Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS



УралБайкерБлюз

Автор: Александр (Санкт-Петербург)

Количество людей: трое.

Цель:
1) пересечь Уральские горы, пройдя из Европы в Азию;
2) рыбалка.

Маршрут: Станция Полярный Урал – р. Макар-рузь до пересечения с ручьем Покойник - Шор – р. Энга-Ю – г. Харп.

4 июня 2006 года

Последние утренние сборы. Рюкзак специально взвесил – 35 кг (почти половина моего веса). У каждого по рюкзаку, гитара и три пакета с едой в поезд.

Едем на Московский вокзал и садимся на автобус до Москвы (конечная остановка Колончевка). Вещами заваливаем все задние ряды автобуса. Когда выгрузили все вещи из автобуса, окинув их взглядом, решили разбить палатку прямо здесь на газоне и съесть хотя бы половину припасов. Пока дошли до Ярославского вокзала, возникла очередная мысль, половину вещей продать "ВСЕ ПО 10 РУБЛЕЙ" (или раздать бедным).

На вокзале сразу же взяли билеты обратно на 22 июня  Лабытнанги - Москва, так как кассир убедила, что билетов уже и так немного. Все на юг едут в отпуска.

19:20 отправление поезда. Плацкарт. В вагоне жара, хоть до трусов раздевайся. Народа не так много. Напротив Сереги купе полностью свободно. Проводники сказали, что лед на Оби уже тронулся (а мы уж боялись, что бур не взяли).

Выводы дня: нехрена стока вещей с собой брать.

5 июня 2006 года

У Сереги в рюкзаке протекло подсолнечное масло. Вытащили все вещи и разложили по вагону, заняв 2 полных купе и 2 боковушки. В рюкзак насыпали соли (оказывается соль впитывает масло).

Выводы дня: лучше мать вашу надо вещи паковать.

6 июня 2006 года

Утром стало прохладно. С Саньком одели и майки, и кофты. Серегу спасает подкожный жир и растительность на теле. Пейзаж за окнами наталкивает на мысли о суициде. За окном серая мрачность. Небо пасмурно. Почки на деревьях еще не распустились или только начинают распускаться. Кое-где лежит снег. Немного накрапывает дождь. Ощущение поздней осени за окном.

Достали карты-местности и занялись уточнением маршрута, вычислением координат и азимутов. При этом заняли 3–е купе.

Скоро выходить. Мимо нас проходят сотрудники транспортной милиции не обращая никакого внимания. Удивились они на обратном пути, когда мы переоделись. Если Санек  в своей куртке был похож на браконьера в 5 поколении, то мы с Серегой на диверсионный отряд в своих камуфляжах плюс Серегина  разгрузка (вылитый чеченский боевик). Тут началась проверка паспортов, вопросы по поводу цели визита и т.д. Благо в рюкзаки не полезли, где у нас лежал и бензин для "шмеля", и ножи, кои запросто можно отнести к холодному оружию.

14:09. Выходим на станции Полярный Урал. Единственные. Проводница мило волнуется за нас. Проводник желает удачи.

Станция маленькая. Вокруг горы. Температура +15. Еле-еле находим живых людей. У них узнаем, где перевал через горы. Интересует также местоположение бетонки, которая якобы должна идти с гор, пересекать Энга-Ю и доходить до Харпа (про мифическую бетонку узнали в Туле от одного профессионального туриста, который сказал, что на г.Черная должна вестись добыча алмазов и с нее должна вести бетонка). Про добычу ископаемых в горах местные также упомянули, а так же про мост через Энга-Ю, который должен быть где-то.  Большей информацией разжиться не удалось.

Решили больше не тратить время и идти к перевалу. 

Пройдя снегозащитный забор, увидели первой озеро, наполовину покрытое снегом. Вроде бы его образует Собь. Решили держаться по правой стороне Соби.

