Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Реки и пещены Кузнецкого нагорья

19 июня - 19 июля 2003 года

Автор - Олег Добров (Новосибирск)

В период с 19 июня по 19 июля 2003 года группа Спелеологического клуба «Сибирь» в количестве 9 человек совершила комбинированное спелео-водное путешествие 2 категории сложности в районе Кузнецкого нагорья по маршруту Новосибирск – Шира – Малая Сыя (прохождение пещер Археологическая, Крест, Ящик Пандоры, Пионерская, Петуховская, Находка, Виноградовский провал, Кашкулакская) – Коммунар – Урочище Базан – Сплав по р.Уса от урочища Базан до пещеры Памятная – прохождение пещеры Памятная – сплав по реке Уса до устья р.Мурта – восхождение на Муртинский голец – сплав по реке Уса до урочища Верхняя Ивановка – прохождение пещеры Предварительная – сплав по реке Уса до устья р.Тумуяс – прохождение пещер Визбора и Соболиная – сплав по реке Уса до г.Междуреченск – Новокузнецк – Новосибирск.

Предисловие
Сыйско-Ефремкинский карстовый участок достаточно часто посещается спелеотуристами. О возможных туристских маршрутах в Ширинском районе Хакасии нами издан подробный путеводитель (О.Г.Добров. "На берегах Белого Июса". Новосибирск, 2002). В то же время пещеры, расположенные по берегам реки Уса, протекающей в Междуреченском районе Кемеровской области, известны гораздо хуже и в литературе не описаны. До всех этих подземелий легко добраться совершая сплав по реке Уса на участке Урочище Базан – г.Междуреченск. Сплав, хотя и оценивается 2-й категорией сложности, технически прост. Имеется два сложных участка – Базанская труба (участок сплава от ур.Базан до ур.Антониновка) и Шатайский порог. В меженный период это локальные участки быстротоков с большим количеством надводных и подводных камней. В период половодья большинство камней скрыто водой, но много стоячих волн высотой до 1,5 метров.
К началу сплава по реке Уса добраться можно следующим образом: Поездом до станции Шира (ж/д ветка Ачинск-Абакан; ежедневно следуют поезда Москва-Абакан и Красноярск-Абакан) Далее автобусом до пос. Коммунар (автобус из Шира отправляется в 5-00 и в 17-00; утренний от ж/д Вокзала, вечерний от Автовокзала). Из Коммунара попутной машиной золотодобытчиков 20 км до ур. Базан. Выше устья Базана ведется дражная добыча золота. Можно арендовать машину в подразделении ВГСЧ рудника Коммунар. Летом этого года стоимость заказа "ГАЗ-66" была в пределах 1500 рублей.
Бассейн Усы от истоков до устья левого притока р.Шатай входит в охранную зону Кузнецкого заповедника, на посещение которой необходимо получить разрешение.

Директор Кузнецкого заповедника
Васильченко Алексей Андреевич
652888, Кемеровская область, г.Междуреченск-18, ул. Шахтеров,33 кв.1
Тел. (8-384-75) 3-27-28, 3-19-05


Стоимость разрешения этим летом была 250 рублей на группу.
Из спелеологических объектов в долине Усы особенного внимания заслуживают пещера Памятная и пещеры Средне-Усинского карстового участка - Соболиная и пещера имени Юрия Визбора.
Пещеры просты для прохождения и не требуют применения специального снаряжения, за исключением касок и источников света. В то же время все они очень красивы.
Ниже привожу литературное описание прохождения пещеры Памятная ("По волнам моей памяти") и Соболиная ("В подземельях Тумуяса").
Более подробную информацию о пройденном маршруте и пещерах Сибири вы можете получить по адресу: 630102, Новосибирск-102, ул.Кирова,44/1 ДТДУМ «Юниор», Спелеологический клуб «Сибирь».
E-mail: Siberia_speleo@mail.ru

По волнам моей памяти
Очередной изгиб реки открыл знакомый полумесяц красноватых скал.
– Чалимся – прибыли.
Ванька соскакивает в воду, заводя веревку за ствол поверженной ели. Разгружаем катамаран на галечном пляже острова. За клочком суши и узенькой протокой скальный склон. Там, в нескольких метрах от воды, вход в пещеру.
Останавливаюсь напротив – Здравствуй, дыра! Здравствуй пещера Памятная!
Четверть века назад именно в нее отправилась экспедиция нашего клуба. Первое большое путешествие, с которого началась история маленьких и больших сделанных нами открытий.
Ставим лагерь. Натягиваем над палатками полиэтилен тентов.
Практическая магия. Опытным путем выяснено, что если все готово к дождю, то его скорей всего не будет. И наоборот. Если, поверив безбрежной синеве неба пренебречь тентами, проливной ливень гарантирован.
Суета походного быта и ожидание встречи с уже известной сказкой. Дорогой именно своей известностью и опасением, что с высоты прожитого то, что казалось дворцом, окажется лачугой.
Двадцать пять лет как известна пещера Памятная туристам. Много это или мало? Кто знает. Бывало, что роскошное убранство подземелий растаптывалось посетителями за год-два. Этой пещере повезло больше. Красоту сохранила удаленность и труднодоступность. Положительную лепту внесла и экономическая чехарда перестройки, демократии и всего прочего из новейшей истории России. Большинство людей, знающих местоположение пещеры ушло в торговлю и всякое-разное предпринимательство. Последние годы в ней бывают единицы.
Так получилось, что пещеру изувечили ученые, всяческих сортов «доценты с кандидатами». Одной из достопримечательностей Памятной было обилие костей различных животных, для которых верхний вход с пятидесятиметровым колодцем стал ямой-ловушкой. Десятки медвежьих скелетов: от почти свежих – лишь чуть пожелтевших - до костей, вросших в камень. Громадные черепа косолапых, мелкие косточки соболей, куниц и прочей таежной живности. Помню, как первооткрыватели старались даже не прикасаться к костям, сохраняя природой созданный музей. Ученые новой формации вынесли кости на поверхность. Рассмотрели их при солнечном свете, и признали не представляющими научной ценности, что в переводе с «академического» на человеческий, означало нерентабельность переправки найденного за рубеж, в обмен на вожделенные зелененькие американские тугрики. Как известно из анекдота то, что невозможно съесть или облаять, может быть изгажено…
Кое-что спелеологам удалось вернуть в пещеру, сложив кучки костей среди глыбового навала.
Раннее утро. От нижнего входа к воде протоки опускается туман. Мы собрались на маленькой площадке у черного лаза, ведущего в недра горы. Из расчета на вечные пещерные плюс четыре градуса надеваем кучу теплой одежды, защищая ее сверху от глины и мокрого камня капроном комбинезона. Каска, резиновые сапоги. На руки – верхонки.
Включаем свет. Кто что, у одних - светодиодные налобники, у других - обычные электрические фонари. С легким хлопком вспыхивает газовая горелка на каске у Наташи.
Ногами вперед соскальзываю меж глыб известняка. Хаос камня, сцементированного оставшимся с зимы льдом. Вниз, вниз, вниз. К галерее Пироговка.
Пещера была найдена Томскими спелеологами из универовского клуба «Стикс» и в память о погибших на Алтае друзьях была названа Алтайской. И лишь парой лет позже, переименована в Памятную. Ими же давались названия большинству галерей и гротов подземелья: река Стикс, Лекционный зал, грот Гончих псов.
Выйдя в расширение подземного хода, собираемся всей группой и выключаем фонари, дабы привыкли глаза к тьме вечной. Когда вновь вспыхивает свет, зрение воспринимает уже не еле видимый проход, а весь объем зала, с исчезающим в вышине сводом и серебристыми от капелек воды стенами. Журчит на перекате черно-прозрачная вода подземной реки. Разбегаются во все стороны проходы в толще камня. То широкие и высокие, то такие, где и ползком-то двигаешься с трудом.
Потолок прижимает к глиняному полу. Одна рука вытянута вперед, другая назад, вдоль туловища. Именно при таком положении рук грудная клетка имеет минимальный объем. Способ передвижения – пресмыкание. Перетекание из одного микрорасширения прохода в другое. Лабиринт среди глыбового навала. Известная спелеошутка гласит, что если впереди за поворотом видны чьи-то ноги, проверь – не твои ли.
Опираясь на камни, переползаем над ручейком – еще одним рукавом Усы. Теперь вверх. Выбираемся из тесноты лазов в середине грота. Всюду белоснежный ковер кальцитового кружева. Все-таки сохранила свое убранство пещера!
Выходим к озерной площадке. Над почти невидимой из-за хрустальной прозрачности водой свисают округлые сталактиты. Каменные сосульки в этом месте обросли субстанцией известной как «лунное молоко» - творогообразной кашицей все того же кальцита. Потолок незаметно переходит в зеркальность отражения поверхности водоема. Граница воды и суши размыта настолько, что неопытный человек поймет, что ступил в воды озера, лишь, когда холодная вода хлынет в сапоги.
На голос пещера отвечает гулом эха. Впереди - громада объема грота Центрального. Высоко над головой в его сводах открывается колодец верхнего входа. Раньше именно здесь был зоологический музей.
На черной глыбе камня одинокий желтовато-коричневый медвежий череп и несколько груд костей – то немногое, что удалось спасти от «изучения». Действительно, ныне костные останки вряд ли что-либо расскажут истинному исследователю. Да и нет уже в гроте того, былого колорита, природного музея…
Память подводит. Совершив круг, по примыкающим к гроту проходам вновь выходим в центр пещеры. Приходится сверяться с картой. Все, верно, просто свернули чуть раньше времени. Возвращаемся и в переплетении ходов находим устье провала, ведущего к дальней части подземной реки.
Вниз среди качающихся живых камней к самому нижнему ярусу пещеры. На потолке и стенах - вкрапления глины. В паводок эта часть пещеры затапливается полностью. Но вода ежегодно в весенние половодья омывает белизну натеков, возвращая им первозданную нетронутость.
Фотографируем, отходим на пару-другую метров и фотографируем вновь. Пусть хоть в цветных снимках живет вечно красота!
Вновь Озерная площадка. Народ ушел наверх. Сижу, прощаясь с пещерой. Диковинные натеки подсвечены лишь колеблющимися красноватыми бликами свечи.
Пора идти.
Памятная, до свидания.
Или прощай?
Кто знает, как сложится жизнь…
Вечером, лежа в палатке, вспоминаю какой была пещера двадцать пять лет назад. Вспоминаю и сравниваю картины, восстановленные памятью с тем, что видел несколько часов назад. Где-то в глубине сознания всплывает Сталкер Тарковского с его желанием показать людям все то, что ему дорого и отчаянием от разрушения людьми этого, самого ему дорогого.

     

     

     


В подземельях тумуяса
Дождь прекратился пару часов назад. Вздыбившись гигантской пирамидой кучевого облака, гроза, рокоча дальними раскатами грома, ушла на северо-восток. Излившаяся с небес вода начала извечный круговорот, поднимаясь над прогретыми джунглями черневой тайги слоями тумана, на глазах превращающегося в облака. Обрамленные синевато-белыми клубами испарений вершины гольцов стали подобием диковинных островов. Камни курумника, просыхая под лучами солнца, с каждой минутой обретали шероховатую надежность.
Вниз!
В двухметровое таежное разнотравье.
– Начальник, ты хоть представляешь, где мы находимся?
– Планета – Земля. Материк – Евразия. Западные склоны Кузнецкого нагорья.
Шутки – шутками. Но задача перед нами стоит нелегкая. Среди таежного бурелома и «зарослей укропа» предстоит найти вход в пещеру. Точку, булавочным наколом нанесенную на карту без малого двадцать лет назад. Пещеру, которую, если верить легендам, после первооткрывателей еще никому разыскать не удавалось. Пещеру, по тем же легендам, сказочно красивую, сохранившую первозданность каменного убранства.
Заброшенная дорога. В густой траве заросшие колеи увидеть невозможно. Просто, не по-природному прямой полоской вытянулись стволы березок и пихт, обозначая обочину, да слишком ровным стал склон под ногами. На одиноком столбе обрывок колючей проволоки – последний штрих поглощенной тайгой зоны. Извечный сибирский симбиоз дорог и зеков. Есть заключенные – и по берегам реки возникают поселки-зоны. Действует марганцевый рудник. Во все стороны к дальним «командировкам» разбегаются проторенные пути-дороги. Нет зеков, и свои права на некогда обжитые территории вновь предъявляет сибирский лес. Лишенные человеческой заботы дороги превращаются сперва в оленьи тропы, потом зарастают окончательно.
Продираемся, проламываемся сквозь, в руку толщиной, стебли громадных зонтиков, ежесекундно окатываясь каскадами оставшихся в траве дождевых капель. Хлюпает вода в обуви. На теле не осталось сухой нитки. Сырость, духота жаркого летнего дня и звенящая туча оводов, смерчем вращающаяся вокруг.
Сухое каменистое русло ручья. Вода через многочисленные воронки-поноры ушла под землю. Идти чуть легче. Но почти сомкнулась трава над головой, превратив изгибы водотока в подобие зеленого туннеля. Какое уж, к черту ориентирование! Формы карстового микрорельефа, к которым привязано описание пути, совершенно не различимы. Шестое чувство подсказывает – вход в пещеру мы проскочили.
– Ребята, стой!
Вновь разворачиваем карту. Соседние вершинки позволяют с достаточной точностью определить точку стояния.
– Видите, вход расположен на оси водораздела, слева от нас. Пора выходить на гребень и, начав спускаться, зигзагом прочешем склон.
И вновь заросший курумник под ногами. Небольшие выходы скал. Переплетение травы, кустов и скрытые ими упавшие тела пихт. Очередной траверс и какое-то явное нарушение рельефа справа и чуть впереди. И скорее догадка, нежели уверенность – Есть дыра!
Крохотная площадка и заросший провал входа, от которого тянет ощутимой прохладой.
Скидываем рюкзаки.
Облачаемся в комбезы.
Проверяем работу фонарей.
Вперед и вниз!
Под сводами входного грота лежит снег. Крутой склон, и лед замерзшего озера внизу. Скорее дальше, туда, где исчезают последние блики дневного света.
Поворот подземной галереи. Град капели из под каменного свода, и… тупик.
Низкий лаз между льдом и коренной стеной. И вновь щель, в которую протиснуться не возможно.
Растерянность и досада.
Неужели продолжение пещеры перекрыто льдом?
Методично, метр за метром обследуем входной грот. Слева, у самого пола давнишняя тектоническая подвижка отслоила камень, образовав низкую горизонтальную расщелину. Ползком залезаем под нависающие глыбы. Пролезть можно! Чуть расчищаем проход – десяток сантиметров узости пройдено. Чувствую, как на вдохе начинаю застревать среди шероховатого известняка. Глубокий выдох и проскальзываю вниз меж двух каменных плит. Поворот почти, что на девяносто градусов и щель вываливается в хорошо промытую галерею с полукруглым сводом и мягким глиняным полом. Через только что пройденный калибр Наташа передает транспортник с фотоаппаратурой.
В лучах фонарей блестят капельки на концах крохотных каменных сосулек. Уже можно передвигаться не ползком, а лишь пригнувшись.
Грот. У правой стены колодец, дно которого высвечивается метрах в семи. Белые кружева кораллитов на стенах. Глина на полу перекрыта тончайшей корочкой кальцита, по которой в низкую арку продолжения пещеры ведет цепочка следов первооткрывателей пещеры. Судя по всему, действительно, после них люди в пещере не бывали.
Раздались в стороны стены. На огромную высоту взметнулся потолок. Кремово белые сталагмиты и соломка сталактитов под каменным сводом. Огоньками звездного неба вспыхивают капельки воды, создавшей каменное убранство пещеры. Искорками падают звезды, наполняя мрак бездны ледяным перезвоном.
Погасив фонари, делаем первые фотографии.
Щелчок затвора и ослепительный, почти солнечный свет – сработала вспышка. На долю секунды пещера предстает во всей своей красе. Эхом зеленоватого призрачного света откликается на свет фотовспышки кальцитовое убранство.
В маленькой лужице сияет в луче фонаря бисер пещерного жемчуга.
Ход прегражден водной гладью. Подземное озеро.
Вдоль левой стены, по камням перебираемся на другой берег. И всюду феерия камня. Первозданная белизна натечного кружева подкрашена примесью марганца, подарившего кремово желтоватому, полупрозрачному кальциту нежные синеватые оттенки.
Галереи верхнего этажа. Над головой лес почти метровых каменных макаронин. Внизу драконовым гребнем тянутся вверх сталагмиты.
Подсветка чуть сбоку и цветовая гамма меняется, становясь более теплой.
Контровый свет. Становится видно, что тончайшие сталагмиты представляют собой полые полупрозрачные трубочки, по которым капля за каплей сочится вода.
Противоречивое чувство. Хочется показать людям это подземное сокровище и вместе с тем хочется, чтобы как можно меньше народу бродило по лабиринтам подземелий Тумуяса. Дабы не увяли каменные цветы. Навсегда сохранили бы сталагмиты чистоту и полу прозрачность цветовых оттенков.
Обратный путь по анфиладе гротов, балконов, туннельных переходов. Наверх. К свету, теплу, запахам леса, к ласковому предзакатному солнышку.

          

          

     

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100