общего врага еще раз кровью скрепили свое братство русские партизаны из Калининской области, белорусы из Освеи и Дриссы, латыши из Латгалии. Не случайно в белорусской деревне Липно, расположенной на Витебщине, стоит памятник партизану латышу Словису. Он сражался и погиб на белорусской земле. Но бился он за Прибалтику и Россию, за Украину и Молдавию!

Путь по Браславским озерам Недрово, Неспиж, Войсо, Струсто, Снуды, Болойсо, Цно и Дривяты в непогоду осложняется ветром и волной. Ну, а если воздух не колышется да небо синее, плыть по озерам — просто наслаждение. Одно бывает трудно: на обратном пути из озера Неспиж найти выход в Друйку. Есть там, в юго-западном уголке, распаханный холм, похожий на круглый хлеб. Берег около него зарос тростником. За ним блеснет ленточка чистой воды. Это и будет Друйка. А когда войдете в озеро Дривяты, надо держаться правого (северного) берега. За голым мысом, на берегу глубокой бухты, — уже турбаза.

График похода будет таким: 1-й день: г. Браслав—оз. Дагда (75 км автомашиной); 2-й: пос. Дагда — оз. Галшунь — р. Дагденка — р. Асуница, за мельницей (22 км); 3-й: мельница—д. Борисовка, 2 км ниже (20 км); 4-й: д. Борисовка — р. Сарьянка—хут. Партизановка (27 км); 5-й: хут. Партизановка — р. Двина — пос. Леонполь, 1 км ниже (40 км); 6-й: пос. Леонполь—р. Друйка—хут. Лозовка (40 км, из них 13 км против течения); 7-й: хут. Лозовка—оз. Недрово—Лисий мыс (32 км); 8-й: озера Недрово — Неспиж — Струсто — Снуды (35 км); 9-й: озера Снуды — Струсто — Болойсо — Войсо (37 км); 10-й день: озера Войсо—Неспиж — р. Друйка—озера Цно—Дривяты—турбаза (14 км).

Себеж—Браслав

Интересен маршрут от Себежа до Браслава через Себежские озера, реки Свольну, Западную Двину, Друйку, Браславские озера. Здесь редко бывают туристы-водники, а между тем это 230-километровое путешествие довольно разнообразно по характеру и привлекательно. Просторы пустынных озер будут сменяться узкими лесными протоками, в которых придется то перетаскивать лодки через завалы или наплавные мостики, то подплывать под нависшие над водой деревья. А потом понесет по своим извивам быстрая Своль-на, где весной, во время молевого сплава, приходится увертываться от тяжелых бревен да расталкивать заторы. Передышку даст Западная Двина, а дальше около двух дней предстоит борьба с быстрыми перекатами на Друйке. В общем, приехав в Себеж по железной дороге от Великих Лук или на автобусе из Полоцка или Пскова, считайте, что у вас на маршрут уйдет 9—10 ходовых дней.

Себеж упоминается в летописях под 1414 годом как поселение, подчиненное Пскову. То была южная крепость Псковской вольницы. Древняя история города — история его постоянной обороны. Он был во власти Литвы, поляков, потом опять отходил к России и даже получил новое имя — Иван-город. Только с 1772 года Себеж окончательно вошел в состав Российского государства. К этому времени 'в нем, испытавшем столько военных невзгод, проживало всего 400 человек. С прошлым Себежа знакомят документы и экспонаты местного краеведческого музея. В Себеже нет особых достопримечательностей. Он тих, скромен и на первый взгляд невзрачен. Но когда вы на лодках выйдете на синюю воду Себежского озера и оглянетесь на город с воды, то невольно залюбуетесь. На высоком северном берегу видны развалины древнего Кремля, старые церквушки, отчего город рисуется как сказочная крепость.

Себежское озеро довольно внушительно: более 6 км в длину и 3 км в ширину. Каменисты и обрывисты его берега, покрытые валунами. Кажется, что озеро глубоко залегло среди холмов и одиноко в своем существовании. А между тем на западе, за высокой грядой узкого лесистого перешейка, всего в нескольких сотнях метров, находится примерно такое же по величине озеро Ороно, или, по-местному, Вороно. Отвалив от Себежа и держа курс на юг, надо двигаться как раз вдоль западного перешейка. Его примерно в 5 км от города прорезает узкая, глубокая протока, которую горожане величают Чернушкой. Очевидно, это отрезок реки Черней, которая впадает в Себежское озеро с востока, а потом проходит в Вороно и поворачивает из него на юг в озеро Белое. По Чернее придется идти до озера Лисно — там кончается Псковщина и начинается Белоруссия. От самого Себежа и далеко за Лисно на всем пути по холмам будут шуметь красноствольные сосновые боры.

Около Себежского района сходятся границы РСФСР, Белоруссии и Латвии. В этих местах, используя леса как укрытия, в годы Великой Отечественной войны успешно действовали по тылам немецких войск соединенные отряды русских, белорусских и латвийских партизан. Еще в 1942 году партизанские отряды псковитян, белорусов и латышей уничтожили гитлеровский гарнизон в поселке Шкляуне (юго-западнее озера Вороно). Захватив оружие и продовольствие, партизаны стали отходить к озеру Лисно, где их встретили два карательных отряда. Тяжелый бой продолжался более двух часов. Но победили стойкость и взаимовыручка советских людей. Знаменательно, что переправу партизан через водный рубеж прикрывали пулеметчики латыш Имант Судмалис и белорус Василий Ровенский.

Когда вы по реке Чернее дойдете до озера Нечерица, то знайте, что в 20 км на запад, вблизи деревни Прошки, высится курган Дружбы, насыпанный руками партизан и жителей окрестных сел и деревень в память русских, латышей и белорусов, погибших здесь, защищая честь, свободу и независимость нашей Родины. Три аллеи сходятся к кургану: кленовая — из России, березовая — из Белоруссии, из лип — со стороны Латвии. А на вершине кургада как символ единства, стойкости и силы раскинул свою курчавую крону зеленый дуб.

Группа себежских озер протянулась с севера на юг и включает в себя, кроме Себежского и расположенного рядом и в одних широтах с ним Вороно, — Белое, Нечерицу и Лисно. Все они ледникового происхождения, связаны с бассейном Западной Двины. Северные берега Себежского и Вороно — своеобразный водораздел между реками, текущими на север (Великая, Исса, Синяя), и притоками Западной Двины, причем группа Себежских озер занимает наиболее равнинную часть. Перепад уровней между Себежским и лежащим от него в 25 км на юг Лисно всего 2 м, так что течение Черней между этими озерами незначительное. Однако протяженность пути по ней и по озерам из-за извилистости реки и продвижения вдоль берегов будет равна 50 км. Таким образом, если в первый день похода выйти из Себежа утром, то, пройдя озера Себежское, Вороно и Белое, к концу дня придется остановиться на ночевку или на северном берегу Нечерицы (в лучшем случае), или не доходя озера на берегу протоки реки Черней.

При выходе в Вороно на его южном берегу виден поселок Глубочица; там следующий исток Черней, вдоль которой километра на два тянутся дома поселка. Чернея здесь широкая, до 100 м, берега изрезаны заливами и старицами. Постепенно река сужается, несколько раздаваясь вширь уже около озера Белого. У входа в него вдали на юге темнеет группа лесистых островков. На них и нужно держать направление. За островками идет широкая спокойная протока в Нечерицу. Удивительно красивы здесь берега. Покрытые зеленой щетиной леса, они как бы сбегают с холмов к озеру и протоке. В этих местах бывает много грибов и ягод, а в тихие вечера у берегов то и дело раздаются всплески рыб, поднимающих круги по задремавшей воде.

А вот озеро Нечерица встретит туристов пустынными, равнинными берегами и безбрежной далью голубой воды. Оно не так широко (3 км в наиболее широкой части), зато протянулось на юг более чем на 7 км. Если не будет лобового ветра, то идти по нему одно удовольствие. Только лучше придерживаться восточного берега, в конце которого среди густого камыша спрятан выход в Чернею. Целесообразно за километр до подхода к южной части озера выслать разведку, чтобы не плутать по камышам всей группой.

Дальше Чернея станет узкой, 10—15 м, берега будут все время чередоваться: то правый — сухой и возвышенный, левый — заболоченный, то наоборот. Примерно на середине пути встретится наплавной мост, через который придется перетаскивать байдарки, а около озера Лисно — низководный мостик, где потребуется небольшой обнос.

За мостиком и деревушкой Волясой, с хорошо срубленными баньками, кончается Российская Федерация. Дальше на юг будет Белоруссия. В 10 км на запад от Лисно раскинулось второе по величине белорусское озеро —Освейское (площадь — 58 кв. км). Ближе к западным берегам возвышается крупный остров. Из Лисно в Освейское можно попасть по протоке. Правда, путь по ней будет вдвое длиннее. Начинается протока в плавном заливе в западной части Лисно, примерно напротив и чуть южнее устья Черней. При посещении Освейского озера протяженность маршрута увеличится примерно на 50 км и потребуется дополнительно 2 ходовых дня. Кроме того, Освейское не имеет стока в сторону Западной Двины, и из него все по той же протоке придется возвращаться в Лисно.

Останавливаться на Освейском лучше на южном берегу. Он представляет собой древнюю моренную гряду и в ледниковый период, видимо, послужил естественной запрудой. С другой стороны берега озера низкие, заболоченные, зарастают камышом и тростником. Здесь хорошая рыбалка.

Озеро Лисно протянулось с севера на юг и при ширине 2,5 км имеет протяженность 6 км. Максимальная глубина его 9 м. Со всех сторон водоем окружен лесом, берега очень ровные, большей частью заболоченные. Только на юго-западе есть сухой участок, пригодный для бивуака. Напротив этого участка разместилось село Лисно, где берет начало Свольна.

Река невелика по протяженности (всего 71 км до впадения в Дриссу), но глубока и своеобразна. Из озера Лисно она вытекает широко разлившимся потоком. Только в самой горловине выхода в селе Лисно, там, где через реку проложен мост, берега близко подходят друг к другу. Потом они раздвигаются, и Свольна разливается более чем на 500 м. Около часа вы будете преодолевать этот разлив, лишь за крутым сосновым мысом русло станет несколько уже, и в нем обозначится неторопливое течение. Чем ближе по реке, тем теснее сжимают ее берега, тем стремительнее поток.

В годы войны Свольна была серьезной водной преградой. В 1944 году при отступлении немцев белорусские партизаны взорвали все мосты через реку и задержали 35-тысячную группировку немецких войск, а после ее разгрома Советской Армией вместе с саперами быстро восстановили мосты.

На Свольне примерно до 10 июня осуществляются спуск плотов и молевой сплав леса. Часто около мостов возникают заторы, которые приходится обносить. Чуть выше моста около станции Свольна есть запань. Ее акватория обычно до половины июня бывает примерно на 1,5 км забита плотами и бревнами. Так что весной суточное продвижение вниз по реке будет вряд ли больше 25 км. Другое дело летом. Тогда Свольну можно пройти за двое суток, проведя одну ночевку выше деревни Голубово.

На Свольне расположены населенные пункты Лешня (30 км от истока), Юзефово (35 км), Голубово (45км) Свольна (65 км). Через 6 км после станции Свольна узкая и быстрая река впадает в более спокойную Дриссу против деревни Тясты. А вскоре по левому берегу Дриссы начнутся постройки Верхнедвинска. Но на Дриссу выходят, так сказать, тылы города, а его фасад обращен к Западной Двине до которой от устья Свольны остается пройти 14 км.