Вообще со стороны было смешно смотреть на 3 человек со здоровыми рюкзаками на спинах, прыгающих с камня на камень, которые несут в руках пакеты "Семейная копилка" и простые тряпичные сумки (это как идешь с работы, и заходишь в магазин хлеба домой купить).

На первом же 10 минутном привале атаковали комары. Аэрозольный репеллент Gardeks не помогает (в дальнейшем стало ясно, что средства от насекомых можно было вообще не брать, так как из-за климатических условий в горах они еще не лютуют).

Вскоре были поражены, выйдя к какому-то ручью. Снег по краям был выше нашего роста. (И это в июне. Что ж тогда зимой здесь. В принципе и до гор то еще не дошли.). Лед кое где вообще голубой.

Начал накрапывать дождь, поэтому решили разбить палатку. Подходящее место нашли с трудом, так как  вокруг или ручьи, или здоровые валуны. Пока ребята готовили ужин, пришлось сбегать на несколько км вперед по предполагаемому маршруту для разведки дальнейшего пути (такой кайф без рюкзака). Дойдя до очередного ручья, вытекающего с гор и впадающего в Собь, столкнулся с проблемой его перехода. Для моих берц было Глубокова-то. Пригодились бы болотные сапоги. Приблизительно найдя место для завтрашней переправы, решил вернуться назад (на берегу так же нашел 3 доски длинной 2,5 метра как запасной вариант).

Ужин делали на шмеле (3 банки каши, сало, сухари и все, что осталось с поезда). Делать костер абсолютно не из чего.    

Выводы дня:

  1. Берцы не котируются. Промокают, так как из-за ручьев очень влажно, да и по снегу периодически приходится идти. Удобно по камням: нога зафиксирована и подошва толстая. На четвертый день пришлось засунуть их на дно рюкзака. Лучше болотные сапоги. На крайний случай обычные резиновые.
  2. Обязательна газовая или бензиновая горелка. При готовке на шмеле утром и вечером, за 7 дней мы потратили чуть больше полулитра бензина.
  3. Противонасекомые средства в июне просто не нужны. В горах комаров почти нет.
  4. Собираясь в поход, заморочились на таблетки для очистки воды. Необходимости в них вообще нет. Пить можно из любого ручья. Главное, чтоб вода не стоячая была.

7 июня 2006 года  

В этот день решили дальше не ходить. Периодически моросил дождь. Сверились с картами. Чуть переставили палатку. Вечером, мои уговоры выдвинутся в два ночи, так как все равно светло да и пол дня проспали, все восприняли в штыки, сказав, что ночью надо спать, а то биоритмы нарушаются. Ничего не оставалось, как послать их всех в сердцах и попытаться уснуть.

8 июня 2006 года

Подъем в 9 утра. На небе ни облачка. Погода обалденная. Пол часа собирали вещи, палатку, рюкзаки. Двинулись.

Дошли до ручья, который я так и не перешел. Все таки пришлось пользоваться доской в некоторых местах. Доску увековечили, поставив в курганчик из камней и прицепив к ней в пакете наши имена с целью путешествия и адрес в "Нете".

Почти сразу же, натыкаемся на курган с мемориальной доской гласящей, что в 1988 году здесь под лавиной погибло 13 туристов. Заставляет задуматься, насколько опасны могут быть горы.

Как дань памяти мертвым возложили по камню на курган ("Каменные цветы"). Вспоминается песня Высоцкого:

"Нет алых роз и траурных лент
И не похож на монумент
Тот камень, что покой тебе подарил".

Дальше идем через снег от скопления к скоплению камней. Периодически проваливаясь по колени, по пояс.

Прошли озеро, из которого течет Собь.

