Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Мероприятия Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Patagonia expedition race 2005:

Как русские на гонку в Чили ездили. И даже ее выиграли!
В нескольких действиях.

Автор - Александра Конторина (Иркутск - Москва)

Состав команды:
Андрей Иванов - Екатеринбург
Михаил Першин - Екатеринбург - Санкт-Петербург
Артем Ростовцев - Москва
Александра Конторина - Иркутск - Москва

Действие первое. Нескучное

Шереметьево-2. Регистрация. Рейс до Сантьяго. "Ваши паспорта, пожалуйста". Андрей Иванов, славный житель славного города Екатеринбурга изрекает: "А у меня нет с собой паспорта. Артем, он же у тебя". Лицо Артема, затем Андрея, затем мое и даже работника аэропорта поочередно расцветают оттенками розового, лилового и все более насыщенного красного.
4 месяца подготовки, ежедневных тренировок, сумасшедших сборов, 10-ть страниц специального абсолютно сертифицированного снаряжения. А один из членов нашей команды, месяц назад решил, что его паспорт и не какой-нибудь, а заграничный с самой настоящей чилийской визой лежит себе дома в шкапчике у капитана команды. Покинув цветущего работника аэропорта, мы выясняли, что шкапчик у капитана дома действительно есть, а вот паспортов уральских парней в нем никогда не водилось. Щеки жителя Екатеринбурга вновь занялись багрянцем: "Блин, а я тогда вообще получается, не знаю где он…" Что называется: "Я плякалъ".
Днем раньше в Сантьяго вылетел Миша Першин. Тоже с приключениями. За перегруз в Москве с него стрясли 200 баксов. На пересадке в Париже на контроле из ручной клади забрали карабины, жюмары, педали от велика, инструмент для него же и даже петли самостраховки. Зато в самолете прекрасная французская авиакомпания сервирует обед металлическими вилками и ножами. Так что гонка еще не стартовала, а приключения уже начались!
Мы с Артемом Ростовцевым выдыхаем и садимся в самолет, Андрей сдает билет. Мы выпиваем на ужин красненького, и как в анекдоте, "жизнь налаживается". А жизнь тем временем действительно налаживается: Андрей, ближе к ночи, вспоминает, что паспорт его все-таки в Екатеринбурге! Подумаешь, 2 тысячи километров... Зато одним неизвестным меньше. До старта гонки - 5 дней, должен успеть. Хотя выбора у него нет. По любому :-).
Через сутки лёта мы в Сантьяго. За бортом - 30 градусов жары, пальмы, солнце, мучачо - чилийцы и мучача - чилийки. Хорошая зима! Воссоединяемся с Першиным и Димой Афанасьевым, постоянным спутником русской команды на зарубежных гонках. Практическим нашим частным дипломатом, юристом, ангелом хранителем и просто здравомыслящим человеком.
Еще 3 тысячи километров лета, и мы уже на самом краю земли. В самом южном городе Южной Америки Пунта-Аренас. Хотя не самом жарком. Еще в Москве начитались, что среднегодовая температура в этом месте - 7 градусов чуть повыше нуля, и чуть ли не каждый день льют дожди. Картинка за иллюминатором подтверждала, что в Интернете нам на этот раз, к сожалению, не соврали. Все деревья, какие есть в округе, отглажены в одну сторону ветром. На тропики местность не похожа. Совсем. Скорее тундра. По интернетовским же рассказам, дует здесь с такой силой, что во время дождя одежда не успевает промокать. Её высушивает ветром!
В местном аэропорту приключения опять продолжились. Среди багажа не обнаружилось велосипедов и вёсел. Впрочем, после пережитого, по этому поводу уже не особо расстраивались. Немножечко поразбирались и отправились в Пунта- Аренас. В конце концов, у нас человек утерян! Член команды! Потому что с Андреем - уральским другом - связи нет. Его мобильный не поддерживает местный стандарт. И как он добирается, не известно. Зато русские приехали на гонку первыми.

