Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS



      На Умбу через Сейдозеро или пешком на сплав (июль 2002)

Автор - Георгий Пушкин (Санкт-Петербург)

Участники событий:

Алексей Игоревич - Доктор, Док, он же Хронический Водник, Ненавистник Пешки;
Наташка и Людмилка - дочки Дока, школьница и студентка, застарелые туристки (ЗТ);
Елена Игоревна - Лена, она же - тетя Лена, ветеран движения по природе;
Ксюшка - ее дочка, студентка, ЗТ;
Саня - ее же сын, школьник, ЗТ;
Даша - Ксюшкина подружка, студентка, ЗТ;
Макс и Костя - ветераны турдвижения, студенты, ЗТ;
Серега - мой средний сын, школьник, охотник, рыбак и ЗТ;
Юрец - приятель Сереги по турклубу, школьник, ЗТ;
Я - дядя Юра, он же - Петрович, хронический ЗТ, Большой Любитель Пешки, Сплава и Хорошей Компании. А так же завхоз и предводитель (уж так получилось...).

- А лето у нас солнечное, малоснежное…
Из разговора с жителем Апатит

- Ну, как отдыхаете?
- Отдыхаем здорово, только устаем очень…
Из отпускной жизни

Пролог до 19 июля включительно
Как всегда, до последнего дня перед отъездом сам поход мне казался чем-то абстрактным и никак не вписывающимся в реальную суету жизни. Хотя в Ловозерские тундры меня тянуло с 1999 года и я собрал всю доступную в Интернете информацию о легендарном Сейдозере, находящемся в центре этого плоскогорья, о маршрутах по окрестностям и легендам, связанным с этими местами.
Пешку по Ловозерью было решено украсить сплавом по реке Умбе по сумме причин:
- без сплава Доктор бы вообще не подписался на поход - а это лишило бы компанию его и его двух дочерей. В 2001 году его удалось вытащить в чистую пешку на Алтай - так он до сих пор ворчит на меня за это;
- зимой я приобрел Тритоновский катамаран 4-ку "Аргут", который в чистую пешку никак не вписывался;
- в две недели мы прекрасно успевали и походить и поплавать.
Сборы проходили судорожно, я опять оказался за-вхозом, за-вскладом и за-все-остальное, при этом накануне отъезда съездил в командировку, что напрочь отшибло память о том, где, у кого и что находится. В итоге, забросив с Доктором в камеру хранения на Московском вокзале два катамарана и 100 кг харчей, мы оба чуть не позабыли в Питере все катамаранные весла… А в последнюю ночь шились гидромешки для рюкзаков и гитары.
Но наступила пятница, все нормальные люди уже были в отпусках или на каникулах, только я слинял после обеда с работы, рванул домой за рюкзаком - и на вокзал.
Родные и близкие провожаемых смахнули слезу, глядя на пирамиду скарба и еды, с трудом дотащенную и запихнутую в вагоны, поезд тронулся, и мы начали упорядочивать свой хлам по вагонам. А ехали мы в 8-м и 16 вагонах, причем водную снарягу и еду надо было выбросить из 16-го в Апатитах сердобольным друзьям, сгоряча согласившимся пристроить на неделю наш груз. Пришлось нам с Доком весело побегать с огромной коробкой через пол-поезда. Тут-то мы и опробовали мои новые рации, купленные под гнетом голоса совести для обеспечения безопасности группы.
Рации icom 4008 - 433 Мгц, 10 мВт (реально, похоже, около 300 мВт), без лицензии - рекомендую всем - пробивают 10 вагонов шутя. Потом уже оказалось, что эти малютки (180 г) проработали на одном комплекте из 3 батарей АА 2 недели подряд, не боялись воды в порогах и обеспечивали связь до 4-5 км по воде и до 3 км в горах. Готов дать подробную справку об их параметрах по мылу. Цена - около 140 долл. за штуку. Рации СВ-диапазона (27 МГц) не идут ни в какое сравнение…
Как положено, первый день в поезде прошел под лозунгом "максимум еды - в пузо!" и при соблюдении строгого режима "поел - полежал". Мы с Доком тематически выступили по пиву и вобле, сильно порадовав торговок на платформе в Лодейном Поле. По ходу дела опять подтвердился старый закон "Пиво кончается сразу, сколько бы его ни было".
Следующее утро настало для нас около полудня, потерь в живой силе и имуществе не обнаружилось, и к вечеру мы с трепетом подъехали к Апатитам.
-А вдруг не встретят? - эта мысль плющила утомленные дорогой мозги… - Как же мы в пешку - с катами на себе?? И с диким количеством еды???
Но встреча состоялась, около 200 кг барахла осталось на платформе, и поезд налегке помчался к Оленегорску - точке нашей выброски… Мы заранее разведали у проводника, где должен стоять автобус на пос. Ревда и рванули к нему с двух концов состава, радостно перекрикиваясь по рации. Билет до Ревды стоит 50 р, ехать - около часа. Мы подписали водителя подождать нас у магазина (пиво - воды) и подкинуть нас прямо до рудника "Карнасурт", что под самым перевалом Эльморайок - это 7 км по асфальту к горам. Стоило это всего 100 р и сэкономило нам лишних полтора часа. А время шло к 11 вечера, хоть солнце висело высоко над горизонтом. Так началась пешая часть маршрута.

20 июля, первая ночь пешки
Итак, в 11 вечера оказавшись у проходной рудника, от которой в обе стороны по склонам тянулся забор с колючкой, нам захотелось пройти насквозь, тем более, что за дальней стороной рудника виднелась дорога на перевал. Радостно встретивший нас охранник пожелал получить за экскурсию через рудник "литрик чистого", но тариф был снижен до 50р, за которые мы узнали много нового и интересного о руднике, добываемых на нем тантале и ниобии, экономических проблемах рудника вообще и охраны в частности.
Поскольку выше рудника тропа шла конкретно вверх, признаков ровного места и дров не наблюдалось, почти все мы были выспанные и упитанные за время дороги, было решено идти через перевал ночью до первого приемлемого под ночевку участка за перевалом - т.е. до границы лесной зоны (ГЗЛ).
Мелкая карлушка вдоль тропы мокрая от только что прошедшего дождя, яркое солнце светит в спину, прохладно и мошка спросонья не врубается, что ей подвалил свежий ужин - иддилия! Но тут далеко на севере из бронзовых облаков появляется типичная воронка торнадо, но направленная не вверх, а к земле. У народа появляется опасение, что это тундровое ночное анти-торнадо, которое не всасывает вверх, а плющит в землю. Народ тревожится и стремительно катит вверх по курумнику. От нашего топота гнус просыпается, быстро нас обнаруживает и начинает питаться. Перегиб перевала плавный, с правой части перегиба заметно начало распадка - это исток ручья Эльмарайок, текущего на юг, к Сейдозеру. Мы спускаемся по левому склону распадка, местами ползем по крупному куруму прямо над снежниками на дне. Засмотревшись на снежники, теряем тропу, которая на куруме не видна и идет вниз значительно левее распадка (по гребню небольшого отрога слева от ручья).
Но нам тропы не жаль - ведь мы топаем полярной ночью в июле по снегу! Видимость отличная, внизу виднеется окончание сыпухи и пологая долина с намеками на лес и место для стоянки. Скачем вниз прямо по руслу, ручей в-основном идет под камнями. Неожиданно из долины снизу выползает густое облачко и быстро прячет от нас перспективу. Но поздно, пеленг на долину взят, только пришлось потеплее одеться. Около 2 часов ночи выходим с курумов на пологое дно долины, в этом месте Эльморайок сливается с ручьем Тюлбнюнуай, впадающем справа (орографически, ор) и более полноводным. На месте слияния - место для стоянки, хорошая площадка, но мало дров. Облако исчезает так же неожиданно, как появилось.
Далее тропа идет вниз вдоль сухого русла, теряясь периодически в мокрых кустах. Нам мокнуть неохота, мы иногда отлавливаем ее на камнях русла. Настоящая нахоженная тропа идет левым берегом по зарослям карельской березы, спустившись с левого борта распадка. Но это мы узнали лишь на следующий день, да и мокнуть по кустам ночью не хотелось.
Еще на 500 м ниже Тюлбнюнуая (да простят меня саамы за склонения саамских названий!) слева (ор) впадает безымянный ручей, который назван Селевым в отчете Г.Бекетова (98 год).
После Селевого в русле появляется вода, причем резко и много. Тут уж поневоле я ползаю по кустам в поисках тропы и нахожу ее прямо над левым берегом речки. Тропа широкая, сухая. Около 3 часов ночи становимся лагерем около тропы на приличной площадке. Вокруг - еловый лес (ели мелкие, северные), но дров полно. Ручей в 30 метрах от тропы.
В 4 утра - ужин: супчик, пиво, шоколадки и чай, в некоторых кружках - крепленый. Не так уж и устали, почти не намокли, зато сэкономили день хода - по моему плану мы могли эту ночь переночевать в Ревде или где-нибудь около, если бы не вписались на автобус.
Всем спасибо, все свободны! Возражений не наблюдается.

21 июля, пешка, день недели неизвестен
Поскольку в моей палатке, как всегда, дрыхла и толкалась во сне толпа народа, я в 8 часов выполз на волю. Макнулся в ручей - вода около 4-5 град смыла остатки сна. В награду за ранний подъем (есть справедливость на свете!) обнаружил забытое ночью с устатку пиво. Поверил на сохранность, потом еще разок - и жизнь наладилась.
Народ проспал солнечное утро до пасмурного дня, слегка в тормозах позавтракал "Геркулесом" под лекцию о том, что "Каша - мать ваша! Ешьте кашу, мать вашу!".
На мою провокацию сходить радиалку на водопады вверх по р. Тюлбнюнуай почти весь народ купился, а стеречь лагерь своим беспробудным сном остались Лена, Ксюшка и Даша. Радиалка не далее 7 км, по этой тропе мы вряд ли будем возвращаться, а выспаться в походе все равно не дадут - короче, доводы были убедительными и мы пошли обратно по тропе.
Просохшая за ночь тропа при свете дня оказалась этаким Бродвеем, широким и натоптанным. Шла она по роще северной березы, которая по витиеватости стволов и ветвей представляла собой нечто среднее между карликовыми корявыми яблоньками и выставкой штопоров и шурупов. Особенно впечатляют стволы одиноко стоящих берез - одиночек Север плющит и колбасит с особой замысловатостью…
Выше ГЗЛ основная тропа (на рудник и в пос. Ревда) продолжает идти по ЛБ (ор) и вползает по оси отрога между р. Селевый и р. Эльморайок (не буду извращать падежами названия!). Но нам надо было подниматься по правому (ор) притоку - р. Тюлбнюнуай. Поэтому мы перебрались на левый (по ходу, пх) склон и вскоре нашли там приличную тропку, посреди которой лежала одинокая лыжа. Лыжа - это примета близких снежников! И это вскоре подтвердилось. До впадения Т-я (устал я набирать это название!) и площадкой, пригодной для стоянки от лагеря - 3км (все дистанции отсняты GPS-ом и даны по прямой). Далее поворачиваем налево (пх) и поднимаемся вверх по ручью. После первых же 1,5 километрах пути - симпатичный водопадик, метра полтора гладкого слива. Рядом лежали древние рога древнего оленя или древнего саама. Мы установили на правом (ор) берегу водопадика маленький сейд и двинули дальше. Долина, поднимаясь, поворачивает вправо и через километр упирается в сужение, забитое снежником. Из-под него вылетает очередной водопад.
Народ начал забавляться традиционными северными забавами - катанием на заднице по снежнику до кромки над ручьем и засорением водопадов мелкими и крупными бульниками. Глядя на неумелые действия молодежи, мы с Доком почувствовали необходимость научить и показать, как надо по-настоящему. По-моему, у нас получилось! А в ручье начал образовываться некрупный завал, при этом участок склона был очищен от сыпухи.
Пройдя еще примерно километр, мы уперлись в каскад больших водопадов, сливавшихся по сериям карнизов. Правый берег был крут и покрыт снегом метров на сто вверх, а левый являлся скальным прижимом со слоистой структурой, так что на плато по распадку мы так и не поднялись, хотя уже было видно его выполаживание и выход на плато. Да и пора было возвращаться, т.к. в контрольное время до лагеря по рации мы не докричались (слишком далеко и по узкому распадку с поворотами icom не достает). Полюбовались водопадами снизу, поснимали их и нависающие скальные стены - и согласились, что сюда стоило подниматься.
Вниз - не вверх, поэтому скатились резво до впадения в Эльморайок, узнали по рации, что аборигены наших женщин из лагеря не украли и харч не съели (по причине отсутствия аборигенов). Около 18-30 вернулись к палаткам и через полчаса стартовали к Сейдозеру.
Вниз по тропе до озера ходу около 3 км (по прямой - 2.6 км). Слева над тропой на подходе к озеру нависает бастион скалы Куйву, тропа идет по лесу, понемногу поворачивая влево и неожиданно выкатывается на берег Сейдозера.
На берегу по тропе есть неплохие стоянки, но при нас они были заняты тремя группами. Поэтому наша команда не дойдя до озера около полукилометра встала на перекур, я же сбегал по правому ответвлению тропы через небольшое болотце на берег озера в его западной части, у впадения речки Эльморайок, уже вполне полноводной, но по прежнему ледяной. По рассказам опрошенных рыбаков из Ревды, там есть секретное место для бивака.
Рекомендую всем! Повернув направо от скалы Куйву и пройдя метров 300 через болото, попадаешь на неширокую полосу леса с местом под несколько палаток, но самое главное - длинный песчаный пляж, мелкая - а потому теплая - вода и панорама вдоль всего озера на восток! Короче, Крым отдыхает…
А правее по пляжу, метрах в двухстах, на впадении речки - глубина, небольшое течение - идеальное место для рыбалки! Кстати, местные из Ревды там и рыбачат. И немаловажно, что лагерь стоит в стороне от тропы с регулярно проходящим по ней народом (как туристы, так и местные). А с пляжа и с болотца - лучшие точки для фотосъемки скалы с изображением старика Куйву.
Убедившись, что место не занято, я сбегал за группой - и мы около половины девятого вечера уже разбивали лагерь на пляже. А на болотце кроме карликового сушняка наблюдалась вполне готовая морошка. Купание проходило напряженно: для того, что бы зайти на глубину хотя бы по колено, приходилось уходить далее 100 метров от берега, теряясь в вечерней дымке… Особо продвинутые (Лена) пошли купаться в глубокую речку - но долго в воде задержаться не удалось - дубак! Мне было просто лениво - и я ленился. Единственное полезное дело, мною сделанное - это выплеснутая вечером из кружки в костер граммулька с просьбой к старому Куйве дать нам хорошую погоду и добрую дорогу.
Народ попел, поел, порезвился до полуночи, пока не пошел дождичек и не разогнал всех по палаткам. Поскольку накануне вроде как и не устали, то часам к трем ночи мне и спать стало лениво - и пошел я со старым "Зенитом" белой ночью фотографировать Куйву и окрестности.
Ближе к четырем утра к костру выползли Ксюшка с Дашкой (выспались днем!) и Костя с Максом - не спалось гусарам после радиалки…
Тут я понял, что надо больше грузить, дольше ходить и меньше кормить… И с этой ценной мыслью уполз в спальник.

22 июля, пешка
Солнечное утро, тормозной подъем в 10 утра, диетическая пшенка на сгухе - и в 11-30 команда выползает с пляжа обратно на болото. Куйву со скалы глядит на нас оценивающе - сколько еще эта шайка будет ползать у него под ногами? Выйдя на основную тропу, поворачиваем направо и почти сразу выходим на прибрежные стоянки. На одной из них стоят москвичи - это они накануне вечером шумно ухали и плюхали в воде, отчего я и пошел искать нашу укромную стоянку.
Тропа натоптанная, идет почти по самому берегу, прослеживается хорошо. Иногда ее надо ловить при переходе курумов и пересечении биваков со множеством тропок вокруг.
Примерно в 3 км хода вдоль озера - отличная стоянка, каркасы навеса и бани с очагом и дикое количество нарубленных бревен. Кто-то славно порезвился, разделывая топором стволы в мой обхват на коротенькие кусочки.
Попадаются хорошие пляжи, рядом - стоянки.
В нижней части распадка Куклухтюнуая (далее - Куклух, так короче) - это примерно середина озера - тропа выходит на хорошую стоянку и от нее вверх по распадку уходит вездеходная дорога на плато.
По этой дороге мы шли на обратном пути и она привела нас к руднику "Карнасурт" по северному склону горы Карнасурта. Это очень хороший выход с Сейдозера, позволяющий плавно выйти на плато, почти в горизонтали пройти плато и плавно свалиться к руднику. Неутомительно под конец маршрута и открываются очень красивые виды Сейдозера, долины реки Светлой, распадка Пялкинпорр на севере плато и фрагментов Ловозера на востоке.
Альтернатива - тропа вдоль озера, плавный взлет под перевал Эльмарайок и под финиш - пилеж на перевал.
Но это все будет потом, а пока тропа уперлась в бетонный фундамент некоего сооружения (Буровая! - догадался Штирлиц) с торчащей арматурой и пропала в кустах… Из земли сиротливо торчала труба, из которой вяло изливалась струйка воды. Поскольку до трубы было ближе, чем до ручейка на земле, я испил прямо из трубы под советы типа " не пей из буровой, бурильщиком станешь…" и отправился на поиски верной дороги.
Тропа продолжается от начала вездеходки и идет вдоль озера. Вскоре на одном из поворотом я увлекся, слетел с основной тропы влево и пропилил по ней вверх по склону, пока не убедился, что это лосиная тропа, люди по ней не ходят, а лоси обычно расходятся с нее в разные стороны. Пока я стоял, пораженный догадкой, народ тоже подтянулся вверх по склону - и отступать стало некуда.
Тут уместно привести Алтайскую легенду про смелых и непобедимых алтайских воинов. У них нет команды "назад", а есть только "вперед" - и звучит она примерно так "АЛДА!". И когда непобедимые алтайские воины видят перед собой врагов - их вождь кричит "АЛДА!" и они мчатся на своих неутомимых алтайских конях вперед и сметают врагов. Но случается, что на горстку непобедимых алтайских воинов приходится тьма врагов - и вот тогда они поворачивают своих коней хвостом к врагам и вождь командует "АЛДА!!!!!".
Я вкратце изложил эту легенду личному составу, повернул по заросшему склону по направлению к конечной цели - и АЛДА! Не всем понравились скачки по замшелым камням на склонах и переправа через Куклух в неприспособленном для этого месте - но никто не роптал. Более того, именно на переправе удалось очень реалистично отснять на видео борьбу народа с дикой тайгой.
Вскоре тропа была найдена в надлежащем ей месте и мы снова набрали крейсерскую скорость. На полтора км восточнее впадения Куклуха на озере есть большой остров, вытянутый поперек озера. На берегу напротив острова - приличное озерцо с абсолютно прозрачной водой. Тропа раздваивается и идет как по узенькому - местами до 4-5 метров - перешейку между ним и Сейдозером, так и по "материку" севернее озерца. Мы шли по перешейку - тропа местами мокрая, но это компенсируется панорамой озера и гор. В середине этого "Панамского перешейка" есть, как и положено, "Панамский канал", соединяющий малое и большое озеро. Канал шириной в пару метров переходится по камням всухую.
После траверса острова - хорошая стоянка с деревянным идолом, неподалеку от нее отличный пляжик.
Далее тропа заболочена, до впадения ручью Суолуай есть возможность пройти узкой перемычкой по самому берегу, перепрыгнув очередной проливчик и обходя очередное озерцо, но можно топать и по "материку". К месту переправы через Соулуай обе тропы сходятся.
За переправой - такая же болотная тропа, даже мокрее. Севернее тропы (слева по ходу) остается Щучье озеро, но его с тропы не видно - оно выше по склону. Бесполезно беречь обувь и прыгать по кочкам - свою порцию торфа и воды все равно поймаете (нет ботинок лучше "гадов"!).
Примерно метров 500 после переправы - и уже видна изба лесников, в которой в конце 90-х жил В.Н.Демин, ученый-москвич, несколько лет посвятивший исследованию этих мест. Его статьи о Ловозерье нетрудно найти в Рунете по ключевому слову "гиперборея".
Теперь эта изба разорена, нет ни окон, ни дверей, только внутри полуживая печь и остовы железных кроватей. Рядом стоит менее разбитый балок с нарами на 2-3 человека, печуркой и дверью.
Наша команда повалялась кверху пузом на веранде домика, понюхала ароматы летнего разнотравья на лугу вокруг дома, покормила слепней и двинула дальше по хорошей дороге, ведущей на берег Ловозера вдоль речки Сейдяврйок, вытекающей из Сейдозера на восток.
Примерно около километра можно топать по дороге, затем после небольшого спуска надо ловить тропу, отходящую вправо и назад - она ведет к мосту у восточной оконечности Сейдозера, где я планировал встать на дневку. На моей карте-километровке и на "туристской карте", тоже километровке, но более схематичной (на ней помечены тропы маршрутов и она более доступна в И-нете и магазинах) эта тропа идет почти от самой избы, реально я ее там не обнаружил. Эту тропу мы перехватили, свернув вправо по лесу примерно в 400 м от начала дороги (от избы). При сухой погоде это быстрее. Зато обратно после дождя мы шли по тропе - дольше, но заметно суше.
Попав на тропу, даже Любитель Сплава На Катамаранах придет по ней к зашейку озера и устью речки. Что и произошло. Правда, опять группа встала на перекур, а я, Костя и Ксюшка пробежались до речки и обнаружили полуразрушенный мост, многократно описанный в отчетах, и пару замусоренных стоянок на нашей стороне реки. Стоянки не вдохновили, а мост явно провоцировал на переход. Что я и сделал. На южном берегу оказалось отличное место для бивака, с кострищем и бревнами-сидушками, просторной поляной и великолепным видом вдоль всей котловины Сейдозера на запад. С юга нависали склоны плато, на их краях чернели какие-то пупыри (Сейды! - догадался Штирлиц). А мы догадались, что это и есть место нашей дневки.
Вернулись за группой и прикатили к мосту быстро, чуть медленнее шли работы по частичной реставрации покрытия моста и навешиванию перил. В качестве тестового груза первым перешел я с рюкзаком - а рюкзак у меня вечно какой-то самый тяжелый, да и сам я не маленький. Мост не рухнул, даже тросы не зазвенели от напряжения. И пошла переправа - мужики перенесли рюкзаки, парни помладше прошли налегке, барышни шли по разному: некоторых подсаживали на мост (там старт примерно на 2 метрах высоты) и АЛДА! Другие чуть побаивались по первому разу, и их приходилось немного пугать сзади - и опять АЛДА! Правда, Людмилка, которая всю процедуру снимала на видео, поставила такой диагноз: мужики опять пытались помогать, но хорошо, что хоть не очень мешали… На мой взгляд, довольно спорное мнение…
Около шести вечера лагерь уже стоял, Серега и Саня расчехлили спиннинги - и пошел процесс. Быстро освоив мост, как наилучшее место для заброса, ловящие и сочувствующие повисли на тросах и настиле. Мне с Доком стало как-то лениво (это у нас чисто возрастное), но вдруг народ встрепенулся от новости, что юный браконьер Санька поймал форель. Лену как сдуло от костра на берег, она мгновенно финкой проткнула какую-то часть мозга бедной рыбки - и та стала мертвой… а через минуту - выпотрошенной… Санька в азарте продолжил процесс, зрители же стали приставать с дурацкими просьбами "Тоже покидать", а Док очнулся от лени и взялся готовить малосольный закусон… Я же по-прежнему осуществлял общий контроль и координацию усилий группы. В результате контроля и координации парни поймали еще пару форелек, которые потом стали считаться семгой, а затем - кумжей, что не повлияло на их вкусовые качества.
Вечер налаживался, азарт рыбной ловли постепенно спадал по мере зацепов и потерь блесен в камнях на середине речки. С краев, где течение потише, народ самоотверженно блесны выковыривал и снова забрасывал. Серега же, по старой традиции, сложившейся еще на Алтае, подождал сумерек и вечерней прохлады - и посадил блесну на самой середине реки. Я, по той же традиции, по холодку производил изыск и вытаск этой блесны в пешем варианте, борясь с течением, грозящим перевести пешку в сплав. В итоге блесна была спасена, сплав так и не начался, но появился Повод. А когда у мокрого по-сами-понимаете-докуда завхоза появляется Повод - это…
Пока солилась рыба, народ успел сварить и умять порцию каши с тушкой и порцию супчика с загустительной добавкой, повеселел, ожил (за переход слегка поумаялись - долго ползли, хоть и недалеко) и взялся петь. А меня стали тревожить смутные сомнения (это чисто завхозовское) - когда народ идет без аппетита - это хорошо, но когда всех пробило на хавчик на первой части маршрута - это тревожит. А на пешку я харч роздал задолго до отъезда и успешно позабыл - у кого что и сколько. Только вкусные и крепкие заначки я нес на себе и был уверен в их сохранности. Но ананасовым компотом с пивом и спиртом не всякий прокормится! А тащить - тяжко.
Видимо, поэтому спирт был пересчитан в первую очередь и при наличии рыбы его запас был признан излишним. Было произнесено воззвание не делать из закуски еду - и песни звучали аж до 4 утра.
Вечером, до песен, я озвучил предложение на следующий день сбегать радиалку на озеро Райавр - это примерно 12 км в одну сторону с подъемом на плато. Взлет на плато - около 600 м, затем с небольшим набором высоты ход по плато - и выход к глубокому - около 500 м - цирку, на дне которого расположено озеро. Народ воспринял идею без экстаза, самые крепкие ребята запали на завтрашнюю рыбалку - а остальных я и уговаривать не стал.
Итак, до 4 утра звучали песни, часть народа уже плющила спальники, а меня посетила свежая мысль - а не сбегать ли радиалку прямо сейчас, по прохладе и малым составом? Из бодрого личного состава наблюдались мы с Доком, Ксюшка с Дашкой и Костя с Максом. Вдумчиво к предложению отнесся только Док - он напялил кроссовки Макса и встал на старт. Молодежь отнеслась к идее скептически и тихо посоветовала оставить Противника Пешки в лагере и сбегать мне одному… Макс, обеспокоенный судьбой кроссовок (а не старших товарищей), отобрал свою обувь, дал Доку Доково и устранился. Искреннее остальных вступили против затеи Ксюшка с Дашкой - чисто из женского сострадания к двум нашим ветхим организмам - но это лишь подлило масла в огонь… Я прихватил рюкзак с фото и видео, сунул туда пару банок пива из стратегической заначки, орешков на перекус - и мы с Доком бодро исчезли в кустах на склоне…
Но это был уже следующий день.

23 июля, все еще пешка
Итак, стояла прохладная белая ночь, умные люди спали, легкомысленные все еще пели у костра, а остальные карабкались вверх по распадку на плато горы Нинчурт. В процессе карабканья по сыпухе и каменным карнизам нам открывалась панорама Сейдозера и части Ловозера, а я развлекал Дока известными мне байками и страшилками о здешних местах. Попутно вспомнил, что название Нинчурт в переводе с местного означает "женская грудь", а сама гора имеет две вершины. Взобравшись на плато и обозрев его почти плоскую поверхность, на которой слегка угадывались некие возвышенности, мы отдали должное силе воображения аборигенов… А еще заметили, что при полном штиле в распадке, на плато дул пронизывающий ледяной ветер. "- В тельняшке не ходят по тундровым плато" - подумал бы Штирлиц, хвати у него дури лезть сюда ночью…
Прошло больше часа подъема, солнце поднималось выше, температура тела падала, плато стало выполаживаться - и мы покатили быстрее. По природной лени мы решили экономить на подъемах и держаться примерно одной высоты, пусть даже за счет кривизны пути. И вот, искривясь в очередно раз, мы очутились перед скальными кулуарами правого берега каньона ручья Чивруай.
Каньон являет собой 500 - 600 метровый провал в плато с вертикальными скальными стенами, у подножия переходящими в сыпухи. Ширина - около одного километра, на дне - лес и несколько озер по течению ручья. Темные скальные бастионы каньона с расщелинами, забитыми снегом в лучах утреннего солнца преставляют собой незабываемое зрелище! Уже ради него стоило бы сбегать на плато ранним утром.
Но кроме зрелища и фотографий мы получили возможность лезть вверх по живым курумам склона, что было расплатой за хождение "по горизонтали". После перегиба склона на плато начали попадаться участки, поросшие травой и мхами, попался на краю плато и первый сейд. Он и вправду производил впечатление приземистого злобноватого существа на маленьких ножках. Сейд внимательно смотрел клювастой мордой в каньон и нас, казалось, не замечал. Все же я подошел, погладил его по клюву и попросил хорошего пути. На такой откровенно шкурный запрос сейд никак не отреагировал…
Далее по ходу нам в-основном пришлось прыгать по каменным россыпям слоистой структуры, причем слои торчат наклонно вверх и ступать приходится по узким острым граням. Наилучшим сравнением нам показалась аналогия с россыпью гигантских тонких крекеров, наколотых и поставленных дыбом. Из этих россыпей неоднократно в 3 - 4 метрах от нас лениво выскакивали куропатки с выводками подросших цыплят или петушки. Они не пытались даже взлететь, а лишь перебегали с места на место. Попытки добыть их на обед (петушков, конечно, а не куриц) подручными средствами привели только к одышке и приливу пессимизма.
Очень мрачным нам показалось место у начала ручья Индичийок, где его каньон вплотную подходит с юго-востока к восточному берегу каньона Чивруай. Нагромождение огромных черных безжизненных камней, провалы, забитые снежниками - просто иллюстрации к последствиям атомной катастрофы… Проход между каньонами не более 50 - 70 метров, другого пути по плато на юг нет.
Еще около километра пути по западному склону горы Энгпорр - и перед нами резко открылся цирк Райавр. Цирк не замкнут с южной стороны примерно на 90 градусов, его открытая часть смотрит на юг, где до горизонта видна бескрайняя тундра с десятками озер. Над равниной на юге большими конусами возвышаются гора Каменник и правее - Федоровы тундры. Стены цирка образованы вертикальными изрезанными скалами, с половины высоты переходящими в осыпи, обрамляющими озеро темно-стального цвета (в 7-45 утра при пасмурном небе). Плато вокруг практически ровное и если отойти от края провала - цирк практически не угадывается. Высота - 840 м над морем, 650 м - над Сейдозером.
Да, ради такой картины стоило топать сюда четыре часа. Тут, прямо над цирком, Док был шокирован моей заначкой пива и орешков, мы выпили по баночке питерского и, по традиции, построили маленький сейдик. Он каменный, с небольшой головой и стоит на двух аккуратных ножках из баночек. Если б не сейдик - конечно бы забрали с собой отбросы цивилизации… Потом Док заставил себя вздремнуть полчасика под охраной личного сейда - и мы двинулись обратно.
Кони к стойлу идут быстрее - к тому же все больше под гору, чем в гору. Тут уж мы стали умнее и старались топать по травянистым пятнам склонов, пусть даже петляя. Солнце уже встало высоко и не было уже того нереального освещения у бастионов каньона Чивруай и скал р. Индичийок, как утром.
На подходе к спуску в лагерь мы осмотрели "развалины циклопической кладки" и "фундаменты", описанные у Демина. На мой взгляд - абсолютно природного происхождения скальные выходы с характерной для этих мест слоистой структурой, а потому растрескавшиеся на поверхности весьма "кубично". При известной доле воображения их можно принять за разрушенные фундаменты, если бы вокруг не было скал с аналогичной структурой. Но на местный "Стоунхэдж" не тянет… "Прорезь" в склоне горы, названная искуственным образованием, по-моему вполне естественного происхождения, к тому же рядом на плече склона есть несколько похожих размывов. Весной с плато в распадки прет такая масса снега с водой - площадь водосбора огромная, а сливы локальные - что в старых разрушенных отрогах плато прорезано множество щелей, причем иногда не вниз по склону, а вдоль слабых слоев породы.
Я не сторонник заочных дискуссий, это частное мнение, не претендующее на признание.
Так вот, платой за любопытство был спуск по скользкому склону, поросшему мелкой тундровой флорой, полной мошки и комаров. Кубометры гнуса старались забиться в нос и глаза, повышая категорийность маршрута. Внизу уже показались палатки лагеря, а мы барахтались в кустах и плевались гнусом. Но все когда-нибудь кончается - вот уже знакомый по ночи ручей в распадке, тропа по лесу - и мы ДОМА! В Москве - 11-30. Хорошо, что ходили вдвоем, младшая часть молодежи крепко бы устала…
А в лагере народ только-только продрал глазки, приготовил завтрак и даже не успел начать беспокоиться о нашей судьбе. Только Серега мрачно бубнил, что его тоже должны были взять на Райавр и гнусный папаша лишил его смысла похода и жизни. Мы с Доком попили чайку и придавили спальники, поскольку все же за последние полтора дня приморились. А я так и вовсе за последние три дня спал часов пять-шесть. Эти вычисления утомили меня окончательно.
Что происходило в течение нескольких часов - не знаю. Вот только рыбы больше не поймали…
Зато было решено вечером отметить Женский День похода, он же День Бабы. С учетом местной специфики он был назван Днем Саамки, в ответ на что девчата обещали нам устроить День Саамца. Традиционно День Бабы отмечается с утра до вечера и наполнен шутками, приколами и конкурсами для лучшей половины компании - все это называется "сморщить девушек". Сегодня же пол-дня уже миновало, народ на дневке попеременно то ел, то спал, то рыбачил - поэтому особо сморщить никого не удалось. Зато на ужин были рожки с тушкой и малосольной рыбой, был торжественно слопан шоколадный тортик с фруктовыми консервами и спето множество песен до глубокой ночи.
Мимо нас вверх по речке (т.е. в Сейдозеро) прошли москвичи на кате-четверке и двух Егерях. Поговорив с ними, я поразился их оптимизму - они хотели пройти озеро на запад и всю водную снарягу перетащить через перевал Куфтуай на Умбозеро. При этом половина их группы - миниатюрные девушки, а груза - по 60 кг на человека… Интересно, чем все кончилось?!

24 июля, пешка
Еще вчера вечером погода стала пасмурной, а утром пришлось натянуть тент. С небольшими перерывами шел дождь, потом перерывы прекратились. Виновата, безусловно, была Даша, накануне спевшая неоднократно "Вальс под дождем". Старый Куйву прослушал "Вальс" со своей скалы - и включил воду...
Сворачивали лагерь рывками, в паузах между поливками. Зато мост проскочили просто мгновенно, без провески перил. Лишь на левом берегу немного страховали коротышек, недостающих до верхнего троса (а доставали всего 3-4 человека). Привыкнув к мысли о мокрой тропе, мы не обращали внимания на моросящий дождь и ходко шли обратно по северному берегу Сейдозера.
Накануне, при обсуждении маршрута выхода к Ревде, Док оговорился и назвал вездеходную дорогу водолазной тропой. Тогда это вызвало бурю веселья, а сегодня сбылось в полной мере. Особенно для меня, идущего первым и стряхивающего на себя потоки воды с кустов и деревьев.
Все промокли насквозь, поэтому при переходе р. Суолуай Костя с Максом переводили девушек по камням, стоя в ботинках в прямо ручье. На первой же минуте этого "джентльменства" парни почувствовали резкую разницу температуры дождевой воды в ботинках и ледяного ручья. И последних девчат переводили под явный лязг челюстей - но отступать было нельзя... Мужики! За Суолуаем тропа делится на идущую прямо и влево - к берегу. Мы прошли по берегу до пляжика, где Костя с Максом зашли в озеро погреть ноги. Вид у них при этом был довольно странный - под рюкзаками, по колено в воде, а в руках - только что найденные здоровые подосиновики...
По мокрой прохладе и знакомой дороге очень быстро оказались у фундамента буровой, что у впадения Куклуха - в 15-00. Оттуда прямо вверх по распадку Куклуха дорога поднимается на плато. Этой дорогой часто пользуются местные рыбаки, которые базируются на острове посреди озера. Я же рассчитывал встать на ночевку на дороге ниже ГЗЛ, что бы назавтра максимально сократить подъем на плато. Пройдя по дороге около 1,5 км и поднявшись на 100 м над озером, не найдя и намека на ровную поляну, в 16-00 мы встали прямо на дороге метров за 200 до брода через Куклух. Дров - полно, вода - рядом, лишь бы никто не проехал по колее.
Техника по дороге не ходила с прошлого года, судя по свежим побегам кустов в колее, да и придти могла только сверху. Поэтому выше всех по дороге поставили палатку с Максом, Костей и Ксюшкой. При ночном наезде вездехода им было поручено кричать. А лежали они поперек дороги, поэтому мучиться бы долго не пришлось...
Серега с Юрцом профессионально быстро, несмотря на дождь, развели костер, мы растянули поперек дороги тент и десяток веревок и все начали переходить в сухое состояние. Лагерем встали рано и народ рванул в пампасы. Ксюшка резво забралась с фотоаппаратом на гребень мокрого склона на правом берегу ручья, следом двинулись парни - и тут наткнулись на несколько непуганых выводков куропаток.
С дикими воплями они пытались их поймать куртками, потом перешли на метание камней, потом была изготовлена рогатка противотанковых размеров... И вот когда азарт уже почти спал, заядлый охотник Серега замочил-таки куропаточку. Малолетнюю куропатку я приготовил к жарке на прутике, Серега зажарил и угостил всех. Досталось всем по одному укусу. За способ умерщвления куропатки путем отворота головы Серега был признан страшным живодером.
Под конец такого мокрого дня было бы правильно самым промокшим накатить граммульку в чай - но увы, весь НЗ был растрачен. Поэтому для поднятия тонуса я устроил купание в сливе Куклуха. Ну полное джакузи, причем еще и с водопадиком! Сверху плющит, с боков тащит, вот только вода всего 500м, как из снежника. На мои бодрые вопли подтянулся Доктор и тоже принял участие в процессе. А за ним и Серега. Но, по его признанию, ему было так холодно, что он не смог даже заорать, попав под слив...
Под конец дня сверху лагеря с дороги послышались звуки удивления - и к нам в гости явились двое мужиков из Ревды. По местному (и повсеместному) обычаю, они по дороге на плато выкушали большой пузырь водки, поймали колею на склоне и плавно перемещались по ней вниз - на рыбалку. Один из них - лохматый бородач Саша - оказался местным проводником и заядлым туристом. Он оставил свои координаты (пос. Ревда, у Кузина 3-13, Сухачев Александр, 81538-34398 - строго велел всем ему звонить и приглашать гидом) и дал дельные советы по нашему завтрашнему пути. Другой был камнерезом, нес на себе черного кота и был слишком утомлен, что бы вести светскую беседу. Оба они знакомы с Деминым, а директор местного музея в Ревде - их приятель, и нам очень рекомендовали зайти в этот музей. Нам, увы, не хватило времени.
Народ доел все, кроме завтрашнего завтрака и резвился. До часу ночи пришлось его (народ) пугать завтрашним тяжелым переходом по плато, голодной смертью на скалах и т.п.

25 июля, окончание пешки
Утром 25-го быстро позавтракали, доев остатки раскладки, свернулись и поползли вверх по склону. Подъем по дороге сначала - серпантином, потом выполаживается. Высота - 740 м. Яркое солнце, наверху сильный южный ветер. Обрывки облаков стремительно нас обгоняют.
Не сравнить с тропой на Эльморайок со стороны Сейдозера. Да и панорама открывается: Ловозеро на востоке, прямо под нами - чаша Сейдозера и каньон Чивруай за ним, правее, прямо перед носом - снежники, из-под которых бежит Куклух.
Дорога на плато читается легко, только местами на курумах приходится внимательно следить за следом вездехода. Но почти везде на курумах вдоль дороги поставлены вешки из палок или кусков труб. Примерно с середины плато открывается вид на север - видна долина реки Светлой (до нее 4 км), северная часть Ловозера и края цирка Пялкинпорр (до него 3 км). У меня в планах была радиалка на Пялкинпорр, но с дороги его было неплохо видно, а времени на радиалку уже не было - завтра в 10-40 мы должны были уехать из Оленегорска в Апатиты на сплав.
На плато у дороги стоит разбитый балок, у которого на привале были извлечены последние заначки - компот из ананасов и шоколад, за что я был обозван Санта-Клаусом... Наконец-то инородные предметы в моем рюкзаке закончились!
В за балком дорога огибает г. Карнасурта с востока и севера. Примерно в 3 км пути от балка на склоне у дороги лежат останки небольшого (видимо, военного) самолета. Тут высота 880 м. Еще немного - и начинается спуск. Мы делаем почти полукруг по склонам Карнасурты и выходим прямо к проходной рудника - но изнутри! При желании можно было по целине обойти рудник - но все равно остановка автобуса и вахтовок прямо у проходной. Выход наружу нам не стоил ничего.
В 6 вечера мы сидели на остановке и приводили себя в порядок. Автобус идет в Ревду в 8 вечера, а в 7-30 вечера идет вахтовка до Ревды.
Пока мы ходили за водой - а ближайший чистый ручей обнаружился на склоне против проходной примерно в полукилометре - по дороге набрали большой пакет подосиновиков. Они торчали прямо из мха на открытых участках. На полупустой вахтовке за 100р в 7-30 уехали в Ревду. Там водитель нас подождал у известного нам магазина (у автовокзала, открыт с 8 до 23, есть практически все из продуктов), и довез до плохонькой речки за выездом из Ревды. Там мы и встали на ночь. В Ревде есть гостиница, но платить за ночлег, когда вокруг полно незанятого пространства не хотелось.
Смысл маневра c местом ночлега в том, что в 5-50 и 8-00 утра из Ревды идут автобусы на Оленегорск, где нам надо было быть не позднее часов девяти. Я планировал в 5 утра выйти в Ревду, взять на всех билеты и подхватить всю команду прямо на шоссе.
Озеро за перелеском у шоссе оказалось с заболоченными берегами, поэтому воду брали из речки у моста шоссе. На один ночлег место вполне пригодное. Тем более, что на ужин была грибная жареха на сметане (все ж не зря я таскал сковороду!) с карпюром и тушкой и салат с пивом.
Ночью нас зажрал слетевшийся со всего болота гнус, только в палатках его успешно травили таблетками от фумигатора. Сна не было ни в одном глазу почти ни у кого, от гнуса спасались прогулками с гитарой по ночному шоссе. Попутно пели песни и собирали грибы (чисто по привычке)…
Я же в 5 утра, хлебнув чайку, взял рацию и ушел на промысел билетов.

26 июля, уже не пешка, но еще не сплав
Уйдя на промысел, я обнаружил в Ревде очень полезное место - магазин при пекарне, открытый с 5-30 утра до полуночи (он расположен на полпути от въезда в поселок до автовокзала). Там продавались теплые плюшки, молочные продукты и пиво.
Затарив пирожки в пузо и сумку, я на автовокзале договорился с водителем о скидке на билеты (по 40, но не в кассу) и об остановке за поселком. Крикнул по рации, что б ребята подтягивались на шоссе - и АЛДА.
Нас приняли на борт - и пешая часть маршрута закончилась.
Не будь Док таким заспанным - он бы этому порадовался. Но заспанными были все поголовно...
Мне уезжать из затерянного мира Сейдозера было грустно. Уж слишком отличался пейзаж промышленно освоенного Севера от безлюдных и красивых своей суровостью скал плато и капель горных озер в лесном обрамлении. Слишком скор был возврат из красоты в суету…
А автобус тем временем вовремя пришел на станцию, мы успешно взяли билеты до Апатит (если успехом можно назвать билет не за 47р, а за 103р - и это за час езды!). Добрая тетя втюхала нам плацкарт на Апатиты, разом опустив наш скромный бюджет на полтыщи рублей. В поезде мы попрощались с Ксюшкой, Дашкой и Людмилкой, уезжающими в Питер и вывалились в Апатитах.
Как и положено, там нас не ждали. Зато в буфете вокзала имелась относительно недорогая и вкусная еда. Эта еда нас и доконала - на сытое пузо вся команда намертво отключилась на лавках зала ожидания. Приехавший в 2 часа дня за нами приятель долгой тряской за плечо приводил меня в себя, потом очухались и остальные - и нас повезли на Умбу, предварительно захватив водную снарягу и запас харчей.
Большая часть группы вскоре была высажена на мосту через Умбу. Сейчас там три моста: железнодорожный, закрытый на ремонт шоссейный и временный шоссейный, по которому все и ездят. Закрытый на ремонт мост очень удобен для стапеля - с него сдувает мошку и сам он ровный и чистый. Чего не скажешь о полянках в березняке справа от моста - там все захламлено сплавщиками, устроившими там большую помойку. Зато такой стапель открыт для глаз рыбнадзора, зорко секущего всех проходящих по реке и стапелящихся на мосту.
О рыбнадзоре - отдельно. Мы, как честные граждане, решили купить в Апатитах лицензию на рыбалку - стоит она 12р и мы сочли посильной эту трату. Но командированного за лицензией Дока радостно встретили новостью - сплав по Умбе запрещен с 87 года, но сплавлятся можно, заплатив штраф по 500р с носа. Про запрет нам было все известно заранее, как и про огромное количество плывущих каждый год по Умбе. Но штраф пришлось заплатить - правда, всего с двух человек - т.е. около 1000р.
У них там обычай - брать с группы два штрафа. Ведь со всех взять нереально, а с одного - слишком мало. Доку была официально вручена записка следующего содержания "Леха! Составлены протоколы №**** и №****. Подпись". Эту ксиву надлежало предъявлять при попытках нашего повторного штрафования на реке. Что мы и делали до самого Белого моря. При этом были даны советы где ловить и как не попадаться инспекторам на Умбе.
Пока Док таким образом проводил время в Апатитах, мы собрали мой Аргут и раскидали по гермам жорево и прочие полезные вещи. Катамаран Дока был взят им у друзей из питерского клуба "Мамонты" и был самопальным. Перед поездкой его разобрали впервые за 4 года, поэтому собрать его было не просто…
При полной внешней одинаковости, всякая фигулина имела единственное место, куда ее можно было засобачить, причем не без труда и смекалки. Сбор и вдувание ката происходили почти до 10 вечера с перерывом на ужин.
Желания ночевать на помойке у моста не возникло. Через час каты были спущены на воду, шмотки упакованы и увязаны на каты - и около полуночи мы стартовали.
Начинать поход, на ночь глядя - это тоже становилось традицией.

27 июля, сплав
Итак, началось 27 июля и мы плыли! Первым препятствием на реке была снасть "кораблик", на которую мы чуть в сумерках не поймались. Откричавшись по рации второму кату о препятствии, мы узнали у рыбака, что вскоре на левом берегу плеса будет неплохое место для бивака. Рации сделали общение на воде очень комфортным и мы часто трепалисьс экипажем соседей без дела - но батареи да две недели так и не посадили!
Река неглубокая, но очень прозрачная. Течение около 7 км/ч.
Через минут двадцать движения мы зачалились на левом берегу в небольшом заливе и стали лагерем. Место неплохое, можно вытащить каты и поставить 3 - 4 палатки, есть кострище.
В отличие от пешки, все заначки ехали не на мне, а на кате, но начало похода было отмечено шоколадным тортиком и бутылкой "Квинта". После недосыпа предыдущих дней никто у костра не задержался - все выпали в осадок.
Наутро того же дня подъем был в 10-30, под ярким солнцем я успел искупаться - и сразу пришлось прятаться под тент от ливня. Около полудня показалась из палатки Лена, искупалась - и снова спряталась. Остальной народ еще долго не подавал признаков жизни - боролся с накопившимся недосыпом. Проснувшись, начал бороться с образававшимся недоедом… И так почти до 5 вечера. Но, поскольку на старте мы опять опередили график, меня это не тревожило.
После старта в 5 вечера мы сразу попали на плесы с нулевым течением, ветер дул исключительно "в пятак" и сильно - короче, все удовольствия гребли на кате мы получили в начале маршрута. Если мой Аргут еще можно было передвигать по курсу несгрябанной командой, то Доков кат путал след, совершал противоторпедные маневры и т.п. За что ему и было дано нашим экипажем имя "Шмырзик". Мы же гордо наименовали свой корабль "Пупындрой". Поскольку кораблям были даны имена, мы перестали быть сбродом нарушителей запрета на сплав и стали эскадрой.
Изрядно упахавшись против ветра и несколько упорядочив телодвижения гребцов мы в кильватерном гордом строю прибыли на Падун - первый участок реки с заметным течением, именуемый в лоции как "порог" или "водопад".
Осмотрели внимательно все три ступени, высадили женщин и детей с фото и видеоаппаратурой и пошли прогонять каты - Док, Костя, Макс и я. На Пупындре мы свалились в слив слева от островка - и равнодушно прошли его. Кат только чуть тормознул, уперевшись в бочку за сливом, и спокойно пошел дальше… "Не для Аргута эти пороги" - догадался бы Штирлиц. Но нам думать было некогда, мы так же равнодушно проплющили стоячку второй ступени и сразу зачалились на левый берег.
На Шмырзике мы решили повыпендриваться, тем более, что он для этого и был задуман при постройке - коротенький и верткий. Хитро заходя в основной слив, мы умудрились сесть кормой на камень (пришлось выходить, сталкивать), но потом аккуратно прошли бочки слива и лагом - для большего кайфа - покачались по стоячке. Приткнулись там же под лб.
После перестановки снимающих нас для истории - прошли на Шмырзике основные бочки третьей ступени, при этом шмякнулись задницей об обливняк и прокусили баллон об продолину (сказалась спешная сборка - не подложили пену меж продолиной, шкурой и баллоном). Встали в улово под лб и решили тут ночевать и клеиться.
На Пупындре прошли легко и непринужденно, зачалились и в 9 вечера стали ставить лагерь.
На пороге стоит биваком несколько рыбаков, где-то рядом есть избушка и по берегу ходят еще какие-то люди. На правом берегу - тоже. Северное безлюдье кишит браконьерами… Но нас много, у нас свежая дырка в корме и мокрые штаны - и мы никого не замечаем.
Серега и Юрец моментально делают костер, Санька опутывает окрестные деревья веревками для просушки шмоток, как-то сами собой ставятся палатки - у же в канах булькает хрючево. К тому моменту уже выданы просушечные и "За проход Падуна". Жизнь в очередной раз налаживается.
Тут Доктор с похоронным видом подходит ко мне и мрачно предлагает пойти посмотреть на дыру в баллоне длиной полтора метра… Иду, сдерживая скупую слезу, и вижу дырочку величиной пару сантиметров. Негодяй Доктор радостно гогочет - и появляется Повод развести граммульку за крепкую задницу Шмырзика. Это не нарушает технологию заклейки - и Шмырзик крепчает на одну заплатку.
Парни в это время кидают блесны - и ловят пару рыбок. По малости размера рыбки выпускаются обратно, но в реке остается Санькина блесна. Он самоотверженно в сумерках лезет почти на середину реки, я страхую его веревкой. Блесна спасена.
Молодняк в это время устроил бунт - Дока выперли из его же палатки, а взамен взяли Серегу из моей. Размен крайне неравнозначный по объему. У Дока в палатке собралась банда - Серега, Юрец, Наташка и Саня. Оттуда доносится гогот, переходящий в ржанье. А у нас - Макс, Костя, Док и я. Все немаленькие, некоротенькие. Дааа, молодым везде у нас дорога, а остальным - кого куда пошлют…
Немного рекламы рациям icom - в Падуне рацию, висевшую у меня на пузе, не раз полностью заливало - и хоть бы что! Мокрая она работает так же - с воды общался с берегом без проблем.
От моста отошли всего-то на 9 км (если верить треку GPS-а). Поскольку стоим под Падуном, то до входа в порог - 8,5 км.

28 июля, воскресенье, сплав
Подьем строго в 8-00, Геркулесовая каша с изюмом, настоящий кофе (роскошь!) и Доковская заначка - детский паштет "Петушок" из одноименных птичек. Дале по ходу дня эти птички вызвали определенную внутреннюю тревогу у организмов части личного состава Пупындры. По этому поводу было предложено множество частушек типа "Неспроста же Петушок ищет выход из кишок…", что усугубило дискомфорт страдающих.
Стартовали в 11 утра. Максимальный дискомфорт всем доставил не паштет, а Капустные озера с непременным встречным ветром, разгонявшим волну с барашками. Причем на озерах вместе с курсом поворачивал и ветер - т.е. народ укреплялся в вере во встречный ветер как гарантию верного курса.
На Верхнем Капустном справа на мысах просматриваются хорошие стоянки с песчаным берегом. На Среднем - на мысах спава и слева в средней, самой узкой части озера. Лневая протока между Верхним и Средним идется правым берегом на входе, затем - центром. Среднее озеро надо проходить курсом на самый правый холм (Лысая Гора) с уходом влево в конце озера. Совершенно неприличны мели Среднего Капустного - посередине озера кат вдруг садится на песок, глубина - по-щиколотку… Зато вода теплая, если сравнить с речками в Ловозерских тундрах!
На мосту в Нижнем озере, который пришлось обносить по причине низких пролетов (около 70 см), появился рыбнадзор на трех (!) УАЗиках. Инспектору по памяти была воспроизведена записка, после чего он слегка разочаровано признался, что он и есть тот самый Леха. Таким образом, уплаты мзды на мосту мы избежали. Как мне потом рассказали очевидцы, справа (пх) от моста в кустах имеется сварной домик с приваренными к нему столиком и лавочкой, где неусыпно бдит рыбнадзор. На просторах озера новая жертва видна издалека - и куда ж она денется!
Так что, либо вяжите поклажу не выше 60 см и ныряйте под самый левый пролет - либо идите ночью или ранним утром. Так ночью совершенно даром прошли белорусы, которых мы догнали потом на Канозере. Обнос моста удобнее производить слева.
Курс на Нижнем озере - на правый край правого холма на юге. От моста до выхода из Нижнего озера - 3 км. На выходе из озера наконец-то появляется течение!
После двух километров движения по течению мы вплыли в порог "Разбойник". Порог симпатичный: обливняки, бочки (небольшие на наш вкус), стоячка. Мне не запомнился абсолютно, поскольку я пытался фотографировать с воды, успевать капитанить и держать кат лагом - Костя с Серегой желали колбаситься на стоячке. В чем уверен - так это в том, что шли по средней протоке, поскольку в боковых воды - кошкины слезы…
После краткого отдыха в Разбойнике опять попали на плес перед поселком Дедкова Ламбина. Опять лопатим против ветра в пятак… Всем так это надоело за день, что перед очередным низким мостом прибились к пляжику на левом берегу и порубали бутерброды, пока не кончилось то, что намазывали на хлеб. Потом на сцену появилась баночка паштета "Петушок", что полезен для кишок, его показали Сереге, как наиболее пострадавшему утром. После этого наш экипаж быстро отчалил и двинулся к мосту.
Мост на плесе низок для прохода под ним, обносим слева. Отвратительное вязкое дно, на дне - топляки, оставшиеся от молевого сплава леса. Когда стоишь по-колено в воде и поднимаешь груженую Пупындру - погружаешься еще сантиметров на 30… Так и выносили на берег - поднял, погрузился, уронил чуть вперед, извлекся из ила, переместился, поднял - и т.д…
За мостом - очередной плес, в нежилой (согласно карте) деревне Дедкова Ламбина - писк и визг купающейся ребятни, на берегу - парники, ухоженные огороды, несколько жилых домов.
Из плеса река выходит двумя рукавами, на 5-км карте не изображенными. Мы пользовались лоцией Д.Кувалина (спасибо ему за нее) - и двинулись в дальнюю протоку. Аккуратно сели там (мелко!), спихнулись - и пошли в порог "Семиверстный".
Порог - скорее каскад перекатов с активныными бочками и валами на входе и на четвертом километре. Между ними - шиверы с элементами шкуродеров. Отличное место для тренировки экипажей! Я утром не вдувал Пупындру - и мы на мягких баллонах ласково гладим пузом камушки на перекатах. Ребята оттягиваются от плесов и стараются поймать все "Опаньки". По нашей классификации все препятствия делятся на "Козьи потягушки" - вовсе не препятствия, "Опаньки" - нечто достойное и "Полные опаньки" - ну, это понятно.
Наконец, около 9 вечера по мелкому левому - правому зигзагу выходим на Жемчужный плес. На повороте садимся на брюхо обоими катами, чуть не ловимся на очередной кораблик и удачно минуем сеть за мелью, где проводим каты пешком.
Сплываем по плесу чуть более километра чалимся на лб. На высоком берегу место для стоянки, внизу хватает места для вытащенных катов. На пб - откровенное болото. В полукилометре вниз - на лб баня, оттуда доносится визг и плеск. Визг явно не мужской… "Русалки" - догадался бы Штирлиц.
Но что нам чужие русалки, когда у нас целых две своих! К тому же после 10 часов верхом на баллонах не до русалок, т.к. походка у народа напоминает кавалерийскую - особенно душераздирающее зрелище представляет собой Док, поднимающийся (как ему кажется) на крутой берег. Хорошо, что хоть себя я не вижу со стороны! На моей Пупындре принципиально больше места для конечностей - и мы изобретаем разные варианты складирования ног, особенно на затяжных плесах. А на Шмырзике тесно, ноги из упоров девать некуда - вот ребят и скрючивает к вечеру.
К полуночи ветер спал до нуля и мы приняли стратегическое решение - идти завтра Канозеро ночью, без ветра. Уж очень он достал за последние дни! А завтра устраиваем полудневку - отоспимся и налопаемся впрок…
За вечерним "адмиральским" чаем обменялись с Доком мнением о матросах - все ребята просто молодцы, на Семиверстном хорошо потренировались на слаженную греблю и просекание камней, бочек и мелей (в понятие "ребята" входят также и девушки).
Наконец-то вечером все быстро вырубились!

29 июля, сплав
Встал в 8 утра, искупался и задубел. Сильный западный ветер, небо ясное, холодает. А через 10 км - Канозеро…
Заставил себя поспать на берегу (в свитере и шапке-омоновке, т.к. холодно!), но около 12-ти пришел рыбак. Обменял здорового сига и хариусенка на 2 пачки Беломора - будет малосольная рыба. Док солит рыбу исключительно!
Народ дрых до часу дня, потом очухался и проголодался. После завтрака сходили вниз по лб - не так уж и много мест для стоянок, как указано в лоции. Да и берег крут, не везде заберешься. А баня, откуда вечером слышался визг - пустая и холодная, никаких признаков бивака на берегу над ней и поблизости. Ну точно - русалки плескались.
Набрали море подосиновиков, объелись ими с остатками Апатитской картошки до полного отвращения… Если пройти вглубь берега - вскоре начнется болото с сушняком и ягодами, по краю болота вдоль берега идет зимник, вдоль зимника растут косяки грибов. Все просто - зашел, собрал, вынес, съел, зашел, собрал, вынес…
Днем нагло пошел дождь, пришлось мне собраться с силами и за полтора часа разогнать тучи (из спальника в палатке). Подействовало! Даже ветер прекратился.
Около 6 вечера, опять на ночь глядя, сплыли со стоянки сытые и умиротворенные.
Перекаты Крежка-1 и Карежка-2 не более, чем перекаты. Сразу за второй Карежкой - на лб шикарная база отдыха хозяев Апатитского нефелинового комбината. Вертолетная площадка, дощатые тротуары, плетеная мебель на террасах, большие фешенебельные коттеджи… Короче, обозначение на карте "бараки" не полностью соответствуют действительности. Там есть два водометных катера и один из мотористов умеет проходить пороги Карельский и Канозерский и в-принципе может протащить на буксире по Канозеру. Мы его не застали - поэтому подробностей сообщить не могу. А была мысль схалявить, если бы удалось подписать человека за огненную воду или за разумную цену.
Порог Карельский начинается сразу за базой. Смотреть не стали - и правильно. Развернули наши танки лагом - и прокатились по всем хорошим качелям. Сначала валы хорошие, до метра, но на выходе, как и везде на Умбе, разбои и шкуродеры.
Через 3,5 км от начала Карельского - вход в Канозерский. Порог начинается на правом повороте, можно смотреть с пб - там удобное улово прямо над заходом, но берег низкий и по нему надо дальше проходить для хорошего обзора.
С лб обзор лучше, но нам лениво было до него плыть, к тому же там стояло целое стадо катамаранов (штук 6 - 8 ) и толпился народ. Стоянки хорошие на лб (судя по толпе народа и кострам), на пб мы их просто не видели (заболоченный берег, голубика, черника, кустарник).
Сам порог отлично описан в лоции - повторять нет смысла. Мы шли по основной струе, минуя справа стоящие по центру камни. Далее - череда хороших бочек и стоячки, которые мы постарались не пропустить (удалось!) и после второй гряды - уход под лб от россыпи камней посередине. Затем начинаются шкуродеры и река разбивается надвое островом. Надо идти правее острова, прижмаясь к нему - и тогда наградой будет добротный, но узкий слив около метра прямо под лб правой протоки. Очень приятная неожиданность среди мелкого и необозримо широкого шкуродера! Почему-то я не встречал в лоциях упоминания об этом сливе.
Мы удачно в него вписались (как раз по габариту) и крикнули про слив по рации на ползущий по камням шкуродера Шмырзик. "-Что-где-куда?! - прозвучало в ответ, - ААА, буль, да вот же он!!!" И они тоже удачно его поймали. Дальше - опять мелководье, считали пузом камни…
К озеру надо идти самой левой протокой, поскольку по озеру идти тоже налево. Вышли мы на озеро с душевным трепетом, ожидая ветра в пятак, но ветер был ПОПУТНЫЙ! Еще не веря в удачу, сошлись вместе и растянули тент. Сначала на руках, потом укрепили его на веслах. Спарка катов долбилась друг в друга, выписывала кренделя по озеру, поминутно разворачивалась, в суматохе попыталась потерять весло - но результирующий вектор движения был направлен к Скалистому острову, т.е. на юг! На пол-пути к острову пришлось бросить эту парусную затею, поскольку Шмырзик на волне злобно долбил поперечинами шкуру Пупындры. Да и ветер стих. До острова доплюхали на веслах к 11 вечера.
От выхода в озеро до острова ровно 4 км.
Конечно же, мы причалили к Скалистому и осмотрели скалы с петроглифами. На острове есть места для биваков, но сам он невелик, является живым музеем наскальной письменности и рисунка и я бы не стал на нем останавливаться. Все прибрежные скалы с северного берега, где удобно причаливать, изуродованы нашими современниками с молотком и зубилом. Вот уж не ожидал, что вдалеке от "очагов цивилизации" у водников хватит дури на уродование скал музея-заповедника.
С вершины Скалистого открывается красивейшая панорама озера, на севере стеной стоят Хибины, видны и Ловозерские тундры. В свете полуночного солнца это незабываемая картина! Виден и южный берег озера, куда надо держать курс. Нам всем очень понравилось указание лоции по проходу озера (абсолютно верное фактически): "…На озере надо держать курс в ту сторону, где берега не видно…". Мы порубали шоколадки и печенье - и АЛДА туда, где впереди ничего, кроме неба и воды.

30 июля, Канозеро
Хоть полночь и миновала, для нас рабочий день продолжался. Сначала мы грябали под умные разговоры и любование пейзажами и луной, потом мы долго - долго догоняли кат белорусов, ушедших со Скалистого на полчаса раньше… К них кат представлял собой шедевр деревянного зодчества в части рамы и особенно сидушек, выполненных из врезанных и ввязанных друг в друга рогатин и закорючек. Как Кижи - все без единого гвоздя! Баллоны - просто сказка - толстые колбасы с перетяжками строп, весла - здоровые дрыны с прибитыми пластинами дюраля размером с хороший противень. Команда - всем хорошо за 40, а кэп - за 50, ветеран советского туризма на Алтае, Байкале, Саянах и т.п.
А как шел этот кат! Мы своими фирменными веслами сзади шмяк-шмяк-шмяк - и не догнать, а они своими противнями ГРЯБ! - и отдыхают. На половине озера мы их обошли, оторвались от Шмырзика и попилили вперед.
Умные беседы иссякли, мы пользовались штилем и ломили вперед. Отсутствующий южный берег уже показался, GPS показывал скорость от 4 до 6 км/час. Шмырзик исчез за кормой и слышался лишь по рации. На последних 5 км мы пытались орать бравые песни для поднятия боевого духа, но дух куда-то понемногу выходил… Подлый берег был близко, видны были отдельные деревья в лесу, но приближаться он отказывался.
Я уже решил править на ночевку на ближний по курсу участок берега, не заходя в зашеек озера - по курсу там виден холм за лесом (правее зашейка). Тем более, что второй кат уже плохо был слышен по рации и я опасался, что ребята там совсем приморились. Но берег под холмом оказался заболоченным и абсолютно непригодным для стоянки (как и весь правый берег юга Канозера), подходы очень мелкие и забиты крупными камнями. Мы только зря нагулялись вброд, замерзли на мокром берегу и назастревались в сумерках на прибрежных камнях. Там в 200 м от берега непрерывно шаркаешь пузом по крупным камням, а выйдешь - и метр воды...
В итоге мы прошли вдоль берега влево до одинокой избы в несуществующей деревне Зашеек, от которой сохранилась одна комната с печкой и нарами, а рядом есть место для палаток. Берег - отличный песчаный пляж. Время - 3-40 утра, пройдено по озеру ровно 21,5 км.
Серега с Костей приволокли с болота правее избы сушняка, мы затопили печь в доме и развели костер за избой. Лена, Костя и Серега были уже на автопилоте от усталости, но мы к приходу Шмырзика сварили супчик, разлили заслуженные граммы, расчистили от ветоши нары и натопили дом. Народ выпил, порубал супа, повесил над печью мокрые шмотки и почти весь мгновенно выпал в осадок. Шел шестой час утра.
Ближе к шести утра начал подтягиваться народ на байдах и катах в невообразимом количестве. Но база отдыха "Зашеек" уже была занята. А рядом на поле рос такой бурьян, что под место палатку надо было бы вытаптывать два дня. Другие же места у устья Родвинги были уже заняты ранее пришедшими группами. Откуда только они взялись! Мы на реке вообще никого на воде не встречали, видимо все пережидали встречный ветер на дневках. А мы просто перли вперед по команде АЛДА!
Вот тут я окончательно понял, какие мы МОЛОДЦЫ, и что не зря лопатили по озеру впереди всех этой ночью!
Подтянувшиеся сразу за нами белорусы встали на пятачке неподалеку. Мы с Доком, Костей и Максом нанесли к ним визит вежливости со своей посудой и малосольным хариусом.
В седьмом часу утра посуда опустела, хариус кончился, визитеры вернулись в расположение части и угомонились… Палатки ставили только Док и Лена. А ленивые Макс, Костя, Серега, Юрец и я отлично устроились на нарах в натопленном доме. В доме еще можно было положить пару человек, но желающих не нашлось. Пижоны! К нарам вообще надо привыкать заранее, на всякий случай.
Проснулись (вроде как утро) в 3 часа дня не все, слопали геркулесовой каши, еще более не все опрокинули пару раз по 100г с соленой рыбкой за мудрый и своевременный проход озера. Общий просып настал к 5 вечера, ребята набрали морошки и голубики, Лена соорудила из них чудный компот. Весь день шел под знаком лени и отдыха, обед - в десятом часу вечера. Все сутки навыворот!
А на озере с утра, как назло, штиль, солнце. Народ плывет себе группа за группой. Но встать-то уже - проблема. Пригодного берега маловато, есть только в устье и на правом берегу Родвинги за входной шиверой. Дальше - болото.
К вечеру на озере разогнало северный ветер и волну. Вот так всю жизнь - ломишь против ветра, а другим - бриз в попу и никаких проблем!
Общий отбой по лагерю - в час ночи. Завтра ходовой день.

31 июля, Нижняя Умба.
Наконец-то все выспались! Подъем в 8, выход в 11.
По мелководью втянулись в Родвингу, через 1 км - шиверка. На пб у истока - табличка с названием реки и запретом на рыбную ловлю. Пригодные для стоянок места скоро кончаются, плывем средь болота, течение ленивое. Через 2,2 км от начала шиверы - правый поворот в Низьму, тоже обозначенный табличкой на пб.
Течение в Низьме почти никакое, но через 1,5 км - шивера на левом повороте. По центру - остров, справа - остатки ряжевой стенки. Проход по левой протоке. На острове стоит несколько палаток и лежат байды - похоже, неплохое место для стоянки. Надо иметь ввиду на случай занятого берега в истоке Родвинги!
Далее - почти 6 км стоячей воды, прямо с реки (с катамарана) видны 3 озера справа и слева. Вода поразительно прозрачная, видна рыба. Очень наглядно Серега ловил щучку: видно ее, блесну, видно, как щука подходит к блесне и рывком ее берет. А потом видно, как Костя, перехватив спиннинг у Сереги, пытается выводить щуку и та срывается. Прямо как наглядное пособие! Потом парни, видя эту щуку у дна, все пытались соблазнить ее на вторую поклевку… Было отчетливо видно, что щуке теперь на блесну наплевать. Но на остановку и рыбалку времени нет, лопатим дальше. Саня со Шмырзика упорно тянет дорожку, не меняя позы даже в пороге Кривец и на серии перекатов до Нижнего Падуна.
Что "вот мы и в Кривце" заметили лишь на выходе с S-образного трека переката. Догадались все-таки! Так себе порог…
На всем пути до Нижнего Падуна (5,5 км) река балует течением и перекатами, иногда довольно динамичными. Немного странно плыть по шиверам среди болота!
Перед Нижним падуном - чалка на лб, хорошая тропа по берегу. Заход однозначен - по единственному и главному сливу, потом струя упирается в обливняк - обход слева и далее - произвольная программа по стоячке, мельчающей к концу порога. Длина - около 800 м. Ниже порога на лб есть стоянка с указателем. Там мы простились с белорусами, которых в очередной раз нагнали на Падуне. Они отлично проскочили слив и стоячку за ним - длинные мягкие баллоны повторяли рельеф воды и шли плавно, как связка сосисок.
Через 700 м - слияние с Родвингой в единую Умбу. На стрелке - несколько модных катеров с "Меркуриями", какие-то люди в лесу.
Через полтора километра плеса - Малый Кривец - абсолютно прямая слабая шивера. По берегам стоянки сомнительного качества, на плесе за порогом - стационарная сеть поперек реки - проход в ворота под пб. Далее - перекатик, а за ним на пб открывается вид на базу для импортных рыбаков. Спутать ее с деревней невозможно.
За базой - сразу правый поворот с хорошим течением! Не повторяйте нашей ошибки: мы упорно угреблись прямо по стоячему плесу (благо ветер был в спину), потом в процессе поиска русла запихнулись в узкую протоку без течения под пб (по ходу) и уперлись в мост. Ребята с моста объяснили, что идем мы против течения в Румозеро, а где нужное нам Медвежье Плесо - они не знают. Я посыпал голову пеплом, мы развернули каты - и АЛДА…
Вскоре Умбу удалось найти (в километре обратно по ходу) и мы выкатились в очередной стоячий плес. Решено было искать место и становиться лагерем. При этом экипаж Шмырзика, идущего сзади (так уж исторически сложилось…), все время видел чудные полянки для бивака, а я постоянно ломал им кайф и тащил вперед. Мне почему-то спокойнее спится ближе к цели.
Надо сказать, что в начале Медвежьего плеса места для стоянок и вправду отсутствуют - берег низкий и порос кустарником. Мы дошли почти до поворота плеса влево на 90 град., проходя красивейшие поля белых лилий, желтых кувшинок и еще чего-то розового, и встали на высоком пупыре на лб, который отмечен с воды большой скалой. Скала украшена деревянной рамой ката и якорными цепями невообразимой толщины - вероятно, в доледниковый период тут было Белое море и сюда швартовались ледоколы.
Ну вот, опять шли почти до 8 вечера…
Место не подарок, захламленное и криволинейное, палатки ставить почти негде, но наши 4 палатки втиснулись. А уж ветроустойчивой мошки - просто несчитано! Чуть дальше нас, на мысу лб перед левым поворотом плеса встали байдарочники - там стоит остов избушки и поляна попросторнее. Зато над нашим биваком возвышается еще больший поросший редким, а потому кудрявым сосняком пупырь, на который мы в лучах заката и взгромоздились. Белого моря мы с него не увидели, но вид на Медвежье Плесо просто замечательный.
На крупу, тушенку и сахар объявлен коммунизм, но срубать остатки просто нереально. Так же нереально употребить и весь спирт, но на него я предусмотрительно коммунизм не объявлял… Зато кончился хлеб, почти дорубали тушку. Народ за едой себя не щадит, аж страшно смотреть.
Нарубались до беспамятства и отрубились…


1 августа, теоретический конец сплава
В 8 утра - подъем и купание с прибрежных бульников. В воде полно топляка, дно илистое - с Канозером не сравнить… Да и вода теплая до омерзения. Мои планы на сегодня простираются до моря. Да и вообще завтра в 16-30 мы должны упаковаться в поезд в Кандалакше!
За завтраком тщетно пытаемся утилизировать побольше крупы - но увы… Организмы не резиновые.
Старт в 11 - это строго. Плюхаем по плесу мимо избушки на лб, поворачиваем на 90 град влево и пытаемся угадать мост в конце плеса. Он действительно там есть (в 4 км от нашей ночевки), а слева от него площадка, годная для антистапеля и есть подъезд от дороги.
За мостом появляется намек на течение. Прямо по курсу - симпатичный островок. При чалке к нему исключительно по делу, обнаруживается, что он покрыт слоем белых грибов. Грибы ядреные, без признаков животных внутри. Берем их с собой и двигаемся под пб по обозначившейся струе. Правый поворот под 70 град - и вскоре появляются строения на острове слева от основной струи и бревенчатые стенки в левой протоке. "Це ж Паялка!" - мовил бы Штырлиць, будэ вин хохлом…
Чалимся на пб в улово, откуда косяками выплывают каты двойки, четверки и аж шестерки. Апофеоз - выход парусного ката "Альбатрос", правда, с убранной мачтой и парусом. Все же слабо под парусом сделать Паялку! Видимо, помешал штиль.
Пока смотрим порог по правому берегу, по сливу проносятся разнообразные плавсредства. Альбатрос летит на двух веслах, на груде шмоток сидит чудик и лупит дрыном по крышке ведра, на корме оттопырилась "азартный дэвушка" в элегантно накинутом на плечи спасике… Волны, пена, визг и грохот. Картина - Айвазовский отдыхает!
Следом идет кат шестерка (судя по количеству седоков с веслами). Как потом узнали в Кандалакше - коммерческая группа из Питера. После сбойки правой и левой протоки жмутся к пб, стараются зацепить мощную косую бочку под берегом. Бьются правым баллоном в камни на пб и с боевым разворотом кормой уходят вниз… Удачно успела убрать ногу девушка на носу правого баллона - масса и скорость ката размазали бы ногу при ударе о камень. Касок нет почти ни у кого. Несимпатичен мне такой азарт.
У нас первым идет Шмырзик. Док решил выпендриться и после стоячки на сбойке проток зайти в тень большого камня под ЛБ, а потом снова выскочить на струю. Я втайне ему завидую (на Пупындре так не крутануться на струе) и иду на точку для съемки. Макс кричит по рации, что они стартуют - и Шмырзик легко влетает в разгонный слив, лагом качается на стоячке - и не угребается в решающий момент в тень за камень. Наплевать, ребята геройски полузадом - полулагом проходят выходную стоячку и чалятся на пб. Наташка сидела на весле правым носовым и пахала мощно и грамотно! Она вообще молодчина и самое улыбчивое существо во всей компании.
Нас подменяют на съемке - и экипаж Пупындры стартует. Разгоняемся на сливе и качаемся на валах лагом. Лена сегодня не на весле, а снимает этот праздник с ката. Чалимся на пб к Шмырзику, забираем аппаратуру и катим дальше.
На плесике за Паялкой видим на пб народ, вдумчиво что-то рассматривающий на воде… Абсолютно невдумчиво сливаемся за перегиб водной поверхности - и попадаем на добротную короткую шиверу класса "Опаньки". Неожиданная радость - радость вдвойне! Идем лагом бортом Сереги и Кости, ловим бочечки. Внезапно нос ловит БОЧКУ. Серегу слегка приподнимает валом, он перестает ловить кайф и начинает ловить точку опоры. Через долю секунды нос ловит вторую БОЧКУ - и я чувствую потребность ловить вымываемого волной киндера за что попало. Но юность и наглость преодолевают законы гидродинамики - и Серега радостно отфыркивается на своем рабочем месте. Потерь в живой силе и технике нет, зато кайф огромный. Кричим по рации на Шмырзик о замечательных бочках, они их ловят, но уже без элемента неожиданности.
Дальше - все предсказуемо. Короткий порог под остатками тросовой переправы, на выходе на лб - могилка. Не успели разглядеть - водник или кто-то другой…
Уже виден мост в Умбе-деревне. До моста на пб вижу в деревне УАЗик-буханку, чалимся и иду на переговоры. Маленький домик, низкий заборчик, на окрик никто не вышел… Захожу в калитку, чинно стучу в окошко - и вылетают из-за угла дома два здоровых кобеля - овчарки - немец и азиат. Я с собаками дружу, у самого кобелина-лайка, но эти как-то уж очень были настроены на разделку тушки. Моей. Особенно азиат. А немец аккуратно зашел сзади и атаковал тылы. Я к разделке тушки готов не был, поэтому пришлось принять зверскую позу и издавать зверские звуки с командной интонацией. Собаки слегка офонарели, а на звуки показалась миниатюрная хозяйка этого зоопарка и долго пыталась оттащить собачек от моей тушки. Тушка, правда, оказалась прихваченной азиатом за кисть, но почти без последствий. А УАЗик вообще был бесхозный. Такой цирк - и впустую…
Сплыли ниже моста, прошли "морскую" шиверу - и увидели Белое море! А нас увидел рыбнадзор и радостно метнулся навстречу на моторке. Но у нас была заготовлена цитата из протокола, которую мы тут же и произнесли. Мужик поубавил пыл, дал совет насчет места для ночевки, но все же пообещал вечером приехать лично посмотреть записку своего коллеги из Апатит. Что б избавиться от него пришлось соврать, что за нами идет толпа катамаранов - и он умчался их ловить и штрафовать…
Белое море приняло нас штилем и отливом. Мы свернули налево перед островом в дельте Умбы и, обогнув мыс, зашли в залив поселка Умба. Примерно в 700 м от моря на лб есть прекрасная поляна с кострищем, пресной водой в ручье и даже избушкой на берегу. Тут мы и встали на последний бивак.
Море поразительно прозрачное, дно и береговые камни покрыты зарослями морской капусты, на дне на глубине пары метров и мельче видны морские звезды и повсеместно плавают медузы какого-то фиолетового оттенка. Серега тут же пустился на охоту за морскими звездами, а мы с Доком пустились пешком в поселок за транспортом на завтра и за хлебом насущным.
Тропа идет через сопочки вдоль берега, но бухта до безобразия длинная - около 3 км. Поэтому идти до центра поселка, который, конечно, был на противоположном берегу, было долго, трудно и скучно. Часто встречаемые по дороге магазинчики с пивом слегка облегчали трудности, но при этом диалектично создавали другие. Изыскания транспорта и продуктов одновременно принесли свои плоды - был подписан наутро УАЗик-буханка до Кандалакши за 1000р, изучены местные транспортные резервы - два частника на ПАЗиках, которые ломят по 2000р за рейс в Кандалакшу (и могут увезти человек по 20) и рейсовый автобус, идущий в 11 утра и стоящий 81р.
Вот телефоны частников: Попов, пос Умба 8-259-53445 (код внутриобластной), междугородний код 81559. Орлов - 50792. Звонить и договариваться можно с автозаправки , что слева от нового, первого по ходу, моста. До заправки, вроде, около километра - двух. Одиночек возят за 100р от автовокзала или от площади на развилке дорог на новый мост и на Умбу-деревню. Площадь эта на берегу в самой дальней точке бухты справа от деревянного моста, там есть отличная дощатая площадка для антистапеля и три магазина. Ехать до Кандалакши 112 км.
Кроме транспортной проблемы была решена и продуктовая. Док, правда, в каждом магазине упирался взглядом в помидоры, если они имелись в наличии и впадал в ступор. Я тоже люблю помидоры, но чтобы вот так… Кроме помидоров все же кой-чего тоже купили, да и пивка попили.
Народ же за время нашего отсутствия поставил лагерь, заварил гречи с тушкой и умял ее, собрал дикое количество подосиновиков и начал их готовить (по-моему, руками Лены) и принял в гости неугомонного рыбнадзорного мужика. О чем и доложил нам по рации, которая на удивление не просадила батареи за две недели и доставала из-за сопочки прямо к нам в магазин аж за 4 км. Даже неудобно как-то пить пиво, сидя в центре поселка Умба на поребрике тротуара, когда у тебя из кармана кто-то орет голосом Кости "Петрович, Петрович, мы тебя не слышим, у нас тут рыбнадзор! Чо делать-то??"… А что меня слышать? Как пиво булькает? А то мы рыбнадзоров не видали!
В итоге мы вызвали из лагеря кат. Сытые и жаждущие сигарет Макс с Костей пригнали за нами Пупындру прямо в поселок - и мы отбыли в лагерь. Только зря парни взяли четыре весла - и нам с Доком тоже пришлось погрести.
А в это время в лагере обожравшиеся существа с вожделением ждали прибытия продуктового эшелона. И началось… Резался салат, томились грибы и карпюр, Док торчал от вида помидоров, которых он умудрился купить и свежих и маринованных, я продолжал вдумчиво пробовать пиво. Апофигеем гастрономического разврата явился "Белый Аист" для тех, кто до него дожил. Желудок давил на глаза изнутри, живот наползал снаружи…
Удивительно, что параллельно успели разобрать Шмырзика и упаковать большую часть барахла. На завтра планировался пеший бросок налегке в поселок, а загруженная "по самое не хочу" Пупындра должна была придти своим ходом на площадь у трех магазинов к 9 утра. В 10 нас должен был забрать УАЗик.
Спать я отправился в домик на берегу, на нары, а в палатке на свободе оттягивались Серега и Юрец. Они же утром должны были приготовить чай и поднять народ. Но на ночь глядя они устроили прощальную поганку Максу и Косте, которых на правах младших оболтусов постоянно третировали. Под палатку парням были аккуратно подсунуты хорошие каменюки так, что ровного места в палатке не осталось... Позно заползшие спать Макс и Костя с трудом устроились в этом "саду камней", изумляясь, как это они так бездарно поставили палатку. Когда утром поганка открылась и Серега признался в содеянном, была предпринята попытка макнуть его в море - но безрезультатно.

02 августа, финиш
Юрец провел строгий подъем в 6-45. На завтрак - чай с пряниками и погрузка вещей на кат.
Док ведет пешую группу по берегу, а я, Костя, Макс и Серега гоним кат к месту разборки. В бухте ветер, конечно, встречный (значит - курс правильный), лопатим старательно и без перекуров. Для облегчения души злорадно кричу Доку по рации "А у тебя снова пешка!!!", на что он радостно отвечает "А у тебя опять вода!!".
За 50 минут долопатили до берега, на дощатом настиле (танцплощадка, что ли?) за полчаса разобрали Пупындру. Теперь это снова набор деталей "Аргут"…
Подтянулась пешая группа, появился УАЗ. Подсушили кат, упаковали и в 10 часов покинули Умбу. По дороге выходили посмотреть на Колвицу - на ней от моста стартовало стадо московских катов. Река нас не вдохновила.
Лучше "морских" порогов Умбы нет здесь ничего! (Для катов) Было бы время - покатались бы от верхнего моста до нижнего пару раз, благо с переброской на машине нет проблем! Уж очень нам понравилась Паялка и нижние пороги. Много воды, хороший спад, мощные бочки и валы - катишь по волнам, а не по камням. Но времени всегда в обрез…
Итого - по Ловозерью пройдено 65 км, с учетом радиалки на Райавр - около 88 км, по Умбе пройдено 120 км.
В 12-30 мы уже были в Кандалакше - и слонялись по вокзалу, рубали пирожки и общались с питерцами - 21-й поезд уходит около часу дня, его ожидают толпы народа. Старшая часть нашей команды под действием пива и пирожков начала впадать в сонное состояние - и тут Серега устроил очередную поганку Косте, спящему на мешке катамарана... Он связал шнурками его ботинки и привязал их к кату, объяснив неспящим зрителям, давящимся от смеха, что когда Костю резко разбудят на погрузку в поезд, он спросонья легко вытащит на платформу 50-кг катамаран. Костю разбудили, но обошлось без жертв и разрушений. А Сереге было обещано макание в воду при первом же удобном случае (что и произошло через три недели на северной Ладоге при активном участии Макса).
Мы уехали на 11-м поезде в 16-45.
Вот и прошли 2 недели, которых я ждал и к которым готовился остальные недели года. Всегда хочется задержать в себе подольше ощущение пройденных километров и команды друзей рядом, вопреки суете городов и потокам машин, куда "…возвращаемся мы, просто некуда деться…".

А способ один - опять возвращаться в горы и на пороги.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:


Антиторнадо


Северная береза


Катание по снежнику


Каскад водопадов


Куйву


На пляже


Озерцо


Переправа через
Сейдяврйок


Рыбалка с моста


Панорама Ловозера и
части Сейдозера


Каньон ручья Чивруай


Цирк Райавр


"Циклопическая кладка"


Облака над Сейдозером


Сейдозеро - вид с плато


Падун


"Аргут" в Падуне


Падун - бочки третьей
ступени


Утро. Подъем


Панорама Канозера


Канозеро


Сосновая стоянка


Паялка. Разгон


Паялка. В пороге


На Белом море


На Белом море.
Обходим мыс



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100