Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Отчет о наученной командировке в Иран

Автор - Алексей Дешеревский (Москва)

Вернувшись недавно из командировки, я вдруг оказался засыпан вопросами. Где был? Под пальмами? А какими? Финиковыми? Как интересно... А там на этих пальмах что-нибудь растет, да? А что именно? Ах, финики...
Устав пересказывать подробности, я решил изложить все на бумаге.
По вполне понятным причинам имена и фамилии основных действующих лиц, а также место и время действия и даже некоторые буквы в отдельных сло-вах изменены. То есть под Москвой может подразумеваться Багио, вместо "Ирана" иногда следует читать "Аляска", а к датам добавлять "до н.э.". Впрочем, это ничуть не умаляет строго документального характера повести. И можно не сомневаться, что каждая запятая здесь буквально выстрадана потом и кровью автора, не один месяц изнывавшего под жарким субтропиче-ским солнцем в безжизненных ледяных пустынях черного континента….



Предыстория

Судьба подарила мне все, что хотела,
И все, что смогла, отняла...
М.Щербаков


В конце 1998 года я заметил, что в нашем институте стали пропадать люди. Только вчера он, здоровый и бодрый, беседовал с тобой в коридоре, весело врывался в столовую, и вот он уже суетлив, озабочен, куда-то спешит и…
Сначала это были единичные случаи, но после Нового года встретить на работе сотрудника стало редкой удачей. Напряженная тишина повисла в лабораториях института. Лишь изредка мимо моей комнаты проносился Шеф, опаздывающий на очередное Важное Совещание. Как обычно, на ходу он обсуждал какие-то вопросы, ругался по телефону, читал и правил всевозможные бумаги, поворачивался, чтобы с кем-нибудь поздороваться и исчезал на соседнем этаже прежде, чем собеседник успеет ответить. Напрасно я раз за разом выскакивал на лестницу - лишь долго не смолкающее в пустых гулких коридорах эхо подсказывало, что Шеф только что был рядом…
В то утро Шеф нашел меня сам:
- Леша, а ты почему еще здесь? - услышал я удивленный голос. - Мне сейчас очень некогда, поэтому не задавай лишних вопросов. Вот тебе адресок, завтра явишься в 15.00, с вещами. Да, с собой не забудь захватить паспорт, плавки и пару дискеток!
В назначенное время я вошел в высокое здание без вывесок, но с вахтером, проходной и вооруженной охраной. Получив заготовленный на мое имя пропуск и посетив около десятка перечисленных в обходном листе комнат, я обнаружил у себя в руках толстую пачку документов, из которых следовало, что через два часа я лечу рейсом Аэрофлота в Тегеран.


Тегеран - 99

Скоро будет все иначе, чем было...
М.Щербаков


Автобусы в Шереметьево-2 идут от Тушино и Речного вокзала. В салоне я встретил первых попутчиков, выделяющихся из сумрачной зимней московской толпы легкими летними рубашками, солнечными панамами и старыми, видавшими виды абалаковскими рюкзаками. Вот и аэропорт. Тотчас нас окружили носильщики:
- Вам такси?
- Спасибо, нам самолет! - По ошибке мы зашли на первый этаж, в зал прибытия, а улетают здесь со второго. Короткая регистрация, три часа ночного полета ….
Российское посольство в Тегеране, куда нас привезли на специально поданном автобусе, известно тремя вещами. Во-первых, это самое большое по территории посольство в мире, о чем есть запись в книге рекордов Гиннеса. Во-вторых, здесь до сих пор сохранились развалины лестницы, на которой когда-то фотографировались Сталин, Рузвельт и Черчилль, отмечавшие в Тегеране 114-летие с момента гибели Грибоедова. Ну и в третьих, это первое российское посольство, где мне довелось провести ночь в таких ужасных условиях. На пятом этаже, без лифта, чая, кондиционера, с пятью плечиками для одежды и без единого гвоздя, на которые эти плечики можно было бы повесить.
Утром следующего дня мы пошли менять выданную нам американскую капусту на иранские доллары. Курс в банке примерно в 2-3 раза хуже, чем на улице, а лучше всего менять деньги в магазинах, торгующих дорогой импортной техникой.
Магазины в Тегеране группируются по улицам: обувная линия, мотоциклетная, сантехника, книги, одежда, золото... Покупая что-нибудь домой, не постесняйтесь спросить, чья это продукция, и взять товарный чек. Как и Россия, Иран завален турецкими товарами. Помимо общей границы, близость этих двух стран подчеркивается общностью языка: едва ли не четверть населения в Иране - азербайджанцы. Кроме того, в Иране полно японских товаров. Часто они похожи на персидские, как две капли воды. Интересно, что после антишахской революции 1979 г., когда местные исламисты объявили Россию, Америку и Израиль империями зла, отношения с Японией не только сохранились, но и улучшились. В страну Восходящего Солнца потоком потекла иранская нефть, а оттуда в Иран пошли автомобили, электроника и прочая бытовая оргтехника. Вот и считайте, на чьи деньги велась революционная борьба с ненавистным монархическим строем....
Хлеб в Иране очень дешев - на доллар можно купить килограмм тридцать, а вот печенье и сладости, наоборот, непропорционально дороги: $1-2 за килограмм. Остальные продукты, за исключением овощей, как правило, немного дешевле, чем в Москве. Интересно, что иранцы не производят и не едят не только свинину, но и творог. Вместо нормального деревенского продукта продается так называемый "маст" - что-то среднее между холодцом из простокваши и обезжиренной сметаной.
В начале марта в лавках не было разве что дынь и арбузов - самые скороспелые подходят только в апреле. Зато зелень, помидоры, яблоки, киви и всякие там финики - в избытке. Еще больше выбор орехов и орешков, многие из которых я увидел впервые. Все - приготовлены особым образом. Например, спелую фисташку со слегка надтреснутой скорлупой макают в концентрированный раствор соли с лимонной кислотой. Кристаллы рассола придают скорлупе неповторимый привкус. Правда, перед едой скорлупу почему-то выбрасывают...
Как ни странно, Тегеран совсем не похож на "нашу" Среднюю Азию. Во-первых, на улицах почти нет знаменитых восточных базаров. Практически вся торговля, в том числе и овощная, сосредоточена в крытых лавках, часто многоэтажных, а центральный рынок вообще напоминает гигантскую фантасмагорию на тему нашего ГУМа. Во-вторых, в центре города на порядок меньше зелени, чем например в Ташкенте или Душанбе. Переполненная транспортом проезжая часть плавно переходит в тротуар, прямо из которого растут стены разномастных зданий, прилепившихся друг к другу без всякой системы и порядка.
Привычные нам зеленые аллеи и белоснежные многоэтажки "спальных" районов в шестимиллионном Тегеране встречаются только на окраинах. Но именно эти кварталы считаются наиболее престижными. Летом тут не так жарко, а воздух в любую погоду гораздо чище, чем в центре. Просторные автобаны связывают элитные районы друг с другом и основными транспортными развязками. Месячная квартплата колеблется от $100 до $300, плюс при заселении нужно внести залог, равный 12-ти ежемесячным платежам. Далеко не все тегеранцы могут позволить себе такие траты.
Все дорожные указатели и таблички с названиями улиц в Тегеране двуязычные: на фарси и английском. Вывески на магазинах и банках тоже часто продублированы по-английски. Интересно, что текст на фарси пишется справа налево, а цифры - слева направо. И как только они не путаются! Впрочем, как сказал мне один иранец, действительно путаются, поэтому техническую документацию здесь часто готовят на английском.
Цифры, которые мы называем арабскими, у персов не в почете. Единичка здесь обозначается палочкой, двойка пишется как палочка с хвостиком, а пятерка вообще напоминает сердечко. Но у большинства продавцов есть японские калькуляторы, и цену выбранного товара вам покажут на дисплее. Впрочем, как и в любом другом уголке мира, лучше освоить местную грамоту хотя бы до такой степени, чтобы читать ценники: так и удобнее, и быстрее. Сложнее разобраться с алфавитом. Букв в персидском языке почти столько же, сколько и в русском, но у многих есть несколько начертаний. Гласные могут писаться, а могут подразумеваться, особенно если произносятся слитно с предшествующими согласными. Не стану давать голову на отсечение, но как знать, будь персидская письменность не столь заковыриста, возможно нам не пришлось бы при раздаче гонораров охранникам сейсмических станций возить с собой по деревням чернильную подушечку и вместо подписи ставить в ведомость отпечаток большого пальца… Впрочем, алфавит - это все-таки не иероглифы, и если вы владеете фарси, освоить его можно за несколько дней. Если же отношения с персидским языком, одним из древнейших в мире, не сложились у вас с детства, подумайте о других распространенных здесь языках. Иран - многонациональная страна, поэтому многие жители могут объясниться с вами на турецком, арабском, курдском или английском …
Очень своеобразны тегеранские дорожные развязки. Крутые и узкие, как будто игрушечные, эстакады, еще более короткие и крутые тоннели... Кажется, на весь город нет ни одного подземного перехода, но они и не очень нужны, так как на дорогах пешеходы имеют приоритет перед автомобилями. В качестве компенсации автомобили и мотоциклеты свободно движутся по тротуарам, причем порядка в этом движении вряд ли больше, чем в Броуновском. У вновь прибывших первая поездка по Тегерану обычно оставляет сильное впечатление: если машина достаточно мощная, создается полная иллюзия, что водитель срочно готовится к выступлению в Формуле-1. Но ДТП на удивление редки - наверное, потому, что в Иране абсолютно нет пьяных. Спиртное тут просто не продают, а за наркотики полагается смертная казнь. За воровство - отрубание рук, хотя калек я что-то не видел. То ли мало воруют, то ли редко попадаются. А может, отрубают сразу по самую шею...
Впрочем, многие не принятые у нас вещи здесь почитают за норму и воровством не считают. Так, заметив, что у кого-то из заднего кармана брюк вот-вот вывалится бумажник, перс ни за что не предупредит растеряху, но будет долго и аккуратно идти следом, чтобы первым подобрать деньги, когда они выпадут. А один из сопровождавших нас охранников не побрезговал стащить лежавшие рядом с моей курткой записную книжку и деньги, когда остался наедине с ними в машине. Но я это заметил, только когда мы уже вернулись на базу, да и не обыскивать же мне его в конце концов! Прав был кто-то из великих, когда заметил, что на Востоке мудростью почитают то, что у нас на Руси скорее назвали бы хитростью…