Начало официальных приключений. Старт

Первый номер и достался нашей команде. Пропавшее снаряжение с пропавшим членом команды все-таки нашлось. В местной газете нас назвали "каякер дебилос" (в переводе с испанского означает всего лишь "слабые в каяке"). Теперь осталось все ничего: только гоночку пробежать. Правда, все в этой гоночке было не так, как обычно. Далеко не обычно... Зато снаряжение проверено, тесты сданы, велосипеды и вещи на этапы отправлены, карты в виде аэрофотоснимков, причем заснеженной Патагонии, получены, старт в 5 утра. После всего этого организаторы еще умудрились удивить нас раскладом по гонке.
Велосипед - 95 км
Каяк - 90 км
Велосипед - 97 км
Веревки - 100 м
Трекинг - 90 км
Велосипед - 110 км
Каяк - 50 км
Трекинг - 100 км
Каяк - 25 км.
Итого 660 километров. Контрольных пунктов - всего 8 штук. Доступ к еде 2 раза. Контрольное время 10 суток. Что ж вполне. Мы рассчитываем пройти гоночку за 7 дней: "Да по любому!". Почти.

На старте - 11 команд: французы, испанцы, аргентинцы, американцы, канадцы, чилийцы, немножечко австралийцев и даже мы. До великов бежим метров 600. С великов стартуем минут через 5 после лидеров. Артем приделывал к раме сумку. Выстраиваемся колесо в колесо и 2 часа дубасим по грунтовой дороге под 30 км\ч. Офигеть. Быстро. Догоняем, обходим, догоняем, впереди только французы. Крутится свободно. Супер. Светает. Впереди - заснеженные горы, озера. Красиво елки-палки! Гуаначес нам тут обещали показать - местных лам. И они объявляются: жуют что-то свое степное, с начитанными глазами. Копытят! Прямо как мы. Желудки ходячие…
Обгоняем французскую команду за полкилометра до 1 контрольного пункта. Регистрируемся на нем первыми. Далее следуют 50 километров по заповеднику. По условию, гонка здесь временно прекращается, это расстояние надо преодолеть с любой скоростью, главное - уложиться в 4 часа. Метров через 50 после КП у Першина пробивает колесо. Повезло, что хоть сейчас. Относительно. Еще через несколько километров у Артема рвется цепь. Так и говорили, раньше никаких проблем с велосипедами не было. Пора бы уже. Пора пришло.
А прошло уже после КП - полтора часа, а проехали мы 11 километров. Из 50-ти. Пора упираться. Крутим дальше по горкам, радуемся лету! Крутим дальше по гребенке, не радуемся лету: на голове шлем, под шлемом +35. Под попой уже 6 часов седло, под седлом - дорога, дорога - как стиральная доска. Достало!
Наконец, добрались до каяка. Злые. Зато уложились в 4 часа и опять догнали французов. Радует, что их эта дорога тоже из себя вывела. Здоровая такая спортивная радость… А впереди 90 километров гребли. Это представить-то вообще можно, нет!? Но попа отдохнет точно. Хорошо, что хоть полтинник вниз по реке.
Французики уплывают вперед. Наш первый каяк - Артем и Андрей - тоже. Похоже, это была примета. Потому как через 6 часов…
Да чего там впереди, тут-то айсберги! А мы мимо них плывем! Хотя наш первый каяк переворачивается на первом изгибе реки. Уральские пареньки (а команда у нас получилась - три екатеринбуржских парня и я - не парень и из Иркутска) спасают себя сами, прямо как на учениях. Солнышко, воды - запейся. Кайф! Через 30 километров по роэдбуку - водопад. Вот здесь кайф закончился, а начался драйв.
Перед водопадом организаторы обещали повесить предупреждающую табличку, где нужно выходить на берег и обносить каяки. Шум воды слышим, таблички нет. Уже даже видим, почему эта вода так шумит, и даже частично по этой воде уже плывем, таблички нет! Артем с Андреем успевают вцепиться в прибрежные кусты, мы с Михой успеваем только уцепиться за остров по центру реки прямо перед водопадом. Меня поколачивает. Честно. Шлемов на водных этапах не предусматривалось. Подышали маленько, попытались пройти против течения. Опять снесло. Опять цепляемся за остров, я теперь прошу таймаут.
Ладно, сидеть тут тоже не дело, время идет, организаторами не пахнет. Меняем тактику, Артем с Андреем стоят, готовые нас принимать на берегу. Гребем снова, что есть сил, нас ловят. Поорали друг на друга, поматерились на организаторов, вздохнули, но на земельке все равно лучше. У французов, похоже, была такая же ситуация, свои лодки они перетаскивали здесь же. А водопадик впечатляет: там скалы такие и пена, и сброс воды…

