Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Боровое - 2002. Майские каникулы

Поход по маршруту Щучинск - Боровое - Щучинск,
с 7 по 15 мая 2002 г.

Участники: Аскар Асылбеков
Кирилл Калмыков
Вадим Седых
Илья Кензикеев

Автор текста - Кензикеев Илья

Карта маршрута
Начало. Боровое (на фото - гора Синюха)
Весна. На деревьях набухают почки, теплый воздух поднимается от земли, скинувшей с себя зимние оковы. Воздух взбодряет тебя необычайной свежестью и запахами пробуждающейся зелени. Солнышко поигрывает лучами в лужицах и набирающей силу траве.
Все располагает к тому, чтобы забросить все проблемы и дела, учебу, выжимающую все соки и силу из молодых и растущих организмов, и махнуть... в Боровое.
Почему именно в Боровое? Мы остановили свой выбор на этом в силу нескольких причин:
Во-первых: в Каркаралинске мы облазили уже все горы, все, что осталось - восполним летом.
Во-вторых: там, мы никогда не были, а по рассказам, впечатлениям тех, кому посчастливилось побывать там, фотографиям, которых мы пересмотрели великое множество, это место просто сказочное, с великолепными панорамами, густым хвойным лесом, березовыми рощами и большим количеством озер.
В-третьих: Боровое находится в 450 км к северу от Караганды, в Кокчетавской области, ехать туда дальше раза в два, чем в Каркаралинск, и добираться придется не в доисторических Икарусах (на которых мы ох как намучились, и теперь пришли к выводу, что автобусы - самый ужасный из всех видов транспорта), а на поезде, что тоже играло положительную роль.
Хотя нас предупреждали о небольших неприятностях, которые могут возникнуть, например с лесниками - зона считается заповедной, разведение костров запрещено, а для туристов есть лишь специальные стоянки с полным отсутствием растительности, в самых плохих и уже достаточно загаженных местах, значит мы либо мы будем вынуждены торчать на этих пустырях, либо будем обречены на голодную смерть.
В силу ненапряженного графика все той же студенческой жизни, время съездить в поход у нас было, до сессии еще далеко (в общем-то, до ней всегда далеко, но появляется она всегда внезапно и застает врасплох). Как раз выпадают праздничные дни - 9 мая, а значит опять будут переносить рабочие и выходные дни, да и у Кирилла подходит время отпуска. В июне будут экзамены, в июле - практика... Ух-х-х! Надо ехать сейчас!
Состав тех, кто примет участие в предстоящем походе, как обычно, определялся в последний день, напряженно и на нервах. Один хочет, но не может, у другого - временные финансовые затруднения, третий говорит, что надо бы поучиться, четвертый спит (везде, и на парах, и дома, и в транспорте, поэтому добиться от него каких-нибудь членораздельных звуков из-за сплошного зевания просто невозможно). Пятый волнуется, скорее всего итальянец, потому что свои сомнения показывает лишь жестами и мимикой, нет он не глухонемой, иногда он говорит, но высказать ему что-либо легче с помощью жестов.
Из-за этой всей тянучки, нам достались билеты на лучшие места в самом конце вагона. В общем-то, всю ночь мы так и не спали - т.к. место было шумным, значит и нам вести себя можно было не очень тихо.
Поезд отправлялся ночью, мой отец помог нам добраться до вокзала, он отвез наши вещи, а мы пошли пешком, т.к. в машину уже ничего не вмещалось.
Для обычных смертных, которые находились на вокзале, люди с рюкзаками за спиной казались чем-то экзотическим и необычным, поэтому перед нами уважительно расступались и глядели вслед. Загрузив все наши вещи в вагон, мы облегченно вздохнули - все начинается подозрительно хорошо.
Мой отец, пожелав нам удачи и слова напутствия о терпимости друг к другу поехал домой, а мы с замиранием сердца стали ждать отправления.
Для меня было, так сказать, небольшим удивлением, что места в купе не так уж много, вторые полки расположены низко, а до третьей - совсем рукой подать. Меня успокоили, что полки приделаны нормально, так и должно быть, просто "когда деревья были большими…", тактично заметили, что мсье видно совсем зазнался, только самолетами летает. Действительно, на поезде я ездил давно, лет семь назад, а куда и приходилось путешествовать - либо на машине, либо на самолете.
Только тронулся поезд, все переглянулись и Вадик, хитро улыбнувшись (как Ленин, когда с детьми разговаривал), и подмигнув, сказал: " - Ну, что, пацаки, жизнь прет!" Пацаки поддержали его дружным смехом.
Я к этой поездке купил фотоаппарат "Зенит", т.к. мыльница уже стала нас разочаровывать, и вот-вот Вадик даст свое согласие на торжественное предание огню эту самую "камеру обскура" китайского производства; мощную фотовспышку и как всегда, с нами был наш верный друг Штативка. Мне все не терпелось опробовать этот фотоаппарат и я стал устанавливать штатив на сиденье напротив, а потом совсем забрался на третью полку и оттуда запечатлел нашу компанию.