На одном из участков СвальныВерхнедвинск (бывшая Дрисса) стоит на мысу между Дриссой и Западной Двиной. Еще в середине XIV века здесь было расположено древнее укрепление, которое контролировало водные пути на запад и север. Вокруг постепенно образовалось городское поселение. Если история Себежа напоминает о пожарах, уничтожавших постройки, то Дрисса кроме разрушений от войн страдала и от наводнений. Они повторялись настолько часто, что в начале XIX века город даже хотели переместить, да так и не собрались. В 1812 году здесь был создан укрепленный лагерь против войск Наполеона и размещалась главная квартира армии М.Б. Барклая-де-Толли. В городе сохранился памятник в честь кампании 1812 года. Верхнедвинск — районный центр. Начиная от озера Лисно маршрут проходит по территории этого района. В Великую Отечественную войну здесь действовали 1-я и 2-я Дриссенские партизанские бригады.

В августе 1942 года 320 партизан из трех отрядов под общим командованием П. М. Машерова взорвали 110-метровый железнодорожный мост через Дриссу. Несмотря на то, что он усиленно охранялся, партизанам удалось заложить под каменные опоры 400 кг тола. В результате взрыва движение по этой важной магистрали было приостановлено на 16 дней. Даже после восстановления моста немцы смогли использовать только одну колею. А 3 августа 1943 года партизаны бригады им. Фрунзе только на перегоне Дрисса — Индра перебили 813 рельсов и заморозили движение на несколько дней. Это лишь два эпизода знаменитой «рельсовой войны», которую вели тогда белорусские партизаны. А сколько было налетов на гитлеровские гарнизоны, сколько народу было спасено. Только Дриссенские бригады провели в расположение наших войск более 4000 местных жителей.

Но пора покидать Верхнедвинск и продолжать плавание по Западной Двине. Выйдя на ее широкий простор, все сначала обрадуются. И берега красивые, и пляжи заманчивые, и препятствий никаких. Но такое однообразное движение может и наскучить. И когда в 15 км ниже Верхнедвинска на лесном берегу покажется поселок Леонполь, вам захочется выйти на берег и отдохнуть. Что ж — тут место для бивуака вполне подходящее. В поселке — памятник на братской могиле 56 воинов и партизан. Здесь в июле 1944 года немецкие захватчики пытались остановить наступление нашей 270-й стрелковой дивизии. На этом водном рубеже разгорелись тогда тяжелые бои. 5 июля 1944 года Леонполь был освобожден.

По Западной Двине осталось пройти всего 25 км. И когда по левому берегу вы увидите домики поселка Друя, ищите здесь устье реки Друйки. Поселок невелик и скромен. А между тем это одно из древнейших пограничных поселений в Белоруссии, еще в XIV веке здесь был основан большой монастырь, от которого теперь остались развалины.

При плавании вверх по Друйке используется совсем иная тактика: 40—50 минут энергичной работы, а потом отдых на берегу. Первый час, пока еще воды Западной Двины подпирают Друйку, ее течение не столь ощутимо. Но чем выше, тем стремительней ее стрежень, тем сильнее он наваливает лодку на густой кустарник вдоль берега.

Перед Друйском речка несколько успокаивается, но начинает выписывать капризные петли, и, видя вблизи поселок, вы будете целый час вертеться около него, почти не продвигаясь по прямой. Последние перекаты встретятся возле моста, а за ним влево по ходу спокойная глубокая старица подведет под плотину колхозной гидростанции. Там потребуется последнее усилие на обнос лодок слева через полотно плотины, и перед вами откроется широкое, длинное водохранилище, по которому уже без всяких препятствий вы легко доберетесь до деревни Устье. За ней увидите озеро Недрово, на его юго-восточном берегу на высоком красивом мысу остановитесь на бивуак. Дальнейший путь через озеро Неспиж описан в маршруте по Браславским озерам.

Суточные переходы в этом путешествии будут значительно колебаться.

1-й день: г. Себеж—оз. Нечерица (20 км); 2-й: оз. Нечерица— оз. Лисно, юго-западный берег (30 км); 3-й оз. Лисно — р. Свольна— д. Лешня (35 км);, 4-й: д. Лешня—устье Свольны (36 км); 5-й: устье Свольны—р. Дрисса—Западная Двина—пос. Леонполь (30 км); 6-й: пос. Леонполь—р. Друйка—д. Кадаронцы, 10 км от устья (25 км); 7-й: д. Кадаронцы—пос. Друйск (15 км); 8-й: пос. Друйск—оз. Недрово, Лисий мыс (22 км); 9-й день: Лисий мыс—турбаза (17 км).

К древнему Полоцку

Этот почти 200-километровый маршрут по рекам Оболи и Западной Двине удобен в отношении начала и окончания пути. Истоки Оболи находятся рядом с железнодорожной станцией Езерище. Выгрузившись из вагона и отнеся походное имущество на 500 м, вы уже можете собирать на берегу реки байдарки и начинать путешествие. И с конечного пункта—Полоцка можно также сразу отправиться домой по железной дороге, автобусом или самолетом.

Основную часть пути займет сплав по Оболи. Вытекая из озера Езерище, она на протяжении 169 км идет на юго-запад сперва по долине в Невельско-Городокской возвышенности, а потом через Полоцкую низину и впадает в Западную Двину в 30 км выше Полоцка. Девять веков назад Оболь для жителей земли Полоцкой служила удобным торгово-транспортным путем. Полочане на долбленках и более крупных судах поднимались по ней, через Невельские озера, реку Емен выходили на Ловать и сплавлялись до самого Новгорода. В 1705 году, когда в Невеле побывал Петр 1, он замыслил даже соединить каналом озера Езерище и Ордово, чтобы создать водный путь с Западной Двины через Оболь и Емен до Невы. Но замысел этот так и остался неосуществленным.

Оболь—равнинная река со средним падением 0,25 м на 1 км. Она быстра в верховье, спокойнее в средней части, имеет порожки около устья. Берега в основном сухие (в ряде мест на них выходят сосновые и черноольховые леса), в среднем течении попадаются и заболоченные участки, особенно ниже деревни Козьяны, где по обе стороны реки раскинулось большое болото Добеевский мох. Правда, сейчас это уже не столько болото: сколько торфопредприятие, вырабатывающее торфобрикеты.

Больших населенных пунктов вдоль реки немного. Первой встретится Ключегорская электростанция (32 км от истока), затем поселок Пролетарок (82 км), деревни Козьяны (102 км), Мишневичи (115 км), поселок Оболь (143 км), деревня Купино (158 км).

Оболь принимает справа притоки: ручей из озера Белого (15 км от истока), реки Свину (78 км), Теницу (110 км) и Рассалай (134 км), а слева — реки Чернушку (30 км от истока), Черновку, вытекающую из озера Чернове (98 км), Черновку (113 км), Усысу (117 км) и Будовесть (129 км).

Во второй половине апреля Оболь обычно освобождается от льда, половодье продолжается до середины мая, затем происходит медленный спад воды. Из препятствий тем, кто путешествует в июне, больше всего досаждают заросли травы, особенно в среднем течении. Обнос плотины в Ключегорске не труден и занимает, как правило, не более часа. Особое внимание потребуется в устье при прохождении мелких каменистых гряд, где при неудачном маневре можно пропороть днище байдарки. Все путешествие до Полоцка (включая участок Западной Двины) займет 9 ходовых дней.

Перед началом маршрута рекомендую пройти немного вверх и осмотреть озеро Езерище. Оно залегло в глубокой котловине, вытянувшись с востока на запад. Окружающие его моренные холмы то вдаются в воду, как мысы и полуострова, то отступают, образуя длинные заливы. На озере много островков, поросших сочной луговой травой и кустарником. На одном из них, соединенном с берегом узким перешейком, который весной закрывается водой, находится древнее городище. На северной стороне до сих пор сохранилась часть вала.

Городской поселок Езерище занимает южную часть берега. Он вытянулся в длинную улицу, и его домики окружены густыми садами. Уютный городок у тихого красивого озера под тихим, мирным небом. Только кладбище воинов Советской Армии и партизан, в центре которого воздвигнут танк, напоминает о том, что эти места пережили суровую бурю войны.

Здесь, неподалеку от Езерищ, партизаны бригады М. И. Дьячкова взорвали пути на участке Витебск— Невель и организовали крушение эшелона гитлеровских войск с танками и грузовиками. На три дня было прервано железнодорожное сообщение, а когда движение восстановили, последовали новый взрыв и крушение, в результате которого было выведено из строя 250 вражеских солдат и офицеров, много пушек и бронемашин. Не случайно именно в этих местах гитлеровцы пытались провести одну из первых карательных операций против партизан. Под Новый, 1943 год вокруг Езерища шли тяжелые бои, но партизаны, хотя и с потерями, сумели выйти из окружения. А гитлеровцы после этих боев не досчитались 800 солдат и офицеров.

Выходить из озера Езерище на реку лучше всего по каналу, начало которого отчетливо видно у юго-восточного берега. После канала плотинка (обнос). Дальше по руслу много валунов, некоторые из них скрыты под водой, и потому двигайтесь осторожно. Могут встретиться и завалы. Примерно на 26-м километре по левому берегу дубово-березовая роща — отличное место для стоянки.

Дальше Оболь, расширяясь, несколько мелеет, дно каменистое. Но вскоре появляется и глубина. Начинается небольшое водохранилище. Плотину обносить с правого берега. После обноса опять попадаются участки с завалами и заросли камыша, пробиваясь через которые река выходит в озерцо с заболоченными берегами. При входе в него рекомендуется взять ориентир на деревню, стоящую напротив: там, среди густого камыша, снова возникает река.

Около деревни Ивановки вправо отходит спрямляющий канал длиной 2 км. По нему и двигайтесь, а ниже его слияния с рекой, около поселка Пролетарска, остановитесь на ночевку. Пройдена почти половина пути по Оболи.

На следующий день снова встретятся завалы, а возле деревни Шевеки еще одна плотина. Так что будьте готовы к расчистке фарватера и обносам. Очень внимательно надо проходить под мостом в деревне Козьяны, где много старых свай. Далее Оболь становится все шире и глубже, однако появляются длинные коварные отмели из мелких камней.

Напротив устья реки Черновки, выше деревни Мишневичи, можно встать на ночевку.

Утром желательно выходить пораньше, чтобы 36-километровый переход до поселка Оболь закончить до 15 часов. Основными препятствиями снова будут каменистые мели, но, если внимательно следить за направлением основного потока, их можно легко обойти.

В Оболи посетите местный музей комсомольской славы, разместившийся в красном кирпичном доме, рядом с деревянным мостом. Но прежде чем отправиться туда, пойдите к шоссейной дороге влево от моста. Там на белой стелле вы прочтете фамилии героев подполья и короткую надпись: «Здесь в Оболи в 1942—1943 годах действовала подпольная комсомольская организация «Юные мстители».

В нее входили мальчики и девочки, вчерашние школьники. Они были пропагандистами и разведчиками. Распространяли и расклеивали листовки. Работая в комендатуре и на станции, доставали сведения для партизан о замыслах и действиях врага.

Пришло четыре эшелона танков, замаскированных тюками сена, и уже через несколько часов партизаны передают это сообщение в центр. Ночью наши самолеты наносят бомбовой удар по станции.