Действие второе. Трагическое.
Шторм

А вот через 6 часов… Выгребли на систему проливов. Вода здесь уже соленая, волны большие, ветер усиленный. Кругом горы, ледники - дикие места. Высаживаемся на мыс - полностью надеваем гидрокостюмы, сверху каякерские куртки и спасжилеты. Становится холодно, да и время к вечеру, погода портится, а до КП осталось километров 20. Должны успеть до темной зоны. После 9 вечера на каяках грести запрещено, до 4 утра. Ветер становится все более настойчивым, волны злятся, барашки уже целым стадом побежали, вокруг серо и равнодушно. Мимо проплыл катерок организаторов, те фотографируют нас и уплывают в направлении КП. А вот здесь совсем перестало быть весело.
Волны захлестывают лодку, пробивают ненадежные казенные юбки, пытаются сбросить с себя наши лодки, а Артем с Андреем уплывают вперед! В итоге, одна волна все-таки переворачивает нас с Першиным. А мы в середине этого пролива, который, похоже, сейчас превратился в огромную трубу: ветер, как сквозняк, рвет вперед. Мы переворачиваем каяк, держим весла, вылавливаем то, что выпало из лодки кроме нас. Не помню уже, с какой попытки, но Миша все-таки уселся в каяк, начал откачивать воду, я пока плыву за бортом. Жду. Артема с Андреем уже не видно. Куда они уплыли - неизвестно. Куда плыть - нам тоже неизвестно. Сколько километров до КП, мы не знаем.
Воду откачивать бесполезно: очередной накат волны - и каяк опять полный. В него усаживаюсь и я. Юбку уже не надеть. Лодку совсем затопило. Передний герметичный бокс оказался нифига не герметичный, и воздух остался только на корме. В итоге лодку, как поплавок, разворачивает по ветру, и нас несет спиной вперед вдоль противоположного от контрольного пункта берега. А это уже реальный шторм! Тут даже нам стало понятно, хотя ничего подобного мы в жизни не видели и не испытывали. Ясно только одно: надо как можно скорее выбираться на берег, рассчитывать на чью-то помощь, тем более на организаторов, похоже, не приходится. Тут началось самое интересное. И до берега вроде рукой подать - метров 50, а лодку сдвинуть с места невозможно. Водоизмещение - 500 литров, эти 500 литров полные воды, еще и мы там сидим. А ветер гонит нас от берега. А шторм все злее!
Если вы смотрели фильм "Открытая вода" или хотя бы рекламу этого фильма, то мы, похоже, в это время снимались в нем сами. Ужасно холодно! Порывы ветра срывают брызги, и те, как иголки, врезаются в лицо. Как оказалось, порывы были до 100 км/ч. Вдобавок я еще стала волнорезом, потому что сидела впереди. Очередного вала ждала, как обреченная, уже с отрыжкой, извините, от соленой воды. Вдох, приняла на грудь, выдох. Ужасно, ужасно холодно! И руки не поднимаются, потому что прогребли уже 90 километров.
Ни корабля, ни лодки, нас протащило мимо одного мыса, мимо другого, а сзади километрах в двух еще за очередным мысом какая-то совсем открытая вода, и что там дальше - даже не угадывается. Еще и темнеет! На противоположном берегу видим строение - скорее всего, там и есть это КП. Ну куда смотрят эти организаторы?! У нас же желтый каяк. Это такая здоровенная морская хреновина ядовито желтого цвета на фоне всей этой серости! До нас вообще есть кому-нибудь дело!!!!????
Миха орет, чтобы я держала каяк. Я и так его держу в равновесии. Я его все время держу в равновесии, еще меня колотит от холода и пальцы ничего уже не чувствуют. Но у меня хоть на ногах неопреновые носки, а Першин сидит босиком! Днем-то была жара.
Думаем: может пуститься вплавь? Попробовать достать вещи, рацию и вплавь до берега. Потому что против этой стихии сделать вообще ничего не возможно. А делать-то надо. Жить-то все-таки очень хочется! Я пытаюсь рассуждать, что в таких ситуациях обычно делают люди, думаю, как бы поступил батя (он спасатель МЧС). В итоге решаем сидеть в каяке до последнего, в конечно итоге люди же зачем-то ищут в море "спасительные бревна", а мы в таком как раз и сидим. Подумаешь, что в спасжилетах, поплывем самостоятельно, такая волна накроет пару раз и разнесет в щепки и меня, и Миху… Смотрю, как уплывает мой кэмэлбэк, бутылка, зип-пакет с едой уже давно смыло. Придерживала их все это время, а сейчас отцепиться от весла не могу вообще. Пускай плывут, толку-то, весло дороже, я им как будто бы гребу, чтобы не замерзнуть совсем и каяк держу.
