Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS



Отчет о пеше-водном путешествии по Тибету (р. Янзцы - р. Дзечу - р. Дзачу) команды спелеоклуба "Барьер" в составе 4 человек с 15 июля по 21 сентября 2003 года

Руководитель: Сельвачев А. Ю. (Москва)

Отчет из библиотеки Московского городского туристского клуба №6032

Содержание:
  1. Идея путешествия;
  2. Состав группы;
  3. Описание района путешествия;
  4. Нитка маршрута, сроки путешествия;
  5. Общий график движения;
  6. Подъезд к маршруту. Город Москва – город Голмуд;
  7. Пересечение пустыни около города Голмуд. Обход поста китайской полиции;
  8. Сплав по реке Янцзы;
  9. Пеший переход с реки Янцзы на реку Дзечу;
  10. Первопрохождение реки Дзечу. Сплав по реке Дзачу до города Чамдо;
  11. Соображения о сплаве по Меконгу;
  12. Автопробег из города Чамдо до Ласы, столицы Тибета;
  13. Отъезд из Тибета. Ласа – Москва;
  14. Самые интересные объекты на маршруте;
  15. Итоги и рекомендации;
  16. Общественное снаряжение;
  17. Карты, средства навигации и прочие документы;
  18. Продуктовая раскладка;
  19. Аптека и косметика;
  20. Особенности личного снаряжения;
  21. Литературные приложения:
    1. Москва – Голмуд;
    2. Обход поста;
    3. Партизанскими тропами;
    4. Янцзы;
    5. Как мы Янцзы потеряли;
    6. Как мы тибетца учили расстояние мерить
Идея путешествия

Основными приоритетами при выборе маршрута были интересный район и интересная река, желательно с возможностью для первопрохождений. На Тибет выбор пал из-за его крайне редкой посещаемости и уникального мистического ореола. И, забегая вперед, скажу, что выбор этот оказался удивительно удачным.

В Тибете очень мало дорог, а те, что есть, очень плохи и постоянно ремонтируются. Удаленные от дорог районы Тибета так же мало обжиты, как наши сибирские приполярные территории. Сравнение тем более уместно, поскольку обширные площади северного Тибета покрыты высокогорной тундрой с лежащей под ней вечной мерзлотой. Их труднодоступность усугубляется финансовым фактором, ведь по китайским законам иностранцы должны платить очень весомые суммы за посещение этих районов. Например, путешествуя к верховьям Меконга, американская команда платила в 99 году по 5000$ с человека только за разрешения. Если иностранец не имеет соответствующего разрешения, он облагается штрафом и депортируется за пределы Тибета.

Самым логичным способом оказаться вдалеке от дорог нам представлялся сплав по реке. Но мы не могли позволить себе покупать разрешения, равно как и арендовать транспорт (яков или вездеходы) для подъезда к интересующему нас участку реки. Поэтому сплав нужно было начинать непосредственно от дороги. Существовало несколько вариантов начала маршрута. Мы в конце концов остановились на сплаве по Янцзы от пересечения ее с трассой Голмуд-Ласа. Этот вариант предполагал обход только одного поста внутренних войск КНР и самое короткое время от проникновения на закрытую территорию до начала сплава.

В качестве средства сплава был выбран сверхлегкий катамаран-четверка производства "Красного Солнышка". Его малый вес был для нас несомненным преимуществом, однако он имел небольшой объем и выглядел довольно хлипким. Как показала жизнь, катамаран успешно выдержал все испытания водой и камнями.

Во время сплава по Янцзы нам не нужно было бояться встречи с public security (название китайской полиции), поскольку около 500 км от трассы Голмуд-Ласа на реке нет ни одного населенного пункта и ни одна дорога ее не пересекает. Основной на этом участке интерес для нас представляла природа – мы имели очень слабое понятие о его климате, характере реки, флоре и фауне. Кроме того, мы надеялись на встречи с тибетцами-кочевниками.

Мы планировали доплыть по Янцзы до обжитых территорий за 10-14 дней. Но уж раз забравшись так далеко от дома и потратив на заброску 10 дней, было бы совершенно нерационально поворачивать домой. На 60-километровой карте логично выглядел пеший переход с Янцзы к одному из истоков Меконга. "Связка Янцзы-Меконг" звучала очень заманчиво! Этот вариант был оставлен в качестве рабочего, а полученные незадолго до отъезда советские генштабовские 2-километровки подтвердили его возможность. Однако мы были совершенно незнакомы с районом, и поэтому рассматривали несколько равновероятных вариантов переброски – на разные истоки Меконга. Куда удастся попасть – будет ясно на месте. У нас были координаты порогов на главном истоке Меконга – Дзачу, и не было никакой информации по его второму истоку – реке Дзечу. Судя по данным американцев, ведущих статистику первопрохождений в Тибете, Дзачу был впервые пройден командой японцев в 99 году, а Дзечу не ходил никто.

На местности оказалось, что единственная приемлемая для нас дорога лежит через перевал к самому истоку Дзечу. Переход стал жемчужиной похода – так много мы встретили по пути достопримечательностей, созданных природой и людьми.

Затем мы совершили первопрохождение реки Дзечу – от истока до слияния с Дзачу, всего около 250 км. Дзечу оказалась интересной и разнообразной, и точно соотвествовала верхнему пределу для нашего судна. Первые 70 км Дзечу – малорасходная, очень быстрая, но несложная слаломная речка. Затем около 40 км она течет в узких головокружительной высоты каньонах, изобилующих "точками невозвращения" - скальными сужениями, которые можно пройти только в одну сторону. Во многих местах из каньона нельзя выбраться, так как береговая полка ограничена сверху вертикальной стеной. Это добавляет сплаву пикантности. Затем довольно долго река течет без мощных порогов и набирает воду. В конце этого участва она прорывается сквозь горную гряду мощнейшим порогом "Жемчужина Дзечу", и дальше идет веселый несложный сплав по большой воде до слиянием с Дзачу.

По Дзачу мы плыть не собирались, но пришлось, поскольку дороги вдоль берега не оказалось. 70 километров по Дзачу до города Чамдо – сплав по очень и очень большой реке. Большая вода создавала непредвиденные и иногда опасные ситуации, никто из нас раньше не видел сплавных рек такого расхода.

После антистапеля в Чамдо мы планировали посещение еще нескольких районов Тибета, в первую очередь его столицы Ласы. Также хотелось попасть в Нари – западный Тибет, проехать по западно-тибетской дороге и вернуться домой через г.Кашгар, перевал Торугарт, г.Нарын и г.Бишкек. Однако наше слабое представление о тибетских трассах и общее опоздание на маршруте привело к тому, что мы смогли добраться только до Ласы, а затем вернулись домой через г.Голмуд – почти тем же путем, что и заезжали в Тибет. Единственная разница – нам удалось проехать пустыней Такла-Макан и посетить буддийский город-оазис Дунгуан.

Путешествие заняло два месяца, но оказалось столь насыщенным и разнообразным, что пролетело, как один день.

Состав группы

Фамилия И.О. Год рожд. Должность в команде Экспедиционный опыт
1. Сельвачев Александр Юрьевич 1975 Руководитель 05.2003: Водный поход на реку Дзорагет (Армения); 12.2001, 08.2002: Две экспедиции по исследованию ледовых пещер ледника Иныльчек (Центральный Тянь-Шань); 02.2002: Спелеоэкспедиция в пещеру Снежная (Абхазия)
2. Акользин Алексей Викторович 1974 Завхоз 12.2002-01.2003: Восхождения на вершины Илиниса Северная, Котопахи и Чимборасо (Эквадор); 07-08.2002: Водный поход по рекам Чилик и Чарын (Северный Тянь-Шань), затем экспедиция к ледовым пещерам ледника Иныльчек (Центральный Тянь-Шань); 11.2001: Восхождение на вершину El Pico de Orizaba (Мексика)
3. Железов Роман Владимирович 1981 Реммастер 02.2002: Спелеоэкспедиция в пещеру Снежная (Абхазия); 10.2002: Спелео-археологическая экспедиция на остров Сокотра (Йемен); Более 30000 км автостопа.
4. Ермаков Тихон Александрович 1980 Затейник 02.2000, 10.2000: Съемки фильма "Погружение" в пещере Майской (Западный Кавказ); 05.2000: Водный поход по рекам Малая Лаба и Уруштен (Западный Кавказ); 07-08.2002: Водный поход по рекам Чилик и Чарын (Северный Тянь-Шань)

Как видно из таблицы, виды и география экспедиций очень разнообразны у всех участников. Благодаря этому команда получилась универсальной и с честью выходила из любых непредвиденных обстоятельств. А хорошая коммуникабельность и закаленная в экспедициях нервная система каждого члена группы позволила нам жить вместе без существенных трений 2 месяца.

Описание района путешествия

Район проведения экспедиции – западная и центральная части Тибетского нагорья. Тибетское нагорье, в свою очередь, находится на территории КНР. Согласно административному делению, Тибетское нагорье заключает в себе Тибетский Автономный Округ и части провинций Цинхай и Сычуань.

Ландшафты западного Тибета очень разнообразны. Высокогорные тундры, высокогорные степи, хвойное, лиственное и смешанное редколесье, субтропические леса. Равнины, горные цепи, плато и глубокие узкие каньоны – есть все. Трудно придумать, чего там нет. Наверное, нет только моря, но песчаные пляжи тем не менее есть. Пейзаж меняется по мере движения с севера на юг. Если на севере плато на высоте 4500-5000м, скудная флора и фауна, то на юге высота меньше, часты вертикальные скальные стены, заросли кустарника и даже леса. В лесах сначала появляются грибы и ягоды – подосиновики, сыроежки, земляника, смородина. А затем пиявки и лианы.

Климат сильно разнится в зависимости от широты и высоты местности. Общим свойством является его переменчивость, вообще свойственная для горных районов. Везде севернее Ласы лето короткое и нежаркое, а зима длинная и нехолодная. Для высокогорных равнин свойственны сильные холодные грозы, крупный град.

На больших высотах развито скотоводство. Пастухи-кочевники гонят огромные стада овец и яков с места на место. При этом тибетцы переносят свою юрту, а печку оставляют на месте – можно в совершеннейшей глуши увидеть торчащую из земли печку. Печки эти топятся ячьим навозом.

На меньших высотах тибетцы живут оседлыми деревнями и выращивают на вырезанных в склонах гор терассах ячмень и другие культуры. Эти деревни очень красивы. Еще ниже и южнее растут фрукты – яблоки, груши, мандарины.

Единственной религией, распостраненной среди тибетцев, является тибетский буддизм, или ламаизм. Эта религия отличается крайним миролюбием и терпимостью. Поэтому тибетцы – добрый и спокойный народ. Многие – очень гостеприимны. Единственный институт образования в сельской местности – тибетские монастыри. Вместе со знаниями монахам прививают там любовь к ближнему. С монахами общаться проще и приятнее всего. Тибетский монах всегда накормит, напоит и обогреет. Некоторые монахи знают английский язык.

В настоящее время в Тибете кроме тибетцев живут еще и китайцы. Причем их, похоже, уже больше, чем коренных жителей. Своими коммунистическими поселениями китайцы разрушают культуру Тибета. Там, где живут китайцы, тибетцы выполняют разную грязную работу. Китайские беленые коробки смотрятся неприятно и вульгарно рядом с исконно-тибетскими деревянными хижинами. Соседство это, впрочем, длится недолго. Скоро хижины пропадают. К счастью, китайцы селятся только вблизи от автодорог и никогда – в глуши. Поэтому есть еще возможность наблюдать в Тибете нетронутую тибетскую культуру. Сейчас китайцы активно строят дороги по всему Тибету, и скоро "настоящий" Тибет найти будет непросто. Немногочисленные города – Чамдо, Ласа, Шигадзе – давно уже стали "городами кастрированных поэтов" – музеями "старого Тибета", как его хотят видеть китайцы.

С Тибетского нагорья стекают огромные реки – Янцзы, Меконг, Инд, Ганг, Брахмапутра и другие. У каждой есть не один крупный приток, представляющий самостоятельный интерес для сплава. Как правило, в начале реки имеют небольшой уклон, поскольку текут по плато. По мере приближения к краю плато уклон возрастает и возрастает расход. Поэтому Тибет – житница сплавных рек большого расхода. Многие из них не пройдены или пройдены только частично.

Нитка маршрута, сроки путешествия

Нитка маршрута: Москва – (поезд и самолет) – Алмата – (автобус) – город Инин (Китай) – (автобус) – город Урумчи – (поезд) – город Ланчжоу – (поезд) – город Голмуд – (пешком, попутки и автобус) – село Тотохеянь – (сплав по Янцзы) – город Чжидо – (пешком) – исток реки Дзечу – (сплав по Дзечу и Дзачу) – город Чамдо – (попутки) – Ласа – (автобус) – город Голмуд – (такси) – город Дунгуан – (такси) – станция ж/д Льююань – (поезд) – город Урумчи – (автобус) – город Инин – (несколько такси) – Алмата – (поезд) – Москва.

Из Москвы группа выезжала двумя частями: Рома и Тихон 15 июля на поезде, Саша и Леша 19 июля на самолете. 21 сентября все, кроме Ромы, вернулись в Москву. Рома поехал смотреть Китай и вернулся в Москву только 26 сентября.

Заброской можно считать путь от Москвы до города Голмуд, а выброской – путь из Ласы до Москвы. Но, на наш взгляд, эти участки представляют немалый интерес, и поэтому они вынесены в "Техническое описание" как отдельные этапы экспедиции.

Никаких альтернативных вариантов заброске на Янцзы и сплаву по ней не прорабатывалось. После Янцзы, наоборот, не было основного варианта, только множество равноценных альтернатив. Выбор продолжения маршрута мы производили на местности, исходя из своих возможностей.