Юная партизанка Нина Азолина заложила мину под водокачку, и она взлетела на воздух. Немцам пришлось задержать отправку на фронт более ста эшелонов.

В Оболи взрывается электростанция, горит льнозавод, выходят из строя мотовозы. Гитлеровцы ищут диверсантов среди взрослых, а вал диверсий нарастает.

Только в конце 1943 года с помощью провокаторов фашисты напали на след юношеской организации. Было арестовано большинство ее участников. Во время допроса ленинградская пионерка Зина Портнова схватила, со стола пистолет и застрелила офицера и солдата.

Не легко расставаться с поселком Оболь. Но, пора и в путь. Это предпоследний день путешествия и последний по Оболи. Ниже деревни Купино она представляет собой почти сплошной каменистый перекат, притом достаточно мелкий. Так что, если не хотите заниматься ремонтом, будьте особенно осмотрительны. Недалеко от устья к левому берегу реки подступает лес. Там и располагайтесь на ночевку. От нее до Полоцка по Оболи и Западной Двине останется 32 км, и любая группа, если на Двине не будет встречного ветра, сможет прийти в город примерно к полудню.

Еще издали с реки видны очертания белокаменного храма—церкви св. Софии. Более 1100 лет существует Полоцк. Еще в летописи Х века говорилось, что «город Полотеск и мужи полочане вечем ся справовали, как великий Новгород».

В этом древнем городе удивительно сочетаются «преданья старины глубокой» и наша социалистическая действительность. Реставрируются памятники древнерусского зодчества Софийский собор и кельи Спасо-Ефросиньевого монастыря (в одной из них, кстати, проживал Петр I во время посещения Полоцка), а рядом выдает уникальную продукцию крупнейший в стране завод стекловолокна, вырастают корпуса химкомбината. В краеведческом музее вы увидите портреты белорусских просветителей прошлого Георгия Скорины и Симеона Полоцкого, воинов и партизан, боровшихся за освобождение Полоцка, и тех, кто сегодня своим трудом прославляет город.

В Полоцке, при въезде с Витебского шоссе, воздвигнут обелиск в честь воинов 1-го Прибалтийского фронта, освободивших город от фашистского порабощения 4 июля 1944 года. А на другой окраине высится холм «Кургана бессмертия», на вершине которого горит вечный огонь.

Если за эти 6 ходовых дней вы не особенно устанете, то спуститесь по Двине еще на 20 км к городу белорусских нефтяников Новополоцку. Остановитесь сначала на противоположном, правом, берегу: вечером вас поразит картина сверкающих огней завода и города, к которым вплотную подступает стена могучего леса. А утром переправьтесь в Новополоцк, осмотрите его и, собрав свое имущество, автобусом езжайте в Полоцк.

При расчете времени можно взять за основу такую норму переходов: 1-й день: пос. Езерище, выше р. Чернушки (26 км); 2-й: р. Чернушка—пос. Пролетарск (40 км); 3-й: пос. Пролетарск—р. Черновка (32 км); 4-й: р. Черновка—пос. Оболь (36 км); 5-й: пос. Оболь—устье р. Оболи (35 км); 6-й день: устье р. Оболи — Полоцк (22 км).

От Лепепя до Полоцка

Есть в. Белоруссии еще одно место, где природа среди холмов и перелесков замысловатыми зигзагами протянула целую цепь озер. В северной своей части они почти подходят к Полоцку, а в южной — к реке Улле. Здесь проходила южная граница валдайского оледенения, оставившая в неправильном квадрате Лепель — Полоцк — реки Улла и Западная Двина более 50 озер ледникового происхождения. С запада их ограничивает Ушачско-Лепельская возвышенность, с юга—Лукомльская моренная гряда. Глубокими чашами озера заняли часть площади на Чашникской и Полоцкой низинах, где плавно чередуется сравнительно молодой холмисто-моренный и низинный рельеф. Между многими из этих озер сохранились зародышевые реки-протоки. Особенно заметны они в группе водоемов, протянувшихся с юга от реки Уллы на северо-запад. Там только с одним небольшим разрывом такими протоками соединяются 15 озер.

Наш маршрут будет озерно-речным не только из-за проток, но и потому, что первые и последние дни движения на лодках пройдут по хорошо разработанным долинам Уллы и Западной Двины.

Начало маршрута в Лепеле, обосновавшемся на берегу озера Лепельского. Попасть в город можно по железной дороге с пересадкой на станции Орша или автобусом из Минска и Витебска. Первое летописное упоминание о Лепеле как городке Полоцкого княжества относится к XII веку. Потом его захватывали то литовцы, то поляки. В середине XVI века Лепель был продан польским королем магнату Льву Сапеге. Еще через сто лет здесь обосновался женский католический монастырь. Лишь в конце XVIII века Лепель окончательно вошел в состав Российской империи. Был у него и период взлета, когда начала действовать Березинская водная система. Но канал, соединявший Западную Двину с Днепром, потерял свое значение, и Лепель снова пришел в упадок. Вот только одна строка из географического описания за 1910 год, которая характеризует, каким Лепель входил в XX век: «Разного рода промышленных заведений в городе насчитывается 14 с 29 рабочими».

В период фашистской оккупации город был почти стерт с лица земли. В послевоенное время он отстроился, можно сказать, заново. Сегодня в нем работают самый крупный в Белоруссии молочно-консервный завод, овощесушильный и экскаваторно-ремонтный заводы, ряд других предприятий. Теперь рабочих в Лепеле около 3000.

В местном краеведческом музее вы ознакомитесь с документами по истории партизанского движения в этом крае в Великую Отечественную войну. Это будет как бы предисловием к повести, которую вы прочтете на своем пути, ибо маршрут проходит через одну из самых крупных партизанских зон Белоруссии.

Здесь действовало 16 партизанских бригад. Руководитель этой огромной партизанской армии, Герой Советского Союза В. Е. Лобанок в своих воспоминаниях писал, что в районе Полоцко-Лепельской партизанской зоны была сохранена Советская власть, законы и порядки которой распространялись на 1220 населенных пунктов. Под охраной партизан проживало более 80 тысяч мирного населения. «В зоне работали восстановленные партизанами 3 небольшие электростанции, 6 мельниц, 2 скипидарно-дегтярных завода и более 150 мелких мастерских, обслуживавших нужды партизан и населения. В типографиях зоны печаталось шесть районных газет и большое количество листовок. В крупных населенных пунктах стояли партизанские гарнизоны, которые были связаны между собой телефоном. Телеграфная связь имелась также между отрядами в бригадах. Общая протяженность телефонных линий составляла 450 километров».

Можно себе представить, как беспокоила немецкое командование группы «Центр» такая партизанская республика, которая не просто жила, а ежечасно воевала, перерезала фронтовые коммуникации, наносила постоянный урон живой силе и технике врага. После семи неудачных карательных экспедиций гитлеровцы 2 апреля 1944 года бросили против партизан 60-тысячную армию с танками, самолетами и артиллерией. Силы были явно неравны, и все же, несмотря на потери, партизанам удалось нанести серьезный удар противнику, сохранить основной состав и прорвать кольцо окружения. Это было всего за два месяца до начала операции «Багратион», в ходе которой произошло соединение партизан Белоруссии с войсками Советской Армии. А перед этим партизанские бригады Полоцко-Лепельской зоны блокировали в полосе наступления войск 1-го Прибалтийского фронта 32 немецких гарнизона, сковали действия врага на Витебско-Полоцком направлении и пересекли ему важнейшие пути отхода.

Из Лепеля отправляемся в 200-километровый путь по воде до Полоцка. Но предварительно познакомимся с озером Лепельским. Оно довольно большое. Протяженность его по периметру составляет 16 км. Глубина достигает 25 м. Принимает озеро одну реку — Эссу, напоминающую прямой, широкий канал. Из юго-западного угла озера, несколько восточнее устья Эссы, вытекает река Улла. Через развалины старого шлюза и начинается сплав по ней. Общая длина Уллы 108 км, но мы пройдем 74 км до поселка Бочейково (В движении по Уйле от истока до Бочейково маршрут совпадает с маршрутом через Березинскую водную систему). Течение в верховье незначительное, лишь ниже города Чашники( 50 км от истока) оно усиливается до 3 км/час. Берега Уллы высокие, сухие, но малолесные. Если в первый день после обхода озера Лепельского вы сумеете пройти по реке еще 5 км, то на ночлег становитесь за безымянной протокой из озера Нюли справа. Тогда вы расположитесь как раз между рекой и озером. Оно небольшое, блюдообразное, но глубокое и по-своему красивое.

От этого места Улла, выдерживая общее направление на восток, вскоре начнет петлять. До деревни Караевичи (27 км от истока, по левому берегу) особых красот не появится. Только на реке чистые быстринки будут сменяться сонными плесами, заросшими травой, в которой местами увязают весла. Эти водяные заросли здорово снижают ход. Километров через пять ниже Караевичей к левому берегу подступает сосновый лес. В нем неплохо и отдохнуть. По правому берегу здесь совсем рядом с рекой затаилось еще одно озерцо, где любители порыбачить могут провести вечернюю зорьку.

От места ночевки до Чашников остается 20 км. Тут начнутся небольшие порожистые участки, река станет чище, и это расстояние можно осилить за 4 часа. Около Чашников Улла делает большую петлю, и при недостатке времени можно двигаться по каналу. Он откроется слева, сразу ниже городского моста. Через 2,5 км канал снова выведет на Уллу, пройдя по которой 10 км, вставайте на ночной отдых немного выше деревни Иванск. В Чашниках рекомендуется сделать дневной привал.

Город прославлен подвигом комсомольца Олега Варгалионка, который поджег дом бургомистра, похитил ящики с боеприпасами и передал их партизанам. Здесь врач Кирилл Чепик и фельдшер Анна Марищенко организовали снабжение партизан медикаментами и перевязочными материалами. Здесь летом 1943 года партизаны из бригады Леонова смелым налетом полностью уничтожили городской гитлеровский гарнизон.

Тяжелые бои по освобождению Чашников вела в июне 1944 года 357-я стрелковая дивизия, разбившая и пленившая сводный отряд противника — более 700 солдат и офицеров. На братской могиле павших в этой схватке советских воинов воздвигнут памятник.

Чашникский район — база белорусской энергетики. В 18 км от города, в поселке Новолукомль, на берегу красивого озера Лукомльского, построена самая крупная в республике электростанция. В Чашниках ее энергию в промышленных целях использует бумажная фабрика.

Ниже канала Улла начинает петлять, в ее русле появляются несложные порожки. На них резко падают глубины, и надо осторожно проходить между валунами, чтобы не повредить днище лодки. Ширина Уллы в этих местах вполне: достаточна для маневра.

После ночевки у Иванска через 3 ходовых часа перед вами по левому берегу откроется поселок Бочейково. Здесь кончают путь по Улле и на попутных машинах перевозят суда в деревню Сокорово (17 км от Бочейково). Переезд можно осуществить в течение дня и к вечеру уже ставить палатки на берегу озера Полуозерье, невдалеке от Сокорово. Еще лучше, если вы успеете засветло собрать байдарки и переехать на северный берег озера. Там в хорошем леске прекрасное место для лагеря.

Возможен и иной вариант: пройти по Улле еще 10 км и начать волок к Сокорову на северо-запад от остановки. Тогда через заболоченные луговины придется перетаскивать все снаряжение на расстояние 10 км на себе. На этом вы потеряете один день.

