Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Регионы > Саяны Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Вдвоем по Восточному Саяну. Отчет о пеше-водном путешествии по Восточному Саяну

Дата: сентябрь 2009 г.

Вера и Владимир Китаевы

Авторы: Вера и Владимир Китаевы (Ульяновск)

Работы Китаевых:

Тофалария! Замечательная, прекрасная и таинственная горно-таёжная страна, затерянная в глубинах Восточного Саяна. Край диких и суровых горных хребтов, созданных глубинными силами земли по неведомым нам законам. Край труднопроходимой тайги, где деревья умирают от старости, а столетние, в несколько обхватов кедры, могут укрыть от непогоды под своими ветвями путника. Край звериных троп и кристально чистых рек и ручьёв. Здесь легко можно встретить медведя или изюбря, но трудно человека.

Сергей Карпухин

Предисловие

Участники:

  1. Китаева Вера Александровна - текст
  2. Китаев Владимир Валентинович - фотографии

Схема маршрута

О нас: возраст по 56 лет. Стартовый вес рюкзаков 33 и 24 кг.

Впервые собравшись в Саяны, мы захотели побывать в одном из самых глухих и интересных мест этого района - Кизир-Орзагайском горном узле, неповторимом по красоте крае с его дикой природой и величественными горными панорамами. На выбор района повлияла книга Г.А.Федосеева "Мы идем по Восточному Саяну". Вот несколько выписок из неё:

"…Против нас чудовищными взмахами земли застыли вершины Фигуристых белков. Все там изломано, перепутано или выброшено высоко, в виде конусов, столбов и длинных извилистых гребней …

…Взор привлекает Орзагайская группа гольцов, нагромождениями скал и расчлененностью рельефа. Особенно красивы здесь белые, как снег, мраморные горы, упирающиеся вершинами в синь неба…

… В пятнадцати километрах от нас был виден пик Грандиозный... Пик производит грандиозное впечатление своим внешним обликом, высотою, поднимаясь на 400 - 500 и более метров над окружающими его вершинами. Этот пик принято считать главной вершиной центральной части Восточного Саяна…

…Несомненно, все, что лежит южнее Канского белогорья и прорезается реками Кинзилюком, Кизиром и их многочисленными притоками, является еще нетронутым уголком Сибири…

…На всем нашем пути от Кинзилюка мы не видели следов пребывания здесь человека - ни порубки, ни остатков костров. Окружающая нас природа носила ясный отпечаток своей первобытности. Обитателями этого уединенного уголка гор являются маралы, сокжои, медведи. Их следы и лежки всюду попадались на глаза. Часто мы видели и самих зверей... Кажется, задержал бы вечер и вечно любовался пейзажем Восточного Саяна, до того он прекрасен в непосредственной близости..."

Итак, цель выбрана. Это долина Орзагая, озеро Медвежье, Кинзелюкский водопад (один из самых высоких в России), беломраморные горы 2-й Фомкиной речки и сплав по реке Кизир.

Выбрано и время путешествия - сентябрь. Отлично понимая, что при путешествии осенью могут появиться всякие непредвиденные обстоятельства как природного, так и субъективного плана, было разработано кроме основного маршрута несколько запасных вариантов, упрощающих поход, в т.ч.:

Это позволяло уже в самом походе принимать решения в зависимости от сложившихся обстоятельств. Время путешествия без дороги планировалось до 30 дней. Впрочем, мы могли и задержаться, поэтому, чтобы не торопить себя в походе, заранее обратные билеты не покупали.

Первое, что нам предстояло решить, отправившись в Саяны, как добраться в выбранный район, который остается (к радости путешественников) до сих пор весьма труднодоступным. По разным соображениям отбросили варианты заброски с помощью авиации или на моторной лодке. Выбрали путь пешком для того, чтобы лучше понять Саяны и прочувствовать их дух. После изучения немногочисленных отчетов в Интернете по этому району, мы поняли, что однозначного пути вглубь Саян нет.

Раньше большинство групп добирались через поселок Верхняя Гутара, куда прилетали на самолете местных авиалиний, если повезёт, или заказывали самолет. После развала Союза авиасообщение стало крайне нерегулярным, цены резко выросли (например, заброска на вертолете МИ-8 в 2009 году от Нижнеудинска до Верхней Гутары составляла 167500р), и туристы начали искать другие пути подъезда. В последние годы стал популярным заезд через поселок Агинское.

По данным из отчетов в Агинское добирались разными вариантами:

Мы для себя выбрали первый вариант, как наиболее приемлемый и наименее трудоемкий для нас. Тем более, что проезд на одинаковое расстояние на автобусе и поезде в этом году в Красноярском крае стоил примерно одинаково.

От Агинского почти все доезжали до поселка Орьё и далее до реки Кулижа. Это позволяло наиболее глубоко заброситься внутрь Саян, но потом путь у этих групп проходил по Пезинскому и Канскому Белогорью по слабым тропам и бездорожью с многочисленными перевалами и переправами через реки.

И только в одном рассказе, который напечатан в "Живом Журнале" (автор art_error), мы встретили вариант заезда через посёлок Тугач. И далее по дороге на базу геологов на реке Кингаш. Из этого же отчета мы узнали, что в последнее время вместо тропы по Идарскому Белогорью геологами проложена дорога, что значительно облегчает путь вглубь Саян. Так для себя мы выбрали путь по Идарскому Белогорью. От Тугача до озера Медвежье дальше, чем из Орьё, но, большая часть этого пути приходится на дорогу до бывшего поселка Тукша.

Добраться до базы на Кингаше можно также и из Орьё, по карте прорисована дорога. Этот момент, каким вариантом добираться до Кингаша, мы решили выяснить на месте, надеясь получить дополнительную информацию.

Подъезд. 04 сентября

После трёх дней пути в поезде1 мы прибыли в Красноярск. Для нас ещё раннее утро, т.к. живём по привычке по московскому времени, а здесь уже стрелки часов приближаются к одиннадцати. С попутчиками из нашего вагона на рейсовом автобусе № 81 (билет 11 руб.) быстро добрались до автовокзала и тут же без проблем купили билеты до посёлка Агинское на рейс2 в 13-30.

Через пару часов ожидания автобус уже везёт нас в Саяны. С любопытством смотрим в окно, но постепенно нас укачивает, и мы засыпаем.

Остановка для гуляния (15 минут) на автостанции в Уяре. Кстати, в этот момент в нашем автобусе не было свободных мест. Вот и подсядь! Люди начали выходить гораздо позже.

В Агинское прибыли около шести вечера по местному времени.

Не успели мы выгрузить рюкзаки из багажника, как получили приглашение доехать до посёлка Тугач или Орьё на легковом автомобиле. Цена до Тугача 450 р. Мы согласились, т.к. для себя решили специально машину до Тукши (конечный пункт дороги) не заказывать, а положиться на волю случая.

Беседуя в пути с водителем, выяснили, что дорога от Орьё на Кингаш есть, но это зимник. Летом там никто не ездит, зато путь короче, чем от Тугача, но прибавляется переправа через реку Кан. Надо искать лодку. Это нас не вдохновило, и мы выбрали более длинный путь через Тугач и перевал, но зато с летней дорогой, без переправ и с возможностью попутного транспорта.

Дорога до Тугача в основном заасфальтирована, но имеются и разрушенные участки, засыпанные гравием. В одном месте мы заинтересовались скоплением машин на обочине. Водитель пояснил, что именно здесь появляется сотовая связь, и люди из ближайших деревень специально приезжают сюда.

По пути мы обогнали небольшой рейсовый автобус из Агинского, маршрут которого проходит через несколько населенных пунктов, в т.ч. и Тугач. Но он ушел в рейс раньше, чем мы прибыли на автостанцию.

По нашей просьбе водитель довёз нас до окраины посёлка, откуда начинается путь на Кингаш. Здесь какое-то малое предприятие по переработке древесины. Многочисленные тяжёлые машины превратили всю окружающую территорию в месиво, и мы с трудом добираемся до мостика через ручей, после которого дорога уходит в тайгу. Перешли мостик, и цивилизация осталась позади. Поход начался.

Кингаш. 04 - 07 сентября

Вот и началось наше путешествие, первый день, точнее - вечер. Настроение приподнятое, как это бывает у людей, отправляющихся в далёкий, давно желанный путь. Остались позади сборы, хлопоты, друзья, городская суета, дача, любимый компьютер и сайты, а впереди лежали лесные дебри, дикие хребты Восточного Саяна, вершины которого уже виднелись на туманном горизонте.

04.09

Немного прошли по дороге и остановились переодеться в походную амуницию. Все-таки в брезентовой одежде в тайге мы чувствуем себя гораздо удобнее и комфортнее, чем в рассчитанной для города и подъездов. Не успели запаковать рюкзаки, как увидели Уазик, переезжающий мостик. Ура! Попутная машина! Но она ехала в ближайший лесок: местные жители активно заготавливали ягоды - клюкву и бруснику.

Чуть прошли, опять Уазик. И вот он ехал как раз на Кингаш, но мест свободных в нём не оказалось - четыре человека и весь багажник забит вещами. Радостные мысли - если так дело пойдет, мы обязательно подъедем! Забегая вперед, скажу, это была единственная попутная машина на всем нашем пути не только до Кингаша, но и до Тукши. Но мы этого ещё не знали.

Дорога уходила в тайгу и уводила за собой нас. После первого поворота налево перешли мостик через речку Тугач. Обсудили вопрос, не остановиться ли здесь на ночёвку, но решили, что ещё слишком близко до деревни, да и время позволяло немного пройти. На остановках мы успешно искали грибы, лучшие забирали с собой.

Дело близилось к вечеру, до темноты оставалось совсем немного времени, и на маленькой полянке у обочины дороги мы организовали свою первую ночёвку. Воду нашли в бочажке. Дров - не меряно. И ещё молодых опят с берёзы срезали. Грибной супчик был готов уже в полной темноте.

По дороге вниз, освещая путь фарами, прошли три машины типа ГАЗ. Мысли: здорово, движение интенсивное, явно удастся подъехать.

05.09

Встали на рассвете, быстро позавтракали и в путь. Погода хорошая, солнечная, тепло.

Дорога, несмотря на развилки, имела однозначное толкование - самая наезженная на Кингаш. На подъёмах и спусках она была сухая, а вот равнинные её участки были сплошь в глубоких лужах - последствия недавнего дождя (фото 03), которые легко обходились, не задерживая нас. Впрочем, мы особо и не спешили. На остановках занимались фотографированием (фото 04).

Ближе к полудню с вершины очередного холма открылась долина речки Кужо, а за ней просматривалось Идарское белогорье (фото 05), которое в этом районе всё покрыто лесом. Спустившись вниз, мы оказались среди цветных луж. Вода и земля были кирпичного цвета (фото 06). Возможно, что этот интенсивный цвет давала глина, хотя мы её не чувствовали под ногами, или тут вмешались руды, которых в Саянах полно.

Обед устроили на обочине в районе речки Мамзинка. Погода, несмотря на начало осени, вполне летняя.

Солнышко разбудило бабочек, которые безостановочно кружили над нами, ничего не боялись и с готовностью нам позировали.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
3. Лужи на равнинных участках дороги

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
4. Дары осени

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
5. За долиной речки Кужо возвышается Идарское белогорье

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
6. На дороге цветные лужи

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
7. Дорога на Кингаш

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
8. Мост через речку Кужо

На очередной развилке пришлось достать карту и внимательно её изучить, определяя, куда же идёт такой наезженный поворот, соответствует ли он карте. Решили, что соответствует. Хотя о правильности нашего пути можно было и не сомневаться. На обочине перед развилкой был указатель на Кингаш (фото 07). Пошутили:

- Это, чтобы мы не заблудились!

Надо отметить, что на нашей карте, скачанной из Интернета, нанесенная дорога заканчивалась где-то здесь. Дальше была нарисована тропа, и мы не знали, где геологи проложили дорогу: по тропе (что было бы логичным) или выбрали иной путь. Начинались загадки ориентирования.

Спустившись к Кужо, дорога на долгое время превратилась в русло ручья. Видно, недавние дожди переполнили речку, и лишняя вода нашла себе путь прямо по дороге. Местами приходилось обходить целые разливы, перепрыгивать бурные и глубокие потоки, перебираться по брёвнам.

У мостика через Кужо в тайге, чтобы было теплее, устроили себе бивуак. В речушке играл мелкий хариус. Мы попытались его поймать на мушку (фото 08), но он на неё не реагировал. Вечером в темноте опять вниз прошли два ГАЗа. В одном из них (так нам показалось) сидели туристы в типичных цветных анораках.

06.09

Путь то ли по дороге, то ли по ручью продолжался и с утра, пока мы не вышли на большую раскорчеванную поляну с остатками навеса и большим кострищем. Отсюда начинается серпантин на перевал. Подъём небольшой, некрутой, дорога сухая и хорошо укатанная, идётся легко. Вокруг зелёная симпатичная тайга, летают бабочки, цветут ромашки и другие неприхотливые цветочки. Тишина и умиротворение.

На перевале - остатки костра, которые навели на мысль, что пора бы и пообедать. Походили, посмотрели, но воды не нашли, зато удалось полакомиться зрелой малиной.

С перевала дорога траверсом уходит вниз на юго-восток. Спустились и на первом же ручье встали на обед. Заодно из молодых и ровненьких берёзок сделали себе палки, которые являются помощниками при ходьбе, при переправах. Пока идём, они подсохнут и будут хорошими черенками для будущих наших вёсел.

В этой части долины Кингаша дорога идёт далеко от реки, изредка ответвляясь вправо, вниз. Отсюда реки не видно и даже не слышно. Мы предполагаем, что дорогу проложили высоко над рекой по причине заболоченности поймы. Во время пути ориентировались на наезженность дороги, стараясь не спуститься вниз к реке. Впрочем, ответвления вниз менее популярны, начали уже зарастать. Прошли место, где снизу к основной дороге подошла колея из низовьев Кингаша, менее наезженная машинами. Поговорили немного о том, что ведь и мы могли идти по этой колее, если бы поехали в Орьё. Решили, что выбранный нами путь даже физически легче.

Часто встречались ручьи, поэтому с водой проблем не было. На одном таком ручье и остановились на ночёвку. От дороги нашу маленькую полянку отделяла упавшая ель, создавая эффект уединенности (фото 09). С этой ели наломали лапника под палатку (в дальнейшем старались везде, где было возможно, под палатку укладывать лапник, так как почти все наши ночевки проходили при минусовых температурах).

Вечером опять вниз прошли две машины. Одна из них была тем Уазиком, который мы видели в первый вечер.

07.09

С утра продолжили движение. Дорога всё также идёт высоко над рекой. Несколько раз встречались длинные подъемы, часто с поворотами. Обычно перед такими подъёмами дорога раздваивается. Мы, конечно, выбирали более накатанный путь, но после того, как подъём заканчивался, дороги часто сходились вместе. Мы сделали вывод, что это просто разные варианты подъёма на склон.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
9. Уединённый бивуак у дороги

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
10. Долина реки Кингаш

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
11. Нижняя база геологов

После широкой раскорчеванной поляны с многочисленными следами тяжёлой техники дорога пошла вниз, и вскоре долина Кингаша открылась (фото 10), что дало нам возможность сориентироваться. После спуска дорога все ещё оставалась на склоне, самой речки по-прежнему видно не было.

Кедры на обочине сбрасывали свои шишки, они в изобилии валялись везде. Мы их подбирали и с удовольствием лакомились на привалах спелыми орехами.

Ближе к обеду вышли на нижнюю базу геологов. Тайга полностью раскорчёвана, создавая "лунный" безжизненный пейзаж. Здесь построен целый поселок из одноэтажных домиков (фото 11). Имеется и двухэтажное административное здание. Виден ряд цистерн и машин. На входе, прямо на дороге, шлагбаум и будка охраны, но никого не видно.

Дорога идет по верху над базой. Мы внимательно смотрим вниз, надеясь увидеть людей, пообщаться и разузнать из первых рук о дороге на Тукшу. Очередная развилка.

Правая дорога перекрыта и ведет на базу, а левая уходит в тайгу. Пошли на базу, т.к. увидели рядом с одной из будок человека и несколько собак. Непосредственно перед спуском к домам на повороте оставили рюкзаки, и отправились общаться.

В сопровождении собак, которые сначала грозно лаяли, а потом, виляя хвостами, тянулись к нам, подошли к будкам охраны. От сторожей (с утра уже пьяных) узнали, что база сейчас законсервирована, то ли в связи с кризисом, то ли в связи с олимпиадой в Сочи, короче, прекратилось финансирование. Теперь нам стало ясно, почему затишье с попутным транспортом, не видно работающих тракторов и прочей тяжелой техники. На вопрос о дороге на Тукшу сторожа дали исчерпывающийся ответ: там много развилок, вы легко собьетесь с пути. Посмотрим! Попытались также узнать, ездит ли кто вообще туда, но внятного ответа не получили. Единственное, что они подтвердили, это то, что дорога дойдёт до Тукши.

Отойдя от базы на два-три километра, чтобы отсечь на всякий случай нежданных нетрезвых посетителей, остановились на обед. На десерт был компот из брусники.

После обеда всё та же дорога в тайге, которая вскоре спустилась на среднюю базу геологов, расположенную на обширной поляне на берегу Кингаша. Здесь несколько домиков и полно всякого железного мусора. Унылый пейзаж уже начал зарастать травой. Никого нет. Ни в один домик мы не заглянули. Некогда, да и неинтересно.

При необходимости здесь можно переночевать.

В очередной раз достали карты и сориентировались, т.к. одно из ответвлений дорог по мосту пересекало реку Кингаш и уходило по его притоку вверх на Белогорье. А вдруг и нам туда надо? Ориентироваться приходилось потому, что для нас оставалось загадкой, где основная дорога выходит на Идарское Белогорье и идёт на Тукшу. При ориентировании на развилках мы часто пользовались логикой и интуицией.

После средней базы геологов дорога опять поднимается вверх на склон и иногда ответвляется вверх влево. Предполагаем, что это путь на буровые площадки или на другие геологические объекты. Выбираем правые ответвления, да они теперь и более наезжены рыбаками и охотниками в связи с прекращением активной деятельности геологов. Часто дорога, ушедшая влево, потом возвращалась к основной дороге. Но не всегда.

Несколько раз пересекли ручьи. Только на одном из них мост уже успел разрушиться, а другие в очень приличном состоянии.

Постепенно дорога приближается к Кингашу и идет по его правому берегу вверх. Видим, что впереди ущелье как бы запирается хребтом: там должен быть поворот реки. Вся эта картина легко читается на карте.

И как-то неожиданно, потому что был небольшой подъём, вышли к очередному мосту через Кингаш, который здесь выглядел просто ручьём. После моста дорога круто уходит вверх. Никаких развилок нет. Всё, пришли! Это начало долгожданного подъёма на Идарское Белогорье. Это назавтра, а сегодня надо искать место стоянки. В непосредственной близости от моста было несколько кострищ, да и палатку можно поставить, если постараться. Один нюанс: на открытых полянах ветер, холодно, в небе проносятся низкие облака, и очень хочется спрятаться в тайгу.

Разведка дала неутешительные результаты: в пределах полукилометра идет непрерывный подъем, тайга захламлена, ровных площадок под палатку нет, да и уходить от реки далеко вверх, уже просто не было времени: надвигалась ночь. Поднявшись по дороге метров 150-200, остановились на маленькой наклонной лужайке, отделённой от дороги упавшей берёзой. Рядом был ручей, достаточно лапника. На одну ночь сойдёт.

При постановке палатки пришлось отказаться от наиболее ровной части полянки, т.к. на ней были старые высохшие следы воды. Это было правильное решение: ночью и утром шел дождь, и в этом месте образовалась лужа.

Итак, от посёлка Тугач до истоков реки Кингаш мы дошли за три дня плюс два часа в день подъезда.

Идарское Белогорье. 8 - 12 сентября

"Белки, белогорья - уже не холмы, еще не горы - безлесные вершины, покрытые тундрой с ягелем, снежниками и прочими радостями высотной поясности. Снег там поздно сходит, рано ложится (иногда даже летом), поэтому горы часто бывают белыми".

8.09

С утра - дождь, выход задерживается. Совсем неохота мокнуть, поэтому приготовление завтрака на газовой горелке в тамбуре палатки. Именно для таких случаев мы и взяли с собой ограниченное количество газа. Выход из тамбура - прямо в лужу. Около 10 часов утра так и не дождавшись окончания дождя, надев на себя полиэтиленовые плащи, тронулись в путь.

Дорога круто уходит вверх, вся раскисла, по ней бежит мутный ручеёк. В плащах идти жарко, неудобно, и, когда дождь прекратился, мы мечтали быстрее снять их. Но обочина слева очень грязная, без всяких следов растительности, которую изничтожили бульдозерами, а справа тайгу отделяет от дороги глубокая канава с ручьём и её крутой склон, на который ещё вчера при разведке не везде можно было подняться. Наконец, на корни кедра, чудом сохранившегося рядом с дорогой, сброшены рюкзаки, и мы сняли наши плащи. Выходит, они хороши на бивуаках, а идти в них под рюкзаками крайне некомфортно. Внизу, в долине Кингаша, клубятся облака, с трудом поднимаясь вверх (фото 12).

Наконец, дорога вышла на геологическую площадку - небольшое плоское место на склоне, поросшем лесом. Здесь стоит новый домик и большой навес с дровами. Сложены ящики для образцов. Никого нет. Сожалеем, что вчера вечером не поднялись сюда. В домике под дождём было бы гораздо уютнее. Но мы не знали о нем, да и вряд ли бы успели до темноты.

Здесь же развилка дорог, обе по степени наезженности одинаковы. Сброшены рюкзаки и проведена разведка, которая показала, что правая дорога спускается в верхний посёлок геологов, который также пуст. В итоге выбрана левая дорога, уходящая с небольшим подъёмом в тайгу. В дальнейшем от этой дороги было ещё несколько ответвлений вниз, которые вели, по-видимому, также в верхний посёлок геологов.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
12. Над долиной Кингаша клубятся облака

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
13. Здесь почти не ступала нога человека

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
14. Дорога на Идарское белогорье

Вспоминается описание этого участка, когда дороги ещё не было:

"Тропа на местности практически незаметна… захламленный частый лес… большей частью ориентируемся только по затесам на стволах деревьев… почва затянута глубоким мхом, много завалов, через которые приходится перебираться или далеко обходить с риском потерять тропу…"

Да, дорога - благо добравшейся сюда цивилизации. Стоит сделать с нее несколько шагов в сторону, и мы там, где почти не ступала нога человека, а с любым инородным предметом тайга быстро и беспощадно расправляется, поглощая его (фото 13).

Постепенно набираем высоту, и кругом тайга, тайга, тайга, и тишина (фото 14), иногда нарушаемая криками кедровок. Распогодилось, светит солнце, об утренней непогоде ничего уже не напоминает. На дороге в большом количестве валялись спелые кедровые шишки. Мы подбирали их и одновременно ругали себя - итак, рюкзаки тяжелые, не зачем ещё утяжелять их, но пройти мимо не было никаких сил.

После обеда, непрерывно набирая высоту, вышли на перевал (Сред. Куе - Идар). Далее дорога траверсирует западный склон вершины 1535,7 (фото 15). Отсюда наше генеральное направление на ЮЮВ. Вдоль обочины густые заросли рододендронов. Много маслят, к сожалению уже замерзших. На ровной площадке у дороги стоит новый балок, вполне пригодный для жилья, но мы от него уходим дальше. Опять набежали тучи, от пронизывающего ветра тайга больше не прикрывает. В углублениях вдоль дороги - снег. Встретился камень, напоминающий по форме памятник на кладбище. На нём надпись о вечной памяти ёжику. Кто-то пошутил…

Начали подбирать место ночлега. Дорога просматривается на большом расстоянии и видно, как она поднимается на седловину левее высоты 1542,4 (фото 16). Мы её наметили как возможный вариант бивака. Когда дошли, место нам не понравилось. Слишком все открыто и продуваемо. Обошли вершину и на перевале перед подъемом на плато под горой 1637,9, немного спустившись в кедрач, организовали ночёвку. Здесь, на склоне к реке Среднее Куе, остатки базы геологов. Местность разворочена тяжёлой техникой. Зато есть вода в небольшом озерке, которое видно при подходе к этому перевалу. Вечером наползли низкие облака и заволокли всё вокруг. Видно, как ветер гонит их клочьями через перевал. Холодно и сыро (фото 17). Ночью был заморозок.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
15. Вид на север с западного склона в.1535,7

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
16. Идарское белогорье

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
17. Ночёвка на перевале

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
18. Идарское белогорье

9.09

На следующий день продолжили движение по дороге. Холодно, ветер. Только в движении под рюкзаком тепло. Крутой подъем на плато преодолели за одну ходку. Впереди хорошо виден наш дальнейший путь (фото 18). Невольно смотрим назад: а вдруг машина? Но дорога пустынна… Ближе к полудню дорога вошла в тайгу между вершинами 1659,6 и 1435,5, и климат сразу изменился - тепло.

Обед устроили на границе леса прямо на дороге перед большой заболоченной поляной. Вода в болотистом ручейке на этой же поляне. Основная дорога огибает эту поляну по возвышенным местам. Есть следы техники и прямо через болото. По ним мы и прошли после обеда, срезая путь. Сейчас сухо, воды нет, поэтому без проблем.

Дорога во второй половине дня всё время шла через тайгу. Пытались ориентироваться, используя рельеф местности, т.к. видимость ограничена густым лесом. Иногда это удавалось. Например, на карте отмечен охотничий домик. Вычислили его местоположение по рельефу. Сам домик мы не видели, т.к. он немного в стороне, но в его районе были ответвления от дороги, которые вели, возможно, к нему.

С приближением вечера как всегда встал вопрос о воде. С самого обеда мы не пересекли ни одного ручейка. Начали изучать даже лужи, попадающиеся изредка на пути, но качество воды в них нас не устраивало, хотя мы и непривередливы. Иногда встречались небольшие болотистые участки, но они были просто сырые, без открытой воды. Мы постепенно теряли надежду на полноценный ужин и завтрак. Наконец, когда силы были на исходе, а солнце уже скатилось к горизонту, дорога вышла из глухой тайги. Справа открылась широкая болотина, а слева прямо рядом с дорогой - полянка без кочек, которых в тайге навалом и которые сильно затрудняют поиски места под палатку. Разведка показала, что в болоте есть неплохая вода, слегка проточная, чистая, без присущей таким местам желтизны.

Сбросили рюкзаки и пошли изучать местность, т.к. было, на что посмотреть в округе. Год назад (так думаем) примерно в 100 м от дороги была большая стоянка геологов. Чего они только не оставили! Штабеля ящиков для проб грунта, огромные кучи наколотых дров (кедр!), остатки каких-то сооружений и мусор, мусор… А сколько там было выпито водки! Жаль, что нам не оставили…

Естественно, мы воспользовались дровами геологов, а из ящиков соорудили себе стол и сиденья. И скоро наш временный бивак стал обжитым. В ночи запылал огонь костра.

10.09

С утра сфотографировали далёкую ещё вершину Дарьину (фото 19), к которой мы со временем выйдем.

Сначала дорога продолжала идти тайгой, но через час после выхода с ночёвки вышла на просторы очередной вершины Белогорья (1454,0), и перед нами открылись дали (фото 20): какой огромный район! Как бесконечна тайга! Нагромождения невысоких лесистых хребтов тянутся до самого горизонта. Просматриваются в утренней дымке долины притоков Кунгуса, а там, вдали, виднеется и сам Кунгус. Открыли карты и начали сверять их с местностью. Как же это интересно узнавать в незнакомой местности объекты, известные только по карте. И местность становится сразу ближе и родней. Шли и любовались. Так приятно было оказаться на просторе после ограниченной видимости в тайге.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
19. Гора Дарьина

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
20. Отдых с видом на Саянские дали

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
21. Со склона в. 1664,2 виден наш путь по Белогорью за последние сутки

Но это блаженство длилось недолго, т.к. дорога опять нырнула в тайгу. Пройдя небольшой лесистый участок, оказались перед самым большим подъёмом на всём протяжении пути по Белогорью. Здесь капитальная туристская стоянка. По идее и вода должна быть где-то рядом, но мы её сходу не увидели и не искали, т.к. до нашего обеда была ещё куча времени.

Дорога траверсирует склон вершины 1664,2 с постоянным набором высоты (фото 21). Все видимые слева хребты становятся всё ниже, горизонт отодвигается всё дальше. Идти постоянно вверх трудно, сказывается возраст. Всё тяжелее и тяжелее становится рюкзак, а шаг всё медленнее. И вот наступило такое состояние организма, как будто в стену упёрся, не возможно ещё один шаг вперёд сделать, а делать приходится. Чтобы идти дальше, надо банальное - обеденный отдых, еда и питьё. И всё та же проблема воды. Где её найдёшь на этих крутых, покрытых чахлой травой почти безжизненных склонах. И вдруг далеко впереди глаз выхватил на склоне тоненькую короткую белую полоску. Неужели ручеёк? Невероятно! Спасение! Мысленно провели от него к дороге перпендикуляр, наметили на ней ориентир, прекрасно понимая, что через несколько метров ручеёк станет невидим для нас, и только ориентир на дороге не даст нам потерять его. И заметили этот ручеек только благодаря тому, что остановились на очередной отдых. А если бы присели отдохнуть не здесь, а чуть дальше, хотя бы на 15-20 м, всё, как говорится - антракт.

Как мы дошли до этого ориентира (большой камень у обочины), непонятно. Каждый шаг - преодоление себя, своего бессилия и обезвоживания организма. Медленно, шаг за шагом вперёд, к драгоценной воде. В городе, когда её в любой момент можно налить из крана, она не ценится. А вот здесь, в этом диком безлюдном крае, открывается истинная ценность простой воды, которая даёт жизнь всему.

Прямо в дорожную пыль сброшены рюкзаки. А больше некуда. И Володя с двумя котелками спустился вниз. Наступает момент истины: показался нам ручеек как мираж или есть он на самом деле. Тягуче тянутся минуты ожидания. Но вот он показался на дороге, бережно неся чистейшую ледяную воду горного родника.

Сказать, что совсем у нас не было с собой воды, это неправда. Было примерно 200 г чая в бутылочке, но это уже на самый крайний случай. Просто мы считали, что этот крайний случай ещё не наступил.

После обеда мир преобразился. Оказывается и дорога не такая уж и крутая, и идётся легко, и солнышко ласково светит, и ветерок нежно обдувает. Не жизнь, а сказка. Много ли человеку для счастья надо?

Совсем скоро мы вышли на самую высшую точку Идарского Белогорья - вершину 1698,2. Она представляет собой широкое каменистое плато с пожухлой в это время года травой, с которого открываются далёкие виды во все стороны (фото 22 - 24). Нам крупно повезло: погода стояла изумительная, видимость по всем направлениям была исключительная (фото 25). А ведь многие туристы жаловались на плотный туман и дождь именно здесь.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
22. С вершины 1698,2 открываются далёкие виды

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
23. Далёкие белоснежные горы

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
24. Далёкие белоснежные горы

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
25. Фотограф за работой

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
26. Гигантский тур на в.1698,2

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
27. На Идарском белогорье

Сброшены рюкзаки, фотоаппараты в руки. На юге видны далёкие снежные вершины, вытянувшиеся в длинный белый хребет. И мы узнаём виденные ранее на чужих фотографиях пик Грандиозный, вершину Пирамида и Дарьина. Наш дальнейший путь лежит туда, к этим белым горам.

Вдоволь налюбовались и сделали кучу снимков, благо фотоаппарат позволяет приблизить эти такие далёкие хребты. И только потом рассмотрели само вершинное плато, на котором мы находились. Вон неподалёку стоит покосившийся триангуляционный знак, установленный ещё до войны Григорием Федосеевым, исследователем Саян и писателем. А вот и огромный тур (фото 26), который упоминается во всех отчётах по этому району. Как не подойти к нему и не сфотографироваться на память? После нашего посещения он стал на несколько сантиметров выше. А как же? Обязательно положили парочку плоских камней на его верхотуру.

Но сколько не любуйся, а уходить надо.

Далее дорога, хоть и идёт в основном вниз (фото 27), но постепенно начинает казаться бесконечной. Меняются пейзажи, говоря о том, что мы идём, но совсем не приближается долина речки, которую мы определили себе на ночлег. Сначала казалось, что до неё недалеко: вот ещё один поворот, и начнётся спуск в долину. Но километр проходил за километром, а по сути ничего не менялось. Дорога продолжала идти верхом, вся желанная для ночного отдыха тайга была где-то внизу. Иногда дорогу пересекали слабенькие ручейки. Они смачивали пыль, образуя мокрый след, но набрать воды каким-нибудь способом из них было невозможно. Даже встретилось очень старое оборудованное кострище. Возможно, что в другое время года здесь нет такой проблемы с водой. Видно, что кто-то тут обедал, но не ночевал, т.к. кругом склоны, и поставить палатку, а тем более спать крайне неудобно.

А ещё на дороге была масса медвежьих следов, идущих и в нашем направлении и навстречу. То, что медведи давно облюбовали эту дорогу, мы видели на всём пути, но здесь особенно. К их следам мы успели привыкнуть и почти равнодушно констатировали очередную группу. Правда, иногда поглядывали по сторонам, нет ли мишек. Но насколько хватало глаз - то ли выжженная степь, то ли высохшая тундра. И никаких движущихся объектов.

После обеда мы обычно шли 6-8 ходок минут по двадцать. Две ходки - это примерно час времени. А тут вот уже 10 ходок, 12 ходок… Сколько же можно? Тайга и перевал, на который (как мы думаем) должна спуститься дорога, давно виден. А дорога всё режет и режет склоны поверху. Мы морально и физически готовы были ночевать в любом месте, где встретится вода. Но её не было!

Наступил момент, когда нам уже всё стало безразлично, и мы перестали отдыхать через положенные промежутки времени по одной простой причине, что у нас этого времени уже не было: надвигался вечер. Наконец, дорога резко пошла на спуск прямо напротив перевала. Сначала она спустилась на большую луговину с остатками лагеря геологов (бочки, металлолом, куски полиэтилена…). Возможно, где-то здесь и была вода, но сходу ничего не попалось. А нас ещё тянуло в лес: каждую ночь были заморозки, и немного светового времени пока осталось.

После луговины дорога вошла в тайгу, но превратилась в глубокий трудно проходимый овраг. Видно, талые воды и дожди всё очень сильно размыли: провалы и огромные ямы с обрывистыми краями, а на обочинах выселись вертикальные стены, как в каньоне. Машинный след ушёл в тайгу, в обход. Мы же пошли по дороге, пробираясь по узким уцелевшим полочкам.

А т.к. времени у нас уже практически не было и начинало смеркаться, Володя резко ускорился вперёд в поисках воды. Я осталась одна. Немного жутковато, но терпимо, да и след знакомых ботинок внушал уверенность. От дикой усталости колени уже не сгибались. Я переставляла ноги как ходули.

Вот, наконец, закончился резкий спуск и одновременно закончился этот новоявленный овраг. Далее далеко вперёд смотрелась ровная лесная дорога. А Володи и не видно. Далеко же убежал! Значит, нет воды…

Но вот он появился, тяжело подошел ко мне, забрал мой рюкзак, не смотря на мои слабые протесты, и на вопрос о воде, ответил отрицательно.

Вместе мы подошли к самой нижней точке перевала, на которой остались высохшие русла недавних ручьёв. Всё кругом было истоптано медведями, и их следы удалялись в направлении, куда стекала вода. И что теперь делать? Идти вниз по медвежьим следам? Нет сил и времени, темнеет. И неизвестно, как далеко ушёл ручей… Прошли немного вверх по дороге. Даже последние лужи остались сзади… Мы уже даже не разговаривали, не было сил. В молчании бросили рюкзаки на придорожный мох. Володя отошел чуть в сторону, потоптался. И так ясно - там будет палатка. Пока хоть что-то видно, он наломал сухих сучьев, вытащил на дорогу - тут костёр. А я, так же молча, с котелком вернулась назад и из ближайшей лужи по чайной ложке набрала воды. Благо тут никто не ездит и это вода - дождевая, такая же, как в реках и ручьях, если отбросить все предубеждения. А если в ней кто-то уже и поселился, так это его проблемы… Постановка палатки в полной темноте, ужин при свете костра.

11.09

Утром встали с рассветом. Ночи длинные, высыпаться успеваем. Очень холодно, замороженный ягель хрустит под ногами. Солнце только показало свой краешек из-за дальнего хребта. Небо ясное. Есть надежда на хорошую погоду.

Добывать воду из лужи с утра намного сложнее. Образовалась толстая корка льда, и самой воды очень мало. Зато вся живность вморозилась в лёд, вода относительно чистая.

Когда солнце осветило нашу полянку, перетащили палатку на более освещённое место, чтобы она скорее оттаяла, и легче было её собирать.

Наконец, утренние заботы позади. В путь. Уже достаточно потеплело, и мы с удовольствием сбросили лишнюю тёплую одежду. Пройдя вверх по дороге около 100 м, за поворотом мы увидели очередную стоянку геологов с готовыми столами, навесами и пр. Но самое главное - рядом тёк очень хороший ручей с прозрачной водой. Вот так бывает! Переглянулись, перешагнули его. О чём теперь говорить? Всё это прошлое…

Дорога вышла из тайги и поднялась на склон вершины 1586,2. При подъёме была развилка, которую мы видели накануне перед спуском на перевал. Вправо уходила новая дорога, прямо - старая наезженная. Особо не задумываясь, выбрали старую дорогу, т.к. её направление нам больше понравилось - мы должны были выйти к Тукше, к старому посёлку золотоискателей.

Поднявшись до самого верха, мы быстро поняли, что эти две дороги, в сущности, единое целое. Старая дорога обходила верховое болото, а новая шла прямо по нему. Вскоре дороги сошлись вместе. У нас получился небольшой крюк, т.к. можно было спокойно пройти по болоту, ставшему к осени полностью сухим.

Дальнейший путь до Тукши однозначен, вариантов не было. Единая дорога шла через тайгу, поднимаясь и спускаясь с увалов. Иногда попадались небольшие болота. Здесь обычно было несколько машинных следов. Каждый ехал, как ему казалось легче. А нам было всё равно, т.к. легко проходимо было по любому варианту. Мы с удовольствием и нетерпением шли вниз, в долину Тукши, там нас ждал заслуженный отдых - днёвка.

День выдался тёплый. Летали бабочки, стрекотали кузнечики, в кедрачах усиленно работали кедровки. Пару шишек и нам досталось.

Перед самой Тукшой дорога траверсирует склон с длинным равномерным спуском и упирается в поляну, на которой стоит один большой дом и маленькая банька.

Прибыли мы сюда в обед (фото 28). Походили, посмотрели, оценили и выбрали баньку, как более чистое и уютное помещение. Имелась печь, нары с матрасами, стол, крылечко, перед ним кострище.

Тукша пользуется популярностью у рыбаков и охотников. Об этом говорило и большое количество заготовленных дров, и горы мусора, и много оставленных продуктов. Некоторые были аккуратно подвешены на гвоздиках внутри, другие просто лежали на полке снаружи дома. Там были свежие огурцы и помидоры (проморожены), банка с консервированными огурцами (прокисли), лук и болгарский перец вполне хорошего качества, сухари, пакетики супов и вермишели, макароны, 3-х литровая пластиковая бутылка с квасом (не распечатана). В разных местах стояли три больших пакета с картошкой. В двух из них она уже прозеленела и замёрзла. А один пакет был в баньке, что и спасло его от заморозков. Этой картошкой мы и питались полтора дня, что пробыли в Тукше. Отваривали её, добавляли в суп и даже 4 штуки взяли с собой. И там её осталось ещё больше половины. Вряд ли ещё кто успеет ею воспользоваться в этом году, ночные заморозки, а потом и морозы сделают своё дело.

После обеда Володя пошёл изучать речку и пытаться ловить рыбку в мелкой Тукше, а я устроила себе банный день. Вечером протопили печь и легли спать в тёплом помещении.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
28. Посёлок Тукша

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
29. Встреча с рыбаками

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
30. Надписи на стене дома

12.09

Днёвка.

Утром во время завтрака услышали гул моторов. Выскочили из баньки и увидели, что прибыли рыбаки на Уазике и квадроцикле (фото 29). Где они были, когда мы неделю шли пешком?

В этот день погода не радовала, часто шёл дождь, мелкий и занудливый, а так хотелось солнца и полноценного отдыха. Мы немного походили вдоль берега, пытаясь что-нибудь поймать, но неудачно. Впрочем, в этом месте уловом не могли похвастаться и другие туристы, о чем сообщала надпись на стене дома (фото 30). Рыбаки поймали за день непрерывной рыбалки по 4-5 хариусов. На наш взгляд ехать так далеко из-за этого не стоило.

Мы отдохнули, отъелись и были готовы к новому пути.

Путь к Большой Неготе. 13 - 15 сентября

13.09

От бывшего посёлка Тукша до Большой Неготы (и далее до Медвежьего озера), на нашей карте, составленной ещё в восьмидесятых годах прошлого века, нарисована тропа. Она проходит через ручей Прижимчик на стрелку рек Снежной и Поперечной Тукши. Именно по ней, по сведениям из отчетов, и ходило большинство групп. В это же место (на стрелку) можно выйти и по долинам рек Тукши и Снежной Тукши. Но этот путь длиннее, троп здесь не нарисовано, да и у нас не было сообщений о таком варианте прохождения. Мы не знали, сохранилась ли тропа, но все, же запланировали идти по более короткому пути. Наша первая задача - перевалить через отрог на ручей Прижимчик.

Запланированный ранний выход сорвался из-за непрекращающегося дождя. Хотя мы его не боимся, но так хочется выйти посуху. Наши соседи-рыбаки уже уехали домой, а мы всё тянем. Наконец, характер облаков изменился: в сплошной серой тяжёлой облачности начались просветы, временами дождь ослабевал и иногда даже прекращался. Выбрав именно такой момент, мы покинули гостеприимную баньку.

Теперь нам предстояло идти по тропам, если они будут, и бездорожью.

Из разговоров с рыбаками мы немного узнали о предстоящем пути, о долинах рек, только их знания были несколько специфичны: они там были зимой на снегоходах. Когда они говорили: "Там долины открытые, всё проходимо", для нас означало: болото, берёзка и прочие "радости" незанятых тайгой участков.

Машины накатали дорогу вверх по долине реки Тукша. Её мы видели со склонов, когда подходили к посёлку. По ней мы и начали свой путь. Через несколько сотен метров дорога привела нас к броду через реку. В этом месте Тукша неглубокая, каменистая, с быстрым течением. Переправа не составила особых трудностей. Чтобы не мочить одежду и не гулять потом в мокрой, мы по примеру последних наших походов сняли штаны, оставшись только в сапогах, и те без стелек (тоже убрали). Перешли один рукав Тукши, потом другой. Вода ледяная, но мы к такому временному переохлаждению были морально готовы.

А далее произошёл немного курьёзный случай. Рюкзаки сброшены на пригорок. Я достаю свою одежду и начинаю быстро одеваться. Володя в растерянности: "А где мои брюки, носки…?" Обычно мы снятую одежду в рюкзаки не убираем, она висит сверху, прижатая ремнями. У меня всё на месте, у него на рюкзаке ничего нет. Я лихорадочно вспоминаю каждый метр переправы. Я шла сзади, у Володи ничего не падало, я бы увидела. Тем временем Володя решительно шагает обратно в реку и скрывается за поворотом.

Я успела полностью одеться и даже ноги начали уже согреваться, когда он появился, бережно неся в руках кулёк.

- Лежал себе на травке, аккуратно свёрнутый… Как я мог его забыть?

- Одевайся быстрее! Ноги, наверно, совсем ничего не чувствуют?

- Чтобы я делал, если бы потерял эти драгоценные штаны? Сразу две пары! У меня ведь остались только гамаши из комплекта термобелья.

- Я бы поделилась…

- Так делиться особо нечем, а впереди основной поход.

Но на этом наша переправа ещё не закончилась. Немного прошли вперёд, и вот перед нами третий рукав Тукши. Кто его ждал? А тут ещё резко потемнело, дождь с минуты на минуту хлынет. Прикинули: рукав мелкий, небольшой, авось, длины сапог хватит. Хватило на пределе, если выходить не на дорогу, а справа прямо в куст шагнуть. Именно на этом последнем шаге и начался дождь. Надели на себя полиэтиленовые дождевики и продолжили путь, внимательно смотря вправо на склон. Где-то здесь по широкому распадку (по словам рыбаков) они переваливают через отрог на ручей Прижимчик, да и тропа на карте нарисована. На местности ещё найти бы… Склон весь зарос густой карликовой берёзкой, продираться по ней крайне трудно, очень нужна тропа.

Мы продолжаем под дождём идти вдоль Тукши по разбитой и раскисшей дороге, идущей на этом участке по болоту, вернее рядом с ней, потому что в колеях непролазная топкая грязь, а глаза всё изучают склон. Плотная берёзка без следа скрыла тропу. Надо подрезать склон с надеждой выйти на неё. Только морально очень тяжело бросить дорогу. Обсудили, далеко ли вдоль реки идёт она, а вдруг по долинам прямо до стрелки? Мы в растерянности продолжали идти вперёд. Наконец, окончательно поняли, что распадок позади и надо что-то предпринимать, на что-то решаться. Оглянувшись в очередной раз назад на склон, мы увидели старый весь заросший след вездехода, ставший заметным из этой точки, наискосок идущий по распадку. Это всё решило: мы оставили дорогу и пошли к нему, из прошлого опыта зная, что по следу от вездехода передвигаться легче, чем просто напрямую, и раз люди ездят именно через распадок, да и рыбаки об этом говорили, значит, и нам туда надо.

Идя по вездеходному следу назад вверх, мы вскоре подрезали и тропу, идущую прямо вверх. Интересно, где же она начиналась?

К этому времени дождь прекратился, и мы с облегчением сбросили дождевики, идти под которыми жарко. От дождя они защищают, никто не спорит, но без проветривания под ними, да ещё и под рюкзаком, очень потеешь. И так и так мокрый.

Медленно и тяжело поднялись по тропе на отрог. Только успели перевести дыхание, как тропа пошла на спуск, который был ещё круче подъёма. Мокрый ягель сильно скользит, очень трудно удержаться на ногах. Мы понимаем, что падать нам никак нельзя: вдруг травма, а мы одни, никто не поможет… Поэтому, взяв палки как альпенштоки, с силой упираясь в склон, применяя горную технику движения, аккуратно спустились в долину ручья Прижимчик. Но тропа вниз непосредственно до ручья не пошла, а осталась на склоне и начала траверсировать его вверх по течению. Такое её поведение объяснялось наличием болота вдоль всего русла.

Мы быстро шли по удобной, хорошо набитой и горизонтальной тропе. И вдруг она закончилась, как обрезали. Мы туда-сюда, нет её.

- Наверно, все здесь спускаются вниз, кто, где хочет, и переправляются, - сказал Володя.

Спустились и мы. В высокой густой траве были видны многочисленные следы. Болото было какое-то неудобное: очень высокие кочки, а между ними вода. И по кочкам не пройдёшь: они тонкие, шатаются, и между ними тонешь. Кое-как добрались до ручья. Он оправдывал своё название - Прижимчик: глубокий, извилистый с быстрым течением и обрывистыми берегами. В молодости мы такие легко перепрыгивали, а сейчас и пытаться бесполезно. Опять разделись, чтобы сделать два-три шага по воде. Он оказался глубже Тукши - до середины бёдер.

Правый берег, на который мы выбрались, был более сухим, и недалеко шла терраска. Мы решили, что если и есть тропа, то она может быть там: место для тропы удобное. И в самом деле, на терраске была слабая тропа. Мы устремились по ней, но она постепенно сошла на нет. Вроде и ответвлений не было. Делать нечего, придётся идти напрямую по этой вездесущей берёзке.

Нам повезло: очень быстро заметили старый след от вездехода. Ох, уж эти вездеходы! Стоит ему один раз проехать, как потом десятилетиями природа пытается восстановиться. Идти по следу было тяжело: березка уже поднялась, придавленный мох давно оправился. Мы глубоко проваливались на каждом шагу, да и ноги надо поднимать высоко, перешагивая кустики, но в любом случае это лучше, чем напрямик.

На обед решили встать на границе леса, в редком кедраче (фото 31), чтобы хоть немного укрыться от ветра. Дождя не было, распогодилось, но ветер дул сильный, и было холодно. Бросили вездеходный след (в случае необходимости - найдём), и пошли напрямик к деревьям. У самой кромки леса подрезали очень хорошую тропу. Так вот где она спряталась!

После обеда встали на тропу и, ни о чем больше не задумываясь, следовали по ней. Иногда нам казалось, что она повернула не туда, куда надо, но скоро выяснялось, что тропа-умница обходила или болото, или заросли берёзки, выбирая наиболее лёгкий и приемлемый путь. Впервые за день мы быстро шли вперёд. Иногда попадались развилки. Чаще всего это были два варианта прохождения одного и того же участка. Только однажды тропка, выбранная после развилки, привела в тупик, т.е. закончилась у лесного завала. Вернулись, благо недалеко было. Вместе с тропой тайгой поднялись на отрог и спустились к реке Снежная Тукша недалеко от стрелки. И вот здесь ясная и чёткая тропа закончилась. В долине непосредственно у реки буйная травяная растительность, и здесь, среди травы выше человеческого роста, было много следов. Каждый шёл, где ему нравилось. А тропы вдоль реки не наблюдалось.

У нас были сведения из одного отчёта, что на стрелке рек Снежная Тукша и Поперечная Тукша хорошая туристская стоянка. Световое время заканчивалось, и эта стоянка была очень для нас кстати. Пройдя вверх по течению несколько сот метров, мы подошли к стрелке рек. Сходу (правда, как всегда, разделись) перешли Поперечную Тукшу. Третий брод за день! Вода ледяная, и вечерний воздух очень холодный, но речка узкая и мелкая, поэтому замёрзнуть не успели. Правда, недалеко было переброшено с берега на берег дерево, но, оценив переправу по нему, мы решили, что брод быстрее и безопасней.

В редком кедрово-лиственничном лесу нашли старую стоянку. Кострище уже заросло мхом, стойки сгнили. Но нас всё устраивало: ровная площадка для палатки под раскидистым кедром, до воды - десяток метров, дров не меряно, а тайга защищает от ветра. Ужин при свете костра. Стоило немного отойти от него, как голова непроизвольно запрокидывалась, и взор устремлялся на небо с крупными яркими звёздами. Такого сияния в городе не увидишь…

14.09

Утром, встав на тропу, которая начиналась прямо от стоянки, через сотню-другую метров вышли на берег Снежной Тукши. Опять брод. Уже находясь на другом берегу, увидели немного выше по течению бревно для переправы, о котором упоминается в отчётах.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
31. Обед в долине Прижимчика

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
32. Ягель

Но мы не жалели о том, что сразу его не заметили и шагнули в ледяную воду. Нам легче перетерпеть холод, чем удерживать равновесие с рюкзаком на обледеневшем скользком бревне.

Далее путь шёл правому берегу реки, который представляет собой сплошной курумник, заросший ягелем, но есть небольшая плоская полочка, по которой и идет тропа. Непосредственно у берега заросли берёзки и ивняка. Левый же берег - стандартный таежный склон.

По пути встретилось сгоревшее зимовье, попадались и туристские кострища на редких возвышенных местах.

Долина Снежной Тукши открытая, широкая, вся заросла берёзкой, видно далеко. На пологих склонах много участков сплошного ягеля, от чего они смотрятся белоснежными (фото 32).

Постепенно тропа превратилась в глубокую траншею, то моховую, то заболоченную, по которой идти стало тяжело. Замыкающий долину невысокий хребет очень медленно приближался. Иногда казалось, что вообще мы стоим на месте. Но худшее нас ждало впереди - это развилка тропы: одна продолжала уходить прямо вперёд, другая полезла на склон. По натоптанности обе были равноценны. Выбрали ту, что поднималась, т.к. впереди чувствовалось болото всё в берёзке, которая нам порядком надоела. Идти по нему даже по тропе не сладко.

Верхняя тропа подвела нас к границе леса и упёрлась в очень хорошую туристскую стоянку. По следам видно, что пользовались ею недавно. А вот после стоянки тропа как-то потихоньку ослабла и исчезла. Поиски её ни к чему не привели. Сориентировались по карте, наметили на местности ориентир и пошли вперед. Но далеко не ушли, наткнулись на болото с открытой водой, которое простиралось вниз на сотни метров вплоть до русла Снежной Тукши. Начали обходить тайгой, проваливаясь в воду между кочек. Хорошо, что сейчас осень и гнуса почти нет, а то бы вообще плохо было. Кое-как выбрались в лес, но тут бесконечные завалы из упавших деревьев. Один обойдём, другой уже поджидает. И так без конца. Получалось топтание на месте без существенного продвижения вперёд. Казалось, что это никогда не закончится. Наши небольшие силы таяли на глазах, а время приблизилось к обеду: очень сильно хотелось есть.

Наконец, попалась неясная тропинка, наверно, звериная, идущая в нужном направлении. Как мы ей обрадовались! Она часто терялась, пропадала, но все-таки была! Во многих местах ее пересекали тропы, идущие перпендикулярно с ЮВ на СЗ. Пробовали мы идти и по ним, но недолго, т.к. направление нас не устраивало. Зато однажды на такой тропинке попалось пересечение с неплохой тропой, идущей на наш перевал. Как мы тщательно смотрели за каждым изгибом тропинки! Только бы не потерять! Однажды недалеко (метров за 300) увидели крупного зверя, но он заметил нас раньше и рванул в тайгу. По следам, когда дошли, определили, что это был марал.

Так, идя по тропе из последних сил, встретили, наконец, болотистый ручеёк и рядом под раскидистым кедром остановились на обед. Во время обеда нас развлекал бурундук, который ничего не боялся и с любопытством наблюдал за нашими действиями с соседнего сучка. Но мы так устали, что сфотографировать его на память сразу не смогли. А потом ему надоело, и он занялся своими важными делами в глубине кедра.

После обеда с новыми силами мы без проблем дошли до перевала. Сфотографировали двуглавую вершину Дарьину (фото 33), которая открылась во всей красе и распознавалась ещё с Идарского Белогорья благодаря своей форме. А вообще её называют по-разному: Дарьины Холки, Дарьины Титьки, но на карте она просто Дарьина.

На перевале тропа исчезла, и мы спускались, выбирая путь в основном по луговым участкам. Так и вышли на реку Большая Негота, которая здесь выглядит небольшим ручьём. По берегу идёт тропа, по ней и пошли. С каждым километром она улучшалась, в неё вливались другие тропинки, спускающиеся с Тукшинского Белогорья, которое в этом районе легко проходимо в разных местах. Вскоре тропа выглядела глубокой колеёй в краснеющих зарослях берёзки.

В надвигающихся сумерках подошли к хорошей туристской стоянке под большим кедром на сухом возвышенном пятачке. Рядом глубокий чистый ручей. Хорошее оборудованное кострище, много сушняка. От стоянки хорошо видна Дарьина (фото 34). Ночь показалась нам тёплой, но это только в сравнении с заморозками, когда с утра палатка стояла "колом".

Мы радовались, что, преодолев этот перевал, оказались в бассейне Агула, вышли в новый район.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
33. Вид с перевала на в. Дарьина

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
34. Ночёвка в верховьях Большой Неготы

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
35. Лекарственное растение - верблюжий хвост

15.09

С утра обычные дела и в путь по чёткой и ясной тропе. Она идёт то тайгой, то по открытым местам, которые полностью в карликовой берёзке, но капитальных развилок нет. Левый приток перешли по бревну. Здесь постепенно кедровый лес заканчивается, начинается уже желтеющая лиственница. Сразу посветлело. Красиво так. Когда тропа, следуя изгибам реки, повернула на ЮГ и вышла на широкое открытое место, мы, наблюдая за небом, решили, что ходового времени у нас осталось мало, скоро начнётся дождь (вот она тёплая ночь - признак ухудшения погоды). Начали спешить, ходки удлинились, а остановки на отдых сократились, но это не помогло. Когда вышли на крутой склон высоко над рекой в обход береговых скал, начался дождь. И тут же мы впервые встретили знаменитое растение "верблюжий хвост" (фото 35), которое лечит многие болезни. Правда, какие именно, в походе мы благополучно забыли, но это не помешало нам остановиться и под дождём нарвать его, а потом ежедневно заваривать. Да и чай с ним просто вкусный.

Карагана гривастая - верблюжий хвост (Caragana jubata - Pallas). Растение имеет необычный вид, толстые старые ветви густо покрыты отмершими игольчатыми черешками листьев прошлых лет, листья с 4-6 парами листочков, молодые черешки, прилистники и края листочков с мохнатым белым опушением. Цветки крупные, по 3,5 см, розовые, оранжеватые, бывают белые. И действительно чем-то похожа на взлохмаченный хвост. Лечебна вся надземная часть. Вырывать её с корнем даже случайно нельзя - пропадёт лечебный эффект.

Считается, что карагана "чувствует" душу (ауру) человека, поэтому просто необходимо при сборе просить у неё помощи в лечении и прощения за то, что срываешь веточки. А уходя, обязательно поклониться. Собирать её положено голыми руками, без металла.

Карагана гривастая применяется при различных воспалительных заболеваниях. При ангине полощут горло теплым отваром через каждые 30 минут в течение 2 - 3 дней. Внутрь отвар назначают при простудных заболеваниях, заболеваниях желудочно-кишечного тракта, геморрое, язве желудка и двенадцатиперстной кишки.

Карагану гривастую применяют при ревматизме, ранах, особенно гнойных, при фурункулах, свищах, при кожных болезнях, в том числе при экземах, гнойничковых заболеваниях кожи, угрях, пиодермии, нейродермитах и прочих дерматозах

В народной медицине большой популярностью карагана гривастая пользуется при лечении воспалительных заболеваниях женской половой сферы. Часто при лечении тех или иных заболеваний сочетают местное, наружное применение отвара с приемом внутрь.

Произрастает в лесном и субальпийском поясах на скалах, каменных россыпях и прирусловых галечниках, часто под пологом разреженных лесов. Встречается преимущественно на известняках. В долинах рек образует заросли.

Размножается вегетативно и семенами. Цветет в июне, плодоносит в августе - сентябре. Растет очень медленно.

Пока рвали верблюжий хвост, дождь усилился. Сам он был, как всегда не очень страшен, если бы растительность тайги так не вбирала в себя влагу. На каждом листочке, на каждой иголочке повисли крупные капли. И очень скоро мы стали абсолютно мокрыми. И замёрзли, ведь это не лето. Даже безостановочная ходьба мало помогала, об отдыхе через положенные промежутки времени мы уже не думали.

Наконец, увидели на другом берегу зимовье. Тропа выводит прямо к броду, который через Неготу в этом месте мелкий, по галечнику. Большой дом бывшего кордона, сожжен и разрушен, с обвалившейся крышей, без окон, дверей и пола. Есть ещё один развалившийся домик и очень неплохая баня, к которой мы и направились (фото 36). Внутри она отделана дощечкой, очень уютная и чистая. Имеет сени, предбанник и само помещение бани (печка, полати, стол, лавка). Рядом с баней ручей.

В сенях скинули с себя всю мокрую одежду, переоделись в сухую, и мир преобразился.

Вскоре уже весело потрескивали дрова в печи, прямо на глазах высыхали наши вещи, температура в маленьком помещении бани быстро повышалась, и мы время от времени проветривали наше убежище. Приготовление пищи на газовой горелке. В баньке решили переждать дождь, а он шел весь оставшийся день и ночь. Утих только к утру.

К Орзагаю. 16 сентября

Проснулись на рассвете, т.к. успели хорошо отдохнуть во время вынужденной полуднёвки. Выглянув на "улицу", обнаружили всё обледеневшим. Дождя не было, ветер разгонял тучи. Решили ещё немного поспать, пока оттает, и кусты высохнут на солнышке. Очень не хотелось мокнуть, а потом замерзать.

Наконец, кусты перестали сверкать на солнце, почти всё высохло и здорово потеплело.

Первые шаги до ручья, и Володя, поскользнувшись на обледеневших (в тени) ветках, склонённых к воде, провалился в ручей. Как мы хотели начать путь сухими, а тут…

Нашли на другом берегу продолжение тропы и в путь.

Тропу, сокращающую путь с Большой Неготы на Малый Агул через отроги, мы не увидели. Решили продолжать путь по этой, какая есть, немного круговой, зато хорошо пробитой в тайге. Было видно, что пользуются ей часто: встречались даже конные следы. Тропа идёт правым берегом Большой Неготы, сначала недалеко от реки, потом уходит вверх, в тайгу, траверсируя склоны в направлении Малого Агула. Ближе к обеду стало совсем тепло и хорошо. На последнем правом ручье, впадающем в Б. Неготу, на открытой полянке хорошая туристская стоянка. Полежали на ней, понежились на солнышке, но обедать ещё рано.

Тропа проложена так, что не видно и не слышно ни Б. Неготы, ни М. Агула. Кругом осенняя тайга. Лиственницы в золотом наряде (фото 37), тёмно-зелёные кедры (уже без шишек) на их фоне смотрятся очень эффектно, пылают ягоды рябины, трава уже пожухла, а встречающиеся в изобилии грибы не пригодны в пищу. Они сначала были проморожены заморозками, а потом оттаяли и превратились в "кисель".

Только по направлению тропы мы поняли, что находимся в долине Малого Агула. Очень хочется на его берегу сделать обед. Хотя тропа на карте прорисована далеко от воды, мы ждём какой-нибудь маленькой тропки вниз, к реке. Но напрасно. Правда, кое-какие следы были, прошли один-два человека, но продираться по ним через тайгу мы не захотели.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
36. Банька в долине Большой Неготы

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
37. Река Большая Негота

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
38. Река Малый Агул

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
39. Радуга

Проходим километр за километром, а никакого ручейка нет, только тайга, тайга, тайга… В какой-то момент услышали недалеко от нашей тропы громкий звук: для меня это был рёв медведя, для Володи - гул осинового роя. Каждый услышал то, чего более всего боялся. Но к этому времени мы так устали и проголодались, что, когда через пару сотен метров попался слабый ручеёк, мы, не раздумывая, встали на обед, который приготовили на газовой горелке, хотя кругом тайга и сушняка много. Мы спешим и хотим сегодня дойти до реки Орзагай, где назавтра у нас запланирована днёвка. Мы мечтаем о рыбалке на Орзагае, о которой столько наслышаны.

После обеда идётся легко. Как мало человеку надо: миска супа, кусочек сала, горстка сухарей, чай с печеньем, и мы счастливы и вполне трудоспособны.

Вскоре услышали грозный грохот порога на Малом Агуле, а потом, наконец, увидели реку. Мы находились высоко над водой, обзор был хороший. Реку стиснула гряда камней, и она прорывалась сливом между двумя огромными камнями.

- Что так внимательно на порог смотришь? - спросил Володя. - Никак запоминаешь?

- Да, так, на всякий случай… А вдруг плыть придётся…

- Нас ждёт Кизир!

- А как ты думаешь, наш катамаран поместится в сливе? Кажется, там узко…

- Там нормальная ширина. Просто мы находимся высоко и далеко.

- Если далеко, то почему так ревёт? Разговаривать тяжело, почти кричать приходится…

- Перепад там хороший. Видишь, какие "бочки" с обратным валом? Боишься?

- Не знаю…

Тропа продолжала лезть верх и вывела нас на скалу, откуда открывался вид на другой отрезок Малого Агула, ниже которого после правого поворота и находился порог. Глаза привычно оценили скорость воды, наличие камней. Простая шивера. И только потом мы оглянулись вокруг: как все-таки красива осенняя тайга! Какие краски (фото 38)! На скалах опять заросли верблюжьего хвоста. Как он любит жить там, где круто!

- Володя, где пойдёт тропа? По берегу такие крутые скалы…

- Конечно, в обход. Теперь долго реки не увидим.

- А нам куда?

- Вправо по долине. Но это всё ещё Малый Агул. До Орзагая шагать и шагать…

Потихоньку прошли по скалам, которые круто обрываются в реку, и зашагали по тропинке, уходящей вглубь тайги. Вскоре вместе с ней спустились в глубокую долину ручья, всю заваленную буреломом. Переправа через основной поток по бревну.

Тропа всё время идёт далеко от берега М. Агула, видимость ограничена густым лесом, поэтому о своём местонахождении мы могли судить лишь предположительно. Когда вместе с тропой повернули на ЮГ, нас накрыла туча, и пошел дождь. Благо он был кратковременным. После него над тайгой повисла радуга (фото 39). Иногда в просветах деревьев были видны противоположные склоны. Так мы увидели схождение долин Орзагая и Малого Агула.

Теперь перед нами стояла задача переправы через Малый Агул. Мы предполагали, что тропа нас сама выведет к броду, т.к. район Орзагая и Озёрной популярны у туристов и рыбаков. По ним идёт путь к Медвежьему озеру. Но мы проходили километр за километром, Орзагай давно остался за спиной, а тропа и не думала сворачивать к реке, продолжая уводить нас вдоль Малого Агула на большом расстоянии от воды.

Близился вечер. И мы решились. Бросили тропу и, встав к ней спиной, прямо через тайгу пошли к реке, хотя мы её не видели и не слышали. Вышли достаточно удачно по пологому склону, т.к. там были и береговые скалы и крутые обрывы, но мы их как-то обошли, чисто интуитивно. Вдоль самого берега у кромки воды чёткая тропа.

Оценили реку. В том месте, где мы вышли, переправа вброд была затруднительна: вся река представляла собой шиверу с большими камнями в русле и сильным течением. По тропе пошли вверх, без конца глядя на воду и ища лазейку на тот берег. Ширина около 50 м, напор воды силён. Мы искали место с ровным гладким течением, без больших камней на дне, чтобы легче было удержаться на ногах. В конце концов, увидели то, что нам нужно. Участок был небольшой длины (около 50-60 м) между двумя перекатами, где всё клокотало и бурлило, а дальше вверх река поворачивала, и что там за поворотом видно не было.

Быстро в молчании разделись, не обращая внимания на вечерний холод, и вступили в реку. Сразу у берега глубина во всю длину ног. Вода обожгла. Тут же организовали свою мини-стенку для переправы. Дальше стало помельче, чуть выше колен, и мы без задержек, следя за каждым шагом, перешли на другой берег. Время мы не засекали, но по ощущениям раздевание-одевание и сам переход занял не более 7-10 минут. Замёрзнуть мы не успели.

Всё, самая сложная в программе нашего похода переправа позади. Столько было про неё разговоров, предположений, так мы её ждали, морально готовились, а на деле - раз и на другом берегу. Нас подгонял наступающий вечер и желание непременно в этот день выйти на Орзагай, чтобы назавтра состоялась полноценная днёвка.

После переправы нашли тропу и отправились по ней в долину Орзагая, торопясь до темноты найти хорошее место для бивака, предъявляя к нему повышенные требования: всё-таки предстоял длительный отдых. Мы хотели найти место, о котором часто упоминалось в отчётах: оборудованная стоянка на берегу реки после озёр. Но это оказалось сложным делом, с одной стороны мы сильно торопились, некогда было сделать разведочку, поискать, а уже начинало темнеть, с другой - троп в самой долине оказалось много: бесконечные пересечения в разных направлениях. Одни обходили болота и озёра, другие шли к Орзагаю, третьи напрямую в долину Озёрной. В конце концов, мы вышли на берег в том месте, где стоит полуразрушенное зимовье, но рядом ровного места под палатку не было. Володя практически в полной темноте нашел площадку на холме, возвышающемся над этим зимовьем. Там и обосновались. Единственный минус - до воды далековато, надо было спускаться вниз по крутому склону. Зато верхушка холма плоская, вся заросла лесом, который сдерживал ветер и обеспечивал нас дровами. А в округе - сплошная тундра с ягелем. Возможно, что в более тёплое время года там болото. Сейчас было сухо.

Река Озёрная. 17 - 20 сентября

17.09

По плану днёвка и рыбная ловля. Но ещё с ночи зарядил дождь. Гулять под ним неуютно, поэтому спим до тех пор, пока не надоело.

Когда дождь утих, развели костёр, я начала готовить еду, а Володя со спиннингом ушёл к реке. Место для рыбной ловли было не очень удобным - перекат с крупными надводными камнями. Бродить по сырым кустам в поисках более перспективного участка он не захотел, поэтому удача ему не сопутствовала. Он быстро вернулся.

После завтрака под моросящим дождём пошли гулять вместе. Совсем недалеко от нашей стоянки, чуть ниже по течению, нашли ту, которую искали первоначально. Там был стол, скамейки, готовое кострище, ровные площадки под палатку, а вот с дровами - целая проблема. Весь сухостой давно сожгли. Поэтому мы решили, что переселяться сюда не стоит, т.к. во время такой неустойчивой погоды наличие большого количества качественных дров имеет решающее значение.

Опять пробовали ловить рыбу и опять неудачно. В итоге все вымокли. Нам стало скучно, поэтому решили после обеда, если погода наладится, немного пройтись в долину реки Озёрная, чтобы на следующий день легче было выйти к Медвежьему озеру.

Мы не спешили, поэтому вышли в путь ближе к 16 часам. К этому времени дождь полностью прекратился, и даже кусты подсохли. Начало выглядывать солнышко.

По тропинке дошли до реки Озёрная. В нижнем течении это неширокая извилистая река с голубой водой (фото 40). Часто реку перекрывают упавшие деревья. В береговых заводях видели мальков хариуса.

Далее однозначная тропа втягивается в узкую долину Озёрной, идёт вверх её левым берегом и постепенно взбирается, а потом траверсирует крутые склоны, все заросшие глухой тайгой. Правый берег круто обрывается к реке и местами покрыт крупной осыпью. Река Озёрная осталась глубоко внизу. Изредка в просветах мы видели, как она клокотала и пенилась на этом участке, с грохотом скача по крупным камням. Тропинку несколько раз пересекали миниатюрные ручейки, из которых просто напиться было проблемой. Ещё на этой тропе мы встретили огромные следы, по форме похожие на оленьи, но уж очень большие. Обладатель этих следов тоже не хотел идти тайгой, по тропе гораздо удобнее.

- Володя, как ты думаешь, чьи это?

- Я думаю, что динозавров, доживших до нашего времени. Может, с тобой ещё в Книгу рекордов Гиннеса попадём за это открытие.

Потом, когда мы увидели маралов (изюбров) вблизи и оценили их размеры, мы поняли, что эти следы принадлежали им.

Постепенно тропинка вышла на пологие склоны, начала пересекать красивые берёзовые рощи, лесные поляны, а потом, когда вышла из массива тайги, зарылась в заросли карликовой берёзки в широкой пойме реки. На этом участке она часто терялась, раздваивалась, имела тупиковые ветви, мы искали её. В районе первого по ходу левого притока реки Озёрная на полянке в лесотундровой зоне встали на ночёвку. Рядом было старое кострище.

Вечером костёр под высоким звёздным небом, предвестником будущей хорошей погоды (так мы считали). Мы высматривали знакомые созвездия, спутники, да и просто любовались крупными и яркими звёздами.

Пусть мы прошли немного, где-то около 5 км, но зато завтра путь к Медвежьему озеру будет легче. Основной набор высоты сделан.

Так мы рассуждали, ложась спать.

18.09

Утром проснулись под дробь дождя. И откуда он взялся? Вчера ведь никаких признаков не было. Развернулись на другой бок, и спать. Проснувшись во второй раз, обнаружили, что тент прилип к палатке под тяжестью мокрого снега, и по палатке капелька за капелькой внутрь стекает вода. Вот этого нам не надо! Выползли наружу: какая красота кругом! Снег прилип к каждой веточке, к каждому листочку. Местность приобрела сказочный зимний вид (фото 41). А какая тишина кругом! Только снежинки безостановочно кружатся в воздухе. Тропинка к ручью завалена по колено. Да и вообще, если бы мы не знали, что это и есть наша тропинка, мы бы её не нашли, потому что каждый прогал между кустиками карликовой берёзки выглядел точно также.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
40. Река Озёрная

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
41. Ночёвка в долине р. Озёрная

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
42. Вынужденная днёвка в долине р. Озёрная

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
43. Перед выходом вниз

Очистили от снега скаты тента, пообедали. Немного поговорили о том, что же нам теперь делать. Пришли к единодушному решению, что надо подождать до завтрашнего утра. Если тут погода так быстро и непредсказуемо меняется, то назавтра можно ожидать всего, что угодно.

Володя немного погулял в округе в поисках другой тропинки, т.к. общее направление той, по которой мы пришли сюда, не совсем нас устраивало. Создавалось впечатление, что она идёт вправо, вокруг стоящего впереди холма, а нам надо было влево, к реке, т.к. именно вдоль неё по карте лежит путь на Медвежье озеро. Поиски ничего не дали. Снег всё засыпал, и что-нибудь найти было невозможно (фото 42).

Снегопад продолжался весь день, но теперь снег был сухой и скатывался по тенту вниз. Температура воздуха снизилась примерно до -20о. Это мы чувствовали нашими лёгкими. Дышать ледяным воздухом было тяжело. Нас забивал кашель, который привязался в последние дни. Видно, постоянное переохлаждение, в конце концов, дало о себе знать. Перед ночным сном даже пришлось принять антибиотики и таблетки от кашля, т.к. постоянное содрогание изматывало, не давало возможности уснуть, бронхи саднило, и температура тела оказалась повышенной.

В палатке можно было жить, только забравшись с головой под спальник, благо он у нас пуховый. Так мы и спали, надев на себя всю одежду вплоть до "парадно-выходной" и "брезентуху". Стоило хоть немного высунуть нос наружу, как он тут же замерзал, и мы просыпались.

19.09

Утро не принесло нам желанного изменения погоды. Это мы поняли сразу, едва проснувшись, даже не выглядывая наружу: ледяной воздух всё так же обжигал внутренности, а палатка изнутри покрылась льдом, в который превратилась влага от нашего дыхания.

А снег продолжал медленно кружиться в воздухе, засыпая всё вокруг. Вплотную стал вопрос: "Что делать?" Наш путь лежал вверх, а это только означало, что там зима будет "круче", снег ещё глубже. Ничего не говорило о том, что потеплеет, и осень вернётся.

Решили подождать до обеда, а там принять окончательное решение. Мы понимали, что если мы повернём вниз, то нам не видать в этом году ни Медвежьего озера, ни Кинзелюкского водопада, ни реки Кизир.

К обеду ничего не изменилось. Всё то же белёсое небо, всё те же снежинки и мороз. Погода не пускала нас вглубь Саян, а идти вперёд, наперекор ей, мы не хотели. Зачем испытывать судьбу? И выжидать дальше бессмысленно. До вынужденной днёвки здесь мы были в нашем графике движения, теперь мы на один день отставали. Увеличивать далее отставание тоже опасно: продукты не резиновые, здоровье немного подорвано, а улучшения метеоусловий может и не быть.

Обсудили вопрос, что мы знаем о Малом Агуле, есть ли у нас карты на этот район: всё-таки мы дома усердно готовились к сплаву по Кизиру, изучив буквально каждый его метр. Чуть меньше изучали Большой Агул, а вот сплав по Малому почти не рассматривали, только так, чисто теоретически, как возможный вариант в критической ситуации.

Карты (5-тикилометровки) нашлись, т.к. мы в последних походах начали брать не только подробные по маршруту движения, но и на всякий случай обзорные на район путешествия. Володя даже обладал знанием, что на Малом Агуле есть порог 4 к.с. с водопадным сливом, который рекомендуется обнести и что это порог последний. После него ничего существенного нет. Только, где он расположен, оставалось загадкой.

Поздний завтрак, он же ранний обед, и сборы.

Продумали нашу экипировку, т.к. понимали, что при спуске вниз температура воздуха начнёт расти, снег постепенно должен превратиться в воду. А для нас это означало только одно: в конце концов, мы промокнем. Просто хотелось, чтобы это произошло как можно позднее.

С хрустом кое-как свернули промёрзшую палатку. Под ней пятачок земли, на нём и упаковывались (фото 43).

Последний восхищённый взгляд на красивый пейзаж, теперь при движении мы будет уже воспринимать его по-другому: как враждебный. К этому времени немного распогодилось, иногда сквозь разрывы облаков проглядывало солнце, но температура оставалась крайне низкой.

Тропинка к ручью протоптана и после него немного есть, а вот дальше - сплошные вопросы. Ещё на пути сюда именно в этой берёзке она пропадала, мы часто просто ломились напролом, пока не наткнёмся. Сейчас кругом сугробы, ничего не поймёшь. Попробовали идти в одну сторону - нет её, в другую - тоже. В итоге рюкзаки сброшены, и мы разошлись по разным направлениям на разведку. Кому-то должно повезти. Наконец, что-то похожее на тропинку найдено - глубокая траншея в берёзке, над которой сводом сошлись ветки, поэтому, сразу и не заметишь.

Постепенно тропинка становилась лучше, и мы начали вспоминать отдельные её моменты, сохранившиеся в памяти. Путь вниз да ещё по знакомому маршруту быстрее и проще. Снега постепенно становилось всё меньше. Некоторые участки, особенно под кедрами, были вообще сухими.

И вот через две ходки мы уже в долине Орзагая, где много тропинок в разных направлениях. Но теперь мы знали, куда нам идти, т.к. ещё вверху решили выйти в лесок на пригорке недалеко от стрелки с рекой Озёрная. Память услужливо подсказывала, что там неплохой выход к Орзагаю и много сушняка для костра. Нам даже удалось миновать болото, в которое угодили при пути наверх. Но, когда мы пришли на место, всё равно были мокрые с ног до головы, т.к. снег на кустиках подтаял, и всю влагу мы собирали на свою одежду. А в сапогах - целые лужи от воды, которая стекла с термобелья. Мы капитально замерзли, поэтому сразу же - мощная заготовка дров.

Костёр, сушка одежды, организация бивака и пробная ловля рыбы. Именно здесь Володя поймал первого ленка (фото 44). Я к реке даже не подходила, т.к. он сказал, что там очень холодно, ветер и вся земля обледенела. Он сам после 15-20 минут на берегу прибегал к костру отогреваться. На ужин - ленок, а больше ничего и не потребовалось. Нам его хватило, еле доели.

20.09

С утра все деревья и кустарники в инее (фото 45). Остатки чая в котелке замёрзли. Первый взгляд на реку: не встала ли. Но Орзагай спокойно голубеет сквозь деревья.

Весь день, не торопясь, стапель (постройка катамарана).

Раму изготовили из молодых стройных лиственниц, предварительно сняв с них кору. Катамаран получился прочным, на удивление лёгким и изящным.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
44. Ленок

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
45. Днёвка в долине р. Орзагай

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
46. На берегу реки Орзагай

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
47. Катамаран готов к старту

Мы специально не спешим, надеясь, что наступившее похолодание - временное.

Иногда Володя пробовал ловить рыбу, но поклёвок больше не было, а искать другое место не было уже желания.

Малый Агул. 21 - 22 сентября

Из книги С. Климина "Водные маршруты России Саяны":

"Район озера Медвежье, вблизи которого протекает р. Малый Агул, является весьма труднодоступным, пешие переходы сюда из любого конечного пункта заброски весьма протяжённы и трудоёмки. Поэтому оптимальным вариантом заброски в верховья реки является заказ спецрейса вертолёта из села Агинское…"

А мы пришли! И не только пришли, а возвратились сюда для упрощения маршрута.

21.09

Всё готово к отплытию. День обещает быть солнечным, а нам так необходима хорошая погода для уверенности. И пусть холодно, на деревьях иней (фото 46), а на берегу похрустывает ледок, яркое солнце должно нас согреть. Поэтому не спешим, ждём, когда воздух согреется, и выход оттягиваем ближе к обеду (фото 47).

Наши ограниченные возможности по переноске тяжёлых рюкзаков вынудили нас отказаться от многих полезных в походе вещей, в это число попали и спасжилеты. Мы рассуждали так: у нас большой пятиметровый четырёхместный катамаран с большим запасом плавучести. Нас двое, поэтому он будет легко управляемый. Мы имеем большой опыт сплава, понимаем воду и друг друга без слов. В явно опасный порог не сунемся, потому что к сплаву относимся не как к преодолению препятствий, а как к дороге домой. И хотя понимали, что плыть без спасжилетов очень опасно, мы вынуждены были пойти на компромисс, надеясь на свой катамаран, свое благоразумие и, конечно, на Бога

Здесь надо отметить один момент. Во время сплава мы всегда помнили о пороге четвертой категории сложности с водопадным сливом в 1,5 м. И ждали его. Был такой разговор:

- Как мы его узнаем? - я.

- Ну, там же 1,5м слив, значит, сразу после него мы не увидим зеркала воды. - Володя.

- Там рекомендуют обнос…

- Значит, обнесём!

- А причалить успеем?

- Конечно! В любом месте пристанем. Не проблема.

И во время сплава, на всём протяжении реки, за каждым поворотом первый взгляд был - видно ли зеркало? Мы ежеминутно ждали, чтобы не упустить и успеть.

Первые сотни метров сплав идёт по Орзагаю, который имеет на этом участке ровное и плавное течение, как у равнинной реки. Это своего рода удача. У нас есть время, пускай небольшое, чтобы адаптироваться на воде, вспомнить навыки и выяснить, как ведёт себя собранный катамаран. И хотя гондолы одни и те же, бывает, что при сборке возникают определённые нюансы, к которым полезно привыкнуть.

Вода настолько прозрачна, что понятие глубины относительно: на дне виден каждый камушек, каждая складочка песка. На этом участке мы наблюдали, как спокойно и величаво проплывал над самым дном то ли ленок, то ли большой хариус, абсолютно не обращая внимания на скользящий по поверхности воды катамаран.

Появились первые камни, началось сначала простое лавирование, потом постепенно сложность его увеличилась. Скорость течения возросла. Шивера. Её часто характеризуют, как "сильная", длиной около трёх километров. Мы даже обсудили этот момент - её протяжённость. Мы устали с непривычки вглядываться в каждый метр пути и объезжать камни и "бочки". Хотелось немного - минуту-другую - отдохнуть и расслабиться, но река нам этого не давала.

Перед слиянием с Малым Агулом небольшой порог. Дальше воды стало больше. Несёмся вперёд. На берега нет возможности посмотреть, всё внимание на воду. Эх, отдохнуть бы! Но о причаливании нет и речи, не тот случай.

Впереди оглушительный грохот, вспененные валы. Сжатая с двух сторон река устремляется в проход между камнями, образуя слив, после которого просматривались жёсткие "бочки".

- Боже! Что это? - я.

- Держись! - Володя боится, что я не удержусь на катамаране, и он сбросит меня в реку. А в ледяной бушующей воде практически не нужны навыки плавания.

Эту команду я выполнила буквально. Как только катамаран вошёл в слив, я всеми "четырьмя лапами" вцепилась в раму, взывая мысленно: "Катамаран выручай! Ты такой большой и умный, рассчитанный на более сложные пороги!.."

Слив мы прошли чисто, т.к. в этот момент катамараном ещё управляли, а вот потом… Он бедненький, брошенный на произвол судьбы, развернулся (это его обычное поведение) и по всем "бочкам" проехался боком.

- К берегу! - последовала команда, которую я с удовольствием выполнила.

Итог: с правой стороны вся мокрая.

- А ты почему катамаран не держал? Почему не оттабанил? Если мне приказал просто держаться…- набросилась я на капитана.

- Сначала табанить не хотелось, а потом, в "бочках", до воды веслом не доставал…

Этот порог упоминается во всех отчетах по Малому Агулу, его отмечают как "мощный".

- А ведь этот порог тянет на "четвёрку" - сказал Володя, и я с ним согласилась.

Погуляли по берегу, сфотографировали порог, который на расстоянии казался совсем небольшим и простеньким (фото 48). Одежда на мне подсохла. Не верится, что после старта прошел только час, который вместил в себя столько событий.

Поплыли дальше.

Очень быстро знакомый прямой участок реки, который мы видели со скалы пять дней назад. А вот и правый поворот, после которого грохочет очередной порог, про который (кажется, давным-давно, уже не в этой жизни) между нами был диалог:

"- Что так внимательно на порог смотришь? - спросил Володя. - Никак запоминаешь?

- Да, так, на всякий случай… А вдруг плыть придётся…"

Приблизились стремительно. Давние страхи, что катамаран не поместится между камней и вправду оказались несущественными. Слив, "бочка", валы, и вот уже всё позади. Порог пройден чисто.

В устье речки Большая Негота рыбацкая стоянка, хорошо заметная с реки. Мы только проводили её взглядом, выходить на берег не хотелось, т.к. совсем недавно гуляли. Гораздо позднее мы жалели, что не вышли там, а надо было. В плохих для рыбной ловли местах такие классные стоянки не организовывают. И, хотя мы плыли внешне, не спеша, на самом деле мы экономили своё время. Нам очень хотелось по максимуму использовать эти солнечные денёчки, что установились, особенно в верховьях, где сплав наиболее сложен.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
48. Этот порог мы назвали "Неожиданный"

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
49. А на вершинах снег не тает

Дальнейшие подробности этого дня слились в единое целое, т.к. пороги и шиверы были очень похожи друг на друга и по сложности были слабее первых. Здесь можно привести описание реки из книги С. Климина:

"Характер реки - сплошная шивера с быстрым течением и большим количеством обливных камней по всему руслу. Долина реки широкая".

Я пыталась считать препятствия, называя все для удобства порогами. Когда счёт перевалил за десяток, бросила это занятие. К этому времени мы уже хорошо освоились и плыли более раскованно.

- Я смотрю, ты приобрела уверенность и хорошую наглость, вон как в сливах и в "бочках" гребёшь …

- Так это ТЫ мне ТАМ приказал держаться…

Между шиверами и порогами были участки, где можно было немного расслабиться. Но отдохнуть полноценно на воде мы не могли, река этого не давала. Для отдыха мы всегда выходили на берег.

При плавании мы часто оглядывались назад и в створе реки видели далёкие вершины, покрытые снегом (фото 49). Там, вверху, он не думал таять. Видно, всё-таки пришла зима. И мы правильно сделали, что ушли вниз на сплав и оказались среди золотой осени.

По берегам Малого Агула часто можно встретить скалы (фото 50). Особенно нам запомнились высокие красивые скалы на правом повороте, стоящие стеной, с пещерой в верхней части (фото 51, 52). После них был очередной порог.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
50. Скалы на Малом Агуле

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
51. Скалы на Малом Агуле

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
52. Пещера в береговых скалах

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
53. В тайге по утрам туман

Запомнился небольшой ручей с мутной красно-оранжевой водой. Взвеси этой воды на большом протяжении окрасили прибрежные камни правого берега и долго текли отдельной струёй в основном потоке реки, пока через несколько километров пороги не перемешали всю воду. После этого нам показалось, что идеальная чистота воды закончилась.

На бивак встали рано, около 17 часов. Сказывалось общее напряжение первого дня сплава, он перестал приносить удовольствие, препятствия мы преодолевали уже чисто автоматически, а это плохо. Можно нарваться. Да и солнышко скрылось за высокими берегами, и стало очень холодно. Правда, место для ночёвки искали, как всегда, долго, проплывая километр за километром. На этом участке русло реки расширилось, в нём появились острова, каменистые отмели, встречались участки гладкой воды. Мы хотели терраску обязательно в тайге, там теплее. Место нашлось на левом берегу, оно было предположительно вскоре после нежилого посёлка Воскресенское перед правым поворотом реки. А точнее мы не знаем, т.к. сам посёлок мы не видели.

22.09

Утром впервые за много дней палатка не была покрыта инеем. Совсем немного спустились по реке вниз, а уже другой климат. Когда поднялся утренний туман (фото 53), мы увидели, что деревья вверху на высоком противоположном берегу стоят белые. Там был мороз! Совсем недалеко от нас, каких-то несколько десятков метров.

Утром опять не спешим, ждём, когда природа согреется, и станет комфортно плыть. Ждали недолго, т.к. в душе нетерпение: а что там за поворотом? Как только солнышко поднялось повыше, отчалили. Быстрое течение подхватило нас.

А за поворотом была своеобразная извилистая "труба". С обеих сторон реку сжали скалы и просто высокие берега. От этого утреннее солнце почти не проникало внутрь. Мрачновато.

Из книги С. Климина:

"Наиболее сложный участок реки начинается порогом "Олений" 3 к.с., русло резко сужается, с правого берега в реку вдаётся скальный выступ, около которого мощный слив более 1 м. Высокие валы, одиночные камни в струе. Далее идёт протяжённый участок мощных шивер с валами до 1,5 м."

Очень хорошо описан этот участок реки в одном старом отчёте из Московского клуба туристов (№1428, пеше-водный поход 5 к.с. под руководством Арутюнова Ю.Г. от 1965 г.). Но там группа шла пешком. Это её восприятие с берега:

"Река меняет свой характер, перепад высот настолько резок, что река здесь ревёт как разъярённый зверь, лишая нас возможности разговаривать между собой. В месте резкого перепада высот на повороте очень много больших камней, в беспорядке разбросанных в реке, в некоторых местах они группируются, создавая что-то похожее на порог. В этих местах река настолько озверела, что, разбиваясь о торчащие камни, рассыпается в пыль, пенясь за камнями в мёртвой зоне."

Бесконечное маневрирование. Но с утра у нас боевой дух, и нам всё это нравится. Как хорошо, что вчера вовремя встали на ночлег. И по правде сказать, на порог "Олений" мы не обратили особого внимания, нам он не запомнился чем-то особенным. Так, обычно…

Камней в реке становилось всё больше. И в какой-то момент перед катамараном, несущимся вперёд, выстроилась целая гребёнка из камней с очень узкими проходами между ними. Только в одном единственном месте был двухметровый, точно по ширине катамарана, проход, только заход в него был с моей точки зрения проблематичный. Нужен был манёвр, а времени и места для него не было. Ещё мгновение, и нас прижмёт к этим камням, а там и до аварии недалеко.

Я преклоняюсь перед опытом и решительностью Володи, когда он одним единственным гребком ювелирно точно направил катамаран в этот проход. Проскочили! Но в то же мгновение перед нами выросла сплошная стена из крупных камней, перегородившая всё русло. И только у правого берега вода нашла себе дорогу сливом прямо через камни.

- Куда!?

- Вперёд!

И Володя направил катамаран в этот слив, а я ему помогла. Слава Богу, воды над камнями хватило, мы даже не шаркнулись дном. Кипящую "бочку" пролетели и даже не обратили на неё внимания. А дальше шла шивера из разряда "злых" протяжённостью 2 км.

Пройденный порог мы оценили 4.к.с. Самое смешное было то, что пройдя этот порог, мы не отнесли его к тому, ожидаемому порогу с водопадным сливом, и продолжали вглядываться вдаль. Вплоть до слияния Малого и Большого Агулов. Только там до нас дошло, что он уже позади.

Уже дома, просматривая литературу, мы узнали, что этот порог, оцененный нами 4.к.с., имеет название "Весёлый" 3 к.с.

Кстати, предлагаем переименовать названия порогов, чтобы они отображали что-то более конкретное. Порог в километре после слияния Орзагая и М. Агула предлагаем назвать "Неожиданным". Порог "Олений" - переименовать во "Вход в трубу", а порог "Веселый" - в "Прощальный". Причем, пороги "Неожиданный" и "Прощальный" имеют 3 - 4 к.с. в зависимости от расхода воды в реке.

Малый Агул немного успокоился, долина расширилась, а мы выплыли из трубы на солнышко.

На левом притоке, после того, как Малый Агул выходит из гор, стоит охотничий домик. Но в этом месте много проток, река широко разливается, и домик смотрится несколько в стороне. Мы проплыли, не останавливаясь, т.к. подход к нему нам показался неудобным, как бы против течения, да и заметили его не сразу. На прямом широком участке сразу после него мы встали на обед. Чалка на левый берег, галечник (фото 54, 55).

Во время обеда мы обратили внимание, что очень тепло, даже жарко на солнце. По нашему обоюдному мнению, это был самый тёплый день нашего похода. Поэтому мы ещё во время обеда и помылись. И, обновлённые, поплыли дальше.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
54. Перед обедом

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
55. Река Малый Агул

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
56. Стрелка Агелов

Вскоре река взяла генеральное направление на восток. Здесь она течёт спокойно, в русле редкие простые перекаты, множество островов, от маленьких до больших, поросших лесом. В протоках завалы, каменистые отмели. Где-то на середине этого участка увидели далеко впереди на берегу красавца-марала с огромными ветвистыми рогами. Но и он нас заметил. Ждать не стал и скрылся в тайге, поэтому мы не успели его сфотографировать, хоть и пытались. Через несколько сотен метров уже на другом берегу встретили двух маралих, но заметили их только тогда, когда они ломанулись через мелкие протоки к берегу и произвели шум. А вообще сентябрь - время свадеб изюбров, и в это время они опасны.

Как-то незаметно и быстро выплыли на стрелку Агулов. Причалили. Интересно было посмотреть, как сливаются реки. Здесь же на стрелке попробовали ловить хариусов (фото 56), и у нас получилось! Мы их засолили и потом ели в течение нескольких дней.

В итоге мы дальше в этот день уже не поплыли, а остались ночевать, поставив палатку на маленькую площадку, на которой с трудом поместился ещё и катамаран.

Ночь звёздная, светила крупные. Даже попробовали их фотографировать, для интереса, что получится. И вспомнили шутку, которая родилась на реке Озёрная после снегопада:

"Если ночь звёздная и вечер холодный, то какая погода нас ждёт утром?

- Дождь, снег или солнце!

- Ответ правильный!"

Агул. 23 - 29 сентября

23.09

Утром обнаружили, что одна гондола катамарана спустила больше обычного, но прокол незначительный, т.к. воздух ещё остался. После некоторых колебаний (лень!) разобрали катамаран (всё-таки плыть ещё очень далеко!) и обнаружили миниатюрный прокол, даже непонятно, что могло его оставить. Опять поколебались: лейкопластырем заклеить или наложить полноценную заплатку (возни много). Решили не лукавить и не обманывать себя времянкой.

Выплыли уже после 11 часов. Сразу же за правым поворотом реки кордон Тофаларского заказника. Место, где он расположен, очень красивое. На противоположном берегу реки скалы, под ними глубокая яма, цвет воды изумрудный (фото 57). Сами строения заказника расположены на поляне, где есть оборудованное кострище. Кордон закрыт на замок, а вот баня и домик для гостей ждут посетителей (фото 58). Есть доступная кухонная утварь. Поражает чистота местности и строений, окурка брошенного не видно. Руководитель заказника Богатырь В.З. поддерживает тут идеальный порядок. В домике есть журнал посещений, в котором отметились и мы. Пролистав журнал на два года назад, мы не нашли никого, кто бы тоже сплавлялся по Малому Агулу. Все шли от Агульского озера по Большому Агулу. Это тоже был один из вариантов нашего похода. Хотели встретиться с Богатырём (говорят, очень интересный человек), увидеть озеро, пройти "трубу" Большого Агула. Потом часто от рыбаков слышали вопрос: "Богатырь на стрелке?" И, услышав наш отрицательный ответ, облегченно вздыхали. Уважают и боятся.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
57. Скалы напротив кордона

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
58. Кордон "Стрелка Агулов"

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
59. Рыбалка на Агуле

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
60. Кедры на скале

На стене кордона висел термометр, он показывал температуру +8°С, а нам казалось - жара. Может быть, сказывалось то, что мы плавали исключительно в термобелье, а яркое солнце создавало видимость тёплого дня.

На Агуле есть несколько порогов, которые отмечаются в литературе и лоциях, но они намного проще порогов Малого Агула, имеют вид простых шивер, легко проходятся сходу. Мы не обращали на них никакого внимания и часто не замечали.

На Агуле мы отдыхали во время всего сплава. Вот и в этот день при первой же возможности останавливались, ловили рыбу (фото 59), просто бродили по берегу, наслаждаясь свободой, теплом. Фотографировали понравившиеся виды. Так была сделана фотография "Кедры на скале" (фото 60) и "Подрастает молодая поросль". Ряды молоденьких лиственниц часто встречались по берегам и смотрелись очень нарядно в осеннем убранстве (фото 61).

После обеда погода несколько испортилась, появились облака и встречный ветер, температура воздуха понизилась. Мы тщательно выбирали место для стоянки, всматриваясь в берега, густо поросшие лесом, где просто погулять, стало сложно. Наконец, нам повезло. За левым поворотом сразу за скалой стоянка. Видно было, что посещается часто. Полно кострищ и мусора прямо на береговом галечнике (летний вариант стоянок, когда полно гнуса) и обжитое место внутри тайги, закрытое с одной стороны скалой. Несколько ровных площадок под палатки, стоит деревянный идол, плод творчества туристов.

Пробовали ловить рыбу, но недолго. Вечером холодно. Слышали непонятный звук, похожий на лай. Как потом нам объяснили, так могут кричать молодые маралы.

24.09

Утром проснулись под снегопадом. Неужели нас зима догоняет? Мы всегда одинаково реагируем на фокусы погоды: на другой бок и спать. Но сколько не спи, приходит момент, когда и это занятие надоедает. Проснувшись в очередной раз, обнаружили на "улице" всего лишь дождик, а снег растаял. Всё кругом так сыро, холодно, неуютно, поэтому завтрак приготовили прямо в палатке на газе. Пока мы возились с едой, погода немного наладилась, дождь прекратился. Время близилось к обеду, потеплело, и мы выплыли.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
61. Подрастает молодая поросль

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
62. Впереди кордон Тайбинского заказника

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
63. Кордон Тайбинского заказника

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
64. Дачи на кордоне

Проплыли совсем немного и увидели впереди кучу домиков (фото 62). Естественно, надо обследовать, что это такое. И вообще, в этот день был день рождения Володи. Я очень хотела именно в этот день иметь ночёвку под крышей, неважно под какой. Желательно, чтобы было тепло, чтобы можно было бы посидеть за столом и не зависеть от погоды.

Это оказался кордон Тайбинского заказника (фото 63). Рядом с домиком кордона расположились дачи для организованного отдыха (фото 64). Из тайги к ним подходит дорога. На территории имеется цивильный туалет, оборудованное кострище. Все домики между собой соединены деревянным тротуаром. Походили, побродили, посмотрели. Эти помещения явно не для простых людей. Внутри всё отделано лакированным деревом. Имеется баня с шампунями, вениками и тазиками. На отдельно стоящей веранде на полках оставлено лишнее продовольствие. Здесь мы взяли с килограмм макаронных изделий, пару головок лука, парочку сладких перцев (всё равно будут растащены зверьми или замёрзнут в ближайшее время) и немного соли. В самом кордоне имелся большой бидон с запасом продовольствия, в основном разнообразные крупы. Это мы не трогали.

Останавливаться здесь на бивак не стали, все-таки совсем мало проплыли, а домики, хоть и отделанные, казались почему-то неуютными. Здесь летом хорошо большой компанией, но не сейчас. Потом рыбаки подтвердили, что домики холодные, незасыпные, промерзают.

По небу гуляли тёмные тучи, ветрено, но мы отправились вперёд, в неизвестность. Опять никуда не спешим, поэтому, когда увидели, что в яме под скалой играет крупная рыба, тут же причалили, и Володя ушёл туда со спиннингом. Первый же заброс был удачный, на блесне сидел ленок, поменьше, чем на Орзагае, но всё-таки… Я радовалась, что в день рождения Володя преподнёс сам себе такой подарок. А ленок оказался просто очень любопытным: он поймался за глаз. Видно, неаккуратно подплыл посмотреть, что это такое блестит в воде, вот и поплатился.

Плывём дальше и вскоре видим на берегу людей. Мы уже как-то отвыкли от их присутствия, одиночество было нашим уделом от самой Тукши. Причалили, познакомились. Это были братья Прокофьевы Владимир и Сергей (фото 65). Они часто именно в сентябре приезжают в Саяны на реку Агул на рыбалку и охоту. Обменялись электронными адресами. Владимир пригласил на сайт "Одноклассники" посмотреть фотоальбом "Сибирь-матушка" о его поездках в этот район. Они также подсказали, где здесь поблизости на берегу есть охотничьи избушки.

Часов в пять вечера мы разгрузились у такого домика. Он был не занят, внутри относительно чисто, а вот снаружи… свалка. Одних прожженных печек было штук пять.

По противоположному берегу с удочками наперевес прошла вверх группа рыбаков. Всё, мы выплыли из дикого края, где, кроме нас, было только зверьё.

Володя нашёл в тайге сухую ель, распилил её, дров получилось очень даже много. Только затопили печь, как причалила моторка. Это были рыбаки, и они хотели в этом домике сделать себе базу перед рыбной ловлей. Но так как мы его успели занять, они просто на берег выгрузили 250 л бензина, а сами спустились на 800 м ниже в другой домик. Мы же только на одну ночь, на другой день он будет в полном их распоряжении. Они также предупредили, что в районе охотничьей избушки, которая на правом берегу сразу после "Дурей", живёт медведь, который повадился грабить рыбаков. Доходило до того, что он забирался в неразгруженные катера и добывал там себе хлеб, колбасу.

- Вас он не тронет, но катамаран может разодрать. Что тогда делать будете?

Мы взяли это сообщение на заметку.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
65. Встреча с братьями Прокофьевыми

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
66. Над рекой поднимается туман

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
67. Обед у ямы "Богатой"

Вечером в хорошо протопленном доме у нас состоялся праздничный ужин. Стол был шикарный: ленок, колбаса, сало, шоколад, перец, макароны и маленькая бутылочка (100 мл) коньяка, которую я тщательно хранила весь поход и о которой именинник не догадывался.

25.09

Утром, хорошо отдохнувшие за ночь, вышли относительно рано: над рекой клубился туман, и видимость была небольшая, но мы спешили освободить домушку для рыбаков. Быстро доплыли до их домика ниже по течению, но они ещё спали, никого не было видно на берегу. Может, и зря мы спешили…

Вскоре нас догнала моторная лодка с рыбаками, но с другими, немного пообщались. Нас интересовал вопрос, можно ли нанять лодку или катер для заброски вверх по Агулу от населённого пункта и как далеко нас могут забросить. Эти сведения нам были нужны для планирования будущего похода в эти края.

На воде пробыли около часа, замёрзли. Выбрались на берег для прогулки и рыбной ловли у впадавшего ручья (фото 66).

Когда поднялся туман и воздух согрелся от лучей солнца, пошли дальше. Теперь мы часто видели рыбаков и присматривались к их методам ловли. Хариуса ловили в основном сетями. Ну, а пока сеть стоит, они гуляли с удочками или медленно сплавлялись у берега, облавливая спиннингом всю округу.

Запомнился один выход на берег у очередного домика. Избушка была занята, только обитателей не было: все на реке, при деле. Нас удивило количество продуктов, оставленных в ней. Снаружи миниатюрного домика в мешках висело мясо, приготовленное специальным методом, рассчитанное на длительное хранение. Мешки с хлебом, крупой и т.д. Внутри домика во фляге тоже разнообразные продукты, а сверху них красовалась бутылка водки. На столе также продукты, на полатях спальники, куртки и другое снаряжение. Всё открыто, всё доступно. Бери, не хочу. Но эта доступность говорила о многом и в первую очередь о порядочности людей, находящихся на реке.

Мы всё осмотрели, не дотрагиваясь ни до чего, и ушли. Но вопрос о количестве продуктов остался в голове.

Место для обеда пришлось поискать. Ну, это как всегда. Присмотрели одно. Причалили. Оказалось, вверху на берегу был когда-то домик, сейчас - пожарище. Нам стало там неуютно, мы ушли. В другом месте - слишком ветрено. Третье - уже занято. В конце концов, остановились прямо на галечной косе за очередным поворотом (фото 67), не дуло, дров в виде плавника достаточно.

Когда обед подходил к концу, к нам причалил рыбак из тех, кто был на лодке, которая нас обогнала утром. За встречу, за знакомство - по 50 г. Больше нельзя, все на воде, с которой шутить не следует - слова этого рыбака по имени Николай. Он него мы узнали много любопытного. Например, те продукты в большом количестве - это заготовки староверов к зимней охоте, которые даже "Буран" там в кустах оставили, затащив его вверх по реке. А пока в той избушке он живёт. Приехал ловить тайменя ("жена его любит, а хариуса не уважает"). Тайменя ловит на перемёты в зимних ямах, одна из которых, а именно "Богатая" в сотне метров от нас, глубиной до 15 м и видна отсюда. В качестве наживки использует хариуса.

- Вот у меня 10 перемётов по 10 крючков. Чтобы все заправить, надо 100 хариусов, это целая куча. Поэтому и ловлю их сетью.

С Николаем ещё раз поговорили о заброске вверх по Агулу:

- До Янгозы - без проблем, но могу и до Агульского озера дойти. Для этого надо предварительно взять разрешение у Богатыря.

О стоимости этого мероприятия было сказано: оплатить 300 л бензина. В любом случае это дешевле, чем стоимость заброски по Кизиру, хотя там и расстояние меньше. Видно, что данный сервиз на Агуле не приобрел массового явления и за клиента борются. Николай дал нам свой сотовый телефон. Он был явно заинтересован, чтобы мы на следующий год воспользовались его услугами.

Когда мы спросили Николая о медведе, хулиганящем в конце "Дурей", он информацию подтвердил, но успокоил своим сообщением о том, что в этом году медведя застрелили. Терпение рыбаков закончилось.

Ещё он объяснил нам, как распознать нам начало "Дурей".

- Для вашего катамарана там нечего делать, это для моторных лодок опасно.

Во второй половине дня во время плавания часто встречали других рыбаков, на всех хороших местах уже стояли палатки, все домики заняты. Тишину реки нарушал рёв моторов.

Вечером мы выплыли в район, очень похожий на описание Николая. Высадились для ночёвки на острове, у всех очень популярном. Но именно эта популярность нам и не понравилась: кучи мусора. Да и место открытое, продувает, холодно, с сушняком проблема. Это летом тут хорошо, а сейчас нам тайга нужна. Поэтому доплыли до соседнего острова, и в густом еловом лесу установили палатку. Дров - море.

На небе яркие звёзды. Вопрос, какой завтра будет день?

26.09

Утро предвещало хорошую погоду. Туман быстро убрался с реки, превратившись в легкие облака, которые также быстро растаяли (фото 68).

Приблизительно в 20 км выше устья левого притока - Телегаша участок Агула носит название "Дури". Это последний порожистый участок реки, протяжённостью около 15 км. Здесь река широко разливается, в русле много островов, протоки изобилуют мелями и перекатами, встречаются завалы и отдельные большие камни. Вдоль берегов много подводных скал, часто совсем незаметных. В "Дурях" трудно причалить к берегу, т.к. густая тайга подступает к самой воде, хороших мест для стоянки мало.

Для нас "Дури" прошли незаметно, после порогов Малого Агула все эти препятствия за препятствия не воспринимались. Хорошая погода позволяла плыть расслабленно и любоваться пейзажами. Иногда мы специально выбирали малую протоку с её непредсказуемостью, хотелось немного адреналина. Все мели катамаран проходил спокойно, ему ведь достаточно 10 см под килем. А большие камни, которые может, и являются препятствием для моторных лодок, несущихся на большой скорости, для нас были детской шуткой. Мы могли в непосредственной близости от них собраться на берег, если нас там что-то заинтересовало или могли вообще бросить управлять катамараном. Он сам спокойно объезжает такие препятствия, следуя за струёй воды. Короче, мы отдыхали на "полную катушку", наслаждаясь тёплым днём и фотографируя окружающую местность.

Естественно, мы заметили избушку на берегу, про которую нам столько рассказывали (медведь). Ради удовлетворения любопытства высадились в непосредственной близости, и пошли на экскурсию. Домик был занят, но хозяев не было. На берегу (мы уже привыкли к этому) стояли 50-ти литровые канистры с бензином, валялась свежая капуста и картошка. Нас всегда изумляла безалаберность хозяев этих продуктов: ну, можно ведь картошку от солнца прикрыть, чтобы не зеленела. Когда подошли к домику, сразу поняли, почему он медведю приглянулся и за что он жизнью поплатился. Вины в этом его нет абсолютно, вся вина - на рыбаках. Возле избушки была огромная куча выброшенных продуктов в разной степени разложения, над которой вилась туча насекомых. Естественно, эта куча привлекала медведя своими запахами, и он находил для себя там деликатесы. Заодно и рыбаков грабил. Зачем ждать, когда они выбросят лишние продукты, когда можно взять сразу.

Весь вид этого нас не привлекал, как-то тоскливо стало, и мы быстренько уехали. Лучше будем любоваться на прибрежные скалы и золотую осень в тайге, чем на бездарную деятельность человека.

Пока плыли в "Дурях" да и потом в течение всего дня у нас были "попутчики" - лодка с рыбаками. Они медленно сплавлялись вниз, облавливая все понравившиеся места. Иногда надолго якорились перед или после переката. Они часто у нас были на глазах, поэтому мы невольно оценивали их рыбалку. Поклёвки были очень редкие, да и хариус им попадался мелкий. Даже неинтересно как-то…

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
68. Агул перед "Дурями". Утро

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
69. В "Дурях"

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
70. Скалы в "Дурях"

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
71. Обед в "Дурях"

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
72. Кедр на скале

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
73. Осенний этюд

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
74. Кедр на скале

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
75. Ночёвка на острове

Ближе к обеду на правом берегу встретились скалы. Такого массива давно мы не видели, поэтому обрадовались им и много фотографировали (фото 69, 70). А сразу после скал на ручье была стоянка, куда мы и причалили с мыслью половить рыбку (фото 71).

Было очень тепло, в траве прыгали многочисленные кузнечики и громко стрекотали как летом. Володя кидал спиннинг, меняя приманки, а я бродила по берегу, фотографируя всё, на что падал взгляд (фото 72 - 74). Нас разморило, мы стали очень ленивыми, поэтому, когда встал вопрос об обеде, решили никуда дальше не плыть, а тут и приготовить. Но идти за дровами, возиться с костром нам совершенно не хотелось, поэтому разожгли газовую горелку. Как мы не тянули в последние дни, но поход подходил к концу, а газа у нас оставалось ещё много. Не везти же его домой!

Из послеобеденного плавания вспоминается только то, как мы искали место для бивака. Кругом было много рыбаков, и все приемлемые места были заняты. И чем дальше мы плыли вниз, тем этих самых мест становилось всё меньше. Мы уже держались самого берега, чтобы лучше всё можно было разглядеть. В конце концов, нам стоянка и не нужна, лишь бы берег позволил причалить, да полянка маленькая под палатку была. Но густая растительность или крутые берега шансов никаких не давали.

Вечерело, и ,как всегда, становилось холодно, мы хотели на берег, но… Где-то минут за 40 до окончательной темноты попалась свободная стоянка на острове (наверно), и мы высадились на берег. Почему "наверно", так потому, что это место отделялось от массива тайги мелкой старицей и выглядело как-то обособленно (фото 75). Кострище готовое, дрова нашли быстро. Приготовление пищи в полной темноте.

Когда мы легли спать, мимо нас прошла лодка без мотора. Люди в ней тоже искали место для ночёвки. Осветили берег мощными фонарями, увидели нашу палатку и поплыли дальше.

Остановились они в полукилометре от нас на острове. Их фонари долго ещё светили в темноте.

На небе яркие звёзды. Вопрос, какой завтра будет день?

27.09

Выплыли относительно рано, в начале десятого. Постепенно начинаем форсировать наше продвижение домой, но чувствуем, что ещё не наплавались, не нагулялись. Мы с самого начала договорились не спешить и быть на реке до тех пор, пока не надоест.

Наши соседи с острова уже уплыли. Если мы их не слышали, значит, они опять пошли самосплавом. Видно, что-то с мотором или бензин закончился. На месте их ночёвки даже остатков костра не было видно. Наверно, не до этого.

Проплыв этот остров, на правом повороте слева мы заметили причудливые изрезанные скалы. Сверившись с картой, определили, что это скала Аяк, единственная на Агуле с собственным именем (фото 76, 77).

Название Аяк эти скалы, по нашей версии, получили за схожесть отдельных камней с кумыкским ритуальным узкогорлым сосудом, который носит это название и по символике очень близок к "чаще Грааля" - "чаше жизни", испитой сполна.

Погода в этот день нас не баловала, небо постепенно затягивалось тучами, холодало. Над водой в мелких местах начал стелиться густой туман. Запомнился один момент. Мы вплыли очередной раз в облако тумана такого густого, что в принципе не видели основного русла, а река начала делиться на многочисленные протоки. Много ли катамарану под килем надо? Поэтому спокойно поплыли по одной из них. Но она начала дробиться и дробиться на всё более маленькие протоки, а впереди уже торчала из воды обширная галечная мель, которую вода обтекала совсем уж миниатюрными ручейками. В таких случаях мы обычно полагаемся на "разум" катамарана, перестаём грести, управлять им и смотрим, куда он хочет плыть. Он по законам физики выбирает самую глубокую протоку, куда идёт максимальное количество воды. И на этот раз наш лучший друг катамаран, ни разу не зацепив дно, вывез нас на просторы реки.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
76. Впереди скала Аяк

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
77. Скала Аяк

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
78. Обед на галечном берегу

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
79. Последние скалы на Агуле

На воде мы пробыли часа два, как начался дождь. Надели дождевики, немного проплыли в них, а потом решили всё-таки выйти на берег: туман, дождь, короче, ничего хорошего. Тут и стоянка подвернулась с галечным берегом, удобным для чалки (фото 78). На террасе, на полянке - готовое кострище, несколько густых елей, под которые мы сложили рюкзаки, чтобы они меньше мокли.

В воде были видны всплески мелкого хариуса. Попробовали ловить, но безуспешно и не интересно под дождём, который зарядил надолго. Потом побродили в лесу, который был сразу за поляной, заодно наломали сушняка и разожгли костёр. Ну, а раз горит костёр, то и обед можно приготовить. Что из того, что мы недавно завтракали? К концу похода есть мы хотели постоянно. Я пересчитала продукты, их вполне достаточно на несколько дней, поэтому сварили суп из двойной нормы.

В итоге перерыв в плавании из-за дождя затянулся на четыре часа. Как только он утих, мы отчалили. Река спокойно несла нас, перекаты чередовались с редкими плёсами, на которых течение всё равно было достаточно сильным. Можно было не грести, но мы не выпускали вёсел из рук: гребля согревала. Кажется, только один раз делали техническую остановку, т.к. гулять было сыро и холодно.

Наконец, небо начало нас радовать: дождевой фронт уходил, появилась чистая голубая полоса, и там было солнце. А река шла ровно по границе, поэтому мы долго ждали, когда лучи заходящего солнца коснутся и нас. Помнится, мы без конца смотрели на небо, а не на воду, поэтому какая там была река, какие берега, в памяти не осталось.

Под вечер у скал правого берега увидели хорошую туристскую стоянку (фото 79). Именно туристскую, а не рыбацкую. На самом берегу - груда камней указывала на место походной бани. На небольшой поляне в густой тайге ровные места под палатку, кострище. И чистота! Место было исключительно уютное. Под густую разлапистую ель сложили рюкзаки, где их нашло низкое солнце и прямо на наших глазах начало интенсивно сушить их: шёл пар. Мы только переворачивали их разными боками.

Недалеко от стоянки Володя во время сбора дров наткнулся на схрон фляги с бензином. До этого они открыто стояли на берегах, а здесь она была спрятана в тайге в нише под вывороченным корнем кедра. Чуть в стороне - метка: на пне пакетик с жареными семечками. Была идея: семечки забрать, а вместо них положить пакетик с червонцем, как плату. Но мы не решились.

Спрятанная фляга навела на мысли, что до населённого пункта недалеко.

Ещё на этом берегу у самых скал было идеальное место для ловли хариуса, да и насижено оно было здорово: к нему вела тропинка, вся трава примята, следы костра.

Пока я готовила еду, Володя пытался там ловить, но… мы ужинали молочной кашей.

В сумерках поставили палатку (фото 80), а застелили её в темноте.

На небе яркие звёзды. Вопрос, какой завтра будет день?

Когда мы уже засыпали, на нашу палатку было нападение бурундука. Сначала он громко шуршал опавшей листвой так, что в абсолютной тишине это слышалось громом. Потом разогнался, взбежал вверх по палатке и съехал вниз на лапках.

28.09

Утром, так и не дождавшись окончательного подъёма тумана с реки, отчалили. День выдался солнечным, чем мы и наслаждались. Хотя перекаты стали редки, но течение реки оставалось быстрым. Встретился очередной охотничий домик. Мы нехотя высадились, скорее по привычке, чем по необходимости. Снаружи он был вполне симпатичный, но вот внутри разрушен, и рядом с ним было пожарище другого домика. Нам совсем непонятно, зачем сжигаются эти так необходимые приюты. Ещё рыбак Николай говорил, что часть избушек сожжена староверами. На крылечке домика под крышей висело несколько пакетов с продуктами. В одних был позеленевший картофель, в двух других - нарезанный хлеб в магазинных упаковках. Дата продажи - 3 сентября. Стало ясно, что этот хлеб просто оставили за ненадобностью, как и другие продукты. Мы взяли с собой три упаковки, выбрав среди множества других, т.к. в некоторых упаковках хлеб начал плесневеть. Запомнилась этикетка, где было написано, что хлеб изготовлен без муки из дроблёного пророщенного зерна. После отчаливания хлебушек мы сразу попробовали, и на одну упаковку стало меньше.

В русле реки много островов и проток. Мы выбирали себе протоку по вкусу и не всегда главную. Создавалось впечатление, что река больше не текла единым руслом. Острова, острова… большие и маленькие. Длина некоторых из них измерялась километрами.

На обеденный перерыв встали на хорошей стоянке, на солнечной стороне реки. Мы знали и чувствовали, что наше путешествие подходит к концу и поэтому надо использовать этот относительно тёплый день по максимуму. Во время обеда постирали некоторые вещи, которые могут нам пригодиться в поезде, и помылись.

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
80. Закат

Пеше-водный поход по Восточному Саяну
81. Последний бивуак

Во второй половине дня плыли почти без остановок, спрашивая почти у всех рыбаков, которых становилось с каждым километром всё больше, далеко ли до Новомариновки. Многие на наш вопрос точно не могли ответить, потому что ходят исключительно под мотором и прикинуть время для нашего хода, им было сложно. Только один дал точный прогноз, который потом и сбылся.

В нижнем течении реки стало попадаться много завалов. По берегам можно было наблюдать подмытые и наклонённые над самой водой деревья. Часто на мелких местах в русле прямо в центре реки торчали топляки.

Моторные лодки носились в обоих направлениях. Невольно наблюдая за ними, мы начали выбирать протоки, по которым они шли. Так надёжнее и не угодишь в завал. Мест для стоянок было крайне мало, мы их почти не видели - одна густая тайга да подмытые крутые берега.

К вечеру погода стала портиться, похолодало. А характер облачности стал напоминать зимнюю. На бивак встали на первом же месте, где можно было причалить. По карте определили, что находимся рядом с нежилым посёлком Соломатка. Да и другие признаки указывали на это: тропинки вдоль берега и вглубь тайги, ведь по карте Соломатка связана с Новомариновкой дорогой.

Рядом с нашей стоянкой была длинная заводь, в которой плескалась то тут, то там крупная рыба, скорее всего щука, но нашу блесну она игнорировала, хотя мы долго не оставляли попыток её поймать.

С трудом собрали сушняк для костра. Мне так хотелось посидеть у открытого огня в последний наш вечер, но мечтам не удалось сбыться. Когда костёр горел, неожиданно поднявшийся сильный ветер, раздул огонь и бросил огромный сноп искр в сторону нашей палатки, хотя она и стояла в стороне. Мы резко растащили костёр и потушили его. Ужин готовили на газовой горелке.

29.09

Вот и наступил последний день похода. К этому времени мы вполне созрели для завершения путешествия. Теперь в голове были одни мысли, в какое время попадём в Новомариновку и как нам не промахнуться мимо неё, т.к. она стояла на очередной протоке.

Было очень холодно и дул сильнейший встречный ветер (фото 81), а катамаран имеет большую парусность, и это означало только одно, что нам на реке будет очень и очень сложно. Управляемость катамараном становилась минимальной и, чтобы нас куда-нибудь не прибило, нам надо будет прилагать все усилия.

Сразу после отчаливания приложили все силы, чтобы выйти на струю, чтобы течение нас тащило. Оно потащило… То ли плыли, то ли стояли на месте… Медленно-медленно уходили назад пейзажи, а мы гребли изо всех сил, но толку от этого было мало. На повороте, не смотря на сильное в этом месте течение, ветер нас начал прибивать к берегу, а там завалы их упавших деревьев, которые ощетинились ветками. Рвали жилы, чтобы отгрести, прошли буквально в метре. В создавшейся ситуации мы могли выбирать только широкие протоки, чтобы было время на манёвры, которые невероятно осложнились.

Зная, что Новомариновка находится на левом берегу, нам по идее надо было держаться левых проток, чтобы не промахнуться.

При очередной развилке масса воды уходила влево, а там виднелись многочисленные завалы, но с проходами. Маневрировать среди нависших и упавших деревьев при таком раскладе сил, нечего было и думать. И мы выбрали правую протоку, широкую и чистую, но воды в неё шло меньше. Нас течение потащило в левую, и отчаянно гребя, мы вырвались на просторы правой протоки. Здесь, под прикрытием берегов, смогли немного перевести дух, опустить немеющие руки. Отдых был недолгим. Протока начала делиться опять и опять, мельчая при этом и сужаясь. Время от времени мы слышали отдалённый рёв лодочных моторов слева, значит, основная протока осталась там. И мы, почти неосознанно, начали выбирать левые протоки, чтобы выйти на основную струю и чтобы не уйти слишком далеко вправо. Один раз на галечном острове сделали техническую остановку, но холодный ветер заставил нас быстро завершить все дела и сесть на катамаран. В протоках встречались небольшие рыбацкие стоянки. Это обнадёживало, значит, сюда заходят лодки, и выход отсюда есть.

В очередной бесчисленный раз наша протока собралась делиться надвое. Впереди смотрелась сильная мель, казалось, что там катамаран может не пройти. Влево уходила неширокая, но с сильным течением протока. Почти вся вода устремилась сюда. И мы выбрали её в надежде, что она выведет нас на основную судоходную протоку. Плыли как в тоннеле. Над головой склонившиеся деревья доставали верхушками до другого берега. Ветер особо не мешал, т.к. ему здесь негде было разгуляться. Но вот начался правый поворот, и мы увидели, что вся масса воды уходит под сплошной завал. Справа оказался маленький песчаный островок, намытый водой. Мы срочно причалили к нему, чтобы нас не затащило под нагромождения деревьев. Не сходя с катамарана, внимательно осмотрелись: выход есть узкий и извилистый, но он требует филигранной техники владения катамараном. Лишь бы ветер не внёс свой вклад! Медленно-медленно вдоль самого бережка этого острова, огибая его и смотря, чтобы близкие ветки нас не зацепили, а течение не захватило катамаран, выбирались мы из ловушки. В нужный момент несколько сильных гребков для пересечения струи, и вот мы на воле. Видно, вода этой протокой обходила ту мель, которую мы видели.

Выбравшись на просторы, мы с облегчением вздохнули и ещё поговорили о том, что дома нам будет, о чём вспомнить. Приключения в этой протоке внесли разнообразие в нашу "плавучую" жизнь.

Далее плавание проходило без приключений. Время близилось к обеду, мы от долгого сидения замёрзли. Поступило предложение причалить и где-нибудь в затишке приготовить кофе для перекуса. Начали выбирать место, но справа, где хорошая чалка, был один луг, а слева, где тайга, к берегу не подступиться. Впереди увидели большую песчаную отмель и опять деление проток. Ну, сколько можно! Когда подплыли к этой отмели, были поражены: то, что мы приняли за очередное деление, было как раз наоборот - прямо навстречу нам шло мощное течение. В районе отмели потоки сходились, образуя водовороты. Мы их пересекли и устремились к берегу. Взгляд направо - в полукилометре дома. Это Новомариновка! Больше здесь ничего не может быть!

Но мы всё равно причалили, походили, посмотрели. Последние минуты похода и тишины. Хотелось ими насладиться и оставить в памяти.

Через несколько минут мы были у этих домов, но сама деревня смотрелась вдалеке на высоком берегу. Осмотрев место, куда причалили, мы поняли, что здесь люди оставляют свои машины, берут лодки и уходят на рыбалку вверх по Агулу. Это кордон.

Мы решили доплыть до деревни. Но вскоре на левом берегу увидели многочисленные лодки, лодочные ангары, а вот возле деревни ничего этого не было - там берег высок и крут. Решили, что и для нас это место лодочных стоянок будет "антистапелем". Причалили, разгрузились, вытащили катамаран на берег.

Отъезд. 29 сентября

Едва приступили к разборке катамарана, как у нас появился зритель - местный молодой парень, пришедший за водой. Примечателен разговор с ним. Он поинтересовался, откуда мы.

- Из Ульяновска.

В глазах непонимание. К этому мы готовы, т.к. далеко не все знают этот город, поэтому берем шире:

- Из Самары.

В ответ - тишина.

- А Казань знаешь? Столица Татарстана…

На лице парня ничего не отразилось. Тогда я прибегла к последнему аргументу:

- О реке Волга слышал? Великая русская река.

Он только покачал головой. Тут уж я растерялась, настолько это было неожиданно.

Когда мы уже ехали на машине в Канск, я рассказала водителю этот разговор. Он пояснил:

- Новомариновка - глухая деревня и в ней живут староверы, которые ничего нового не приемлют. У них нет электричества, а значит, и телевизоров, радио, о компьютерах не слышали. Школы у них нет, в армии не служат и ничего не знают.

- Тогда зачем он спрашивал?

- Может, он думал, что вы из соседней деревни. Их знания дальше соседней деревни не распространяются.

Пока сушились на ветру разобранные запчасти катамарана, мы не спеша готовили обед и приводили себя в порядок. А вот дальше произошло необъяснимое. Мы лениво пили чай, как вдруг нас внутренне кто-то подстегнул. Мы отставили недопитые кружки в сторону и начали в невероятной спешке собирать рюкзаки, носясь по поляне, как угорелые. Несколько минут, и рюкзаки стоят, готовые в путь, а недопитый чай выплеснут. Даже "на дорожку не присели", схватили рюкзаки и быстро направились в сторону деревни, улица которой была недалеко, за полоской леса. Развилка тропинок, мы с непонятной уверенностью поворачиваем по одной из них, проходим между домами и выходим прямо на машину, готовую уехать. Короткий разговор, и вот мы уже сидим в кабине. Через пару минут мы покидаем деревню и отправляемся в Канск.

Если бы мы задержались на берегу минут на пять, мы не встретили бы эту машину. Регулярного сообщения с Новомариновкой нет, и отъезд для нас превратился бы в очередную проблему.

Простой интуицией этот случай не объяснишь, нам явно помогли высшие силы.

Водитель, молодой парень, в дороге рассказал много интересного о жизни староверов: живут по законам предков, дома не запираются, лодки с моторами стоят открыто, честность невероятная, воровства нет, кормятся тайгой и рекой, мужчины не бреются, дети не учатся. В деревне есть частный магазин только с самыми необходимыми товарами.

Часа через два-три нас высадили у вокзала в Канске, не взяв за проезд ни копейки.

- Вы же меня не нанимали, я и так ехал сюда, это же попутно.

Билетов на ближайшие рейсы не оказалось. Нам предложили только на утренний поезд3, поэтому мы сняли номер в вокзальной гостинице и отдохнули там, посетив местный гастроном.

Домой ехали с пересадкой в Свердловске4, который стал почти родным, т.к. путь в прошлогоднем походе на плато Маньпупунёр проходил тоже через Свердловск.

3 октября в начале первого ночи нас встретил сын и на такси привёз домой.

Всего за 26 походных дней (из них 3 днёвки и 3 полуднёвки) нами пройдено 440 км, из них:

Примечания

1. Ехали в беспересадочном вагоне маршрута Ульяновск - Владивосток до Красноярска. Отправление из Ульяновска 01.09 в 14.52. Прибытие в Красноярск 04.09 в 06.36. Стоимость плацкартного билета 2534р.

2. Сейчас из Красноярска до Агинского автобусы ходят пять раз в день (7-40, 13-30, 15-30, 17-10, 18-10). Цена билета 227-90 + 31-60 за багаж. Время в пути - 4 часа.

3. Билеты до Свердловска на поезд №339. Отправление из Канска 30.09 в 3.52. Прибытие в Свердловск 01.10 в 21.00. Стоимость плацкартного билета 1899р.

4. Билеты до Ульяновска на поезд №393. Отправление из Свердловска 02.10 в 00.31. Прибытие в Ульяновск 03.10 в 00.03. Стоимость плацкартного билета 970р.

Итоги и рекомендации

По району путешествия

Район путешествия является классическим по трем видам туризма - пешеходному, водному и лыжному. Разнообразие естественных препятствий, в том числе горных, требует применения всего арсенала технических средств, тщательного планирования маршрута и разработки тактики движения. Маршруты в районе полностью автономны.

Особую сложность для движения представляют ерник, заболоченные и гаревые участки, буреломы. Необходим опыт движения по тайге, крутым горным склонам, осыпям, умение переправляться через реки и др. Частые туманы и дожди (снег) усложняют путешествия.

В данном районе до сих пор сохранилась дикая природа. Здесь можно увидеть почти всех зверей обитающих в нашей тайге, много медведей и маралов.

Хотелось отметить очень доброжелательное отношение местного населения в Красноярском крае к туристам.

По маршруту

Основной целью путешествия было проникнуть в самый центр Восточного Саяна в Кизир - Орзагайский горный узел без использования дорогостоящей заброски и оттуда сплавиться на катамаране по настоящей Саянской реке. К сожалению, погода не позволила осуществить всё задуманное. В горах наступила зима, выпал глубокий снег, и нам пришлось упростить маршрут.

В итоге мы прошли комбинированный пеше-водный маршрут по одному из самых интересных, красивых и редко посещаемых туристами районов Восточного Саяна, объединив пешеходное путешествие со сплавом по рекам Орзагай, Малый Агул и Агул. Осень раскрасила своими красками окружающие пейзажи. Было очень красиво.

В первой части пешего маршрута мы шли по дороге до бывшего пос. Тукша. Эта дорога проложена геологами недавно. Она пока в хорошем состоянии, по ней до Тукши доезжают рыбаки на полноприводных машинах (начиная от Уазика). Дальше Тукши шли в основном по таёжным тропам. Проблем с переправами не было. Дорогу до Тукши можно использовать для заброски. При этом экономится почти неделя на преодоление 106 км по Идарскому Белогорью.

Сплав по Малому Агулу и Агулу соответствует 3 к.с. и проходит по чудесным местам. Приятно, что до конца маршрута сохраняется высокая скорость течения. Начинать сплав по Орзагаю можно и выше по течению, что еще больше разнообразит маршрут.

По времени путешествия

В гольцовой зоне снегопады возможны круглый год, а температура и летом может понижаться до -6 -10, хотя снегопады непродолжительны, но опасны лавинными последствиями, затруднением движения и ориентирования. Когда мы заезжали на маршрут, в горах уже выпал снег. Но он постепенно таял, и мы практически до 17 сентября шли вдогонку за отступающим снеговым покровом. Но в ночь с 17 на 18 произошло резкое похолодание, выпало (на реке Озёрной) много снега.

Зима в горах наступила рано. Уже в середине сентября все лиственные деревья здесь стояли оголённые. По мере спуска вниз по Агулу на деревьях появлялось всё больше сохранившейся листвы.

Путешествие в сентябре имеет свои особенности. Дневная температура не превышала + 10о. Ночью повсеместно была минусовая температура.

В сентябре вполне можно сплавляться. А вот преодолевать горные хребты может быть сложно. Хотя в этом году зима с холодами в Сибири наступила раньше обычных сроков.

По рыбалке

На реке Агул много рыбаков. Они заезжают на моторках. Реки Малый Агул и Орзагай практически безлюдны. Рыбалка здесь более перспективная. Но не забывайте, что здесь Тофаларский заказник.

По вопросу о комарах

Из гнуса в небольшом количестве была мошка, можно было обойтись без репеллентов. В основном она приставала на берегу во время слава, когда пригревало солнце, а такое было редко. Несколько раз использовали крем на основе ДЭТА.

У нас были плотные накомарники с черной сеткой. Но мы их использовали вместо шапки.

По снаряжению

По питанию

Продуктов было достаточно.

В самом начале похода были ягоды (черника, брусника), грибы. К сожалению, по мере подъема в горы стало холодно и все замерзло. Рыбу ловили на блесны, мушки и кузнечиков с попеременным успехом.

По финансовым затратам

Сам поход нам обошелся примерно в 7000 рублей на человека. В эти расходы не включено питание на подъездах и затраты на приобретение снаряжения.

Общественное снаряжение

Наименование Кол-во Вес, кг Примечание
Палатка «Бродяга» фирмы «Areal» Палатка внутренняя 1 1,02 В капроновом мешке
Тент палатки 1 0,96 В капроновом мешке
Стойки палатки комплект 0,70 В капроновом мешке
Котловый набор Кастрюля 2,5 л 2 0,78 В капроновом мешке и в п/э пакете + каждая кастрюля в п/э пакете
Половник 1  
Трос к костру 1  
Тряпочка для мытья 1  
Горелка газовая   1 0,30  
Газовые баллоны   4 1,26  
Спальник Одеяло – спальник пуховое "ПЛАНЕТА" фирмы «Ареал» 1 1.91 210 х 180 см
Гермоупаковка   1 0,27  
Пила   1 0,14 Обмотана тканью с резинкой
Рыбацкий набор Спиннинг «малый» 1 0,23 Рыболовные принадлежности: набор блесен – 20 шт + «балда» + поводки запасные + мушки + леска + крючки
Катушка к спиннингу 1 0,22
Рыболовные принадл. комплект 0,28
Катамаран Оболочки 2 2,26 Общий вес катамарана – 9,59 кг. Веревки для вязки диаметром 3 мм. Веревки для скруток диаметром 8 мм. Веревка для привязки катамарана диаметром 4 мм, длиной 10 м.
Гондолы внутренние 2 4,95
Тент капроновый 1 0,36
Лопасти, трубки комплект 0,46
Насос - лягушка 1 0,63
Веревки для вязки, веревка для привязки комплект 0,66
Клапана, скобы комплект 0,27
Фотоаппарат цифровой Панасоник FZ-50 1 1,23  
Сумка 1  
Аккумулятор запасной 1  
Фотоаппарат цифровой Фотоаппарат Кодак   0,23 4 литиевые батарейки
Сумка   0,19
Ремнабор   комплект 0,14  
Аптечка Набор медикаментов комплект 0,54  
Репеллент 1    
Карты   комплект 0,06 + ручка, карандаш
Компас   1 0,03  
Свисток   1    
КЛМН Кружка 2 комплекта 0,45 В капроновом мешке
Ложка    
Миска    
Нож    
Спички   7 пачек 0,07 в полиэтилене
Фонарь светодиодный   1 0,10 1 запасная батарейка
Умывальный набор Мыло 1 0,14 90 г
Шампунь 2   В одноразовой упаковке
Расческа 1    
Всего: 20,84  

Личное снаряжение

Наименование Вес, кг Примечание
Для Веры Для Володи
Рюкзак 1,61 1,50  
Ботинки 1,31 1,76  
Сапоги резиновые 1,00 1,38 Со стелькой из туристского коврика
Шлепанцы 0,21 0,26  
Термокомплект 0,54 0,73 Пуловер, гамаши, носки из Polartec Power Stretch фирмы «Ареал»
Коврики 0,20 0,20 Размер 80 х 40 см
Накомарник 0,14 0,14  
Шапочка теплая 0,12 0,06  
Футболка 0,14 0,14  
Тельняшка теплая 0,15 0,15  
Тонкий свитер 0,20 -  
Пуховка 1,27 1,04  
Анорака тонкая 0,24 0,16  
Футболка ходовая 0,14 0,14  
Анорака брезентовая 0,56 0,62  
Плащ полиэтиленовый 0,16 0,16  
Трусы 0,08 0,08  
Трусы запасные 0,12 0,08 У Веры 2 пары
Спортивные брюки 0,24 0,32  
Гамаши 0,24 -  
Брюки брезентовые 0,29 0,30  
Носки простые 0,03 0,03  
Носки простые 0,08 0,08 махровые
Носки шерстяные 0,12 0,12  
Перчатки х/б 0,08 0,08 2 пары
Паспорт 0,04 0,04  
Бритва - 0,02 2 одноразовых станка
Общий вес 9,31/6.55 9,59/6,55  

Продукты

Из расчета на 2 человека

Наименование   Количество Вес с тарой, кг Стоимость Примечание
Обеды          
Суп в пачках гороховый 8 1.60 46-80  
вермишелевый 10 65-80  
рисовый 6 45-70  
Вермишель мелкая   0,5 литра 0,42 10-00  
Завтраки – ужины          
Крупа пшеничная   8 х 100 г 1,21 65-00 4 готовки. В пакетиках
Крупа «дружба»   5 х 80 г 33-00 3 готовки. В пакетиках. Состав: рис круглый 72 %, пшено - 28 %
Гречка   3 х 0,5 литра 1,38 20-50 3 х 2-3 = 6-8 готовок
Рис   2 х 0,6 литра 1,22 42-00 2 х 3 = 6 готовок
Рожки   2 х 1,0 литра 1,16 28-90 2 х 3 = 6 готовок
«Бомжики» вермишелиевые   4 х 0,06 0,24 16-00  
Картофельное пюре «Ролтон»   8 х 0,12 кг, 1х0,24кг 1,26 246-00 10 готовок
Молоко сухое   2 х 0,5 л 0,60 114-00 2 х 3 = 6 готовок (к рису)+1
Прочие          
Сахар - песок   4 х 1,0 литр 4.19 106-00  
Масло подсолнечное   2 х 0,5 литра 0,99 30-00 нерафинированное
Чай черный «Ахмад»   0,60 л 0,26 130-00  
Соль   0,6 л 0,69 6-00  
Кофе растворимый   0,5 л 0,18 100-60  
Сухари серые   2,5 л + 2,0 л 1,26 45-00  
Печенье «Рыбки»   2 х 1,5 л 0,82 46-40  
Шоколад   6 х 0,1 кг 0,62 147-00  
Конфеты-леденцы     0,32 27-90  
Сало     1,5 205-00 Куски в фольге и в мешке х/б
Сушки     0,60 44-60  
Халва подсолнечная     0,72 40-60  
Колбаса п/к     1,28 282-00  
Сигареты   40 пачек 0.82 400-00  
Приправа хмели-сунели     0,03 4-60  
Всего: 23,37    
В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея