Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Одиночный походик по маршруту: г. Полевской - Глубоченский пруд - хр. Уфалейский - дер. Лавровка - г. Шунут - р. Серга - р. Ревдель - р. Бардым - р. Серга (снова) - г. Нижние Серги.

Длительность - 6 дней.
Километраж - около 80-90 км, или немного больше (пешком). Да еще 25 км на лесовозе.
Совершен был в августе 2003 года.

Автор - Дмитрий Мельников

Отчет, составленный в вольном формате, кое-где с подробностями, кое-где без них, но зато с приложением всяческих мыслей автора, по ходу движения возникавших, или позже присоединенных - мыслей туристических-назидательных, философских, и просто разных.

Предварительные пояснения
Почему я вообще хожу, да еще иногда и один. Зачем "люди идут по свету", почему вместо этого не смотрят телевизор, где все то же самое им покажут куда лучше, да и без всяких хлопот - об этом сказано-написано много, здесь на эту тему откровенничать не стану. Вы это зачем-то уже читаете? Ну и славно, наш человек. Заглянули случайно? Тоже неплохо.
А я - хожу, практически сколько себя помню (ну если преувеличиваю, то не так сильно). С перерывами, правда. Менялись районы и возможности, рос помаленьку опыт, собирались новые компании. Старые компании... это когда как. О некоторых помню долго-долго. Кроме пешего и лыжного туризма - в разные годы были байдарка, велосипед, парус. Недавно вот появился в увлечениях параплан. Это хоть и не совсем к теме туризма, но близко где-то. Планируется еще... Оставлю свободное место, позже впишу. Вот: [...] И что бы там в жизни ни менялось - а в лесу, на маршруте - в общем, все то же и все так же.
Впрочем, есть одна грустинка. В последние годы туризм стал... несколько непрестижным, что ли. И не в престиже как таковом дело. Беда в том, что многие симпатичные мне люди от туризма отошли. По разным причинам. К сожалению. Может, у них просто времени не стало.
Вот и у меня последние годы тоже проблемы со свободным временем. Знал ведь тем летом, что вряд ли вырваться мне в отпуск. И из знакомых - почти никому не вырваться, все заняты чем-то важным. Так что как уж я радовался, когда у меня неделька свободная выкроилась! Ясно, что эта неделька ни с какими чужими отпусками уже не стыковалась. Вот и первая причина, почему в этот раз - без компании.
С причиной второй немного сложнее. Хорошо в компании? Да. Хорошо в слаженной группе? Лучше, чем в компании. Но... есть такие мысли, такие состояния, которые приходят, только если ты один. Какая-то особая сосредоточенность на том, что сейчас вокруг тебя. Когда ты в группе - ты в жизнь этой группы включен. Разговоры, советы. Даже молчание - тоже знак того, что ты принадлежишь группе. (Вы замечали, что с разными людьми молчание разное?) И когда ты в группе - что-то важное проходит мимо. Не открывается. Не возьмусь все это точно объяснить. Может, из дальнейшего будет понятно.
Трудно ли ходить одному, не слишком ли опасно? В общем, нет. Подробнее - тут надо смотреть по ситуации. Надумаете повторять мою затею, или что-то подобное надумаете - будьте благоразумны.
Почему я собрался именно в этот район. Район очень симпатичный. Есть у вас карта? Откройте! Целился я на этот походик давно. Места эти - всего сотня километров от Екатеринбурга на юго-запад, не больше. И в то же время - места относительно глухие. Если, к примеру, северо-западный "угол" окрестностей Екатеринбурга "прострелян" электричками и основательно потоптан ПВДшниками, то вот это направление популярно куда менее. Шунут-камень, конечно, знают. И ходят. Но ходят к нему почти исключительно одним путем - от Ревды на юг. И - обратно. Почему? А дороги так проложены. Впрочем... Я тоже думал, что тут в дорогах дело. Дочитайте до середины, там будет об этом немного.
Смотрим карту дальше. Окрестности Полевского, Азов-гору - тоже знают. И речку Сергу знают. А вот пройти эти "объекты" (фу, слово какое!) одним маршрутом, обнаружить, что от Азов-горы до верховьев р.Ревды и далее до Шунута совсем недалеко, а с другого склона Шунута маленьким ручейком начинается речка Серга... Сергу знают уже серьезной речкой, вполне байдарочной. А вот я ее видел еще совсем-совсем... Перепрыгивал я через нее, вот!
Тут как раз пора сказать еще об одной вещи, которую я держал в голове, когда собирался в те края. И когда шел, держал. И сейчас держу, когда пишу.
Гляньте снова на карту: район разделен возвышенностями на три "полосы". Все, что западнее Уфалейского хребта, но восточнее Коноваловского увала - посылает свою воду на север (так рождается река Ревда). Вода, которая родилась еще западнее, на запад и течет. Это Серга и ее притоки.
А в начале маршрута, в окрестностях Полевского, ручейки текут на восток, и попали бы в Азию, в бассейн Оби. Попали бы, обязательно. Если б не капризный взбрык знаменитой Чусовой.
Эта примадонна, начинаясь в Азии, пересекает Уральский хребет в районе села Курганово - и оказывается в другой части света. Эдак вот, без церемоний. Никакого хребта там, конечно, нет. Говоря "Уральские горы", "Уральский хребет", всегда надо помнить: часто это одно название. Особенно на Среднем Урале. Мы, местные, давно к этому привыкли, и не переживаем зря. Но будьте внимательны: гор нет, а повадки горной местности - все же проявляются. И это тоже надлежит держать в голове.
Зачем я все это поясняю, почему это важно? А вот почему. Нрав текущей воды мне кажутся очень важным для разгадки нрава всей местности. Вода - основа жизни? Эту банальность все знают. Но она - основа не только в биологическом смысле, но еще и в географическом. И еще в каком-то, для которого термина подходящего нет. Вода влияет на то, как ты всю местность будешь воспринимать. Большая река организует местность линейно, распрямляет ее: вверх пойдешь - вниз пойдешь, к берегу выходи - в лес углубляйся. Понятно. А вот юркие ручейки, прихотливо ныряющие с горушек в разные стороны - это загадка, и ты должен уметь ее непрерывно разгадывать, если уж взялся прокладывать маршрут в таких вот местах.
Наверное, непонятно пишу. Не всем понятно. (Ау, единомышленники?) Может быть, отсылки к теме воды, судьбе воды, душе воды я сделаю чем-то вроде лейтмотива этого повествования. Посмотрим, что из этого выйдет.
А теперь, с объяснениями покончив, перейду собственно к описанию похода. Итак...

День первый
Добраться от Екатеринбурга до Полевского можно рейсовым автобусом. Это проще всего. Ну а я выбрал такой вариант: Уфалейским поездом до Станционного-Полевского, и оттуда уже автобусом - до места. Почему выбрал? Да так... Захотелось. В таком вот неторопливом поезде тебе за полтора часа все расскажут про местные новости, посоветуют, где садовый участок брать, "ну когда надумаешь", и все такое. К концу поездки я при желании сам был готов поверить, что уже почти местный. Садовод, наверно. Потом скрипучий автобусик на станции дождался всех положенных ему пассажиров с поезда и неторопливо покатил в Полевской. Мостик через речку Полевую (это с километр не доезжая до автостанции) - все, мне выходить.
Итак, вот она - точка старта. За спиной - рюкзак с запасом провизии на неделю. Впереди и чуть в стороне - гора Думная. Где-то тут, кажется, юный Паша Бажов слушал истории дедушки Слышко. Дальше впереди - все то, что я затеял. Также и то, что я не затевал явно, а оно произойдет. Еще интереснее.
Время - где-то после полудня. Погода - солнечная, жаркая. Даже душновато. Не будет ли дождя? Покупаю в киоске булку хлеба и пластмассовую полуторку воды, поправляю лямки рюкзака и двигаю на юг. Мимо упомянутой горы, мимо Верхнего пруда, по дороге на пруд Глубоченский. (Ударение на "О", если что).
Дорога на Глубоченский - асфальт. Интересно, что это практически тупик, ехать-то по ней дальше пруда некуда. Да и особых "объектов" на пруду вроде бы и нет. Пара-тройка баз отдыха, да и все. Но движение довольно оживленное. Народ едет - кто в сады, кто на шашлыки.
Жарко. Безветренно. "Парит". На плечах поскрипывает туго набитый "Ермак". Давненько уже ему не приходилось в брюхе столько продуктов и снаряжения нести. Воскресные вылазки - не то. Да, в одиночном походе, как ни крути, нагрузка выходит побольше. Всем надо запастись, ни у кого не попросишь, если что. В общем, выгляжу я среди дачно-шашлычной публики немного странно. Или так: колоритно. Три женщины веселого нрава и неопределенного возраста, кажется, собирают грибы. Заметив меня... Ну да ладно, не будем отвлекаться.
Справа от дороги тянется канал. Вот вам уже и "тема воды" для начала. Этот канал - сооружение примечательное. Когда-то, веке эдак уже в позапрошлом, вода пруда Верхнего крутила машины Полевского завода. Потом, видно, заводские взяли повышенные соцобязательства - а может, просто река обмелела. В общем, стало воды для завода не хватать. И учинена была довольно дерзкая по тем временам затея - высмотрели господа горные инженеры на речке Глубокой, что от Полевой в к югу, место подходящее, да и устроили там другой пруд, дабы вода из него, значит, пошла в Верхний. Для пополненья оного. А для пропуска воды выкопали работные люди вот этот самый канал почти в 10 верст длиною.
Но и это не все. В самом начале канал было никак не провести - Глубоченский пруд с севера закрыт невысокой, но довольно серьезной горушкой. Так вот, сквозь тело этой горушки пробит был туннель, и вода пошла по нему. Вот так, без метростроевской техники, без маркшейдерских приборов. И до сих пор вся эта система служит, хоть вода уже никакие механизмы не крутит.
К порталу этого туннеля я и пришел часа через два. Сел отдохнуть. Едет мимо УАЗик, останавливается.
-Не подбросить ли до Полевского?
-Нет, мне не туда, я как раз оттуда.
-А куда тебе? О-о-о... Да ты, мужик, не так-то прост...
В общем, поговорили не торопясь. Дядька, бывший главный механик здешнего лесничества, сообщил массу полезных вещей. Рассказал, где дороги проходимые, где болота, где на болоте следы зимника (и пройти можно). Посоветовал, как идти. Глянул в глаза, посоветовал все же передумать - одному не идти.
-А что такое?
-Да вообще... Да и медведи тут... Пошаливают, в общем... У тебя хоть с оружием-то нормально? (Машинально ощупываю рукоятку ножа в одном кармане, ракетницу в другом.)
-Да они, наверно, в конце лета тихие?
-Да так оно, но... Всякие, всякие... Вот недавно группа туристов ушла, так все пропали! А ты вообще один. Нет, я бы без оружия не ходил, хоть один, хоть не один.
Щелкает клапаном полевой сумки, небрежным таким движением. Успеваю заметить холодно блеснувшую сталь "Макарова". Ишь ты - поди ж ты... Ладно, за информацию спасибо! Он - в Полевской, я - дальше.
Уж эти мне рассказы про "пропавших туристов". Везде почти одинаковые. Одна и та же группа (все совпадает, вариации незначительны) пропадала не по разу во всех местах, где я только ни бывал. Почти всегда - совсем недавно. Вариант - в прошлом году, но до сих пор помним, вот как сейчас! Ну ясно, местным хочется приезжих попугать, как без этого. На реакцию посмотреть. Но ракетница в кармане все же как-то успокаивает...
А места - красивейшие. Иду по левому берегу пруда, в его верховья, от плотины на запад. Вдоль берега тянется извилистая хребтиночка, о которой я уже сказал. Именно эта цепь холмов, почти смыкаясь с другой горушкой на том берегу, надоумила заводских строить плотину в таком подходящем месте. Вы обращали внимание, как мудро стоят старые плотины?
Грунтовая дорога петляет по холмикам, ныряя вверх-вниз, и выводит меня на самый берег, к "Дому Рыбака". Прохожу мимо пары-тройки компаний, приехавших на бережок на машинах и терзающих магнитофоны с неизменным Розенбаумом. Обмениваюсь какими-то замечаниями, иду вдоль берега дальше. Еще пара заброшенных костровищ - и все. Проходимая дорога кончилась. Моторизованные отдыхающие тут уже не ездят.
Дальше, вроде бы, идет тропа? Ох, ненадолго эта тропа, нутром чую. Цивилизация со всеми ее Розенбаумами остается позади, как-то сразу. Тишина. Такая непривычная тишина, даже звук шагов глохнет в мягкой земле. Шел бы я сейчас не один - наверное, принялся бы разговаривать. Погромче, намеренно. О том, как это приятно, что тихо и не пахнет бензином. И как здорово, что все мы здесь сегодня собрались. И теде и тепе. Фактически - привычный фон поддержать. Вот за это люблю одиночные походы. Некоторые вещи лучше продумывать, чем проговаривать.
Вскоре рельеф меняется. Горушка кончилась, местность стала плоской. Совсем плоской. Светлый и звонкий соснячок сменился чем-то неопределенным и чахлым. Появились признаки болота. Иду примерно вдоль береговой линии, иногда отдаляясь от воды метров на сто-двести, иногда выходя прямо к берегу. Зеркало пруда тихое-тихое, ни всплеска, ни ветерка. Оглядываю дальние берега. Везде лес подходит вплотную к воде. Ни строения, ни человека, ни костерка. А ведь всего-то пара километров от "места массового отдыха трудящихся". Другой мир.
Приходит странная мысль: пруд здесь не тот. И неспроста он такой тихий, он что-то задумал. Там, вблизи плотины, пруд казался озорным молодцом, зажатым между холмистыми берегами и готовым поднапрячься и проломить плотину почти 30-метровой высоты (да вот незадача, крепко она построена - знали мастеровые свое дело!) А здесь... Сколько мощи в этой массе воды! А берег - совсем плоский, буквально вровень с водой. Вот разгневаю я пруд чем-нибудь, не понравлюсь я ему... Решит тогда пруд приподняться на полметра, и вся эта неверная почва, где я стою, все эти чахлые осинки уйдут под воду. И никуда не убежать, нигде не видно ни малейшего повышения. Зачем воображение занимается такими страшилками? Для тонуса, наверно.
То и дело попадаются окошки с неподвижной черной водой. Каждый раз что-то напоминает: это продолжение пруда, это ЕГО вода, ты в ЕГО власти. Ну ладно. Немного отдохнуть, свериться с картой - и снова вперед!
Идти помаленьку становится труднее. Болото. Иногда под ногами появляется что-то похожее на тропу, но быстро исчезает. И не оставляет, чуть только к себе прислушаешься, это тревожное ощущение: пруд со всей его мощью - совсем рядом, я - в его власти. Вот не захочет меня отпускать за хребет - и не отпустит. Почему-то вспоминаю, как в трилогии знаменитого Толкиена герои шли к пещерам Мории. Шли вдоль разлившейся речки. И вот так же - не нравилось им это, не нравилось. Все стремились держаться от воды как можно дальше. И не зря, как позже выяснилось.
Путь преграждает почти высохшее русло шириной метра полтора, на дне - несерьезный ручеек. Это вот и есть река Глубокая? Возможно. Сезон совсем маловодный. Перебираюсь (без всякого труда) на другую сторону. Судя по карте, от берега пора уходить, берег сейчас завернет к югу. Беру азимут на северо-запад. Задача - выйти на квартальную просеку, и по ней дальше - в сторону горы Березовой, на запад. И очень хочется набрать высоты, хотя бы немного - отцепиться от холодного взгляда пруда. Не нравлюсь я ему... Такой же взгляд бывает у ночного тумана. Взгляд в спину. Когда поднимаешься из темного оврага. Один.
Ладно, погоди со страшилками. Азимут надо взять поточнее. Азимут, азимут... Кто ходил напрямик по болотам и буреломам, знает этот эффект. Азимут определить надо обязательно, чтобы хоть примерно вычислить, куда выйдешь через энное время. Свою скорость ты хоть примерно, но знаешь. Но куда надо - идти совершенно невозможно. Можно правее, можно левее. А вот прямо - никак. Как раз тут лежит поваленный ствол здоровенной ели с густо торчащими ветвями - ни подлезть, ни перелезть. За ним - еще один, такой же. Хорошо, сверяемся с компасом, берем левее. Проходим сотню метров - и имеем в точности такой же эффект. Опять прямо - нельзя. И никаких ориентиров, со всех сторон - неверное чахлое болото. Опять вспоминаю Толкиена, как Старый Вяз кружил героев.
Сколько же я прошел за пару часов, точно ли в нужном направлении? Интуиция что-то подсказывает, и я ей склонен верить. Карта с интуицией особо не спорит, но вот на карте зимник, который я обязательно должен был пересечь. А был он? Мог я его не заметить? Ладно, разберемся позже.
Наконец местность немного повышается. Идти - не так чтобы много легче. Но меньше признаков болота, почва все же пошла повернее. И чувство сладковатой тревоги уходит сразу. Отцепился! Что же это было?
Вот и просека. И очень кстати. Солнце низко, скоро день кончится. Еще, конечно, не темнеет, но... Или - уже? Или это дождевые тучи? Скоро можно и становиться. Вот только найти место подходящее, с ручейком. Ничего, найду. Вообще я заметил: если грамотно составляешь план ходового дня, то наблюдается интересный эффект. В середине дня бывают всякие сложности, кажется, что не найдешь воды, потеряешь тропу, и все такое. А к вечеру - все налаживается. Как будто кто-то тебя все время испытывал, а под конец дня хмыкнул себе под нос: ладно, годен.
Люди, склонные к мистике, тут говорят так: "Ведут". Люди, на потусторонние силы особо не уповающие, объясняют это иначе. Будь в ладу с самим собой - и любой разумный план у тебя сработает, пусть не всегда сразу. А когда ты в раздрае, когда сам не знаешь, чего хотеть - тогда все тебе будет не так. В общем, скоро мне попадется место для стоянки, с ручейком и площадкой для палатки. Я ТАК РЕШИЛ.
По просеке тянется малозаметная, но надежная тропка. Кто-то тут ходит. Наконец-то пошел по сторонам хороший лес. Высокие, строгие деревья. Солнце совсем низко, лес наливается темнотой прямо на глазах. Вглядываюсь вдаль. Что это впереди, метрах в двухстах? Темный силуэт. Нечто, расширяющееся книзу. Человек? Нет пропорции другие. Разобрать на таком расстоянии ничего нельзя. Шевелится...! Стоп. Присмотреться. Нет, силуэт неподвижен. Я двигаюсь вперед - и этот бурый контур как будто бы начинает плыть на меня. Я останавливаюсь - он неподвижен. Все понятно. Вывороченное из земли корневище может издалека сойти за что угодно. За кого угодно. Все, все. Руку из кармана можно убрать, ракетница пока не нужна.
...Поперек просеки бежит маленький ручеек. Как раз вовремя, все правильно. А место для палатки ты мне обеспечил? Да, вот здесь. Спасибо! По краю сознания опять пробегает невнятная тревожная мысль. Задерживаю ее. Вот этот ручей... Это ведь один из истоков речки. Он прибежит к пруду. Пошепчется с ним. Может быть, он уже тут что-то задумал? Наклоняюсь к ручью. Нет. Тихая веселая водичка. Вкусная. Нет, нет. После фантазий с псевдо-медведем те мистические страшилки уже не включаются.
Темнеет, уже окончательно. Костер, палатка, ужин. Без приключений. И тут меня догоняет-таки быстрый летний дождь (единственный в этом походе). Ничего, тент уже на месте.
Последняя кружка чая - в темноте, у затухающего костра. Тихо.

День второй
День второй в походе, я заметил, часто бывает трудным. Первый день - тот проходит на подъеме, на лихом энтузиазме. Пусть рюкзак сидит не совсем как надо, а то и обувь немного трет. Пусть не все ладно прошло с заброской (ну это для походов посерьезнее, когда заброска - проблема). Ничего, зато я наконец-то выбрался! Впереди - такое, тако-о-о-ое!
А вот именно на второй день, с утра, вчерашние натертые места начинают беспокоить вовсю. Мышцы, отвыкшие от нагрузок, тоже как-то не рвутся в бой. Рюкзак при каждом шаге бьет (вот подлость) как раз по тому месту, которое и так уже ноет после вчерашнего перехода. И мысли всякие приходят, вчера таким мыслям места не было. Мол, куда я опять полез, пусть 20-летние по горам козлами скачут... Все это - настроения именно второго ходового дня, проверено. К его завершению они обычно проходят... а то и к середине дня. А ведь на сегодня я запланировал довольно большой переход. Сегодня надо выйти к р.Ревде. Да еще не вполне ясен маршрут. Есть два варианта, и по ходу дела мне предстоит выбрать лучший. А посоветоваться можно только с картой - да еще с интуицией.
Что же до самого дня, то начался он такой непривычной лесной тишиной. Ни-ко-го вокруг, километров на пять минимум. Только поскрипывания старых сосен да рассветные птичьи переговоры где-то вдали. Лежу в спальнике, прислушиваюсь. Медленно прокручиваю в памяти вчерашние события - а также планы на день сегодняшний. Опять пытаюсь вызвать те мистические настроения. Вот если сейчас вылезти, то окажешься во власти леса. Один! Да-да, один, и никого кругом! Рядом - ручей, бегущий к пруду. К тому пруду, которому ты вчера так не понравился. И вдруг лес опять что-нибудь неприветливое удумает на твой счет! И с ручьем договорится. А ручей побежит вниз, вниз, и... Но пока я в спальнике - ничего страшного быть не может. Укрыться с головой - и все. Замечательный рассказ есть у Р.Шекли на эту тему.
Ладно, уже давно рассвело. Хватит валяться. Подъем, завтрак, сборы "лагеря" - когда один, все это совсем быстро. Воды набрать в ручье. Воды долго не будет, ведь лезем вверх! А следующая вода будет уже, страшно сказать, в другой части света. Да-да, сегодня я попрощаюсь с Азией.
Просека идет дальше на запад, потихоньку взбираясь на отроги Уфалейского хребта. Идти тяжеловато. Вот он, эффект второго дня! Я его сам себе назначил. Но путь и вправду не очень прост. Едва намеченная тропка пересекается то поваленными деревьями, то глубокими промоинами. Скользко. Это вчерашний дождь размочил глину и "намылил" траву под ногами.
Вскоре попадается слабозаметная проселочная дорога, предлагающая взять немного правее. Надо подумать. Верчу карту туда-сюда, соглашаюсь с предложением. Если карта не ошибается, эта дорога пойдет сначала на север, вдоль хребта, а затем свернет еще вправо, в сторону Полевского. Туда мне будет уже не надо, а на север - в самый раз.
Однако дорога если и лучше давешней тропы, то несильно. Препятствия на каждом шагу. По-хорошему бы дорогой это называть не надо, мало ли что на карте она есть. Топаю не торопясь, внушаю себе, что дальше будет веселее. Вработаюсь, мол. Где-то слева остается вершина г.Березовой. Сам с собой посоветовавшись, решаю: вершину - не покорять. Ничего особо интересного там нет, а у меня Шунут впереди. В общем, банальную лень всегда можно обосновать разумнейшими рассуждениями. А будь тут сейчас группа, кто-нибудь наверняка сказал бы: "А пойдемте на вершину, вдруг там вышка, вдруг обзор?! Да и дело принципа!" А если еще нужны баллы для обоснования категории?! И пришлось бы всем лезть - не малодушничать же друг перед другом.
Вот и поворот дороги направо. А слева - нырок вниз, за ним дальше угадывается подъем. Значит, мне туда дорога... Сворачиваю в лес. Следы ручейка. Немного пахнет мхом, грибами и сказкой. Попадается землянка с печной трубой. Интересно, кто ее хозяин? Дальше, дальше! Без всякой тропы лезу довольно круто вверх по травянистому склону в направлении на северо-запад. Рюкзак постоянно за что-то цепляется, иногда ветки хлещут по лицу. Ноги на склоне держат не очень уверенно. Но - странное дело - идти заметно легче, чем в начале дня. Напеваю под нос что-то жизнерадостное. Кажется, про рюкзак и ледоруб. Довольно неожиданно подъем кончается. Судя по всему, я на хребте. А я и устать не успел. Вот ведь что такое - рабочий настрой.
Уфалейский хребет в этом месте на хребет не особо похож (я предупреждал уже насчет Уральских гор?). Скорее, похож на ровное плато шириной где-то с километр, вытянутое с юга на север и приподнятое над окружающей местностью метров на сто-полтораста. И уже на этом плато, чтоб путнику скучно не было, чтоб он все-таки не скандалил - горы, мол, где - расставлены отдельные холмики-вершинки. По крайней мере, именно так мне все это увиделось, когда я почти пересек хребет, двигаясь на запад, а потом наткнулся на довольно приличную грунтовую дорогу и пошел по ней на север. Почти по западному краю этого "сооружения".
Так вот, если идти по самому хребту на север, как я сейчас, то километров через пять выйдешь на дорогу Зюзелька-Кенчурка. По этой дороге взять немного вправо, на восток - и попадешь на знаменитую гору Азов. Дальше снова немного на север - и потом путь пойдет по просеке на запад, до самой реки Ревды.
Именно такой маршрут на одной из карт нанесен как рекомендуемый. И вначале я целился именно на него. Но что-то он мне не шибко нравится. Азов-гора, при всем к ней историческом уважении, больно уж близко к населенке. Сегодня это даже не ПВДшный, а шашлычный объект. Асфальтированная дорога в километре от вершины... Не хочу, пожалуй.
Вопросы вызывают и дальнейшие перспективы. Квартальная просека, та, что после горы на запад, идет по непримечательным местам. Долго так, километров десять. Карта про эти непримечательные места хмуро молчит своими зелеными квадратами. Дальше маршрут выводит к речке Ревде. Каковую, стало быть, предлагается форсировать без лишних разговоров, по той же прямой. Ничего страшного, и не такое умеем! Но каким-то неуютом веет от этих однообразных кварталов на карте. И от угадываемой болотины в долине реки. Не могу объяснить... Чутье.
Другой вариант маршрута - вот сейчас спуститься с хребта влево, выйти на ту же дорогу, но в другом месте, и пойти по ней не к Азов-горе, а наоборот - на запад. Пересечь р.Ревду в самых верховьях (по мосту, не как-нибудь!), выйти к дер.Лавровке. И уже оттуда целиться на штурм Шунута. Но в этом варианте тоже не так все просто. Был я уже в том районе, юго-восточнее Шунута. Года три назад, в таком же вот походике. Тоже - один. Тогда затея не удалась, пришлось отступить.
Хорошо. Шагаю дальше, рассуждаю сам с собой. Пусть этот, второй вариант маршрута никем не рекомендован, пусть не все с ним ясно. Но выяснить бы для начала: представится ли подходящая возможность свернуть с хребта влево, не забурившись там внизу во что-нибудь малопроходимое? Пока не знаю.
Впрочем, вот и она (возможность)! Как говорится, кто ищет... От моей "магистрали" отходит дорога почти под 90 градусов влево, почти такая же торная, как и эта. Надо решаться. Итак?
Еще раз прокручиваю в уме оба варианта... Карту не достаю, я ее в этой части уже помню наизусть. Сейчас, сейчас приступлю к самому главному. Становлюсь на самой-самой развилке, носом строго по биссектрисе угла между дорогами. Тыльную сторону кисти правой руки направляю вдоль дороги, идущей на север. Пытаюсь ощутить рукой продолжение дороги, соединиться с ней, как бы СТАТЬ дорогой... Как там она идет дальше, за горизонтом? Все это - угадать, УСЛЫШАТЬ рукой. Левая рука делает то же самое с дорогой на запад. Глаза прикрыть, сосредоточиться... Слушать себя, слушать. Теория велит представить в руках что-то вроде резиновых жгутов, тянущихся к целям номер один и номер два. Но я пользовался этим приемом задолго до того, как узнал хоть что-нибудь про такие теории. Слушать себя, слушать... Все, что нам нужно, мы на самом деле уже имеем. А если вокруг тебя что-то неладно, наведи порядок в своей душе - и оглянись еще раз.
Есть! Левая рука тянет явно сильнее. Последний взгляд на северную дорогу - и группа в составе одного человека организованно выбирает вариант маршрута за номером два, дружно разворачиваясь влево.
Интересно, скоро ли начнется спуск с "плато" в долину? Дорога идет горизонтально, и дальний обзор плотно закрыт лесом. Но впереди уже что-то ощущается... Что-то объемное, звонкое, воздушное, заставляющее дышать полнее. Особый простор звуков, особый запах воздуха? Эх, не объясню! Бывает такое. Однажды я проснулся в поезде, на верхней полке - и еще не выглядывая в окно, понял, что поезд стоит на маленькой станции где-то на высоте, после подъема, и что кругом - простор, и вид вдаль на километры. Много позже я это же описание вычитал в литературе. (Место, правда, не совпало. Б.Л.Пастернак там ездить не мог. Но эффект - тот самый.) ...А может, в просветах между деревьями угадывается, что лес на дальнем плане уже чуточку ныряет вниз? Да нет, ничего пока такого нет.
Все происходит неожиданно. После очередного изгиба дороги - словно огромный занавес убрали сразу. Да не убрали, а рванули куда-то в стороны и вниз. Только что я шел, казалось, по ровному месту. И вот передо мной - панорама на полгоризонта.
Прямо вперед и вниз - хоть разбегись и нырни туда - желтые четырехугольники полей, разделенные неширокими перелесками. Дальше, километрах в пяти, неопределенной зеленью обозначились болота. Это - самые истоки Ревды, левого притока Чусовой. Правее, если присмотреться, угадывается пунктир дороги. Мне куда-то туда, через поля, и к дороге. А дальше, за полосой болотины, несколько разнокалиберных горок. И вон он, в компании гор крайний справа - Шунут-камень, три мрачных серо-зеленых зубца. Тоже, наверно, смотрит на меня. Примеривается, как я ему в качестве покорителя. Пускать меня, не пускать?
Налетает ветерок. Оттуда, с долины. Выражение такое есть: ветер странствий. Тот, кто его придумал, стоял если и не здесь, то в очень похожем месте. Дорога теперь идет четко под гору. Поэтому я пошел быстрее? Не только. Это я запел себе под нос, из любимого туристами Визбора.
Снова ветры нас горные сушат,
Выдувают тоску из души.
Продаем мы бессмертные души
За одно откровенье вершин.
...
Ощущение, пойманное там наверху, как-то вдруг все поменяло. Вся местность, размером с ладонь, если на карте, и размером до горизонта, если в натуральном виде, обрела смысл и объем.
Иду по грунтовой дороге вниз - и дальше, вперед и вправо. Иногда оглядываюсь назад. Уфалейский хребет? Смотрится ли он как что-то массивное и серьезное? На фотографии вышел бы? Нет, если честно. Фотоаппарата у меня и нет с собой. Те настроения, ради которых я здесь, фотками и не пересказать. Флюиды это... Или как их теперь там? Энергетика.
А грунтовочка, попетляв полями и перелесками, вышла к торной дороге. Да, это то, что мне надо. Дорога Кенчурка-Зюзелька. Почти тракт. Рядом бегут столбы 6-киловольтной "воздушки". Если по этой дороге пойти направо, то попадаем в район Азов-горы. Нет, мне не туда. Решено. Влево, на запад-юго-запад.
Тогда, года три назад, я был почти тут же. Да, судя по карте - по этой дороге я и шел, только дальше, южнее. И в обратную сторону. Сюда. И тоже хотел выйти на Шунут. Тогда, в планах того похода, это выглядело так. Дорога идет на север, и вдруг резко сворачивает почти на восток. Вот в этом-то месте и надо с дороги свернуть и пойти лесом напрямик, на северо-запад. И до Шунута по прямой не так уж далеко. За ходовой день я планировал до него дойти - хотя бы до подножия. Как раз день у меня на это и был. На следующий день надо было уже выходить в Мариинск - и выбираться дальше на север, в Ревду. И домой. Не вышло тогда, не вышло. Свернув с дороги, я сначала шел по каким-то заболоченным колеям. Потом колеи пропали, но идти было еще можно... Потом я долго шел примерно на север, вдоль увала, по вырубкам. Все ждал возможности свернуть влево. А вынужден был уже под вечер свернуть-таки вправо, к речке Ревде, к надежной дороге.
Помню, встретил там каких-то мужиков, чинивших грузовик забарахливший. Было это недалеко от устья маленькой речки Медяковки. Ну как обычно: Ты откуда, куда? Ну-ну... Ты тут один ходишь, а напрасно! Недавно тут целая группа пропала. А ты вообще один. Так что лучше один не ходи.
Сейчас задача проще. Выйти в деревню Лавровку. Оттуда - немного на север, по хорошей дороге. (По той самой, которая вдоль реки Ревды.) И только потом - на запад. По тропам, по просекам. Недалеко, вроде бы. И время в этот раз не держит. Хотя - кто знает, как оно там сложится. А пока иду по утоптанной, укатанной дороге - тракт! даром, что грунтовка - верчу головой. Думу думаю.
Местность постепенно понижается. Скоро будет мост, через километр, судя по карте - еще один, и после него мне сворачивать направо, на Лавровку. Зайти в деревню, разузнать, что и как - и где-то после нее уже искать место для привала.
Вот и мост. Река Ревда в самых верховьях, будем знакомы. Зеленая заболоченная протока... Идею набрать воды сразу как-то отбрасываю. Вскоре после моста от шестикиловольтной воздушки, топавшей со мной вдоль дороги, уходит ответвление направо. И от дороги - тоже уходит свороток. Не в Лавровку ли? Нет, не было второго моста. Дальше! Дальше? Уже прошел километр, предписанный картой. Местность чуть слышно, но четко повышается. Снова смотрю на карту. Неожиданно дорога резко уходит влево. Прямо на юг.
Стоп. Ра-зо-брать-ся.
Читал я как-то интересную м своеобразную вещь, автора вот не вспомню. "Семь вариаций об отрубленной руке". О чем это, к чему это здесь? Это о том, как неожиданно меняется восприятие того, что мы уже видим. Неожиданно. Не из-за какого-то события, а ВНУТРЕННЕ - вся картина пропадает - и возникает другая. Незнакомая дорога туда ВДРУГ стала знакомой дорогой оттуда.
Как раз на изгибе дороги - чуть заметная колея ныряет в густую траву и пропадает. Да-да, тут я тогда и шел.
Хорошо. Ситуация ясна. (Это обязательно - сказать "хорошо"! Иначе можно сбиться с настроя.) Кто ж там нарисовал на карте второй мост, которого нет? Через второй рукав Ревды, которого нет тем более? Неведомый фантазер-картограф, икнулось ли тебе? Ты жив, покуда тебя помнят! Хотя... Может, мост и был. Задолго до того, что я посчитал первым мостом? Малюсенький, совсем незаметный? По правде говоря, не знаю. Но сомнительно.
Полтора километра назад. До сворота с дороги, который я теперь уже не пропущу. Вот только пить хочется, воды в пластмассовой бутылке - на самом дне. Вода еще оттуда, с восточной стороны. Из Азии.
Путь до деревни прохожу без особых неожиданностей. Встречаю дядьку-мотоциклиста. Как это почти всегда бывает в малонаселенных местах, информацией делится доброжелательно. Магазин в деревне? Да, ларек. Приезжает по средам. А это самое (тут неуловимое движение пальцами) - без проблем, каждый день. Такая-то - гонит и разливает в пластмассовые бутылки. Смотрит на мою почти пустую полуторку, почему-то вздыхает некстати. Мне, вроде, неактуально ни то, ни другое. Спасибо. Выхожу на околицу. Воды бы набрать!
Воду я нашел сразу, с водой тут дело поставлено просто великолепно. Водонапорная башня, выводок паровозов напоить можно без проблем. А по улице - целый ряд колонок, и все в утепленных будочках. Колонка номер 1, колонка номер 2 (так обозначено белой краской)... Серьезный человек тут занимается водоснабжением. Наполняю бутыль, отпиваю чуть не половину, снова наполняю.
Как живется в такой вот деревне? Одна улочка, правее в понижении угадывается речка. Тишина. Лес вплотную за огородами. Ларек по средам... Как мне пойдется дальше? Жилья не будет дня два-три...
У первого же двора вижу юных местных жителей, перекидываюсь парой слов. Как идти? По улице, потом налево - до дороги. Ну а дальше... Тут подходит хозяйка. Без лишних церемоний вручает кулек молодой картошечки, только что накопанной. Денег не берет. "Хорошая у меня картошка! У нас в том году жил мужик из Швеции, тоже по нашим местам ходил - картошку очень хвалил!" О, швед, не кто-нибудь! Один ходил. И не пропал всей группой. Рад за него.
Эту, которая гонит и разливает в пластмассовые бутылки, тоже вычислил без труда. Если будете идти как я - от главной улицы направо, домик с высоким крыльцом, заметный такой. Доходное, видать, дело. Может, это ей в аппарат в таких объемах воду подают?
На выходе из деревни - еще встреча. Молодой мужик с дочкой. Видимо, за грибами ходили. Наверно, я выгляжу довольно колоритно - да еще как раз тут поскользнулся, эффектно сел в лужу прямо с рюкзаком, колоритности себе изрядно добавив - так что этот мужик, меня завидев, принялся выразительно так оттирать травой свой грибной нож. Хороший такой нож, длинный. Типа армейского. Впрочем, через мгновение мы уже разговариваем. Конечно, я поделился планами, спросил совета. А так-то тебе куда? На Шунут? Да, ходят отсюда. Вот, дойдешь до речки Разбойничьей, потом на запад, дальше будет речка Медяковка... Потом просеками-просеками, на северо-запад, по чутью... Пройдешь мимо сруба полуразрушенного, мы там отдыхаем обычно. После него в ту же сторону - и... в общем, за день можно дойти.
Описание трудно назвать точным. Особенно этот сруб, на который я имею шансы якобы выйти после десятка километров "по чутью". Ну да не так это важно. Ходят. И я пройду.
Да, кстати. Тут, говорит, сегодня утром был с нашими на покосах, тоже встретили туриков. Тоже на Шунут идут. Нет, не здесь. Посеверней. Там така-ая болотина... А просеки-то все заросшие, непроходимые совсем! И что их тем путем понесло?! Посеверней... Вычисляю в уме. Да, это тот самый путь, который я чуть не выбрал.
А ближайшая речка, приток Ревды, стало быть - Разбойничья... К чему бы? Шалили тут, стало быть? Светлым летним вечером, в двух шагах от гостеприимной деревни, о разбойниках как-то не думается.
Итак, последняя задача на сегодня. Отойти от деревни, выйти на дорогу, найти эту самую Разбойничью - и где-то на ней разбить свой мини-лагерь. И хватит на сегодня, день был насыщенный. И описание вон тоже длинное выходит, про следующие дни у меня будет поменьше.
Дорога, ведущая на север - почти такой же "тракт", как Зюзелька-Кенчурка. Ездят тут много? Возможно. Но уже вечер, и мне никто не встретился. По лугам гуляет ветерок, пыль из-под ног сдувает в сторону. Слева низкое солнце, справа уверенно шагает моя усталая длинная тень. А вот и речка, бежит в глубоком темном ложке и ныряет под мост. Симпатичная речка. Не торопясь иду по краю ложка на запад, вверх по течению. У дороги, конечно, становиться не хочу. Не принято как-то. Вот отойду с полкилометра, до опушки во-он того лесочка. Спускаюсь в ложок, по его дну идти, кажется, полегче. Разбойничья... Да, что-то мрачное можно усмотреть. В этом ложке и днем темновато. А сейчас - тем более.
Стоп! Вот место. Ложок расширяется. Что-то вроде кратера или котлована. Плоское дно, крутые борта. Речка жмется в сторону, освобождая полянку в центре. Палатку - здесь. Фффуххх... Это я рюкзак снял. Резко темнеет. Солнце нырнуло-таки куда следует. За Шунут-камень нырнуло.
За перевалом умер день,
За перевалом нет людей...
Я занят, ставлю лагерь. Костерок. Свежая картошечка сегодня, с тушенкой. Рядом с костром светло и хорошо, за освещенным кругом - уже ночь. Резко.
И вдруг... ВДРУГ. Разбойничья. ЗДЕСЬ!!! Здесь. Все. Происходило. Там, где мостик - откуда я пришел - ловили его, бедолагу. Мужичка богатого. Верхового - ну или на телеге. Волокли по ложку. Молча, сосредоточенно. Волокли сюда. Оглядываюсь еще раз. Чернота. Ночь. Кратер. Почти отвесные стенки. Здесь. Конечно, здесь. Здесь все происходило. Кончалось.
Мгновение назад место казалось таким уютным...
Взбираюсь по бортику моего "кратера" наверх, высовываюсь по пояс. Справа лесок, передо мной луг. Лесок совсем черный, луг в неверном ночном освещении какой-то сине-фиолетовый. Как будто он коснулся густого звездного неба, измазался да таким и остался. Клочья тумана, как призрачные всадники, проносятся от лесочка куда-то влево и ныряют в понижение.
Смотрю вниз, на красные угли костра и на чуть заметную речку. Осторожно спускаюсь. Пора спать. Отбой.

День третий
Непростое это дело - описать события именно так, как ты хочешь. Факты, ориентиры в пути перечислить - это пожалуйста. Но ведь хочется рассказать не только о фактах - хочется настроения свои передать. Хочется, чтобы тот, кто это читает - все увидел. Так же увидел, как я.
Сижу вот сейчас за компьютером - и вспоминаю карикатуру. Некто за машинкой. Писатель, очевидно. Над ним муза парит. С лирой, как положено. Рядом часы, на часах 9:05. Писатель - музе, недовольно: "Чем вы объясните свое сегодняшнее опоздание?"
А задача у меня в день третий такая. Подойти к Шунуту поближе, найти речку - и там встать. В общем, несложная задача. Если не приписывать этим местам, где я шел в прошлый раз, каких-то особых мистических повадок. И скажу пока что по секрету: ничего особенного в этот день не произойдет.
Завтракаю (эх, картошечка...!) Сворачиваю свой мини-лагерь, поднимаюсь из Разбойничьего ложка и иду по кромке поля на запад, к речке Медяковке. Жарко. С утра идти опять как-то тяжело. Ну да, за вчерашний день я, конечно, натопался. Да еще насекомые налетели. И остановиться хочется, и нельзя останавливаться, совсем сжирают. Впрочем, скоро поля кончаются, захожу в лесок. Тут "кусючей нечисти" меньше, да и солнце не так печет. Идти приходится где по лесу напрямик, где по полянкам. Полянки заросли высоченной травой, а внизу под травой - то поваленные жерди, то рытвины. Была бы дорога в подходящую сторону! Да ладно - дорога. Прицепиться бы к какой-нибудь просеке, там хоть тропка обычно идет. Местные-то, конечно, знают, как тут ходить. Они эдак вот напрямую не ломятся. Но в точности сопоставить свой путь с тем, что советовал мне вчерашний собеседник, не выходит. И уж сруб найти ("где они всегда отдыхают") - это, государи мои, вообще из области фантастики.
Долго ли, коротко ли - выхожу к речке. Ну или - к ручью. Течет себе прямо по темному ельнику, без всякой долины, без просвета в зелени. С двадцати метров его и не заметишь. Это Медяковка. Рядом, вроде, должна идти дорога? Вот эти вот незаметные колеи? Ну пусть они будут - дорога. Удивительно вкусная вода. Развожу костерчик и полчаса сижу просто так.
Да, к Медяковке я в тот раз тоже выходил. С левого берега. И ниже по течению. Значит, тогда я прошел западнее. Значит, именно сейчас начнутся места, которые меня так смущают. Что ж, вперед, к победе над смущением.
Если бы я шел по всей туристской науке, если бы пытался ориентироваться прежде всего по карте - несладко бы мне тут пришлось. Действительно, местность для ориентирования неудобная. Идешь по лесу, привязываешься к просекам - просеки неожиданно пропадают, иногда вместе с лесом. Идешь по открытому месту - все время норовят обмануть тебя дорожки-тропки, идущие почти как надо, но потом все больше и больше сворачивающие туда, куда не надо совсем (чаще - вправо). Выдерживаю общее направление на северо-запад. Иногда в просветах появляется мрачный каменный зуб, в окружении двух других, поменьше, - уточняю прицел на него. Где-то тут я в тот раз и прошел. Может быть, я даже узнал это место.
Мысли крутятся по кругу, так же петляют, как и здешние тропки. Что же тут такого сложного? Идти неудобно? Да. Ориентироваться трудно? В общем, тоже верно. Ладно хоть компас не крутит, залежей железа тут нет. Впрочем, погода ясная. Компас почти не нужен. Не попадается ручьев, даже незначительных... В общем-то, направления ясны и без них.
А откуда такое ощущение неуюта, неправильности какой-то? Это я сам себе сочинил? Возможно... Голову посещает диковатая мысль. Будь тут ручей, он бы тоже запутался, куда течь. Запетлял бы, потом впал бы сам в себя - и мотался бы по кругу. Пока не закипел бы от бестолковой злобы.
Почему-то от этой мысли становится легче. Для закрепления эффекта пытаюсь процитировать себе что-нибудь, подходящее к случаю, из классиков. "Не бойся уклониться от Праведного Пути. То, от чего можно уклониться - не есть Праведный Путь". Конфуций сказал. Спец по Праведным Путям. Мне тут как раз кстати эта наука.
...Лес кончился, вырубки тоже. Пошла какая-то низина, поросшая где кустами, где высокой травой. Очередная тропинка уверенно ведет меня на запад. И... внезапно обрывается. Совсем. Все, кто ее протоптал, вот в этом самом месте, где я стою, либо вознеслись на небо, либо провалились в направлении противоположном. А мне куда? Пару минут стою. Нет, со мной ничего не происходит.
Передо мной теперь широченная поляна, трава по пояс, если не выше. Что там под травой, каков грунт? Не болото ли? А впереди, метрах в трехстах, поперек тянется полоска густой зелени. Наверное, ручей. Намечаю направление строго произвольное (на вершину понравившегося мне кустика поприметней), и осторожно вступаю в волны травы. Идти довольно-таки неудобно, но ничего страшного. Поболтавшись в волнах травяных, выхожу к полосе кустов, к ручью. А вот и он - сруб. Реконструировать мои эмоции предоставляю любезному читателю.
После ручья... Как бы это сформулировать? Местность по виду не меняется, но нрав у нее помаленьку налаживается. Снова вырубки, дальше - серьезный хвойный лес.
Неожиданно выхожу на пересечение двух просек - и понимаю, что "заколдованное место" позади. Правая просека идет чуть вниз, левая (что на запад), кажется, вдали уже лезет на предгорья Шунута. Туда я пока не хочу, я пока - много южнее, чем надо. Как работает интуиция ориентировщика? Можно ли этому научить? Научиться? Скоро вон GPSы у всех будут, и все, что я пишу, будет ценно только как исторический пример. Так? Да нет, не так.
