Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Горный туризм Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Рассказ о восхождении на пик Ленина

Автор: Елена Репина

Пик Ленина - была Сашина идея. С Сашей мы знакомы много лет, вместе ходили на Кавказе, несколько лет назад жизнь развела нас - меня в Намибию, его в Канаду. Общность эмигрантских судеб сблизила нас. В наших новых странах настоящих гор меньше, либо их вообще нету, поэтому пару лет назад мы съездили с ним в Кордильера Бланка. Так вот, насчет пика Ленина. Я не поддерживала его сначала - уж если куда ехать в горы, то в новую страну. Но для него Азиатские республики бывшего СССР были, оказывается, тоже новыми странами. В общем, пока я оказалась готова морально и материально к идее, он уже нашел 3-х попутчиков из России через Интернет, и мне пришлось вписываться в группу. (фото 3)

Опережая события, скажу что впоследствие группа распалась достаточно быстро. Из чего следует вывод - серьезные мероприятия лучше проводить с людьми, которых уже знаешь по такого же рода мероприятиям.

Было много предварительных обсуждений через Интернет маршрута, снаряжения, раскладки, аптечки. У меня создалось впечатление что это сложенная команда, и, по правде говоря, я переживала, возьмут ли меня и насколько я смогу вписаться. Все вышло совсем не так, о чем я глубоко сожалею, так как высоко ценю коллективизм в горах. Первая неожиданность - оказывается каждый брал продукты сам на себя. Глупость - тащить продукты за пол земных шара, я призвезла только сушеную антилопину и говядину, и Саша что-то по мелочи, так что нам пришлось все покупать в Оше. Долго ходили по базару. Мне показалось, что у населения очень высокая культура торговли, чувствуются тысячелетние традиции, люди живут базаром и на базаре, не ругаются, не уговаривают, не обижаются, охотно посылают к потенциальным конкурентам.

Почти весь следующий день ушел на переезд в базовый лагерь. Я была в Советской Азии на практике задолго до перестройки, поэтому местная экзотика меня трогает мало, но мои попутчики проявляют большой интерес. Да, тысечелетние культуры, разные языки и религии, однако бросаются в глаза не различия, а в первую очередь сходства - результат упорной 70-летней работы нивелирующего катка советской власти. Ландшафт довольно унылый, редкие рощицы арчи, широченные межгорные долины разделяют ступенчатые слабо расчлененные длиннющие горные цепи. Бросаются в глаза мощные монотонные красноцветные отложения, вскрываемые реками - либо древние коры и почвы тропических климатов, либо лессы, образовавшиеся после отступления гигантских ледников.

Базовый лагерь - широкая плоская продуваемая поляна, ограниченная цепью ослепительно белоснежного хребта с маловыразительным возвышением пика Ленина, а с другой стороны - ледниковыми озерцами - ступень, спадающая в Алайскую долину.(фото 2) Несколько коммерческих фирм, обслуживающих главным образом иностранцев, разбивают здесь свои лагеря на 2-3 месяца в году, несколько киргизских семей перекочевавают со своими юртами и стадами на это же время - и все! Ставим свои палатки на территории "Гор Азии".

Ночью спустившийся в лагерь портер рассказывает, что человек упал в трещину между Л1 и Л2 и погиб. Позднее мы увидим как его упакованного в спальник спускают на лошади и забирают самолетом. Хорошенькое начало!

Погода стоит очень неустойчивая, как минимум полдня дождь, или град, или снег, наверху сильный ветер. Ребята начинают акклиматизацию с прогулки до перевала Путешественников, а я решаю лучше поспать. Голова болит несмотря на всего 3600 высоты.

С группой интерактингую мало, полагая, что устанем от тесного общения за следующие 3 недели. Зато с удовольствием знакомлюсь с окружающими, местными киргизами и персоналом, когда это возможно. Осматриваемся, обживаемся, расспрашиваем о ситуации на горе. Подъемов, похоже, пока было немного.