Город-порт Бушер

Просыпается берег, потоки шумят,
голубеет туманная Лета...
М.Щербаков


Вечером нас повезли дальше, в Бушер. Местные авиалинии в Иране обслуживаются в основном морально устаревшими импортными птеродактилями типа А300. Полет на расстояние около 700 км продолжается часа полтора; билет в пересчете на Грины стоит чуть больше десяти долларов. В московском аэропорту за эти деньги едва-едва можно поесть тот "легкий ужин", который был нам предложен в полете…
Прежде, чем сесть, самолет исполнил в воздухе заковыристую фигуру, напоминающую танец пчелы, объясняющей товаркам путь к миске с нектаром. Почему так сложно? Неужели недостаточно одного разворота? Ведь Бушерский аэропорт не слишком загружен, а его посадочную полосу даже из пассажирского салона видно за десятки километров? Похоже, стюард сам теряется в догадках. Наконец, посоветовавшись со старшим бортпроводником, он на ломаном английском выдавливает из себя что-то вроде "мы не ищем легких путей!" и с гордостью удаляется.
Бушерский полуостров представляет собой вытянутую вдоль берега полоску холмов, отделенную от континентального Ирана многими километрами солончаковых низин. Несколько раз в месяц морская вода заливает эти обширные пространства, и тогда они превращаются в непроходимые поля жидкой грязи. Когда море уходит, пустыня покрывается растресканной глинистой коркой. На многие километры здесь нет ни бугорка, ни кустика, ни травинки.
На возвышенностях соль уступает место песку. Несмотря на близость раскаленного Персидского залива, насыщающего воздух своими испарениями, с января по ноябрь тут не выпадает ни капли осадков. Редкие деревца впитывают влагу прямо из воздуха. Только местами среди холмов возникают рукотворные оазисы - деревни, огороды, рощицы аккуратно обрезанных финиковых пальм.
Каждую весну пальма выбрасывает вверх метелку молодых быстро растущих побегов. Но ажурная зелень пальмовых листьев обманчива: на самом деле их твердые заостренные концы только и ждут, чтобы в кого-нибудь впиться. К июлю верхушка ствола как гирляндами обрастает гроздьями желто-красных фиников, после чего нижние - прошлогодние - ветви желтеют и опускаются вниз, а затем опадают. У некоторых видов пальм старые листья образуют вокруг ствола колючую двух-трехметровую шубу, пробраться через которую можно только на танке. Но встретить "одетую" пальму в Иране почти невозможно. Сухие ветки - отличное топливо, и персы спиливают старые листья, как только они одеревенеют. Еще через год-два нужной кондиции достигает и черенок листа, и его тоже отпиливают. Поэтому гладкие декоративные пальмовые стволы, которые нам часто показывают по телевизору, вверху обычно толще, чем снизу, где ствол уже очищен от высохших черенков.
Поселок, где живут российские строители, находится в 20 км от города Бушер, центра одноименной провинции. Из поселка в Бушер каждый вечер ездит специальный автобус для россиян. Но в город он приезжает уже в сумерках и всего на полтора часа - только-только закупиться на базаре и обратно. К тому же в центр Бушера автобус не заходит, а объезжает город по его правой, дальней от моря окраине. Если пройти от конечной остановки вперед, можно попасть на маяк, расположенный на самом конце полуострова. Справа от маяка - грузовой порт, слева - набережная, любимое место гуляния бушерцев и приезжающих сюда со всех концов Ирана туристов. Слева от конечной остановки автобуса находится городской рынок, чуть дальше - торговые улицы и автостанция пригородных маршрутов. От маяка и набережной их отделяют самые старые в Бушере улочки; здесь же находится и самая высокая точка полуострова, примерно 40 м над уровнем моря.
Чтобы осмотреть центр города, лучше поехать в Бушер пораньше, на городском автобусе. За проезд платят талончиками, которые можно купить на крупных остановках. Если талончика с собой нет, можно доехать до следующей остановки с киоском и, попросив водителя подождать, купить книжечку. Но это только на пригородном рейсе. Билеты очень дешевы, одна поездка стоит меньше двух центов. Когда я первый раз по ошибке зашел в автобус без билета и спросил, где можно оплатить проезд, какой-то студент просто подарил мне талончик.
В отличие от столицы, номера автобусов и названия улиц в Бушере написаны только по-персидски, но вам всегда помогут сориентироваться и найти правильный выход из любой ситуации, особенно если на этом можно немного подзаработать. Впрочем, не надо обижаться на иранцев - московские таксисты дадут в этом своим бушерским собратьям сто очков вперед! Вспомните хотя бы знаменитую историю о жителе Рязани, опаздывавшем на поезд. Его электричка чуть припозднилась, и когда он, запыхавшись, выскочил с Казанского вокзала и сообщил таксисту, что до поезда на Питер осталось меньше двух часов, тот не раздумывал ни минуты! После бешеной полуторачасовой гонки по улицам Москвы гость прибыл на нужную платформу точно к началу посадки. К чести того таксиста (а было это еще до перестройки), деньги он взял строго по счетчику!


У природы нет плохой погоды

В году на радость и печаль
По двадцать пять недель...
М.Щербаков


Как сказал один француз, побывавший в Бушере в конце прошлого века, здесь два времени года. Лето продолжается три месяца, с декабря по февраль, а все остальное время здесь сущий ад.
Действительно, ранней весной в Бушере не жарко, а очень жарко. Это та самая нестерпимо знойная и влажная летняя жара, которую мы так ругаем в июле и которую с таким нетерпением ждем зимой. Зато ночи иногда случаются настолько прохладные, что спать можно без кондиционера.
Настоящая жара приходит в конце марта. Послеобеденная температура устойчиво зашкаливает за 40°. Влажный воздух побережья не отпускает ни днем, ни ночью. Хочется закрыть глаза и плюхнуться в фонтан. Даже по иранским меркам, в Бушере чересчур жарко. Рука машинально пытается нащупать за спиной березовый веничек. Но это не баня, это улица, по которой мы идем на работу. В белых рубашках и темных брюках, при галстуке и в свеженачищенных башмаках.
Ненавижу галстуки! Тем более в такую жару. Этот предмет туалета уже давно не несет никакой полезной функции и по всем законам должен отмереть. Но иранцы, а точнее, российские сотрудники из Очень Бдительного отдела об этом пока не знают. Какое счастье, что мое рабочее место находится в стороне от их немигающих взглядов и соблюдать форму одежды я вынужден только при походах в отдел кадров и в магазин!
Лето на побережье Персидского залива наступает в начале июля. Как только море прогревается до тридцати пяти - сорока градусов, едкие соленые испарения поглощают все вокруг. Нет, это уже не баня. По сравнению с этим кошмаром апрельская жара кажется раем.
Человек не может выжить в этих условиях. Рабочий день у персов начинается с рассветом и кончается через час-два после восхода солнца. Наши сограждане трудятся с утра и до обеда, который по здешним традициям продолжается от полудня почти до заката. Вечером можно еще немного поработать. Остальное время мы корчимся на постели, безуспешно пытаясь заснуть, или стоим на табуретке с задранной вверх головой, как к кислородной подушке, припав ртом к горловине выходного отверстия кондиционера.
Так продолжается несколько месяцев. Лишь изредка с аравийских пустынь ветер приносит особые водно-пылевые туманы (в Таджикистане такой ветер называют "афганцем"). Песчаные облака закрывают солнце, и становится заметно прохладнее. В такую погоду даже днем температура не поднимается выше 45 градусов. Однажды нам повезло ремонтировать ограду сейсмостанции под афганцем - это был настоящий праздник!


Колония российских строителей, или моя милиция меня Харасат

О, сладость произвола!
О, вольный дух казарм!
М.Щербаков


В день прибытия все приезжие оформляют командировки, регистрируются в нашем и иранском отделах кадров, заполняя подробнейшую анкету, проходят медосмотр и инструктаж по технике безопасности. Выходной день в Иране, а значит и у нас, - пятница. В четверг все работают до обеда, два послеобеденных часа можно посвятить досугу. На работе надо быть в 6.15, домой отпускают в 16.30. Интересно, что время в Иране сдвинуто относительно обычных часовых поясов на полчаса, и разница с Гринвичем составляет 4 часа 30 минут. А летоисчисление здесь мусульманское, сейчас идет 1379 г. Так и хочется вспомнить Фоменко с его ортогональной историей! Как знать, не в персидских ли архивах покоятся ключи к разгадке тайн и неувязок скалигеровской хронологии?
Вновь прибывших обучают ходить все время в одежде и не разговаривать с иранцами. У женщин может быть открыто лицо, но на голове обязателен темный платок. Для мужчин правила чуть лояльнее, но например, появление в общественном месте в шортах приравнивается к откровенной порнографии. Впрочем, оголять тело никто и не пытается: тропическое солнце действует лучше шариата.
Сами иранцы относятся к религиозным запретам неоднозначно. Женщины, особенно молодежь, вовсе не приветствуют свое униженное положение. Там, где нет исламских контролеров, платок и платье частенько оказываются не черными, а ярко-пестрыми, как у таджичек. Гораздо свободнее одеваются дети и подростки. В тегеранском аэропорту я встретил иранскую семью: европейского вида мужчина, видимо бизнесмен, полностью закутанная в черное женщина и 13-14-летняя девочка, точнее уже совсем девушка, без лифчика и в таком откровенно прозрачном платьице, которое у нас встретишь разве что в эротическом салоне.
Среди мужчин отношение к исламу более нейтральное, хотя есть и небольшой процент "идейных" партийцев, сделавших карьеру на внедрении шариата и видящих смысл жизни в том, чтобы контролировать окружающих.
Несомненное достижение иранских блюстителей морали - автобусный транспорт. Женщины входят и выходят из автобуса строго через заднюю дверь и сидят в задней половине салона, мужчины - только в передней. При выходе пассажиры отдают использованные билеты-талончики водителю. Женщины по улице подходят к передней двери и только тут, поднявшись на одну ступеньку, отдают водителю талончик. Аналогично, каждая лепешечная имеет два окошка - для мужчин и для женщин.
Впрочем, сказанным шариат в Иране, похоже, исчерпывается. Так, на рынках и в обычных (не хлебных) магазинах очередь для женщин и мужчин общая. Девочки и мальчики учатся отдельно, но, получив высшее образование, работают вместе. В набитых такси пассажиры обоего пола сидят друг у друга чуть ли не на коленках и никто не жалуется. Видимо, про такси в Коране ничего не написано...
Еще более строгая сегрегация поддерживается в отношениях иранцев с иностранцами. Так, связь немусульманина с иранской женщиной карается смертной казнью. Разговор с иностранцем на улице чреват приводом в полицию, а если местный сотрудник из нашей охраны случайно освоит несколько русских или английских слов, его немедленно увольняют.
После активизации Бушерской стройки и массового заезда россиян для моралистов открылся поистине неисчерпаемый фронт работ! Когда при шахе немцы начинали строительство Бушерской электростанции, они первым делом соорудили уютный и аккуратный жилой поселок, который предполагалось заселить немецкими и иранскими строителями и эксплуатационниками. Во время Исламской революции 1979 г. и последующей войны с Ираком поселок, в отличие от германо-иранских отношений, почти не пострадал, и разместить россиян, взявшихся доделывать станцию, решили именно здесь. Однако теперь сама мысль о возможном совместном проживании иранцев и иностранцев приводит здешнее начальство в священный трепет! Поэтому всего за полгода российская часть поселка была обнесена прекрасным трехметровым бетонным забором с двумя рядами колючей проволоки. Аналогичным образом живущих в поселке иранцев с высшим образованием отделили от нас и иранских неспециалистов. На свежеотделанных проходных с кондиционерами и прочими удобствами круглосуточно дежурит вооруженная охрана, по-местному Харасат. Из ее особых успехов можно отметить отдельные магазины для каждой части поселка (в нашем все в два-три раза дороже), раздельные почты, спортплощадки, культурно-досуговые центры... А как оперативно она прекратила спонтанно начавшийся футбольный матч между нашими и иранскими специалистами! Говорят, вскоре после этого начальник Харасат пошел на повышение в Тегеран… Видимо, будет делиться там опытом усовершенствования религиозно-кастово-полового "апартеида"…
Только не подумайте, что мы живем, как в тюрьме! Иранцам вход на нашу территорию действительно закрыт, а вот мы при желании вполне можем выйти за проходную. Для этого всего-навсего нужно за несколько дней написать соответствующее заявление и, заверив его у непосредственного начальника, сдать в российскую службу безопасности. Не требуется даже лично ходить в Харасат - если выход в город не запретят, наши особисты сами оформят иранский пропуск и вручат заявителю. Разумеется, в группе должно быть не менее 3-4 человек, а на каждую женщину или ребенка должно приходиться по 2 мужчин, но это уже мелочи, на которые читателю вряд ли стоит тратить свое драгоценное внимание.
Впрочем, не все так сложно. Например, ежедневные автобусные поездки в Бушер оформляются по упрощенной процедуре, а на пляж можно поехать вообще без предварительной записи. Специально выделенный автобус сажает всех желающих и везет их через проходную к морю, где для нас выделено около 200 метров берега. Зона отдыха российских специалистов построена только недавно (при немцах до такого сервиса не додумались) и в целом производит хорошее впечатление. Автобус подъезжает прямо к проходной; за двумя рядами колючей проволоки - охрана, есть раздевалки, навесы от солнца и даже душевые кабинки. Понятно, что женский и мужской пляжи - раздельные; помимо колючки, каждый из них с трех сторон обнесен бетонным забором, а с четвертой - открывается в море широким 50-метровым песчаным пляжем. Раньше окружающий нас забор продолжался и в море, где специальные матерчатые щиты полностью укрывали зону отдыха от посторонних взглядов, но после одного из штормов щиты повыворачивало, остались только железобетонные опоры, и теперь мы прямо с пляжа можем видеть морской горизонт и изредка - проплывающие вдали корабли.
Согласно местным обычаям, женщины должны купаться в одежде, но для россиянок наказание за нарушение этого правила не очень строгое. Так, когда какая-то из наших дам случайно забыла одеть на пляже носки, понадеявшись, что под длинным платьем это не будет заметно, виновную не забросали камнями, а всего лишь откомандировали на родину ближайшим рейсом. Естественно, билет ей пришлось оплатить из собственного кармана. И поделом - нечего соваться в чужой монастырь со своим уставом!
Берег здесь почти плоский, и чтобы зайти по пояс, приходится идти пешком несколько сотен метров. Волны и острые камни на дне делают эту процедуру не очень приятной, особенно во время отлива. Заходить и особенно заплывать на глубину категорически не рекомендуется: за соблюдением этого правила внимательно следят прикомандированные к каждой группе купающихся особисты и иранские пограничники. Говорят, на глубине в здешних краях встречаются опасные для человека акулы, но близко к пляжу они не подходят, так как не любят взмученную прибоем грязную прибрежную воду.
За отведенные для купания полтора часа можно зайти в море примерно по шею и даже немного поплавать. По линии прибоя на песке тянутся странные извилистые следы, похожие на змеиные, но это всего-навсего траектории ракушек-улиток. Пустых раковин почти нет, россияне еще живыми растаскивают их на сувениры, но море каждый год выносит на пляж молодых моллюсков. Ничего не подозревая, они ползают вдоль берега и становятся легкой добычей вырвавшихся на свободу инженеров, строителей и технологов. Мне собирать живых ракушек не позволяет чересчур экологическое воспитание, поэтому как белая ворона, я тщетно ковыряюсь в грунте в поисках пустых мертвых раковин. Но нет: весь песок на территории пляжа уже многократно просеян. Что ж, придется на этот раз моим детям обойтись без сувениров из Индийского океана…
Выбравшись на берег и переодевшись, мы возвращаемся в автобус. Он стоит снаружи, за забором, и пока собираются отстающие, можно полюбоваться окружающим пейзажем. Впереди за небольшой пальмовой рощицей начинается иранская деревня. Назад сколько хватает глаз тянется голое песчаное побережье. В полукилометре от моря серым рубиконом поблескивает внешнее бетонное ограждение поселка, но чтобы добраться до проходной, нам придется проехать почти два километра.
Вокруг поселка через сто-двести метров насыпаны небольшие каменные холмы. На каждом - орудие, зенитный пулемет или просто солдаты с автоматами. Вокруг холма лежит цепочка камней, отмечающая запретную зону. После войны с Ираком иранцы свою армию уважают, так что более серьезной охраны не требуется. Однажды утром мы были разбужены ведущейся со всех сторон беспорядочной стрельбой. Но оказалось, что это не налет, а просто учения. Охрана борется с условным противником. Лучше бы они вместо всей этой артиллерии купили один комплект С-300. И престижно, и учебные стрельбы смотреть интереснее.


Немецкий дом по-ирански

И где у вас гарантия, что гимн, который пели вы,
Не будет завтра проклят, заклеймен и запрещен?..
М.Щербаков, 1982 г.