Я иду по просеке на север, я ни в чем не сомневаюсь. Рядом сухое русло весеннего потока. Где-то он обязательно впадет в живой ручеек, и - можно будет присматривать место для стоянки. Можно и дальше пройти, но найду ли я там дальше воду? Дальше где-то начнется подъем, и там ручьев уже, скорее всего, не будет.
Очередная метаморфоза рельефа и растительности. Высокие деревья уступают место какому-то игрушечному ельнику, одновременно светлому и темному, просторному и тесному. Под ногами вместо твердой земли или неверной болотистой почвы - нечто гулкое и возмутительно неправильное. Впечатление такое: на дощатые леса положили слой ДВП, сверху прикрыли бутафорским ковром, имитирующим мох. Да-да, и еще впечатление, совершенно четкое: поверхность земли здесь на полметра-метр выше, чем на самом деле надо. Отчего так? От этой странной гулкости при каждом шаге?
Если бы я увидел такой "лес" в театре, то сказал бы, что декорации сделаны неудачно. Но тут - приходится верить неведомым постановщикам. Вся суть в том, что это подсохшая и как бы мумифицированная болотина. М-да, не провалиться бы.
Ручей опять появляется вовремя. Он течет в глубоченном каньоне. Если воду из него набирать, то (продолжая театральную тему) тут бы люк присмотреть, куда Мефистофели всякие проваливаются. Вот туда бы и по воду нырять.
Времени - часов шесть. Становлюсь тут. Вышло в результате, что сегодня лагерем и ужином я занялся непривычно рано. Перед обычным "первым блюдом" - салатик из лука, молодой картошечки и подсолнечного масла. Еще с какой-то зеленью, кажется. Потом пытаюсь слушать приемник. Быстро надоедает. Остаток вечера провожу, прислушиваясь к звукам из подполья. Полное ощущение, что палатка стоит на втором этаже.

День четвертый
Шунут. Центр тяжести всего похода. Это будет сегодня! Не денешься ты от меня никуда.
С утра все как обычно. Завтрак, сборы лагеря - и на запад. Норов местности как будто повторяет вчерашние мои испытания, но в миниатюре. Бутафорский лесок неожиданно кончается - и снова идут полосы леса и вырубок. Подряд, но неритмично как-то. Немножко странно: разве я не вышел к четкому повышению, к предгорьям Коноваловского увала? Если б ставить мне оценку по ориентированию за вчерашний день, то, наверно, не фонтан был бы. Может, четверка с минусом. Хотя что я так уж собой недоволен? Вышел куда надо. Не петлял. Сруб вон нашел. А это ведь даже не пятерка, это серьезнее. ...Но почему местность опять идет вниз? И снова - ручей поперек дороги?
В любом случае - сесть, рюкзак скинуть. Если ручьям на пути не радоваться - кого-то там (ТАМ?) можно и прогневать. Отдохнем, помедитируем над картой... Примерно ясно. Здесь на карте видны два истока речки с красивым названием Ик. Я был у восточного, а это - западный. Можно ли было разобраться в этом вчера? Ну вообще-то и про второй мост через Ревду все можно было угадать. Если сосредоточиться.
Снова набираю воды под пробочку. Хочется напиться этой водой впрок, но вот этого делать нельзя. На подъеме будет тяжело.
А подъем - вот он, наконец-то. Теперь с ориентированием почти никаких проблем, залез-таки я Шунуту на край подошвы. Теперь - вверх, и не ошибешься. Правда, осталась еще задача, про которую не надо забывать. После подъема надо попасть к центральному скальному выходу, желательно не промахнуться. А как это сделать? Внимательным быть, местность слушать.
Подъем. Крутой. Напрямик, без просек и троп. Густющие заросли. Все это трещит, цепляется за рюкзак, словно норовит куда-то утащить. Вниз, наверно. От цели прочь. Сапоги проскальзывают по траве. Вот этого удовольствия будет мне на полдня, без элементов разнообразия. Да, где-то на трети подъема я пересек дорогу к знаменитой Платониде. (Платонида, сказочная избушка, ориентир и легенда, осталась южнее, туда я не иду.) А в остальном - почти без всяких событий, просто подъем. Упорный, "лошадиный", как спортсмены иногда выражаются. И о чем же тут писать?
Первый раз я собрался написать книгу лет в семь. Читать любил. Читал много. Подумал тогда, что писать еще интереснее. Общий замысел даже помню: что-то вроде путевых заметок воображаемых путешественников, как они изучают знакомые мне места. Материала было много: не только свой двор и соседние, но и пригороды, где я уже бывал... Помню, между прочим, такое свое наблюдение тех лет. Когда читаешь книжку для детей - читать интересно. Берешь из шкафа книжку для взрослых, читаешь - вроде, и понятно все (казалось) - но неинтересно. Так что, когда моя затея во что-то там начала воплощаться, и когда я перечитывал получившееся - пришел к выводу, что получается у меня книжка для взрослых. По этому критерию. Рукопись не сохранилась. Но, как вспоминаю, в основном там было так: "Они пришли к ... Потом они пошли дальше, вышли к ..., и увидели ..."
Здесь беда такая же. Излагаю я в общем-то все подряд. К занимательности как особой цели вроде не стремлюсь. Рядом с компьютером сейчас карта лежит, для точности. Но я и так все помню. Путевые заметки интересны всегда? Нет, конечно. Первое, что должно быть - сам тот "путь", о котором позже будут "заметки", должен быть интересен самому путнику. Автору. Должен держать его внимание, как детектив. Как чудесное виденье. Как кошмар. (Нужное подчеркнуть или вписать.) Тогда, глядишь, через твое описание и другим передастся то же настроение.
Так что о подъеме я сообщу следующее. На всем его протяжении я сосредоточенно работал руками-ногами и занят был собой. Полдня. Может быть, я многого интересного не увидел. Не тем занят был.
Но любой подъем когда-нибудь кончается. Либо достижением вершины, либо приходом решения, что нафиг оно нужно. Когда норму по паханию склона и проламыванию кустов я сдал, открылась-таки мне первая вершинка Шунута. Вспомогательная, так сказать. От трех главных зубов она отстоит на восток. Как передовой пост. (Кто, мол, идет?) Вышел я на нее, похвастаюсь, с точностью до десятка метров. Прямо передо мной подъем вдруг "отогнулся назад", и через минуту я оказался на бугорке, немного похожем на "настоящую" вершину горы. Небольшой пятачок с выходом скал, на нем деревьев нет. Но совсем рядом - деревья, их вершины значительно выше моего уровня. Так что обзора - почти никакого. Жаль, хотелось бы уточнить направление.
Ладно, немного посидеть - и дальше, через седлообразное понижение, к самому главному зубцу, который 726. Осталось-то не больше километра, и почти без набора высоты.
Иду на запад (и чуть к северу), немного снижаюсь, и... Никакого седла не вижу. Передо мной РОВНОЕ МЕСТО. Такое ровное, будто я там, внизу, на утренней стоянке.
До сих пор не понимаю, как это вышло. Карта своим узором горизонталей четко обозначает, что и как: после спуска должен немедленно начаться следующий подъем, а по бокам должно быть четко вниз и туда, и сюда.
Идти вдруг становится очень тяжело. Это реакция на бестолковость (мою, карты, ситуации)? В голове крутятся самые фантастические варианты объяснения. Может, я не в центре Шунута, а много южнее (севернее)? И тогда никаких вершин мне не видать, надо скорей переваливать на запад, вниз, выходить к истокам Серги? А где они, если я не там, где думаю? Или все же поискать вершину? До вечера время пока есть... Или вниз? Вниз?! Но ведь и низа нет?! Ничего нет! Ровное место, и все тут! Может, я ВООБЩЕ не туда вышел? (Тогда я до такого фазиса не дошел, но представьте себе ради упражнения: идете вы себе по карте, и вдруг выясняется, что вы вообще непонятно где. НЕ ТАМ. Все не так, нет дорог, нет рек... Через несколько дней выходите, допустим, в населенку, а там говорят на непонятном языке. Ваши действия?)
Так или иначе, не оставаться же на высоте ночевать без воды (а полуторку я практически выдул на подъеме), надо идти дальше. В таких вот настроениях я умудрился провести не меньше получаса. Вроде бы, я продолжал идти в нужную сторону. На запад. Медленно, постоянно продираясь через буйную по-тропически растительность. Попытался вспомнить про свое "правило ходового дня" (смотри день первый), но настрой был не тот. Убедить себя и переломить ситуацию все не удавалось.
В какой же момент все исправилось? Кажется, сначала я уловил-таки небольшой наклон местности. Вон там справа - повыше. Туда! И совсем скоро мой путь пересекла грунтовая дорога. Даже скорее не дорога, а след проехавшего автомобиля. УАЗика, наверно. Но след очень убедительный, вся трава прижата к земле, и наконец-то можно идти широким шагом, не разгребая траву и не рискуя запнуться за палки.
По дороге - немного влево! (Почему? А не знаю, тут во мне уже что-то включилось.) Через пару сот метров выхожу на полянку. И вот он, главный скальный зубец! Передо мной. Мир опять поменял смысл. Кажется, кто-то тут недавно чуть не паниковал? Это не ко мне.
Теперь я, конечно же, знаю, что делать. Дойти до скалы. Снять рюкзак. Снять сапоги, перелезть в кроссовки. Не забыть поблагодарить какие-то там силы (воинствующие атеисты могут придумать другую формулировку). Все складывается как надо. Посидеть, отдышаться, ноги помассировать. Да, мышцы забиты, гудят - а мне сейчас понадобится ловкость и точность.
Центральное мероприятие всего похода. Подъем на скальную вершину Шунута. Вообще, скалолазание в одиночном походе - это немножко авантюра. Когда пишут всяческие наставления по туризму, всегда рекомендуют на скалы не лазить, в полости не спускаться и теде и тепе, ЕСЛИ нет возможности оказать или вызвать помощь. А одиночный поход - как раз тот случай. Если в группе появился пострадавший, то тем самым все исполнители ролей уже заняты.
Значит, буду осторожен до предела. Пройтись мысленным "лучом" по рукам-ногам и по всему телу. Все хорошо, все будет работать? Не подведет? Проверить одежду, обувь. При движении не забывать правило трех точек. Наметить глазами трассу. И - пошел!
Твердая земля остается внизу. Перед самым носом рывками плывет вниз скала. Все больше ветра, все больше объема кругом. Вот я уже выше вершин деревьев... Не отвлекаться, головой потом повертишь! От вершины этой башенки перебраться вон к той, повыше. Так, здесь можно встать в рост и пройти. Еще немного, еще несколько метров...
...Я стою на самой вершине, на небольшой площадочке. Ветер. Вечернее солнце. С востока и запада - обрыв, на север и на юг, понижаясь, уходит что-то вроде хребта динозавра. Подо мной, метрах в двадцати-тридцати, шумят вершины сосен. Подальше - еще несколько скальных зубцов, пониже. Море леса кругом. До самого горизонта. Не видно ни крыш, ни дорог. Никаких признаков жилья. Я - один. Я, солнце, ветер, скала. Проверяю мобильник. Нет, слишком далеко. Зачем-то включаю приемник. Местные новости сообщают какую-то пошлость про нашего Е-буржского градоначальника, не стоящую того, чтоб тут ее пересказывать. Стою молча, пытаюсь запомнить этот вид, напитаться объемом и ветром. Кажется, я устал, проголодался - в меру - и вспотел сверх всякой меры. Но об этом - позже.
Спуск - снова быть внимательным, не торопиться. Все примерно то же, в обратном порядке. Вот он, мой рюкзак. Снова в сапоги. Снова на запад.
Спускаюсь с хребта по давешней дороге, протоптанной УАЗиком. Она ведет на юг, потом на юго-запад. Почти как мне надо. Западный склон Шунута совсем не похож на места, из которых я пришел только что. Раньше я тут не был. И мало кто бывал тут из "классических" туристов. Там ходят, дорогой на Платониду. И назад идут.
Теперь моя задача (как всегда в конце дня) - найти речку. А дорога, спустившись до уровня подошвы горы, сворачивает на юг. Спасибо! - и я отцепляюсь от дороги. Иду дальше на запад, в понижение. По всем признакам - вода должна быть уже рядом. Если она вообще тут есть. Самый-самый исток речушки, а месяц такой маловодный. Откуда тут вообще быть воде, хватает ли ее рекам? Если б я был сантехником, отвечающим за местное водоснабжение, практиковал бы отключения в такую погоду. До чего же я все-таки вспотел, извините. До чего же пить хочется.
Вот я уже иду по высохшему болоту, понижаться дальше просто некуда. Прошел, кажется, несколько сот метров, в надежде подсечь текущую воду. Попадаются отдельные ямки, борозды, немного похожие на русло - в них сухо. Совсем. Неужели придется идти вниз по течению? Это невесело, это совсем невесело. Вот уже и дальний борт этой поймы виден впереди. Березки и сосны. Там явное повышение. Если я выйду туда, речного русла не встретив, это будет значить, что ЗДЕСЬ воды нет.
А речка прижалась к левой стеночке этого гигантского корыта. В прятки играть надумала. Это ты - Серга? Русло шириной метра полтора. Когда с водой получше, оно, наверно, заполнено на всю ширину. Ну а сейчас бежит себе ручеек... С чем бы сравнить? Из доброй колонки, из пожарного крана вполсилы - вот столько же воды примерно.
Первое, что я делаю, сняв рюкзак - раздеваюсь догола и кидаю всю одежду в реку, придавив камнями. Сапоги тоже. Потом ложусь в русло лицом вниз и пью воду, по-звериному. Потом уже развожу костер, нагреваю котелок воды и моюсь. Старательно, с мылом, по мойдодыровым наставлениям. Только потом - ужин. После ужина, в сумерках, заканчиваю постирушки и одеваюсь в запасное. Грязи от меня - вся река ниже серо-бурая. Надеюсь, там никто жаждущий-страждущий к реке больше не выходил. Некому, некому. Один я тут такой.
И уже совсем вечером не торопясь пью сверхплановый чай со сладостями. А ночью в моей палатке слышен голос текущей воды.

День пятый
Вначале было болото. Лежало оно от Шунута к югу. Да и поныне там же лежит. И вытекают из него четыре речки. В болото же не втекает ничего. Ибо оно есть начало всему. (Реки в болота никогда не впадают? Бывает, но редко.) На север из болота течет Серга. На юг течет Большой Шунут, и впадает оный в реку Бардым. Сам же Бардым начало берет южнее. На запад течет Ревдель. Ревдель впадает в Бардым же, Бардым впадает в Сергу. Серга впадает в Уфу, Уфа впадает в Белую, Белая же в Каму, Кама - в Волгу. Волга впадает в Каспийское море. Каспийское море ж не впадает никуда. Ибо нефиг. Рекам положено впадать, а морям нет. Так уж повелось как-то.
А на восток течет речка Ик, читателю уже представленная. Она впадает в Ревду (в узкой полосе к востоку от Шунута течь больше некуда, впадай куда дают!). Ревда впадает в Чусовую, Чусовая в Каму. То есть впадает-таки туда же, но гораздо выше, чем Белая. Так вот выходит, что две капельки воды из одного болота могут встретиться очень нескоро.
Вот эту картину мне сегодня, в день пятый, предстоит как-то прояснить для себя. Перевести из абстрактного знания в опыт ног и глаз. Нет, до Каспийского моря не пойду. "Отыщи всему начало, и ты многое поймешь" (Козьма Прутков). А скажите, все-таки вам не кажется странным вот эта привычная вещь? Лежит себе болотце на небольшой территории. Течет из него речка, течет и течет. А болото все не кончается. Болото можно обойти, убедиться, что никакого тут обмана - ничего не впадает, и трубы никакой. Откуда вода?
Пойдя от истоков Серги на юго-запад, я обогну рекотворящее болото и выйду к дороге от Шунута на Старик-камень. По ней пройду к истоку речки Ревдель, и мой дальнейший путь на сегодня - вдоль нее. С ней. До впадения в Бардым. Карта обещает там деревню Ревдель. Что за деревня, что меня в ней ждет? Колодец, ларек... Как в Лавровке? Пока не дойду - не узнаю.
День начинаю эффектным прыжком через Сергу, прямо с рюкзаком. Не замочив сапог. Поднимаюсь из того пониженьица, где речка вчера от меня пряталась, в лесок посветлее и около часа иду на юго-запад. А вот широкая просека, "пожарная". На юг. Мне, пожалуй, по направлению подходит. Жарко на просеке... Сбавляю темп. Тем более, кусты идти мешают. А это ведь не простые кусты. Это малинник пошел. Да какой!
Кое-где малина уже собрана. И по кустам читаются следы того, что недавно тут кто-то был, пробил проход. Совсем недавно, пожалуй. Идти полегче. Еще турист? Вдруг замечаю какой-то отпечаток на участке голой глины. След. Занятно это бывает - проследить путь рождения мысли с самого начала, когда она еще контролем сознания не проштампована. Вот увидел мельком впереди след. Собачий, как показалось. Первая мысль: если только собака, без хозяина, то как же она малину собирала, да еще на такой высоте? Вторая мысль: а почему собачий след не в том масштабе на печать выведен, кто ошибся? Ведь это, пожалуй, 4:1, не меньше. Подхожу ближе. Да, след-таки не собачий. Ставлю поверх мой 44-й сапог - а два крайних когтя следа хорошо так торчат из-под него, влево и вправо...
Вон кто, значит, малиной лакомился и дорогу мне в кустах пробивал. Ну что же, Хозяин... Ты меня, конечно, слышал. Не надумал со мной встречаться? Шума сам не любишь? Ну и ладненько. Малины нам обоим хватит, ракетница у меня на месте. Все просто замечательно!
Выхожу на укатанную дорогу. Все верно, дорога - где надо. Теперь отдохнуть, карту еще раз повертеть. Оглянуться на кусты, что за шорох там? Ветерок это, ветерок... Дорога (совершенно прямая) чуть снижается в направлении на запад, а во-он там, в полукилометре, виден чуть заметный перелом. И дальше дорога уже идет чуть вверх. Значит, исток р.Ревдель - как раз там и есть. Туда и пойдем.
Реку часто сравнивают с жизнью. Да, метафора выходит благодарная. Так же определен путь и направление, так же есть Начало и Конец. Так же можно усмотреть в речном пути периоды, как и в пути жизненном. Робкое детство ручейка, перекаты юности, энергия зрелости, спокойствие ближе к завершению. Спокойствие разное, правда. У кого - болото, у кого - мощь и мудрость... А как видит реку капелька воды? Думает, что она - река и есть? Если реку воспринимать именно так, то и дальше ведь все так и выходит. Пусть ты - капелька, тогда ты видишь эти этапы как единственно возможные. Необходимые. (Буквально: НЕ-ОБХОДИМЫЕ!) Ты обречен грустить о невозвратимом прошлом, или загадывать о неведомом будущем, или удивляться неуловимости настоящего. А вот прикоснуться хотя бы к соседним капелькам и через них осознать реку целиком? Это ты умеешь? Не дано это тебе, как правило.
Можешь задуматься и о водном круговороте. Да-да, капелька не исчезает. Капелька вернется! Чтобы приложить это к себе, достаточно песни Высоцкого "Хорошую религию придумали индусы". Хотя - сейчас доступны источники, которые помогут тебе сорвать крышу гораздо результативнее. Так что же это такое, теория реинкарнации: убежище для трусливых эстетов или первый шаг к мудрости? Не знаете? Тогда вот вам другая тема. Капелька утечет вниз, и следующая утечет - а река все там же. Завершилась она - или нет? Не забыть об этом подумать.
Хорошо философствуется, когда идешь по дороге под горку. На автомате просто. И идется, и философствуется. Вот я почти на месте, в понижении. Влево ушла дорога сенокосного вида. У ее начала - столб с табличкой. Кажется, здесь что-то кому-то запрещено. Ну то есть прочитать я за древностью сооружения ничего не могу, но судя по уверенности, с которой этот столб вкопан... А где же речка-то? Тут должна быть. Вот под дорогой проложена труба. Заглядываю. Следов воды практически нет, только почва темная и сыроватая на вид. Вспоминаю карту. Ну да, голубая линия начинается миллиметра за два до того, как пересечь дорогу. Это значит метров четыреста. А время сухое, маловодное. Да, она и есть. Ревдель. Во младенчестве. Кстати: точно ли, что Ревдель - слово женского рода? Не знаю вот, у кого уточнить. Если окажется, что нет - у меня дальше логика построения немного пострадает. Хотя не так это и важно.
Сворачиваю с хорошей дороги влево, иду по сенокосным колеям. Вместе с будущей рекой. На юго-запад. Идти в этом месте легко и хорошо. Перелески, просторные поляны. Земля ровная и твердая. Речка-младенец бежит где-то рядом, упрятанная под темными кустами. Через полчасика сворачиваю к ней - проведать. О, она уже вполне заметна! Хоть и совсем она пока тоненькой ниточкой, но бутылку воды набрать в ней при некоторой ловкости уже можно. Как же так? Ведь никаких притоков не было? С моей стороны - точно не было.
В детстве мне кто-то из товарищей говорил: "Вот представляешь, найти бы самый исток реки! Ну хоть вот этой, нашей. Мы могли бы ее открывать-закрывать, когда хотим. Камень какой-нибудь к самому истоку приваливать. А все бы удивлялись!" Тогда я понимал, что это не получилось бы. Исток-то исток, а как со всеми остальными притоками? Наверное, кто-то мне уже объяснил тогда: исток - это условность. И я это хорошо понял.
Сейчас я это понимаю уже не так хорошо. Если река получает имя в самых верховьях, еще ниточкой... Тогда ведь вся вода, которая появится в реке дальше - не та вода, не ее вода! Но ЧТО же тогда есть река, чему (кому?) дано имя?
Кстати, человеку тоже рискованно представлять, что его тело - это он и есть. Тело, говорят специалисты, лет через 5-7 сменится полностью. И что?
Так почему же река на всем своем пути зовется одинаково? Потому что река - это не сумма ее воды. Река - это прежде всего идея реки. Так, вроде бы, выходит по одному из философских течений (каков каламбур).
Километры моего шагания поступают в нужном темпе. С этим можно не переживать. Дорога меж тем помаленьку удаляется от речки влево. А вот это мне не очень хорошо. Дело вот в чем. Где-то скоро Ревдель сделает эдакую лопатообразную петлю в несколько километров, "лопатой" направленную на юг. И потом уже резко повернет к западу, к Бардыму. К финалу. Так вот, эту "лопату" с севера как бы спрямляет, замыкает хорошая дорога. Надежная, судя по карте. Лесовозная, наверно. На нее бы мне и выйти, и по ней уйти вправо. Выписывать "лопату" пешком никакого резона мне нет.
И вот какое тут еще затруднение. В моей, в левой стороне "лопаты" дорога эта (на которую я целюсь) выходит к реке, а дальше, еще левее, за мостом - то ли вообще теряется, то ли превращается в так-себе-проселок. С лесовозными дорогами такое бывает. Так что если я пойду по восточному берегу, да еще не по самому берегу, а чуть в отдалении - я рискую дорогу не заметить и ушлепать дальше на юг. Выходит, лучше мне перейти на правый берег. Спускаюсь к руслу... А тут ведь уже можно не бутылку, а ведро наполнить. Не младенец, нет. Уже резвая девчонка.
По правому берегу движение мое что-то не задалось. У самой речки, в мокром понижении и цепких кустах идти неудобно. Выше? Там кусты отступают, начинаются поля. Поля... Дальше от реки они помаленьку идут на взгорок, и там вдали где-то замыкаются опушкой леса. Целюсь идти по краю поля. Там обычно идет хоть какая-то дорожка. Есть дорожка? Хм... Не то, чтобы ее совсем не было, но...
В общем, на несчастные 3-4 километра (по генеральному курсу) ушла у меня добрая пара часов ходового времени и немало сил. Ну да ничего, работаем-работаем.
Слева угадывается вершина горы Никуличевой. Красиво выбегают сосны на край горы! Вдали от склона, на плоской вершине они стоят дружненькой толпой, а вперед, на самый обзор выскочили только самые смелые. По этой горе можно сориентироваться - пока она южнее, пока она больше впереди, чем слева - я до дороги еще не дошел. А я все выбираю, где тут идти, черт возьми. И по самому краю полей-лугов, и чуть срезая, и чуть углубляясь в полосу густой растительности, которая все прячет реку от кого-то. Иногда спускаюсь к самой речке - ого, да она уже выглядит почти серьезно. А притоков так ведь и не было. Крупный приток, судя по карте, будет вот там - перед горой, слева. Кто-то мне даже говорил, что как раз та река и есть Ревдель, а это - малая (малый?) Ревдель. Приток. Это бы, конечно, поменяло кое-что в моих философствованиях. Но другие объясняли наоборот. А на большинстве карт ясности нет вообще, обе эти ниточки просто не подписаны. Так что не знаю достоверно. В любом случае - "Карта - не территория"...
Наконец, попадается мне колея не очень накатанная, но прямо-таки излучающая уверенность. Она совсем не похожа на те дорожки, которые петляли по краю поля, впадая сами в себя и пропадая без предупреждения. Пусть это пока еще не та дорога. Но все же по ней я быстро пройду этот неудобный участок! Так и вышло.
Вот наконец и она, дорога, та самая, на которую я целился. Прямая, как стрела. И судя по всему, в этом походе больше упражнений с бездорожьем не будет. Сижу на бревнышке, перевожу дух. Сапоги можно поменять на кроссовки. Легче будет.
Значит, мне - на запад. Туда, к слиянию рек. К деревне. Ревдель отправляется петлей на юг, встретимся мы с ней во-он там, у моста, километра через три. А дальше?
Приятно все-таки шагать по укатанной грунтовой дороге! По глуши шагать тоже хорошо, но норму по глуши и одиночеству я пока выполнил. И избыточные философствования - наверно, отсюда же, от глуши. Намолчался. Надо бы больше рассказывать о самой местности, она того заслуживает. И эту пятую тетрадь от отступлений очищать. И все-таки: почему река на всем протяжении зовется одинаково? Жители так договорились когда-то? Может быть... Да, на всякий случай: река - это не ее вода. Может быть, река - это ее русло? Тогда, по аналогии, человек - это его одежда. Или кровать. Или гроб.
Впереди угадывается понижение. Дорога напружинивается и готовится нырнуть в речную долину. Вон тот поворот дороги - это наверно выход к мосту? Да, вот он - мост. А река... Это другая река! Сонная, ленивая тетя. Резвость и прозрачность пропали, как не было их никогда. Зато тут уже можно и на резиновой лодке идти, пожалуй.
Это и в самом деле другая река? Нет, по карте - без вариантов. Здесь просто негде быть другим рекам. Ну что же... Не захотел я прослеживать всю "лопату", спрямил? Когда там, по науке, количество в качество переходит? При накоплении достаточного числа факторов? Точно! Очень верно подмечено. Недостаточное число факторов должного эффекта ну никак не произведет, истинно говорю вам. (К людям, к людям пора выходить!) Кстати, про спрямление петли - замечают умные люди, что в воспитании такое бывает. Вот не видел ты, допустим, пацана три летних месяца. Всего три...
Еще несколько километров протопать по дороге, и я выйду к Бардыму. Река Ревдель теперь где-то справа, много ниже уровня дороги. Иногда в просветах леса открываются симпатичные виды на ее долину. Вода не видна, но угадывается где-то там, дальше вниз. В водном походе таких видов - полный набор. Каждый вечер. Сидишь, рядом брюхо перевернутой байдарки, а внизу - река. И она, хоть и молчит там и на глаза не показывается - а все время зовет тебя дальше. Путь указывает. Обозначает.
Солнце, уже по-закатному красноватое, светит почти в лицо и готовится сесть за Бардымский хребет, место подбирает. С какой высоты солнцу пора готовиться к посадке? Чтоб не угодить куда-нибудь не туда? Кстати, как оно не путается, куда садиться каждый раз? Пока я шел эти дни - садилось оно за Уфалейский хребет, за Шунут - теперь вот надо садиться ему за Бардымский. Впервые.
Скоро завершится путь речки Ревдель. С пропуском той петельки-лопатки мы с ней уложились в неполный день. Кто она сейчас по возрасту и самоощущению? Помнит ли она, как я из нее бутылочку воды набирал? Обозвал вот я ее зрелой тетей. Может, зря? Может, в горах (даже в наших), при начале рек - все мы тут юны? Ну а Бардым - тот, конечно, добрый мОлодец. В расцвете сил. Я его еще не видел, но по карте уже ясно. Дорога переваливает через повышение и выводит меня... куда?
Немыслимо красивое место. Долины рек, встретившись, образовали огромную чашу неправильной овальной формы, заполненную косым светом и легким ветерком. Вон он, Бардым. Впереди и влево, внизу, у дальнего края чаши. В тени хребта. И там вот, между двумя мостами, Ревдель затихает и в нем растворяется. Окрестные горы сбежались посмотреть, как там у рек все сложится. Светлые безлесные склоны со всех сторон. Глядят. Молча. Особенно хороша высокая поляна справа, полого обращенная на юг - частью ко мне, частью дальше, к центру чаши и еще дальше, к тому берегу Бардыма, и за него куда-то. В этом освещении сочная зеленая трава на ней отсвечивает ярко-розовым. Почему жилье ставили у слияния большой реки с рекой поменьше? Может, токи какой-нибудь модной нынче энергии, встретившись и завихрившись, давали силу Духу места?
Дорога уходит вниз и яркой желтоватой полоской перечеркивает чашу по дну, выбегая к двум мостам. А потом - ныряет в лес на том берегу Бардыма. Где же деревня, где дома? Если не тут, то правее, за тем возвышением им самый резон быть. Увижу. Еще немного пройду, и вид откроется полностью. Но почему так тихо?
Десяток домов без глаз. Улица. Бывшая улица. Крапива по пояс. Дальше - еще улица. Бывшие огороды когда-то подступали к наклонной поляне, которая мне так глянулась издалека. Наверно, там - на поляне - когда-то игрища устраивали, хороводы. Вижу, без всяких усилий вижу. Поднимались туда посидеть, покушать. Девки хороводы водили. Представляю, визжали порой так, что вот оттуда - с реки - слышно было. А если из района кто ехал - видели издалека. Махали ему.
Время заката. Я стою перед мертвой деревней. Как уходили бывшие? Последние? ...Порыкивает Зил-157. Вот тут, на дороге. Бабоньки-и! Собираемся! В район, в район. Хватит в медвежьем углу-то сидеть. Пожили тута - и будет. В Серги! Танцы-телевизор! Промтовары всякие, да не один магазин. Много!
Нет. Не было никакого Зила, веселых бабонек тем более. Тихие старушки. Вот за этими окнами, где теперь слепые дыры. Старушки - не те ли самые, что ходили на поляну хороводы водить? Здесь, в этих вот домах. А вокруг окон прибавлялось все больше трещинок, и они все больше походили на старческие глаза, и окна еще были живыми и добрыми. А они, последние, жили именно здесь, с видом на дорогу. Никак иначе. Тихие... Все тише с каждым годом. Как они уходили? ...Где последняя?
Я стою перед мертвой деревней. От дороги до первых домов метров 60-70. Я НЕ ХОЧУ ПОДХОДИТЬ БЛИЖЕ.
Солнце наконец-то село. Снизу дышит холодом. Пора выбирать место стоянки. Вниз, к мостам. Вон там, на том берегу Бардыма, пройду немного повыше. С полкилометра. Ближе у населенки стоять не принято. У деревень стоять не принято. Мало ли, вдруг придут местные...
Внизу уже совсем прохладно. Бардым быстро и бесшумно ныряет под мост, дохнув на меня свежестью мест, где он был, а я не был. Останавливаюсь на мосту, прислушиваюсь. А вот если бы сейчас, в быстром и бесшумном речном потоке - байдарочники - из-за того поворота? Подходящая речка, да вот с заброской были бы им проблемы. Ведь там выше - никого. Поворачиваюсь и иду дальше. Слово "никого" как-то нехорошо звенит в груди еще секунду. Как голос в темном колодце.
Теперь - вдоль реки, влево. По террасе у берега бегут чуть заметные колеи. Найти место долго не удается. Вся пойма как-то хаотично занята кустами, а между ними притаились мокрые понижения. В сумерках блуждать по этому лабиринту непросто. Повыше надо, повыше. От реки подальше.
Набрав воды в "раздвижную" канистру, отхожу от реки метров на сто. Выбираюсь из поймы наверх, к соснячку. Вот здесь, обломав трескучие сухие ветки (на костер пойдут), сразу пристраиваю палатку. Последняя ночевка в этом походе. Крайняя, поправит авиатор.
После ужина отхожу от костра и усаживаюсь на обрывчик, свесив ноги в пойму. Внизу, за полосой кустов, неслышно скользит Бардым. За ним, дальше и чуть влево, в ночном освещении смутно угадывается дорога. Вон оттуда я появился и впервые на эти края взглянул. Выше - хороводная поляна. Теперь она призрачно-белая. Это луна? Не помню сейчас насчет луны. Видимо, да, была луна. Поляна теперь смотрит прямо на меня. Чуть ниже с трудом различаю что-то темное, непонятной формы. Что это...? Скелеты крыш. А там, на поляне, повыше - что такое? Движение? Откуда? Неслышно скользят белесые тени. Вниз, к деревне. Туман. Конечно же, это туман.

День шестой, завершающий
Сегодня - палатку складывать поаккуратнее. И встряхнуть перед этим как следует, мусор вытрясти. Лежать теперь палатке без употребления подольше. Не знаю сколько, но подольше. Но уж не до следующего лета, конечно, этого я не допущу. Рюкзак тоже скоро отдохнет. Хотя у него по дороге жизнь и так легчала. Провизию я почти всю подчистил, осталось - так, почти НЗ. Так что не ворчи, пузатенький мой.
Когда я планировал этот поход... Да я его, в сущности, не планировал как следует. Карту взял, прицелился, километры-дни-консервы примерно подсчитал, да и все. Но все же, когда я делал самые общие наметки, была мысль - не пойти ли дальше, на Сергу в районе Оленьих Ручьев. Это значило бы: сейчас не на северо-запад, а на запад прямо, через лес и хребтиночку. К знаменитой пещере Дружба, к другим хорошим местам. Но нет: я туда не собираюсь. Впечатлений пока хватит, да и время кончается. До другого раза.
Сборы закончены. Рюкзак стоит у сосенки, лямками ко мне. Ждет, пузатенький, когда ж он снова на моей спине поедет. Оглядываю место своей завершающей стоянки. Молодой и густой трескучий соснячок. Рядом, под обрывчиком - долина Бардыма. Ярко-зеленые кусты там кажутся осязаемо влажными, а здесь, повыше, утренняя роса уже не ощущается. Вперед, в Нижние Серги! К финишу. Ну - и домой... ЧТО я сейчас думаю о том, что походик кончается? ...Вот вчера вечером, если б я был не один, были бы об этом разговоры. Почти наверняка были бы. И с технических итогов похода перешли бы мы на тему "что вообще было, чего ждали". Потом и на традиционное "да, все кончается...". Ну а потом, если гитара, и если... Ну да, если походные кружки назначены стопками, кто-то спел бы "Прикосновение к земле" Визбора. Обязательно так? Да нет... Но типично. Хорошо в компании. И одному хорошо. Ну а у меня вчера мысли были заняты совсем другим. А сейчас - нет, сейчас так тем более не думается. Если ты - капелька в реке, то при финише реки - ждут тебя перемены? Да. Бардым сегодня впадет в Сергу.
Иду по самому краю лесочка, уворачиваюсь от сухих веток. Выхожу к дороге, как раз туда, где был вчера. Где вчера свернул на поиски места привала. Бросаю взгляд на мост. Бардым все так же бесшумно ныряет под него. Ныряет с каким-то упругим, веселым напором. Да, байдарочная речка. По духу. Деревни отсюда не видно. Бывшей деревни. Она левее, за этим вот выступом леса. Поляна (та самая? как она непохожа! как изменилась при этом освещении) сверкает ярко-зеленой травой. Ориентиров на ней никаких.
Дальше! Дорога от моста, пыльная и торная, потихоньку петляет по склону. Да, надежная дорога. Такая не затеряется при всем желании. Вскоре дорога вливается в другую, совсем уж серьезную. Тут наверняка лесовозы ездят регулярно. Мне направо, на северо-запад, вниз по течению реки. К финишу.
Идти по дороге - легко и весело? Это я про вчерашний день писал. Идти по дороге утомительно и скучновато. С учетом того, сколько мне топать до выхода в населенку. Жарко, солнце уже высоко. И пыльно на дороге, пыльно... Никакие авантюры уже не ждут, впереди город. Вот такая дорога и будет тянуться километров двадцать...
Навстречу с ревом пронесся лесовоз с длиннющим прицепом. Пустой. Ну что же, и обратно поедут. А пока - ровным шагом вперед, ать-два. Дорога широкими волнами ныряет вверх-вниз. По сторонам - лес, желто-рыжий от пыли. Да, пыли у меня из-под ног - как от мотоцикла. Достаю приемничек, настраиваюсь на что-то бодрящее. Идти становится повеселее, даже в горку. Иду и обдумываю, как местность укладывается у меня в голове, со всеми воспоминаниями, со всеми видами (нет, даже не обдумываю, а как-то... принимаю для себя, что ли).
Сзади шум. Отхожу на обочину. Да, это лесовоз - в нужную сторону. Ну что же, будут и следующие? Будут. А пока - дальше, под музыку. Основными ориентирами в пути у меня наверно будут ежечасные новости по радио? Ну и головой вертеть, конечно...
Подхожу к вершинке очередного подъема. Жарко! Замедляю шаг. Покараулить-таки попутную машину? Если что, лесовозу тут останавливаться удобнее всего: трогаться будет под горку. А вот и он там в низинке, следующий. Чудище, а не машина. Изрыгает облако гари, взревывает и лезет на подъем. Машу рукой. Чудище, глухо рыкнув, останавливаентся рядом со мной. Запах горячего железа, солярки, пыли и черт знает чего еще. Бревен на горбу чудища - примерно до середины неба. Как они весело сверкают желтым среди зелено-бурых конструкций этого монстра! Даже странно, что сквозь всю эту гарь и солярку явно угадывается запах свежей смолы.
В кабине двое, шофер и дядька постарше. Бригадир какой-нибудь.
-Возьмете?
-Поместишься? Ну залезай. Рюкзак - вон туда давай, на площадку. Штурмую чудищево подножие (от капота пышет жаром), дотягиваюсь до площадки. Усаживаюсь. Давно я на сиденьях не сидел. Как-то даже отвык.
...Взревывает мотор - и вот я уже смотрю на дорогу совсем по-другому. Из кабины. А мужики разговорчивые. Места эти любят. И гордятся, кажется. Иногда показывают, куда смотреть. Да-а... Виды тут впечатляющие. Лес иногда расступается, и направо в понижение, в долину Бардыма, открываются великолепные панорамы. Ну да я-то и не такое видел в пути!
-Ну так ты в Серги, да? На автобус? А откуда идешь? ...О-о-о... (Тут обычные в этих случаях разговоры. Откуда сам, что в эти места собрался, где еще бывал, да давно ли ходишь...)
-А что ты один идешь?
-Да так вышло... А что, опасно тут у вас?
-Да нет, что ты! Тут у нас хорошо, природный парк и все такое. Многие специально приезжают! (Мужики чуть не обижаются.)
-А все же зря ты один идешь, зря. Вот недавно пошла группа - так все пропали! А ты вообще один.
С разговорами подъезжаем к Нижним Сергам. И всего-то час - с таким вот мотором! Пересекаем Бардым по крепкому мостику. Чудище смолкает на лесном складе (или как там все это называется - краны, пилы, бревен до горизонта, шум-гром-скрип - и запах смолы, за который все остальное простить можно). Я благодарю чудищевых повелителей, стаскиваю рюкзак с площадки, прыгаю вниз. Ищу выход из этого древесного царства. Пора идти на автостанцию - и пора придумывать какую-нибудь мысль для завершения сего повествования.
Тут я уже не чувствую себя на маршруте. Все! Город! И дальнейшие впечатления уже не выстроены логикой пути, идут через запятую. Прежде всего - Серга, вот она передо мной. Река серьезная. Чуть бы повыше вода стояла - тут можно не только на байдарках, а и на моторках вовсю гонять. На нескольких, в разные стороны. Да, как же это я Сергу перескочил одним махом... вчера утром, да? Ладно хоть не догадался камнем ее заткнуть в самых истоках. Как бы они тут жили?
А солнышко-то, солнышко! Виды вокруг какие симпатичные, хоть и цивилизация! На том берегу, почти прямо передо мной, приметный утес. Высшая точка местности, если смотреть отсюда, с низинки. И прямо на утесе, почти напротив устья Бардыма - корпуса санатория. Перед ними на поляне воздвигнута так называемая пирамида Голода. Нормализует она что-то там, благодаря совершенно особым углам между гранями. Надо ж таким дерзким быть. Эдакое вот - еще и нормализовывать. Голову свою в пирамиду засунь, товарищ Голод. Интересно, какой эффект будет. Если прекратишь фигней страдать - значит, действует. Нормализует.
Перехожу Сергу по мосту. Вот железная дорога. Ветка Дружинино-Атиг-Серги-Михайловск, и дальше, до Бакала. К этой "железке" отношение у туристов особое. Эта ветка - что-то вроде неодушевленного друга семьи для всех, кто тут бывает. Станция. Крохотная совсем. Правила посещения природного парка "Оленьи Ручьи" со стилизованным оленем наверху. Лавочка на перроне. Можно посидеть, поправить рюкзак, воды отхлебнуть из бутыли. Парой слов с дежурной перекинуться. Хорошо бы отсюда поехать на поезде. Но поезд только вечером.
А вот и главная улица. Вся в зелени и в одноэтажных домиках. Мимо катится пустой автобус. Притормаживает, сигналит. Хочет подвезти. Ну вот просто - сам хочет! Спасибо, у меня пока первоочередная задача другая: вон в том магазинчике... ведь должно же быть пиво? Про то, как пьется пиво после такого вот недельного броска, да в жару - это отдельно можно писать. А когда банка уже полупустая, но еще холодная... Прижать ее к лицу, поводить туда-сюда. Охладиться. Жарко, жарко... Но что это за звук? Откуда? Что это трещит? Это моя недельная борода, оказывается, царапает по краю жестянки. А банка - резонирует.
Автостанция. Пойти посмотреть расписание... Что такое? Опять тот же автобус?! Опять рвется подвезти. Ну и славно, теперь я готов. Ведь вторая банка - в кармане штормовки. Прямо в Екатеринбург? Замечательно.
Я располагаюсь на первом сиденье справа. На пару с верным своим рюкзаком. Обзор - великолепный. Кроме меня, в автобус садится еще человека три-четыре. Впрочем, по дороге они все выйдут, останусь я один. Трогаемся. С ревом лезем вверх (впрочем, куда там автобусу тягаться с чудищем моим давешним). Взбираемся куда-то на крутой прибрежный взгорок, улочки остаются внизу. Справа открывается симпатичный вид на пруд. Дурацкая мысль: вот я сапоги мыл в Серге, так не запакостил ли я им этот пруд? Ведь на всю реку страшно было смотреть после меня-то! Как же теперь местные будут с этим прудом жить? Хотя - ведь там же еще один пруд выше есть, Верхнесергинский... Вот уж там-то, наверно, беда...
Водитель замечает мою ухмылку в зеркало.
-Турист? (А то не видно!) По лесам ходил? Молодец! А что один? Так вышло? Не-е, напрасно ты это. Один не ходи! Я вот слышал - тут недавно случай был. Пошла группа... В последний момент успеваю спросить его о чем-то другом.
Жалко эту группу, уже до слез жалко. Везде пропадала. И не по одному разу. Хотя... хотя бывает на маршруте всякое. Если пойдете вот так же... В общем, будьте благоразумны. Не легкомысленничайте сверх меры. Но и не бойтесь. При правильном расчете и правильном отношении к делу - вон, даже автобусы в нужное время сами выскакивают и в руки сами идут. Не говоря уж о дорогах и речках.
Собственно, вот и все. Я сижу и смотрю в лобовое стекло на бегущий асфальт впереди и на лес по сторонам. Можно включить мобильник. Можно подвести итог мероприятия.
Впрочем, какой такой итог? Было у меня несколько вариантов концовки, где лиричность, глубокомысленность и назидательность присутствовали в разных пропорциях... Ни один из них в чистовой текст не войдет. Сами додумывайте, зачем вам мои оценки?!
Ну а я? Вот сейчас, когда я еду в пустом автобусе и смотрю на бегущую дорогу... Нет. Вот сейчас, когда я сижу за клавиатурой, а рядом разложена карта тех мест... Которое - сейчас? Да я ведь уже объяснял это, в теме о реках и жизни. Это - не мероприятие, оно не кончилось, и итогов не будет. Это часть моего мира. Куда девается река, когда она уже впала куда положено?
А вам было интересно, хоть немного? Значит, это часть и вашего мира. Присоединяйтесь! Сколько еще таких мест...

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 elena, 09.07.2004
очень-очень-очень хочется пообщаться с Дмитрием Мельниковым!!!!! E-mail kleveelena@yandex.ru
 Варя, 30.08.2004
Сочувствую, но я бы тоже с вами, уважаемый скиталец, с интересом познакомилась. Сколько вам лет? А я ещё из разряда тех двадцатилетних козлоногих... Да. А здесь затем, что не могу больше в городе сидеть, совсем задушил он меня. И собралась я в поход. И всё бы хорошо, но так и не нашлось попутчиков. Друзья все хоть по одному разу, но перебывали на природе, а я не могла тогда, работала. А теперь и время поджимает, и физически чувствую, что батарейка уже в кредит работает... А ведь впереди ещё долгая зима, и осень... Уже не разгуляешься, да и дела всякие в сентябре, не уедешь дальше выходных.
Вот с такими мыслями я и залезла сюда пеший маршрутик искать. А одна не ушла уже. Боязно всё-таки. Я ведь девчонка, 22 года... Не знаю. Может, решусь остаться после выходных на те пару дней, которые бонусом к августу прилагаются... А друзья мои в город отправятся.
Спасибо вам за доброту и сердечность ваших слов. Так просто и душевно, что так как-то хорошо становится...
Ладно. До завтра найти хоть что-то, а то придётся просто в электричку садиться, и думать по ходу...
Всего вам доброго, Дима!
 Виталий, 30.06.2008
Автор этого рассказа ушёл из жизни.
 Александр, 28.09.2008
Как это "ушел из жизни"? что случилось?
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100