Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Из дальних странствий. В тени Джомолунгмы

Дата: 2007 г.

Автор: Валерий Моисеенко

Источник: Альпинистский клуб "Хан-Тенгри"

Читайте дневниковые заметки известного белорусского путешественника и восходителя Валерия Моисеенко о своих путешествиях по Непалу и восхождении на Айленд-пик (6189).

 

В борьбе с Вершиной, в стремлении к необъятному человек побеждает, обретает и утверждает прежде всего самого себя. В крайнем напряжении борьбы, на грани смерти Вселенная исчезает, заканчивается рядом с нами. Пространство, время, страх, страдания больше не существуют. И тогда все может оказаться доступным, и мы с уверенностью осознаем, что в нас есть нечто несокрушимое. Рожденное пламя никогда не угасает. В невероятных страданиях скрывается бесценное сокровище".

Морис Эрцог, первый человек, взошедший на восьмитысячную вершину, Аннапурну.

В королевстве не все тихо...

2005 год закончился для меня благополучно. Сходил на свою 70-ю гору, сделал ремонт квартиры, сдал годовой отчет по клинике. Что еще нужно, чтобы спокойно встретить пенсию и старость? Однако привычка вторая натура. В Интернете выискал приглашение любимой Команды приключений" в трекинг на гималайский пик Айленд (6189 м) в Королевстве Непал. То, что надо. К концу шестого десятка дал обет семье ходить по горам только ногами, без всяких технических сложностей.

После первого посещения Гималаев прошло 12 лет. Какими они стали? Почему они такие притягательные, сильные, требующие проявления лучших мужских и человеческих качеств? Это хотелось понять, но сначала была проза: поиски денег, заказ билетов, подготовка к поездке.

У стойки на рейс Москва Доха Катманду встретил приятелей по Команде приключений" Артема Головина и Диму Кузина. С нами собрались в трекинг и две девушки из Москвы. У Артема классная видеоаппаратура, а Дима снимает на цифру". Я подрядился помощником оператора в будущем фильме, а роли сообразно возрасту поделили дедушка, отец и сынок. И мы полетели.

При подлете к Катманду пейзажи внизу довольно тусклые. Безлесная равнина с пожелтевшей растительностью. Визу оформили за пятнадцать минут. Заплатили 30 долларов, получили багаж, и из прохлады аэропорта вывалились в непальскую жару. Где нас и встретила Люда Коробешко, гид Команды приключений".

Улицы, улочки, закоулки Катманду, сколько в них необычного и до боли знакомого. Хотя за 12 лет наметились и перемены. Обилие военных постов, обложенных мешками с песком, военная техника, особенно у королевского дворца. Множество экологичных велорикш заменили мотоциклисты. Шум моторов, визг тормозов, жмущиеся к обочинам узких улиц многочисленные разноликие пешеходы, зачастую в масках, берегущих от пыли и мотоциклетных выхлопов.

Однако вид старого Катманду изменился мало. Бесконечные магазинчики, лавки, лавчонки, где зазывалы, улыбки, приветствия намастэ" и обязательный торг по сценарию достижения выгодной для покупателя цены. Это Непал государство между Индией и Китаем, главное богатство которого Гималаи с высшей точкой земного шара Джомолунгмой 8848 метра.

Непал. Население 24 млн. человек. По площади невелик 147 тыс. кв. км (протяженность 800 км, ширина до 230 км), но по высоте не имеет равных.

В столице Катманду около 500 тыс. жителей. Обладатель топографического феномена: глубочайшего в мире ущелья Кали Гандаки (70 м над уровнем моря) и высочайшей вершины Эверест (Джомолунгма, Сагарматха). В Непале находится 240 пиков высотой более 6000 м, в том числе 8 из 14 восьмитысячников мира. Местное время на 3.45 опережает минское.

Святыни вечные и временные

Экскурсия на микроавтобусе с русским гидом Варварой к древнейшим памятникам религии. Первая остановка у дворца Живой Богини Кумари. Считается большой удачей увидеть в окнах дворца девочку, прекрасную и безупречно целомудренную. Во время одного из многочисленных непальских торжеств (всего в стране 120 праздничных дат) дня бога Индры Кумари благословляет самого короля. Праздник этот длится восемь дней, в течение которых изо рта огромной маски Бхайрава льется рисовое пиво чанг для всех желающих. Как только Богиня достигает детородного возраста, ее снимают с довольствия 6000 рупий в месяц (около 85 долларов) и отправляют на пожизненную пенсию в 300 рупий, заменяя другой, из касты непальских ювелиров. Претендентка должна соответствовать 32 физическим качествам: цвет глаз, тембр голоса и тому подобное.

Буддистская ступа Будднатх крупнейшая в Непале. Пройдя под аркой, мы застыли в немом восторге перед исполинским монументом с вездесущими глазами Будды. Вокруг него, поднимаясь с уровня на уровень, по часовой стрелке идут люди. Чувство радости и торжественности подкрепляется ровными низкими тонами хора монахов-буддистов. С последнего уровня ступы открывается замечательный вид. Люди группами и поодиночке сидят на покатой поверхности, созерцая эту красоту.

Ступа архитектурное сооружение, способствующее сохранению мира и выражающее чистоту природы ума. Имеющие иногда тысячелетний возраст, ступы оказывают влияние на силовое поле Вселенной. Точное значение ступ в текстах Будды пока переведено неполно. Считается, что человек, принимающий участие в строительстве, живущий поблизости, получает позитивное воздействие ступ источника мира, счастья и благополучия. В последние годы ступы были построены в других местах, например, во Франции и Венгрии от небольших, до 25-метровых.

Из этого умиротворенного места отправляемся в Пашупатинатх, индуистский центр на берегах Багмати. Храм только для индусов. Перед ним, у реки царство злобных обезьян. Они по-хозяйски скачут у зарешеченных пещер отшельников, расположенных на склоне. В дом ожидания даты смерти, определенной астрологом, стекаются правоверные индуисты, погребальный обряд у которых сожжение.

Траурный ритуал довольно сложен, его соблюдение способствует реинкарнации. Где-то готовится костер для тела, завернутого в оранжево-желтые ткани. Другой подобный сверток уже горит, источая специфический сладковатый запах. Золу кострищ и трупов служка лопатой сгребает в реку. На площадках севернее от моста сжигают представителей высших каст. Специальный постамент для членов королевского рода. Южнее, места для народа попроще.

Население Непала составляют вышедшие в ХI-ХIII веках из Тибета, проживающие в горных районах буддисты (до 10%), и равнинные индуисты. Из 40 этнических групп наиболее известны непали, возделывающие рис на террасах центральных районов и гуркхи, составляющие костяк непальской армии. Небольшая (около 100 тысяч) народность шерпа, обитающая в районе Эвереста, известна лучшими портерами и проводниками альпинистских экспедиций. Из 58 диалектов письменность имеют только 14. Средняя продолжительность жизни мужчин и женщин 54 года.

Заглядываем в какой-то внутренний дворик. Сразу же отовсюду вылезают обнаженные существа мужского пола скелеты, обтянутые кожей, с окладистыми бородами. Ласково улыбаясь, демонстрируют великолепные зубы, складывают ладони у груди: Намастэ!" Это универсальное приветствие при встрече и прощании, пожелание удачи. Буквально означает: В вашем лице я приветствую Бога!" Впечатление сильное. Не покидает ощущение сюрреализма и мистики, словно ты попал в жутковатую сказку, где все увиденное выпадает из привычной действительности.

Из этого сказочного места отправляемся в Своямбунатх храмовый комплекс на вершине холма. Штурмуем 600 ступенек, и со смотровой площадки открывается необозримая панорама Катманду и окружающих гор. Очень приятное и светлое место, даже обезьяны здесь мирные. Все три святыни Будднатх, Пашупатинатх и Своямбунатх очень разные, яркие и впечатляющие. Утром подъем в шесть, быстрый завтрак, автобус в местный аэропорт, напоминающий огромный склад. Сутолока, толчея, люди с огромными плетеными мешками и тюками, множество военных. Весь этот хаос просачивается через контроль в светлый просторный зал, превращаясь в чинное сообщество ожидающих. На посадку пригласили точно по расписанию. Летим в Луклу, откуда начинается трекинг, работа ногами и фотокамерой.