Но в обоих случаях вы добираетесь до Лепельско-Полоцких озер, по которым придется пройти еще 65 км. Начали мы этот этап похода с Полуозерья, протянувшегося от Сокорово на северо-запад на 6 км. В северо-западном углу озера неподалеку от места ночевки следует искать протоку в озеро Кривое, отличающееся глубокими бухтами, далеко выдающимися мысами, полной асимметричностью в общем очертании, лесом вдоль берегов. На северном мысу Кривого видны дома деревни Дубровки, в которой есть памятник погибшим воинам и партизанам. Идите в юго-западный залив, но не ищите протоку. Примерно в 400 м южнее залива будет круглое озерцо Туроссы. Туда придется перетаскивать суда посуху. Расстояние небольшое, открытое, и здесь, как правило, не разбирают байдарок, а, только разгрузив их, переносят в собранном виде. На волок уйдет от силы 2 часа.

Из Туроссы два варианта пути. Первый, западный, через километровую протоку на запад в озеро Отолово. Оно тоже интересно по конфигурации, но имеет безлесные берега. В южной части есть порядочный остров. Его видно сразу при выходе из протоки. Из северного глубокого залива озера Отолово идет протока в озеро Черствятское с несколькими сухими островами, где можно организовать ночлег. Ориентиром для выхода служит северный мыс, у основания которого справа по ходу берет начало длинная, почти 4 км, протока (некоторые утверждают, что это начало реки Туровлянки). В конце протоки расположилась деревня Гор-батичи. Протока соединяет озеро Черствятское с Поульским (по-местному Тетча).

Второй вариант пути из озерца Туроссы—на север, где из него вытекает речка Дива длиной всего 4 км. Посередине ее есть мост. Дива впадает в небольшое, продолговатое озеро Березовое, напоминающее узкий, вытянутый треугольник с вершиной, обращенной к северу. У основания треугольника лесок, вполне пригодный для стоянки. Из вершины Березового протока приведет в озеро Тетча.

Трудно сказать, какой из вариантов лучше. Когда перед нами встал такой вопрос, мы решили побывать на всех озерах. Разочарованных потом не было.

Дальше пойдет уже один путь: из Тетчи по реке Туров-лянке в озеро Яново. Оно занимает площадь 12 кв. км и протянулось на 6 км с востока на запад. Берега изрезанные, голые, только на севере есть лесок. Туровлянка вытекает из Янова на севере, за мысом, слева по ходу, и через 3,5 км выводит в озерцо Защатое, где в западном углу возникает снова, чтобы через 500 м исчезнуть в водах озера.

Вверх по ТуровлянкеГомель. Возле устья Туровлянки стоит деревня Гомель в центре которой скульптурный памятник на братской могиле партизан.

В годы фашистской оккупации здесь размещались подпольный райком партии и штаб партизанской бригады им Ворошилова. На высотах около деревни в апреле 1944 года партизаны после жестоких боев остановили и отбросили большой отряд карателей.

К западу от озера Гомель идет лес с вполне подходящими местами для ночлега. Озеро и окружающая его местность являются охотничьим заказником. Всякое нарушение режима этого хозяйства рассматривается как браконьерство.

Третий день путешествия по озерам будет прощальным. Пройдя на север озера Гомель, попав через протоку в почти квадратное озеро Усомля и обойдя его, придется возвращаться и уже севернее деревни Гомель, отыскав новое устье Туровлянки, уходить по ней на восток к Западной Двине. До нее от озера Гомель водным путем всего 20 км. Но на них кроме Туровлянки будут еще два ложбинных озера — Суя и Туровля. А между ними все та же река-протока, река-перемычка. В ней даже течение не сразу уловишь. Разве, когда она зарастает травой, по чуть заметному наклону стеблей видно, что вода в протоке все же движется.

Как только Туровлянка выходит из последнего на нашем нути озера Туровля, она сразу меняет характер. Если прежде своей прямизной она напоминала канал, то за озером начинает выписывать петли, русло ее все глубже врезается в прибрежные холмы, становится каменистым, образует ряд порожистых участков. Течение на них усиливается. Во время весеннего паводка устьевой отрезок Туровлянки становится по-настоящему бурным. На нем можно даже проводить соревнования по технике водного туризма. Да и летом, маневрируя среди открытых и подводных камней, туристы испытывают удовольствие от быстроты потока.

Но вряд ли вы успеете привыкнуть к резко изменившемуся характеру движения. Через час-полтора Туровлянка вынесет вас на плавные воды Западной Двины. Остался один день плавания по этой реке. А перед ним надо отдохнуть на ее правом берегу, как раз напротив устья Туровлянки, в 3 км ниже деревни Шаши. От места ночевки до Полоцка всего 26 км по реке, на которой уже не будет никаких препятствий. О Полоцке см. предыдущий маршрут.

Если не перегружать себя длительными переходами, то на весь маршрут потребуется 7 ходовых дней. Вот каким будет график движения: 1-й день: г. Лепель—д. Караевичи (27 км); 2-й: д. Караевичи—д Иванск (38 км); 3-й:, д. Иванск—д. Бочейково—д. Сокорово (по воде 10 км, переезд 17 км); 4-й: д. Сокорово—оз. Полуозерье— уд Черствятское или оз. Березовое (28 км); 5-й: оз. Черствятское— оз. Гомель (32 км); 6-й: оз. Гомель—Западная Двина (24 км)[ 7-й день: устье р. Туровлянки—Полоцк (26 км).

От Немана к Припяти

В Белоруссии можно совершать путешествия по рекам с переходом из одного водного бассейна в другой. Еще в глубокой древности наши предки проложили водный путь «из варяг в греки» через верховье Ловати по ее притоку Усвяче в Западную Двину, а потом через ее левый приток Касплю в Днепр. В XIX веке был создан Березинский канал, соединявший Днепровский и Западно-Двинский бассейны. Еще раньше в Белорусском Полесье по инициативе литовского гетмана Огинского (дядя известного композитора М. К. Огинского) был прорыт канал, соединивший реки Щару и Ясельду, что позволяло передвигаться по воде на небольших баржах из Немана в Припять. Теперь эти водные пути потеряли свое экономическое значение. Каналы пришли в ветхость, шлюзы на них разрушились, но любители путешествий и в наши дни не раз переваливали через водораздел между реками Запада и Юга. Здесь я расскажу о водном путешествии от Немана к Припяти.

У нас освоены два варианта переходов от притоков Немана к притокам Припяти. Объединяет их то, что наиболее трудная часть пути — преодоление водораздела — приходится на Белорусское Полесье. Разберем сначала наиболее простой путь — от верховья Щары через Выгоновское озеро, канал Огинского, реки Ясельду и Пину в Припять. Этот маршрут можно, пожалуй, назвать «От Барановичей до Пинска», так как начинать поход придется в Барановичах. Протяженность маршрута по воде 230 км, продолжительность — 8 ходовых дней.

Схема IV. Немано-Припятские маршрутыБарановичи — один из молодых, но быстро развивающихся городов Белоруссии. Еще сто лет назад, когда была пущена Московско-Варшавская железная дорога, около маленькой деревушки Барановичи была построена станция, которую так и наименовали. После воссоединения Белоруссии с ее западными землями и Великой Отечественной войны в связи со строительством новых магистралей Барановичи оказались в центре пересечения железнодорожных и шоссейных путей и сразу стали приобретать современное типично городское лицо. Некоторое время существовала даже Барановичская область. Барановичи — промышленный центр со стотысячным населением. Город отличается рациональной планировкой, выразительными зданиями, скверами и, конечно, современными заводами и фабриками.

Город расположился на низменности, как бы на дальних подступах к Припятскому Полесью, между верховьями Щары и Мышанки. Обе они берут начало севернее Барановичей, со склонов Новогрудской возвышенности, и текут на юг почти параллельно, удаляясь друг от друга не более чем на 20 км. В среднем течении Щары, там, где она поворачивает на запад, Мышанка вливается в нее справа. До слияния обе реки по своим водным ресурсам почти одинаковы, и начинать путешествие к Припяти можно по любой из них. От Барановичей и Щара, которая протекает восточнее, и Мышанка, проходящая западнее, расположены почти на одинаковом расстоянии. При спуске по Щаре на воду лучше становиться от деревни Дарево (10 км к юго-востоку от Барановичей), а при спуске по Мышанке — от деревни Кунцево (8 км к юго-западу от Барановичей). К любому из этих пунктов можно подъехать на автомашине.

Щара и Мышанка в верховьях типично равнинные реки, однако все отчетливее принимают характер болотных. Но белорусские болота примечательны не грязью, а водой, покрытой зелеными зарослями. В них даже есть своя неповторимая красота. Издали, особенно с лодки, берега, идущие почти вровень с урезом воды, кажутся лугами, покрытыми сочной травой и цветами. Правда, на эти берега не ступишь ногой, зато сколько в них таится жизни. Идешь по реке, а из прибрежных зарослей тебя сопровождает неумолчный птичий крик. Только он да всплески рыб нарушают извечную тишину этих мест. Чем дальше к югу по рекам, тем безлюднее и пустыннее их берега. Как говорится, «ни огня, ни черной хаты», только эти бесконечные обманчивые луга, уходящие вдаль к синеющим на линии горизонта гребенкам дремучего леса. И здесь сразу забывается, что еще вчера вы покинули шумный город, к путешественникам приходит удивительное чувство покоя и слитности с этим нетронутым, зеленым и, кажется, бескрайним миром со своим замедленным круговоротом жизни.

Около деревни Дарево Щара — речка шириной от 5 до 8 м, но уже имеющая глубины 1,5—2 м. Течение здесь не превышает 1,5 км/час, а ниже вообще делается еле заметным. Русло извилистое, к середине лета обильно зарастает травой, оставляя узкую полоску основного стрежня. Дно песчаное, только в среднем течении илистое. Пойма Щары широкая, заболоченная, но попадаются и сухие участки, когда коренные берега с лесом выходят прямо к руслу.

Если брать за точку отсчета деревню Дарево, то на пути вниз по Щаре по ее правому берегу встретятся населенные пункты: Воньки (35 км от Дарево), Миничи (40 км), Цыгане (55 км). Залужье (83 км), домик рыбака около шлюза в канал (103 км). По левому берегу всего одна деревня — Хотяж (63 км).

Весь путь по Щаре от Дарево до шлюза в канал займет 3 ходовых дня. Значит, надо рассчитывать на 3 ночевки. В связи с особенностью берегов реки их лучше проводить: первую — на лесном берегу возле деревни Воньки, вторую— в лесу около деревни Хотяж и третью — на одном из берегов канала Качайловского (слева, не доходя 2 км до шлюза). Во всех этих местах берега сухие, с достаточным количеством топлива.

Щара ниже деревни Хотяж, после впадения в нее слева реки Ведьмы, более полноводная. Ширина ее достигает 40— 50 м. С этого места она считается сплавной. Однако в последние годы лес стали вывозить по грунту и только с некоторых делянок, в районе Хотяжа, весной вяжут небольшие плоты и спускают по Щаре.

По правому берегу реки, а дальше и каналов Выгоновского и Огинского встретятся старые немецкие доты времен еще первой мировой войны.