Колотит невозможно. А Першин еще и плохо видит. А я вижу, что за спиной у нас последний мыс, в карман которого мы должны все-таки попасть! Потому что сейчас нас несет как раз мимо него! А дальше какое-то море бескрайнее. Принялись еще раз грести по направлению к берегу. Я к тому моменту уже попрощалась со всеми с кем можно, и даже молила Бога, последняя степень для меня. Первый до этого случая раз молила только как-то в горах. Потому что нет худшей ситуации, когда от тебя в этой ситуации не зависит вообще ничего! С такой стихией справиться невозможно. К тому же уже почти стемнело. Есть глоустики - специальные светящиеся палочки. Но с такими волнами кто их увидит кроме нас? Когда стемнеет совсем, нам точно никто не поможет: мы либо сначала замерзнем, потом утонем, либо наоборот. Что в результате не так уж и важно. Я ору от безысходности. Миха матерится на организаторов, на всех и время от времени на меня: "Саня!!!.. Каяк держи!!!..". А я и так держу. И пытаюсь грести…
Не помню когда, но в определенный момент поняла, что волны уже повернули в сторону этой бухты, и мы попадаем(!) в карман последнего мыса. А это значит, что через 5 часов или через 10, но нас все равно в итоге нас прибьет к берегу! Не знаю, каким чудом и какими силами, после 100 километров гребли, в этом шторме, сидя по грудь в воде, но мы все-таки смогли сидя спиной вперед загрести в этот чертов карман! А ни одного корабля по-прежнему не видно! Все так же механически гребем, встречаем волны, замерзаем. Миха все время спрашивает, сколько осталось до берега.
В итоге в шторме мы болтались 5 часов. На берег выкинуло около 12 ночи. Выпали из каяка как Робинзон Крузо, по книжке. На ноги встать невозможно. Волны тут как звери, лапами хватают нас за шкирку и снова бросают о берег. Пофиг. Земля же вот! Я даже подумала, что водичка тут такая, теплая что ли? Встаем, вытаскиваем каяк. Его, как крокодила мертвого, тоже о берег волнами полощет. Тащим, падаем, встаем, еще рывок, тащим, падаем, встаем. Даже переворачиваем как-то эту хреновину полную воды. Посидели друг около дружки, подержались за руки, выдохнули и пошли за ветер.
У Михи вещи оказались сухие. Его отсек был действительно герметичным. Включили фонарик, взяли спички, рацию. Минут 10 сидим за каким-то кустом, потому что укрыться от ветра тут больше негде. Думаем о первом дне гонки, и решаем, что делать дальше. Вскрыть рацию - значит автоматическую быть дисквалифицированными. С другой стороны, вроде же шторм?! Решили сперва развести костер. Першин пошел за дровами на берег, там куча целая сухого топляка. Вернулся со спасателями. Надо же, как своевременно. Те спрашивают, как самочувствие. Я не могу ни мяукнуть, ни вздохнуть. И не хочется. Спасатели щупают руки, предлагают на спине прокатиться. Спасибо. Сама могу идти.
Нас, как котят, затащили в лодку, потом переправили на корабль, а мы просто едем и офигеваем, что вот так вот всё. В моторной лодке, смотрю, как спасатели судорожно вычерпывают воду. Смотрю, один из них использует для этого мой гермомешок! А там все мои вещи! Половину из них он уже, похоже, вычерпал, сволочь, в итоге успела подобрать только куртку и жилетку. Потом отбираю и герму. Все равно все это как-то пофиг и не верится.
А спасатели орут, потому что шторм, и им самим на самом деле страшно. На берегу, как в программе "911", все с фонарями, с камерами встречают - провожают до помещения. Congratulations свои выражают. Тоже блин... А французов о шторме предупредили. Все остальные команды перевезли. Правда, потом еще некоторым штрафных часов за это написали. А нас на следующий день дисквалифицировали.
Наш первый каяк с Артемом Ростовцевым и Андреем Ивановым подобрали и перевезли. Как остальных. А они немножечко подумали и спать пошли. Зато Дима Афанасьев, оказывается, взял какого-то местного с катером и с громкоговорителем 2 часа колесил по проливу, Сашу Мишу звал. На русском.
Очень впечатлила потом информация на сайте гонки: когда капитана "Salomon Russia"спросили, где второй каяк команды, он сказал, что… понятия не имеет. Хорошее начало гонки.

А гонка продолжается

На следующее утро с Першиным поздравили друг друга с днем рождения. Он сказал, что ему так страшно в жизни еще никогда не было. Мне подавно. Кончиков пальцев не чувствуем. Все-таки поморозились нормально. А по внешнему виду стали как подростки. Худосочные. Все мышцы сами себя вчера съели.
Накануне вечером сил у меня было минус 1. Батарейки сели на ноль. Сегодня встали, стали вещи собирать. Собрались продолжать гонку. Хотя бы даже после случившегося. А зачем нам тогда вообще было ехать на самый край земли и тратить на это столько усилий? У меня после шторма из вещей своего осталось только трусы, обтягушки, куртка и жилет. Плюс велосипедное снаряжение, которое привезли на этап. В обед будет дан общий старт. Никаких отсечек. Гонка вроде как начинается опять. Флису и фонарик взяла у Артема, штаны - у Димона, ничего, что XXL - веревочкой подвяжем, носки Миша дал. А на следующем этапе нас ждет баул с едой, и у меня там полный боекомплект сменной одежды есть. Доедем.
Нас тем временем на общем собрании благополучно дисквалифицировали за нарушение правил безопасности и разделение больше чем на 100 метров. А еще за то, что наша спасательная рация находилась в герметичном отсеке, а не внутри каяка! Интересно, а как ее хранить не в отсеке, если она негерметичная, и к тому же когда лодку переворачивает, то все тяжелое что в ней есть, тут же идет ко дну? Организаторов это ничуть не задело. Еще бы. Накануне, после нашего прибытия на базу они спросили: а пользовались ли мы во время шторма свистками, которые у нас привязаны к спасжилетам? Они вообще как себе это представляют!? Друг для друга нам, что ли свистеть!?
Зато в столовой, местная тетушка, такая, престарелая, в морщинках, как прошлогоднее яблочко, сказала, что молилась за нас вчера Святому Антонио. Клево.
Что ж поехали. Протест против дисквалификации мы подавать не стали. Хотя организаторы - еще те сволочи, но разделение действительно было. И первый каяк от нас уплыл еще до того, как мы перевернулись. И было это не в первый раз. Но это уже так, разборки внутри команды.
Снова жара. У Артема опять в самом начале велосипедного этапа порвалась цепь. Помогли канадцы. Уехали с ними, в итоге, последними. Ехать решили, как едется, не больше 20 км/ч. После вчерашнего, лишь бы доехать. А ехать 90 километров. Еще два раза колесо прокололось у Андрея. Зато где-то на 60-м километре меня реально "накрыло". Больше 16 километров в час крутить не могу. Андрей взял на буксир. Едем дальше. Першин упирается. Километров через 15 меня "отпустило", опять поехала сама. В итоге на контрольный пункт прибыли четвертыми. Обалдеть.

Мега треккинг

Еда!!! На контрольном пункте нас ждал баул с едой и чистой одеждой - главными радостями гоночной жизни. Сейчас предстоит 100 метров жюмаринга, потом 90 километров треккинга и 110 на велике - до следующего доступа к еде. Еды берем с запасом на двое суток. Наивные. Греемся на солнышке, меня и Першина морозит, хотя на улице под 30. Ждем очередь на веревки. Все команды болтаются на скале по полтора часа, когда доходит наша очередь, на все про все уходит максимум пол часа.
Наверху красота! Горы, проливы. Спокойные, приятные. Приятно, когда погода хорошая, да еще стоишь на земле! На трекинге нам обещали два перевала, обилие торфяных болот и холодных джунглей, т.е. буша, т.е. непроходимого леса. Чешем вприпрыжку, чтобы успеть максимально много пройти до наступления темноты и попробовать догнать французов. Еще на веревках обогнали канадцев, сейчас догнали американцев и уперлись в этот самый буш. Представьте зеленую стену кустарника настолько плотную, что, кажется, если разбежаться и прыгнуть, то она отпружинит. Андрей отправился на разведку, раздвинул в этой стенке место для головы, "нырнул-вынырнул": "Там жопа!". Решаем по возможности буш обойти. Но эта возможность скоро закончилась. Опять выдохнули и стали ломать лес. А лес этот - перекореженные кустарники, все загнутые, переплетенные, витиеватые, жесткие, цепляющиеся и скорость продвижения здесь километр в три часа, наверное. А чтобы проломить все это, приходится ломить как динозавр. И всего этого нам предстоит 90 километров?
По пути на горе уже ночью встречаем телевизионщиков. Аргентинцы, снимают фильм про гонку. Они-то что тут делают? И они сюда сами через весь этот лес пришли!? Мало того, дальше они пошли за нами и тоже полезли через весь этот лес. С камерой, со штативчиком с рюкзачками. Молодцы. Но через час нас оставили. Потому что Артем Ростовцев, наш навигатор, дал маху, и Миша Першин во всей красоте, полноте и богатстве русского языка ему все это объяснил. Объяснял минут 10. Телевизионщики такой экспрессии и эмоциональности порадовались, но дальше с нами не пошли. Зато мы пошли и догнали французов. Обалдеть. Те приехали на веревки первыми, гораздо раньше нас, а мы еще очереди ждали часа полтора.
Болото. Французики идут довольно уныло. Но для нас это самое оно. Болото не такое уж и гиблое, только мох очень проваливается, но мы-то у себя в России по снегу бегали, когда тренировались, так что для нас болота, как автобан. Особенно по сравнению с бушем. Тем более, сейчас на болоте - заморозок, и идти еще лучше. Интересный климат: днем +30, ночью - мороз. Для здоровья только не очень. Ноги-то все равно насквозь мокрые. Французы говорят, что еще не спали. Тоже хорошая новость.
Часа в 2 ночи отпускаем попутчиков и встаем на ночевку. Спать 2 часа. Самое оптимальное время в длинных гонках. Правда, у меня провалиться в сон так и не получилось. Наверное, переработала.
А на следующий день поняли, что пилить нам еще и пилить по этим горно-болотным просторам как минимум сутки.
К тому же у нас с Мишей стали вылазить последствия шторма: ножки начали местами отказывать. В итоге к концу дня я шла, как мишка, вперевалочку, а сам Мишка левую коленку сгибать не мог вообще. К тому же первыми взяв перевал (ничьих следов там видно не было, а судя по вчерашнему состоянию французов, ходят они не особо быстро) мы на радостях ускакали не туда. И это на соревнованиях! Скакали опять по бушу, поэтому на весь этот крюк в итоге у нас ушло 8 часов! Все что отыграли вчера, сегодня слили. Першин злой, я уже давно отношусь к этой гонке философски и наслаждаюсь горами. Горы для меня - самое любимое место. Как подзарядка. Лучший дом. А эти еще и на родные Саяны похожи: долины такие же. Хотя уральские парни говорят, что здесь - как на Урале. Короче, всё равно приятно: все как дома. Интересно только, что почему-то нет ни зверей, ни птиц, ни насекомых даже никаких. Одни рейсеры и жара плюс 35.
К концу дня Першин уже почти совсем не мог передвигаться. Решили, как только стемнеет, вставать на ночевку. Тем более, что по этому бушу ночью передвигаться практически бесполезно. Только потеря сил и времени. Наткнулись на следы французов. Обидно. Сзади вдалеке под горами еще несколько огней.
Назавтра лозунг "Ни дня без фитнесса!" опять был актуален. Дали еще одну лишнюю петельку часика на два. Потом решили топать прямо по руслу реки. Лес ломать не надо и самая прямая дорога. Ногам только холодно. Речка-то горная. В одном месте наткнулись на стаю попугаев: "Елки! Так мы же в Чили!" Шагаем бодрячками. Правда, на всю команду из еды у меня осталась шоколадка и кусок сыра и у Андрея - два пакета изюма с орехами. А нам до баула с едой еще крутить 110 на велике.
Опять спас Дима. Спрятал под деревом банку ветчины и кусок сыра. Ая-яй, нехорошо! Хотя французов покормили сами организаторы. Они (французы) оказывается, вышли на КП всего за 10 минут перед нами. Говорят, что тоже блуждали. И спали за все время только три часа. А мы - 6. Переодеваемся и первыми уезжаем на этап. В отличие от французов, у нас настроение прекрасное. Организаторы, сволочи, подходят и говорят, что делают ставки на нас. А нам главное - лишь бы доехать. Следующий этап - 50 километров каяка, дело под вечер, и мы все равно попадаем в темную зону.

Действие третье. Голодное

Велик - самое нудное, что есть на этой гонке. Все время крутим вдоль побережья по грунтовой дороге, вверх, вниз, по прямой. А ночью - вообще тоска, смотришь только в пятачок света от фонаря перед собой, и все. Все поочередно начинают тупить, хочется спать, спина и попа отваливаются, крыша едет, перед глазами плывет, состояние какого-то анабиоза. Когда все это, наконец, уже кончится?!
Наконец, оно кончилось. Ура!! Опять еда!! Йогурты, рыбка. На КП нас опять встречает Дима Афанасьев и сообщает, что когда нас выпустят на этап - неизвестно. Завтра должен приехать специально обученный человек, сказать, какая будет погода, и можно ли нам плыть. Потому что плыть предстоит через пролив. Ничего особенно радостного в этом, конечно, нет, потому что во что превращается гонка - непонятно. С другой стороны, можно очень хорошо поспать. Что мы и делаем. А минут через 40 после нас приезжают французы.
На утро нам сказали, что на этап каяка нас не выпустят. А перевезут вечером, возможно, с другими командами. Причина - наши весла, которые во время шторма спасатели оставили там на берегу, так и не привезли. Хотя накануне организаторы пообещали выдать весла казенные. Французы, тем временем, одевают гидрики. А времени - 8 утра.
Миша с Димой отправились к организаторам и на английском, но с исключительно русской эмоциональностью, уверили их, что поступать так с нами не стоит. Организаторы согласились. Только при одном условии. Пролив мы переплываем вместе с французами в сопровождении спасателей. Когда вплываем во фьорд, дальше можем плыть самостоятельно.
В итоге фитнесс опять продолжился. Французы еле макали весла, мы с такой скоростью плыли, когда в полную силу в двойке греб только один человек. Другой, впрочем, времени зря не тратил и старательно кушал.
По пути встретили остров с жутким запашком. Запашок исходил от местного населения: жутких размеров морских львов. Но когда мы в четыре желтых каяка нагло вторглись в их приватность, подплыв чересчур близко, взрослые львы бросились в воду. Поплыли в нашу сторону и, судя по всему, говорили о нас в это время что-то плохое. Дело запахло еще хуже… Пришлось и нам, и французам включить пятую скорость и побыстрее оттуда убраться.
На середине пролива опять подул ветерок, опять побежали барашки, опять стал раздражать вкус соленой воды на губах. В моей голове что-то зашевелилось. Кажется, это что-то поскорее хотело перебраться на земельку, а голова вообще грести отказывалась. Рассказала об этом Першину. У него такая же история… Тоже, блин, синдром...
Вдобавок, километров за 15 до КП, когда мы уже уехали от французов и гребли по фьорду, мое правое плечо застрелилось. Как будто ножик воткнули. Руку я не могла поднять вообще. После шторма было ощущение, что правую руку я очень хорошенько потянула. Потому что все время пытались вырулить к берегу. Наверное, правда, без жертв не обошлось. Тема и Андрей взяли на прицеп.

Мега-треккинг-2

Замерзли жутко! На берегу быстро переодеваемся - и бегом в горы. Впереди - 110 километров буша и торфяных болот. Я еды взяла с запасом на трое суток. Мои молодые люди, как оказалось позже, рассчитывали уложиться суток в полтора, потому что по опыту предыдущих гонок, на конец трассы всегда оставляют легкие этапы. Я же раньше такие крупные гонки не бегала, и мое мнение складывалось исходя из этой. А сложилось в моем уме, что организаторы этих соревнований - либо туристы, либо романтики (в итоге оказались бывшие геологи, что, в общем-то, тоже самое). А сама гонка проходит по такому сценарию, как будто кто-то написал его специально, под неплохой полнометражный фильм. И тогда, если вначале было хреново, то самое хреновое чилийцы должны были оставить нам на сладкое. Поэтому еды я взяла на трое суток.
В действительности так и получилось. На треккинге мы занялись самым настоящим горным туризмом. Причем скакали по вершинам. С одной на другую. И если люди раньше в горах не были, то тут они вполне рискуют сойти с ума. В итоге одна команда позвонила и сказала, что с ума она не сошла, но с гонки точно. Другая сообщила, что понятия не имеет, где находится и в гонке больше не участвует тоже. Всего до этого кроме нас с гонки были сняты еще 2 команды. Одни на каяке врезались в опору моста, и лодку сложило пополам. А вторые не уложились в контрольное время велоэтапа.
Уральские пареньки же загрустили на третий день пешего путешествия по просторам Патагонии. Время этапа шло, сам этап не заканчивался, а вот продукты уже почти совсем ушли. Я всю дорогу подкармливала Першина, поэтому от моих запасов тоже мало чего осталось. Но, в отличие от пареньков, все-таки остался кусок сыра, колбаска и так, шоколадки по мелочи.
К своему удивлению они выяснили, что я всю дорогу еще и ела местные ягоды. Одна была похожа на нашу байкальскую пшикшу, а другую я распознала, как съедобную на собственном опыте. Опыт проводила три дня: кушала ее помаленьку. Ничего со мной не происходило, поэтому вывод был один: ягода съедобная.
Правда, была у нас одна надежда: контрольный пункт на второй половине треккинга. Там должен был быть этап веревок. А значит - люди, а значит - еда. Но люди на КП были, а вот этап веревок отменили, а так как сами они нам меню не предложили, просить мы не стали. В конце концов, посторонняя помощь на гонке запрещена. Вот тут мои компаньоны припали к ягодам и минут 30 ползали по поляне, в изобилии покрытой пшикшей. Ну, я тоже ее ела, чего уж там.
От вынужденной голодовки было грустно. Зато душу грел немаловажный факт: мы идем первыми. Тем более шли по болотам. К вечеру нам оставалось 3 километра до океана, но эти три километра были густо населены лесом. А лес тут… В лесу, правда, встретили куст смородины, хотя по вкусу она напоминала краснодарскую шелковицу. Но для нас эта смородина была как кусок мяса. Застряли около него еще минут на 20. И уже по глубокой ночи, переругавшись, устав ползать по кочкам, поваленным деревьям и всем этим кустам, все-таки вышли к океану. "Вот, блин! Все-таки может же порадовать эта хреновина!", - изрек не кто-нибудь, а, как полагается, Андрей Иванов.
До контрольного пункта и последнего этапа - 25 километров на каяке - нам оставалось 8 километров по берегу. Ночью пройти смогли только два. Перед глазами уже все плыло, а под ногами были мокрые камни. Решили ночевать. Прямо на берегу.
И это была самая ужасная ночь. Холодно, за палаткой ветер воет. Я всю ночь пищала и хныкала: "Может, пойдем дальше?" В итоге приснилось, что иду босыми ногами, под дождем, по ужасному мокрому холодному болоту и скалы кругом. Потом сны перестали сниться, провалилась в темноту.

И чего, уже финиш???

Утром в палатке поднялись 4 опухших, голодных лица русской национальности, с какими-то гнездами на голове вместо волос. Шли восьмые сутки гонки.
- Дверь не открывать!
А за дверью - холодно, и ветер воет. Першин: "Дайте спальник, я в него завернусь и так пойду". Решили собирать рюкзаки внутри палатки. Наружу выходили, как в открытый космос: молча и вразвалочку. На каждой ступне по 5 мозолей. А все это богатство надо было засунуть сначала в мокрый холодный носок, потом в мокрый холодный кроссовок, а потом с этим всем еще и передвигаться по мокрому холодному берегу.
Ничего, расходились. Палочки трекинговые опять же к месту пришлись. Почти у самого КП встретили тех самых аргентинских операторов. Бодрячки. Наконец-то каяки. И наш баул с едой!!! Организаторы сказали: "Можно". Со стороны это, наверное, выглядело как команда "фас". Сумку тут же распотрошили и отправились наверх. На самую южную оконечность Южной Америки - мыс Фровард. С крестом наверху. Наверху было предпоследнее КП и… конечно же Дима Афанапсьев! Вот это русское лицо было приятнее всего видеть. Димон рассказал, что мы очень оторвались от французов, рассказал, что все болеют за русских, а мы рассказали, что очень соскучились по людям и восьмые сутки - это уже перебор!

А через 25 километров все стало очень банально. Наступил финиш. А русские впервые победили на международной приключенческой гонке. И пусть нас дисквалифицировали. Все знают, что второму месту мы привезли сутки!

В начало страницы | На главную страницу | Карта сервера | Пишите нам



Фотографии:


Символика гонки


Первый этап - велосипед


Наша команда:
слева направо: Андрей Иванов,
Михаил Першин,
Артем Ростовцев,
Александра Конторина


Первый этап каяка


Это, собственно, я - перед веревочным этапом


Этап веревок


Второй треккинг - так выглядит местная "тундра" - т.е. болота по испански


Самая южная оконечность Южной Америки - мыс Фровард (КП 8)


финиш нашей команды, мы первые - выиграли сутки,
слева направо:
Андрей Иванов,
Артем Ростовцев,
Александра Конторина,
Михаил Першин



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100