Общий график движения

День пути Дата Участок Км Способ передвиж. Характеристика участка
1. 15.07 Москва – Алмата 3000 поезд Едут Рома и Тихон
2. 16.07 - - - -
3. 17.07 - - - -
4. 18.07 - - - -
5. 19.07 Москва - Алмата 3000 самолет Едут Шура и Леша
6. 20.07 Разврат в Алмате - никак Посещение горного курорта Чимбулак в ожидании транспорта в Китай
7. 21.07 Алмата – Инин 350 автобус Из-за формальностей на границе автобус шел 12 часов
8. 22.07 Инин – Урумчи 500 автобус Автобус шел часов 10
9. 23.07 Урумчи – Ланчжоу 1300 поезд Поезд ходит 4 раза в день, идет 36 часов
10. 24.07 Ланчжоу – Голмуд 700 поезд Поезд ходит 1 раз в день, идет 12 часов
11. 25.07 Заброска половины груза в центр пустыни 16 пешком Пустыня – сухо и жарко. Первая ходка заняла 4.5 часа.
12. 26.07 Пересечение пустыни со второй половиной груза 20 пешком Пустыня – сухо, жарко и нет воды. Шли с разведками 9 часов.
13. 27.07 Разведка поста 40 пешком Без груза исследуем местность около поста. Заносим данные в GPS
14. 28.07 Перенос лагеря в каньон реки Голмуд 32 пешком Днем – пережидаем бурю. Ночью переносим лагерь в две ходки, обходя китайские строения по GPS
15. 29.07 Обход поста 7 пешком Днем – отсыпаемся, ночью в одну ходку обходим пост
16. 30.07 Пост – село Тотохеянь 350 попутки По шоссе Голмуд – Ласа.
17. 31.07 Стапель на Янцзы 0.7 катамаран Отходим от села, стапелимся, сплавляемся 700м до острова
18. 1.08 Сплав по Янцзы 35 катамаран Первый день сплава. Широкое русло, много проток и мелей.
19. 2.08 Сплав по Янцзы 40 катамаран Русло раздваивается. Мы уходим не в ту протоку, делаем крюк 40 км вместо 17 км по Янцзы.
20. 3.08 Сплав по Янцзы 60 катамаран Разбои и мели, но скорость реки высокая. Первый каньон.
21. 4.08 Сплав по Янцзы 70 катамаран Очень извилистое русло. Попадаются мели.
22. 5.08 Сплав по Янцзы 50 катамаран Разбои, мели. Входим во второй каньон "Скотомогильник"
23. 6.08 Сплав по Янцзы 50 катамаран 2 порога 2 кс на выходе из каньона. Появляется главное русло, но река очень извилиста
24. 7.08 Сплав по Янцзы 60 катамаран Река не меняется, придвигаются горы
25. 8.08 Сплав по Янцзы 60 катамаран Берега гористые, русло уже, но мели есть тем не менее
26. 9.08 Сплав по Янцзы 40 катамаран До полудня общаемся с тибетцами, затем выплываем. Река не меняется.
27. 10.08 Сплав по Янцзы 40 катамаран Река течет почти единым руслом, горы уже недалеко.
28. 11.08 Сплав по Янцзы. Антистапель. Город Чжидо. 25 + 30 катамаран, попутка Доплываем до цивилизации. Сильный град – сильные ощущения. На попутке в Чжидо.
29. 12.08 Дневка в Чжидо - никак Попадаем на фестиваль тибетских танцев.
30. 13.08 Выход из Чжидо 3 пешком Ищем машину до пос.Кусиньбинго, не находим, под вечер уходим из города пешком
31. 14.08 Вдоль речки Эдацюй - притока Янцзы 13.5 пешком Высота 4300, в одну ходку идти тяжело. Идем по старой дороге.
32. 15.08 Вдоль речки Эдацюй 10 Мотоциклы и пешком Дорога кончается, обрыв стены в реку, переправа на другой берег Эдацюя
33. 16.08 Вдоль речки Эдацюй 15 Пешком Обход скальных выходов, дальше глубокий и узкий каньон, в нем есть тропа
34. 17.08 Вдоль речки Эдацюй 15 Пешком Широкая долина реки, окруженная горами.
35. 18.08 Вдоль речки Эдацюй 5 Пешком Сложный каньон, тропы нет. Упираемся в стену, переправляемся на другой берег.
36. 19.08 Вдоль речки Эдацюй 16 Пешком Высота 4600. То долина, то неузкий каньон, переход вброд притоков.
37. 20.08 Перевал из долины Эдацюя в долину Дзечу 25 Пешком, Лошади Грузим груз на лошадей и доходим до стапеля на Дзечу. Перевал 5050м, с тропой.
38. 21.08 Стапель на Дзечу - Никак Стапелимся, изобретаем упоры
39. 22.08 Сплав по Дзечу до дороги Юшу-Цзадо 45 катамаран Мало воды, мало камней, большой уклон – слалом.
40. 23.08 Дневка - Сидя Леше надо выйти в интернет, он ездит в Юшу и обратно.
41. 24.08 Сплав по Дзечу 25 катамаран Первый каньон, пороги 3-5 кс.
42. 25.08 Сплав по Дзечу 15 катамаран Конец первого каньона, пороги 4 кс, второй каньон без порогов, третий каньон – сифон
43. 26.08 Обход сифона 0.2 пешком Переправа на другой берег, разбор катамарана, обнос в две ходки вещей и катамарана по противной сыпухе
44. 27.08 Сплав по Дзечу 50 катамаран Основная часть третьего каньона – пороги 4-5 кс. Дальше река постепенно упрощается
45. 28.08 Сплав по Дзечу 65 катамаран Трос под мостом. Река без порогов, но с быстрым течением
46. 29.08 Сплав по Дзечу 25 катамаран Полдня сушим камеру, подня плывем. Доплываем до красивейшего порога 6кс "Жемчужина Дзечу"
47. 30.08 Сплав по Дзечу и Дзачу 30 + 50 катамаран До слияния рек порогов почти нет, после слияния много воды – начинаются поганки и водовороты. В Дзачу очень быстрое течение.
48. 31.08 Сплав по Дзачу до Чамдо. Антистапель в Чамдо 80 катамаран Сначала только быстрое течение, затем каскад мощнейших порогов 4-5кс
49. 1.09 Попытки уехать из Чамдо в Ласу - Как только не пытались До Ласы 1000 км. Нет автобусов дальше, чем на 100 км.
50. 2.09 Нас поймала полиция - В наручниках При попытке покупки билетов на автобус до Поми за нами пришли.
51. 3.09 Высылка в Жомду. Бегство. Отделение Ромы. 120 попутки Убегаем из автобуса, куда нас посадила полиция, на попутках едем в Ласу. Ночь у аэропорта.
52. 4.09 На лесовозах в Ласу ~80 Лесовозы От аэропорта до Баши. Наихудшая дорога.
53. 5.09 На лесовозах в Ласу ~150 Лесовозы От Баши до Поми. Обход поста при луне.
54. 6.09 На лесовозах в Ласу ~150 Лесовозы От Поми до отхода дороги от реки Парлунг. Отвратительная дорога. Обход поста с пиявками.
55. 7.09 На лесовозах в Ласу ~200 Лесовозы Дорога лучше, обход нескольких постов
56. 8.09 На лесовозах в Ласу. Прибытие в Ласу. 300 Лесовозы Отличная асфальтовая дорога.
57. 9.09 Гуляние по Ласе много пешком Душ, харчевни, базар
58. 10.09 Гуляние по Ласе Много пешком Потала, Джоканг
59. 11.09 Гуляние по Ласе Еще больше пешком Монастырь Дрепунг
60. 12.09 Ласа – Голмуд 1100 автобус Хорошая дорога, местами ремонтируется. Автобус шел 40 часов.
61. 13.09 Ласа – Голмуд - - -
62. 14.09 Голмуд – Дунгуан 500 такси Через пустыню Такла-Макан. Хорошая дорога. Ехали 9 часов.
63. 15.09 Осмотр Дунгуана. Дунгуан – Льююань 100 такси Смотрим пещеры Могао и поющую Дюну. На такси за полтора часа добираемся до железной дороги. Садимся в поезд до Урумчи.
64. 16.09 Льююань – Урумчи. Урумчи – Инин 500 + 500 Поезд, автобус Из Льююаня до Урумчи ходит 6 поездов день. Поезд идет 12 часов.
65. 17.09 Инин – Алмата 350 Такси Дешевле и быстрее, чем на рейсовом автобусе
66.- 69. 18.- 21.09 Алмата – Москва 3000 Поезд -

Подъезд к маршруту. Город Москва – город Голмуд

Как мы добирались из Москвы до Алматы – писать неинтересно. Достаточно сказать, что, несмотря на отмену авиарейса компании Kyrgyz Air (никогда не имейте дела с этими прохвостами), мы все же собрались в Алмате.

Ближайший к Алмате китайский город – Инин. Туда мы добрались на автобусе Алмата-Инин. Дальше начался Китай. Основная трудность в первые дни пребывания в Китае – языковой барьер. Вывески ничего не говорят – сплошные иероглифы. Даже цифры в Китае пишутся иероглифами очень часто, хотя, слава богу, система счисления у них десятичная. Здесь вещью первоочередной важности становится хороший разговорник. Подчеркиваю – хороший. У нас был самый дешевый, изобилующий фразами типа "Что вы думаете про экономическую ситуацию в южных провинциях" и страдающий недостачей элементарных высказываний. Разговорник нужен вовсе не для того, чтобы пытаться произнести то, что там написано, а для показывания набора иероглифов сердобольным прохожим в расчете на то, что они ответят понятными жестами. Даже наше "нихао" - "здравствуйте" там понимали далеко не все.

Дальнейшее продвижение до города Голмуд в центре Китая происходило на автобусах и поездах. Автобусы выходят по расписанию, но идут произвольное время, поезда же выходят и приходят строго по расписанию. Так что, если в загашнике есть бумажка с серией вопросов "Когда поезд до...", "Продайте мне самый дешевый билет до... на поезд...", "Отвезите меня на автовокзал" и т.п., написанных на китайском языке, то путешествие становится легким и приятным. По дороге из окна можно увидеть разнообразнейшие пейзажи Китая – горы, пустыни, возделанные поля, миллионные города.

Ночевали мы в гостиницах и ночлежках. Стоимость ночи на человека – 10-20 юаней. Под открытым небом нам не давали ночевать прислужники правопорядка. Но если дотянуть до 24-00, когда они уходят, то, вероятно, можно переночевать и так.

Люди все очень добрые и отзывчивые. Кассирши нередко нянчились с нами, аки с неразумными младенцами по часу и более, стараясь правильно понять, что нам надо.

15.07. Тихон и Роман отправляются в Бишкек. Поезд Москва-Бишкек с Казанского вокзала.

18.07.  Тихон и Роман прибывают в Бишкек. Проводят ночь под памятником Ленина, куда должны прибыть Шура и Леша. Но утром оказывается, что их авиарейс отменили.

19.07. Тихон и Роман добираются до Алматы и снимают комнату на квартире у композитора. (Микроавтобусы Алмата – Бишкек курсируют каждый час. Стоимость проезда 150 сом. Курс: 130 сом = 100 рублей.)

20.07. Из Москвы в Алмату прилетают Леша и Шура. Воссоединение участников эскпедиции. Осмотр окрестностей Алматы, посещение горнолыжного курорта Чимбулак и катка Медео.

21.07. Выезжаем на автобусе Алма-Ата – Инин (отправление с автовокзала в 7.00, кроме воскресения, стоимость проезда 30$ с человека). В зависимости от времени прохода таможни автобус может идти 6-12 часов. Погранпереход находится в часе езды от Инина. В автобусе знакомимся с Ильей – энтомологом, едущим в экспедицию в китайский Тянь-Шань. Ночь проводим в дешевой гостинице (стоимость гостиницы 56 юаней на 5 человек).

22.07. Утром выезжаем на автобусе Инин – Урумчи. Стоимость около 15 долларов, отправление в 7.00. Прибываем в Урумчи и ночуем в гостинице на вокзале. (60 юаней на 4 человек).

23.07. Отправляемся из Урумчи в Ланжоу. Поезд Т70 отпр. 11.44, стоимость сидячего билета – 245 юаней. Из Урумчи в Ланчжоу ходит 4-5 поездов в день. (На обратной дороге мы нашли более удобный путь из Урумчи в Голмуд – через город Дунгуан. Для этого надо доехать на поезде до г.Льююань, затем маршруткой до Дунгуана, затем на такси до Голмуда. Существуют рейсовые автобусы Дунгуан-Голмуд, но билеты на них иностранцам не продают, поскольку автобусы проезжают через какой-то закрытый город.)

24.07. Прибываем в Ланжоу. Очень современный и приятный город, много дешевых столовых, где вкусно готовят. Есть несколько интернет-кафе. День рождения Леши. Сидим в кабаке, гуляем по городу и закачиваем на сайт сделанные фотографии. Отправляемся в Голмуд. (Поезд К427, Ланжоу – Голмуд. Отпр. 17.49, стоимость 78 юаней.)

25.07. Около 11 часов утра прибываем в Голмуд. Ж/д станция находится на юге города, южнее ее – только пустыня. На улице жарко, небо ясное. Прямо с перрона уходим с рюкзаками в пустыню. Проводник в поезде зачем-то переписал наши паспорта, и мы опасались, что уже на перроне нас будут встречать контролирующие службы. Голмуд не является закрытым городом, но местность вокруг него уже закрыта для иностранцев.

Пересечение пустыни около города Голмуд. Обход поста китайской полиции

Голмуд – один из немногочисленных китайских городов, являющихся точками въезда в Тибет. Он расположен в юго-западной части провинции Цинхай, на высоте около 2800м. Через Голмуд проходит самая лучшая дорога, ведущая в Тибет – шоссе Голмуд-Ласа. По китайским законам, Тибет является закрытой для иностранцев зоной, посещение которой требует специальных разрешений (пермитов). В 30 км южнее Голмуда на трассе находится пост, задачей которого является контроль грузов, провозимых в Тибет и отлов иностранцев-нелегалов.

Нашей целью было попасть в Тибет, не покупая пермитов. Как экстренный вариант мы рассматривали покупку пятидневного тура Голмуд – Ласа – Голмуд, который давал право на пятидневное нахождение в Тибете и только в Ласе, а стоил 200$ на человека. Основным же вариантом являлся обход поста.

При подготовке к экспедиции мы попытались собрать максимальное количество информации про этот пост. Однако не нашли ни одного упоминания про преодоление его нелегалами. Хотя про другие посты такая информация была. Это усложнило нам задачу. Вторым неприятным фактором было то, что на район Голмуда и поста мы смогли найти лишь пятикилометровую карту. По ней невозможно было понять, что же там за местность, и даже есть ли там вода.

Подъезжая к Голмуду на поезде, за окном мы увидели безводную песчаную пустыню до горизонта. Требовалось срочное принятие решения – и оно было принято. В момент остановки поезда мы выпрыгнули из него и со всей возможной скоростью устремились в пустыню. В результате на преодоление поста нам потребовалось 5 дней, хотя было запланировано 3. Но, по общему мнению команды, переход пустыни оказался одной из удач похода – было интересно и здорово.

Непосредственно обход поста был произведен в ночь с пятого на шестой день. Как выяснилось на месте, пост расположен очень грамотно. Находится он в довольно широком ущелье, рядом с левой его стеной, если смотреть из Голмуда. В сотне метрах справа от поста местность обрывается вниз в каньон реки Голмуд, имеющий совершенно отвесные стены. Все мосты (их два) через реку охраняются. Мы разведали местность левее горы, образующей левую стену ущелья. Она изобилует крутыми скальными склонами, карабкаться по которым нам с нашими 50-килограммовыми рюкзаками не представлялось возможным. Кроме того, мы не нашли там ни единого источника воды. Поэтому единственным вариантом обхода поста был проход ночью, в максимальной темноте, между постом и каньоном реки. Там мы и сделали. Через примерно километр после поста мы вышли на дорогу, прошли еще несколько километров и заночевали в песчаных отвалах справа от дороги.

После двухчасового сна мы встали, поймали 2 машины и поехали в Тотохеянь. Оказалось, что в прошлом году был построен еще один пост полиции, в 35 км от первого. Информация про него еще не успела попасть в интернет. Его мы преодолели по счастливой случайности: первую машину на посту задержать не успели, а когда остановили вторую, Шура смог убедить полицейского, что все пермиты находятся в первой.

25.07. Прибытие в Голмуд. С перрона уходим с рюкзаками на юг. Прячем лагерь в дюнах в нескольких сотнях метров за последними постройками, обнесенными забором. Похоже, это казармы. В километре на севере находится канал с чистой водой. Вечером переносим половину вещей вглубь пустыни на восемь километров. В пустыне идет дождь, но песок не намокает.

26.07. Марш 20 км через пустыню. Сначала солнце было в дымке, потом облака разошлись и стало очень жарко. Запасы воды, взятые на день, оказались недостаточными. На воду нет и намека. Все русла речек абсолютно сухие. Когда остается литр воды, выходим на "проспект" - колоссальное количество следов разных зверей, ведущих в одном направлении. Идем по нему на разведку и находим ручеек под отрицательным склоном. На него не попадает солнце. Ставим лагерь около найденного мутного (но такого желанного!) ручейка.

27.07. Утром ручеек пересыхает. Все утром собираем в гермы воду из луж, оставшихся после ручья. Шурик и Леха проводят разведку в районе поста и заносят необходимые координаты в GPS. Найден спуск в каньон реки Голмуд и место для лагеря в каньоне. Тихон, а потом Роман и Леша идут ночью за оставленными в пустыне вещами. (Ночной выход 24.00 – 4.40.) Лагерь остается в том же месте.

28.07. С утра сначала жара, потом пыльная буря. После спадения дневной жары делаем первую ходку в каньон реки Голмуд. Возвращаемся и делаем вторую ходку глубокой ночью. Обе ходки делаются строго по GPS, в обход всех китайких построек при железной дороге.

29.07. Дневка в "раю" - на берегу реки Голмуд, в каньоне. Купаемся, пакуемся, готовимся. Наслаждаемся изобилием воды. В каньон не проникают песчаные бури. Выходим в пустыню около 23 часов с полными (50 кг) рюкзаками, в полной темноте. Движемся все время по GPS. В три часа ночи под покровом тумана обходим пост и проходим несколько километров вдоль дороги. Спим два часа в спальниках возле дороги.

30.07. Через 2 часа нас будит дождь. Останавливаем пару грузовиков. На них чудом проезжаем второй незапланированный пост полиции. Они провозят нас по трассе 60 км и высаживают в "точке кормежки" - посреди голой безлюдной местности сосредоточены десятки бараков, в которых кормят проезжающих по трассе. Оттуда нас не брал ни один грузовик – боялись проблем с полицией. Садимся в рейсовый автобус Голмуд-Ласа. Он довозит нас до поселка Тотохеянь, точки начала сплава по Янцзы. Приходится заплатить 200 юаней с человека – полную стоимость билета до Ласы. Тотохеянь находится на высоте 4600м. Ночуем в гостинице без удобств даже на улице. Несмотря на свою непритязательность, она – одна из самых высокогорных гостиниц в мире!

Сплав по реке Янцзы

Янцзы – самая большая река Евразии. Река была впервые пройдена в 1986 году командой американцев под руководством Кена Уоррена. Про экспедиции на Янцзы после 1986 года у нас информации нет.

Мы сплав по Янцзы начали примерно в 70 км от ее истока, в поселке Тотохеянь, на высоте 4600м. Прошли по реке около 500 км и закончили сплав близ города Чжидо, на высоте 3900м. На всем участке сплава мы не встретили ни одной дороги, ни одного места, где стояло бы больше одного дома – этот район практически ненаселен.

Несколько сотен километров Янцзы течет по плоской до горизонта высокогорной степи. Из-за разреженного воздуха отчетливо видны горы, находящиеся в 50 км от нее. Несколько раз Янцзы прорывается сквозь горные цепи, при этом не создавая порогов, пока, наконец, горы не подходят к ней с обеих сторон. Вся верхняя Янцзы – тысячи мелких проток общей шириной несколько километров. По мере поднятия берегов протоки углубляются, река иногда собирается в одно русло. Но до самого конца сплава каждый день мы плыли по разбоям. При этом скорость течения довольно высока – 6- 10 км/ч.

Погода меняется очень часто, но из-за открытого до горизонта неба ее можно прогнозировать – грозовую тучу видно за час до того, как она прольется дождем на голову. Совсем чистого неба практически не бывает. Где-нибудь обязательно гуляют тучи. Грозовая туча, как выяснилось, может представлять серьезную опасность. Если она дождевая, то дождь совершенно ледяной. А если она грозовая, то град величиной с виноградину. На наше счастье, мы всего один раз попали под град, уже на антистапеле. Но и тогда град нас едва не покалечил.

Растительность и животный мир Янцзы небогаты. В верховьях растет только трава, водятся мыши, суслики и дикие лошади. На высоте около 4000м появляются кусты. Готовить можно только на газу или на ячьем навозе.

Людей мы встретили совсем мало. Первые 100 км признаков жилья нет совершенно. Затем встречаются отдельные юрты, по нескольку за день. Причем юрты стоят высоко на склонах гор, в нескольких километрах от реки. Редкие дома и юрты, стоящие у воды, мы старались посещать. К нам относились с некоторой опаской, видимо, не понимая, кто мы и чего нам надо. Особенно трудно было завязать общение, если в доме не было мужчины. Но, так или иначе, нам удалось войти в контакт с несколькими аборигенами и на месте познакомиться с жизнью тибетцев-скотоводов.

Участок Янцзы, который мы прошли, не представляет интереса для спортивного сплава. На нем встретилось лишь пара порогов 2-3 кс. Основными препятствиями на реке были разбои, требующие постоянного внимания и немножко ясновидения. Основная ценность пройденного нами участка – в возможности прожить несколько дней в диком высокогорном Тибете.