Если часть маршрута до Выгоновского канала проходить по реке Мышанке, то протяженность пути составит 106 км, т. е. увеличится по сравнению с переходом по Щаре всего на 3 км. Правда, последние 26 км придется идти по Щаре против течения, но оно здесь столь незначительное, что это не особенно отразится на скорости движения и не вызовет дополнительной физической нагрузки.

От деревни Кунцево до устья Мышанки 80 км. В первый день путешествия населенные пункты будут встречаться довольно часто: Волохва (8 км ниже Кунцево), Малаховцы (16 км), Спиртзавод (24 км), Богуши (34 км). Во второй день похода по пути будут только две деревни: Остров (52 км) и Рогачи (56 км). На третий день, как небольшой остров среди болотной равнины, попадется деревня Селец.

Уже эта статистика говорит о том, что берега Мышанки в ее верховье достаточно удобны для поселений, а значит, и для туристских ночлегов. Но чем ниже, тем труднее высадиться на берег. Около Кунцево глубина Мышанки не превышает 1 м, а ширина — 10 м. Но уже возле Богушей эти показатели увеличатся вдвое. А вот скорость течения упадет с 2,5 до 1,5 км/час. Ниже деревни Остров Мышанка еле движется среди зеленого моря болотных зарослей. Теряется даже конфигурация ее берегов. Их определяет стена камыша, растущего из воды. Часты берега-плавуны. Почти двое суток придется идти среди бескрайних водных зарослей и плавающих берегов. И если в первый день основная трудность будет состоять в обносах мостов и кладок, то в два последующих усталость придет от бесконечного сидения в лодках, от невозможности размяться, от трудности выбора места для ночевки.

До деревни Остров это не составляет проблемы. А вот последнее только через четыре часа хода справа неожиданно появится сухой бугор — место заброшенной пасеки. Дальше, если даже есть время, идти не стоит, потому что ниже бугра в Мышанку впадает река Молотувка, и там по весне обычно вяжут плоты, которыми бывает забито все русло Мышанки: тогда приходится выискивать щели между бревнами, затапливать их, проталкивать байдарки. Вот почему лучше сначала отдохнуть на бугре. Тем более что следующий оптимальный вариант ночлега встретится не ближе чем через 20 км, на Щаре, в 10 км выше устья Мышанки. Там справа пойдет узкий канал (строго перпендикулярно руслу Щары) и выведет к сухому коренному берегу, покрытому сосновым лесом. Дальше по Щаре до самого шлюза у Выгоновского канала останавливаться негде. А это от места ночевки 4 часа ходу.

Как бы вы ни пошли, по Щаре или по Мышанке, первый этап похода закончится у шлюза, возле которого стоит одинокая избушка рыбаков. Дальше путь по каналу в Выгоновское озеро. Выше по Щаре останется уходящий строго на восток канал Качайловский. Этот участок — пока белое пятно на туристской карте Белоруссии. Канал протяженностью 18 км соединяет Щару и Бобрик, впадающий в Припять в 95 км ниже Пинска. Канал проходит по заболоченному лесному массиву. На первых 5—6 км он прямой, чистый, достаточно глубокий. Берега за счет отвала грунта высокие и сухие, но сразу за ними топкие болота. Ширина канала по урезу воды 10 м. По, рассказам рыбаков, канал летом на участке водораздела пересыхает, но весной проходим. На участке водораздела и дальше он сильно захламлен и завален упавшими деревьями.

Однако наш маршрут оставляет эти еще неразведанные места в стороне. Мы идем на юг, через Выгоновское озеро, канал Огинского к реке Ясельде. По расстоянию этот отрезок равен 54 км, но на преодоление этой самой трудной его части уйдет 3 дня.

Прощайтесь со Щарой и обносите шлюз. Лучше это делать справа по ходу. Шлюз, кстати, служит указателем границы заповедника. Все, что к югу от него,—лес болота, короткий канал, Выгоновское озеро —хозяйство филиала заповедника «Беловежская пуща». Сюда нет входа ни лесозаготовителям, ни мелиораторам, ни охотникам и рыболовам. Здесь берегут болотное царство в его дикой неприкосновенности.

Через Полесские каналыИ действительно, перебравшись через шлюз на воду так называемого Выгоновского канала, вы как бы попадаете в джунгли. По обе стороны канала, как по линейке, выстроились могучие деревья. Кое-где их кроны почти смыкаются, образуя зеленые тоннели. Даже в солнечный день здесь полумрак и вода кажется темной. Только впереди виден просвет голубого неба. Это выход на просторы Выгоновского озера, Летом к нему с берегов не подобраться. На 5—10 км его окружают топкие болота, а весной оно заливает их, становясь настоящим морем. Озеро зарастает, и по нему плавает множество «бузяных» островков, на которых гнездятся целые колонии уток, чаек, водяных курочек.

После выхода из канала, на озеро надо держать курс 165°. Примерно с середины озера хорошо видны наблюдательная вышка лесничества и дом около нее. Они расположены как раз у начала Огинского канала и служат хорошими ориентирами.

В своем поперечнике с севера на юг Выгоновское озеро занимает 5 км, и в тихую погоду пересечь его не трудно. Но при сильном ветре оно становится опасным очень крутой волной. Тогда лучше двигаться по прибрежным камышам. Это и труднее, и длиннее, зато безопаснее.

Длина Огинского канала 46,5 км. На первых 5 км до деревни Выгонищи он чист, глубоководен, не имеет препятствий. А вот на следующих 16 км вас ожидают сначала сухие песчаные перемычки, потом на вновь появившейся воде путь перегораживают кладки и низководные мостки. Дальше пойдут сплошные завалы из упавших в воду огромных стволов. Почти двое суток мы передвигались здесь со скоростью 1 км/час. Практически весь этот участок — сплошной обнос. Зато с каким восторгом мы вышли на чистую воду канала ниже деревни Краглевичи!

Тем, кто экономит силы и. время, можно посоветовать взять в Выгонищах машину и по дороге вдоль левого берега канала доехать до Краглевичей. Отсюда канал становится глубже, шире и вполне проходим. Только при переезде туристы не увидят небольшое, но очень уютное озеро Вульку, через которое проходит канал в 10 км ниже Выгонищ, и проскочат мимо городского поселка Телеханы, где на местной фабрике производятся лыжи и хоккейные клюшки.

В 5 км ниже Краглевичей, после впадения слева безымянного притока, канал становится многоводным, в нем заметно усиливается течение; чем ближе к Ясельде, тем он все больше похож на речку с быстринами, перекатами и плесами. Устье канала зарастает лозой, и здесь следует держаться на стрежне главного потока.На реке Ясельде

На всем протяжении канала берега высокие, сухие, с леском, так что выбор мест для ночевок не труден. Хуже будет на Ясельде, по которой до реки Пины придется пройти 48км. Ясельда — тоже болотная река, течет в широкой пойме, среди низких сырых берегов, и потому на этом участке мало мест для ночлега. Сухие берега здесь встретятся около устья канала Огинского, на буграх возле деревни Подболотье да на островке, где сохранились постройки заброшенного хутора Лысая гора.

Ясельда сильно петляет по своей раздавшейся пойме, образуя множество проток, длинных заливов и стариц. Чтобы не сбиться и не попасть в тупик, нужно постоянно следить за направлением основного потока. Особенно труден для ориентировки участок ниже деревни Подболотье, который здесь называют «стоход».

Впереди отчетливо виден железнодорожный мост, но Ясельда как бы нарочно уводит русло то в одну, то в другую сторону. Она подходит к сухим правым берегам Загородья, потом, вдруг оттолкнувшись от них, метнется к далекому лесу на другой стороне поймы, разливаясь при этом на десятки проранов, проток, проливов. Тут-то и можно проплутать. Как только доберетесь до моста и пройдете под ним, внимательно смотрите на правый берег. Сразу за мостом, в кустах справа, в Ясельду впадает Пина. По ней примерно два часа хода до Пинска. Вода в Пине и ее берега грязны, так что отдых на этом участке исключается. Километрах в трех выше Пинска река перегорожена глухой дамбой, и идти в Припять следует через протоку слева, напротив деревни Пинковичи. Ориентиром начала протоки может служить прибрежная рощица. Сразу после входа в Припять перед вами предстанет Пинск. У его каменной набережной финиш похода.

Пинск — древний город. Первое упоминание о нем в летописях относится к 1097 году. В Киевской Руси он считался вторым городом Турово-Пинского княжества. С тех пор он то разорялся набегами татар, литовцев, поляков, то снова возрождался. В середине XIX века был сооружен Днепровско-Бугский канал, тянущийся от Пинска до Кобрина. Затем через город прошла железная дорога. Это сразу сказалось на становлении Пинска как транспортного узла. Однако с потерей каналом своего значения, замирает и жизнь города.

Промышленным и культурным центром южного Полесья Пинск стал только после Великой Отечественной войны. Были построены фанерно-спичечный комбинат, трикотажная и мебельная фабрики, завод искусственных кож, судостроительная верфь, восстановлен и реконструирован Днеповско-Бугский канал. От Пинского порта отправляются караваны судов и барж с грузами для Польши и ГДР.

Пройдитесь по Пинску. Зайдите в местный краеведческий музей. Его материалы расскажут об истории и современности. Да и сами улицы — тоже история. Памятники средневековой архитектуры — францисканский костел XIV века, здания иезуитского коллегиума и торговых рядов, построенных в XIII веке. Мемориальные доски на отдельных зданиях поведают о более близких днях — становления Советской власти на Пинщине, ее участии в гражданской и Великой Отечественной войнах. В городском парке культуры и отдыха установлен памятник морякам Краснознаменной Днепровской флотилии и воинам Советской Армии, освободившим Пинск от фашистской оккупации в июле 1944 года. А над Пиной, на месте братской могилы моряков, на гранитном постаменте установлен бронекатер, который в дни войны первым ворвался в порт. Золотом сияют имена Героев Советского Союза майора Т. И. Калинина, матроса А. М. Куликова и еще 155 воинов, погибших при взятии Пинска.

Наш график переходов при движении через канал Огинского выглядел следующим образом: 1-й день: по р. Щаре—д. Дарево— д. Воньки (35 км), по р. Мышанке—д. Кунцево—д. Богуши (34 км); 2-й: по р. Щаре—д. Воньки—д. Хотяж (28 км), по р. Мышанке— д. Богуши—д. Селец (40 км); 3-й: по р. Щаре—д. Хотяж—кан. Ка-чайловский (50 км), по р. Мышанке—д. Селец—шлюз (32 км); 4-й: кан. Качайловский (или шлюз) — кан. Огинского, ниже д. Выгонищи (20 км); 5-й: д. Выгонищи—д. Краглевичи (15 км); 6-й: д. Краглевичи—р. Ясельда (22 км); 7-й: устье канала—д. Купятичи (31 км); 8-й день: д. Купятичи—Пинск (22 км).

Есть еще один, более трудный маршрут на лодках от Немана до Припяти. В начальный пункт похода — город Мосты можно добраться по железной дороге или автобусами из Минска и Гродно. Конечная точка пути — Пинск. Но, прежде чем дойти до него, придется пройти по воде 360 км, на что уйдет не менее 12 ходовых дней. Маршрут даст представление об особенностях белорусских рек Прибалтийского и Черноморского бассейнов.

Мосты — речной порт в среднем течении Немана. Сюда прибывают плоты с Полесья, здесь же древесина идет в обработку на фанерно-деревообрабатывающий комбинат. Продукция комбината — древопластик, мебель, древесные плиты — широко известна в стране и за рубежом.