Очень много полезного рассказал хороший русский мужик Андрей-гид из Ташкента, который (совместно со старшим гидом) довел почти всю свою иностранную группу до вершины: он же дал самый дельный совет: акклиматизируйтесь в плохую погоду, будьте полностью готовы, дождитесь, когда появится окно - и вперед! Ну молодец, рвется в Снежные барсы, уже немного осталось, как раз бурно отмечает свое 50-летие.( фото 6) Вообще Пик Ленина, похоже, Пик Пенсионеров, не в меньшей степени чем Эльбрус. Из пытающихся зайти - 66-летний грек. Кажется, старше себя из теток я не видела.

Рядом с нами становится очень спортивная и уже акклиматизировавшаяся группа из Магнитогорска. С этими исключительно симпатичными мне ребятами, из разных поколений, побывавшими во многих горных странах, мы будем не раз пересекаться. Они уходят с заброской в Лагерь 1. Возвращаются ближе к ночи под проливным дождем; лежа в палатке, я слушаю их препирательства в тесноте, темноте и мокроте; жалобы на голод единственной девушки, ее мольбы о горячей пище. Проблема решилась очевидно с помощью горячительного напитка, голоса звучали все более спокойными и удовлетворенными, и девушка тоже больше не жаловалась.

Первый акклиматизационный выход в Л1, дался мне удивительно легко (жаль что этого нельзя сказать о дальнейшем). (фото 4) Погода совсем испортилась, идем под снегом и по снегу (кто это интересно писал в Интернете, что из Базового Лагеря в Первый можно идти в тапочках и даже сандалях?) Зато дикий лук смотрится в снегу очень живописно! (фото 5)

После дня отдыха мы выходим с лошадьми и вещами на первый акклиматизационный виток. К сожалению, двое ребят планируют идти с нами только до Лагеря 1. Не знаю подробностей, и мне кажется, что они сдаются преждевременно. Один из них поворачивает назад от Пер. Путешественников. Пробую уговорить его дойти до Лагеря, предлагаю взять его тяжеленную профессиональную камеру с объективами, нет, отказывается, ссылаясь на свой мачизм. А по-моему это просто глупость, ведь через день-другой было бы легче, и мы, оставшиеся, не лишились бы приятного собеседника и прекрасных фотографий.

Располагаемся капитально в Л1, и я иду знакомиться с новыми людьми. Здесь это очень легко из-за исключительной дружелюбности персонала "Гор азии", особенно повара Бахи. Начало было положено тем что он угостил нас своими фирменными вкуснейшими пирожками с картошкой. (фото 7) По вечерам в кухонной палатке, кроме его, двух его дочерей, коменданта Виктора, портеров-представителей национальных большинств (мусульмане очень сердечные люди, помогают сиротам, мечтают построить дом престарелых, этому не мешает легкий налет экстремизма; впрочем, свой интерес они тоже не упускают), собирались люди работавшие в лагерях других фирм. Они обсуждали проблемы своей нелегкой службы (сезон два месяца, но работы много, длинные часы, да еще на высоте 4400), обменивались местными новостями и рассказывали о свежайших спасаловках, а я расспрашивала их о делах в Киргизии после распада СССР. Как-то раз днем появилась собака Доктора - молодой и очень жизнерадостный сенбернар Ойта, она поднялась из Базового Лагеря за клиентом. Виктор регулярно водил ее кушать на очень питательную помойку в леднике, после чего она долго и с удовольствием валялась в снегу. История с ее побегом вызвала переполох на базе, ее отвели вниз и посадили на цепь. Хотя по-моему собака просто хотела работать, просила настоящего дела - это же ее призвание.