Приезжающих специалистов в поселке встречает комендант. Каждый прибывший уже внесен в список размещения, и точно знает, в каком из 200 домиков-коттеджей ему предстоит жить. Домик рассчитан на 4-6 человек, но люди все время меняются и обычно до половины коек пустует, так что каждый живет в отдельной комнате. В домике есть ТЭН, кондиционер, душ, ванна, кухня. Со временем обещают установить телефоны и провести кабельное телевидение, там будут все наши спутниковые каналы и по паре западных и иранских.
…Постучав в указанную дверь, я вошел в свое новое жилище, скинул рюкзак и громко спросил, нужны ли здесь кому-нибудь передачи из Москвы. Из душевой тут же вышел сосед, тоже сотрудник нашего института, завернутый в банное полотенце.
- Тебя мой вид не смущает?
- Ну, если бы я был девушкой или, на худой конец, голубым… А так - увы, нет…
После обмена приветствиями и раздачи черного хлеба, сала, папирос и московской колбасы (всего этого в Иране не найдешь) мы долго обсуждаем последние новости. Разговор вскоре переходит на главную проблему здешних долгожителей: как провезти винный концентрат через таможню и можно ли гнать самогон так, чтобы не попадаться. Меня эта тема не слишком интересует, и я иду устраиваться в свою комнату. В моем домике - пять комнат и два туалета, но в маленький туалет сосед старается не ходить - там чем-то воняет. Хм, действительно, воняет. Интересно, почему? Через два дня меня осеняет догадка: "Слушай, а ты воду в унитазе спускать не пробовал?"
Холодная вода идет сюда по трубам с гор и по пути нагревается до 30-35 градусов, так что горячий кран мы используем только при стирке или мытье посуды. А вот в иранской части поселка ТЭН-ов нет, но вода в квартирах тоже теплая. На улице у каждого дома установлен большой железный бак, в котором жители запасают воду ночью и потом расходуют, уже подогретую на солнце, по мере необходимости.
В сухие годы бушерский водопровод работает по расписанию, 2-3 часа в сутки. И только в российскую часть поселка вода подается без перерывов…
Отдельные водокачки подают воду из подземных горизонтов на поля. В отличие от питьевой, эта вода соленая, зато для нее не нужно строить многокилометровых трубопроводов. Когда едешь в машине по асфальтированной сельской дороге, то кажется что все эти арыки, ухоженные поля, плантации финиковых пальм существовали здесь вечно. А ведь всего лишь несколько десятилетий назад в Бушере, да и вообще в юго-западном Иране не было ни водопроводов, ни современных автодорог, и жители каждую зиму в сезон дождей собирали и запасали воду в подземных хранилищах, а потом понемногу расходовали ее в течение остальных десяти месяцев.
Иранские телеканалы очень напоминают наши первые перестроечные годы. Фильмы показывают редко, в основном местные или индийские, а больше всего дискуссий, предвыборных диспутов, ток-шоу и тому подобных передач с "говорящими головами" на разные темы. Много спорта. Помимо местного футбольного чемпионата, почти каждый день показывают игры ведущих европейских клубов. А еще иранцы очень любят юмор. Наш водитель в любое время включал и находил какую-нибудь юмористическую передачу иранского радио. И сами иранцы тоже очень любят рассказывать анекдоты. Из наших историй им больше всего понравился рассказ о заботливом папаше, впервые в жизни на некоторое время оставшимся с маленькой дочкой без мамы. Через неделю он пришел к доктору и пожаловался, что несмотря на все его усилия - регулярную смену белья, пеленок, развивающие игры, прогулки и тому подобное, - дочка ежедневно плачет и все время теряет в весе.
- А чем вы ее кормите? - спросил доктор.
- Черт возьми! - стукнул себя по лбу отец. - Все время я что-нибудь, да забуду!
Видимо, в Иране эта тема тоже достаточно актуальна…


"Зель-зеле" по-персидски - "землетрясение"