Наш путь пойдет от Мостов вверх по Неману, Щаре, ее левому притоку Гривде. За этой прямой, как натянутый шнур, рекой, через систему заброшенных каналов — к Споровскому озеру, реке Ясельде и Пинску — порту на Припяти. И везде на маршруте перед путешественниками будут оживать картины героической борьбы белорусского народа с фашистскими захватчиками.

В междуречье Немана и Щары, в лесах Липичанской пущи, зимой 1942 года произошло объединение нескольких партизанских отрядов и групп в бригаду им. В. И. Ленина. Вооруженная винтовками, автоматами, пулеметами и даже пушками, бригада держала под своим контролем треугольник железных дорог: Слоним — Барановичи, Мосты — Лида, Барановичи—Лида. Десятки взорванных участков и мостов, сотни крушений вражеских эшелонов вписали в свой актив партизаны. А в 1944 году они несколько суток с боем удерживали мост через Щару, чтобы пропустить через него наступавшие советские танки.

В первые дни похода придется налегать на весла, особенно в устье Щары, где быстряки сносят шлюпку от берега к берегу. Однако еще до Щары от города Мосты надо подняться по Неману на 20 км. Здесь он широк и глубок. Течение ровное, около 4 км/час. Берега высокие, сухие. На ряде участков прямо к реке подходит хороший лес. Идти против течения не легко, но за дневной переход достичь устья Щары вполне возможно. Сливаясь с Неманом, она не уступает ему в ширине и полноводности. У самого устья на обоих берегах хорошие места для ночевок.

Щара — интересная по своей конфигурации река. Ее истоки находятся почти на одной широте с устьем. Свои 325 км она описывает по крутой дуге, сначала скатываясь на юг, к Полесью, а затем, выгибаясь там на болотных равнинах, поворачивает на север к Неману. Маршрут захватывает половину расстояния всей реки в ее нижнем и частично среднем течении. До Слонима (100 км от устья) коренные берега выходят прямо к реке, достигая местами десятиметровой высоты. А по ним то луга, то кущи красноствольных сосен, могучих дубов и курчавых берез.

Казалось бы, по этому маршруту лучше путешествовать летом. Но следует учитывать, что через водораздел придется перебираться по старым мелиоративным каналам, а летом многие из них пересыхают. Мы рекомендуем идти в поход во второй половине мая — первой половине июня, когда еще не установился межень и есть возможность самый трудный участок пройти по воде. Можно, конечно, отправиться во второй половине сентября, в дни осенних паводков, но тогда температура будет значительно ниже, а погода не так устойчива.

В половодье, двигаясь против течения, шлюпку приходится облегчать. Обычно в ней остаются два гребца, а двое других идут по берегу. Затем происходит смена вахт. Даже на байдарках-двойках стоит производить такую смену, иначе оба гребца скоро выдохнутся. Если идет несколько шлюпок, при вынужденной остановке первой следует обгонять ее (если это, конечно, не аварийное положение) и меняться местами. Только при таком условии можно сохранить общий темп движения.

Дня через два все уже достаточно освоятся с рекой и привыкнут сами уходить от быстрого стрежня к берегу с травой, где течение помедленнее. И все же не следует планировать суточный переход по Щаре более 20 км.

Весной навстречу могут попадаться идущие своим ходом плоты. Их здесь вяжут узкими и длинными. Они обычно метров на полтораста закрывают фарватер. При встрече с таким плотом лучше уходить на мелкий берег.

Первые пять дней движения по Щаре не вызовут затруднений с выбором мест для ночевок. Их много по обоим берегам. У деревни Великая Воля каждая группа обязательно подойдет к правому берегу, на высоком откосе которого стоит большая бронзовая скульптура женщины, положившей руку на голову мальчугана.

На этом месте фашистские каратели в 1942 году расстреляли всех жителей деревни Великая Воля. Триста шестьдесят четыре человека были поставлены на холме под пулеметные дула. Трижды немецкий переводчик обращался с требованием выдать партизан. Многие знали о них, но никто не сказал ни слова. Триста шестьдесят четыре человека — мужчины, женщины, дети — расстреляны здесь гитлеровцами. Все они были из этой деревни с прекрасным и гордым именем — Великая Воля.

По берегам Щары расположился и город Слоним. Он хоть и считается районным центром, но по своему облику и темпу жизни стоит рангом выше. В нем более 30 тысяч жителей, значительная часть которых работает на предприятиях, производящих мебель, картон, сукно, пищевые продукты. В городе построено много школ, клубов, кинотеатров. Есть краеведческий музей, где собраны материалы об истории города, и особенно о боевых действиях партизан в его окрестностях.

Тяжелые бои за Слоним пришлось вести в июле 1944 года войскам 65-й армии. В братской могиле в центре города похоронено 850 воинов, отдавших жизнь за освобождение города. Здесь же могила бесстрашного разведчика Героя Советского Союза майора К. С. Гнедаша, руководившего оперативным центром 1-го Белорусского фронта.

За Слонимом берега Щары становятся болотистыми, течение — более спокойное. Продвигаться легче, но затруднен выбор мест для ночевок. На этом участке до поворота в реку Гривду лучше намечать стоянки около деревни Шиловичи (по правому берегу, в 14 км выше Слонима), напротив правого притока — реки Логозвы (34 км выше Слонима), напротив деревни Бытень или в 4 км ниже ее, возле моста железной дороги (62 км выше Слонима).

Выше деревни Бытень, сразу за мостом, справа по ходу начинается Гривда. Эта мелиоративно спрямленная река захватывает север Полесья и, прорезая болотную равнину, ровной линией уходит к горизонту. Нам надо попасть в устье Коссовского канала, который впадает в Гривду справа, в 14 км от ее устья. Единственным ориентиром служит путепровод автомагистрали Брест — Минск. В 2 км от него будет Коссовский канал.

Их тут по правому берегу множество. Как узкие улицы в городе, они разбили территорию на правильные участки, и местные жители, когда их спрашиваешь, как попасть, например, в Переволоки, отвечают: «Три квартала и налево за угол». Здесь почти не ходят по земле: топко. Ходят по воде на плоскодонках и долбленках. У каждого дома есть это необходимое средство передвижения. Берега Гривды пустынны. И спросить, который канал из многих Коссовский, практически не у кого. Так что полагаться надо на себя да на правильность отсчета. И все же узнать Коссовский канал можно: он примерно вдвое шире попадавшихся до него. Его направление от устья к истоку — на юго-восток. Чистая вода.

Все еще встречное течение. Значит, не вышли из Неманского бассейна. Но по каналу идти каких-нибудь 2 км. И слева по ходу, на сухом островке среди болот, будет деревушка. Когда-то, видимо, здесь был волок. Не случайно деревню назвали Переволоки. На другом берегу канала белые домики Коссовской болотно-мелиоративной станции. Туда нужно сходить, чтобы увидеть отвоеванные у болот земли и представить себе, каким будет этот край после осушения.

Когда бы вы ни пришли в Переволоки, в них придется делать остановку, чтобы, набравшись сил, рано утром покинуть этот сухой уголок и устремиться вперед: дальше вас ожидает самый трудный участок маршрута — преодоление болотного водораздела, на котором не будет мест для ночевок.

Теперь уже не течение мешает быстрому ходу лодок, а густые ветки кустарников, гниющие в канавах бревна, завалы, через которые приходится перетаскивать суда, а кое-где и прорубать дорогу. Слева и справа отходят другие каналы и канавы, заполненные водой, и заманивают к себе на чистые протоки. Но курс надо держать точно — 152°.

Канал постепенно входит в лесные заросли и вдруг круто поворачивает на восток. На повороте, среди сумрачного болотного леса, по курсу остается лишь маленькая, заросшая ольхой и березняком канава со стоячей водой. Это начало водораздела. Вдоль канавы, а местами и по ней теперь придется тащить лодки волоком — 4 км лесными болотами, пока не дойдете до шоссе, а потом еще 1,5 км по нему на восток к деревне Козики, через которую идет «казенная» канава на юг. Но, прежде чем спускаться по ней, надо отдохнуть — четыре часа на веслах да восемь часов волока дадут себя знать.

На следующее утро, оттолкнувшись от берега, вы почувствуете, что лодка сама идет по течению. До Припяти остается 4 дня пути. Чем ниже по южному каналу, тем спокойнее вода в нем. А когда он выйдет из леса на просторную травянистую гладь, то покажется, что вода даже выше берегов. Здесь и увидите бескрайние болота, заросшие рдестом, камышом, аиром, кувшинками и шелестящим тростником. Со всех сторон раздается разноголосый птичий гомон. Сквозь эту перекличку идите по «казенной» канаве до озера Споровского. Западнее его, на отлогой возвышенности, поднимаются белые здания нового города Белоозерска. Там, неподалеку от города Береза, где при буржуазно-помещичьей Польше стояла тюрьма, теперь светится огнями Березовская ГРЭС, работающая на дашавском газе.

Меняется не только ландшафт Полесья. Меняется жизнь людей. Не так давно деревня Спорово была глухоманью. А теперь в ней живут не только рыбаки, но и энергетики. Еще в первые послевоенные годы лишь охотники да рыбаки на утлых лодчонках добирались сюда. А сегодня в деревне свой «флот» — почти 250 моторных лодок. На них жители разъезжают за дровами, за травой, просто в гости.

Озеро Споровское не особенно большое (6 км в длину) 0 глубокое (до 5 м), но открытое, отчего бывает бурным и опасным. В его юго-восточной части есть длинный залив. Из него и вытекает Ясельда, по которой пойдет путь к Пинску. Ясельда проложила себе дорогу в широкой 20-километровой долине. Русло извилистое, местами сильно разветвленное, заросшее травой. В большую воду Ясельда разливается по всей долине и напоминает широкое, бесконечно длинное озеро. В такое время трудно определить ее фарватер, а в ветренную погоду и продвижение становится рискованным. Тогда лучше уходить к более выявленному правому берегу. Только через 20 км после озера Споровского русло становится уже и заметнее. От места впадения в Ясельду Огинского канала по берегу реки тянется вал.

От Спорово до Пинска придется сделать еще две ночевки. На Ясельде с ее топкими берегами места этих ночевок строго ограничены: деревни Мотоль (30 км от Спорово) и Подболотье (4 км ниже Огинского канала и 40 км от Мотоля). О дальнейшем движении вниз по Ясельде и достопримечательностях Пинска см. в предыдущем маршруте.

При прохождении из Немана в Припять по старым каналам через озеро Споровское можно принять следующий график суточных переходов: 1-й день: г. Мосты—устье р. Щары (20 км); 2-й: устье р. Щары— 22-й км (52 км); 3-й: 22-й км—д. Великая Воля (25 км); 4-й: д. Великая Воля—д. Паркуты (25 км); 5-й: д. Паркуты—г. Слоним (26 км); 6-й: г. Слоним—Добрый бор (28 км); 7-й: Добрый бор—пос. Бытень (30 км); 8-й: пос. Бытень—д. Переволоки, на Коссовском канале (31 км): 9-й: д. Переволоки—волок—д. Козики (15 км и 4 км волока); 10-й: д. Козики—оз. Споровское (26 км); 11-й: оз. Споровское:— р. Ясельда—д. Поречье (36 км); 12-й день: д. Поречье — Пинск (42км).

Вдоль Днепровских рубежей

На северной окраине Могилева, неподалеку от дубового урочища Любуж, стоят здания турбазы «Днепр». Тем, кто хочет начать путешествие по Днепру от этой турбазы и на нее же возвратиться, можно рекомендовать два полукольцевых маршрута: один—совсем простой и непродолжительный, второй — более протяженный, но тоже не сложный. Походы по Днепру и его притокам будут носить характер активного физического отдыха, закалки и любования красотами белорусской природы.

Схема V. Днепровские маршрутыДавайте для начала пойдем на 5 дней, чтобы одолеть на веслах всего 80 км. Это будет малое полукольцо. Мы спустимся по Днепру на 50 км до устья Лахвы (правый приток), а затем по этой реке поднимемся на 30 км до шоссе Могилев — Бобруйск. От этого места— конечного пункта похода—до турбазы автомашиной 30 км, а до Могилева 20 км.

Но, прежде чем отправиться в, путь, познакомимся с районом, где собираемся путешествовать, урочище Любуж в конце июня — начале июля 1941 года располагался штаб Западного фронта. Здесь 1 июля происходило совещание партийно-советского актива с участием Маршалов Советского Союза К. Е. Ворошилова и Б. М. Шапошникова, первого секретаря ЦК (б) Белоруссии П. К. Пономаренко. На совещании были разработаны планы обороны Могилева и развертывания партизанской борьбы на территории Белоруссии в тылу врага. От Любужа можно совершить первый небольшой переход по воде до Могилева, рядом с центром которого остановиться для осмотра города.

Могилев богат боевыми и трудовыми традициями. В нем по указанию В. И. Ленина в ноябре 1917 года была ликвидирована контрреволюционная Ставка Верховного Главнокомандующего русской армии. Новую Ставку, по назначению Советского правительства, возглавил большевик, прапорщик Н. В. Крыленко. В 1919 году Могилев посетил М. И. Калинин. В 1920 году здесь находился штаб 16-й армии, членом Реввоенсовета которой был Г. К. Орджоникидзе.

Никогда не забудется подвиг могилевчан, которые 23 дня обороняли город в июле 1941 года от гитлеровских войск, более чем на три недели приковав к себе четыре немецкие пехотные дивизии, 3-ю танковую, часть сил 10-й моторизованной и эсэсовской дивизий, полк «Великая Германия» и, сильно замедлив темпы наступления противника, нанесли ему значительные потери в живой силе и технике.

Вот всего одна страница из героической летописи обороны Могилева. Около деревни Буйничи, в 5 км юго-западнее города, на позиции батальона капитана Абрамова наступала колонна, в которой было около ста фашистских танков. Наши воины, вооруженные лишь винтойками, гранатами, бутылками с зажигательной смесью да батареей обычных 76-миллиметровых орудий, отразили натиск врага, выведя из строя 39 танков. И сейчас еще на буйническом роле сохранились траншеи, окопы. Отдельные участки обороны восстановлены во время Всесоюзного похода комсомольцев и молодежи по местам славы своих отцов. На шоссе Могилев — Бобруйск воздвигнут обелиск в честь героев, погибших в этом бою.

Даже после захвата гитлеровцами Могилев не сдался врагу. В годы оккупации в нем действовало более 40 подпольных партийно-комсомольских групп. Многие жители ушли в партизаны. 24 бригады, 109 отрядов и 11 полков сражались на территории Могилевской области.

Нелегкой ценой завоевано счастье мирно трудиться и творить свое светлое будущее. Оно зримо встает сегодня в корпусах поднимающегося на днепровских кручах гиганта химической промышленности лавсанового комбината, таких заводов, как металлургический, автомобильный, искусственного волокна, регенераторный, кожевенный, железобетонных изделий. Два высших и шесть средних специальных учебных заведений готовят кадры для промышленности, сельского хозяйства и народного просвещения. Туристы, конечно, посетят городской историко-краеведческий музей.

После этого можно в тот же день за три часа спуститься по Днепру до устья речки Вильчинки. Там по левому берегу стоит хороший лес и много удобных мест для ночлега. На следующий день вы доберетесь до деревни Борколабово; она будет видна по правому берегу. Напротив деревни можно устроиться на вторую ночевку. И наверняка у костра вспомнится, что «чуден Днепр при тихой погоде...» Таким он действительно входит в память.

Но тем, кто стоял на его рубежах в сорок первом и кто июньской ночью сорок четвертого кидался в кипящую от взрывов воду, он запомнился другим. Пониже деревни Борколабово, у самого устья Лахвы, при выходе из окружения был тяжело ранен командир 172-й стрелковой дивизии, оборонявшей Могилев, генерал-майор М. Т. Романов. В бессознательном состоянии он был подобран жителем деревни Барсуки М. Ф. Асмоловским, который два месяца укрывал выхаживал его. Генерал еще не мог передвигаться, когда осенью 1941 года во время облавы был обнаружен немцами. Жестокую расправу учинили они над всей семьей Асмолов-ского, а генерал погиб в фашистском плену.

На тот же левобережный участок Днепра ниже Могилева который мы уже прошли, в ночь на 27 июня 1944 года ворвались войска 50-й армии под командованием генерал-лейтенанта Болдина. До этого они уже форсировали 6 рек, и когда перед ними открылся Днепр, увидели не его красоту, а очередную водную преграду. С ходу рванулись они к высокому правому берегу, кто на старых лодках, кто на плотиках и бревнах, а кто и просто вплавь. А ведь надо было прорваться не просто через воду, но еще и через стену огня.

После ночевки против деревни Борколабово идущий по малому полукольцу через 4 км повернут в правый приток Днепра Лахву. Речка спокойная, лесная, шириной от 8 до 10 м, с постепенно сужающейся поймой. Течение не сильное, но на пути незначительные перекаты, корчи, завалы. Однако по Лахве надо подняться всего 30 км, так что, несмотря на эти маленькие трудности, 2 ходовых дней хватит с избытком. Ночевку на речке лучше проводить в 8 км выше железнодорожного моста. Здесь в лесной тишине можно устроить и дневку.

Еще один ходовой день, и около моста шоссейной дороги Бобруйск—Могилев водная часть маршрута оканчивается. Останется свернуть свое походное хозяйство и на попутной машине добраться до Могилева.

Для тех, кто пойдет по большому полукольцу, устье Лахвы будет лишь проходным ориентиром. Второе полукольцо — имеет протяженность 263 км, причем 175 км придется спускаться по Днепру до Рогачева, а 88 км подниматься по Друти до Чигиринского водохранилища. На путешествие потребуется не менее 9 ходовых дней, а с дневками — и 2 недели. На всем пути красив и Днепр с его высокими песчаными ярами да дубравами, красива и неторопливая Друть, текущая среди сумрака старых лесов междуречья.

Чем ниже по течению, тем шире пойма Днепра. В берега врезаются заливы и затоки, а чуть выше, на прибрежных лугах, десятки маленьких озер. Некоторые из них узкие, длинные, извивающиеся. Видимо, все это — старицы, остатки древнего русла реки. Кое-где в озерах сохранились заросли водяного ореха. Берега Днепра плотно обжиты. По пути вниз будут и деревни, и даже города — Быхов и Рогачев. С ними стоит познакомиться.

Раскопки, произведенные около Быхова, показали, что славянские племена жили здесь еще в начале первого тысячелетия нашей эры, но как город Быхов стал известен с XIV века. Литовцы и поляки, захватывавшие город, пытались превратить его в крепость. Остатки старых земляных укреплений и каменный замок Сапеги сохранились в Быхове и поныне. В городе работает самый крупный в Белоруссии консервно-овощесушильный комбинат.

В районе Быхова и южнее его в Великую Отечественную войну действовали Рогачевская партизанская бригада и особый партизанский полк «13» под командованием Героя Советского Союза С. В. Гришина. Тут, в междуречье Днепра и Друти, под охраной партизан находились более 8 тысяч жителей. Южнее Быхова войска Советской Армии еще в феврале 1944 года захватили плацдарм на правом берегу Днепра и четыре месяца удерживали этот «заречный пятачок». А в июне 1944 года именно здесь была наведена переправа, по которой на плацдарм прошли танкисты 50-й армии и ринулись дальше на прорыв.

Второй город — Рогачев. Он расположен на своеобразном полуострове между Днепром и впадающей в него Друтью. Этот острый клин земли, приподнятый над берегами двух рек, в древности славяне называли «Рогом». Отсюда, наверное, и произошло наименование города. Кстати, когда в 1781 году Рогачеву было дано самоуправление, на городском гербе изображался «черный бараний рог в золотом поле, означающий имя сего города». В Рогачеве работают большой комбинат молочных консервов, мебельная фабрика, плодоовощной, винодельческий и хлебный заводы.

Рогачев не раз был местом жестоких схваток советских воинов с врагами. В городе есть братская могила красноармейцев и их девятнадцатилетнего комиссара-латыша А. Ф. Циммермана, погибших в боях за Рогачев в 1919 году. Здесь в июле 1941 года принял удар танкового авангарда армии Гудериана 63-й стрелковый корпус под командованием генерал-лейтенанта Л. Г. Петровского. Бойцы корпуса не только выстояли против немецкого броневого клина, но ударами по флангам разгромили танковые колонны врага, форсировали Днепр и освободили Рогачев. Во время этих боев погиб талантливый военачальник генерал Петровский. На его могиле в деревне Старая Рудня поставлен памятник. В феврале 1944 года с плацдарма на правом берегу Днепра, севернее Рогачева, войска 3-й армии 1-го Белорусского фронта нанесли удар по обороне фашистов и, прорвав ее, окончательно освободили Рогачев.

Еще и сейчас на пути от Рогачева до Жлобина, если выйти на берег, увидишь и заросшие травой окопы, и ямы от блиндажей, и выемки на крутых ярах для прохода танков.

На том отрезке только Днепр отделял наши войска от противника. Правый берег гитлеровцы удерживали за собой. По левому берегу проходил наш передний край.

За Рогачевом начинается подъем по Друти. Если Днепр на всем своем протяжении «многонационален», то Друть — чисто белорусская река: ее истоки — на Оршанской возвышенности в Витебской области, а устье — около Рогачева в Гомельской области. Длина Друти 312 км, пойма у нее довольно широкая, в основном лесная, местами заболоченная. Скорость течения 2—2,5 км/час. В низовье Друть извилиста, ширина реки достигает 40 м, а глубины не превышают 2 м. После Днепра Друть покажется туристам речкой-невеличкой. А для наших солдат, что гнали немцев на запад, и маленькая Друть была преградой. Вот как описал переправу через нее Константин Симонов в «Последнем лете»: «Разведгруппа, миновав лес, подошла к Друти без единого выстрела с той стороны. Хотя середку реки пришлось преодолевать вплавь, переправились быстро. Уже прыгали до этого через четыре реки, и каждый раз первыми, держали при себе на такой случай разные подручные средства; даже две пустые бочки тащили, чтобы, пустив их стояком вплавь, сложить внутрь гранаты, диски, малые саперные лопатки и другое хозяйство. А тут в лесу, на краю поймы, еще на удачу стоял ветхий сарайчик; разметали его и связали плотики... Некоторые набили сухим прошлогодним сеном из этого сарайчика гимнастерки, шаровары, плащпалатки, застегнули, завязали и с ними, как с поплавками, — в реку... А бой начался, когда уже оказались на западном берегу».

Сегодня Друть совсем мирная река, и ее тишину будут нарушать лишь всплески весел. На ней одно препятствие— плотина около деревни Чигиринка, за которой раскинулось большое Чигиринское водохранилище. Пройдя по нему 13 км, вы достигнете конечного пункта путешествия — деревни Чечевичи. Здесь проходит шоссе Бобруйск — Могилев.

По нему и до Могилева и до Бобруйска 45 км. А тем, кто захочет сразу уехать по железной дороге, придется затратить еще день на путь вверх по Друти (26 км) до станции Друть на участке железной дороги Могилев —Осиповичи.

На этом маршруте можно рекомендовать такой график переходов: 1-й день: турбаза—р. Полна, левый приток (30 км); 2-й: р. Полна— р. Ухлясть, левый приток (32 км); 3-й: р. Ухлясть—р. Гутлянка, левый приток (31 км); 4-й: р. Гутлянка—р. Рокотун, левый приток (42 км); 5-й: р. Рокотун—р. Друть, правый приток (40 км); 6-й: устье р. Друть—р. Добрица, правый приток (18 км); 7-й: р. Добрица— 6 км выше д. Озераны (20 км); 8-й: место ночевки — р. Греза, левый приток (24 км); 9-й день: р. Греза—д. Чечевичи (26 км).

Западное кольцо

Это один из самых длинных маршрутов—311км по воде. Чтобы осилить его, потребуется 14 ходовых дней. Начальная и конечная точки похода совпадают. Кольцо замыкается в древнем Гродно, точнее чуть ниже его, на турбазе «Неман», стоящей на левом берегу Немана. О Гродно мы рассказывали при описании Неманского маршрута. Можно лишь добавить, что в L941 году гродненцы одними из первых приняли удар гитлеровских войск. Насмерть стояли воины-пограничники, которыми командовали В. М. Усов, ф. П. Кириченко, А. Н. Сивачев. Трое суток мужественно сражались войска Гродненского гарнизона. Активным участником обороны города был Герой Советского Союза генерал-лейтенант инженерных войск профессор Д. М. Карбышев. Его именем названы улица города и средняя школа № 15. Там установлена мемориальная доска.

С первых дней Великой Отечественной войны в области развернулась широкая партизанская борьба с захватчиками. И наш путь по Неману, Мяркису, Уле и Котре — это путь многих партизанских групп и отрядов, стоянки которых были в прибрежных лесах. Уже в начале путешествия откроется чудесный вид сверкающих плесов, крутых берегов, золотистых песчаных пляжей и дремучих лесов. Крутые повороты реки сменяют один вид другим. Мы идем по Неману на север мимо деревень Брежаны, Пласковцы, Немново. Около последней, у устья Августовского канала, можно разбить бивуак для первого ночлега. Любители рыбалки могут закинуть удочки в Неман и в канал.

В Августовских лесах в июне 1941 года вели неравный бой с врагом наши пограничники. Почти все они погибли, нo не отступили.

На другой день около деревни Варвишкес пересекаем Южную границу Литовской ССР. Здесь Неман обретает новое название — Нямунас. Неделю придется путешествовать по рекам Литвы, и за это время вы познакомитесь с героическим прошлым литовского народа, с его обычаями, нетронутой красотой этого южного уголка республики.

Первым на пути будет знаменитый литовский курорт Друскининкай. Содержащие много минеральных веществ воды местных источников известны давно. Им селение и обязано своим названием («друска»—по-литовски «соль»). В XIV веке тут стоял замок, охранявший местность от крестоносцев. Значительно позже были обнаружены целебные свойства воды источников. В 1794 году зародился курорт. Но только при Советской власти он получил широкое развитие: в Друскининкае выросли современные корпуса санаториев с отлично оборудованной грязелечебницей, гостиниц, столовых, кинотеатров. Более 100 тысяч трудящихся ежегодно лечатся здесь. Прекрасны окрестности курорта. Густые сосновые леса, в которых прячутся спокойные озера, обрывистые берега Нямунаса и неповторимая мозаика пейзажей долины Рейгардас — все это пленяет, как пленяло в свое время выдающегося литовского художника и композитора М. К. Чурлёниса, увековечившего в своих картинах-фантазиях и в музыке красоту здешних мест.

В Друскининкае стоит сделать длительную остановку, так как за короткий привал трудно со всем познакомиться. А дальше снова вниз по Нямунасу, оставляя справа Друскининкайские леса и заповедник Рейгардас. Через 30 км вас встретят устье реки Мяркис и поселок Мяркине. Здесь остановка на ночлег, а утром начинаем движение по Мяркису.

.Если участок от Гродно до Мяркине был прост и не требовал больших физических усилий, то, поднимаясь по Мяркису (белорусы именуют эту реку Меречанкой), вы уже почувствуете основные трудности похода. В первый день поднимитесь всего на 15км. Больше вряд ли осилите—на пути много перекатов и быстрин, затонувших деревьев и корчей. Место для ночевки лучше выбрать около ручья Скрыблус, на левом-берегу реки. Здесь сухо, нет ветра, много хвороста и недалеко деревня.

Примерно такой же по трудности и следующий день, в течение которого нужно добраться до реки Улы. Расстояние - 18 км, но и тут сильное встречное течениие, а на каменистых перекатах придется заняться проводкой. При движении  вверх по Уле много естественных и искусственных препятствий: отмели и нависшие деревья, корчи и перекаты, кладки и поваленные бобрами деревья делают этот переход нелегким. Не доходя 2 км до деревни Мачигары, по правому берегу будет видна широкая закрытая поляна, огибаемая рекой, где можно отдохнуть.

Завалы на УлеИ снова вверх по Уле до деревни Теметус. После большой петли река подходит к лесу. Сама природа подсказывает остановиться здесь на очередной привал, а может быть, и дневку. Впереди будут еще четыре трудных дня: два из них уйдут на подъем по Уле, один — на волок и один — на движение по верховью Котры. Чем выше по Уле, тем больше на ней завалов. Местами их, а также кладки и мельничную плотину у деревни Рудня придется обносить.

В 20 км выше Рудни по Уле расположена деревня Дубичяй. Не доходя до нее 3 км, от Улы на запад идет старая канава. Весной она заполнена водой, летом почти пересыхает. По ней и осуществляют 4-километровый волок в верховья Котры — правого притока Немана. Ее исток — озеро Пелясы (3 км южнее канавы). Длина реки 122 км. Скорость течения около 2 км/час. Глубина в верховье до 1 м. На протяжении 30 км Котра течет по границе между Литвой и Белоруссией, и на этом участке почти нет населенных пунктов. Первая белорусская деревня Бершты находится в 70 км от устья, по правому берегу Котры, около озера Берштовского.

После волока одну ночевку придется провести на сыром берегу Котры, зато следующая, около устья Скорянки (впадает слева, в 35 км от истока Котры), будет более благоприятной. В Берштах останавливаться не стоит, лучше пройти вниз еще 18 км, до устья Остринки. После 30-километрового перехода от этой стоянки рекомендуется подняться на 2 км по левому притоку Спушанке до поселка Скидель. Здесь в годы Великой Отечественной войны комсомольцы создали подпольную организацию, которая бесстрашно боролась против фашистских поработителей. В 1942 году юных патриотов выдал предатель, и они были казнены. В старом парке Скиделя стоит памятник славным питомцам Ленинского комсомола, отдавшим жизнь за народное счастье.

И Мяркис, и Ула, и Котра проходят по глухим местам, где смыкаются литовские и белорусские пущи. По берегам этих рек передвигались партизаны литовских отрядов имени Мицкевича, «Смерть фашизму», «Мститель». Они зачастую действовали плечом к плечу с белорусским партизанским отрядом имени Гастелло и бригадой «Спартак». Совместная борьба с врагом еще сильнее укрепила дружбу и братство между белорусским и литовским народами.

Через эти леса, форсируя Котру, Улу и Мяркис, стремительно наступали в июле 1944 года воины 11-й гвардейской армии, которой командовал генерал-лейтенант К. Н. Галицкий. За мирную жизнь и свободу сражались здесь советские люди. И, путешествуя сегодня под чистым небом родины, мы всегда помним о тех, кто отстоял ее свободу и независимость, наше право на труд и на отдых.

После Скиделя еще два перехода до Гродно. Одна ночевка в устье Котры, на берегу Немана, а к следующему вечеру вы уже будете сворачивать свое имущество на той же турбазе, с которой вышли в поход.

Рекомендуем следующий расчет движения: 1-й день: турбаза—Августовский канал (26 км); 2-й: Августовский канал—Друскининкай (30 км); 3-й: полудневка в Друскининкае и переход до пос. Лишкява (10 км); 4-й: пос. Лишкява—устье р. Мяркис (20 км); 5-й: р. Мяркис— руч. Скрыблус (15 км); 6-й: руч. Скрыблус—р. Ула, д. Мачигара (18 км); 7-й: д. Мачигара—д. Теметус (19 км); 8-й: д. Теметус — руч. слева (18 км); 9-й: волок на р. Котру (4 км); 10-й: р. Котра—р. Скорянка (33 км); 11-й: р. Скорянка—р. Остринка (38 км); 12-й: .р. Остринка—пос. Скидель (32 км); 13-й: пос. Скидель—р. Неман (18 км);. 14-й день: устье Котры—турбаза (32 км).

В записную книжку руководителя похода

Советы идущим в водный поход
1. При подходе к препятствиям головная лодка подает сигнал «Внимание!».
2. Преодоление препятствия начинать только с разрешения руководителя группы, идти по судовому ходу первого на установленной дистанции.
3. При аварии всеми средствами оказывать помощь пострадавшим.
4. Проходя препятствие, спасательные средства держать наготове.
5. При опрокидывании отталкиваться от борта, чтобы лодка не накрыла. Затем, держась за нее, плыть к берегу.
6. При встрече с судами расходиться в сторону отмашки.
7. На судоходных реках идти вне фарватера, вблизи бакенов.
8. Запрещается подходить к идущим судам и пересекать их курс.
9. Запрещается сидеть на бортах и купаться с лодки.
10. Низко нависающий над водой трос принимать на весло (шест) и перебрасывать через себя.
11. Купаться только с разрешения руководителя похода и под наблюдением.
12. Некипяченую воду не пить (кроме родниковой и колодезной).
13. Горящих костров не оставлять. Место бивуака при уходе убирать. Деревья не рубить, природу беречь.
14. Ремонтный материал держать на последней лодке.


Адреса турбаз Белоруссии, расположенных по берегам озер и рек:

«Озеро Нарочь» — БССР, Минская область, Мядельский район, п/о Нарочь.
«Браславские озера» — БССР, Витебская область, город Браслав, ул. Рыбхозная, 15.
«Сож»—БССР, город Гомель, п/о Чонки.
«Высокий берег» — БССР, Минская область, Столбцовский район, п/о Николаевщина.
«Днепр»—БССР, город Могилев, Оршанское шоссе, 130.
«Белое озеро» — БССР, Брестская область, Брестский район.
«Неман» — БССР, Гродненская область, Гродненский район.
Адреса для консультации по водным маршрутам Белоруссии:
Белорусский республиканский Совет по туризму и экскурсиям, бюро республиканской водной секции —Минск, Партизанский проспект, 81.
Минский городской клуб туристов, бюро водной секции—Минск, улица Козлова, 38.

Сканирование и обработка текста: Mike (Клуб туристов "Московская застава"), 2003.

В начало страницы | На главную страницу | Карта сервера | Пишите нам


Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100