Поднимаемся с первой партией груза в Л2, Володя сразу же пошел отдельно, не связываясь, и без кошек. Он явный индивидуалист, не хочет и не может подстраивать свой темп под других. Хотя насчет кошек в тот день с мягким снегом он, возможно, прав. (фото 10) В Л2, не найдя площадки, закладываем свои вещи камнями, а Володя оставляет свои в чьей-то разорванной палатке. Спускаемся вниз в Л1 (принудительно связав Володю), где и проводим следующий день. (фото 8) Погода все еще очень неустойчивая, ураганный ветер наверху, но, по прогнозам, местным приметам и близости полнолуния, есть надежда на улучшение через несколько дней. Наконец-то спускаются австрийцы, которые ходили по странной альпийской системе - 4 ночи в Л1, 5 ночей подряд в Л2, затем тут же 6 ночей в Л3. Все уже волновались за их душевное здоровье, портеры нехотя грозились принудительно свести их вниз. Австрийцы угощают друг друга пивом, и рассказывают удивительные небывалые вещи - про ветер 200 км в час наверху, про угрозу лавин, помешавшую им спуститься раньше из Л3 в Л2 (вообще-то гребневой маршрут). Правда, альпийской девы они не видели.

Выходим на последнюю акклиматизацию - теперь Лагерь 1 - Лагерь 2 - Лагерь 3. Володя опять отказывается связываться. Сашино терпение лопается. Я подливаю маслица в огонь. Все, теперь Володя идет один.

Володя то что называется "чансер". Ну что же, большинство из нас когда-то тоже было ими. Чем-то он напоминает мне Конюхова. Меня только удивило, почему он заявил, что учиться в его 50 лет поздно? В итоге выиграли точно не мы. Проблем стало больше: нам с Сашей пришлось нести больше груза, а меня еще время от времени грызла совесть, как всегда потом выяснялось - совершенно напрасно. (фото 9) Я тащила палатку почти до сковородки, пока у меня не поплыло в глазах и Саша сказал что это - мачизм наоборот. Да, верно, отдала с радостью, хотя у него рюкзак очень тяжелый, т. к. он затащил две палатки и горелку. В Л1 встретили Володю, он не нашел своих оставленных вещей, тем не менее, держится бодро и уже организовал себе где-то ночлег. Акклиматизация на этом выходе мне давалась тяжело. Думаю также, что мы оба приняли эту историю достаточно близко к сердцу - вспоминали старые обиды, нанесенные друг другу в Кордильере Бланке. Ночь во втором лагере без сна, спор с Сашей - этот бастард не давал мне изюм на компот, когда я чувствовала что мой организм может принять только это! В компотном раунде я победила, и в будущем мы варили разные компоты при каждой возможности.

Очень тяжелый подъем на Раздельную напомнил мне стародавнее первое восхождение на Эльбрус без дня акклиматизации на Приюте 11, когда проваливаешься в сон между шагами. (фото 17) После второй тяжелой ночи в Л2 спускаюсь с трудом до Л1, потом, поспав немного, вниз до базы, предвкушая день отдыха, вниз бежится легко и радостно. (фото 11,12) Погода отличная, надеемся, ее хватит нам на восхождение.

Базовый лагерь полупустой, все ушли наверх. Для разнообразия останавливаемся в юрте, я иду в баню в "Памир Экспедишн", потом заказываю в юртовом лагере жареную картошку - настоящее пиршество. Саша воздерживается, бережется для горы. Впереди - день безделья. В юрте холодно, продувает, болит горло, и мы решаем переместиться в "Памир Экспедишн" - самый европейский по виду и сервису лагерь, с постельным бельем в палатках, камином в столовой для всех, и даже бесплатным чаем с конфетами! (фото 13) День проводим в безделье. Погода звенит, все мысли о верхе, но, надо сказать, тревожные мысли.

С утра быстро доходим до Л1, я сгоряча предлагаю подняться сразу до Л2, но вместо этого заваливаюсь спать. Начинают спускаться первые счастливые люди - сходили! Семья Бахи встречает нас уже как родных, угощает мантами, пирожками, салатом, а краснодарец Сергей - воблой. Все это запивается 8 или 9 кружками чая.