К пяти часам утра Вадик и я легли, а Аскар с Кириллом продолжали наигрывать мелодии (проводник был в другом конце вагона, поэтому ничего не слышал, а сидевшие в соседнем купе своим храпом заглушали какие-либо звуки вообще). Так они и просидели всю ночь, а утром разбудили нас встречать рассвет. Красное, пылающее солнце поднималось все выше над горизонтом и тонкими лучами пробивалось сквозь перистые облака.
Выглянув в окно, мы стали смотреть, что же представляет из себя Боровое. О! Что же это такое - вдоль железной дороги, не смотря на то, что уже зеленела трава и пригревало солнышко, открытые лужайки сменялись сугробами в метр-полтора толщиной. Уже четыре пары глаз примкнуло к стеклу и ни один не мог вымолвить ни слова.
У нас в городе было тепло, подсыхали лужицы, а здесь лежал снег! Я и Вадик, преодолевшие порог замерзания этой зимой, к появлению снега отнеслись более или менее спокойно, а вот Кирилл и итальянец немного обеспокоились. Место находилось севернее нашего города, и климат здесь более холодный. Все-таки, понадеявшись на лучшее, мы выдохнули из себя воздух и расселись по местам.
В 10 часов утра мы выгрузились на нашей станции и, расспросив у местного населения, в какую сторону нам идти, двинулись в путь. Идти, как нас и предупредили, будет далеко, но раз мы решили пройти весь намеченный маршрут пешком, расслабляться пока не следует.
Груза, который давил нам на плечи, было много. Как заметил в будущем Аскар, много было всякого лишнего барахла, вроде гитары, ситечка для чая и пенки для бритья. Хотя сам стиляга-Аскар не мог обойтись одним, ну максимум двумя комплектами одежды, а взял с собой чуть ли ни парадно-выходной костюм в трех экземплярах. Хорошо, что мы с Вадиком еще дома, перед походом, решили проверить рюкзаки, и выложили у Аскара все лишнее, оставив лишь действительно необходимое. Тут в голову нам пришла идея - недостающий вес (который обычно компенсируют в виде кирпичей, которые хозяин рюкзака обнаруживает лишь на первом привале), мы решили восполнить следующим образом: вместо обычного легкого фотоштатива из алюминия, который мы всегда берем с собой, к его рюкзаку мы привязали огромный маркшейдерский штатив и чуть со смеху не померли, когда помогали одеть ему рюкзак на плечи. Тот маленький, что мы брали зимой, он не видел, поэтому просто немного сомневался, но безропотно привыкал к рюкзаку, поворачивался, приседал и наклонялся… Мы с трудом сдерживали смех. Потом, когда уже стали выходить, мы сознались в своей затее - тут он взорвался и стал лупить нас, и злился потом очень долго.
Часа в два мы устроили перекус. Пока они раскладывали продукты, я установил фотоаппарат на штатив и заменил обычный объектив телескопическим (это тоже входило в список лишнего барахла, хотя именно с помощью его я сфотографировал дятла на дереве, вершину Слоника - что это такое, об этом пойдет речь ниже) и осмотрели всю местность и примерно наметили, где будем ночевать - ориентировочно на третьем мысе, выходящем в озеро.
Можно было спуститься и по дороге выйти туда, а Вадик где-то вычитал, что по хребтам идти легче, и убеждал нас идти именно так. (Предпочтение хребтам отдается относительно ущелья, которое может быть завалено лесом или поросшим шиповником, а не ровной дороги, что явно лучше хребта, на который еще надо было подниматься).
Но Вадик был непреклонен - он ругался на чем свет стоит, обзывал нас слабаками, мешками, говорил, что мы никакие не туристы, а пешеходы. Вообще он всегда знает, куда надо идти, где север; по его мнению, его голова соображает лучше, чем наши три, вместе взятые.
Послушавшись его, стали забираться на хребет. Тяжеловато, при полном загрузе мы забираемся все выше и выше. Первым не выдерживает Кирилл: " - Вадик, если хочешь, можешь идти по своему хребту сам, а мы спускаемся!"
Вышли на дорогу. По ней идти гораздо приятней и интересней, дорога петляет среди густых и высоких сосен, встречаем вдоль дороги осыпи гранитной крошки.
Часа через три мы достигаем дома отдыха Золотой Бор, за которым по карте должна быть туристическая стоянка. Еще через полчаса мы сворачиваем к берегу и понимаем, что из себя представляет эта стоянка - небольшой мысок, выходящий в озеро, лишенный всякого рода растительности, за исключением камыша. Почва очень сырая, песчаная и все это дополняет трескотня сорок близлежащей березовой рощи. Нас это не устраивало, мы вернулись на дорогу и продолжаем искать более подходящее место.
Еще минут через сорок мы нашли ручей, который очень понравился Кириллу, за чистую и холодную воду, и он предложил остановиться немного выше по течению.
Место оказалось очень хорошее и мы с превеликим удовольствием скинули с себя рюкзаки и стали раскладываться. Всем было уже не до гитары и поужинав, мы вырубились до утра.