31.07. Стапель в Тотохеяни. Тотохеянь – грязный и неухоженный китайский поселок – пункт остановки и ночлега водителей. Мы поселились в маленькой гостинице без названия. Удобства, по китайски "цхэсуо", прямо, дословно и безо всяких технических сооружений – посреди главной улицы. Поели в ресторане с кухней, готовящей традиционные для Ланджоу блюда. Обслуживание было не на высоте. Чай впервые подали в пластиковых стаканчиках, которые размякли от температуры и заваливались набок, выплёскивая содержимое. Объяснить, что за блюдо мы хотим заказать, не удалось в очередной раз. Поели то, что наши повара сочли нужным приготовить. С рюкзаками вышли на реку, протекающую в полукилометре от гостиницы. Начали стапелиться. Это заняло остаток дня. Все солдаты и дорожные рабочие ходили смотреть, чем мы занимаемся. Выплыли уже по темноте. Проплыли меньше километра и встали лагерем на ночь на песчаном острове в разбоях великой реки.

01.08. Первый полноценный день сплава. Река расширилась и разделилась на многочисленные переплетающиеся рукава. Мы то и дело садимся на мель. От этой напасти стали спасаться гаданием в какую из проток вплывать на той или иной развилке. Угадывать получалось далеко не всегда, но чем дальше, тем чаще. Иногда все-таки приходилось пешком тащить катамаран через мели. В течении дня нас преследовал сильный холодный ветер, дувший непрерывно в спину и налетавший порывами со всех других сторон. Кроме ветра за нами гнались грозовые облака, под которыми висела дождевая пелена, шириною в километр. Заранее предугадать, снесёт ли какое дождевое облако на нас или пронесёт мимо было крайне сложно. К счастью, под дождь мы не попали, но под вечер замёрзли от сильного ветра. По мере того, как отплывали от населённых мест, домашние животные по берегам реки сменялись дикой тибетской живностью: чайками, орлами, косулями, дикими тибетскими полуослами-уланами, и чем-то маленьким рыже-бурым беспрерывно шныряющим в траве.

02.08.   Промах мимо Янцзы. Река продолжает дробиться на протоки, они занимают все пространство до горизонта. И мельчают. Но течение есть. Катамаран почти постоянно скрёбся о дно. Приходится его больше тащить, чем на нём плыть. В конце концов, притащили катамаран к огромному, но мелкому озеру. Просмотрев в бинокль береговую линию, решили, что сток из озера, располагается на противоположной к нам стороне. Два часа тащили катамаран по озеру к намеченной цели. Дно было илистым, и через шаг стаскивало с ног кроссовки. Очутившись на противоположном берегу, стали изведывать окрестности, но стока не нашли. Дальше плыть было некуда. Сверились с картами. Нашли озеро, оказалось, его диаметр – 10 км. Согласно карте оказалось, что тридцатью километрами раньше река раздвоилась! Основной рукав продолжал течение как Янцзы, другой же — заканчивался озером, на берегу которого мы и сидели. Рассмотрев карту получше, заметили, что сбоку из озера тоненькой змейкой вытекает протока и снова впадает в основное русло реки, тем самым замыкая собой большое кольцо обходного рукава, по которому мы поплыли. Длина кольца составила 40 км против 17 км по Янцзы. Протока оказалась многоводной, так что казалась продолжением озера. Но с воды разглядеть её нелегко. К вечеру по протоке мы доплыли до Янцзы. По правую сторону одиноким стражем посреди равнин на нас уже третий день взирал безымянный заснеженный пик. За время наших плутаний он успел вырасти из маленького пригорка на горизонте до внушительной горы. В лучших традициях Lonely Planet мы подарили ему имя собственное — "White Peak". Лагерь поставили на зелёном островке с многочисленными норками мышек-полёвок.

03.08. Первый каньон. С утра занимались фотоохотой на мышей. Так как островные мыши в своей жизни никогда людей не видели, то от нас не прятались и охотно позировали перед камерой. Вопреки опасениям все продукты пережили ночь без потерь, видимо, глубокие сублиматы пришлись грызунам не по вкусу. После ночи все рюкзаки в инее, в кастрюлях – лед. Река постепенно стала загибаться в сторону цепи гор и собираться в одно русло. Воды значительно прибавилось, достать до дна веслом не получалось даже при желании. С низкой посадки на катамаране Янцзы походила на море. Поднявшийся ветер поднимал волны и сдувал с них барашки, усиливая сходство. От романтического настроения и недостатка кислорода выше четырёх километров вдали попеременно мерещились то белые, то алые, то чёрные паруса с "Весёлым Роджером" на мачте. К концу дня стало очевидно, что Янцзы прорывается через горную гряду. При входе в каньон  река сужалась, ускоряясь до 9- 11 км/ч, и на этой скорости, выгибаясь то в одну, то в другую сторону, проносилась сквозь него, не теряя своего гладкого течения – ни одного порога. В каньоне на одном из поворотов мы заметили постройки тибетских животноводов и причалили к ним за культурным опытом. Нас встретили и восприняли с живым интересом, но ничем не накормили, хотя мы недвусмысленно намекали. Мы, не зная местных обычаев, решили ночевать на другом берегу. Переправились, поставили лагерь и перед сном полюбовались, как солнце садится за гору.

04.08. Охота на уток. За первую половину дня проплыли оставшуюся часть каньона и попали в долину между двух хребтов. Ширина долины – около пяти километров, река стала закладывать петли по несколько километров и снова разбиваться на рукава. Погода с утра была тёплая и солнечная. Использовалась она в основном для праздного лежания на нагревшихся баллонах катамарана, осмысления философских вопросов бытия, и постановки правильного прямого гребка и зацепа у Ромы. На склоне одного из хребтов видели в отдалении белые юрты пастухов, а у самого берега свободно пасущийся табун лошадей. Вид юрт навёл нас на мысли о еде, и мы выкинули за борт заранее запасённую рыболовную сеть. В течении многих дней после этого она волочилась у нас за кормой, но улова не принесла. Середина дня принесла похолодание и дождевой фронт, который за утро успел медленно перетечь через один из хребтов. Попали под дождь. Чтобы как-то согреться, стали гоняться на катамаране за утками. Уток на реке невероятное количество – по десятку в каждой из проток. Уток тоже не поймали ни одной, но зато согрелись и проплыли за день рекордное расстояние — 50 километров по прямой. Вечером встали лагерем напротив заснеженного пика 5700м высотой, аккурат посереди нашего пути вдоль долины. Карта показала, что как и у "White Peak", у него не было имени собственного, а только отметка высоты. Это упущение было исправлено, и пик обрёл имя "Тибетский Эльбрус". Ночью было холодно.

05.08. Каньон "Скотомогильник". Весь день погода была мерзкой – дождь и ветер. Первую его половину решали, относится ли дождь к неблагоприятным погодным явлениям или нет. После обеда вышли. Река снова уходила промеж гор. Пошли осторожней, ожидая пороги. Чем дальше заплывали в горы, тем они становились сказочней. Скалы по берегам реки казались выточенными из жёлто-бурой кости – будто смотрящие на путника сверху черепа. Изумрудная трава террасами спускалась от подножья скал к воде. Повсюду росли цветы. Все пригорки были изрыты норками сусликов и сурков. Того и гляди повстречаешь здесь степенного хоббита с курительной трубкою в руках, неспешно возвращающего к своему дому из гостей. Вскоре скалы по берегам стали смыкаться теснее, и мы подплыли к месту, где вся многоводная Янцзы уходила в десятиметровое сужение. Вылезли на скалы посмотреть, что за поворотом. Удивительно, но река продолжала всё также гладко и спокойно течь вперёд, уходя из виду за следующий поворот. Решив не упускать сказочное место для стоянки, мы остановились перед сужением на ночлег.

06.08. Первое общение с аборигенами. После нескольких изгибов каньона, горы стали расступаться, предвещая скорый выход в долину. На одном из склонов мы заметили пастухов, которые пасли овец и пепельно-серых яков. Заметив нас, пастухи начали оживлённо кричать и размахивать руками. По шуму воды определили, что впереди порог. По всей ширине реки единой линией протянулся один большой слив, образованный каменной ступенькой. Вся вода море-реки одеялом спадала через неё. У внутреннего, правого берега, к которому мы причалили, высота слива достигала полутора метров, у внешнего она была поменьше — около полуметра. На небольшом расстоянии за сливом начиналась область метровых валов, дальний конец которой заканчивался уже в долине. Мы выгребли под левый берег и на скорости прошли слив. Катамаран остановило в бочке, а Рому выбросило на раму – плохо ходить без упоров. В долине гулял ветер. Поставили парус и попытались ходить галсами по узким протокам. Получилось. На прямых участках при попутном ветре разгонялись так, что буруны разбегались из-под баллонов. В остальных случаях приходилось медленно лавировать, чтоб не вылететь на всех парусах на берег. За час до темноты увидели глиняный тибетский домик на берегу. Общая ширина лабиринта рукавов реки в том месте была около километра. Не попав изначально в нужный рукав, мы в течении часа петляли по лабиринту, а затем тащили катамаран против течения. В доме оказалась женщина с двумя детьми. Семейство было напугано нашим неожиданным появлением. Только после того как мы выклянчили вяленого мяса, масла и лепёшек, заплатив 20 юаней, и наши преимущественно гастрономические намерения стали ясны, женщина успокоилась и даже угостила нас чаем.

07.08. Рериховские виды. Утром засняли тибетский быт при солнечном освещении. Подарили младшему ребёнку, девочке лет четырёх, мягкую игрушку, лошадку. (Тибетцы почти не в чем не нуждаются, и лучше всего дарить что-то детям. Мы захватили с собой несколько мягких игрушек на этот случай.) Девочка пришла в восторг. Установили стационарно парус и снова стали закладывать галсы. Цевья двух наших весёл, трубы от которых пошли на мачту паруса, сделали из купленных в Тотохеяни деревянных черенков от лопат. Впереди долина – как на картинах Рериха. Весь день гребли, как на галере. К вечеру над головой стали собираться тучи, готовясь излиться холодным ночным дождём. Успели поставить лагерь до того, как пошёл дождь.

08.08. Второй контакт с тибетцами. По берегам реки друг друга сменяют холмы разных оттенков: зелёные, красные, светло-, темно- и просто бурые. Местность имеет более обжитой вид. Кое-где на склонах появились тропы и изгороди для скота. Стада яков, коз и овец становятся тучнее. Юрты, отсутствовавшие в предыдущий день, стали попадаться в невообразимых количествах, по одной в час. Такие изменения в хозяйственную деятельность внёс простой сброс высоты на 200 метров до отметки 4200. Погода стоит жаркая. К вечеру в одной из излучин реки на изумрудном склоне холма мы заметили сразу несколько домов. Пристали к ближайшему, из которого шёл дымок и пошли в гости к тибетцам. Из дома к нам навстречу вышел хозяин, мужчина тридцати лет отроду, о чём он нам позднее поведал, шесть раз показав пятерню. В доме мы познакомились с его женой и двумя детьми: сыном лет 8-10 и дочерью помладше. Кроме них в доме находилась непонятного возраста бабка, не сказавшая нам за вечер ни слова. Семья, как и женщина два дня назад, была немного испугана и в значительной мере удивлена нашим появлением. У северных тибетцев даже не принято называть своего имени, пока не познакомишься с человеком поближе. Разговор, как всегда, мы начали с продуктов.Съедобную часть словаря мы изучили особенно хорошо. Взаимопонимание достигалось с трудом – тибетцы плохо понимали наше произношение. Однако обстановка настороженности начала потихоньку разряжаться. Завязался нескладный разговор, большинство фраз которого служило для объяснения факта непонимания того, что говорит собеседник. За интересной беседой нас накормили вкусной похлёбкой ("момо") из мяса и толстых ломтей теста в форме квадратиков, плавающих в приправленном бульоне. Мы же показывали, как работает диктофон и налобные фонарики, все дружно хором вслух читали разговорник (к чтению тибетцы относятся очень трепетно, и при малейшей возможности стараются показать, что они умеют читать), интересовались здоровьем Далай-Ламы, крутили молитвенные барабаны и сравнивали полуметровый ритуальный тибетский нож с инфинитезимальным лешиным стропорезом. Ушли в лагерь, нагруженные продуктами. Ночью была жуткая гроза. Молнии непрерывно били в близлежащие холмы, так что в палатке было светло.

09.08. Камнеклад. Утром приходит ответная делегация тибетцев – на мотоциклах приехали жители всех окрестных домов. На чужом поле они веселые и непосредственные, как дети. Мы стараемся их развлекать – катаем на катамаране, кормим сублиматами, показываем наши вещи. Несмотря на бардак в нашем лагере, у нас ничего не пропало – тибетцы не воруют. Идем снимать их жилище на видео. В доме 2 комнаты – общая и спальня. В общей – печка, которая топится ячьим навозом, посуда и шкафы для вещей. Шкафы и потолок покрыты грубой резьбой, на них изображены буддистские сюжеты. На стенах висят портреты верховных лам. В спальне – только топчаны для спанья. На обратной дороге находим первый "камнеклад" из "мани стоунов". В траве лежит куча камней, изрезанных тибетскими буквами. На многих камнях написана мантра "Ом мане пеме хум", на некоторых более длинные надписи. Оказывается, камни вырезал хозяин дома, где мы были. Из-за затянувшегося культурного обмена снимаем лагерь и отплываем только после обеда. Наша скорость невысока из-за сильного встречного ветра. До антистапеля остается 70 км.

10.08. Погода отличная, река несет быстро. Проплываем 40 км, редко берясь за весла. Местность повышается, разбоев уже немного. Зато русло теперь выписывает немыслимые кульбиты. Расстояние между двумя точками по реке в полтора и более раза превышает расстояние между ними по прямой. Береговые скалы раскрашены в разные цвета. Самые удивительные скалы – ярко-красные, цвета венозной крови. Но когда подплываешь к ним близко, они оказываются охряными – непонятный эффект. Юрт по берегам немало – выбираем ту, что поближе к воде, и ставим напротив лагерь. Тихон и Роман идут за продуктами к тибетцам, но возвращаются ни с чем. В доме нет мужчин, а женщины боятся и не идут на контакт. Ложимся спать, поужинав вкусными Галами.

11.08.   Антистапель. Через несколько км после отплытия гора прорезана странной царапиной. Смотрим в бинокль и спорим, не дорога ли это. По берегам начинают встречаться трактора, грузовики, а потом и дороги. Мы доплыли до цивилизации. Люди высыпают на берега, машут нам руками. Один трактор даже въезжает в реку, тракторист вылезает на крышу и машет оттуда. Вдоль левого берега внезапно появляется хорошая асфальтовая дорога, по ней едут сразу несколько машин. Впереди – мост, а за ним на правом берегу – китайский поселок. За мостом зачалились и начали разбирать катамаран – такой родной! За несколько минут набегает черная туча и закрывает солнце. Мы накидываем пончо и продолжаем разбирать катамаран. Однако намерения у тучи серьезней, чем мы предполагали – из нее со страшной силой начинает хлестать град диаметром с виноградину. Любая одежда пробивается градом, помогает лишь теза. После града лето превращается в зиму – все поля и горы вокруг завалены горами белых шариков. Асфальтовое шоссе на противоположной стороне реки на наших глазах заваливает оползнями – машины проехать не могут. Мы приходим в себя, собираем рюкзаки и на попутке добираемся до Чжидо (30 км, заплатили 50 юаней за четверых). Ночуем в гостинице (25 юаней с человека).

Пеший переход с реки Янцзы на реку Дзечу

Пеший переход между долинами двух великих рек оказался, пожалуй, самым большим "куском настоящего Тибета", который повстречался нам на пути. Что неудивительно – этот горный район окружен со всех сторон тибетскими деревнями и поселками, он значительно более обжит, чем верхняя Янцзы. С другой стороны, в местах, по которым мы проходили, нет автодорог – поэтому там совершенно не чувствуется влияния китайцев. Именно там до сих пор хранятся тибетские традиции, жизненный уклад. В районе много троп, идущих вдоль рек, но летом они, как правило, непроходимы. Тропы переходят с берега на берег и используются для проезда на конях весной и осенью, когда речки можно перейти вброд. По этой причине мы встретили совсем немного людей, и тем более поразительны были встречи с многочисленными произведениями человеческих рук. Многометровые надписи на стенах, колоссальные камнеклады из тысяч и тясяч исписанных камней, простыни молитвенных флагов, вырезанные в скалах пещеры – над ними должны были трудиться сотни людей многие годы, но поблизости не было никого...

Весь путь мы проделали пешком. Вещи большую часть пути ехали у нас за плечами, 10-километровый участок недалеко от Чжидо рюкзаки проехали на мотоциклах тибетцев, и последние 25 км через перевал – на спинах лошадей.

От Чжидо мы шли вдоль реки Эдацюй – притока Янцзы до перевала (5050м) в долину Дзечу. После перевала мы около 10 км шли вдоль Дзечу, пока в ней не стало досточно воды для сплава. Большая часть пути была пройдена по тропе, но были участки, которые преодолевались лазанием по скалам или движением по руслу реки. В то же время, необходимо отметить, что на нашей карте – советской 5и-километровке – вдоль всего нашего пути была указана грунтовая дорога. Грунтовой дороги там никогда не было и быть не могло, но лошадиная тропа всегда по какому-нибудь берегу да есть.

Дорога вдоль Эдацюя вовсе не страдает однообразием. Щели каньонов сменяются просторами пастбищ, тропа то идет вдоль воды, то забирается высоко на скалы, к орлам, открывая местность на многие километры. Разнообразие ландшафтов и их неизменная живописность, на наш взгляд, делают пешие маршруты по центральному Тибету очень привлекательными для туристов. Одним серьезным недостатком этих маршрутов является их непрогнозируемость. На эту местность нет хороших карт, а в тех, что есть, много ошибок. Тем более, нет описаний. Идти туда можно в случае, если есть солидный запас времени и запас продуктов. И нужно быть готовым к тому, что придется поворачивать назад.

Населенные пункты Кусиньбинхэ и Гэма в реальной жизни не существуют, как и грунтовая дорога вдоль реки. На месте Гэма стоят несколько юрт, где мы и взяли лошадей через перевал, а Кусиньбинхэ – просто небольшое расширение долины Эдацюя без признаков жилья. Кроме юрт у Гэма, мы повстречали еще несколько юртовищ по пути.

12.08. Дневка в городе Чжидо. В эти дни в Чжидо проводится традиционный фестиваль тибетских танцев. Фестиваль совмещен с ярмаркой, которая начинается прямо за чертой города. На фестивале танцуют сотни тибетцев в национальных одеждах – яркие краски, сложные прически на головах, длинные рукава, летающие вокруг танцоров. Сначала смотреть очень интересно, потом становится скучновато – мы не можем отличить один танец от другого. На ярмарке продают в основном китайскую бижутерию, сделанную специально для тибетцев – те вставляют ее в четки, вплетают в волосы, вешают на одежду. Топится много печек, у каждой вкусно кормят. К вечеру мы возвращаемся в гостиницу, принимаемся сушить вещи. Печка топится ячьим навозом, но, тем не менее, не пахнет и хорошо прогревает комнату. Плохо, что в комнатах нет вентиляции.

13.08. Первую половину дня, поверив нашей карте, ищем машину, которая довезет нас до пос.Кусиньбинхэ. Некоторые водители соглашаются, но назначают колоссальные цены. Однако, как правило, они не знают, как туда ехать, и в конце концов отказываются от своих слов. К вечеру оставляем надежду найти машину и выходим из города пешком. Проходим 3 км и ставим лагерь на берегу прозрачного ручья около рощи деревьев, каждое из которых едва доходит до груди. Неудивительно – высота 4200м.

14.08. Выходим в 10 утра и идем вверх по реке Эдацюй – притоку Янцзы. Дорога хорошая, раньше по ней ездили машины. Теперь она обвалена в нескольких местах. Рюкзаки у нас слишком тяжелы для быстрого передвижения. Весь день с небольшими перерывами идет дождь. За день проходим лишь 13.5 км по прямой, немногим больше по дороге. Обедаем у тибетского домика. Хозяева угощают нас чаем, сыром и цампой – национальным тибетским блюдом из ячменной муки. Ночуем около нескольких юрт, стоящих рядом. Юрты большие – в каждой живет около 10 человек. Договориваемся с тибетцами о перевозе наших вещей на мотоциклах. На переговоры уходит час вечером и 2 утром.

15.08. Собираемся прокинуть вперед вещи на мотоциклах, насколько удастся. Тарификация идет по спидометру мотоцикла. Договариваемся платить каждые 10 км. Тибетцы грузят на 2 мотоцикла по 2 рюкзака, на третьем мотоцикле везут Шуру. Остальные идут пешком. В начале второй десятикилометровки дорога плавно уходит от реки, берег реки становится обрывистым. Когда мотоциклы останаливаются, оказывается, что мы в 6 км от реки. Приходится платить за возвращение к реке. В это время трое, идущие пешком, прошли мимо и перед обрывом спустились к реке. Возникла неприятная ситуация – группа разделилась и непонятно, как собраться. Однако, к вечеру трое возвращаются. По правому берегу вдоль реки пройти нельзя – прижим. Надуваем баллоны катамарана, связываем их и переправляемся на левый берег. Уже в сумерках ставим лагерь.

16.08. Начинаем день с фильтрации вещей. Выкидываем все, в чем нет жизненной необходимости – часть еды, запланированной на Меконг, часть рема, рею и растяжки для паруса. Всего оставили больше 20 кг. Иначе нельзя – идем слишком медленно, а дальше будет только хуже – высота увеличивается. Выходим хорошим темпом. Левый берег Эдацюя – плоская широкая терасса. За полтора часа доходим до прижима. Очень живописный участок – мы назвали эти скалы "ворота Андуина". Тропа ведет на высокую скалу, доминирующую над местностью, а потом вниз, к реке. На скалах живет множество огромных орлов – они следят за нами издалека. После "ворот Андуина" - следующая терасса, за ней – узкий каньон, но в него уходит хорошая лошадиная тропа. Остаток дня идем по каньону, куда совершенно не проникает солнце. К вечеру доходим до каменного завала на реке. Похоже, это место пользуется популярностью у местного населения – по стенам завала натянуты молитвенные флаги, сами стены изрезаны огромными надписями на тибетском. По завалу тропа переходит на другой берег, и мы вместе с ней. Пройдя немного вперед, на противоположном берегу замечаем объект поклонения тибетцев – немного облагороженная пещера в стене каньона с замощенной площадкой перед ней. Вокруг нее особенно много флагов и надписей. Возможно, в пещере живет или жил какой-то буддистский святой. Мы по серпантину спускаемся в долину и ставим лагерь. В километре впереди стоят юрты. Ночью палатку принимается бодать як – приходится его отгонять камнями.

17.08. Выходим в 11 и идем вверх по долине. Хорошая тропа по правому берегу, почти все время идет у воды. Погода стоит жаркая. Через 10 км доходим до левого притока Эдацюя. По первоначальному плану мы должны были идти по левому берегу и уйти вверх по этому притоку к притоку Дзачу. Но стало очевидно, что для переправы через Эдацюй нужно снова собирать катамаран. Кроме того, неясно, есть ли там хоть какая-нибудь тропа. На карте нарисован пунктир, но мы уже убедились, как карта может ошибаться. Часовой военный совет за перекусом решает идти дальше вдоль Эдацюя. Теперь мы идем на Дзечу. Через 5 км Будда укрепляет нас в нашем намерении – мы находим огромный "камнеклад". Тысячи камней с выгравированными молитвами, сложенные вместе, с единым композиционным замыслом. Размеры "камнеклада" - 30 на 10 метров. До ближайшей юрты – 10 км. Лагерь ставим немного дальше – перед правым притоком Эдацюя. Эдацюй выше по течению обжат впечатляющим каньоном. Не понятно, как сквозь него протискивается река.

18.08. Проходим сложный каньон. Человеческой тропы нет. Постоянные наборы высоты, затем сбросы. Иногда приходится возвращаться и искать новый путь. Тропы по другому берегу тоже не видно. В одном месте пришлось идти в распоре над горным ручьем. Это – ключевой участок китайской грунтовки. Глубина ущелья – сотни метров, на многих участках скалы отвесные. Похоже, осенне-весенняя тропа идет по руслу реки. После обеда упираемся в скалу – дальше по правому берегу пути нет. На противоположном берегу видим выходящую из воды тропу. Приходится переправляться на другой берег на связанных баллонах. Тропа отходит от реки и обходит скалы по широкой дуге. Затем возвращается к реке. Не доходя до реки, ставим лагерь. За весь день пройдено 5100 метров по прямой.

19.08. Высота 4600. Утром идет снег. Выходим в 12, когда снег прекращается. Рядом с лагерем находим огромный и старый "камнеклад" - примерно 100 на 100 метров – самый большой из встреченных нами в Тибете. Он очень старый – камни замшелые, надписи на некоторых уже читаются с трудом. После "камнеклада" начинается хорошая тропа по нашему левому берегу. В некоторых местах ее ширина достигает метра и более. Похоже, по ней гоняют яков. Вскоре видим и пасущихся яков. Эдацюй здесь уже так мал, что его можно перейти вброд. Переходим вслед за тропой на правый берег. Теперь правый берег – широкая терасса. К вечеру доходим до юрт. Очень гостеприимные хозяева – подносят нам рюкзаки и силой тащат к себе в гости. Там кормят настоящим момо из яка, цампой и сыром. Засыпаем, удовлетворенные желудочно. До перевала по прямой – 8 км.

20.08. Берем напрокат двух лошадей и проводника (договорились 15 км = 400 юаней, около 50$). Благодаря лошадям, мы выиграли день пути. Путь на перевал простой, сам перевал пологий. Его высота – 5050м. До перевала погода хорошая, после него начинается дождь, который идет до самого вечера. Идем вниз сначала пологими терассами, потом начинаются каньоны. Местами лошадей приходится вести прямо по реке в узком каньоне. Вода сверху, вода снизу, а по бокам – две стены. Опять выходим на терассы. Проходим мимо нескольких глиняных печек – здесь ставятся юрты. Наконец, доходим и до юрт и возвращаем лошадей нашему проводнику. В полукилометре впереди Дзечу сливается из двух небольших речек. Отсюда можно плыть. Вешаем термобелье болтаться в ручье и засыпаем, удовлетворенные морально. Поесть нам в юртах не дали.

Первопрохождение реки Дзечу. Сплав по реке Дзачу до города Чамдо

Река Дзечу является левым притоком реки Дзачу – главного истока Меконга. В месте слияния реки имеют примерно одинаковый расход. Дзачу была пройдена впервые в 1999 году командой Токийского Сельскохозяйственного Университета. Сведений о прохождении Дзечу у нас нет, поэтому мы считаем свое прохождение этой реки первопрохождением.

Дзечу берет свое начало на отрогах хребта Русского Географического Общества – водораздельного хребта между Янцзы и Меконгом. Длина реки до слияния с Дзачу – около 250 км. Мы вышли к Дзечу с перевала и начали сплав по ней, как только стало достаточно воды для нашего катамарана – примерно в 10 км от перевала, на высоте около 4600 м. Прошли всю реку Дзечу и еще около 120 км по Дзачу. Закончили сплав в городе Чамдо. В верховьях Дзечу растет только редкая трава, затем в каньонах появляются кусты и даже редколесье, а еще ниже, в районе слияния с Дзачу, настоящий карельский лес, с грибами и ягодами. Река тоже сильно меняется по мере удаления от истока. До моста трассы Юшу-Цзадо она течет по широкой долине и имеет небольшой расход. Затем до хутора Луклак прорывается цепью очень узких и высоких каньонов с порогами в них. Ниже Луклака скальные стены становятся ниже, ущелье шире, а река постепенно набирает мощь. Появляются мощные валы, бочки, водовороты. После слияния с Дзачу река становится очень большой и динамические валы и спонтанно возникающие бочки становятся одним из основных препятствий.

Погода на реке была очень переменчивая, ясных дней практически не было, каждый день было и солнце и дождь.

Люди по берегам реки на Дзечу встречаются довольно редко, всего мы проплыли 7-8 хуторов из нескольких домов. На Дзачу появляются деревни, жители которых живут сельским хозяйством. Коренное население очень приветливо и гостеприимно, похоже, они никогда не видели иностранцев. В 3-4 хуторах стоят небольшие буддистские монастыри, в каждом хуторе есть несколько монахов в характерном красном одеянии. Монахи – наиболее образованные и дружелюбные люди. Даже несмотря на языковой барьер, общаться с ними – всегда удовольствие.

Маршрут по Дзечу можно классифицировать как несложную 5кс, при условии обноса сифона "Задница тролля", предсифонного порога 6кс "Подвиги Геракла" и порога 6кс "Жемчужина Дзечу". Основной сложностью на маршруте явился обнос сифона "Подвиги Геракла" в условии "точки невозвращения". "Точками невозвращения" мы уcловились называть места в каньоне, где река течет в совершенно отвесных стенах и вернуться обратно ни по реке ни по берегу невозможно. Особенно изобилует "точками невозвращения" третий каньон Дзечу.

Маршрут по Дзечу и Дзачу, который был нами пройден, можно классифицировать, как хорошую 5кс, за счет серии многоводных порогов 5кс "Гунян" незадолго перед Чамдо. Общее впечатление от маршрута – лучше не бывает!

Участок №1. Исток Дзечу – мост трассы Юшу-Цзадо

Длина участка – 45 км. Чистое время прохождения – 6 часов. Участок несложный, без выраженных порогов. Течение быстрое, сначала попадаются камни и яки в русле, требующие маневров. Затем, по мере увеличения реки, на месте камней возникают вальчики и бочечки. Все они проезжаются поверху.

Участок №2. Мост трассы Юшу-Цзадо – начало каньона "Прыжок в Дзоу"

Длина участка – 20 км. Чистое время прохождения – 3 часа. Продолжение предыдущего участка – быстрое течение, вальчики и бочечки.

Участок №3. Каньон "Прыжок в Дзоу"

Длина участка – 5 км. Чистое время прохождения – 7 часов. Каньон назван в честь наших друзей из "Барьера", проходивших пещеру Дзоу в это же время и также по ассоциации с сильнейшим порогом Янцзы - "Прыжком в пасть тигра". Название хорошо подошло из-за пещерной узости каньона. Стены каньона отвесны, но, как правило, вдоль одной из стен идет травяная полочка, с которых мы и просматривали пороги.

Порог №1 "Предварительные ласки" 3кс. Находится на входе в каньон. Чалка перед порогом на лб. Длина порога – 200м. В пороге – несколько обливных и надводных камней. Есть чистый проход под правым берегом.

Порог №2 "Заблудшая овца" 4кс. Находится за левым поворотом реки через 300 м после "Предварительных ласк", не виден за скалами. Перед ним хорошая чалка на правом берегу. Длина порога – метров 100. Название порог получил из-за того, что при просмотре на берегу была найдена отбившаяся от отары овца, с которой Тихон немедленно вступил в особую связь. Порог мощный. Русло сужается до 8 метров. Проход по основной струе вдоль левого берега, но не совсем вплотную, поскольку там прижим. После порога – хорошая чалка в улове левого берега.

Порог №3 "Чуть не положило" 5кс. Порог находится в расширении каньона, стенки отодвигаются терассами. Находится сразу за вторым. Легко идентифицируется по огромному квадратному камню высотой 5-6м на левом берегу. Перед камнем есть чалка. Просмотр удобен по левому берегу. Мощный порог, изобилует бочками и валами, и обливняками в шахматном порядке. Длина – около 200м. Линия движения: первые ворота – по центру, чистые, затем направо – проход между торчащим из правого берега зубом и двумя обливняками с бочками за каждым. Затем уход под левый берег и далее проход под ним. Ключ в месте, где на правом берегу большой камень, слева от него большой обливняк, за которым серьезная бочка. Затем чалка на правом берегу. Порог №3 почти сразу переходит в порог №4 "Невнятный".

Порог №4 "Невнятный" 4кс. Название порога произошло не от его незаметности, но от того, что он невнятно отделен от третьего порога. Основное место порога – косые ворота после большого камня левого берега. Хороший проход по центру языка. Вдоль правого берега идет ряд зубов. За косыми воротами несколько неопасных бочек, затем чалка на правом берегу за большим камнем. До порога №5 "Внятный" остается несколько сот метров.

Порог №5 "Внятный" 5кс. Заходная часть порога хорошо видна с воды. Порог довольно длинный. Имеет простую заходную часть, мощную вторую ступень и несложную выходную часть (отдельные бочки и камни). Перечалились с правого берега, где есть место для лагеря, на левый непосредственно перед основной ступенью. Длина основной ступени – 300м. Идея прохождения – по центральному языку, затем перед валами уход в тень камня под правым берегом, затем под правым берегом. Струя оказалась сильной, совсем с нее уйти не успели, от тени камня прошли слишком далеко. Но от центра отработали и в неприятности не попали. Порог – нагромождение валов, бочек и камней, с финальной бочкой на главной струе, куда попадать не надо. Ее объехали по правому краю.

За основной ступенью "Внятного" зачалились направо, погрузили вещи и поехали дальше. После "Внятного" 300- 400 метров река идет без порогов, фон 3кс, отдельные камни в русле. Затем – скальное сужение, оба берега – скальные стены, но скорость воды небольшая, можно посмотреть, что дальше. Это – "точка невозвращения". Затем небольшое расширение, есть травяная полка и чалка на правый берег. За полкой идет порог №6 "Прыжок лосося".

Порог №6 "Прыжок лосося" 4кс. Порог интересный. Заход под левым берегом, затем правая часть русла перегорожена огромным камнем, на который валит вся струя. Под левым берегом был сделан телемарк, чтобы уйти от камня. За камнем через 10 метров большая косая бочка через всю русло. Успели довернуться и в бочку вошли носом и на скорости.

После "Прыжка Лосося" километра полтора-два, река течет без выраженных порогов. Все идется сходу почти до конца каньона. 300 м не доезжая конца каньона река уходит в сифон "Задница тролля".

Сифон "Задница тролля". Издалека видно скальное сужение, ближе видно, что русло перегорожено камнями. Перед ними есть чалка на правый берег. Препятствие непроходимо – вся река уходит под каменный завал. Есть хороший обнос по правому берегу. Обнеслись, перекусили, пошли дальше. Через 300м каньон закончился, появились береговые терассы.

Участок №4. Каньон "Готика"

Длина участка – 1 км. Чистое время прохождения – 15 мин. Через несколько километров после "Прыжка в Дзоу" начинается каньон №2 "Готика". Каньон потрясающе красивый с отвесными высоченными стенами, источенными ветром. Узкая лента реки в отвесных скальных стенах с готическими стрельчатыми шпилями и арками. Каньон двумерен – направо и налево уходят узкие высокие ущелья. Впечатление – будто плывешь по одному огромному готическому храму. Из-за дождя и сильного ветра мы не смогли его снять. В каньоне препятствий нет, только отдельные камни в русле. После второго каньона долина расширяется, по берегам появляются кошары. Людей не видели. Есть хорошая весенне-осенняя тропа, переходящая с берега на берег. Затем вход в третий каньон.

Участок №5. "Каньон Торреса"

Длина участка – 15 км. Чистое время прохождения – 15 часов. "Каньон Торреса" почти такой же узкий, как "Готика", с такими же уходящими в небо стенами. Перед входом в третий каньон слева на склоне горы ступа и вделанное в гору здание, похоже, монастырь. Пороги начинаются вместе с каньоном. Первые 200 м порожистого участка – 3кс. Шли сходу. Затем явственно увеличился уклон и количество камней в русле возросло. Зачалились на левый берег, на травяную полку. Правый берег – стена. Полка длиной метров 200, с обеих сторон ограничена уходящими в воду отвесными стенами. На полочке есть площадка для установки палатки. Сначала казалось, что с полочки уйти некуда и каньон назвали "каньоном Торреса". Зачалились мы перед порогом "Подвиги Геракла".