Подъем в Л2 в этот, третий по счету, раз дался значительно легче. Только на сковородке настоящее пекло. Саша, отвыкший от жары вдали от России,

заваливается спать, а я с удовольствием жарюсь на солнце и варю бесконечный компот, которым мы до одури напиваемся и заливаем в термос. (фото 14) Через весь лагерь, иногда прямо под палатками, текут ручьи. Самочувствие вполне хорошее, только смущают сопли и чих, на глазах переходящие в кашель. Податливое воображение рисует картины пневмонии которая не даст мне зайти. Пошла поискать палатку магнитогорцев, к которым у меня давно глубокое уважение - и - к удивлению и восторгу - вижу двоих - девушку Агату и парня. Они только что с вершины и спустились сразу в Л2, поднявшись перед этим прямо из Л1 в Л3. Они в первый акклиматизационный выход вырыли пещеру наверху, и одного из них больное горло, что меня немного взбодрило. Они рвутся вниз чтобы успесть съездить на Иссык-Куль. Они дали нам свою пещеру для проживания. Взяв их адрес, я поспешила с радостной вестью к Саше. После небольших препирательств и безумных идей, типа - самим быстренько вырыть себе пещеру если их окажется занята, решаем опять тащить палатку - по принципу купить билет и не поехать. Саша опять ложится спать, а мне что-то грустно, как всегда после хороших новых людей, которые - мимо, и я отпиваю две пробочки от его 375миллилитровой баклажки с виски, вместо обычной одной.

Следующий день погода продолжает звенеть. (фото 15) Не спеша собираемся и выходим. Сейчас мой личный темп уже лучше, иду в траффике - обгоняю стольких же, сколько меня обгоняет. Но все равно отстаю от Саши. (фото 16)

Пещера оказалась замечательной - просторной, с встроенной мебелью - широкой кроватью, кухонной нишей и полочками для продуктов. И даже с продуктами на этих полочках! Молодцы уральцы! (фото 18) Так и представлялось, как они там у себя в тайге споро рубят избу за избой. В пещере сыро и хорошо для дальнейшего развития кашля, но тихо и душевно спокойно.

Уром собрались, пошли на гору. Холодно, но ветра нет. Саша ускакал вперед, я иду неважно. Народ меня безмолно обгоняет, слышен хруст шагов, чуть ли не топот, и свистящее дыхание в спину, затем сбоку. Воображение выдает странные ассоциации - народ спешит, обгоняя друг друга, чтобы занять место в лодке Харона. Ага, за Ножом обгоняю Сергея из Омска. (фото 19) Он мне радостно сообщает что сам марафонец, и сделал себе традицию после марафона ходить на 7-тысячник. В прошлый раз ходил на Хан-Тенгри без акклиматизации. У меня закрадываются первые подозрения. Дальше идем практически рядом. Очень медленно. Появляются первые люди, спускающиеся с вершины (правда они вышли из лагеря 6400). Оказались менторами - внушают, что мы не успеваем и будем спускаться в темноте, холоде и опасности. Ненавижу, когда люди дают советы, особенно когда они правы! Перевожу стрелки на Сергея, но он держится, что тоже придает мне силы. На снежном поле кидаю рюкзак (ледоруб кинула раньше), отдыхаю - подходит Сергей и подозрительно беспечным тоном, со странным хихиканьем в голосе, говорит - Бежим скорее на вершину фоткаться! Его качает. Я спрашиваю - как будешь спускаться, в темноте? 2 тысячи евро с собой есть, если что? Эту цифру я подчерпнула из дискуссий и сплетен в кухонной палатке Лагеря 1. Он испугался - нету, неужели так много надо? Фонарик хоть есть? Фонарик есть, буду спускаться в темноте. Народу навстречу идет все больше, некоторые учат как жить, на осыпи встречаю Сашу. К счастью, свои не лечат мозги, завидев меня, он сверяется с альтиметром на джипиэс и радостно сообщает что до вершины осталось 130 м. Дает мне свой фонарик вместо моего севшего и уходит вниз. Только теперь я окончательно поверила, что взойду. Немножно вверх- немножко вниз, много по-ровному - наверное еще час-полтора шла. Подступы к вершине выглядят довольно сарайно. (фото 20) Ну вот наконец-то памятники и украшенный мусульманскими ленточками столб. Камера сделала последнее усилие - пол-лица в кадре - и сдохла. (фото 21) Перекусываю - аппетит хороший. (фото 22) Подходит Сергей, фотографирую его на его камеру (сама из вредности сниматься отказываюсь). Есть он не хочет. Времени пол-пятого. Говорит, главное - спуститься до рюкзака (на холодную ночевку рассчитывает, что ли?) У рюкзаков дожидаюсь его. Подходит, шатаясь. Говорю - если что, просись в палатки на 6400. Отдохнули, пошли. Прошла по снежному полю далеко за перегиб, его не видно. Жду. Минут через 10 появляется в поле зрения, идет еле-еле, часто останавливается. Кричу - Давай-давай быстрей - Встрепенулся, бодро прошагал какое-то время. Ага, сознание работает! Ну почему это всегда случается со мной? Нахожу ледоруб, иду медленно, оглядываясь назад, никого не видно. Нет, так невозможно. Решила проследить его на Ноже, и на этом завершить свою миссию. Начинает смеркаться. Вот и неприятный для моего душевного равновесия сюрприз - палаток на 6400 больше нет. Зато, оглядываясь назад, вижу Сергея на Ноже. Идти становится все тяжелее - как никак уже больше 12 часов ходьбы. Спуск на седловину занимает много времени. Совсем стемнело - достаю фонарик. Странная модель, не нахожу не одной кнопки, чтобы включить. Луны еще нет. Ну что ж, торопиться уже некуда. Не холодно, почти безветренно со слабым морозцем. Внизу огни Алайской долины, наших лагерей. Сюрреалистическая красота. Иду и вспомннаю как бродила полярными ночами по Чукотке. В темноте забираю черезчур вправо. К счастью из-за горизонта медленно появляется луна, все еще достаточно полная. Прохожу пустые палатки чуть выше седловины. Вижу странный колеблющийся объект, довольно большой - человек? - нет,оказался маркер - флажок на палочке. Белая мгла. Вот и лагерь, ни огонька, ни звука. Фонарика Сергея сзади тоже не видать. Нахожу нашу дырку, протискиваюсь в нее. Саша мне сделал чай в термосе. Эмоционально (насколько силы позволяют) рассказываю ему про марафонца, а он гордо сообщает, как отстоял мой ледоруб у москвичей, которые совершенно нагло хотели его подобрать, уверяя что не знают никакой Лены (эй москвачи, всему миру известно, что вы все на свете знаете!).

Всю ночь в пещере давила промозглая сырость, и спала я плохо, думая о человеке на горе, вероятно он приехал один -а я даже не знаю его координат, и, поэтому с облегчением утром вылезла из пещеры и еле устояла на ногах из-за ветра. Скрючившись, прохожу мимо палаток - и вижу в отдалении знакомую слегка раскоординированную фигуру, слабо машущую мне рукой. Фигура явно обрадована и хочет броситься мне навстречу, но на такой высоте резкие движения и шумные восклицания очень затруднительны. Вяло машу ему в ответ и продолжаю путь, зато в душе все ликует - и - в очередной раз убеждаюсь, что мои эмоции меня обманывают, я принимаю вещи слишком близко к сердцу, и надо больше верить людям и возможностям их человеческих организмов. Но, Сергей - неужели ты действительно поднялся без акклиматизации? Тогда это напрямую должно быть связано с марафонами, тут есть о чем подумать.

Надо линять вниз как можно скорее - мне не нравится мое самочувствие, и давно втихаря лелею мысль быстренько съездить за оставшиеся до самолета 2-3 дня на Иссык-Куль. Саша настоял на том, чтобы весь наш мусор был снесен вниз - вот ведь молодец, возможно, один из немногих! Впрочем, его уже за русского мало кто принимает. Быстро спускаемся в Л2, видим в палатке следы пребывания и записку Владимира - он побывал на вершине раньше. В одиночку, без пуховки, просясь в чужие палатки! Снег мягкий, ветра вроде нет - и я предлагаю идти без кошек. Почему-то Саша соглашается, наверное, он устал спорить со мной. Книзу фирн, довольно жесткий. Я иду вяло, он меня поддергивает, я слабо огрызаюсь в ответ и пытаюсь ускорить темп. На крутяке тороплюсь и срываюсь, пролетаю метров 10 - не опасно, но очень неприятно - рюкзак выкручивает, тянет через голову, лыжную палку не отбросила, поэтому зарубиться ледорубом сразу не удается, Саша остановить меня тоже враз не может, и - я потягиваю ногу.

Спускаемся в Лагерь 1. Семья Бахи встречает нас в праздничных одеждах, поздравляют и угощают чем-то очень вкусным. Спасибо вам, вы сделали наше пребывание в Первом лагере очень теплым. Увы, кроме огромного облегчения, эмоций мало, они обратно пропорциональны силам, которые забрала гора. Дарю девушкам плэйер, и оставляю непригодный для восхождения тяжеленный и потеющий полукомбенизон, который очень вежливые продавцы профессионально продали мне в одном из турмагазинов на Тульской.

Продолжаем спуск к базовому лагерю. Нога тупо ноет, я иду все медленнее, Луковую поляну уже привычно прохожу в темноте. Пустой юртовый лагерь ярко освещен электричеством, огромная кухонная палатка машет на ветру распахнутыми дверными полотнищами, цветы на белых скатертях, только оркестра не хватает: - ага, вот и объяснение - перед моим мыленным взором Саша, потирающий руки, предвкушая как он будет там есть после горы картошку, жаренную с яйцами на ячьем жире. Заслуженный пир на одного! А я напиваюсь чаем в "Горах Азии"

Утром спешим найти попутку в Ош. Ойта сидит на цепи - кроме левых ходок, теперь ее обвиняют в незапланированной беременности. Выглядет она тем не менее веселой, и еда перед ней стоит вкусная. Сезон близок к завершению, народу явно меньше. Хорошо, что у нас все получилось.

Об Оше впечатлений осталось немного- только подозрение что каждый второй взрослый преподает в местном университете, а каждый второй молодой - там учится. Удивительная тяга к знаниям, очевидно, наследие советских времен. Впрочем, по русски пишут уже с ошибками, даже в рекламке языковых курсов. Зато все чаще предлагают китайский, арабский, турецкий (возможно тоже с ошибками?) Весь облик города все еще просоветский, с огромными площадями, цветниками, памятником Ленину. Замечательные чайханы и кафе, где за два доллара можно хорошо пообедать, а можно просто часами лежать развалившись на лавке попивая чай с лепешкой. Что радует, много женщин в чайханах, хотя на улицах попадается много молодых девушек, закутанных в мусульманские одежды.

В оставшиеся два дня до самолета я решила-таки съездить на Иссык-Куль. Очень длинная и утомительная дорога на двух такси, ради 20-часового пребывания на озере, но не жалею. Приехала в Чолпан-Ату. В советских времен санаториях прогуливаются отдыхающие из 70х годов под музыку 70х, а в городе за их пределами - грязь и запустение, хозяева, заламывающие немалые деньги за неопрятную койку без душа, но с грязным хозяйским же туалетом (ну не должно быть такой грязи за эти, да и за любые деньги - но разве они поверят?). Почему туалеты такие грязные - это отдельная и загадочная тема. Общеизвестная в мире; помнится, моего сына поначалу одноклассники дразнили - Russian toilet. В случае публичных мест, это, возможно, своего рода социальный протест - ср... я на вас всех. А вот когда личный туалет грязный- это уже серьезные психологические проблемы, бессилие и безнадежность. Что удивительно, в данном случае совершенно на пустом месте, так как материально эти люди живут совсем неплохо. (фото 24)

Однако Озеро во всем этом не виновато. (фото 23) На морской прогулке капитан прочитал нам замечательную, очень информативную лекцию об этом настоящем чуде природы - жаль что у меня нет хотя бы пары дней осмотреться и объехать его вокруг. На круизе состоялась еще одна культурная несбивка; после лекции - купание, но только в спасжилетах! Повторяю! Когда я вежливо попросила разрешения, ссылаясь на опыт участия в 1,5 км марафоне в открытом море, мне было строго и совсем не вежливо отказано. Очевидно, глупые законы надо не соблюдать, а нарушать, как и сделала сначала одна молодая пара, совершенно беспрепятственно прыгнув за борт без жилетов, а затем все больше и больше людей. А потом и сам запрещающий.