8 мая, день второй
Солнце заглядывает в палатку и своими нежными лучами ласково будит тебя, треплет за щеки и щекочет в носу. Надо вставать… Ты приятно потягиваешься и выползаешь из палатки.
Утро выдалось солнечным, свежий воздух окончательно пробуждает тебя и ты уже готов к новому дню. ("Первая стоянка")
До завтрака решили заново засолить сало, так оно с первого раза просолилось не очень хорошо.
После завтрака решили немного прогуляться, поднялись на гору Одинокий Воин. Красота - неописуемая, все вокруг утопает в зелени, перед нами - большое озеро и далекий горизонт, окутанный дымкой.
Только начали спуск, вдруг неожиданно набежали тучи, стал накрапывать дождик. Надо было скорее вернуться в лагерь. Мы с Вадиком показали Кириллу и Аскару, как надо спускаться. Пешком идти медленно, надо спускаться бегом. (Это опасно, не вздумайте это повторять!!!) Я отдал Кириллу всю фототехнику и, Вадик первый, я за ним, побежали. Много камней, поваленного леса, подлую шутку могут сыграть шишки, наступив на которые, можно покатиться. Где-то на полгоры, оступившись, я упал. Но при падении успел сгруппироваться, перелетел через спину и приземлился, достаточно мягко. Немного оцарапался, а так ничего.
Такие вот мысли о необычном (нестандартном, ненормальном - ненужное вычеркнуть) спуске посещают голову в молодости, когда еще нет чувства страха и внутренних тормозов. В этом, может быть и заключается столь большое количество отважных, действительно героических поступков, что совершают люди обычно в молодости, а приобретя какой бы то ни было опыт, степенность, обдуманность всех действий, останавливают себя на полуслове, полушаге… И нет того задора, сорвиголовы, что заставит тебя оторваться от дивана и совершить что-нибудь этакое… (Интересно, что я буду думать об этом лет эдак в 40?)
Спустившись вниз, только мы нырнули в палатку, дождь полил сильнее, но уже через час-полтора небо расчистилось, опять засветило солнышко и мы, перекусив и собравшись, снялись с лагеря. ("Затопленный лес(за спиной)")
Пошли в направлении горы Синюхи, забрались на небольшой перевал, оставив внизу дом отдыха Щучинский и хотели выйти на Светлое озеро, но из-за затопленного леса нам пришлось от этого отказаться и взять немного левее, перешли дорогу. Тут погода опять стала портиться, начал спускаться туман, заморосил дождик. Из-за тумана ориентироваться стало сложновато.
Я остался, а Вадик, Кирилл и Аскар пошли искать место. Через час они пришли и говорят мне: " Все, Илья, там ничего нет. Кругом все затоплено, березы. Нигде не пройти, не пролезть." Я совсем разволновался, уже поздно, а места не нашли. " - Ладно, не бойся! Все нормально, идем! Мы просто решили над тобой подшутить!" Место нашел Вадик, как он рассказывает - "иду, ничего нет, остановился, начал прислушиваться… где-то вдалеке что-то прожурчивает, пробежал - точно, вода!"
Чуть выше этого места по ручью, мы разбили нашу вторую стоянку. Быстро разложились и стали готовить ужин. Воздух был очень влажным и вся одежда стала покрываться росой. На ужин были макароны с рыбными консервами. Напились крепкого чаю и стали готовиться ко сну.
Решили сделать снимок нашей стоянки. Как вспоминает Вадик: " - Он столько кадров испортил - установил фотоаппарат на штатив, присоединил вспышку, поставил задержку, з-з-з-з-з, чик - и опять вспышка не сработала. Всех выводил из себя - "все, точно, сейчас сработает, я пробовал." Здесь он и получил себе прозвище "300 лет"!
Как я теперь предполагаю, скорее всего вина была в плохом контакте с гнездом, проводок немного окислился.