Сделали получасовой привал на камнях. Пока ребята распаковывались, дабы перекусить, удалось найти вездеходную тропу, ведущую по левой стороне перевала. После 30 минутного отдыха двинулись к ней. Вот что значит счастье. Наезженная вездеходная колея – это вам не по камням прыгать. Разочаровались минут через 15-20, когда поднялись к вершине перевала. Вездеходная дорога скрылась под снегом. Вся долина то же погребена под снегом. Периодически в бинокль виднеются проталины с выныривающей вездеходной дорогой. Встал вопрос "А стоит ли идти дальше?", так как к такому никто готов не был. Одно дело идти по дороге с рюкзаком на плечах, другое дело лезть с ним по снегу. "ИДТИ".

Вспомнив, что недалеко от сюда видели деревянную стену от какого-то сарая, решаем сделать из нее снегоступы. Что, в принципе, удалось (использовали их периодически, для прохождения наиболее подтаявших участков снега).

Начался спуск в долину. Передвигались от "острова" к "острову" (вспомнил рассказ Лукьяненко "Рыцари сорока островов"). К 20 часам нашли наиболее большой и сухой "остров" почти напротив истока р. Макар-рузь, где разбили палатку (находимся на левой стороне перевала).

С Серегой выдвинулись в разведку. Началась низменность, снег очень мягкий и под ним ручьи. Проваливаемся по пояс (и это без рюкзаков). Дальше по этой стороне идти невозможно. Надо как-то переходить реку, но подойти к ней близко невозможно, так как не видно где ее берега, можно запросто ухнуть под снег в воду. Решаем, что утро вечера мудренее.

Выводы дня: идти по снегу в принципе легче, чем прыгать по камням. Но надо избегать низин и держаться подальше от скоплений камней (в низинах можно провалится под снег и воду, а около камней в пределах 3-4 метров он мягкий, т.к. камни нагреваясь от солнца, нагревают снег). Чем выше в гору, тем снег тверже. Очень могут выручить хорошие снегоступы. 

9 июня 2006 года

Проснулись часов в 10:00. Саньку немного плохо. Решили идти после обеда, а пока с Серегой, все таки, найти переправу.

Попрощался с берцам и одел резиновые сапоги. Чтобы не промокнуть в снегу, как накануне, надел водонепроницаемые-ветрозащитные штаны, выпустив их на сапоги и затянув шнурком. Получился своеобразный костюм химзащиты.

Через полчаса переправу мы все таки нашли. После чего поднялись повыше на склон горы и начали ее огибать. В бинокль удалось увидеть, что приблизительно после впадения в р. Макар-рузь ручья Кузь-Ты-Выс, снега становится гораздо меньше.

Возвращаемся назад, собираемся и выдвигаемся. Идем по склону (правая сторона перевала).

На одной из гор противоположенной стороны перевала видим работающие Белазы (скорее всего разработка). От вершины спускается серпантин, но обрывается, не дойдя до низа долины.

В конце концов доходим до ручья Кузь-Ты-Выс, берущего начало где-то в горах. Перейти не можем из-за быстрого течения и глубины. Поднимаемся выше в горы, где он еще течет под снегом. На снегу видны здоровые разломы. Снимаю рюкзак, обвязываюсь веревкой, которую держат ребята. И пытаюсь перейти. В принципе снег твердый. Переправляемся.

Спускаемся уже в саму долину и приближаемся к р. Макар-рузь. Здесь снега почти нет. Необходимо переправится снова на левый берег. Правый берег упирается в почти отвесную гору. Здесь возникает проблема. В двух местах р.Макар раздваивается и снова сходится, образуя острова. До них дойти можно. Дальше уже она становится глубокой и быстротечной. Поиски брода заняли два часа. Наконец нашли место, где перепрыгивая с камня на камень, находящиеся под водой на глубине где-то по колено можно пересечь реку (непопадание на камень влекло погружение в воду почти с головой и перемещение тела по течению с приличной скоростью). Удалось переправится без жертв. Правда все промокли насквозь. С чувством гордости за проделанный путь разбили палатку и на найденную палку водрузили флаг России (который гордо развивался еще и в землях Карелии в 2005 году). Грелись спиртом разбавленным с водой. Обнаружили так же, что лица у всех обгорели от солнца.

