Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Путешествия Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Внеочередной отпуск

Автор - Андрей Яковлев (Москва)

Майские праздники…
Это как раз то время, когда желание работать, учиться, да и вообще совершать общественно полезные действия практически отсутствует. Хочется на природу. Хочется раствориться в лучах весеннего солнца, наполнить организм забытыми за осень и зиму запахами молодой зелени и еще сырой прогревающейся земли. И тут как раз внеплановый отпуск. Все проводят эти дни по-разному. Кто-то копается в огороде, кто-то уезжает куда-нибудь на Кипр… Наверное, есть люди, которые сидят дома… Мы не такие.
Мы это мы. Нас достаточно много. Все понемногу туристы, альпинисты, лыжники и парашютисты. У многих есть разряды по тому или иному вышеперечисленному виду спорта. Но, в основном, мы все-таки любители. Причем очень большие любители. По этому все мы куда-нибудь отправляемся, захватывая, кто официально, а кто и просто так, 2-3 рабочих дня, попадающих между 1-ым и 9-ым мая.
Раньше мы ездили большими компаниями. На байдарках, в горы, на прыжки - все равно. Собиралась компания человек 10. Со временем компания начала дробиться. Кто-то в Крым на скалы, кто-то на байдарках, а кто-то сидит с маленькими детьми. С некоторых пор, они (дети), как-то постепенно начали у всех появляться.
В мае 2001 года сложилась как раз такая ситуация.
Я хотел на байдарках. Богдан - в Крым. Антон готовился стать папой. Олег погряз в работе и уныло поговаривал об увольнении… Жены и подруги разделились соответственно. Я уговаривал Богдана, он - меня. Вместе мы обрабатывали Антона. Втроем, пытались успокоить и обнадежить Олега. Праздники приближались. Консенсуса не было…
Настроение было неважным. Не пойдешь же на байдарке один… Хотя попадались мне такие крутяки и не раз. И вот, когда я уже всерьез задумался об автостопном пробеге по Золотому кольцу, мне позвонил Олег и радостно сообщил, что с работой разобрался и уже "точит" весла. Мы тут же встретились и за пивом начали разрабатывать план. Решено было ехать на Карельский перешеек на Вуоксу. Там никто из нас еще не был, и я связался со своим братом живущим в Питере на предмет описаний и т.д. Оказалось, что он там плавал и у него остались кое-какие карты и лоции. Через два дня он мне их переслал.
Судя по описаниям, маршрут был не сложный. Ни порогов, ни шевер. Так - катание на лодочках. Вполне можно отправляться вдвоем с одной байдаркой (наши жены по разным причинам ехать отказались). И мы начали собираться. Я достал свою "Таймень-2", проверил, укомплектовал "ремнабор". Олег съездил на дачу за котелками, кариматами и палаткой. В разгар продовольственных закупок позвонил Антон, и, с тоской поинтересовавшись нашими приготовлениями, пригласил в гости на преферанс.
Приехав к нему мы начали увлеченно рассказывать о предстоящем маршруте, показывать карты, описания и фотографии. Конечно это было жестоко, но мы чувствовали, что это единственный шанс его уломать. В конце - концов помогла его жена. Услышав что он отказывается от поездки, она очень удивилась. Оказывается, благородный Антон даже не разговаривал с ней об этом. Однако, Наташка категорически отказалась видеть его все праздники дома, ссылаясь на то, что до срока еще полно времени, а также на то, что она с удовольствием отдохнет дней 10 от домашних дел, от его заботы и вообще от всех.
Так нас стало трое. Моя лодка уже не подходила, в силу своей двухместности. Антон начал комплектовать из кучи запчастей трехместную байдарку. Как-то вечером я заехал к нему, чтобы забрать часть лодки. Взмыленный, он пересчитывал шпангоуты и стрингера, развалив все это в общественном коридоре. Там же лежало несколько "шкур". Покуривая, у своей двери, за всем этим с интересом наблюдал сосед. У него был вид боцмана, придирчиво осматривающего отдраенную палубу. Выпуская дым через нос, он изредка приговаривал, что мол "дело хорошее ". В итоге я забрал трехместную "шкуру" и уехал, оставив Антона один на один с грудой железа и курящим соседом…
Олег к тому времени уже купил билеты до Питера. Продукты распределены. Выезжать собирались на следующий день.