9 мая, день третий. Стоянка на Бурабай-горе
Утро. Туман. Воздух очень влажный. Видимость - метров тридцать. Решили подняться на гору осмотреться, может на вершине тумана не будет. Нас ждало полное разочарование - не было видно ничего, совершенно. На спуске мы наблюдали интересное явление - клубы тумана потоками спускались с горы. Было явно видно, как потоки разбивались, проскальзывали между деревьев, вновь сливались и устремлялись вниз.
Мы вернулись в лагерь с мыслями, что день потерян, идти при такой видимости было сложно. Надо было пережидать непогоду и надеяться на лучшее.
Тут нас ждала первая неприятность - в Кирилла вцепился клещ.
Вадик, с видом опытного врача осмотрел клеща и сказал: " - Ну, что, Кирилл, сейчас мы тебя резать будем!" Кирилл спокойно воспринял это и стал готовиться к операции. Мы уложили его на большой камень, на котором мы ужинали. Теперь камень стал выполнять функции операционного стола.
Для тех условий, в каких находились мы в тот момент, операция была проведена блестяще. Кирилл остался в живых.
Часам к одиннадцати полил дождь. Мы залезли в палатку и стали пережидать непогоду.
После обеда в Кирилла впился второй клещ. Кирилл совсем озверел, стал ругаться, никого к себе уже не допустил, прижег клеща и оставил. До лучших времен.
Всех охватила паника - все стали осматривать одежду, друг друга. На одежде нашли еще трех этих мерзких тварей. Решили срочно сниматься с места, иначе через пару часов нас бы совсем съели. Вместе с палаткой. Мы поняли свою ошибку, остановившись в березовой роще, где этих отвратительных насекомых очень много. Да и вещи стали промокать прямо снаружи - настолько влажным был воздух.
Из-за затопленного леса нам пришлось сделать круг, т.е. вместо намеченного пути на восток, мы вынуждены были спуститься по южному склону, и только потом вышли на трассу. Дошли до развилки дорог, вправо (т.е. на юг) дорога шла на д/о Щучинский, а влево на Боровое, куда мы и пошли.
Весь день до самой ночи лил дождь, мы на это уже не обращали внимание, а просто шли.
По трассе на Боровое, слева есть небольшая стоянка, с навесом и лавочками. Несмотря на сильный дождь, здесь оказались люди, которые сидели под грибком и квасили. Разговорившись, мы поняли, что они местные, и отмечают праздник 9 Мая. Они посоветовали нам не идти на Окжетпес, а идти по правой стороне на мыс, выходящий в озеро Боровое, "там такие живописные места". Попрощавшись с ними, мы пошли дальше по трассе. На повороте дороги, под Синюхой решили разбиваться. Оставили Аскара и пошли посмотреть место. Сняв рюкзаки, так легко становиться идти, а попробуй попрыгать - так совсем ощущаешь невесомость! Как будто летаешь!
Нашли хорошее место, у ручья. Всю ночь сушились, часов до трех ночи. Тут с Кириллом произошел один случай. Все сидят у костра, воткнули вокруг костра колья и развесили на них одежду, на горячих камнях сушится обувь. Кирилл снял с кольев джинсы и пощупал их, " - Ну, вроде подсохли…". Начал одевать их, вдруг с ним стало происходить что-то необъяснимое - он стал визжать, трястись, потом засмеялся каким-то неестественным смехом. Мы все переглянулись: " - Что с ним? " Кто-то предположил, что может быть яд клеща стал действовать, реакция пошла? Просмеявшись, он объяснил свои выходки совсем простой причиной: "Штаны, - говорит, - холодные…"
Мы все как рассмеялись, Ну, чудак, а мы так испугались…
Уже была глубокая ночь, когда, немного подсушив одежду, мы решили ложиться. Дождь уже прекратился, небо очистилось, стали видны звезды и тоненький месяц. "Будем надеяться, что к утру погода наладится", - с такой мыслью мы заснули…