Навещаю на обратном пути в друзей Бишкеке, работавших много лет в Намибии, они дают прекрасный обед и скидываются на самолет, чтобы мне не ехать обратно на такси. Как они говорят, друзья на то и друзья. Ошский аэропорт, сбитые в нужную сторону весы, единственные на весь аэропорт, и расположенные уже за регистрационной стойкой, 10кратные проверки паспортов (для отвода глаз, что ли?) - и - конец путешествия.

Как водится, раскладка по дням

25 июля - прилет в Ош

26 июля - Ош

27 июля - приезд в базовый лагерь

28 июля - все кроме меня - радиалка до пер. Путешественников

29 июля - подъем в Л1 и назад

30 июля - базовый лагерь

31 июля - в Л1 "с вещами"

1 августа - Л1-Л2-Л1, забросили баллоны и вещи. Мы остаемся втроем

2 августа - Л1, все вымотаны

3 августа - Л1-Л2, Владимира с нами больше нет

4 августа - Л2 - Л3 - Л2

5 августа - Л2 - базовый лагерь, спим в Юрте

6 августа - базовый лагерь, спим в Памир Экспедишн, прекрасный лагерь!

7 августа - базовый лагерь - Л1

8 августа - Л2 - Л3

9 августа - Л2 - Л3

10 августа - гора, спим в Л3

11 августа - Л3 - базовый лагерь

12 августа - едем в Ош

13 августа - я уезжаю на Иссык-Куль

Большую часть пухового и ветрового снаряжения я покупала в фирме "Беркут", Санкт-Петербург. Все по хорошей цене и высокого качества, чувствуется на многие годы , особенно удивило и порадовало что хозяин фирмы пошел мне навстречу при сложностях, возникших в ситуациях международных проплат. Полярку со штанами, а также флисовые штаны, носки и специально мною разработанный вариант глухого флисового джемпера с капюшоном, который на высоте я использовала в качестве термобелья, я сшила сама.

Несколько слов в заключение. Да, конечно, Пик Ленина - простая гора, но, отмечено, что с каждым годом она становится сложнее из-за таяния ледников. Только чайники и профессионалы (к примеру, портеры) не связываются между Л1 и Л2.

У меня тоже есть мечта, чтобы люди всей земли хоть раз в жизни поднялись на высокие горы и почувствовали то, что чувствуем мы, иными словами - как это классно. Но рекламировать пик Ленина, как "самый простой 7тысячник, гарантированно доступный любому с нашими гидами", как это напечатано в брошюре одного из коммерческих лагерей - я не считаю, что это верно и этично. К тому же, как выяснилось, гиды не несут ответственности за своих клиентов.

В заключение - большое спасибо горам за то, что они есть, и людям, за то что они ходят в эти горы.

Отдельное спасибо тем людям, которые работают в горах.

И самое огромное спасибо Саше, которые сделал это восхождение для меня возможным!

Фотографии

1. Борьба со СПИДОМ кулаками

2. Вид на пик Ленина в идеале

3. Саша

4. Перевал Путешественников

5. Лук в снегу

6. С Андреем - гидом

7. Будут пирожки

8. Наши палатки в Л1

9. Саша отдыхает

10. Где-то между Л1 и Л2

11. Ледник Ленина

12. Спуск в базовый лагерь

13. Памир Экспедишн

14. Л2

15. Сверху на Л2

16. Путь на Раздельную

17. Л3

18. Вход в пещеру

19. Сергей на ноже

20. Последние метры

21. Гора не попала в кадр

22. Сергей почти у цели

23. Иссык-Куль

24. Место для курения

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея