Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Книги Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Цена ошибок

Для каждого она была разная…

Автор: Матрусенко Л.

Источник: журнал "Турист", 1989г. № 9

Сканирование и обработка: Виктор Евлюхин (Москва)

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

На столе - пухлая папка с документами, "личное дело" Ольги Зверевой, двадцатитрехлетней спелеотуристки, погибшей первого марта в пещере Ручейная массива Алек (Кавказ). Справки, объяснительные записки, заключение паталогоанатома, выводы комиссий - воронежской и московской. И фотографии ее тут же, в папке. Вот она, Зверева Оля, вторая справа: упрямая челка, озорные глаза… А эту фотографию я уже видела - в воронежском клубе туристов. Только там она была больше и в траурной рамке. В этом клубе начала путь в туризм студентка Воронежского университета Оля Зверева. С воронежской группой ушла в свой последний поход молодой специалист из Петрозаводска О. Зверева. В клубе помнят ее, тяжело переживают утрату и все-таки группу в случившемся не винят. Случайность - считают одни. Штатная ситуация с неожиданным концом - считают другие. Не смогли реально оценить опасность, но ведь она была столь неочевидной - пришли к выводу на разборе. А в общем-то, писать об этом не стоит - почти единодушное мнение.

В РУЧЕЙНОЙ

Маршрут третьей категории сложиости близился к концу. В тот день, 27 февраля, в пещеру уходила последняя "тройка" - Оля Зверева, Наташа Гольянова и Володя Конюхов. Им предстояло пройти ход, соединяющий пещеры Ручейную и Заблудших, вынуть в последней часть снаряжения и подняться в базовый лагерь.

Ничто не предвещало беды.

Около одиннадцати вечера начали спуск и через несколько часов, достигнув подземного лагеря, встретились с возвращающимися наверх Э. Гольяновым (руководитель группы) и С. Приходько. Поговорили, отдохнули и часов в шесть утра расстались. Прошли семиметровый уступ, колодец, горизонтальную часть, еще один уступ, навесили веревку. И вот тут Ольга порвала гидрокостюм. С кем не бывает - не ЧП в конце концов! Но идти дальше не решились: дорога впереди незнакомая, температура в пещере чуть выше нуля, кое-где вода... Стоит ли рисковать!!

Повернули назад. Около пяти часов вечера вышли в лагерь новомосковцев (эта группа недавно покинула Ручейную). Жгли старые тряпки, (здесь же была канистра с бензином), сушили одежду, клеили Олин гидрокостюм. Три часа отдыха - и снова работа. Через несколько часов опять отдых, только теперь уже в бывшем - своем - подземном лагере. Бывшем, потому что палатку Гольянов и Приходько унесли наверх.

Пройдя два небольших уступа, вышли к шкуродеру. Обратная дорога, хоть и знакомая, была нелегкой, а этот участок - особенно. Сказывалась усталость, давили транспортные мешки. Оля иногда засыпала на уступах. В середине шкуродера мешки решили оставить...

Утром первого марта подошли к последнему препятствию - стометровому колодцу. Главное, преодолеть первые пятьдесят метров, до уступа, а там до поверхности - рукой подать! Первой начала подъем Ольга, но тут же вернулась - усталость дала о себе знать. Ушел Володя, на уступе пятидесятиметрового колодца организовал страховку, но Оля вновь не смогла подняться. Конюхов пошел наверх, за подмогой, а Зверева с Гольяновой остались внизу - ждать.

В тот же день, утром, в Ручейную начала спуск плановая "двойка" - из пещер надо было вынимать снаряжение. Почти у поверхности они и встретили Конюхова. Володя объяснил ситуацию и отправился дальше, в лагерь. В пещеру он больше не вернулся - "порвал гидрокостюм и очень устал, ведь под землей пробыл 36 часов".

В лагере сообщение Конюхова волнений не вызвало - поднимать спелеологов уже приходилось - и ситуацию аварийной не посчитали. В пещеру отправились четверо, один из них вскоре вернулся назад. Спасотряд - назовем его так для удобства - возглавил Олег Ичаловский. "Самый опытный турист в группе", - мнение Гольянова.