10 мая, день четвертый. Покорение Синюхи
… и не ошиблись. Чистое небо и яркое солнце подняли наше настроение, и мы решили сходить на Синюху. Всю ночь дул ветер и подсушил горы, идти было более или менее безопасно, не скользко ("Отвесная скала на Синюхе").
Мы развесили на ветках сосен свои вещи до полной просушки и, позавтракав, отправились на вершину. Вдоль красивого ручья с талой водой, по еле заметной тропинке мы поднимаемся вверх. Ручей сверкает на солнце, переливается и бежит вниз. А мы наверх. Вскоре он зажурчал потише, а потом совсем спрятался под скалы.
Выше пошли плоские большие плиты, забираться по которым было сложно. Первым пошел Вадик. Я стал забираться слева. Влажные из-за талой воды камни, заставляют тебя быть предельно осторожным, иначе и не заметишь опасный участок и соскользнешь вниз.
Забрались выше, под вершиной на теневом склоне нашли огромный и красивый сугроб и не могли упустить случая сфотографироваться на снегу, не иначе как в плавках.
С самой вершины открывается красивый вид, внизу у подножия стоит Окжетпес, какой ма-аленький…
Сфотографировались, Вадик сделал еще панораму из нескольких снимков, и мы спустились вниз.
Пожалели немного о том, что взяли с собой гитару. Думали, что будем ночи напролет играть, петь, а на стоянки приходили очень уставшие и без сил валились на землю, и было явно не до гитары. Да и носить ее неудобно - Аскар, при любом удобном случае хотел выбросить ее или сжечь на очередной стоянке. Я попросил его хоть струны снять, если совсем уж будет невтерпеж. Но нет, гитара вернулась домой, в целости и сохранности, Аскар обращался с ней очень бережно.
К вечеру мы вышли на мыс, выходящий в озеро Боровое, и долго не могли найти место для стоянки, потом прошли по мысу вправо, и под Бастионом разбили лагерь.
Вечером произошел такой случай - пришли вымотанные, развели костер, поставили котелок на огонь. Каждый нашел себе место, Аскар постелил себе спальник у костра, Илья сидит с гитарой, поиграл немного и затих, Аскар сидел-сидел, и тоже вырубился, Кирилл тоже храпит. Вадик говорит:" - Илья, ну что ты там, сыграй?!.. ", " - Аскар, как там, закипает?", " - Кирилл!!!" - все вырубились!!!…
" - Эй, вставайте, пора кушать!", а если бы Вадик еще уснул - все бы выкипело, и мы бы остались без ужина. Вот так все устали!

11 мая, день пятый. Стоянка под Бастионом
Мы решили посвятить пару дней отдыху.
На утро пошли в Боровое, по левому берегу. Встретили рыбака, он поймал огромного сазана и привязал его на веревку у берега, для приманивания других рыб. Идем дальше - встречаем другого рыбака, метров через двести, рассказали, что его сосед поймал сазана. Этот мужик спросил:" - Как, здоровый тот рыбак?", " - Да так, ничего, плотненький, - ответили мы, - сдачи даст!" Злой какой-то рыбак…
Подошли к дому отдыха Окжетпес, решили подняться на Слоника (самую известную гору Борового). Кирилл сказал, что "эти горы он в телевизире видал" и остался внизу с Аскаром. Мы с Вадиком решили все-таки подняться. Забрались почти к вершине, слышим, вверху звенят карабинами, Вадик залез еще выше и встретился лицом к лицу с бородатым мужиком.
" - Салют альпинистам!" - приветствовал его Вадик. Ошарашенный внезапным появлением двух не бородатых, да еще безо всяких обвязок-веревок людей, он переспросил:"…слет альпинистов?.. Как вы здесь оказались?"
" - Салют альпинистам!" - повторил Вадик. Тут забрался и я, и мы расспросили их (а их было человек восемь), как лучше залезть на вершину. Так как дул сильный ветер, они отсоветовали нас попытаться залезть именно сегодня. Мы решили спускаться.
Их руководитель остановил нас: " - Вы не спускайтесь сами, подождите нас, сейчас мы вас спустим на веревках, не спешите!"
"На веревках? Вы что, смеетесь?!!", - и сами начали спуск, через пять минут уже были внизу, нашли Кирилла с Аскаром, передохнули и пошли (а те альпинисты, в ярких маечках, все еще спускались). ("Вид на Слоника, по дороге в г. Боровое")
Были в самом городе Боровое, в общем-то неплохо, чистый, есть таксофоны, местный диско-клаб, несколько музеев - имени Абылай-хана, небольшой зоопарк, недостроенная Православная часовня, мечеть. Позвонили домой ("телефона - хорошо, однако"), докупили продуктов, которые подошли к концу, попробовали местный кумыс, очень вкусный, и к вечеру отправились обратно в наш лагерь.
Возвращаемся мы с Борового - вдруг увидели, что в лагере беспорядок - котелок открыт, вся посуда разбросана по поляне. Открываем палатку - вещи не тронуты, все в порядке. Немного успокоились, оставили продукты и пошли к воде, приходим - весь хлеб по кусочкам, пакет с сахаром рассыпан, все валяется и … ворона сидит на сосне и каркает… И поглядывает на нас.
Наглая морда - попортила нам продукты. После этого случая стали абсолютно все убирать в палатку. Вадик очень сильно переживал за свое ситечко, как нашел сразу успокоился. А то унесла бы воровка себе в гнездо, блестит ведь, интересно!
Заметили, что вообще много птиц - утром будит тебя трель и переливы птичьих голосов. Очень красиво. Перестук дятлов по лесу, пение птиц на все лады - сказка…
После обеда все разлеглись на полянке, Илья играет на гитаре, все отдыхают, дремлют… Тут вдруг, откуда ни возьмись, раздается женский голос: " - Ребята, не подскажете, где здесь пещера Кенесары?"
" - А? Что?", - вскочили мы - все так неожиданно произошло. Как-то неслышно они подошли. Видимо гуляли и сами того не ожидая, набрели на нашу стоянку. ("Стоянка на озере Боровое")
Кирилл, видимо с голоду, где-то в лесу нашел позвоночник какого-то животного, скорее всего коровы. Пришел, вертит в руках обглоданный хребет и говорит: " - Открывайте котелок, сейчас варить будем!" Мы выдали Кириллу дополнительный паек вне очереди, забрали кость и закопали ее, с глаз долой.
Залазили на гору Бастион. Почему она так называется - на самой вершине камни расположены интересным образом, как бойницы на башне. С самой вершины открывается прекрасный вид на озеро Боровое, хорошо виден Слоник, за ним величественная Синюха. За нашей спиной - густой хвойный лес с горами-останками, под ногами - отвесная стена, которая уходит резко вниз.
Спустились с горы и пошли искать пещеру Кенесары. Пещера оказалась неглубокая, где-то с человеческий рост, но очень широкая. Внутри много мошек, все стены в копоти и надписях предыдущих туристов.
Вернулись в лагерь, стали готовить ужин.
Можно вечно смотреть на такие вещи как огонь и воду (и на то, как работают другие, заметит саркастический читатель). Нежное тепло костра просто заставляет тебя забыть обо всем, и только запах тлеющих кроссовок, проникающий в нос, заставляет тебя проснуться и тушить их…
А вообще у нас так хорошо все получалось, организованно - Аскар расчищает место для палатки, я ее расставляю, Вадик разжигает костер, Кирилл - за водой пошел. Через десять минут уже закипает котелок, мы сидим у костра и ждем ужин.
Разведя огонь, Вадик раскладывал свой спальник у костра и уже лежа подкидывал дровишки: " - Я за костром слежу" - и гоняет угли по кострищу. В общем, любую свободную минутку он выкрадывал для сна. Чуть какой привал - он уже готовиться подремать. За этим надо было следить, выносливость у него большая, но если он уснет - это все, его не сдвинуть с места не уговорами, ни проклятиями, никакой техникой - пока он не поспит, он никуда не пойдет.

12 мая, день шестой
На следующий день мы с Вадиком решили предпринять вторую попытку покорения Слоника. Добрались до места, где мы остановились в прошлый раз, прошли вправо и вниз. Забрались до основного подъема - узкая вертикальная расщелина. Крутизна - градусов 70. Решили подниматься. Страшно, тяжело, но мы лезем. Упираешься спиной в одну стенку, а руками в другую, и так лезешь. Медленно, шажок за шажком, мы продвигаемся к вершине. Главное - контролировать каждое движение, и все будет нормально (мы надеемся).
Оглядываешься вниз - уже высоко забрались, но впереди - "еще три четверти пути".
До вершины остается совсем немного, метров 8-10. Вадик добрался до хорошего уступа, под самого Слоника. " - Теперь надо обходить его слева" - долетают его слова до меня, сильный ветер, слышимость плохая, - "но, опасно - очень покатый камень. Видишь, кольцо вбито, с веревкой мы смогли бы, а без нее никак!"
Обидно, конечно, но надо спускаться, дальше не пройдем.("Покорение Слоника. 5 метров до вершины")
Начали спуск. Главное не спешить. Следишь за обстановкой, продумываешь дальнейшие шаги; по тому же пути, что и поднимался, те же трещины, те же выступы.
Спустились на основную площадку, где можно передохнуть и смочить слюной пересохшее горло. Ну, вот, самое сложное позади, теперь надо побыстрее спуститься к подножию, к Аскару и Кириллу, что ждут нас внизу и порядком замерзли. А Слоник - ну что ж, в следующий раз покорим…
К вечеру пошли к озеру за водой, заодно решили умыться, помыть ноги, постирать белье. Все расположились у берега, Аскару, за неимением других мест, достался плоский наклонный камень. Не удержав равновесия, он соскользнул в воду. Не глубоко, конечно, не неприятно - вода холодная, май месяц все-таки.
Это в какой-то мере заразило Вадика, он смотрел-смотрел на воду, холодную и немного таящую в себе опасность, и все-таки решил искупаться. Холодина такая - а он барахтается и повизгивает. Кричит нам: " - Залазьте тоже!.." Потом, замерзший, но довольный, вылез из воды. Мы сразу же развели огонь, чтобы он отогрелся.

13 мая, день седьмой. В обратный путь
Пошли назад, в Щучинск. Сначала шли по просеке. Вышли на озеро Горное. И тут увидели такое необычное явление - огромные колонии муравьев. И не просто тропа, по которой они идут, а полностью вся земля покрыта ими, как темным ковром. Пять минут идем, десять - под ногами все эти муравьи, и не видно ни конца ни края! Остановились, замерли - слушаем. Тихое шуршание со всех сторон, шелестит листва - повсюду они! Тут стали заползать на нас. Мы стали стряхивать их, и старались больше не останавливаться - сожрут ведь!
Идем дальше, вышли на тропинку, вдруг уперлись в березовую рощу, а по опыту мы уже знаем, если березы, значит все затоплено водой и опять нам, скорее всего, придется обходить эту рощу. Ну, что ж, стали обходить, а вода все не кончается, заметили, что уже слишком далеко ушли от намеченного курса, поэтому решили пройти через рощу напрямик. Пройдем вглубь, вроде ничего, можно идти - и опять - нет дальше пути, приходиться возвращаться и искать другой путь. Все злые, все молчат. Устали бродить туда-сюда.
Вскоре нашли небольшой перешеек, стали накладывать бревна, ветки, соорудили что-то наподобие мостика. Перешли через воду. Идем дальше. Вышли на дом отдыха Карасье, потом на трассу и через некоторое время вышли к Автомобилисту, на Синегорье и Зеленый Бор.
Озеро Щучье. Этот берег менее живописный, чем другой, весь пустынный, сильно загажен, повсюду грязь.
К вечеру подходим к самому городу Щучинску. Стали искать место, вроде нашли хорошее, но далеко от воды. Кирилл предложил остановиться здесь, а за водой, если так уж необходимо, может сходить он и сам. Но мы его не послушались и пошли дальше. А ближе к городу пошли дома, огороды, и мы стали жалеть, что не послушались Кирилла, а ведь он был прав, что лучше места нам не найти.
В общем опять, на закате, мы нашли более или менее подходящее место и разбили лагерь. Перекусили, сидим пьем чай. Тут поднялся сильный ветер, ураган. Стало очень холодно. Мы еще немного погрелись и под шум хлопающих крыльев палатки уснули.

14 мая, день восьмой. Отъезд
Утром просыпаемся, выходим, метров через двести увидели лесничество. Т. е. мы разводили костер у них под самым носом.
Перед отъездом решили саженцы взять, на память, чтобы в Караганде их высадить. Упаковали сосенки в пластиковые бутылки и уложили в рюкзаки.
К обеду уже идем по самому городу, ищем, где бы нам перекусить. Зашли в одну забегаловку на местном рынке. Сидим, кушаем, тут заходит, судя по виду, местная братва. Косые взгляды на нас, на наши рюкзаки, заставили нас побыстрее дожевать наши пирожки и побыстрее убираться отсюда, а то, всякое может быть…
Пришли на вокзал, стали ждать наш поезд, а отправлялся он аж в час ночи. Все так устали, что сразу уснули, а один из нас, по очереди, охранял других. ("Уезжаем… Грустно…")

15 мая, день девятый, 0:53
Наконец-то пришел наш поезд, мы загрузили наши лишь немного похудевшие рюкзаки в вагон и, поужинав, уснули.
Утром мы подъезжаем к нашему родному городу, и тут на сердце находит такая грусть, тоска опутывает душу, и несмотря на то, что все соскучились по своим родным, немного жалко, что все кончилось. Нет больше воздуха, наполненного хвоей и птичьими голосами, нет ручейков, с ледяной и кристально чистой водой, нет больше высокого и синего неба, нет больше гор с их великолепными вершинами, закончились леса с их мохнатыми соснами и белыми березами с распускающимися нежными листочками, закончились красивейшие озера, с их весенней холодной водой…
Закончился этот короткий, но с тем же необычайный промежуток времени, за который мы окунулись в этот удивительный мир, этот оазис, затерявшийся в бескрайних степях, в нашу, Казахстанскую Швейцарию…
В мир, под названием Боровое…

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам




Фотографии:



Боровое. Гора Синюха


Отправление.
Вадик, Кирилл, Аскар


Вид на озеро Щучье. Я и Вадик


Первая стоянка


Вершина Одинокий Воин


Затопленный лес
(за спиной)


Дождь


Отвесная скала на Синюхе


В снегу на Синюхе


Вид на Слоника, по дороге
в г. Боровое


Стоянка на озере Боровое


Гора Бастион


Вадик на Бастионе


Покорение Слоника.
5 метров от вершины


Зеленый Бор


Уезжаем... Грустно...


Аскар дрыхнет на вокзале


Боровое, г. Синюха,
Сфинкс



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100