Порог "Подвиги Геракла" 6кс. Порог очень опасный, если вообще проходимый. Первая ступень – большой уклон, несколько надводных камней с навалами струи на них, пара мощных бочек. Длина ступени – 50 м. Затем сужение, в нем бочка через все русло, косая и с пульсаром. Сразу за ней вся струя уходит в скальную щель 2.5- 3 метра шириной под отвесом правого берега. Под стеной видны карманы. После щели струя идет 30 метров под правым берегом и врезается в перпендикулярную ей скальную плиту. Поворачивает на 90грд, затем еще на 90 грд в другую сторону, затем слив метра полтора в узких воротах и через двадцать метров струя уходит под камень-полусферу – в сифон. После плиты часть воды уходит в канализацию под правым берегом, но попасть туда на катамаране очень сложно. Каменная гряда отделяет ее от основного русла. Непопадание в канализацию автоматически означает попадание в сифон. После выхода реки из-под камня-полусферы идет фон 4кс.

Скально-водную инсталляцию "Подвиги Геракла" пришлось обносить по правому берегу. Единственная возможность для переправы с полочки, на которую мы зачалились – ее верхний по течению конец, перед заходом в порог. Вдоль стены левого берега нужно проплыть немного наверх, пересечь струю и в итоге причалить к правому берегу напротив места отчаливания. Обнос сначала по набирающей высоту тропе, идущей по травяным полкам. На высоте метров 50-70 над рекой выход на сыпуху. Далее ближним кулуаром сыпухи вверх по крутому камнеопасному склону, далее траверс сыпухи, далее по ее противоположному кулуару вверх до выхода на травяную полку. По полке идут звериные тропы, по ним спуск на терассу правого берега. Длина обноса по реке – метров 200. Перепад высоты при обносе – тоже метров 200. У нас ушло полдня на разведку и поиск приемлемой тропы. Еще полдня – на обнос вещей и катамарана. Катамаран пришлось разобрать пополам, разделив поперечины.

После "Подвигов Геракла" каньон достаточно однороден – практически нет прогонных участков. Идет непрерывный фон 4кс с порогами 4кс, редко 5кс. Шли сходу, несколько участков просматривали. Одно место требует особенного внимания – большая мощная бочка через все русло. Хороший ориентир перед ней – камень высотой 5м в форме прямоугольного параллилепипеда на правом берегу. Через 100 метров после бочки река обжимается строго вертикальными стенами под 100 метров высотой. Ширина реки в этих местах 10- 15 метров. Это – "точки невозвращения", т.к. течение там обратно не перегрести. Если бы в сужении оказалось непроходимое препятствие, это грозило бы группе большими неприятностями. Этот участок шли очень аккуратно, перед каждым поворотом прижимаясь на прибрежную струю или заходя в улово, если таковое было. Просматривали линию движения до следующей точки возможного просмотра. На этом участке сложных препятствий не оказалось, и после него был только фон 3кс.

Участок №6. Конец "каньона Торреса" - слияние с Дзачу

Длина участка – 155 км. Чистое время прохождения – 17 часов. На этом участке всего несколько порогов, один из них – красивейший порог 6кс "Жемчужина Дзечу". Кроме порогов, на реке встречаются антропогенные препятствия – мосты и тросы. Из-за быстрого течения, они представляют существенную опасность. Один из тросов сбросил с катамарана Тихона и Шуру, который в это время снимал на видео. В результате видеокамера не работала до конца похода.

После "каньона Торреса" долина расширяется, появляются травяные склоны. В широких местах каньона и после него растет хороший хвойный лес, попадаются сухостоины. Четвертый каньон имеет выраженное начало и не имеет конца. Стены его постепенно удаляются и становятся ниже. Чем дальше, тем чаще встречаются полки, заросшие лесом. От начала 4го каньона до конца скальных берегов – примерно 10 км по прямой. Река упрощается и к концу скал остаются только отдельные валы и камни в русле. От конца скал до хутора Луклак 2.5 км. Поселок находится в расширении долины. На обоих берегах – плоские пастбища. Сам поселок – несколько домов, отделенных друг от друга сотнями метров. В Луклаке мы были в 16-00 и пообедали там. У местных купили айрана и лепешек. После расширения Луклака снова следует скальное сужение, но скалы уже не так близко подходят к реке и они ниже. На этом участке есть только отдельные камни в русле, прижимов нет. Выделить можно порог 3кс. Он находится в 13 км по прямой от Луклака. После него река течет без порогов со скоростью 12 км/ч, как и почти на всех участках реки, начиная с третьего каньона. Воды в реке уже много. После каждого сужения русла главная струя теряется, появляется много поганок и водоворотов, довольно мощных. От порога 4 км до моста. Это мост трассы Юшу-Нанчень, очень хороший мост и шикарная трасса. Около моста едальня с магазином. Мы проплыли 2.5 км по прямой, доплыли до следующей придорожной едальни. Поели там момо, купили кое-какой еды. Уже темнело, мы переправились на левый берег и встали лагерем.

Вышли утром в 11. Прошли 14 км без порогов, фон 2кс. Несложные прижимы и валы, можно плыть и без весел. Валы по полметра и больше, но пологие. Через 14 км самая большая неприятность – мост с натянутым толстым тросом под ним на высоте сантиметров в 50. От моста, где ночевали, до этого моста по правому берегу идет дорога. Она редкоезжая, но поддерживается, мы видели грузовики на ней. На мосту собралась куча народа нас попривествовать. Мы махали руками и не заметили троса, в результате я, Тихон и камера оказались в воде. После моста плыли 1час 40мин и проплыли 17 км по прямой. Затем на правом берегу было большое село, 3 км не доезжая его есть подвесной мост, который проезжается без проблем. Нас приняли очень радушно, покормить хотели в каждом дворе. Мы выбрали отдельный двор на левом берегу, где нас накормили лепешками, цампой и молокопродуктами от пуза. В качестве ответной любезности мы покатали хозяина дома на катамаране. Ниже села через реку натянута тросовая переправа, проходящаяся под любым берегом, только не по центру реки. Через 9 км следующий мост. Проходили центральным пролетом, там на тросах над водой висит бревно. Проблем нет, но надо быть аккуратным. Вообще, по дороге много мостов, и везде нужно быть аккуратным, поскольку многие разрушаются. Дальше попадаются мощные валы, расслабиться не получается. Через 3 км долина сжата стенами: не каньон, но достаточно высокие стены. Река в стенах не усложняется. Через 5.5 км строящийся монастырь на левом берегу. Его видно только после проплытия. Плыли еще час, по GPS проплыли 5 км и остановились на ночлег на левом берегу, напротив большого селения. В трехстах метрах перед нами большой мост. Возможно, это село Гадесы и мост, обозначенный на 5-ти километровке, хотя расхождение – около 5км. Высота около 3600, вокруг серьезный смешанный лес, везде можно сделать костер. Дорога продолжается вдоль правого берега, вдоль левого есть мотоциклетная дорога, мост впереди их соединяет. Погода переменчивая, чувствуется приближение осени. Листва желтеет.

На следующий день вышли в 16 часов. До обеда жарило солнце, мы загорали и сушили камеру. Через час проплыли еще один деревянный мост. После моста река широкой дугой поворачивает почти на 180 град. На обтекаемом ей полуострове на возвышении стоит монастырь. От моста монастырь не видно. Вокруг растут раскидистые деревья, в том числе лиственные. Такого обилия деревьев мы еще не видели. Порогов как таковых нет, только на поворотах реки стоят серии валов.

Через пару километров после моста с монастырем – следующий мост. На правом берегу стоит буддийская ступа. Под мостами никаких проблем не было. В этот день пороги на реке – только убыстрения и валы на поворотах. Валы достигают метра, но пока их всегда можно обойти по внутреннему берегу. Редко встречаются камни в русле. Километров через 10 после моста со ступой порог 3кс. Выраженных ориентиров перед порогом нет, но его видно с воды. Мощная струя с валами переходит с левого берега на правый. Проходится по главной струе, валы довольно пологие, но нужно держаться носом в вал. Через 9 км следующий мост, монастырь на правом берегу и деревня там же. Еще через километр начинается область стоячей воды. Ее длина – 2 км. Выглядит как классический карельский плес, очень красивый. Кое-где из хвойного леса торчат огромной высоты вертикальные скалы.

Плес – подпор огромного красивого порога, который мы назвали "Жемчужиной Дзечу". Перепад высоты на пороге – метров 8, вся мощь реки летит через довольно узкое место – сужение метров до 10. Встали лагерем на правом берегу перед порогом, левый берег – узкая полка дороги под вертикальной стеной. В лесу есть грибы – нашли несколько подосиновиков и сыроежку. В изобилии растет смородина и земляника. Утром следующего дня мы переправились на левый берег, обнесли по дороге вещи за порог и посмотрели его.

Порог "Жемчужина Дзечу" 6кс. Первая ступень порога – 2 огромные мощные прямые бочки через всю реку, проносные из-за большого падения. Вторая ступень – косичка из двух пересекающихся серий крутых косых валов по полтора метра – сбой двух струй в узком месте. Косые валы, большое падение, и за ними – пенный котел. На выходе из второй ступени – пологие валы по 2 метра и струя уходит под левый берег в огромную непроносную бочку. От бочки можно уйти без труда, если судно на ровном киле после второй ступени. В противном случае большая вероятность там оказаться. По пути наилучшего прохода второй ступени из левого берега торчат несколько бревен. Длина порога – метров 300, обнесли его по дороге.

Километров 7 река такая же, как и до плеса – нужно обходить валы на струе. Через 7 км – мост, справа село тибетцев, слева после моста глухой забор, за которым явно китайские беленые домики со спутниковыми антеннами. Возможно, это – военная база. Проплыли, не останавливаясь. Километра через 2 порог 3кс . Струя переходит с берега на берег, обойти ее нельзя, надо прыгать через валы. Валы довольно кривые и нужно крепко держать катамаран. Еще через 4 км – мост, деревня, красивейший монастырь на левом берегу, мощный левый приток после монастыря. Монастырь видно только после слияния Дзечу с притоком, поэтому к монастырю выходить надо выше. Вокруг монастыря – куча маленьких ступ и большая красивая ступа с золоченым куполом. Река разливается на слиянии очень широко и мы не смогли добраться до монастыря, когда его увидели. Через 9 км после моста встретилось место, названное Тельдекпень в честь одноименного порога Катуни. Это – несколько сужений русла Дзечу с вертикальными стенами. В сужениях русла – невысокий пологий водослив, и после него – мощные поганки и водовороты, катамаран проваливался ниже палубы. От берега встают и идут через русло косые валы. Через километр Дзечу сливается с Дзачу.

Участок №7. Сплав по Дзачу до Чамдо

Длина участка – 130 км. Чистое время прохождения – 10 часов. Расход воды в реке увеличивается больше, чем вдвое, скорость течения возрастает. Первые две трети почти не содержат порогов, на последней трети расположена серия интереснейших многоводных порогов 5кс "Гунян".

Дзечу при слиянии имеет светло-песочный цвет, а Дзачу – концентрированно-охряной. Два цвета долго не смешиваются, так и движутся причудливо переплетенные струи вниз по течению. Объем Дзачу чуть больше, чем Дзечу, на глаз. Первые километров 5 идут мощные валы. Чувствуется, что воды гораздо больше – валы стали опаснее. Километров через 10 после слияния на правом берегу деревня – несколько тибетских хуторков из 3-4 домов, на расстоянии около 1 км друг от друга. До деревни нет и признаков дороги по берегу. Из деревни дороги уходят как вниз по реке, так и в соседнее ущелье. Но машин в деревне нет. Ниже хуторков – поселение китайцев, состоящее из нескольких беленых домов с красными флагами на крышах и обнесенной забором баскетбольной площадкой. Через 10 км – бетонный автомобильный мост. Очень хороший мост, после него автодороги, идущие по обоим берегам, собираются и идут по левому берегу одной хорошей дорогой. По правому берегу тоже есть дорога, но она не поддерживается и возможна для проезда только на конях. На мосту мы закупились продуктами, маленький магазинчик прямо на мосту. От моста отплыли незадолго до сумерек, в 19-30.

Через 27 км по прямой после слияния, Дзачу, которая текла ровно последние 22 км, начала активизироваться. В сумерках врубились сначала в одно неприятное место, потом в другое. Их явно не следовало проходить по темноте. Первое место – крутой трехметровый вал с загнутым пенным концом, этакая бесконечная океанская волна. Он стоял под левым берегом. После него стали искать место для лагеря, но через несколько сотен метров влетели в ощутимый порог - длинный пологий-пологий водослив в сужении русла с косыми валами по 3 метра после него. Порог между высокими вертикальными стенами, его видно издалека. Лагерь поставили в 20-20, через 400 метров после порога.

Отплыли в 11. Скорость течения достигает 18 км/ч. Больших валов больше не встречается. Быстро текущая река, время от времени нужно объезжать валы, как правило, небольшие. Японцы, первопроходившие Дзачу в 99 году, отметили 2 порога. Один – 18 км ниже нашего лагеря – class 4, другой – на 40 км ниже – several rapids class 3-4, no difficult rapids. Через 9 км после отплытия – автомобильный мост через реку. Под ним препятствий нет. Еще через 8 км – первый Японский порог.

Первый "Японский" порог 4кс. Вход в него оказался на 3 км выше указанного японцами. Его слышно издалека – грохот. Зачалились на левый берег перед порогом и пошли смотреть. Берега невысокие, чалиться можно где угодно. По левому берегу идет дорога. Ширина реки на входе в порог – метров 60. Длина порога – около 3км. Первая ступень – метров 500, мощные валы на главной струе и обход по левому берегу. Ступень заканчивается сужением, и приходится прыгать через ряд косых валов. После первой ступени валы постепенно затухают до конца порога. Мы обходили главную струю слева, но воды и валов хватало и там. Несмотря на огромную высоту, они были довольно пологие.

После окончания порога отдельные мощные валы и водовороты продолжаются примерно до точки, где у японцев было отмечено начало каскада порогов class 3-4. Это 23 км от начала "Японского" порога. Ниже этой точки – 4 км спокойной реки. Поверив информации, полученной от японцев, мы решили, что дальше порогов не будет до самого Чамдо, и ошиблись. Складывается впечатление, что со времени прохождения японцами пороги могли измениться, и появиться новые из-за строительства взрывной дороги по берегу Дзачу. Каскад "Гунян" не описан у японцев и содержит в себе несколько очень серьезных порогов.

Первый порог каскада "Гунян" - порог "2 моста" 5кс находится в конце спокойного участка. Через реку переброшен действующий бетонный автомобильный мост, и в 150- 200 метрах за ним находится старый разрушенный мост. Ширина реки – метров 60-80. Быки мостов стоят в шахматном порядке. Между мостами ходят мощные динамические валы. Мы шли препятствие сходу близко к центру, но линию движения стоило посмотреть с берега. Первый мост проходили прямо по центру. Ошибка и навал на бык второго моста грозит неминуемым переворотом – много воды и сильное течение, а динамические валы могут выбросить на бык запросто, несмотря на усилия экипажа. Затем 10 км река течет совершенно спокойно до порога "Гунян".

Порог "Гунян" 4кс. Скальное сужение реки, пологий водослив с перепадом высоты метра в 2, и за ним неизбежные трехметровые валы и огромные водовороты. Диаметр водоворота достигал метров 25 и центр был опущен ниже краев более чем на метр. Катамаран просаживало до пояса гребцов.

Далее, на протяжении 3 км попадается еще несколько таких сужений, но менее мощных. В одном месте левая половина русла провалилась огромным пенным котлом. Увеличения падения нет и ничто не указывает на проблемы. Мы увидели этот прикол за сотню метров и с трудом угреблись направо. Когда проплывали мимо глубокого пенного котла диаметром метров в 30, возникшего на ровном месте, в который чувствовался подсос, было жутковато – могли бы и в нем оказаться. Вероятно, это был такой водоворот. Сотней метров ниже мы ее уже не видели – то ли такой ракурс, то ли просто бочка рассосалась.

Соображения о сплаве по Меконгу

Для Меконга очень характерны нестационарности течения. Можно плыть по спокойной воде, когда рядом из ниоткуда вспухает поганка или проваливается водоворот. Эти нестационарности легко и мгновенно разворачивают катер на 180 град или останавливают его. Нагрузки на баллоны должны быть бешеные, мы очень рады, что они выдержали. Гребцов может подтапливать по пояс на воде, казавшейся совершенно ровной. Чем ближе к берегу, тем больше нестационарность. Еще одна особенность порогов Меконга – удары боковых валов. Даже если идти по главной струе, прыгать носом по мощным валам, иногда от берега встают и идут через русло боковые валы. Они могут сильно ударить кат, развернуть его или подтопить. Из-за них кат становится трудноуправляемым. Работать приходится очень много – пересечение струи Меконга – дело трудоемкое. А пересекать надо. Струя гуляет с берега на берег, а ходить надо вне струи.

После бочки 3 км более спокойного течения. Много валов, но они обычно пологие и по высоте не превышают 2м, и все они обходятся. Затем порог "Узкий".

Порог "Узкий" 5кс. Длина порога - метров 300. Угадывается издалека по большому падению и сужению русла. Очень похоже, что он образован взрывными работами при строительстве дороги. С обеих сторон порога – раскрошенные скалы, русло в самом узком месте – метров 25. Порог на левом повороте. Струя переходит с правого берега на левый и от скал идет много нестационарных поперечных валов. Мы зачалились на левый берег и просмотрели порог. По левому берегу идет дорога, но идет она высоко и вылезать на нее трудно. Для просмотра мы вылезли по скалам вверх и немного вперед. Оттуда виден весь порог. Проходили сначала под левым берегом. Вплотную к берегу прижиматься нельзя – острые береговые скалы. Нестационарность по нашей траектории максимальная, управлять катером было трудно, старались, чтобы не выбросило на берег и не вынесло на струю. Нас крутило волчком. Мы сделали 4 или 5 полных оборотов из-за водоворотов и ударов боковых валов. Затем выправились носом и чисто прошли само узкое место. Струя не занимала там всю ширину русла и мы прошли слева от струи. Почти сразу за ним идет порог "Мощный".

Порог "Мощный" 5кс. Его длина – метров 500. Просмотрели с левого берега. Основным маневром было перегрестись в пороге с левого берега на правый через струю. При этом струя переходит c правого на левый. Работали изо всех сил и перегребли струю с большим трудом. Оно того стоило. Вдоль левого берега в конце порога на струе стояли 5-метровые валы, довольно крутые. Самый крайний вал мы все же задели, и, казалось, нас выстрелили из катапульты. Масштабы воды очень впечатляют.

После порога "Мощный" работать приходится гораздо меньше. Скорость течения 17 км/ч. Мощных валов нет, все валы объезжаются вплоть до понтонного моста. Он через 7 км после порога "Мощный". На берегу лежит понтонный мост – он собран, но не поставлен на воду. Если бы он был на воде, это было бы исключительно криминальное место при такой скорости течения и при том, что расстояние от судна до берега может быть очень велико. На несколькосотметровом участке до моста уклон увеличивается и появляются косые валы.

После понтонного моста на правом берегу отличное места для антистапеля. Это уже окраина города Чамдо. Мы не знали, город это или еще нет, и поплыли дальше. Поэтому пришлось разбирать кат на левом берегу на помойке, откуда уже ясно видны многоэтажки Чамдо. Помойка – через 2 км после понтонного моста.

От места антистапеля видно, что дальше река имеет порог с мощными валами вдоль правого берега. Затем, гуляя по городу, мы обнаружили, что еще дальше река успокаивается. В Чамдо Меконг сливается с Нгачу, большим притоком. Нгачу – по объему около половины Меконга. То, что течет после слияния очень похоже на Днепр в Киеве. Усиливает схожесть стоящая на стрелке арка с орлом. Когда мы подошли к стрелке, самим не верилось, что мы плыли по такой огромной реке.

21.08. Тратим весь день на сборку катамарана и изобретение упоров. Остаемся ночевать на том же месте.

22.08. Начинаем первопрохождение Дзечу. Вот она – река мечты! Успешно сплавляемся до дороги Цзадо-Юшу. Река несет очень быстро. Первые километры по Дзечу – резвый слалом среди камней. Потом воды становится больше, прем по прямой через валы. Ставим лагерь у дороги. Леха едет в Юшу звонить по телефону и докупать продукты. У Тихона день рождения! Закупаемся едой и устраиваем грандиозный пир на троих.

23.08. Ждем возвращения Лехи из Юшу. Купаемся и загораем. Весь день вокруг палатки толпятся "starring squad", только уходят одни, как приходят другие. Отъедаемся, не давая желудку отдыха. Съели непонятно мясное блюдо. Потом оказалось, что это были ячьи члены. Вечером возвращается Леха.

24.08. Доплываем до первого каньона и первой серии серьезных порогов. Проходим 4 первых порога, ставим лагерь на песчаном пляже перед пятым. Даем каскаду название "прыжок в Дзоу". Название происходит от пещеры Дзоу в Абхазии, в которой в то же время работали над первопрохождениями наши друзья. Пройдено 25 километров. В каньоне есть дрова.

25.08. За первую половину дня преодолеваем несколько порогов 4-5 категории сложности, которым тут же даем названия. В конце каньона река уходит в сифон. Над ней завал из огромных камней. Если спуститься внутрь завала, видно, как река сумасшедшими треками пробивает себе дорогу. Обносим вещи и катамаран. Доходим до следующего каньона. Спускается туман, начинает накрапывать дождь. Второй каньон "Готика" очень узок и фантастически красив. Плывем по нему, раззинув рот. Перед третьим каньоном видим монастырь в скале, хотим к нему вернуться, но вплываем в участок с вертикальными стенами – назад дороги нет. Останавливаемся перед порогом 6кс, заканчивающимся сифоном. Место мрачное – почти не видно неба. Мертвый орел на берегу. Ложимся спать в мрачном расположении духа.

26.08. Пытаемся найти выход из ловушки. Впереди и сзади – вертикальные стены, лагерь стоит на травяной полке. В середине дня с ее верхнего по течению края удается переправиться на другой берег. Там наконец находим обнос участка по крутонаклонной сыпухе с набором высоты 200 метров. Обносим вещи и разобранный пополам катамаран. На это уходит оставшаяся часть дня. Даем участку имя "Подвиги Геракла".

27.08. Проходим серию потрясающих сужений, несколько точек невозвращения. В каньонах пороги 4-5 кс – кое-что смотрим, остальные идем сходу. Доплываем до дороги и моста трассы Юшу-Нанчен. Ужинаем в кафе. На ночевку переправляемся на другой берег, подальше от любопытствующих тибетцев.

28.08. Подплываем к мосту, на мосту собирается толпа тибетцев поприветствовать нас. Мы посылаем им воздушные поцелуи, и не замечаем натянутый трос. В результате Тихон, Шурик и видеокамера оказываются в воде. Видеокамера испортилась. В следующей деревне катаем местных жителей на катамаране, угощаемся у них. Лагерь возле очередной прилепившейся к склону горы деревни.

29.08. За день проплываем много мостов, деревень и монастырей. Заканчиваем день в чудесном карельском лесу перед порогом "Жемчужина Дзечу". На ужин – грибы, ягоды и спирт.

30.08. Подплываем к слиянию Дзечу и Дзачу. Воды в реке много, она играет с нами поганками и водоворотами. Слияние – две реки разных оттенков желтого. Вода долго перемешивается, пока, наконец, не становится Меконгом. Ищем место для антистапеля. Но местность изменилась – нет ни дорог, ни мостов. Карта безбожно врет. Приходится плыть дальше. В сумерках проходим порог с большими валами. Лагерь поставили в ущелье на полянке правого берега.

31.08.Проезжавшие утром тибетцы остановились пообщаться и что-нибудь продать. Для начала предлагают нам девушку за лешин фонарик. Леша жадничает. После обеда доплываем до населенки. Слева вдоль реки строится дорога. Проходим длинный мощный "Японский" порог и каскад порогов "Гунян" с огромными валами и бочками. Все бочки, слава Будде, удается объехать. Описание японцев не соответствует действительности – быть может, после строительства дороги здесь все изменилось. Вплываем в город Чамдо. Разбираем катамаран в толпе тибетских детей, на помойке.

Автопробег из города Чамдо до Ласы, столицы Тибета

Город Чамдо, где мы закончили сплав по Меконгу, является одним из самых закрытых городов Тибета. Для его официального посещения нужно аж 4 разрешения (пермита) от разных организаций. В то время, как для посещения Ласы достаточно одного. Тем не менее, PSB в Чамдо проявляет преступную халатность и даже не шерстит гостиницы в поисках нелегалов. Иностранцев ловят на автовокзале при попытке купить билет на автобус. Так поймали и нас. До поимки мы, не скрываясь, полтора дня бродили по городу и сидели в интернет-кафе.

После поимки нас привели в офис Отдела по борьбе с иностранцами и допросили. По пути мы смогли смастерить стройную версию: по-английски говорит только руководитель, Шура Сельвачев; мы приехали из Ласы (в Lonely Planet было сказано, что PSB пытается отослать нелегалов в тот пункт, откуда они приехали; и что некоторые так достигали Ласы); приехали мы на попутных грузовиках и держим путь на юг Тибета.

Офицер, забравший нас, говорил по-английски, больше в офисе Отдела никто по-английски не говорил. По нашей англо-китайской карте Шура подробно разъяснил ему, как мы ехали и сколько времени. Офицер принял решение выслать нас за границу Тибета, что и проделал следующим утром, посадив нас на автобус до Жомды.

На наше счастье, пошел дождь. Автобус не смог преодолеть перевал и вынужден был вернуться в Чамдо. Мы с максимальной скоростью одели рюкзаки, поймали такси и уехали из города на 20 км по южной трассе на Ласу. Таким образом, мы сбежали от полиции. Приставленный к нам человек оказался нерасторопным и не успел нас остановить. Вывод один – надо внимательно читать Lonely Planet. Там написано, что на автовокзале в Чамдо стучат в PSB.

Из Чамдо в Ласу есть 2 трассы – южная и северная. Расстояние по обеим одинаковое – около 1000 км. По южной мы ехали до Ласы 6 дней – 1 на разных попутках, 5 на колонне лесовозов. Дорога очень плохая первые 650 км, потом начинается хороший асфальт. Но и очень красивая. Она постоянно идет серпантинами по крутым склонам гор и пересекает хребты пятитысячными перевалами. По дороге достаточно населенных пунктов, где можно поесть и переночевать.

От поселка Сундзом на дороге с разными интервалами стоят посты PSB. В Тибете есть закон, запрещающий грузовикам подвозить иностранцев. Водители, пойманные на этом, платят штраф 1000 юаней – огромные деньги. Кроме того, нам самим не хотелось лишний раз встречаться с представителями полиции. Поэтому все посты мы старались обходить вне зоны видимости людей на посту. Иногда это было очень непросто – китайцы грамотно их размещают между горой и рекой. Последние 350 км перед Ласой дорога становится асфальтированной, количество полицейских увеличивается. Последние 90 км мы проделали в кузове грузовика, укрытые тентом от недобрых глаз.

8 сентября в 19-50 мы прибыли в Ласу. Нас выпустили из-под тента в самом ее центре. На такси доехали до Поталы. После двухмесячного ожидания чуда дыхание дружно перехватило у всех. Чуда не произошло. Ласа – город, переполненный иностранными туристами. Очень много показухи и хорошо чувствуется тяжелая рука Китая, сделавшая из буддистских святынь ярмарочных матрешек. Тем не менее, побывать в Ласе стоит. Во всем городе царит своеобразная, неповторимая атмосфера ярмарки, праздника удачной покупки. Из-за обилия иностранцев PSB не проверяет никого из них. 4 дня мы прожили в Ласе в недорогом отеле "Slowland" в центре города (25 юаней с человека в день). К нашим услугам был горячий душ и интернет. Посетили все основные достопримечательности – Поталу, Джоканг, монастырь Дрепунг. Но больше всего времени мы проводили на базаре, болтая с продавцами и обзаводясь подарками всем знакомым. Утром 12 сентября мы покинули Ласу на автобусе Ласа-Голмуд. При покупке билетов и посадке в автобус проблем не возникло.

31.08. Вплываем в город Чамдо. Роман идет искать и находит гостиницу. Мы селимся в ней. (Такси 5 юаней. Гостиница - 100 юаней за четверых).

01.09. Пытаемся уехать на автобусах. Автобусы до Ласы отсутствуют. Потом пробуем уехать на попутках по северной дороге, потом по южной. Не удается, возвращается в гостиницу.

02.09. Утром хотим купить билеты в город Поми, находящийся на четверти дороги до Ласы. В автовокзале нас берет полиция. Штраф по 200 юаней за нелегальное нахождение в Тибете. Забирают паспорта и насильно селят в "Bus station hotel", чтобы на следующий день отправить из Тибета. Осматриваем главный монастырь Чамдо.

03.09. В восемь утра полиция сажает нас в автобус Chamdo-Jomda. Из-за плохой погоды автобус не может пройти перевал и возвращается в город. Мы сбегаем на такси и оказываемся на южной дороге в 20 км от Чамдо. Роман отделяется, решив покинуть Тибет и отправиться в Китай. Тихон, Леша и Шура направляются в Ласу. За день пойманы три попутки, преодолены два перевала. Ночевка после второго перевала около аэропорта в строящемся бараке. В общей сложности за день проехали около 150 км.

04.09. Останавливаем колонну лесовозов, едущую в Ласу. С ними мы и будем ехать до конца. Первые 40 км – хорошая асфальтовая дорога, до пос.Помда. В поселке дорога вливается в трассу Ченду-Ласа. Из Помды до перевала Зарчама-Ла (4839м) хорошая дорога. Перевал ведет из долины притока Салуина Ю-чу в долину Салуина. После перевала проезжаем 10 км по прямой за 8 часов – самый плохой участок дороги. Горный серпантин, частично обвалившийся. Внизу мятыми комочками лежат разбитые машины. От перевала проехали 30 км и в 12 ночи заночевали в г.Баши.

05.09. Выехали в 4-00 и через несколько часов проехали перевал Анжу-Ла (4618м). Телепортация – туннель в горе, но только пешеходный. Мы проходим за 15 минут километр по тоннелю, грузовики едут 4 часа 50 километров в объезд. Сразу за тоннелем город Равок. Прошли его пешком, повстречали несколько полицейских. Те не пробовали завязать разговор. Около города красивейшие озера Rawok-tso, похожие на Шавлинские. За Равоком из озера вытекает приток Брахмапутры, Парлунг Цангпо. Хорошая дорога вдоль Парлунг Цангпо. Перекусили на берегу реки. Стемнело. При луне обошли первый пост PSB перед поселком Сундзом слева по берегу реки. Остановились в 22-00 в нескольких километрах перед г.Поми, 2 часа перекусывали. Оказалось, перед Поми следующий пост PSB, шлагбаум которого после полуночи открыт. Пронеслись мимо поста на бешеной скорости. Проехали Поми (треть дороги от Чамдо до Ласы) и заночевали в лесу.

06.09. Выехали в 7-30. Длинный участок отвратительной размытой дороги вдоль Парлунг Цангпо. Обход следующего поста PSB в поселке Тангми слева по прибрежным джунглям. После выхода на дорогу обнаруживаем, что наши тела облеплены пиявками. Долго избавляемся от них. Машины около 4 часов держат на посту. Проезжаем немного – военный (не полицейский) пост. Патруль по неизвестной причине заинтересовался нами – до этого военные не обращали на нас внимания. Наш водитель улучает момент, когда все военные отходят от машины, прыгает в машину, дает по газам и уезжает. Дорога отходит от Парлунг Цангпо, идет на перевал. Становимся на ночь в 19 часов сразу за поселком Лунанг, в поселок ходим есть.

07.09. Выехали в 7-30. Плохая дорога идет до поселка Наингтри. За ним начинается хороший асфальт, и идет непрерывно до Ласы – 350 км. Перед поселком пост PSB. Обход поста слева по дворам деревенских домов и разбоям реки. Во дворах на нас нападают собаки. Вторая половина Наингри проходится внаглую по главной улице. Через несколько десятков километров въезжаем в город Баи – китайскую столицу Тибета. Много шлагбаумов, просторные идеально прямые улицы, впечатляющие памятники, фонтаны и скверы. В конце Баи пост – водители просто показали бумаги и проехали. Недалеко от Баи в поселке Бахель – пост военных. Военные требуют снять с машин буддистские свастики. Самый молодой водитель за свастики лезет в драку с лейтенантом на посту. Неприятная разборка. Нас отправляют пешком вперед по дороге. Через километр мост, около него ждем машины. Через 2 часа машины догоняют нас. В 10 км от моста – следующий пост. Ночуем в машинах в прямой видимости шлагбаума.

08.09. Рано утром шлагбаум оказывается открыт. Пролетаем пост на скорости. Отличная дорога. Не доезжая 40 км перевала Ми-Ла (~5000м), на дороге авария, и около нее куча полицейских. Водители садятся на асфальт и кушают. Мы делаем вид, что просто гуляем. Движение стоит несколько часов, полиция закрыла дорогу. Потом проезд открывают, мы проходим пешком прямо по дороге – другой возможности нет: слева – стена, справа – обрыв в реку. Дальше едем в кузове под тентом. Нас выпускают в центре Ласы в 19-50. Трогательное прощание с людьми, с которыми мы жили бок о бок 5 дней. Берем такси в центр. Культурный шок от Поталы. Селимся в гостинице "Snowland".

09.09. В 2 часа ночи вылезли из интернета и залезли в душ. Немыслимое счастье чистоты. Наутро идем гулять по городу. Ласа - огромный рынок, но живой и веселый. Покупаем билеты в Поталу на завтра (100 юаней с человека) и остаток дня болтаемся по безбрежному рынку.

10.09. Втроем идем в Поталу. Величественный дворец Далай-ламы, повсюду бесцеремонные китайские туристы. Тихон идет спать, мы с Лешей пытаемся попасть в Джоканг (билет – 70 юаней с человека). Нам очень не хочется платить за вход. Проникаем в Джоканг по крышам прилежащих построек. По невероятному стечению обстоятельств попадаем на церемонию переодевания самой священной статуи Будды в Тибете. Нам дают приложиться к ней лбом!!! В толпе паломников мы выглядим слонами в посудной лавке.

11.09. Посещаем монастырь Дрепунг в 10 км от Ласы – самый большой монастырь Тибета. Монах-привратник требует плату за вход (70 юаней с человека). Проникаем в монастырь через разрушенную стену. Дрепунг – это целый город. Мы плутаем по его узким улочкам между высоких стен. Присутствуем на службе в молитвенном зале. Пытаемся общаться с молодыми монахами, затем возвращаемся в Ласу. Ночное бродяжничество между сувенирных лотков.

12.09.Покидаем Ласу на утреннем автобусе, идущем в Голмуд. Начало прощания с Тибетом.

Отъезд из Тибета. Ласа – Москва

Из Ласы до Москвы мы добирались почти 10 суток. Больших задержек не было, это – вполне нормальное время для переезда из Ласы в Москву по земле. Наш путь мало отличался от дороги, по которой мы заезжали в Тибет. Единственное отличие – мы не поехали по петле Голмуд – Ланчжоу – Урумчи. Из Голмуда мы на двух такси напрямую доехали до железной дороги, связывающей Ланчжоу и Урумчи. Такой путь оказался быстрее и дешевле кружного пути по железной дороге. Еще одно достоинство этого пути – посещение оазиса Дунгуан, который на протяжении тысячелетия являлся центром китайского буддизма. Однако, надо помнить, что дорога Голмуд – Дунгуан проходит через закрытый город, на посещение которого иностранцам нужно специальное разрешение. Из-за этого воспользоваться рейсовым автобусом Голмуд – Дунгуан невозможно – не продадут билеты. Нужно брать такси.

12.09. Утром сели на автобус из Ласы в Голмуд. При посадке и во время перезда документы никто не проверял. Автобус лежачий, но в него влезает больше людей, чем в сидячий. Размеры места соответственно предельно малы.

13.09. Остановка в поселке Тотохеянь. Смотрим на родную Янцзы - место, откуда мы начали путешествие по ней. Уже осень, холодно и мало воды. В автобусе знакомимся с японской девушкой-путешественницей. Из Lonely Planet японки узнаем про город-оазис Дунгуан. Ночью приезжаем в Голмуд.

14.09. Решаем ехать в Дунгуан. Нас не сажают в автобус, требуют пермит. Берем такси прямо до Дунгуана. Едем по пустыне, к вечеру тени удлиняются и дюны становятся очень красивы. Селимся в гостинице по 30 юаней с человека и идем смотреть на Поющую Дюну высотой 1700м (по данным Lonely Planet).

15.09. Едем в пещерный город Могао в пустыне (35 км от центра Дунгуана). Билет в пещерный город стоит 80 юаней, мы находим неохраняемую часть забора и попадаем туда бесплатно. Тысячи будд, вырезанных из камня. Вечером берем такси из Дунгуана до железной дороги (100 юаней). Садимся на ночной поезд в Урумчи.

16.09. Автобус Урумчи-Инин. По знакомой уже пустыне.

17.09. Инин - граница - Алматы – проезд на четырех такси: Инин – въезд на китайскую погранзаставу, въезд – граница, граница – выезд с казахской погранзаставы, выезд – Алмата. Выходит немного быстрее и немного дешевле, чем на автобусе. Такси внутри погранзастав брать приходится потому, что пеший проход там запрещен.

18.09 - 21.09. Поезд Алматы-Москва. Приезд в Москву.

Самые интересные объекты на маршруте

Каньон реки Голмуд. На десятки километров вокруг безводная пустыня, ровная, как стол. Реку, текущую в каньоне с вертикальными 30-метровыми стенами не видно с сотни метров. Да и трудно поверить, что она существует. Даже если наверху беснуется песчаная буря, здесь, у воды – хорошо и спокойно, как в раю. Мы так и назвали это место – "рай".

Небо Янцзы – колоссальная арена, на которой бесконечно выступают мириады облаков. Кучевые, перистые – без ранжиру перемешаны в одном котле. Облака движутся вверх, вниз, навстречу друг другу. Можно увидеть облако-гриб или облако-столб, упирающееся нижним концом в землю и бредущее куда-то. Горы находятся в десятках километров от нас. Иногда видно черное-пречерное облако, пронизываемое молниями – это идет гроза.

Развилка Янцзы. В некотором месте от Янцзы, текущей тысячей проток, отделяется сотня и течет в совершенно другом направлении. С воды этого заметить невозможно, катамаран точно так же увлекается течением. Обман вскрылся, когда острова между протоками исчезли, и незадачливые сплавщики очутились посреди озера, глубиной 20- 30 сантиметров. На наше счастье, из озера вытекала маленькая речка и текла обратно, в Янцзы. В результате вместо 17 км мы прошли 40...

Тибетцы-скотоводы – милые и приветливые люди, наивные, как дети. Они все еще живут в седьмом веке, несмотря на то, что у каждого есть мотоцикл и китайский форменный китель с надписью " public security ".

Камнеклады и надписи, вырезанные на стенах. В Тибете очень распространена резьба по камню. Режут не абы что, а священные мантры и даже целые тексты. Самой впечатляющей нашей находкой был огромный прямоугольник, сложенный из резных раскрашенных камней. При этом в районе живут только немногочисленные кочевники, а ближайшая юрта стоит в 15 километрах от этого произведения искусства. Тибетские буквы можно обнаружить и на невзрачных камушках на лугу, и на скальных глыбах в русле реки.

Каньоны реки Дзечу. Узкие, с вертикальными стенами, уходящими одним концом в небо, а другим – в воду. Каждый раз, несомые водой в этой щели, мы задавались вопросом: "Что же там, за поворотом?"

Тибетские деревни и монастыри. В глуши, далеко от дорог, стоят, спрятанные от жадных китайских глаз, тибетские деревушки. В таких местах все дышит миром, простотой и чистотой. Здесь путник всегда найдет и кров и стол. Почти в каждой деревеньке есть свой небольшой монастырь. Обычно это просто самый большой дом с золоченым колесом на крыше. У входа сидят несколько монахов в красных одеяниях и ведут за чаем чинную беседу о судьбах мира...

Большая вода Меконга. Меконг – один из немногих колоссов сплавных рек. При его огромном расходе и скорости течения 17 км/ч досточно легкого сужения русла, чтобы возникали нестационарности течения, способные заставить наш небольшой катамаран скакать и крутиться подобно месячному щенку. Иногда бочки в треть русла возникали в тех местах, где еще минуту назад текла ровная вода. А еще на Меконге есть пороги...

Шоссе Ченду-Ласа. Дорога национального значения, связывающая столицы двух провинций. Головокружительные серпантины прорублены в склонах гор, пятитысячные автомобильные перевалы соседствуют с гнездами орлов и грифов. Хуже этой дороги, говорят, только трасса Ласа-Кашгар. Иногда, высунувшись из окна, можно далеко внизу увидеть заржавленные останки машин, которым повезло меньше.

Ласа – Священный Город, столица Тибета. Про нее не стоит рассказывать, там стоит побывать самому. Но не нужно рассчитывать на излишнюю эзотеричность этого места. Сейчас это просто огромный рынок сувениров!

Дунгуан – город-оазис в пустыне Такла-Макан, населенный буддами. Китайцы на протяжении более тысячи лет вырезали пещеры из камня и в них вырубали статуи будд и бодхисаттв. Высота самой большой статуи – 36 метров. Фотографирование статуй и даже их освещение строжайше запрещено.

Итоги и рекомендации

Тибетское нагорье – совершенно новый район для российских водников, и потрясающе интересный. По Тибету можно спланировать множество прекрасных экспедиций любой сложности и направленности – наш поход это убедительно доказал. В Тибете пройдено на сегодняшний день меньше половины рек, этот район – рай для первопроходцев. Особенно впечатляющие возможности открываются перед любителями рек с большим расходом – вероятно, сплавных рек такого расхода нет больше нигде в мире. Исключительно миролюбивое и доброжелательное местное население и неповторимый колорит тибетского буддизма, наложившего свой отпечаток даже на камни в порогах, на наш взгляд, делают экспедицию в Тибет еще более привлекательной.

Для гипотетического туриста, обладающего несметными сокровищами, Тибет не имеет никаких недостатков, одни достоинства. Для нормальных людей есть два обстоятельства, затрудняющих проведение экспедиции:

  • Добираться по земле из Москвы в Ласу, это в лучшем случае потребует 9-10 дней. Отсюда и общая длина похода получается очень большой.
  • Действия Отдела по Борьбе с Иностранцами китайской полиции. Этот отдел всячески препятствует проникновению в Тибет иностранцев без соответствующих пермитов, а в Тибете ловит их, штрафует и депортирует.

Наша экспедиция получилось удивительно удачной. Планируя ее, мы не ожидали, что план будет выполнен на такой высокий процент. В Москве мы имели очень мало информации, и еще меньше достоверной.

Одна из причин высокой реализации плана, а может, и главная – это наше везенье. Это может показаться смешным, но нет – все совершенно серьезно. Нам везло все время, начиная с отъезда и заканчивая прибытием поезда в Москву. Нам везло при встречах с полицией, при выборе пути без достаточной информации, во время стихийных бедствий, даже в буддистских храмах – всегда и везде. Оглядываясь назад, невольно думаешь – так не бывает.

Есть и другая причина – наша команда. Два месяца мы жили вместе, были вместе и действовали в унисон. Спасибо ей, команде!

Общественное снаряжение

Общее снаряжение достаточно стандартное. Несмотря на минимизацию веса, решили взять газовую лампу. Жить с ней, безусловно, приятнее, но необходимой она не является. Палатка "Ежик"-4 показала себя, как всегда, превосходно. Цепка пригодилась один или два раза – всегда готовили на газе, а костер разводили только для удовольствия. Спирт пригодился весь. Взяли несколько маленьких сетей типа "Телевизор" и "Косынка", но ловить рыбу никто толком не умел, а в непрозрачной воде, она, вероятно, и не водилась.

При разработке специального снаряжения было применено несколько интересных идей. Из-за отсутствия леса на сплавных участках пришлось везти с собой дюралевую раму и весла. Рама собиралась из коротких отрезков труб (не более 105 см). Это увеличивало мобильность команды и делало наш груз менее подозрительным. Лопасти весел были сделаны из дюралевого листа, крепились на цевья болтами. Цевья тоже были разборными – состояли из двух частей. Из трех цевьев собиралась мачта. В качестве паруса использовался групповой тент. Парус можно было ставить по разному. Этому способствовала сборная из трех частей рея-гик. Для установки мачты на вторую поперечину был надет степс, сделанный из стального стакана. На Янцзы удалось испытать парусное вооружение нашего катамарана. Система работала неплохо, но более-менее попутный ветер был очень редок или слаб. С четвертого дня сплава подул встречный ветер и не прекращался до конца сплава по Янцзы.

На нашем катамаране не было упоров и сидушек. Без них прохождение Дзечу и Дзачу было бы очень проблематичным. Поэтому на втором стапеле мы сделали упоры и "полотенца" из лямок и поясников наших рюкзаков. За первые километры сплава мы их отрегулировали, и дальше плыли вполне уверенно.

Карты, средства навигации и прочие документы

Документов, удостоверяющих личность, желательно иметь несколько, и держать их в разных местах. В долгой экспедиции немудрено потерять один из документов. А по миру ходят неприятные истории об иностранцах, оказавшихся в Китае без документов. Самое лучшее, что может случиться – выплата крупного штрафа. Липовое "прошение о содействии", или дацзыбао, которое было составлено на трех языках, и на которое мы рассчитывали, действия не возымело. В поезде нас оштрафовали за перегруз, а в Чамдо – за проникновение в Тибет без пермитов. Однако его наличие не вредит, а помочь может.

Карта автодорог Китая, с названиями городов на английском и китайском языках была одной из ценнейших вещей в экспедиции. Только благодаря ей нам удавалось объяснять, куда мы едем и покупать билеты. Советские топографические 5-километровки – без них бы мы не могли двигаться по маршруту. Хотелось бы иметь более подробные карты, но в Москве мы их не нашли. Несколько листов советских 5-километровок было выписано из Стенфорда, однако процедура общения со стенфордской библиотекой очень затянулась, и мы не смогли получить других карт, кроме самых необходимых.

GPS был совершенно необходим. Им пользовались каждый день, почти непрерывно.

Китайский и тибетские разговорники позволяли нам хоть как-то общаться с местными жителями. Без них наше продвижение по маршруту было бы гораздо сложнее. Путеводитель от Lonely Planet – тоже крайне полезен. Он содержит важную и постоянно обновляющуюся информацию, причем получает он ее часто от нелегальных туристов.

Подарки аборигенам делают общение с ними эффективнее, душевнее и интереснее. Однако тибетцы мало в чем нуждаются – у них полностью самодостаточное хозяйство.

  1. Действительные загранпаспорта с китайскими визами.
  2. Другие удостоверения личности (студенческий билет/аспирантское, уд-е члена РГО etc).
  3. Ксерокопии паспортов и др. удостоверений личности, лежащие отдельно от удостоверений.
  4. "Прошения о содействии" на китайском, тибетском и английском языках, на имя начальников ТАР, пропечатанное российскими печатями.
  5. Карта автодорог Китая; Листы советской 5км карты на все участки маршрута от Голмуда до Ласы включительно; Листы советской 2км карты на пеший переход с Янцзы на Меконг.
  6. Цифровой диктофон с русско-тибетским разговорником.
  7. Русско-китайский разговорник.
  8. Англо-тибетский разговорник.
  9. Описание Тибета от Lonely Planet.
  10. Полезные адреса и телефоны.
  11. Бумага для записей.
  12. Ручки и карандаши – 3шт.
  13. Калькулятор.
  14. Компас – 2 шт.
  15. GPS, батарейки к нему.
  16. Разные GPS данные по Тибету (в частности, пороги Меконга).
  17. Подарки аборигенам – мягкие игрушки, российские монеты (Подошли бы значки, открытки с видом Кремля).
Продуктовая раскладка

К продуктам было 2 требования – малый вес и возможность приготовления с малым расходом газа. Основу нашей раскладки составляли сублимированные продукты фирмы Гала-Гала. Благодаря им нам удалось больше месяца питаться раскладкой, в среднем не превышающей 430г сухого продукта на человека в день, и при этом оставаться сытыми и довольными. Для их приготовления не нужна даже кипящая вода – сублиматы прекрасно разбухают при 50 градусах. Реально раскладку можно было бы сократить до 350г в день, и при этом не голодать. Результат, прямо скажем, невероятный, если не пользоваться сублиматами. А сублиматы Гала-Гала, ко всем своим прочим достоинствам, еще и вкусны.

Аптека и косметика

Стандартный аптечный комплект был расширен за счет:

  1. Средств от горной болезни. Был взял диакарб для профилактики болезни и дексаметазон для лечения отеков легких и головного мозга. Диакарб принимали и никто горняшкой не заболел.
  2. Обеззараживателя воды. Будучи наслышаны о плохой воде в Индии и Непале, мы взяли средства для ее стерилизации. Однако вода оказалась хорошей и эти препараты не пригодились.
  3. Увеличенного количества витаминов и микроэлементов. Особый упор был сделан на соли кальция, в результате чего все остались при зубах.
  4. Увеличенного количества сильных антибиотиков.

Есть информация, что в Тибете очень распространено бешенство животных. Хотели взять средства от него, но не нашли, и, как следствие, не взяли.

Особенности личного снаряжения

Личное снаряжение было достаточно стандартное. Одежда была рассчитана на диапазон температур (-20; +40). Реально встречались температуры в диапазоне (-10; +40). На Янцзы пригодились солнечные очки. Водная гладь на 4500 метрах над уровнем моря слепит не хуже снега. В пустыни пригодились личные фляги – в них несли расходную воду. Остальную несли в гермах.

Полный комплект снаряжение туриста-водника мы посчитали слишком тяжелым и не стали брать каски и гидрокостюмы. На ноги одевали гидроноски и кеды/кроссовки, а вместо гидрокостюма использовали термобелье. Вода в реках оказалась не холодной, в Янцзы достигала 15 градусов, видимо, из-за малой глубины. Спасательные жилеты взяли очень легкие, с емкостями, сделанными из пакетов из-под вина. Однако вполне функциональные.

Литературные приложения

Нижеприложенные здесь заметки имеют своей целью более полно раскрыть это непонятное и для нас самих, но безусловно ставшее частью нашей жизни явление – Тибет.

Москва – Голмуд


Китайская народная пословица.

Москва, к которой мы привыкли, и далекий загадочный Тибет – суть жемчужины одного ожерелья миров, разделенные другими мирами – Средней Азией, страной уйгуров, великой пустыней Такла-Макан. Чтобы оценить все великолепие этой нитки жемчуга, нужно проехать по ней – проехать из Москвы в Тибет.

Казахстан провожал нас протянувшимися на сотни километров рядами колючей проволоки и пулеметными гнездами на вышках. Здесь очень боятся китайской экспансии. Китай встречал нас иероглифами и полным пренебрежением к охране госграницы. Они никого не боятся. Красные иероглифы – вот первое впечатление от Китая. Страшновато – кажется, что разучился читать. И повсюду красный цвет, так любимый китайцами. Красный цвет, в западной цивилизации прочно проассоциированный с агрессивностью и кровью. Но здесь все очень спокойно. Гуляем ночью по городу – всюду жизнерадостные уйгуры угощают шашлыками. Шашлык из баранины, свинины, почек, печени, яиц, рыбы и любых овощей. И пиво.

Первый билет на автобус нам покупает наш друг энтомолог Илья, уже не раз путешествовавший по Поднебесной. Второй билет, на поезд из Урумчи, нам предстоит покупать самостоятельно. Легкая паника. Пытаемся понять, что из плакатов в кассовом зале является расписанием. Долго сличаем иероглифы на карте с иероглифами на плакатах. Запущена четырехпроцессорная экспертная система нового поколения – расписание найдено! Поезда до Синина нет... Разрабатываем новый маршрут. И опять проблема – как купить самые дешевые билеты на самый ближайший поезд. Экспертная система скрипит, но справляется. На радостях покупаем пива, но излишняя самоуверенность подводит систему. За 15 минут до отхода поезда мы не понимаем, куда идти на посадку в огромном железнодорожном вокзале города Урумчи.

Пустыня за окном поезда. До гор далеко-далеко на горизонте – разноцветная равнина, в которой нет только одного цвета – зеленого. Параллельно с нами летит прямое, как стрела, шоссе. Никаких признаков жилья. Мимо нас проносится суперсовременная двухуровневая развязка. Однако... Уходим в длинный освещенный туннель. Выныриваем в другом мире. Все вокруг зелено-желто-коричневое. Пашни, ручьи и перелески радуют утомленные пустыней глаза. Здесь идет сенокос. Лоскутное одеяло обработанной земли украшают золотые домики стожков. Деревни – то ли слепленные из глины, то ли выросшие из земли. Повсюду красные флаги. Эти люди – бесспорные победители соцсоревнования.

Ланчжоу – огромный город, столица провинции Ганьсу. Здесь тепло и солнечно. Не только из-за метеоусловий – широкие светлые и чистые улицы, ухоженные парки, улыбчивые люди. Настоящая китайская кухня. Объеденье! И всего за 25 руб на человека. Немного обескураживает только тот факт, что мы так и не поняли, что же мы ели...

Снова пустыня за окном. Мы готовимся стать преступниками. Едем в город Голмуд, территория вокруг которого закрыта для иностранцев. В путеводителе сказано: "самый отвратительный, безжизненный и удручающий ландшафт во всем Китае". Но только так мы попадем в Тибет. В этой пустыне есть вода, на карте даже нарисованы заболоченные участки. Но вода эта – соленая, такая соленая, что никакая тварь, будь то тушканчик или куст верблюжьей колючки, не способна использовать ее. Пустыня мертва. Мы начинаем грустить, но, к счастью, при подъезде к Голмуду соляные болота сменяются старой доброй песчаной пустыней. Какой же живой и доброй она кажется после своей просоленной соседки. Поезд подъезжает к вокзалу, мы выскакиваем и бежим, бежим, бежим прямо в пустыню.

Обход поста

 

Не пойман – не вор.
Русская народная пословица.

До этой экспедиции никто из нас не ходил по пустыне, а тем более – через пустыню. А тем более – через высокогорную пустыню. Это непросто и очень интересно. В голове навсегда закрепился пионерский девиз: "Воздух и вода – наши лучшие друзья!"

Наш базовый лагерь стоял на краю пустыни, в полукилометре от казарм и был скрыт от них высоким барханом. За водой мы ходили на край города, где был прорыт канал, наполненный чудесной чистой питьевой водой. Жизнь по эту сторону пустыни была легка и безоблачна. По другую сторону пустыни, в 35 км от нас находился пост, где у иностранцев проверяли разрешения на въезд в Тибет. Нам нужно было обойти его и выйти на шоссе. Дальше поедем на попутках. План был прост и понятен, мешала только пустыня и больше двух центнеров груза. Пошли в разведку. Несмотря на опытность следопытов, воды они не нашли. Вместо воды нашли несколько пересохших русел, которые на карте почему-то были обозначены непрерывными синими линиями. Решили идти к озеру несколько в стороне от маршрута, но уже на другой стороне пустыни. Началась борьба за жизнь.

После захода солнца уходит первая ходка с половиной груза. Сделан схрон на полпути к озеру. Ночью в пустыне идет подобие дождя. Утром пасмурно. Решили рискнуть и пойти через пустыню днем. Воды взяли полно – по два литра на человека. Оказалось – очень мало. Еще по пасмурной погоде прошли схрон. Затем вышло солнце и вода начала стремительно убывать. Меньше пить не получалось – иначе трудно дышать. Осталось 2 литра. Смотрим на карту и видим – нет озера. Это разбои реки, просто смазалась краска в принтере. Разбои пересохшей реки...

Ситуация была гнилая. Ближайшей гарантированной водой был все тот же канал около бывшего лагеря. Посмотрели друг другу в глаза – решили рискнуть. Весь песок вокруг нас был утоптан тысячами звериных следов. Следы мелкие, средние, вовсе гигантские – и все вели в одном направлении. На водопой? Пошли. Голова отключалась, язык прилипал к небу и мешал говорить. Склон постепенно понижался, и только поэтому и дошли. Вверх бы уже не смогли.

Мутный, грязно-серого цвета, с плывущими по поверхности букашками и таракашками – как мы его пили!!! Ручей в тени скального карниза, спрятанный от жестокого солнца. Поставили лагерь, перетащили схрон. Блаженствовали уже под незнакомыми звездами. Утром благодетель пересох. Все утро собирали в гермы оставшиеся от него лужицы. Сколько-то мы на этой воде еще протянем.

Снова разведка, на целый день. Воды нет, обхода поста нет. Умные китайцы заперли постом единственную щель в скальной стене восточного Кунь-Луня. Сквозь эту щель протискиваются шоссе Голмуд-Лхаса, строящаяся железная дорога, а также река Голмуд, обозначенная у нас на карте двумя линиями. Делать нечего – идем к ней, прямо к китайцам в лапы. При подходе к реке замечаем удивительную вещь – отсутствие всякой растительности. И это в местности, где тщедушного ручейка досточно для поддержания гектаров травы и кустарника! Неужели пересохла? Подходим ближе – течет, родимая. Тридцатью метрами ниже нас, на дне каньона с отвесными стенами. И никаких намеков на спуск.

Спуск нашли в паре километров, совершенно случайно. Какой-то китаец в буквальном смысле слова не замел следы. Прорубленный в скале серпантин привел нас в "рай". Парадайз – так мы назвали это место, защищенное от ветров и пыльных бурь, место, где не нужно было заботиться о воде. Под покровом ночи, строго по GPS в две ходки перенесли лагерь в Парадайз. Заснули счастливые. Утром обнаружили, что вчера по приходу каждый наполнил водой все возможные емкости. Маньяки...

Следующей ночью штурмовали пост. Повезло – не было луны и был легкий туман. Четыре груженые под завязку тени бесшумно крались по изрытой стройкой местности, соблюдая дистанцию от казарм, собачих будок и освещенных участков. Проскочили буквально за обращенной к реке стеной поста. Свобода!

Утром поймали попутку и чудом проехали второй пост, которого не было у нас в описании. Все посты не обойдешь. Ночь встретила нас уже в деревне Тотохеянь, на берегу великой Янцзы.

Партизанскими тропами

В Тибет мы собирались проникнуть нелегально. Хотелось пролезть в такие места и на такой срок, что официальное разрешение стоило бы нам многие тысячи долларов – всяко больше годовой зарплаты. Со спокойным сердцем отбросив законный вариант, мы сосредоточились на незаконном. На район голмудского поста удалось найти только устаревшую советскую пятикилометровку, и благодаря частично ей, частично собственному здравому смыслу, мы три дня плутали по пустыне. Однако утром четвертого дня наш лагерь стоял в каньоне единственной в этой пустыне реки, и до поста оставалось около пяти километров. Посовещавшись, штаб вынес решение провести партизанский налет на пост, имеющий целью разведку стратегических объектов. Сказано-сделано. Мы вдвоем с Лешей выдвинулись к посту. Местность вокруг поста состояла из участков двух типов. Участки первого типа были облагорожены китайскими строениями непонятного назначения, участки второго типа были обезображены воронками и горами строительного мусора, оставшимися от работы над участками первого типа. Впечатление безрадостное, но мусорные кучи давали нам хорошие возможности для маскировки. Полдня мы кружили рядом с постом. Сначала прятались и подозревали каждого китайца в связях с public security. Потом надоело. К полудню все важные точки были занесены в GPS и мы вернулись на базу отсыпаться перед штурмом.

В 12-00 по голмудскому времени отряд в полной темноте выполз из каньона на плато. У каждого за спиной было по 50кг, у Леши на груди висела связка труб рамы катамарана, слишком напоминающая переносной пулемет, у Тихона в руках был красный флаг на трехметровом бамбуковом шесту. Флаг Тихон нашел недалеко от лагеря и выбросить его отказался наотрез. Отряд был к бою готов. Думаю, если бы мы встретили по дороге мирного горожанина, он сдался бы в плен без лишних вопросов.

Пошли. Все как в компьютерных играх, только пыхтишь ты, а не твой герой. Справа отвес, слева железная дорога. Идем в полной темноте, чтобы не заметили. Светится только экран GPS. Железку надо перейти в строго определенном месте. Перейдем раньше – выйдем на освещенную станцию, перейдем позже – окажемся слишком близко к охраняющим мост солдатам, которые окликнули нас днем. Перешли. Дальше путь между глухим забором и мусорными горами. Лает собака, как раз оттуда. Значит, надо по-другому. Ага, есть еще проход прямо в кучах. Садимся. Вдвоем идем в разведку. Снимаем на GPS новый путь до самого поста. Задыхаясь от адреналина, бежим обратно. Хм… Я забыл снять точку, где сидят ребята. Сорок минут шаримся по мусорным кучам. Замогильными голосами пытаемся звать ребят, также пробуем подражать крикам совы, выпи, Аленушки. В результате теряем друг друга. Находимся все чудом, подхватываем рюкзаки, пулемет и флаг – и бежим к посту. С расширенными от ужаса глазами проходим в 20 метрах от стены поста, в окно видим затылок китайца, проверяющего документы у проезжающих. Прошли!

Впереди, сколько хватает глаз, полоса земли между дорогой и обрывом шириной 50 метров и вся изрытая воронками. Время от времени по ней проходит луч прожектора от ближайшей стройки. Отряд добегает до ближайшей воронки и бросается на ее дно. Прожектор прошел. Бежим! Добегаем до следующей воронки, прыгаем в нее. Ждем. Бежим. Прыгаем в воронку. Эх раз, еще раз! Спустя несколько воронок нас всех одновременно разбирает неудержимый хохот. Мы представляем, как это выглядит со стороны. Воображение дорисовывает каски вместо кепок и руку на перевязи – сцена из фильма про войну. Как бы, наверное, смеялись китайские полицейские. А может – китайские психиатры – неизвестно, по какому ведомству нам пришлось бы пройти.

Янцзы

Эти люди наивны и доверчивы до безумия – сущие дети.
Эрнандо Кортес.

Удивительное ощущение – плыть по Янцзы. Сначала Великая река занимает собой все поле зрения, растекаясь до горизонта сетью разделенными островами проток. Затем она занимает все мысли, гоня прочь из звенящей головы суетные переживания. Затем она заполняет всего тебя. По телу разливается приятная пустота, глаза начинают по другому смотреть на мир.

В этой пустоте есть мы, наш катамаран Карантин, река Янзцы, она же Андуин, она же Элизабет, то есть просто Река. И есть Небо. Небо здесь – это все, что не Река. В такой приятной компании мы провели одиннадцать дней. Но это – если верить календарю, потому что Время мы не приняли в свою компанию.

Раз вспомнив дни, проведенные на Реке, очень трудно переключиться в нормальный ритм последовательного повествования. Слишком мало значат события, и слишком много – чувства. Я и не буду пытаться этого делать. Просто сходите на Янцзы – и нам будет проще понять друг друга.

Как мы Янцзы потеряли

Янцзы – великая река. Это заметно даже в ее верховьях. Уже в ста километрах от истока течет она десятками быстрых желтых проток, никогда не сливаясь в одно русло. Расстояние между берегами – чуть ли не километр! Хотя и берегов-то никаких нет. Вокруг – бесконечная равнина до горизонта, и уж почему сегодня Янцзы течет здесь, а не там – одному Будде известно.

На берегу одной из проток Янцзы, совсем рядом с трассой Голмуд-Лхаса мы строили свой катамаран. Дорожные рабочие, до того вяло ковырявшие кирками прекрасно выглядевшее дорожное покрытие, прибежали в полном составе. Команда, стараясь сохранять полную невозмутимость, с помощью легких перекачивала разреженную атмосферу в баллоны. После рабочих потянулись инвалиды трудового фронта из передвижного госпиталя. Вся толпа с открытыми ртами следила за каждым нашим движением. Последним прибежал умирающий китаец, таща стойку с капельницей, игла которой была внедрена ему в руку. "Аудитория в сборе. Можно отчаливать" - решили мы и спустили на воду доблестный катамаран "Карантин". Тронулись. Аудитория разразилась хриплыми криками. Все, у кого были руки и эти руки не были в гипсе, начали махать ими на прощание. Китайцы – очень непосредственный народ. Умирающий размахивал капельницей.

Весь первый день сплава пейзаж за бортом совершенно не менялся. Сколько хватает глаз, справа и слева – протоки Янцзы, разделенные островами. Желтая вода, бурый песок и редкие пятна светлозеленой травы. И только на горизонте одиноко стоит правильной формы гора, увенчанная белой шапкой – в 50 километрах от нас.

Второй день поначалу не отличался от первого. Но к обеду протоки стали мелеть, а островов становилось все меньше. Большую часть времени приходилось идти пешком. Наконец, вокруг нас осталась одна вода, глубиной не больше 20 см, а течение, которое полчаса назад бодро катило со скоростью 8км/ч, куда-то рассосалось. "Странная река", подумали мы. "Похоже, она тут и кончается", заключил Леха. Это не входило в наши планы. Путем мозгового штурма родилась гениальная идея – посмотреть на карту. Даже на нашей, обделенной топографическими знаками полумиллионке, была видна оригинальная творческая идея создателя этих мест. От Янцзы отделялась небольшая речка и текла почти под прямым углом в большое озеро. В центре этого озера мы и имели счастье стоять. Самое же обидное заключалось в том, что из Янцзы мы выплыли вчера, и, стало быть, уже день движемся по какой-то не внушающей доверия безымянной речке. Однако!

Будда, безусловно, большой шутник, но существо добросердечное и незлобивое. Поэтому он проложил еще одну речку, текущую из озера обратно в Янцзы, совсем недалеко от первой. Вот где пригодился GPS! Развернув "Карантин" в указанном навигатором направлении, мы двинулись к выходу из озера. Песок кончился, и желтая вода вокруг незаметно превратилась в жидкую глину. Благодаря Будду каждый раз, когда удавалось вытащить ногу, не оставив в глине ботинок, и матеря его в противном случае, команда упорно первопроходила озеро.

...И они нашли эту речку, и случилось чудо – "Карантин" вдруг взял и поплыл сам, без бурлачества и мата. И было им счастье...

Как мы тибетца учили расстояние мерить

Шли мы с Янцзы на Меконг. Не первый день уже шли – устали. Проснулись с утра, смотрим на карту – нужно брать перевал выше 5000. Перевал пешеходный, но до него еще неблизко, да и от него до Меконга порядочно. Сидим в палатке, едим сублиовощи с сублимясом, размышляем. Тут палатка начинает странно дергаться, хотя ветра никакого нет. Вылезаем в тамбур – это к нам в гости тибетский юноша пришел, только он тамбур открывать не обучен, поэтому под дверью пролезть пытается. Поздоровались с ним, предложили овощей. Он есть не стал, сел в тамбуре и смотрит, золотым зубом поблескивает. Это нормальное поведение для тибетца, но есть, когда тебе в рот заглядывают – удовольствие среднее. Решили с ним поговорить. Обсуждение политической ситуации в Китае отложили на потом, сначала спросили – есть ли у него лошади. Лошади имелись. А может ли он на этих лошадях наши рюкзаки через перевал перебросить? За деньги. Этот вопрос оказался сложнее предыдущего. Минут двадцать мы вчетвером его втолковывали, пока не втолковали. Может. Но не больше 15 км. Подивились мы этой цифре, но до перевала по прямой было семь, и мы согласились. Наш друг привел трех невысоких коренастых лошадок, погрузили на двух по два рюкзака, на третью он сел сам, и поехали.

Минут через двадцать ему наскучило ехать с нами, он стеганул свою лошадку и понесся в ближайшую юрту чай пить. Оставил нас, зараза, один на один с дикими зверями. Лошадки тут же идти перестали, предпочитая лежачее положение стоячему. Но и у нас был уже некоторый опыт общения с нерусскоговорящими существами. Знали, куда надо пнуть, чтобы лошадь почувствовала, но копытом не достала. Идем. Подходим к перевалу. Тут из-под земли появляется наш всадник, весь в белом, только сапоги слегка ячьим навозом измазаны. Ведет нас на перевал. Тропа хорошая, доходим быстро.

На перевале дождь, ветрило и куча тибетских флагов трепещет. Наш друг с лошади слезает, возносит молитву богам, а затем без зазрения совести говорит, что все, мол, приехали. Ну нет, братец, ты свои юани еще не отработал! Мало, говорю, километров прошли. Ведется полемика. Под шумок Тихон с Ромой уводят лошадей вниз с перевала, в долину Меконга. Тибетец спохватывается, но уже поздно. Провожает лошадей тоскливым взглядом, садится на своего конька и исчезает из глаз.

Мы идем. Погода – хуже некуда. Но идем, потому что чем больше пронесут рюкзаки лошади, тем меньше их тащить нам. Километра через четыре появляется наш мокрый друг. Он зол. Он хочет домой. Он говорит, что 15 километров мы давно прошли. Окей! Посмотрим, что скажут словари. Я достаю GPS, ловлю спутники, показываю ему циферки. По прямой мы прошли 9 километров. Как же так? Достопочтенный хочет нас надуть? Для убедительности подключаются Тихон с Лехой – начинают на разные голоса требовать крови ленивого тибетца и вспоминать, как много было пролито трудового пота, чтобы эти деньги заработать. Тибетец слегка балдеет, но временно отстает. Он едет параллельно с нами, видимо, пытаясь осмыслить происходящее.

Еще через три километра он делает следующую попытку. Но у нас есть следующий аргумент. Карта! Причем цветная. Мы разворачиваем ее и как дважды два доказываем, что еще надо пройти километра четыре, в лучшем случае три. Ни рожна не понимая, тибетец долго таращится в карту, потом крутит в руках GPS. "Где ж меня дурят?" - стоит в его глазах немой вопрос. Тибетец поднимает голову, по его давно не мытым волосам стекают струйки дождя. Он внимательно по очереди исследует наши честные и суровые лица, затем прыгает в седло и исчезает, напоследок оглашая окрестности нечленораздельными воплями. "Как бы товарищей не привел" - думаем мы и прибавляем шагу. Река уходит в глубокие каньоны, мы идем прямо по воде. Все устали – и мы и лошади. Они все чаще останавливаются, все труднее заставить их идти дальше.

Вдали завиднелась белая точка юрты. Около нее сидит наш друг. Привычным жестом я достаю GPS – 16 км по прямой! Он забирает лошадей. Мы широко улыбаемся друг другу. Хорошие все-таки люди – тибетцы!

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 Роман Железов, 11.01.2006
Более красочное описание этого похода на сайте МАРШРУТЫ.РУ ссылка=
http://www.marshruty.ru/Travels/Travel.aspx?TravelID=91517b7b-e8dd-496d-b2d1-1606d4d17802

и на сайте www.tibettravel.narod.ru
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100