Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Фестиваль Монгольского Алтая

Автор -
Евгений Горбик (Барнаул)

Карта Монголии

Самая первая поездка осенью 1996 года в Монголию запомнилась мне в мельчайших деталях. Стоит ли говорить, что, чуть отъехав от границы, мы сразу же сумели заблудиться. Однако, именно благодаря этому недоразумению мы попали на отдаленную стоянку семьи аратов, где пожилой казах с руки кормил
огромного орла. На нашу просьбу показать его способности, хозяин, не утруждая нас театральными приемами, что-то шепнул ей, отвязал кожаные ремешки с ног и тяжело подкинул птицу вверх, пронзительно крикнув ей в след. Не успели мы выкурить по сигарете, как на бреющем полете внезапно вернулся орел и неуклюже приземлился из-за застрявшего в когтях серого зайца. Невзирая на негодующий клекот, хозяин одел на голову птицы кожаный колпак и вынул тушку из сразу ослабших когтей.
Само собой разумеется, что, узнав о предстоящем национальном празднике охотников-беркутчи в Монголии, а затем получив приглашение от хозяина турфирмы Blue Wolf Tourism г-на Ханата, я поспешил попасть туда.
Фестиваль, а именно так называют этот праздник сами организаторы, продолжался два дня и имел обширную программу. Уже с утра к месту ристалища потянулся местный люд - ребятня кучками и пешком, низкорослые лошадки на подгибающихся ногах от двух-трех всадников, байкеры в ватных халатах глотали желтую пыль за УАЗиками. В десяти километрах от городка Баян-Ульгий собралось около тысячи человек и среди них не было ни одного равнодушного.
Упустив открытие праздника, я сразу попал в водоворот толпы, которая беспорядочно волокла меня туда, где ей казалось интереснее. Мало что понимая, глазел на соревнования местных "джигитов", которые проявляли чудеса гибкости и ловкости - на полном скаку поднимали с земли разбросанные по хитроумной схеме синие платки. А вот борьба "кокбар" не потребовала от меня большого напряжения мыслительного процесса. В размеченный камнями квадрат вбрасывается волчья шкура, и по сигналу судьи всадники стремятся первым
поднять её с земли, зарабатывая первое одобрение зрителей. Затем онисъезжаются, каждый закрепляет свою хватку и начинается сама борьба. Задача проста: любой ценой вырвать шкуру из рук противника. Если азарт отключает разум, а хватка руки сравнима с тисками, то даже лошадь не может устоять на ногах и грохается оземь. Падение лошади - не просто проигрыш - это полная дисквалификация. Бывает, что упорство одинаковых по силе соперников так велико, что по просьбе зрителей судьи объявляют ничью, и они оба переходят в
следующий этап соревнований. Чем ближе к финишу, тем более заметно, что финалисты "приняли на грудь", хотя это и не одобряется, но они уже почти герои дня, а победителей, как известно, любят в любом виде.
Днем раньше, я бы наплевал в глаза любому, кто сказал бы мне, что в Монголии есть иноходцы. До сих пор слово "иноходец", по моему разумению, было позволительно произносить по отношению к арабским скакунам и прочим особо благородным породам лошадей. Тонкие точеные ноги, гордая голова на длинной шее, всадник голубой крови в красном плаще, на худой конец аккуратный жокей в чопорной униформе - вот что такое иноходец! Но факт! Три десятка лохматых разномастных низкорослых лошадок под неумолчный гвалт толпы бегут несколько кругов, обливаясь потом от напряжения передвигать ноги в несвойственном природе стиле. Встаньте на карачки сами и попробуйте передвигаться, одновременно переставляя левые, а затем правые конечности! То-то! Сразу понимаешь спортивную ходьбу,- и здесь тебя сверху хлещут плетью, а бежать,
как мамка учила,- не моги!
И все-таки главным зрелищем фестиваля, ради которого издалека прибыли около двухсот богатых иностранцев (включая США, Японию, Австралию) и фотографов именитых журналов, был праздник охотников-беркутчи. Начну с того, что приятно удивляет очень серьезное отношение участников к национальной одежде и прочим красочным атрибутам. С пристрастием рассмотрев потемневшие от времени серебряные украшения, причудливо вышитые попоны и расшитые сапоги и прочие "шевроны" чужой жизни - я уверился, что эти люди c неподдельной любовью хранят наследство своих предков. И, невзирая на некоторую присутствующую здесь театральность, они пришли сюда не ради денег, а, если без обиняков, для исполнения национального долга. Этот народ сумел донести до нашего времени то, что другие великие государства демонстрируют в музеях.
Речь здесь идет не о предметах старины, но о духовности. Арена, где проходят активные действия, обозначена камнями и присутствующая здесь полиция строго следит, чтобы границу никто не переступал - возбужденная лошадь случайно может покалечить неосторожного фотографа или беспечного ребенка. Место выбрано вблизи скалистой вершинки, откуда по команде судьи помощник беркутчи выпускает птицу, если хозяин уже готов к
демонстрации "подсадки". Подсадка - предварительный этап соревнований, где демонстрируется подчинение беркута команде хозяина. Срываясь с места галопом, он пронзительным криком подзывает парящего беркута, который должен точно сбарражировать на подставленную руку скачущего всадника. Один из запущенных с горы в синеву неба беркут был атакован в воздухе, невесть откуда возьмись, десятком местных отчаянных ворон. Кружась в этом хороводе, уклоняясь от нахалок и атакуя их, беркут не обращал внимания на тщетные
призывы своего хозяина. Кружась, стая скандалисток увлекла беркута с собой и скрылась за склоном. Зрители хохотали, улюлюкали и свистели, всадник с досады рвал губы лошади уздечкой, а маленький пацан грозил в небо грязным кулачком и размазывал сопли и слезы по лицу. Конфуз отца был для него больнее, чем поражение в уличной драке со сверстниками. Плотные нестройные ряды зрителей активно сопереживают событиям: кричат, машут руками, кидают вверх шапки, стегают камчой голенища своих сапог, - удивительно, как в таком гвалте птица слышит и узнаёт призывный клич своего хозяина?! Заполучить хороший кадр крайне затруднительно: толкают, хлопают по плечу, призывая разделить чувства восхищения или неодобрения. Только профессионалу доступно выхватить момент из молниеносных событий. А вот в паузах соревнований участники с удовольствием позируют и позволяют потрогать и рассмотреть старинную уздечку из настоящего серебра, примерить огромную кожаную рукавицу, которая убережет руку охотника от острых когтей, пощупать
пугающе мощные мышцы лап беркута.
Но вот начинается следующий этап - притравливание, я бы сказал, генеральная репетиция. К седлу крепится длинная веревка, на конце которой тушка лисы или зайца. И снова помощник запускает птицу с горы, всадник внизу нарезает круги, тушка на веревке имитирует будущую жертву, а задача доверчивого беркута, не подозревающего подставленного обмана, безошибочно рассчитать свою траекторию и порадовать зрителей своим точным ударом. Неопытный беркут бьет добычу неточно, - ошибка наказывается беспорядочным кувырканием и безжалостным смехом зрителей. А вот красавец с белым перьевым нагрудником, которого уже и зрители выделяют за умение и удачливость. На высоте сотни метров он зависает в несколько секунд, оценивая ситуацию, затем снижается так стремительно, что глаз не успевает фиксировать его траекторию, у самой земли переходит на бесшумное скольжение вдоль поверхности, вот она - цель! Двухметровые крылья раскинуты в тормозе, лапы вытянуты вперед - удар! Подскочив по инерции, убедился, что жертва не оказывает сопротивления, долго еще не складывает крылья, горделиво вращая головой с загнутым клювом, которым способен одним ударом пробить череп лисице! Оглянитесь на самого беркутчи! Даже азиатская невозмутимость не может стереть с его лица улыбку и заслуженную гордость. Только после окончания всех предварительных отборочных состязаний можно увидеть последний заключительный этап - взятие живого зверя. В этот раз это были лисицы. Три пленницы метались в клетках, ожидая своей участи, не обязательно трагичной: шансы ускользнуть от пикирующей сверху гибели у них оставался. Был еще молодой волк, которого таскали на цепи трое подростков, но было видно, что волк уже успел привыкнуть, (если только можно это себе представить), к людям, упирался всеми четырьмя лапами и вяло скалился. Организаторы от волка отказались: волк пойман щенком и провел свое отрочество у юрты на привязи, потому вряд ли сразу побежит, то есть финального зрелища может не получиться и, похоже, пацаны заломили несусветную цену за свой малоценный экземпляр. Итак, финал был кратким и красочным. На пять финалистов вполне хватило две лисы. Последняя рыжая красавица яростно защищалась и приняла смерть в честном бою.

На следующий день после праздника, я согласился с предложением Ханата посетить отдаленную стоянку и побеседовать с беркутчи в домашней обстановке. У подножья горной гряды, на пологом заснеженном склоне, приютилось зимнее жилище арата, представляющее собой две жилых постройки из самодельных глиняно-каменистых блоков без привычных скатов крыши, войлочной юрты, загона-укрытия для скота из камней и аккуратных штабелей кизяка. После обязательного неторопливого чаепития и благосклонного принятия наших подарков, хозяин посетовал, что праздник кое-кого огорчил - организаторы не
держат слово и выигранные призы оказываются не так ценны, как обещаны. Да и добраться из дальних сел со своей птицей и конем весьма затруднительно. Вот и получается, что праздник "беркутчи" - яркий, шумный, азартный, красочный, - больше похож на парад кремлевских курсантов, а настоящие бойцы, как и положено в жизни, несут службу в дальних окопах. Есть беркуты, (и на фестивале их было большинство), которые были пойманы и приручены только для праздника. На их обучение уходит несколько месяцев. Эти красавцы великолепно справляются со всеми возложенными на них обязанностями, но в горах вряд ли прокормят себя и обогатят хозяина ценным мехом. А вот для рутинной охоты, (если вообще возможно так называть охоту!), для промысловой добычи зверя требуется натаскивать беркута несколько лет. Нужно заметить, что принцип "кнута и пряника" здесь не годится. Гордая птица абсолютно неприемлет "кнут" и может только благосклонно принимать "пряник" в виде кусочков мяса.
С самых первых дней птенец-орленок находится на полном иждивении своих родителей и получает от них все, в чем нуждается. В отрочестве его оперение имеет светло-серый или даже желтоватый цвет. И вот в это время и необходимо его насильно выкрасть из гнезда, которое спрятано среди высоких разрушенных скал, где оно недосягаемо для врагов. И опять я слышу уже знакомую историю, которая должна подчеркнуть опасность добычи птенца: как вернувшиеся некстати орлы ударами крыльев сбросили одного неудачника вниз.
Орленок не видит большой разницы между папой-мамой и человеком, который его регулярно кормит и греет. Вот так незатейливо и происходит приручение (очень меткое слово) беркута. На мой взгляд, это нельзя назвать дрессировкой, так как команды беркут не понимает, а подчиняется врожденным природным инстинктам и привыкает не бояться человека и коня, приспосабливается удерживаться на руке и к покачиванию в седле.
На наскальных рисунках (петроглифах) в Центральной Азии, изображающие сцены охоты, встречаются силуэты собак, но нет и намека на прирученных хищных птиц. А вот Марко Поло в Х111 веке уже упоминает умение азиатов использовать ловчих птиц. В наше время охота с ловчими птицами переживает волну
возрождения. Монголия, Алтай, Киргизия, Ближний Восток. До сих пор ходят слухи, что цена ловчего сокола в Эмиратах зашкаливает до десятков тысяч долларов. На моей памяти, лет семь назад, нашей таможней была перехвачена большая контрабандная партия соколов-балабанов из Монголии, предназначенных для вывоза за пределы России. Несравнимо увлекателен этот вид охоты, хотя бы только потому, что зазор между человеком и природой - минимален. Мои впечатления, конечно, субъективны, но мне непонятна гордость "охотника", заплатившего огромные деньги за то, чтобы завалить из мощного карабина огромного слона. Мне жаль и его жертву, и его самого.
Я точно знаю, где буду в начале октября следующего года.
Еще раз хочу пережить минуты возбуждения и азарта, поймать на себе безжалостно-внимательный взгляд желтого глаза, услышать гордый клекот над поверженным зверем. Надеюсь уже сам ощутить на руке тяжесть пернатого друга, сам снять кожаный клобучек и послать орла пронзительным криком в синь горного неба:
И самое главное, надеюсь еще раз побывать на "другой планете", имя которой - Terra Монголия.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:


Устали от праздника


Семейная бригада беркутчи


Вперед и вниз, а там!..


Демонстрация питомцев


Уверенность в победе


Мой последний фестиваль?


Не робей, хозяин!


Ничьей не будет!


За секунду до поражения


Это - "кокбар"



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100