10 июня 2006 года

Выдвинулись в третьем часу дня.  Пересекли по снегу еще один ручей, спускающийся с гор, предварительно также проведя проверку прочности снега, так как трещины здесь было гораздо больше и шире). Теперь уже снег попадается "островками". На правом берегу увидели в бинокль 4 юрты.

Постепенно приближаясь, увидели стада оленей и местных аборигенов Хантов. Немного напрягло, когда человек 7, по виду дети и подростки побежали к берегу и начали надувать лодку, чтобы переправится на нашу сторону. Санек достал заранее подготовленные медикаменты в качестве помощи местному населению. Когда до того места, куда планировали переплыть Ханты оставалось метров 300, на нашем берегу мы увидели человека с собакой. Оказалось, что никакого интереса для них мы не представляем. Забрав своего родственника, они переплыли обратно и вернулись к юртам.

Сделали привал. Ребята попробовали покидать удочки. Бесполезно, учитывая то, что берега в снегу, а по реке плывут огромные глыбы льда.

Еще через полчаса пути увидел первое дерево. Дальше они стали попадаться чаще. Для себя решил, что на ночлеге сегодня разожгу костер.

Дошли до ручья Кушвож. Нашли выкорчеванное с корнем дерево и перекинув его на другой берег переправились по нему. На склоне у ручья разбили лагерь. Горы кончились. Своей цели мы как бы достигли.

Что касается рыбалки, то судя по рекам еще рано.

Попытался развести костер. Получилось не сразу, да и с помощью бензина. Хотя костром это назвать было нельзя. Дерево горит плохо, скорее всего из-за большого содержания в нем воды. Еду снова готовили на шмеле.

Выводы дня: для костра лучше использовать давно срубленные деревья, так как они более сухие. Деревья, которые были срублены даже несколько дней назад горят плохо.

11 июня 2006 года

Проснулись вместе в 4 утра. На улице поднялся ветер. Начался дождь и палатка начала протекать на до мной. Поставил на себя миску. Снова уснули.

Проснулись в 6 утра. Ветер усилился так, что палатку всю перекорежило так, что потолок почти достал до нас спящих.

Чуть позже решили, что надо идти в разведку и искать бетонку, что и сделали с Серегой. Санек остался за старшего. Решили огибать горы. Пересекли ручей Черный. Дошли до ручья Покойник Шор (нравится мне это название) и тут ветер усилился настолько, что просто начал сносить. Периодически приходилось идти боком. Ручей перейти не смогли, поэтому пошли вдоль него к горам. Нашли оленью тропу, ведущую через него по снегу. Вышли на склон горы. Незабываемо прыгать с камня на камень при ветре, который сносит в прыжке на метр – два. Периодически, при его порывах приходилось бежать по ветру метров 5 и пытаться упереться в вертикальный камень, что б остановиться. Как коренной Туляк такого ветра я никогда не видел. Где то на горизонте в бинокль мы увидели высокую трубу и несколько зданий. Но все это было так далеко и нечетко, что мы даже не подумали, что это Харп, как потом узнали. В общей сложности, пройдя км 10 решили вернуться.

Вернувшись, не обнаружили Санька на месте. Решили немного согреться спиртом. Появился Санек, сказав что встретил Ханта, пасшего большое стадо оленей (более 200 голов), который сказал что бетонка в 10 км. Пришлось обрадовать Санька тем, что абориген или ошибается, или у нас разные единицы измерения расстояния просто называются одинаково.

Пока нас не было, у палатки оборвало 2 стропы. Склон, на котором мы стояли немного глушил ветер. С Саньком начали строить ветрозащитную стену. Немного помогла.

Вспомнили, что сегодня Троица, поэтому решили устроить праздник, что значило пить спирт и есть самое вкусное. Чем и занялись. В процессе, выглянув из палатки, обнаружили, что вокруг пасется стадо оленей. Воспользовавшись моментом Санек побежал их фотографировать.

К ночи ветер немного стих. Следующий день решили переждать непогоду, а потом вернуться на предыдущее место стоянки и по серпантину лезть до Белазов, так как скорее всего от них тоже должна вести какая-то дорога.            

12 июня 2006 года

Ветер снова усилился. Целый день провалялись в палатке. Вечером Санек сходил на рыбалку, безрезультатно. При этом он нашел еще один монумент с табличкой, указывающей на то, что в 2001 году здесь погибла девушка по имени Марина. 

13 июня 2006 года

С 6 утра палатку снова "ломает". Все почему-то замерзли даже в спальниках. Не выходя из палатки собрали рюкзаки. А когда открыли ее, поняли причину холода. На улице мел липкий мокрый снег. Все в снегу.

Идем к прошлому месту стоянки. Начался буран. Снег в лицо. Руки начинают замерзать, поэтому решаем надеть на них по паре теплых носков. Там, где 10 июня мы шли по траве, счас идем по колено в снегу, при этом он становится все глубже. Сильно растягиваемся. Серега вырывается вперед и теряется из вида. Санек отстает.  Становится ничего не видно уже на расстоянии 3-4 метров. Догоняю Серегу, говоря ему что счас вернусь за Саньком, а он пока пусть идет вперед. Скидываю рюкзак и приблизительно запомнив место иду назад по уже еле видным следам. Санек отстал метров на 200. Кое-как, найдя, его в буране предлагаю понести рюкзак, на что получаю отказ. Дойдя до моего рюкзака, я снова отрываюсь. В принципе заблудиться невозможно: справа горы, слева река, -  но мало ли что. И если за Серегу я особо не волнуюсь, так как сил у него еще много, то за Санька начинаю опасаться. Тем более он снова отстал. Снова приходится снимать рюкзак и идти искать его. Пройдя метров 200, волнение усиливается. 400 метров Санька нет, начинаю орать что в принципе бесполезно, так как голос заглушается ревом ветра. По прежнему ничего не видно на расстоянии нескольких метров. Да и голову особо не поднимешь. Наконец через 500 метров нахожу отдыхающего у камня Санька, отбираю рюкзак и следуем к моему. Дальше держимся вместе. Доходим до одного из горных ручьев, который 10 июня пересекали по треснувшему снегу. На другой стороне видим Серегу,  который начинает орать, чтоб были осторожней, так как разломы замело (потом от него мы узнаем, что когда он начал его переходить, то провалился в занесенную снегом трещину. Его задержал рюкзак, который застрял. Ему пришлось отстегивать рюкзак, вылезать на поверхность и вытаскивать его). Осторожно перебираемся, при этом я все же 2 раза одной ногой полностью ухожу под снег.

До места стоянки остается не так уж далеко, но тут Серега берет вправо в гору, приблизительно туда, где видели серпантин. Лезем в гору (именно лезем). Серега чуть не срывается, повисая на руках. Через 30 минут влезаем на серпантин. Ноги еле передвигаются. Сам серпантин весь заметен. Серега идет вперед. Я морально и физически помогаю Саньку. В конце концов решаю подняться сначала сам, сбросить рюкзак и спуститься назад. Эти несколько км дались с таким трудом, что когда я встретил наверху Серегу, сказавшего, что вышел на рудокопов, и те объяснили, что до их поселка 1 км, снова появилось немного энергии. Отдаю свой рюкзак Сереге и иду вниз за Саньком, думая про себя "не дай бог он в самом низу". Увидев Санька уже в конце второго витка сверху, я подумал "судьба мне улыбается". Увидев у него отсутствие рюкзака, а в руках палатку, я подумал "МАТЬ ТВОЮ… и многое другое". Вообщем злость штука сильная, и поэтому когда я тащил его рюкзак почти с низа серпантина, а он нес гитару, он снова отстал от меня. С горем пополам мы добрались до поселка рудокопов. Никогда не забуду взгляды людей, непонимающих, откуда мы такие взялись.

Найдя диспетчерскую, мы объяснили ситуацию. Нас тут же напоили чаем и сказали, что спустится отсюда по дороге мы сможем послезавтра, когда приедет новая вахта, а старая спустится в Харп (т.е. до Харпа с этой горы ведет "наезженная" дорога).

Нас поселили в один из бараков, где были свободные койки. Температура в этот день оказывается была около -5 градусов. С Серегой не спали до утра, т.к. ноги гудели.

14 июня 2006 года

Пинаем балду. Делимся с мужиками впечатлениями, играем в карты и даже читаем книги.

Люди на севере как-то проще, да и помочь всегда готовы.

15 июня 2006 года                  

Не спим с семи утра. Ждем приезд вахты, дабы уехать на прибывшем транспорте. Вахта задерживается, так как дорогу замело.

В 13 часов удается втиснуться в один из Уралов. Пока ехали вниз, были поражены картиной за окном. Едем по коридору из снега. Справа и слева попадаются заметенные по крышу Уралы. Полный финиш, когда увидели ковш экскаватора, торчащий из сугроба. В голове "Ну нихрена себе побушевал буранчик".

До Харпа ехали ровно час (около 30 тыс. жителей). Жители очень дружелюбны. Интересуются откуда. Объясняют, где вокзал, откуда можно доехать до Лабытнанги, вплоть до того, где можно купить хорошую дешевую водку. Пробиваем когда ходят маршрутки до Лабытнанги (по мере заполняемости, 50 рублей, 30 минут езды). Мужик на маршрутке, высадив всех, добросил нас почти до самого вокзала в Лабытнанги. Идем на вокзал, меняем билеты с 22 июня на 16 июня в 7:40 (все верхние боковушки), после чего устраиваем небольшой пикничок на берегу разлившейся Оби (100м от ж/д вокзала). Вечером неожиданно поднимается сильный и холодный ветер с гор, хотя днём было тихо и тепло. Понимаем, что хоть мы и спустились с гор, но всё равно находимся за С.П. кругом. Народ в городе пока и не думает снимать куртки и осенние пальто. Ходим по магазинам, приятно удивляет наличие тульских пряников и Арсенального пива.

Ночуем на вокзале. К утру вокзал весь забивается, половина народу – рудокопы (половина из них нас или знают, или наслышаны).

16 июня 2006 года

Промучившись всю ночь на вокзале, в 7-40 выезжаем в Москву. У нас 3 верх бок полки, весьма фигово учитывая, что мы собирались попить водочку. Весь день спим.

Поезд битком до самой Москвы.

17 июня 2006 года

Едем. Места так и не освободились, походу все до Москвы. В Котласе -Узловом купил коржиков и ватрушек довольно вкусно и недорого. Ровно в 12-00 парень рядом со мной на верхней полке, достал коврик согнувшись сел на него, начал молиться, молился минут 15,  потом еще раз в 18-00 и вечером. Я был весьма удивлён. С виду он натуральный чукча – оленевод, но он сказал, что из Дагестана (думаю, что обманывает).

Первый темный вечер. Как я соскучился по темноте.

18 июня 2006 года

Дом, милый дом. Уже на пути из Москвы в Тулу возникает сильное отвращение к городу и желание вернуться назад (Я не имею ввиду конкретно свой город.  Я родился там и люблю его. Отвращение к городу как к массовому скоплению людей, машин, проблем и всего остального).

Послесловие

А вообще мы попали не в такое уж и плохое время, быть  сожратыми мошкой и комарами в июле-августе довольно безрадостная перспектива.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100