К началу тропы

В маленьком самолетике спешим занять места слева, откуда в полете можно любоваться грядой Гималаев. Открытая кабина позволяет наблюдать, как рулят и щелкают тумблерами двое молодых ребят в белых рубашках. Полет длится одно мгновение, как захватывающий фильм с простейшим сюжетом: поля, речушки, ущелья, домики, горные тропы. Над белой стеной Гималаев знакомые по фотографиям, волнующие душу альпиниста вершины. Иногда кажется, крыло вот-вот чиркнет по склону.

Гималаи (с санскрита оплот снегов) образовались 55 миллионов лет назад, когда индийская материковая плита столкнулась с евразийской. Тогда же появился Тибет. Индийская плита имеет толщину до 90 км. Потому в Гималаях нет вулканической деятельности, редки землетрясения. Они до сих пор вырастают на 1-2 см в год. Их скальные вершины остроконечны, долины глубоки, склоны круты. Для земледелия места мало, поэтому человек превратил склоны в террасы и на них выращивает скудный урожай.

В аэропорту встречает проводник смуглый, улыбчивый паренек Бизе. Распределив грузы, трогаемся по главной улице Луклы мимо лоджий местных гостиниц, мимо сувенирных лавок, петухов, коз, собак и священных коров. Прошли под Кани священной аркой, где оставляются все грехи, и ступили на тропу. Совершенно явственное чувство, что ты в нереальном мире, с другими масштабом, цветами и звуками. Перезвон колокольчиков на меланхоличных навьюченных яках с грозными рогами и цветными лентами в хвостах и гривах, странная речь шерпов с плетеными корзинами, тибетские флажки, буддистские ступы, камни с выбитыми молитвами, молельные барабаны и над всем величественные многовековые Гималаи. Хочется запечатлеть каждый миг этого бытия, что и делается всеми нами и двумя видеокамерами Людмилы Коробешко и отца нашей группы Артема Головина.

За Луклой череда живописных деревенек. Поля четко расчерчены аккуратными каменными заборчиками. А из крон гималайских сосен выглядывают голубые крыши домиков, уцепившихся за крутые склоны ущелий. Тропа, этот хайвэй и автобан гор, в отличном состоянии. На крутых местах выложены ступеньки, бордюры из камней. Для отдыха высокие каменные скамьи, куда можно поставить рюкзак или шерпскую корзину и посидеть. Вдоль всей тропы лоджии, где можно перекусить и заночевать. Начало пути хорошо тем, что от Луклы, 2840 метров, тропа идет вниз. Но дальше крутой подъем.

В первый день мы явно хватили лишку, нужно становиться на отдых. Долгожданный ужин и ночлег в селении Монжо. Столовые в шерпских лоджиях устроены по одному образцу: в центре железная печка, которая топится кизяком. Вдоль стен лавки, покрытые узкими коврами из ячьей шерсти. Перед ними столики на двоих. На стенах фотографии далай-ламы, королевской семьи, знаменитых альпинистов и вершин. Как правило, это единственное отапливаемое помещение в лоджии.

Ужинаем при тусклом свете от аккумуляторов, заряженных солнечными батареями. Уставшие шерпы-носильщики, плотно обступив печурку, подставляют ей натруженные спины и ноги. Безумная жажда. Засыпаем, только выпив все запасы и приняв по таблетке профилактического аспирина.

В столице шерпов

После Монжо резкий спуск к реке. Тропа скачет с берега на берег по навесным мостикам. Затем утомительный двухчасовой подъем. На смотровой площадке, с которой виден Эверест, фотокамеры, видео, реплики, комментарии как на пресс-конференции. В просвете между соснами на склоне горы показались дома. Намче-Базар (3500 метров) столица шерпов. Автоматчики учтиво попросили расстегнуть чехол с треногой: не стингер" ли? Будто мы похожи на маоистов.

Король Непала правил около 30 лет и был почитаем всеми группами населения. Семь лет назад его сын (по официальной версии) расстрелял за обедом всю семью, после чего застрелился сам. Престол достался единственному близкому родственнику дяде короля. В беднейших районах Непала возникла вооруженная оппозиция, не признавшая такого перехода власти. Ее сторонники называют себя маоистами.

Намче-Базар амфитеатр из малоэтажных домиков на узких террасах. На главной улице Интернет-кафе, банк, обменный пункт. Бесчисленные лавки с альпинистским снаряжением, свитерами и шапками из ячьей шерсти, украшениями из камней. Множество бродячего люда со всего мира.

Ночью не спится. Виноваты сытный ужин и высота. Стоит закрыть глаза, как под стук собственного сердца бесконечно тянется вверх желтая каменистая тропа с отпечатками бесчисленных подошв, копыт и ячьим пометом. Акклиматизация протекает медленно и болезненно. Особенно страдают от головных болей и бессонницы две трековые девушки Тамара и Надя. Помогаю им, чем могу, но организм таблетками не обманешь.

Около шести резкое звуковое начало дня. Заревели животные, послышались голоса, зазвенели молоточки каменотесов. Самый характерный в этом городе звук обрабатываемого камня. С утра до вечера строятся новые лоджии. При этом каменные кирпичи делаются вручную. Нас поразило, с какой точностью и аккуратностью подгоняются камни. Складывается ли ограда или возводится дом без бетона и штукатурки.

У нас дневка. После завтрака музей культуры народности шерпа. Этнография и участие шерпов в альпинистских экспедициях. Перед музеем ступа и молельные барабаны средство общения с небом. Покрутил правой (!) рукой, и молитвы уходят к богам. Чуть в стороне военная точка за колючей проволокой. На плато летное поле, куда самолет время от времени доставляет богатых японцев. Краткость отпуска не позволяет им адаптироваться, чтобы подойти ближе, но и издалека они рады увидеть Эверест своими глазами.

Цветастый и нарядный внутри монастырь Гомпа известен тем, что там хранится череп йети гималайского снежного человека. Для показа он извлекается из сейфа. Ничем не примечателен, слегка смахивает на обезьяний.

Йети, гималайский снежный человек, сородич бигфута", алмасты" и т.п. Шерпы уверены в его существовании и не понимают сомневающихся. О нем не принято упоминать всуе. Известны случаи, когда йети сам приходил к высокогорным монастырям и его приходилось отпугивать. Следы йети видели и фотографировали известные восходители Э.Шиптон, Д.Хант, Э.Хиллари.

Рядом расположена одна из лучших в королевстве школ, основанная сэром Эдмундом Хиллари. Прославившийся вместе с шерпой Норгеем Тенцингом первым взятием Эвереста, австралиец в благодарность Непалу построил здесь больницу, дороги. А непальцы чтят Хиллари. В чем убеждает его памятник, установленный у школы.

Наутро выходим в Тхъянгбоче. Красота вокруг непередаваемая. Невозможно насмотреться на окружающие пики Ама-Даблам, Тхамсергу, Кантегу. Подумать только: этой тропой шли все великие восходители на великие вершины: Джомолунгму, Лхоцзе, Чо-Ойю. Так же как мы любовались красивейшей в мире горной панорамой легендарные Тенцинг, Месснер, Кукучка. Присаживались отдохнуть на те же камни и так же, по местным канонам, справа от себя пропускали встречных людей и яков.

Идем мимо цветущих рододендронов. В Гималаях это деревья до пяти метров высотой, с розово-малиновыми цветами. За каждым новым поворотом расчехляю треногу, а Артем подолгу колдует с видеокамерой.

Перед монастырем Тхъянгбоче крутой подъем, как очищение муками. Его расписная, с молельными барабанами арка Кани призвана очистить от грехов: сомнения, страха, зла. Под монастырем долина распадается на три глубоких ущелья. Два из них ведут к трем восьмитысячным вершинам. В лоджии нас быстро и вкусно кормят. Особенно запомнился стейк из яка и чанг.

Монастырь Тхъянгбоче (3800 м) основан в месте, куда, по легенде, 200 лет назад во время медитации перелетел из Тибета один из лам Ронгбукского монастыря. След на камне от его падения можно видеть и сейчас. Монастырь несколько раз горел и восстанавливался. Последний раз в 80-е годы, от подведенного к нему электричества.

Рано утром, несмотря на дикий холод, мы стоически сидим в монастыре всю службу без обуви, в позе лотоса. Низко звучащую молитву монахи перемежают горячим чаем с ячьим молоком. Огромная статуя Будды отблескивает золотом. Молящиеся в бордовых тогах сидят с ногами на лавках, дружно гундосят то поодиночке, то перекликаясь, то все разом. Дивный спектакль, жаль, видеосъемка запрещена. Служба заканчивается, храм пустеет. Только с волейбольной площадки доносятся, уже в другой тональности, кличи играющих слуг Будды.

Горняшка не подружка

Следующий этап в Дингбоче, 4340 метров. Головные боли и слабость напоминают о нехватке кислорода. У Тамары и Надежды это состояние, вопреки терапии, прогрессирует. А ведь и для них планировалось трековое восхождение. Позади остались гималайские сосны с длиннющими иголками и цветущие рододендроны. Теперь под ногами только карликовые березы и ягель. Развилка уводит нас от дороги на Эверест направо, в ущелье Чукхунг.

Ночевка в холодной лоджии, где комнаты на два-три человека, стены обиты фанерными листами и топчаны с постелями из личных спальников. Горная болезнь вырывает Тамару и Надю из наших рядов. Ее симптомы угрожают сердечным кризисом. Решаем спускать их в Луклу с шерпами, оттуда в Катманду. Утро балует солнцем на свежем снегу. Быстро дотопали в селение Чукхунг, остановились в дальней лоджии Санрайз. Она известна тем, что принимала пионеров Нупцзе Бабанова и Кошеленко.

Нупцзе Восточная (7804 м) оставалась самой высокой из непройденных гималайских вершин до 2 ноября 2003 года. Неудачи на ней терпели американские, итальянские, французские альпинисты. Для Валерия Балабанова это была третья попытка. Вместе с Юрием Кошеленко они чудом избежали лавины. Трое почти бессонных суток ушло на последний штурм. Одиннадцать часов на путь от последней ночевки до вершины. Восхождение было оценено "Золотым Ледорубом" как лучшее достижение года.

Знакомимся со вторым проводником. Пикей, худощавый симпатичный непалец 24 лет, посетовал, что после обвала карнизов вершинный гребень стал в два раза тоньше, а крутизна увеличилась до 60-70 градусов... Гром среди ясного неба. Мы собирались в трекинг, а нас поджидает участок с 250 метрами почти вертикальных перил! Пришлось докупить нужное снаряжение: восьмерки", жумары, с тем, чтобы завтра дойти в базовый лагерь и ночью штурмовать вершину. Оборудовать штурмовой лагерь некогда, а шерпы отказались от этой работы из-за отсутствия нужной обуви и одежды.

Наш базовый лагерь две палатки Команды приключений" на площадке морены. Вдалеке лагерь японской экспедиции на Лхоцзе Шар. Шерпы забились в палатку-кухню, сушатся и готовят любимое блюдо из риса долбат. На солнце снег не тает, а испаряется высота 4970 метров. За обедом удивляемся, что в такой красивый и доступный район заходит мало альпинистов и туристов. Великий Эверест затеняет меньших собратьев шести- и семитысячники с не меньшими достоинствами: отвесными стенами, мощными ледниками, заостренными гребнями и пиками. А жаль, здесь настоящий высотно-технический альпинизм.

После обеда в постель. Надо хоть как-то поспать до часа ночи. В два выход на штурм. Небо заволокло тучами, пошел снег. В палатке душно, высотная одышка, бессонница. Жаль, что не взял снотворное. Надеваю штурмовую одежду. Ботинки под спальник, и окунаюсь в полузабытье. Сквозь сон голос: Валера, Артем, Дима, подъем!" Люда с фонарем во лбу и термосом в руках уже копошится за расчищенным от снега столом-валуном. Тишина, звезды, скрипящий снег в леденящем сухом холоде: -20о.

Если друг оказался... непальцем

По очереди одеваемся в палатке. Артем вылез разогреть кожаный ботинок. У Димы пластик без проблем. У меня тоже пластик, но 15-летнего возраста. Поднатужившись, натягиваю главный на высоте атрибут. Вдруг треск! Затаив дыхание, осматриваю обувь. Невероятно: трещина в носке правого ботинка. Что делать? Ремонтировать бесполезно. Надеюсь, это только от нагрузки при обувании и на ходу не последует продолжения.

Моя одежонка греет, как рыбья чешуя. Сразу стал ощущать ноги и руки. Ведь собрался на трек, без пуха". Движемся медленно, при свете фонариков, с двумя проводниками. Короткие остановки, чтобы отдышаться и помахать конечностями для разогрева без ощутимого эффекта. Надо дотерпеть до восхода солнца, там потеплеет. Но ждет еще испытание обувки. Как поведет себя трещина, когда надену кошки? Выходим на гребень. С солнечным светом силы прибавляются. Осматриваю ботинок и ужасаюсь. На месте трещины дыра, забитая снегом. Вот почему мерзла правая нога! Что делать? Подъем в такой обуви исключен. Назад? Как нелепо и обидно! Подходит Бизе. Что-то лопочет на непало-английском, примеряет свою ногу к моей. Понимаю. Мы разулись и обменялись ботинками. Сразу стало теплее. Засветилась робкая надежда. А дальше? Бизе, показывая на себя, говорит: Вниз", а потом на меня Вверх!". Неужели мне будет разрешено восхождение, а проводник вернется? Справится ли Пикей один на ледовом препятствии? Короткое совещание между ними. Ведь дело касается оплаты, у проводника это единственный заработок. Согласительные кивки: мне позволено закончить восхождение. Обнимаемся с Бизе он настоящий проводник и мужчина.

Конец скальной части маршрута. Гребень узкий и крутой. Небольшой участок лазания по заснеженным скалам, и мы на маленькой площадке перед мощным ледово-фирновым плечом гребня и нагромождением сераков и трещин. Надеваем кошки, обвязки, берем ледорубы вместо палок. У меня теплые ноги, руки и надежда в сердце. Впереди девственный мир льда и снега. Веером расположены красивейшие вершины Гималаев, скромно занявшие места в тени Джомолунгмы, как малые дети вокруг подола матери.

Настроение класс! Крепнет надежда на преодоление технического участка. Есть веревка, инструмент, остались силы и навыки былой техники. И друзья рядом. А впереди перила на 60-70-градусном склоне с широким бергшрундом под ним. Пристегиваемся жумарами к перилам и за работу. Высота почти шесть тысяч. Поочередно работают руки и ноги. Восстановил дыхание и все сначала. Вот тебе и трекинг!

Гребень полоска фирна с обрубленными карнизами. Пологие перила резко переходят в вершинный взлет. Опять жумары, самостраховка, перестежки. Когда же просто ногами? Вот и вершина. На пятачке вокруг страховочной станции из фирновых крючьев, плотно прижавшись друг к другу, сидят восходители. Пытаемся вместить в объективы хотя бы лица и флаги. Горы уже не вмещаются. И все равно ура! Мы сделали это, более сложное, чем ожидалось, восхождение в межсезонье, в тени матери гор. Спасибо им за снисхождение к восходителям, приехавшим на свидание с Гималаями.

Пошел снег, потеплело. Нужно вниз снег становится лавиноопасным. Завизжали восьмерки". Главное не попасть в берг, трещину под склоном. Нужно ориентироваться на снежный мостик. А там в связках по леднику и скалам в лагерь с палатками и чаем. Темнеет, валит снег. Как Деды Морозы, с рюкзаками вваливаемся в занесенное снегом жилье. 6 часов вечера 16 часов работы. Хочется только пить и спать. Радость от удачи, осознание своей силы и чувства к горе придут позже и останутся на долгие годы в образе величайшей молитвы мира: Ом мани падме хум совершенство, подобное цветку лотоса". А пока занесенная мягким гималайским снегом палатка, затерянная в необозримой тени матери всех гор Джомолунгмы.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100