******

За ночь и утро ничего непредвиденного не случилось. И вот мы грузимся в поезд. А он, надо сказать, был какой-то не тривиальный. Отправлялся около 6 вечера, а пребывал в 4 часа утра… Олег объяснил, что других билетов не было из-за праздников. Бывает. Занимаем купе, достаем… Сборно-погрузочный ажиотаж остался позади, но ощущение - "все, едем", пока еще не приходило. Так всегда бывает, особенно когда сборы проходят нервно. Наконец, после второй, мы расслабились. Начали вспоминать прошлые поездки в Карпаты, на Кавказ и черт те знает куда еще. Сколько лет мы уже ездим вместе. Господи, так долго не живут.
По мере опустошения второй бутылки, мы уже порядочно расшумелись. Нет, не буянили конечно. Просто громко смеялись, перебивали друг друга и звенели посудой. Хорошо соседка нам попалась супер хладнокровная. Еще при входе в купе она оценила нас взглядом профессионального рыночного торговца, и тут же предложила поменяться с ней местом - ей "уступить" верхнюю полку. Мы сначала даже не поняли, так как обычно бывает все наоборот. Но она кивком головы подтвердила свое намерение спать наверху. Повозражав, для приличия мы конечно согласились, предвкушая спокойное и главное удобное застолье. Переодевшись, мадам проворно забралась на верхотуру, не взирая на свой вес (как мне показалось килограмм 120), выключила свет и воткнув в уши плеер, не взирая на свой возраст (лет 50), затихла. Все произошло настолько быстро, что мы даже не успели ей предложить к нам присоединиться. Из-за этого я не очень ловко себя чувствовал. Правда только первые пол часа.
Засиделись мы допоздна. Около 12 ночи Олег случайно посмотрел на часы, и мы, поняв, что через 4 часа вставать, быстренько улеглись. Не смотря на то, что мы в общем то прилично выпили, заснуть мне сразу не удалось. Сквозь перестук колес и фоновый шум поезда я отчетливо слышал партию ударника из прослушиваемого нашей попутчицей компакта. В очередной раз я ей удивился. Представил свою тещу слушающую HARD ROCK, и прыгающую по верхним полкам. Было бы так, она наверное поехала с нами вместе.
Вскоре я заснул. Мне приснилось, что по приезде в Питер зазвонил мой мобильник и меня срочно вызвали на работу. От этого я в ужасе подскочил. Телефон и вправду звонил. Но это, слава Богу, был будильник. Растолкав братву, я немного подумал и решил его выключить, от греха.
Состояние - не то чтобы похмельное, но и далеко не бодрое. Сказывался недосып. Вяло начали собираться. Олег отсутствующим взглядом уставился в точку, чуть пониже стола, но чуть повыше пола. Антон был противоестественно сосредоточен. Он знал что "надо". Что делал я, честно говоря, не помню. Но, кажется, какие-то разумные действия все-таки совершал...
Соседка наша вновь поразила воображение. Проснулась минут за пятнадцать до прибытия, когда заботливый Антон уже начал задумываться за какую часть тела ее трясти, чтобы разбудить. Ее пробуждение ознаменовалось тем, что в купе стих наконец ритм ударников из ее плеера. Далее она села, свесив ноги над столом, посидела какое-то время, заложив руки за голову. Потом, словно очнувшись, сверзилась вниз и попросила нас выйти на минуту из купе, чтобы переодеться. Я как раз собирался курить, поэтому вышел спокойно. Антон вообще стоял в коридоре, разглядывая протекающий внизу Обводный канал. А вот Олег еще даже не оделся и сидел завернутый в простыню. На просьбу мадам, впрочем, он отреагировал сразу - спросил: "Ничего если я отвернусь?" Тетя сказала: "Ничего". И он тут же улегся, уткнувшись носом в угол. Вообще-то надо было его поднимать, и Антон уже совсем было ринулся в купе. Но перед его носом дверь захлопнулась и раздался характерный звук защелкиваемого замка. Мы поняли, что пока она не переоденется нам Олега не поднять и пошли курить.
Кончилось тем, что Олег выходил на перрон с развязанными кроссовками натягивая куртку, а мы с Антоном пыхтя вытаскивали из вагона вещи, в том числе и его не запакованный рюкзак.
Нас встретил микроавтобус, о котором позаботился мой отец. Он тоже, кстати говоря, живет в Питере. Так что на Финляндском вокзале мы оказались уже через полчаса. Отпустив и поблагодарив водителя мы уселись на тюки. Было еще темно и, что особенно неприятно, удивительно пусто. В Москве, на любом вокзале, в пол пятого утра народу конечно поменьше чем днем, но все равно хватает. А тут - мы, пара бомжей и позевывающий милиционер.
Я отправился к кассам, посмотреть что с электричками и билетами. Кассы еще не работали, а из расписания следовало, что первая электричка до станции Отрадное будет аж в 7.15, что собственно я и сообщил Антону с Олегом. Антон тут же достал карты и начал разрисовывать "пульку". Олег сообщил, что неплохо было бы пивка и чего-нибудь съесть… Я в общем-то согласился и с тем и с другим.
Минут через пятнадцать Антон, разыскав на пустынной площади работающий ларек, притащил девять бутылок пива и три "шаурмы", сказав, что здесь она называется "шаверма". Я то в Питере бываю часто, поэтому уже привык. А вот друзей моих эта "шаверма" удивила. Завязался разговор почему и из-за чего разница в названиях. Я прибавил, что белый хлеб Питерцы называют булкой, а бордюрный камень - поребриком. Олег, по профессии юрист, начал анализировать такое разночтение, точнее разнообозначение. О том, что булка - наследие блокады, догадался довольно быстро. Про "шаверму"- после долгих рассуждений, выдал версию, что в разных городах этот бизнес держат разные диаспоры. Но вот поребрик поставил его в тупик. Здесь он не мог предложить никаких объяснений. Мы с Антоном за это время уже съели свои порции, а Олеговская, безнадежно остыла. Так он и ел свою "шаверму" холодной. После чего заявил что московская "шаурма" несомненно вкуснее. А нам с Антоном понравилось.
Потом был преферанс и пиво до самой электрички. Потом, просто преферанс. И вот около одиннадцати часов утра мы выгрузились на нашем полустанке.

*****

Деревня Отрадное сама по себе достаточно большая для тех мест. Но расположена узкой и длинной полосой между линией железной дороги и берегом озера. Поэтому через каких-то двести метров мы вышли к воде. В десяти метрах от берега был забор ближайшего участка, а рядом два каких-то мужичка строили баньку. Мы с ними поздоровались, для поддержания разговора уточнили: "Не это ли Отрадное озеро?", и получив утвердительный ответ, спросили не помешаем ли мы собирая здесь свою байдарку. Уж больно не хотелось нам никуда идти, да и мест, удобных для сборов, поблизости не просматривалось. Мужички уверили, что не помешаем и после расспросов откуда и куда, сопровождавшихся комментариями о километраже и течении, мы приступили к сборам.
Тут нужно сказать несколько слов о распределении обязанностей в нашей компании. Куда бы и в каком бы составе мы не ездили, они были всегда одинаковы. А именно: Антон всегда был "мамой". Он рассчитывал количество необходимых продуктов и занимался приготовлением пищи. Даже если с нами были девушки, он курировал кухонное направление. Я был "папой". Подъезды, маршруты, ремонт снаряжения и костры - это моя забота. Олега мы в шутку называли "усыновленным". Он ничего конкретного не делал, просто всем понемногу помогал, периодически спрашивая: "Антон, где мои носки?" или "Андрюх, а ты не видел моего весла?".
Вот так мы и начали собираться. Пока я разводил костер, Антон собрал и разложил все продукты. Потом я принялся собирать байдарку, Антон варить суп и макароны. Олег же прохаживался между нами перенося с места на место мешки и опустевшие рюкзаки. Достаточно быстро начало сказываться, то что при сборах роли "папы" и "мамы" были невольно перепутаны. Сначала, не обнаружив ни одного шплинта, я спросил о них у Антона, поскольку байдарочное железо собирал он. Я надеялся, что он мог их убрать куда-нибудь в рюкзак, чтобы не потерялись. Но Антон, минуту посидев с напряженным и задумчивым видом, сказал что забыл их. У меня, правда, были штуки три в ремнаборе, который я слава Богу все-таки взял, но их очевидно не хватало. Почему-то в этот момент у меня в мыслях проявился сосед-боцман. Но это было только мгновенье. Тут взгляд мой упал на мужичков, споро стучавших молотками. И я обратился к ним, спросив не дадут ли они штук десять гвоздей. "Об чем вопрос" - сказали мужички, протянув мне целую горсть. Я поблагодарил их достаточно громко, чтобы Антон слышал, сказав примерно следующие: "Да мужики, чтобы мы без вас делали, сидели бы сейчас где-нибудь и куковали. Не домой же возвращаться...". Антон виновато, но не очень, поскольку проблема все-таки решилась, посмотрел на меня и продолжил готовку.
Олег подошел к мужикам и затеял какой-то разговор. Через пять минут они уже сидели на бревнышке, курили и что-то оживленно обсуждали.
Тут у Антона закипела вода и я обратил внимание на то, что он судорожно перетряхивает все пакеты, сосредоточенно что-то ища. Я сначала не очень придал этому значения. Но тут Антон у меня спросил: "Андрюх, а ты соль брал?". Ведь продуктами в этот раз командовал я… Я, помолчав немного, сознался что забыл. Теперь уже Антон обратился к мужикам. "Об чем вопрос" - сказали мужики. Один из них сбегал домой и притащил целую килограммовую пачку. Антон поблагодарил их тоже достаточно громко, чтобы слышал я, сказав: "Да мужики, чтобы мы без вас делали, без соли то десять дней, а ?... ". Я тоже виновато на него посмотрел и продолжил собирать байдарку.
Собрав две половинки и впихнув их в "шкуру", я начал вставлять центральные стрингера. Они были искривленные с проржавевшими замками, плохо вставлялись даже с помощью пассатижей. Я позвал Олега и мы начали корячиться вдвоем, выгибая их, подстукивая и подкручивая. Мало-помалу дело пошло. Оставалось вставить последний стрингер. Я привычно вытянул руку в сторону где они все лежали и ничего не обнаружив, начал рыскать вокруг. Когда я перетряхнул все что было рядом с байдаркой и ничего не нашел, смутные подозрения, кружившие в моей голове, начали оформляться в четкую уверенность (сосед!). Я посмотрел в сторону Антона и с дрожью в голосе спросил: " А что, стрингеров у нас больше нет…?". На мои слова все отреагировали по-разному. Олег начал как-то нервно улыбаться и поглядывать в сторону мужиков. Я тоже туда посмотрел, мысленно понимая, что стрингера в их хозяйстве врядли водятся. Антон же резко развернулся и с уверенностью в голосе сказал, что должны быть. Я готов был уже рассмеяться от комизма ситуации и наших сборов вообще, но в это время увидел недостающий стрингер в руках у Антона. Оказалось, у него начал убегать суп, и он, для того чтобы помешать в котелке, схватил первое, что попалось под руку. Засмеялись все сразу. Даже мужики, не понимавшие до этого, что за загадочный стрингер на этот раз мы не можем найти. В общем забрал я его и установил. Неприминув, естественно, уколоть Антона за его кашеварство.
Оставалось собрать борта. Антон уже резал хлеб с колбасой и чистил чеснок. Олег снова уселся курить с мужиками, которые, к этому времени, уже, похоже, забыли про свое строительство. Еще бы не каждый день у них такое представление.
Собирать фальшборта я начал параллельно от носа. И уже к середине лодки понял что их не хватает. "Не ужели бортами мешает?" подумал я и посмотрел на Антона. Но он и не думал ничего мешать, а спокойно доставал из мешка миски и кружки. Подойдя ко мне, он сказал: "Андрюх, мужикам надо налить…". В общем это и так было понятно и я утвердительно кивнул. Про борта говорить ничего не стал. От части, потому что надеялся еще их найти, а от части, потому что хотел сказать об этом уже за едой, чтобы всех от души повеселить.
Мы пригласили к столу мужиков. Они, кстати, сразу же согласились. Есть, правда, сначала отказывались… Налили. Выпили. Похлебали супчика. Антон говорит, хитро улыбаясь и поглядывая на меня: "А представляешь сейчас бы без соли?". Все засмеялись, а я думаю: "Ну ничего, ничего. Сейчас я про борта расскажу!". К этому моменту я уже удостоверился, что не хватает двух центральных деталей. Налили еще. Перешли к макаронам с тушенкой. Уже все расслабились, разговор пошел непринужденный, мужики освоились и начали сами нам подливать. Тут я и выдал. Сначала никто мне не поверил. Ну в самом деле, уже анекдот какой-то. А потом… Хохотали так, что я думал колики у всех начнутся. Обошлось, слава Богу. Когда эмоции улеглись, Антон, не то чтобы в оправдательном тоне, но как-то потупив взор, рассказал, что так замотался накануне и во время сборов, что не смог отказаться от предложения соседа принять по маленькой… (Кто бы сомневался!).
Тут вскипел котелок для чая и Антон встал чтобы его заварить. Порывшись в сумках он приподнялся, оглядел всех, особенно выразительно посмотрев на меня, и, попросив нас прилечь, объявил что чая нет…


Далее коротко. Чая у мужиков не оказалось. А домой, на глаза к хозяйке, поддатые, в то время как должны баню строить, они не пошли. Мы, правда, и не просили, потому, что Олег, как оказалось, взял банку кофе. Допили, доели, собрались и отчалили, обменявшись с мужиками благодарностями и оставив им, в качестве продолжения банкета, банку шпрот и двухсотграммовый пузырек медицинского спирта.
Так и поплыли без бортов и без чая. Зато с гвоздями и килограммом соли…

*****

Первые несколько километров нам предстояло проплыть вдоль берега. Нужно было обплыть довольно глубоко выдающийся мыс. Мы плыли и радовались как дети. Красота вокруг была необыкновенная. Справа от нас - в хвойном, в основном сосновом, лесу то тут то там показывались здоровые гранитные валуны. Слева - вода. Где-то, достаточно далеко, противоположный берег, без деталей, в силу большого расстояния. Просто темная полоса леса. На воде плавали большие по площади, но очень тонкие ледяные лохмотья. Мы били их веслами, кидались друг в друга. В общем, разве только не верещали от восторга как поросята. Несколько раз причаливали, чтобы сфотографироваться на какой-нибудь гранитной глыбе.
Маршрут был не длинный и не напряженный - мы собирались доплыть до Приозерска. Поэтому торопиться было некуда. Вот мы и не торопились - наслаждались, как говориться, в полный рост. Решили, от переполнявших грудь чувств, выпить грамм по пятьдесят. Антон, сидящий впереди, изготовил по бутерброду. Олег - рулевой, разлил. Я - выпил, вместе с ними конечно.
Подумать только, всего каких-нибудь три месяца назад, мы катались на лыжах на Кавказе. К тому же, с Антоном и Богданом, посреди катания, сходили на восхождение, пока Олег охранял на склонах Чегета наших дам. И вот - столько восторга. Как будто нас несколько лет держали взаперти и никуда не пускали.
Пятьюдесятью граммами, естественно, не обошлось. И вторые пятьдесят были выпиты за нас, в смысле какие же мы все-таки молодцы, что выбрались. К этому времени наша байдарка почти додрейфовала до окончания мыса. Мы налегли на весла и через несколько минут выплыли на простор… То что я увидел было потрясающе. Казалось мы приплыли на море. Ветер, метровые волны и никакого тебе противоположного берега… А нам как раз он и был нужен. По описанию первая часть маршрута однозначна: переплыть озеро Отрадное, а дальше через несколько проток и маленьких озер впасть в Вуоксу. Потом, непосредственно на Вуоксе, можно было выбирать. Там куда ни поплывешь - приплывешь в Приозерск - главное держать курс на север. Олега и Антона открывшийся вид ничуть не смутил, а напротив развеселил еще больше. Я напомнил им о том, что мы частично без бортов, на что Олег достав тюбик зубной пасты написал на борту "TITANIK" …
Мне вспомнилось Плещеево озеро. Когда-то я там плавал. Тоже был ветер, тоже волны, но берег, берег было видно. Это успокаивало, точнее даже не успокаивало, а не давало сильно переживать. Короче, делать все равно было нечего и мы поплыли. Бодренько махая веслами мы ринулись поперек волны. Лодка наша напоминала мне танцора, забытого уже танца "Брейк Дэнс". Из-за отсутствия бортов, трехместную "Таймень" сгибало и разгибало на волнах, и неуклонно наполняло водой. Олег начал вычерпывать воду, сначала кружкой, потом миской. По мере удаления от берега, я все чаше и чаще привставал, чтобы увидеть впереди берег противоположный. Наконец, когда в голове моей уже очень настойчиво звучало: "А не повернуть ли нам?", он показался. Это вдохновило, и мы навалившись, поперли вперед. Когда берег прорисовался уже достаточно хорошо, стало понятно, что плывем мы не к самой ближней его части. Но ставить байдарку вдоль такой волны было самоубийством. И мы погребли не меняя курса. Теперь вычерпывал воду я, горланя при этом различные песни. А Антон с Олегом, как два запряженных мула махали веслами. При приближении к берегу волна спала, и вскоре мы смогли расслабиться. Естественно, решили выпить за успешное преодоление. Ну и выпили конечно.
Больше в этот день ничего примечательного не произошло. Гребли, разговаривали, фотографировались. На ночевку встали в какой-то протоке. Там преобладал лиственный лес, причем сильно пострадавший от бобров. Костер, ужин, разговоры - все как обычно. Выпили, правда много - дорвались, что называется.
На утро мы с Олегом проснулись одни. Антон, ранняя пташка, уже встал.
-Уже завтрак готовит - констатировал Олег.
Мы еще немного повалялись и вылезли из палатки. Костер уже догорал. Котелок, правда, на нем висел. Рядом с костром, на нашей скатерти, лежали два бутерброда, заботливо приготовленных Антоном и стояла недопитая накануне бутылка водки. Антона видно не было.
-О, опохмелка - произнес Олег и тут же разлил.
Выпили, в голове прояснилось. Олег начал вытаскивать из палатки вещи. Я занялся костром. Судя по тому, что достал из продуктового мешка Антон, на завтрак он планировал гречку с тушенкой. Нам с Олегом было все равно, и я начал варить гречку. Антона все не было. Когда уже все сварилось он наконец появился, обвешанный спиннингами, удочками и донками.
-Поймал чего ни будь? - спросил я.
-Неа. И так пробовал и так… Но ведь должна же здесь быть рыба! Ничего, ухи еще поедим!!!
-Может не сезон еще? - вопросительно произнес я.
-Может и не сезон… - с сомнением ответил Антон.
Олег, видимо памятуя "шаверму", уже вовсю наворачивал, и в разговоре участия не принимал.
Собрались довольно быстро. И когда спустили байдарку на воду и загрузили вещи, Антон повел нас на место своей рыбалки снимать с деревьев блесны. Нужно сказать, что в дальнейшем, утренние изымание блесен с деревьев, из-под коряг и даже с противоположного берега, стало нашей доброй традицией. Мы завтракали, собирались, грузились и потом еще пол часа лазали по деревьям или ныряли в ледяную воду.

В один из дней, проплывая по очередной узкой протоке, мы вдруг увидели людей. Причем целую толпу байдарочников. Все они вылезали на берег и вытаскивали лодки. До этого мы плыли в совершенном одиночестве. Плыть в компании еще десяти байдарок не хотелось. И поэтому мы очень обрадовались, когда увидели что все они выгружаются. Подумали, что это одна компания, решившая встать лагерем. Хотя место было, прямо скажем, отвратительное, да и время всего два часа. Мы этому конечно удивились, но мысль, что за пол дня мы успеем оторваться, чтобы и дальше наслаждаться природой, а не общением с братьями по разуму, нас отвлекла и успокоила. Но оказалось, что вовсе не лагерь они собирались разбивать. Впереди что-то шумело и течение потихоньку убыстрялось. Это была какая-то разрушенная плотина. "Откуда она здесь" - подумал я и скомандовал причаливать.
Мы высадились, и присоединились к рассматривающим с берега препятствие и о чем-то живо спорившим байдарочникам. Обсуждался вопрос прохождения плотины.
- Вон между теми двумя сваями.
- Какими? Теми?
- Да нет, вон той и вон той!
- Нет, нужно вдоль этого берега!
- Лучше вдоль того!
И так далее. Послушав их, мы спустились пониже к воде и я веслом прощупал дно, сначала возле берега, а потом, перескочив на ближайшую сваю, и дальше. Вниз, из-за сильно пенившейся воды, рассмотреть ничего не удавалось. Но судя по "рельефу" слива, ничего страшного там не было. Короче я сделал вывод, что пройти можно. Но вот нужно ли? C нашей "танцующей" байдаркой… Поделившись с друзьями своими сомнениями, я удостоился таких красноречивых взглядов, что понял - нужно. Выгрузив все вещи и раздевшись до трусов, мы начали усаживаться в лодку. К толпе мужчин, стоявших на берегу, присоединились женщины, которые, пользуясь заминкой, уже организовывали перекус, а также дети, почувствовавшие под ногами твердую землю и носящиеся кругами дико повизгивая. И вот, под оценивающими взглядами мужчин, восторженными - женщин, под улюлюканье детей и всполохи фотовспышек, мы взяли… да и переплыли эту плотину. Черпанули конечно, не без этого, но только и всего.
Надо сказать, что мужчины сразу потеряли к нам интерес. Они видимо рассчитывали на спас работы… Дети тоже. Развернувшись, они продолжили свои гонки по берегу. И только женщины бросали на нас уважительно-заинтересованные взгляды. Мы же, как и подобает настоящим крутым парням, переоделись, выпили по пятьдесят для согрева, потом по пятьдесят за решительность и гордо отчалили.
Погода начинала портиться, но вставать на ночевку в этой протоке не хотелось. Поизучав карту я сообщил, что скоро должно быть озеро на котором, судя по описанию есть целая куча островов. Решили доплыть туда. Естественно решение тут же было подкреплено…
Когда мы вплывали в озеро шел настоящий ливень, лодку начало заливать, да и после нашего прыжка она видимо где-то прохудилась. Ближайший остров был виден примерно в километре от нас. И мы со всей силы погребли, поочередно вычерпывая воду. Тем не менее, когда мы причалили, байдарка была залита примерно на треть. Быстренько выгрузились, и тут ливень кончился. Дождь, правда продолжался, но так - накрапывал. Антон с Олегом занялись костром и палаткой, а я начал зашивать и заклеивать прорванную на плотине байдарку.
Остров был очень красивый. И гранит, и сосны, и очень удобный подход к воде. К тому же, с него открывался совершенно потрясающий вид. Посреди озера на огромной гранитной глыбе стояла церковь. Причем, очевидно, современной постройки. Недалеко от нее на высоком каменном берегу соседнего острова росли, неестественно искривленные, сосны. Впечатление было такое, что кто-то специально гнул их, придавая причудливые и неправдоподобные формы. Мы решили сделать дневку. Весь следующий день ловили рыбу, кстати поймали и даже сделали уху, играли в преферанс. Короче отдыхали. Сплавали к церкви. Оказалось что она действительно стоит просто на камне, но с ближайшим берегом ее соединяет трос, видимо что-то вроде парома. Было настолько красиво, что в голову невольно лезли мысли: "Вот бы здесь жить…"

Потом мы заблудились. В северной части озера берега стали ниже, островов больше, а вода настолько разлилась, что куда плыть было совершенно непонятно. Достаточно долго мы плавали как деды Мазаи среди деревьев, лесных полянок, островов и просто торчащих из воды камней. О карте в этих условиях можно было забыть, тосты за ориентацию тоже не помогали. К тому же вечерело, и мы решили вставать на ночь. Остановились на каком-то клочке суши. Поставили палатку. Со стороны это выглядело наверное так, как будто мы терпели бедствие. Посреди затопившей лес воды, какие то люди жгут сигнальные костры. Но это было совсем не так. Мы испытывали настоящее удовольствие от происходящего. Единственным, что омрачало радость, было то, что катастрофически заканчивалась водка…
Вот говорят же - утро вечера мудренее! Не успели мы отплыть на следующий день, сняв предварительно со всех окружавших деревьев по блесне, как тут же выплыли на большую воду. Довольно быстро сориентировались и поплыли дальше. Судя по карте, вскоре нам предстояло проплывать мимо какой-то деревеньки. Этот факт нас очень порадовал, зародив надежду на пополнение, а точнее восстановление, после последней ночевки, запасов горючего. И мы окрыленные надеждой поплыли, развив, наверное, рекордную для этого похода скорость. Вскоре я заметил на берегу достчатые сходни и ликующе указал на них веслом. Олег при этом так сильно затабанил, что лодку чуть не перевернуло, и буквально на месте развернуло носом по направлению к ним. На разведку решено было отправить меня. Кого же еще отправлять за водкой как не "папу"?
Я вылез на берег и пошел в направлении видневшихся среди деревьев строений. Строениями оказались полу завалившаяся избушка и такого же состояния сарайчик. Больше вокруг ничего не было. Посреди двора, а точнее просто лесной поляны, где и находились эти лачуги, стоял деревянный стол, за которым сидели две тетки неопределенного возраста. Они были одеты в мужские пиджаки поверх залатанных халатов. На голове у одной из них был платок, у другой мужская шляпа без полей. На столе перед ними стояла миска, я бы даже сказал тазик, с чем-то, что напоминало соленые грибы. В щели между досок столешницы лежало несколько яиц. И венчала этот натюрморт здоровая бутыль с какой-то мутноватой жидкостью. Жидкости, правда, оставалось на донышке. Я поздоровался, и только хотел спросить о том как здесь можно решить нашу проблему, как одна из теток хрипло-хрипло сказала:
-Ой, гляди туристы!
-Парень, а вы водкой не богаты? - мигом повернувшись, спросила вторая.
На звук голосов из сарая вышел ребенок. Мальчик это или девочка понять было не возможно. Но одет он был тоже в мужской пиджак, волочившийся по земле. Ребенок уставился на меня испуганными глазами и весь последующий разговор не проронил ни звука. Выяснилось, что деревни уже давно нет, а это какой-то хутор, я так и не понял какой, толи лесника, толи рыбака… Что магазина тут естественно нет и в помине, а приезжает сюда раз в месяц толи родственник, толи сам рыбак-лесник, и привозит продукты. Но зато, вниз по течению, километрах в десяти, есть рыбнадзор и асфальтированная дорога… Просить у теток продать их пойло я не стал, еще раз оценив цвет напитка. В общем вернулся "папа" без добычи, чем довольно сильно расстроил "свою семью". Про рыбнадзор я не стал ничего говорить, поскольку сам не очень был уверен, что там мы что-нибудь раздобудем.
Поплыли дальше. Началась какая-то болотистая местность. По берегам и на мелководье появились тростники и камыши. Антон, объявив, что здесь "стопудово" водятся щуки, начал блеснить. Мы с Олегом гребли. Точнее, греб я один. Олег расстроился, и энтузиазм у него поиссяк. Ко всему прочему Антон беспрерывно требовал остановиться, чтобы отцепить зацепившуюся блесну. Наши темпы снижались катастрофически. В конце концов, я не выдержал и рассказал и о рыбнадзоре, и об асфальтированной дороге…

И вот, меньше чем через час, мы уже причаливали возле достаточно добротного деревянного здания, с множеством перевернутых лодок во дворе. Рядом с крыльцом копошилось несколько мужиков. К ним то я и отправился.
Врут все про то, что в глубинке все беспробудно пьют. Я встретил абсолютно не тронутых алкоголем - кровь с молоком, русских богатырей. Услышав о моей проблеме. Они сообщили, что за водкой нужно ехать в деревню, километров двенадцать по дороге "вон в ту сторону", а также, что тут ходит автобус, правда, следующий будет только завтра…
Второй раз за день подрывать авторитет "папы" я никак не мог, поэтому, увидев не далеко видавшую виды "ниву", и прикинув цену по московским тарифам, предложил им, за соответствующее вознаграждение, свозить нас туда и обратно. Что говорить о том, что они согласились…
И вот мы с Олегом уже на пути в магазин, оставив Антона сторожить вещи. Магазин оказался что надо. То что нам было нужно - было, причем разных, хоть и незнакомых, сортов. Меньше чем через пол часа мы уже вернулись к байдарке. Антон за это время, успел забросить пару блесен на противоположный берег. Столь удачное окончание наших исканий решили отметить незамедлительно. И так нам стало хорошо на этом солнечном берегу, что отплыли мы только часа через два, когда уже начало вечереть. При этом Антон совершенно забыл про свои блесны, о чем весь оставшийся путь вспоминал с чувством, как будто потерял очень близкого человека...

Потом была Вуокса. С огромными волнами и сильным ветром. Грандиозное озеро, со множеством разновеликих островов, и ночевкой на одном из них. Решение вставать было принято, когда при очередной волне, Олег переставал видеть Антона, а я, сидящий посредине, видел их обоих где-то уж очень внизу. Остров попался довольно лысый. Продуваемый, разыгравшимся на просторе ветром насквозь. Но мы поставили палатку за небольшой гранитной скалкой, так что, в общем, получилось сносно. Единственной достопримечательностью острова были банька и туалет, построенные кем-то из стволов молоденьких сосен. Это были каркасы обтянутые плотным полиэтиленом, прорванным ветром во всех возможных местах, и от этого издававшим звуки тысячи крутящихся велосипедных колес с трещотками. В туалете, стоявшем чуть на отшибе, ко всему прочему, тоже из бревен, был сделан стульчак. Так что на следующее утро мы все по очереди сходили туда на экскурсию, наблюдая друг за другом от костра. Зрелище довольно забавное, нужно отметить.
На утро ветер не только не стих, но, казалось, задул еще сильнее. У нас, правда, был еще день в запасе, но надеяться на то, что ветер стихнет на завтра, было страшновато. И мы решили попробовать проплыть хотя бы до следующего острова, маячившего километрах в трех впереди. Довольно долго мы не решались отчалить, вспоминая вчерашние плавание. Но плыть было нужно, и мы поплыли. На удивление легко нам удалось добраться до следующего острова. Дальше, обплывя его вдоль берега, где волны практически не было, мы увидели следующую цель, намного ближе предыдущей. Так, потихоньку, мы плыли и плыли. И к вечеру приплыли к Приозерску. Уже стало видно городские постройки, когда я наконец-то задумался: "А зачем нам собственно сегодня в Приозерск?". Я предложил остановиться напортив города и переночевать. Но Олег с Антоном сказали на это, что лучше прямо сегодня уехать в Питер, переночевать у моего отца, а весь следующий день гулять по городу. Я не очень колебался. Выдавался случай повидаться с отцом и братом, да и город показать друзьям, которые очень давно там не были.

*****

Мы причалили метров в десяти от железнодорожной платформы… Да - да, в десяти метрах, может быть даже меньше. Начали разбирать вещи. Я сходил на разведку и выяснил, что следующая, она же последняя, электричка до Питера будет через полтора часа. Собираться нужно было экстренно. И конечно, ни о какой сушке байдарки речи не шло. Я с тоской подумал об этом, ведь шкуру то вез я, и поспешил сообщить новости друзьям. Начали экстренно все собирать. Скорость развили невиданную. И уже через пол часа практически все было упаковано. Я расправил шкуру, чтобы она хоть немного просохла на ветру. Во время своей вылазки к кассам я видел невдалеке столовую, и мы решили сходить поесть, так как сегодня с самого утра ничего не ели, увлекшись островным слаломом. Пошли сначала мы с Олегом, потом Антон. Вернулся он с бутылкой коньяка и шоколадкой, пояснив, что это на электричку.
И вот, без двадцати минут восемь, мы погрузились в электричку Приозерск-Ст.Петербург. Антон тут же занялся "пулькой", Олег коньяком, а я шоколадкой. Но, пока за окнами не кончилась вода, игра не шла. Мы смотрели на эту красивейшую природу, вспоминая наше небольшое плавание. В душе я искренне завидовал живущим здесь людям, понимая при этом, что сам не смог бы жить здесь долго. Все-таки я дитя цивилизации. Мне нужна Москва с ее бешеным ритмом, толпами народа и даже автомобильными пробками. Но как же мне повезло, что живя там, я имею возможность периодически от нее отдыхать, окунаясь в лес, горы, реки…

*****

Коньяк кончился и уже ни одна партия в преферанс была сыграна, когда мы прибыли на Финляндский вокзал Петербурга. Недоразумения начались уже на выходе из вокзала, где нас попросили предъявить билеты. Олег, показывавший их контролерам еще в электричке, умудрился их потерять. Я долго объяснял ситуацию проверяющей тете, в красках рассказывая как у нас их проверяли, даже вспомнил название какой-то промежуточной станции. Ссылался на то, что через пять минут закроется метро и т.д. Но она была неумолима и требовала, чтобы мы куда-то там прошли и оформили штраф. Спас нас милиционер, слушавший нашу беседу стоя чуть в стороне. Он вдруг сказал: "Пусть идут", и тетю как будто выключили. На метро мы действительно еле успели. И кто это придумал закрывать вход в двенадцать часов ночи!
Отец мой живет на Васильевском острове, причем в самом его конце, прямо у Финского залива. Из метро Приморская мы вышли в половине первого. Транспорт до Морской набережной там и днем, по-моему не ходит, за исключением маршрутных такси. Впрочем, я этим никогда особо и не интересовался, так как ездил там исключительно на машине или ходил пешком. Сейчас же, ночью, не было даже маршруток. О том, чтобы голосовать не было даже и речи. Я бы в жизни не посадил к себе в машину троих заросших, прокопченных, здоровенных мужиков, да еще с баулами и рюкзаками. Поэтому мы двинулись пешком. Идти там минут двадцать налегке, а с байдарками все пол часа. Ни Антон ни Олег там еще не были, поэтому через каждые пять минут с надеждой спрашивали: " Долго еще?". Ну а я издевался над ними как мог, говоря: "Километров пять наверное, ну может шесть…" или: "Минут еще сорок идти". Когда после очередного перекура на лавочке возле подъезда они начали с видом каторжников одевать рюкзаки, я сказал, что мы пришли и что это наш подъезд. Слово "гад" было самым безобидным из тех, что я услышал в свой адрес…
Отец, не смотря на время нас поджидал. Радушно встретив в коридоре и пожав нам руки, сказал: "Привет ребята! Давайте проходите, проходите. Вещи вот сюда сваливайте. И в душ…". А мы как-то до этого не задумывались какой аромат должны распространять вокруг себя. Потом мы перекусили и улеглись спать.
На следующий день отправились гулять по городу. Я, на правах, почти хозяина поинтересовался пожеланиями.
- Хочу увидеть коня и льва - сказал Олег.
- А кунсткамера далеко? - спросил Антон.
Короче планы определились. Было очень жарко и безветренно, что вообще-то не обычно для Питера. Поэтому мы решили купить холодного пива. Зашли в магазин. Это оказался какой-то мини-супермаркет. Я взял себе "Золотую бочку", Антон "Старый мельник", а вот Олег застрял перед витриной надолго. Все разглядывал и выбирал. Наконец определился и взял какие-то две маленьких бутылочки. На кассе с нас попросили сто с лишним рублей. Мы конечно удивились. Но подумали: "Супермаркет все-таки…". Спорить не стали, расплатились и вышли на улицу.
- Странно все-таки - сказал Антон - Ну "Бочка" рублей двадцать, ну "Мельник" еще двадцать…
- Да, - говорю - странно…
И тут мы заметили что Олег отстал. Обернулись, смотрим он стоит, разглядывая свое пиво и ухахатывается.
- Слушайте, - говорит, и начинает читать этикетку - Пиво Адмирал сварено … состоит… Способствует разглаживанию морщин, увеличивает потенцию и эффективно борется с кариесом !!!
Тут и мы захохотали. Так загадка дороговизны пива была решена.
Про экскурсию по городу рассказывать не буду. Экскурсия как экскурсия. И коня увидели, и льва, и даже в кунсткамеру попали. Вечером был праздничный ужин, устроенный моим отцом и братом в честь нашего приезда. Они нас расспрашивали, мы рассказывали о впечатлениях. Конечно, не обошлось без тостов. Ну а потом уже знакомый нам водитель, на уже знакомом микроавтобусе, отвез нас на Московский вокзал.

*****

В поезде мы моментально заснули и проспали до самого утра. Осознание того, что праздники закончились и что завтра на работу пришло когда мы подошли к входу в метро. Разъезжаться не хотелось. И мы решили выпить на прощанье пивка. Олег полез в кошелек за деньгами, и тут из него выпали билеты Приозерск - Ст. Петербург…
Потом мы еще около часа сидели на рюкзаках, пили пиво и обсуждали куда поедем в августе.
- Я наверное не смогу, - говорил Антон, - у меня ребенок будет маленький.
- А я хочу в Крым - говорил Олег.
- Поехали лучше в Приэльбрусье - предлагал я.
Но ничего. Прийдет август. Все как-нибудь утрясется. И мы, проспорив до последнего дня, обязательно куда-нибудь соберемся!!!

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100