Мы рыбу ловим здесь, у нас работа есть...
М.Щербаков


Наша группа занимается детальным сейсмическим районированием. Это значит, что мы должны точно сказать, какой силы землетрясение может случиться в районе электростанции в ближайшие десять, сто или тысячу лет. Обычно данные сейсмического районирования в числе первых ложатся на стол проектировщиков, и вся конструкция привязывается к ним с таким расчетом, чтобы в случае ожидаемого землетрясения объект продолжал нормально работать, а после самой сильной сейсмической катастрофы хотя бы и пострадал, но не нанес ущерба окружающей среде.
Но этот заказ особый. Корпус станции, наполовину построенный еще немцами и простоявший в таком виде больше двадцати лет, уже практически закончен, полным ходом возводятся вспомогательные объекты, завозится технологически сложная "начинка". Конечно, все эти здания и сооружения рассчитаны на какой-то сейсмический балл, но что будет, если результаты, которые мы еще только готовимся получить, не совпадут с заложенными в проект? Впрочем, об этом пусть болит голова у начальства, а наше дело маленькое: поддерживать развернутую сеть сейсмических станций, работающую днем и ночью, не пропустить ни одного даже самого слабого землетрясения. Сейсмостанции у нас относительно новые, автоматические, они регистрируют колебания почвы и по радиоканалу передают данные в центр обработки, где мы с помощью мощных компьютеров точно определяем место, силу и другие параметры землетрясения. Вдвоем мы обслуживаем сеть из восьми станций, а в старые времена на каждой такой станции постоянно дежурили два наблюдателя…
Утром в лабораторию первым приходит оператор ОСБ. ОСБ - это сейсмостанция старой модели, она не автоматическая и два раза в день нам приходится вручную менять и проявлять ленты. Но и отказываться от этой техники пока рано - с автоматикой может что-то случиться, и на время ремонта нужно иметь резервную запись.
Чуть позже из своей комнаты выбирается заспанный начальник, он же оператор телеметрической сети. Пародируя одного из небезызвестных сейсмологов, он суровым голосом произносит:
- Ну, где дежурный по сейсмостанции?
- А что, здесь еще и сейсмостанция есть?! - с наигранным изумлением парирую я. - Что же ты мне раньше об этом не говорил?
В паузах между различными делами мы иногда играем в lines. Как-то работавший в это время со мной Сергей долго наблюдал за моей игрой. Когда счет перевалил за 7000-ую отметку, а поле все не заполнялось и не заполнялось, он, видимо решив меня похвалить, глубокомысленно заметил:
- Кажется, тебе не хватает шариков…
Потом, сообразив, что сказал что-то не то, поправился:
- Я имел в виду, что у тебя проблема: никак не можешь кончить…
Я уступил ему клавиатуру, и он в несколько ходов завершил партию, тянувшуюся уже больше часа. Долго ли, умеючи-то?
Огромная гора архивных лент с сейсмограммами на моем столе постепенно перекочевывает в шкаф. Вот и еще одна ленточка обработана. Из-за пачки бумаг показался старый, но еще живой магнитофон "Вега" Бердского радиозавода. Как и выпущенные в 60-х годах ЗИЛ-овские холодильники, велосипеды, стиральные машинки и многие другие предметы тех застойных времен, этот магнитофон до сих пор даст сто очков вперед всяческой новомодной "фирме". А под конец жизни ему выпало еще и съездить в Иран. "Меж времен и племен он искал без конца Вариант идеального строя..." - негромко поет М. Щербаков, настраивая на философский лад. Застой - плохо, перестройка - еще хуже... А не хотите ли демократии по-ирански? Им, видите ли, Харасат не нравится! Сталина на вас нету, антихристы, сюда бы Дзержинского-Ленина, чтобы расстрелял всех иноверцев, иностранцев, мулл и еще заодно половину народа! Но Светлый Путь наших иранских друзей пока еще только ждет, а я слушаю песни, смотрю на кассету и вспоминаю человека, подарившего ее мне много лет назад. Воистину, что отдал, то твое!
Анализ данных, построение сейсмических каталогов и карт эпицентров - только часть нашей работы. Да и скучно было бы все время сидеть на одном месте. Поэтому время от времени мы объезжаем сейсмические станции: регулируем аппаратуру, меняем подсевшие аккумуляторы, протираем солнечные батареи… Местные пернатые явно недопонимают роль науки и за неимением деревьев облюбовали наши антенны в качестве опорных пунктов, что очень негативно сказывается на чистоте укрепленных под антеннами солнечных батарей.
Как-то раз для поездки нам выделили бортовую "Тойоту" - единственный свободный на тот момент вездеход. В кабине - всего два места. Правда, можно еще сесть в кузов, но по инструкции не положено.
Как всегда, перед выездом нужно получить разрешение от "Харасат" - службы, совмещающей в себе функции вневедомственной шариатской охраны и нашего дореформенного КГБ. При любых поездках за территорию станции в машине должен находиться один охранник, без него машину просто не выпустят. А ехать в кузове охраннику ну никак не положено! Приходится мне и моему 60-летнему напарнику забираться наверх, на жесткую и горячую от солнца жестяную платформу, а молодой и дородный харасатовец с важным видом усаживается в кабину. Кстати, маршрут предстоящей поездки надо утверждать за неделю, а то и больше, и не дай бог нам во время поездки отклониться на десяток километров в сторону, чтобы побыстрее отремонтировать внезапно испортившуюся станцию! А вот когда мы однажды застряли на песчаном холме, и битый час под палящим солнцем раскапывали траншею, рубили и подсовывали под колеса кустарник, прикомандированный харасатовец все это время с важным видом сидел рядом под деревом и сочувственно смотрел на нас и на водителя. Впрочем, еще больше он, похоже, жалел самого себя. Еще бы, кому понравится из-за этих придурков с сейсмографами мотаться по горам в машине без кондиционера, а тем более застрять в пустыне при сорокоградусной жаре и с неизвестными перспективами возвращения на базу!
Впрочем, как и везде, люди в "Харасат" служат разные, иной раз встретишь такого интеллигента, что даже странно, как он попал в эту систему. А вот с другими персами - водителями, сейсмологами, всеми, с кем приходилось общаться, - мы легко находили общий язык. И надо сказать, наше отношение к служакам из "Харасат" они вполне разделяли…


Как мы покупали арбуз

Вот так идет за годом год.
Вокруг царит столпотворенье...
М. Щербаков


Однажды мы поехали на сейсмическую станцию вместе с иранскими коллегами. Навстречу один за другим шли небольшие грузовички и пикапы, доверху набитые выросшими в горах дынями и арбузами.
В Средней Азии мне изредка случалось покупать неспелые дыни. Твердые снаружи и внутри, с неразвившимися косточками, на неподготовленного гурмана они производили впечатление чуть сладковатого огурца.
В Иране, по крайней мере в Бушере, таких дынь нет. На любом базарчике самая захудалая дынька обязательно будет спелой, а мякоть - нежной. Стоит лишь надрезать оболочку, и семечки ручьем льются наружу, и уж во всяком случае их не придется вычищать с помощью ножа. Но вкус! То ли иранцы усиленно борются с диабетом, то ли еще по каким-то причинам ни одна из испробованных нами дынь хотя бы отдаленно не напоминала о существовании сахара. Абсолютно пресная и безвкусная мякоть… Наверное, поэтому и стоят они вдвое меньше арбуза…
Правда, говорят, что настоящие дыни в Иране тоже встречаются. Но растут они исключительно в Мешхеде, то есть уже в Средней Азии…
Всю дорогу на станцию я не мог думать ни о чем, кроме хорошенького арбуза. Наладив аппаратуру и с трудом отмыв солнечные батареи, обильно удобренные местной летающей фауной, мы двинулись обратно. По пути я рассказал о своей таджикистанской привычке. Там во время велосипедных поездок я любил тормозить на глухих горных дорогах фуры-бахчевозы и покупать арбузы прямо с машины. Вместе с захваченной из города лепешкой получался прекрасный обед.
Руководитель иранской группы мистер Мехромонеш поддержал мою идею. Он сам остановил попутную машину, залез в кузов, и после долгих переборов вытащил несколько ну очень больших арбузов. Они тут, кстати, не круглые и не полосатые, а по внешнему виду больше всего напоминают увеличенные в несколько раз кабачки.
Для обеда мы выбрали живописную поляну на горном склоне, а резать арбуз доверили автору идеи. Вскрыв корку, я не поверил своим глазам: арбуз был абсолютно белый, с чуть желтоватым оттенком, нарушавшимся только девственной белизной едва зародившихся семечек. Я даже подумал, а вдруг это действительно кабачок?
Ни говоря ни слова (со стороны это, наверно, напоминало сцену из какого-нибудь детектива), мы вскочили с места, одновременно с четырех сторон прыгнули обратно в "Тойоту" и бросились в погоню.
- По законам Исламской Республики Иран, - кисло пошутил Мехромонеш, - мы имеем право зарезать этого продавца, если он не заменит нам арбуз!
- В Таджикистане, - парировал я, - нет нужды прибегать к столь крайним мерам. Случись эта история где-нибудь под Душанбе, такой горе-продавец немедленно сам зарезался бы от стыда!
Догнав злополучную машину (интересно, куда она ехала?), мы потребовали, чтобы хозяин надрезал каждый проданный арбуз. Все они были чуть розовыми.
- Это очень, очень хорошие арбузы! - нахваливал свой товар горе-крестьянин.
- Да, - вынужден был согласиться Мехромонеш. - По сравнению с тем, первым, стало заметно лучше…
Пришлось брать, что дают.
- Похоже, спелых арбузов в Иране нет в принципе?
- Есть, - ответил Мехромонеш, - но они появятся не раньше августа. - Если нам очень нужно купить арбуз в июне, мы обычно берем с собой сахарную пудру…
- И красную краску! - не сдержался я.
Очередной день был испорчен…


О женщинах

Я людям отдам сушу, я небо отдам богу,
Я черту отдам душу. Их у меня много....
М. Щербаков


Сосед опять сегодня поехал в Бушер. Он туда через день ездит. Каждый раз с девушкой, каждый раз с новой! Где он только их берет? Здесь и просто-то встретить на улице лицо женского пола - большая редкость, примерно как у полярников на зимовке. Изредка приезжают, конечно, но ведь их надо еще найти, ну и познакомиться как-то. Мне бы так! Хотя если честно, отношения с женщинами у меня не ладятся уже давно. Вот например одна из последних историй, когда я столкнулся с назойливой, глупой, хитрой, коварной, вздорной, мелочной и злопамятной теткой - типичной представительницей своего класса. Тогда у меня еще не было комплексов и я свободно общался с незнакомыми людьми прямо на улице, то есть опыта в этом смысле у меня было гораздо больше, чем сейчас. Обычно интуиция помогала мне избегать неприятностей, но с Ней меня можно сказать, столкнула сама судьба.
Было это, насколько я помню, в детском саду. По случаю приема новичков к обычной манной каше давали какао и немножко меда - продуктов для меня новых, и вполне естественно, что я сразу отнесся к ним с подозрением. Как всякий нормальный человек, я решил выложить вязкую и странно пахнущую субстанцию из тарелки с кашей на стол. За этим важным и нелегким делом я даже не заметил, как Она оказалась рядом. Не поздоровавшись и не представившись, вместо уместного при знакомстве комплимента Она сразу же сказала мне какую-то гадость. После короткой и неприятной беседы, которая прошла на повышенных тонах и не доставила удовольствия нам обоим, я оказался на довольно высоком шкафу, к счастью, так и не выпустив из рук тарелку с кашей.
- Будешь здесь сидеть, пока не съешь весь мед и не выпьешь какао! А манную кашу, если хочешь, можешь не доедать! - надменно произнесла эта садистка и удалилась.
Сейчас, много лет спустя, я могу объяснить Ее поведение только врожденным чувством женского противоречия. То ли дело - мы, мужики, покладистые и терпеливые! Вот и у меня это досадное и дикое недоразумение прошло почти без последствий. Правда, с тех пор я обожаю манную кашу и ненавижу мед и какао, а также при всякой возможности стараюсь залезть повыше в горы, но при чем тут та воспитательница?
А с женщинами после этой неприятной истории я знакомился всего один или два раза. Первую я не запомнил, а вторая вскоре после знакомства огорошила меня известием, что выходит замуж. Как вскоре выяснилось - за меня. Первое время мы жили душа в душу и во всем помогали друг другу. Так, насколько я сейчас помню, она даже принимала посильное участие в рождении моих детей. Потом Горбачев объявил перестройку и новое мышление, и моя жена решила порвать с прошлой застойной семейной жизнью посредством развода. Но куча домашних дел вроде стирки, готовки или уборки совершенно не оставляют ей свободного времени! Из-за этого она вот уже десять лет не может найти свободную минутку, чтобы выполнить свое обещание. Впрочем, меня это не слишком беспокоит, так как я ее все равно практически не вижу. Днем я на работе, а когда возвращаюсь домой, ее уже нет. Ближе к вечеру она одевает что покрасивше и уезжает куда-то в центр Москвы, как она говорит, "на заработки", и возвращается только под утро, а по праздникам часто и вовсе не возвращается.
Но эта ее "работа" - это совсем не то, о чем вы, быть может, подумали! "Оттуда" женщины, как известно, возвращаются при деньгах, а моя жена, наоборот, перед отъездом каждый раз собирает всю имеющуюся в доме наличность и обратно почти ничего не привозит. По ее словам, деньги нужны, чтобы "раскрутиться". И так из года в год! Похоже, у некоторых людей слишком большая инерция...
Ну, да впрочем и черт с ними. Как говорят на Востоке, вернемся к нашим баранам, то есть я имею в виду, женщинам.
Как известно, Коран разрешает каждому обеспеченному мужчине иметь до четырех жен и неограниченное количество наложниц. Однако как правило, мусульманин в Иране имеет только одну жену, и еще никто из коллег-сейсмологов не признался, что содержит целый гарем. Хотя зарплата дипломированного специалиста (а она здесь, в Иране, вполне приличная, часто от $500 и выше), вроде бы, вполне позволяет.
С другой стороны, здесь довольно широко распространена практика, когда имеющий семью иранец работает в другом городе и приезжает домой только на выходные. В этом случае он с большой вероятностью заводит вторую жену "по месту работы", с которой и живет в течение недели. Не знаю, оформляются ли такие отношения официально, и что будет, если мужчина сменит работу, но часто обе женщины вполне осведомлены о существовании друг друга. Правда, встречаться лично им не рекомендуется, иначе скандала не избежать. В общем, два дома - две жены.
Интересно, что за год до свадьбы молодые проходят специальный медосмотр, и если врачи не подтвердят, что пара способна иметь здоровое потомство, мулла не даст согласия на их брак.
Я уже упоминал о существующих для женщин ограничениях в одежде, на пляже, в магазинах и автобусах. Помимо этого, женщинам здесь крайне не рекомендуется торговать на рынке (ну разве что бабушкам), разговаривать с любыми мужчинами на улице, обращаться в присутственные места (за исключением специальных женских организаций). Снимать головной убор можно только в помещении, закрытом от посторонних, например, россиянкам - только в тех зданиях, куда нет доступа иранцам. Разумеется, абсолютно исключена всякая возможность занятий спортом, например, бегом, вне замкнутых помещений. Хотя в спортзалах им, наоборот, можно почти все, даже играть в футбол или водное поло. Но это, понятное дело, только для богатых.
Интересно, а мечети для женщин тоже отдельные? И как чувствует себя мулла в женской мечети? Как султан при гареме, или правильнее было бы сравнить его с евнухом?
Нашему водителю, иранцу, похоже, даже неудобно отвечать на такой вопрос. Оказывается, женщины ходят в ту же мечеть, что и мужчины, только сидят и молятся там на своей, женской половине. В больших мечетях для женщин предусмотрен отдельный вход, а в маленьких - сельских - все ходят через одну и ту же дверь. Мулла располагается посередине, обычно на возвышении, и сразу обслуживает и мужчин, и женщин. В общем, полное равноправие, почти как у нас. И не надо смеяться, совсем недавно в России девочки и мальчики тоже учились отдельно, а женщины в обязательном порядке закрывали голову платками (отсюда выражение: опростоволосилась, то есть открыла распущенные, не заплетенные в косы волосы). Так что равноправие равноправием, а тюрьмы, бани и парикмахерские у нас тоже пока что отдельные, совсем как в темные времена.


На досуге

Я исполняю все, что сам себе велю...
М. Щербаков


Ну почему у персов с арабами никак не складываются добрые отношения? Еще с древних времен они постоянно воевали, даром, что алфавит в Иране арабский! Даже аравийская плита - огромная плоская глыба земной коры, средоточие арабского мира, - не лежит спокойно на своем месте, а постоянно напирает, наползает на материковый Иран, каждый год съедая по несколько сантиметров иранской земли. По линии соприкосновения, огромной дугой протянувшейся вдоль побережья Персидского залива, постоянно происходят небольшие, но вполне ощутимые землетрясения. Каждый такой толчок рождает шлейф более слабых событий, регистрируемых только приборами - так называемых афтершоков. В такие периоды мы по уши завалены работой, почти не спим и не отвлекаемся даже чтобы перекусить. И только один раз в неделю, по понедельникам, независимо ни от чего я откладываю в сторону сейсмограммы и иду на футбольное поле.
Футбол - это святое! И моя самая любимая игра, поскольку из всех игр, в которые играют руками, я умею играть только в шахматы. Видимо, руки у меня растут не из того места. В отличие от ног, которые, получается, растут из того.
Жаль только, что на футбол не всегда приходит хотя бы десять человек, чтобы нормально поиграть, и иногда приходится бегать три на три, а это уже совсем не футбол, хотя все равно лучше, чем по телевизору. Играем мы, как бразильцы, по принципу: нам забьют, сколько смогут, зато мы - сколько захотим. Сходство становится особенно очевидным после крупных поражений. Соперники забили, сколько смогли, а мы... Нам сегодня что-то не захотелось...
Вокруг поля часто собираются спортивного вида зрители, в прошлом, видимо, футболисты. Нет бы - поиграли, хотя бы в воротах! Не хотят: жарко, кто-то давно не бегал, потом с непривычки будут мучительно болеть мышцы… А жизнь, читайте классиков, дается человеку всего один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно… И ведь они правы, жизнь - штука хитрая, второй раз может и не даться, во всяком случае добровольно.
Вот так: пришел на футбол, - задумался о смерти, - значит, как говорил еще один классик, день прожит не зря…


Возвращение

Что везете, капитаны, из далёка-далека?
М.Щербаков


В начале июня вывелись ящерицы, маленькие ручные варанчики, и сразу заполонили наш домик. Сидишь себе за сейсмограммами, снимаешь вступления - глядь, по руке бежит ящерка. Шевельнешь пальцем - боится, отползает повыше к локтю. Некоторые до того освоились, что брали полупридушенных мошек прямо из рук. А вообще - спасибо ящеркам - мух летом стало не в пример меньше, чем в марте.
Кроме ящерок, у нас в домике живут сверчок, кузнечики, мышки и муравьи. Муравьи в Иране очень шустрые, не чета нашим, но такие же противные, особенно когда ползают в банке с вареньем или кастрюле с курицей. Но с ними еще можно бороться, убирая еду в холодильник, а вот мыши грызут кабели, соединяющие антенны, приемники и компьютер. Нужно будет написать следующей смене, чтобы привезли большой кирзовый сапог - лучшую известную мне мышеловку. Сапог кладется вдоль стены, голенищем к мышке, затем грызуна нужно спугнуть и спасаясь от погони, он непременно нырнет внутрь. После этого один человек с сапогом идет на улицу и скармливает незадачливого вредителя аппаратуры дежурящим поблизости кошакам, а второй продолжает охоту посредством следующего сапога.
Скоро моя командировка заканчивается. Опять придется бегать по отделу кадров, оформлять обходной лист, изучать таможенные правила. Как ни трудно в Иран попасть, еще труднее из Ирана уехать, особенно если соблюдать все законы. Например, нельзя вывозить абсолютно никакую валюту, кроме 500 долларов США и небольшой суммы иранских реалов. Поэтому из аэропорта в институт мне придется ехать не на маршрутке, где надо платить рублями, а автобусом - запрета на вывоз автобусных талончиков из Ирана нет. Сотрудники, работающие здесь по "трудовому контракту", могут провезти через границу один ковер, а вот нам, командировочным, или членам семей такая милость не ниспослана. Дыню можно провезти только одну и только в пластиковом пакете, орехов - не более 5 килограмм, и так далее. Общее количество товаров не ограничено, но их суммарная стоимость не должна превышать 200 долларов США.
Правда, как это часто бывает в диких империях, строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Если не наглеть, на незначительные нарушения таможенники смотрят спустя рукава. Поэтому россияне везут отсюда и ковры, и фисташку, и все остальное. Особой популярностью пользуются японские и тайваньские горные велосипеды. Что интересно, эти двухколесные звери в Иране в полтора-два раза дешевле, чем в Москве. То ли количество чиновников, мимо которых они проезжают по пути в Тегеран, в полтора раза меньше, то ли их аппетиты во столько же раз скромнее.


Послесловие

Как много мы сожгли, как мало мы создали
По милости людей, которые молчат...
М. Щербаков


Наивно думать, что литературные произведения пишутся для читателя. Нет, любой мало-мальски искушенный автор знает, что пишет он прежде всего для себя. Как мудро заметил кто-то из великих, если можешь не писать - не пиши! Но нет, не могут... Все пишут, пишут и пишут, часто даже не отдавая себе отчет - зачем, почему, для кого...
Но автор этого опуса не из таких! Я-то точно знаю, зачем я вот уже которую ночь сижу перед мерцающим монитором компьютера! Хотите узнать? Что ж, извольте, никакого секрета тут нет, слушайте.
Обидно умирать в расцвете лет... И хотя человек предполагает, а Аллах располагает, это не значит, что к своей судьбе можно относиться спустя рукава. На Востоке есть хорошая поговорка: "На Аллаха надейся, а верблюда привязывай". Вот и я решил подстраховаться и сделать все от меня зависящее, чтобы моя жизнь была долгой и безоблачной.
Как вы знаете, мужчины среднего возраста чаще всего умирают не от старости или болезней, а от самых нелепых случайностей и недоразумений. Последнее время в медицинских сводках сплошь и рядом фигурирует таинственный диагноз "внезапная смерть". За подробностями сводки отсылают к работам специалистов. Заинтригованный, я перечитал всех известных мне медиков, то есть Жванецкого, Аверченко, Чехова и Розенбаума. И хотя про внезапную смерть так ничего и не узнал, зато накрепко усвоил, что каждая минута смеха прибавляет пятнадцать минут жизни! Тогда-то ко мне и пришла идея отложить в сторону эти осточертелые сейсмограммы и написать, наконец, что-нибудь непреходящее, вечное и капитальное. Результат перед вами. Теперь, по прочтении этой монографии, любой желающий свободно может подойти ко мне на улице и невзначай бросить:
"Да, от скромности ты не умрешь...".
И это уже хорошо! Теперь осталось только исключить другие причины сокращения жизни, чтобы не умереть, например, от зависти, ревности, жадности или тщеславия.
Но об этом я напишу после следующей командировки.

Москва - Бушер - Пущино, 2000 г.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100