А в это время вниз спустился Андрей Козлов, один из "двойки", и предложил поднимать Ольгу полиспастом. "Сомнений, что подъем этот будет для нее тяжелым, не возникло, - напишет он позже в объяснительной записке. - На подъем Оля была согласна. Я поднялся наверх пятидесятиметрового колодца, захватив с собой веревку. Там встретил четверых (до пещеры, как известно, дошло только трое! - Л. M.), послал за теплой одеждой и подмогой".

Вскоре к Гольяновой и Зверевой спустился Олег. "Оля чувствовала себя хорошо, говорила и т. д. Хотя, конечно же, обе замерзли, - строки из объяснительной записки Ичаловского. - Срочной необходимости обогревать Ольгу не было, и решение оставалось прежним. Я увязал обе веревки, так было условлено, встегнул в блок, организовал самостраховку. Объяснил Ольге, что от нее требуется лишь отталкиваться от стены". Подготовив все к подъему, Олег подал команду - ему пришлось кричать, поскольку телефонная связь была порвана.

Половину пути Ольга прошла быстро, а потом вдруг перестала помогать подъему. Внизу стали кричать, чтобы поднимали быстрее, но шум талой воды, стекавшей по стене колодца, заглушал голоса. Помочь девушке Ичаловский не мог - веревка ушла наверх.

Поднимали Звереву долго, минут пятьдесят. На уступе начали делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Прошло два часа. Звереву подняли на осыпь, протащили через небольшой шкурник и часам к двенадцати ночи транспортировали в лагерь. Пункт обогрева, который организовал Гольянов, был ей уже не нужен...

НЕОЖИДАННАЯ ВЕРСИЯ

Результаты вскрытия показали, что О. Зверева погибла "в результате асфиксии от закрытия дыхательных путей водой на фоне длительного выраженного общего переохлаждения". В Москву из Сочи поступил еще один документ - справка Сочинского КСО. Познакомимся с выводами спасателей, чья помощь на этот раз узко не понадобилась. Цитирую дословно: отсутствие телефонной сеязи не позволило получить достоверную информацию и принять оперативные меры - доставка сухой одежды, целого гидрокостюма, чая. Не был оценен начавшийся паводок и резкое понижение температуры талой воды, которая пошла в пещеру. Этому способствовала неправильная транспортировка без сопровождающего. Группа провела транспортные работы самостоятельно - из-за неправильной оценки состояния Зверевой они привели к ее смерти".

Скупые строки документа... К сожалению, они не давали ответа на многие вопросы. Почему, например, Гольянов, узнав о случившемся, не пошел в Ручейную сам? Полностью доверял ребятам? Почему Ольге не дали отдохнуть? Почему не спустили вниз теплую одежду, чай? Почему решили поднимать без сопровождающего? Почему... Как... При каких обстоятельствах... Десятки вопросов, ответы на которые не удалось получить и в Воронеже... Зато именно там я узнала, что перед походом Оля несколько раз сдавала кровь на донорском пункте. Нет, Гольянова об этом она не информировала, все выяснилось только на похоронах - подружка рассказала. Оказывается, зимой Зверева переболела гриппом да и вообще была не очень здорова - об этом сообщила ее мать. В общем, ушла в поход не "в лучшей форме", считали ребята, поэтому быстро устала, не могла подняться, теряла сознание... "Она вообще была девочкой замкнутой, - вдруг вспомнил кто-то, - может, ей и было плохо, да молчала".

Несколько неожиданная версия, не правда ли? Невольно возникал вопрос: неужели

ради желания "выпутаться" из истории - пусть даже столь неприятной! - можно вот так, ненавязчиво, но довольно откровенно обвинять погибшую в собственной смерти!!

Воронежские туристы, дважды разбиравшие "дело" Гольянова, пришли к выводу: ребята не сумели оценить реальное состояние Зверевой, что и привело к трагической развязке. Были наказаны Гольянов, Гольянова, Ичаловский, Конюхов: в течение двух лет им запретили руководить походами выше второй категории сложности. Что и говорить, мягкое решение.

ИЗНАЧАЛЬНО АВАРИЙНАЯ...

Через несколько дней после возвращения из Воронежа я неожиданно познакомилась с фактами, никак не увязывающимися с версией группы. Узнала, например, о том, что в подземном лагере воронежцев взорвался примус и слегка обгорела палатка. Что аптечка в группе была плохо укомплектована. Что около пятнадцати минут Ольгу не могли поднять на уступ, застряла под небольшим навесом - он мешает спелеологам поднимать даже мешки - и лицо ее то показывалось в потоке воды, то исчезало... Факты эти получили подтверждение на разборе в Российском совете по туризму и экскурсиям, и история, которой занималась дисциплинарная комиссия РСТЭ, стала принимать совсем иной оборот. Как выяснилось, группа, отправившаяся в Хостинский район, была изначально аварийной. МКК Российского совета выпустила коллектив, в котором, согласно представленной документации, более половины участников не имели права идти в "тройку".

Конечно, теперь можно все "свалить" на МКК, но ведь с командира группы - при любых обстоятельствах! - никто ответственности не снимает. Он, и только он, отвечает за безопасность группы: квалификацию участников, психологический климат в коллективе... И Эдуард Викторович Гольянов, турист с солидным стажем, стоящий у истоков спелеотуризма в Воронеже, не мог не понимать этого. Но на вопросы комиссии отвечал почему-то очень неуверенно, а порой просто молчал. Словно и не был он весной в Ручейной...

Давайте проанализируем ситуацию еще раз. Группа приходит к Ручейной и работает по программе: навешивает телефон, устанавливает подземные лагеря, исследует пещеры. Оля, сходившая вниз всего лишь раз, да и то в первые дни похода, "рвется" под землю. Гольянов отправляет ее лишь в конце маршрута. Столь большой перерыв не оправдан - выскажут на разборе свое мнение специалисты.

Группа выходит на маршрут поздно вечером. Удалось ли ей отдохнуть днем! И вообще, чем вызван этот "ночной дозор"!

"Тройка" уходит из Заблудших - Гольянов и Приходько спокойно снимают подземный базовый лагерь: ни у кого даже мысли не возникает, что он может еще понадобиться.

Не работает телефонная связь (ее, как утверждает Гольянов, оборвала сама же "тройка"), но это тоже никого не останавливает. Мелочь! А может, цена ей - человеческая жизнь!

Подъем Зверевой никто не считает спасработами - мол, тащить наверх приходится часто, особенно женщин. Забывают только, что женщина замерзла, устала - все-таки 36 часов под землей, без сна. Не каждый мужчина выдержит! А руководитель группы, принимая решение поднимать участницу полиспастом, не спешит в пещеру, и Олег Ичаловский, помните, "самый опытный", вместо того, чтобы руководить подъемом, остается внизу.

Эдуард Викторович так и не смог вспомнить, какую обвязку использовали воронежцы при подъеме Зверевой, а ведь это очень важный момент. Как известно, случаи удушения на грудной обвязке в туризме, увы, не редкость. Непонятно, почему Гольянов не разрешил ленинградским спелеотуристам, пришедшим накануне в лагерь воронежцев, сразу же принять участие в спасработах. Один из них спустился вниз, когда Зверева была уже около уступа и помог извлечь ее из-под "козырька". Он и оказывал Оле первую медицинскую помощь.

На многие вопросы комиссии не смог ответить Гольянов, руководитель группы, человек, пользующийся большим авторитетом среди воронежских туристов. Человек, допустивший целый ряд досадных ошибок, приведших к столь трагическому результату. Что это? Безответственность? Или уверенность, мол, с нами ничего не случится? Или, простите, просто элементарная "туристская" безграмотность? Мне трудно ответить на поставленные вопросы... Но факт остается фактом. Зверева погибла потому, что были нарушены правила безопасности, и смерть ее - не фатальная случайность, а результат неправильных действий руководителя группы.

Дисциплинарная комиссия РСТЭ приняла более жесткое решение: Э. В. Гольянов дисквалифицирован до третьего разряда - у него был первый, ему запрещено в течение трех лет руководить категорийными походами; наказаны О. Ичаловский, Н. Гольянова, В. Конюхов; вынесено частное определение МКК РСТЭ.

* * *

После разбора директор Воронежского клуба туристов В. Болотов сказал в сердцах: "Я все равно не согласен с решением комиссии. Гольянов у нас самый опытный спелеолог, и он по-прежнему будет руководить". Подумалось: почему-то бытует мнение, что опытный турист обязательно должен "водить". А если он не может быть руководителем - не хватает мудрости, гибкости, твердости - человеческих качеств, необходимых лидеру?

Неужели нельзя просто ходить и в походе передавать опыт молодежи. Почему за желание одного - руководить - кто-то должен расплачиваться собственной жизнью?

Воронеж - Москва

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100