Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Летний отпуск 2003
или
рассказ о поездке автостопом на юг


Автор -
Андрей Мезенцев (Санкт-Петербург)

"На безрыбье и сам станешь раком"
Тима Гусев, друг и теперь уже автостопщик.
Впечатления от прочтения путевых записок

Часть 0. Вступление
Прошло уже почти полгода после того замечательного летнего автостопного путешествия. В течение всего этого времени я неоднократно вспоминал про свои летние приключения и все собирался написать об этом рассказ (отчет, путевые заметки, как хотите, так и называйте), но никак не мог этого сделать, так как не имел компьютера и достаточно свободного времени и желания при своем абсолютно разгильдяйском курсантском образе жизни в учебное время.
Еще во время путешествия я пытался вести свои путевые заметки, старательно записывал хронику событий, разнообразные свои переживания и глупые рассуждения о своих автостопных успехах (или неуспехах), многим этот рукописный труд даже понравился, так как я старался писать обо всем с юмором. Все это, в общем-то, и сподвигло меня, наконец, придать всему этому делу читаемый и распространяемый электронный вид.
Это ни в коем случае не переписывание моих путевых записок, это два совершенно разных рассказа, здесь я буду использовать лишь некоторые цитаты из путевых записок (написанное в кавычках курсивом). Теперь я многое оцениваю совершенно по-другому, и ни за что не написал бы столько всяких глупостей. Я думаю, что все же немного научился путешествовать автостопом по-научному, а не по беспределу, как тогда.
Учитывая пожелания своих друзей, я буду описывать события системно и неразрывно, в отличие от путевых записок, где все было "чисто хаотически". В общем, хватит вступлений! И так уже выхода этого рассказа многие ждали почти полгода.

Часть I. Возникновение идеи поездки и приготовления к ней
Стоял жаркий июль 2003 года, заканчивалась сессия, и приближался так ожидаемый летний отпуск. У меня же первоначально он никаких положительных эмоций почти не рождал, так как я не знал, чем бы мне заняться на целый месяц.
Вспоминался прошлый отпуск, наполовину проведенный в лагере для трудных подростков г. Сертолово, где мы с Каракозом, Мишей Прасоловым и Мариной полмесяца работали в качестве инструкторов по туризму, а на самом деле классно отдыхали. В этом году повторения всего этого не предвиделось.
Ехать к себе домой в Киров я не хотел, так как там уж ничего интересного точно нет, я бы там весь месяц страшно скучал и окончательно свихнулся от безделья.
Все самое замечательное и интересное в жизни всегда происходит случайно или благодаря цепи случайных совпадений, как в этот раз. 26 апреля мы своей туристической братвой поехали на Малые скалы и подобрали в электричке Аню (мы ее тогда еще не знали). Она порывалась в одиночку дойти до Больших скал, совершенно не зная дороги (которая, кстати, в то время года была преодолеваема лишь в болотных сапогах с группой спасателей на всякий случай, а никак не в одиночку без всякой подготовки). В общем, за время поездки на электричке мы не только объяснили ей дорогу на Большие скалы (сами ее точно не помня), но и объяснили, что туда ходить не стоит, а стоит поехать с нами на Малые скалы (Каракоз потом неоднократно почему-то проклинал тот день, хотя это был его день рождения).
Вот так мы и познакомились с Аней, а потом Миша Прасолов напряг ее выступать в нашей команде на областных соревнованиях по туризму. Расписание моих экзаменов было составлено так, что сдав самый трудный из них (оперативную хирургию), я имел возможность приехать на соревнования, поболеть за наших и отдохнуть от сессии (в 10.50 я вышел с экзамена с четверкой и чувством глубокого удовлетворения, а в 11.20 уже был в электричке на Сосново).
На следующий день после соревнований (воскресенье) все наши поехали готовиться к экзаменам, а я с Аней - в Лосево к ее друзьям из FTC (Frog Travel Club, не буду писать что это такое, если интересно, зайдите к ним на сайт: http://www.ftc-spb.narod.ru). Про преодоление Лосевского порога на спасжилете можно писать отдельный рассказ, но сейчас не об этом. Эти ребята из FTC в большинстве своем собирались в августе ехать автостопом (и не только) на юг под Анапу. Предложение Ани поехать автостопом с ними было крайне заманчиво, но в то же время оно меня пугало своей автостопностью. Я про автостоп слышал впервые, не знал о нем абсолютно ничего, думал, что в России он невозможен, и перемещение на большие расстояния автостопом меня, как любого нормального человека, пугало. Только поэтому я не с радостью согласился, а осторожно сказал, что подумаю.
Из дальнейшего общения я узнал кое-чего об автостопе и, в общем-то, согласился поехать, тем более что Аня, понимая, что мне первый раз автостопом одному ехать страшно и непонятно вообще как, предложила ехать в паре "хотя бы до Москвы, а дальше видно будет".
Дальнейшее ожидание отпуска проходило уже, как и у всех нормальных курсантов, с нетерпением.
Моральная подготовка к путешествию была самой короткой и легкой, куда больше сил и времени заняла материальная подготовка. Предстояло подготовить снаряжение к поездке (взять кучу нужных и ненужных, своих и не своих вещей из нашего туристического подвала), сделать себе автостопный костюм (пришить к старому спортивному костюму светоотражающие полоски) и заработать денег на поездку. Хоть это и автостоп, но деньги на полмесяца жизни, отдыха и на билет на поезд с юга до дома все же нужны (домой в Киров надо было заехать непременно, а то бы родители меня не поняли, из-за нехватки времени я поехал домой не автостопом, а на поезде). В общем, последняя неделя перед поездкой, назначенной на 9 августа, проходила в сумасшедшем режиме: ночью - работа в магазине "Находка" грузчиком, днем - сон, вечером - сборы и шитье автостопного костюма, а потом снова работа и продолжение шитья там. На работе все прикалывались над моей затеей и не верили в ее успешность.
Мои друзья относились к моему путешествию по разному: некоторые считали меня сумасшедшим, думали, что я обязательно не доеду и погибну, и им было меня жалко (или они втайне радовались этому, не знаю), а некоторые (наиболее продвинутые) наоборот считали, что все это будет очень интересное, веселое и незабываемое приключение, и поэтому мне завидовали. Родители всей правды не знали, думали, что я еду на юг на поезде и были за меня спокойны и даже рады.
Надо сказать, что я совсем не подготовился к автостопу теоретически: не знал ничего из базовых понятий и правил автостопа, не читал "Практику вольных путешествий" А. Кротова, (имел с собой лишь "атлас автодорог России"), из-за этого и возникали различные трудности, глупые поступки и мелкие разочарования. Так оно всегда и бывает у начинающих, многое познается на собственной шкуре.
В последнюю ночь перед выездом я, из-за сборов и упаковки рюкзака по несколько раз, спал лишь два часа и чуть не проспал начало путешествия (встречу в 7:00 с Аней на "Звездной").

Часть II. Автостопом в Анапу
Всего автостопом в Анапу поехали семь человек, остальные - на поезде или даже на самолете. Выезжали все приблизительно в одно время (с интервалом не более 4 часов, и лишь Шурик выехал на 12 часов раньше нас, то есть 8 августа вечером). Примерно в полвосьмого мы с Аней уже стояли на позиции, и она начала стопить. Научиться держать горизонтально руку и вертикально большой палец, улыбаясь при этом, большого труда не составляло, но это не главная премудрость автостопа. Тому, как за короткое время отсепарировать из потока нужную машину, вступить в визуальный контакт с водителем, объяснить ему жестами, что я такой хороший и веселый, что мне непременно нужно ехать, что ему будет только в радость скоротать время в дороге в моей компании, я еще учился очень долго и, в основном, самостоятельно, но об этом далее.
Часа через полтора Аня, наконец, застопила мужика на "копейке", который и довез нас до развилки с Тосненской объездной. Только после этого я окончательно поверил в возможность передвигаться автостопом и примерно понял, как это тележить (беседовать, разговаривать, рассказывать всякое) с водителем.
На следующей позиции мы простояли около часа, никто так и не застопился, и Аня решила разделяться. В ее автостопные привычки не входило зависать по часу на каждой позиции, а разделившись, она стала двигаться намного быстрее (в основном за счет предельного сокращения времени стояния на позиции). Ну и мне ничего не оставалось, кроме как согласиться разделяться (будто если бы я не согласился, то мы бы не разделились, а как же обещание "вместе хотя бы до Москвы"?).
Тогда до меня еще не дошло, что больше совместно автостопом мы уже не поедем, и мне придется постигать все премудрости автостопа на трассе одному. Единственное, что не давало окончательно отчаяться, это возможность осуществления связи с Аней с помощью SMS (МТС ловит практически на протяжении всего пути до Анапы).
"В общем, после того, как возле Тосно мы с Аней разделились, и ее увез какой-то дальнобойщик на КАМАЗе, номер которого мне стоило бы запомнить на всякий случай, я скучал на трассе недолго". Минут через пятнадцать после этого я первый раз самостоятельно застопил машину (это был, несомненно, исторический момент для меня). Этой легендарной машиной стал минифургон Ford Transit, в котором нашлось бы место еще для десятка автостопщиков. Там же я и впервые самостоятельно тележил с драйвером, довольно добродушным мужчиной лет сорока. Он провез меня всего около 50 км до поворота на Кириши, где я и продолжил стопить и стопил около часа.
Потом на "десятке" я быстро домчался до Новгородской развилки, где снова висел примерно час. Ну а далее был первый настоящий автостопный успех. "Этого Audi-80 мне просто послал бог. Дядя Гена, тетя Валя и их сын Алексей сначала проехали мимо меня, но потом вернулись и пригласили следовать с ними, несмотря на возникшую тесноту в салоне. За последующие пять часов совместного путешествия мы заезжали на святой родник близ деревни Яжелобицы, чтобы облиться и затариться святой водой, всю дорогу мы весело и непринужденно беседовали, ели пряники, фрукты, бутерброды, очищенные нежареные семечки". Тетя Валя всю дорогу рассказывала про всякие святые места, где они бывали, спрашивала про мою жизнь, учебу в ВМедА и про будущую военно-медицинскую карьеру (ах, если б я знал, что меня ждет) и восхищалась моим предстоящим путешествием и моим автостопным костюмом (не зря все-таки шил. Справедливости ради, стоит заметить, что костюм получился не супер, мою автостопность он повысил не на много, и даже не из-за того, что был довольно неаккуратно изготовлен, а из-за некоторой схожести с костюмом работников ГИБДД - на сером фоне выделялись светло-желтые полосы со светоотражающим материалом посредине).
Я даже где-то в районе Вышнего Волочка уснул на полчаса, это было крайне невежливо, но природа взяла свое. Отправляясь путешествовать автостопом, всегда предварительно следует выспаться, чтобы так не засыпать в машине. Я глубоко извиняюсь перед этими милыми людьми за свою слабость. "Они очень милые, хорошие люди и истинно верующие. Узнав, что я будущий врач, они сказали, что меня им послал бог, так как был день Святого Пантелеймона - покровителя врачей и путешественников. (Думаю, в тот день он мне помогал) Все время в дороге я провел с истинным наслаждением, дай им бог удачной дороги и всего наилучшего в жизни". Они высадили меня между Торжком и Тверью, а сами свернули с основной трассы на проселочную дорогу, их путь далее лежал в какую-то деревню.
Минут через пятнадцать я застопил дальнобойщика из Нижнего Новгорода (жаль, что нам по пути было всего километров сто) на стареньком ЗИЛе. Он запомнился мне огромным радушием к автостопщикам, всю дорогу рассказывал, что он уже пять лет возит таких как я, рассказывал о своем разгильдяе-сыне, который не может учиться в ВУЗе бесплатно. Еще я запомнил, как он, совершенно не стесняясь никого, остановился на обочине возле леса и помочился на колесо собственной машины (нет бы, десять метров в лес зайти, или он боялся меня одного в машине оставить). В Завидово он высадил меня, на прощание снабдив подробными устными инструкциями по преодолению Москвы (до нее еще 150 км), а сам поехал по проселочным дорогам в сторону Нижнего Новгорода (так короче, чем через Москву).
Времени уже было полвосьмого вечера, я начал задумываться о ночлеге и решил связаться с Аней. Изначально предполагалось, что ночевать мы будем в моей палатке (для автостопа довольно тяжелой и объемной, но это все же лучшее из возможного, уже потом я прочитал, что многие автостопщики ночуют без палатки в спальнике под полиэтиленом, но, по-моему, это не лучше). Мы и до этого выходили на связь и примерно знали, кто где едет. Аня так и ехала весь день с тем дальнобойщиком. Хоть скорость его машины была медленнее, чем тех, на которых ехал я, но зато Аня не стояла на каждой позиции по часу и за счет этого выигрывала в расстоянии. Из очередной SMS я узнал, что ночевать она планирует аж за Москвой в 20 км. Но как мне быстро преодолеть эти разделяющие 200 км от поселка Завидово Тверской области до поселка Видное Московской области, я не знал.
Уже начинались сумерки, вписаться к дальнобойщикам возле кафе в Завидово мне не удалось и пришлось пешком уходить через весь поселок, так как уже тогда я знал, что в жилой зоне шанс застопить машину гораздо ниже, чем за поселком. Около получаса я покидал тот поселок, потом почти час стопил и застопил лишь коммерческий автобус, возвращавшийся после рабочего дня в парк в город Клин. Я сразу сказал водителю, что я автостопщик, поэтому поеду лишь бесплатно, но он оказался просвещенным на тему автостопа и согласился подвезти меня и так. Уже совсем стемнело, поэтому шансы доехать до Москвы автостопом резко падали, и я расспросил водителя про возможность добраться из Клина до Москвы на электричке. Он заверил меня, что такая возможность существует, даже довез в Клине до самого вокзала и на прощание искренне пожелал успешно достичь Москвы.
"До электрички на Москву остался ровно час", вспоминалась строчка из песни. И за этот час скучать мне не пришлось, в отличие от героя все той же песни. Эту же самую электричку ожидал какой-то пьяный мужик с панелью от автомагнитолы в руках. Он стал мне рассказывать, что эта панель - это единственное, что у него осталось от его машины, которую сегодня угнали, и предлагал мне купить эту панель всего за полтинник. Я отказался. Далее, он предлагал сходить попить пивка на вокзал, но и тут я отказался. Тогда мы с ним просто мило побеседовали на различные алкогольные темы и этим скоротали время. (Я в Питере три месяца работал промоутером различной алкогольной продукции, поэтому в алкогольных вопросах немного разбирался.)
Возможно, мне все же следовало поехать и дальше автостопом, но я боялся никуда так и не уехать, а на электричке я достигал Москву наверняка, пусть даже в полпервого ночи. Московское метро, в отличие от питерского, работает на вход до часу ночи (это я выяснил все у того же водителя автобуса).
В общем, как и предполагалось, Москвы я достиг почти в полпервого ночи, и тут же отправился в метро, чтобы доехать до трассы М4 и оттуда добраться наконец до Видного. Когда я спросил у контроллера в метро, до какой мне станции доехать, чтобы выйти на МКАД в районе трассы М4, она абсолютно ничего не поняла. Видимо, нечасто к ней обращаются по ночам всякие сумасшедшие с подобными вопросами. Когда я предельно упростил вопрос и спросил, как выехать на дорогу, ведущую в Каширу, она сказала, что мне, наверное, надо ехать до станции Каширское шоссе. Логика, блин, железная, до такого простого ответа я бы и сам додумался, так бы и сказала, что не знает. Хорошо, что после этого я все же догадался в метро найти на стене карту Москвы и посмотреть, что ехать надо до станции Домодедовская, а станция Каширское шоссе находится в центре города.
Уже в метро я получил очередную SMS от Ани с поздравлениями с достижением Москвы и советом ночевать на вокзале, а с утра пораньше ехать на рейсовом автобусе от станции метро Домодедовская до деревни Горки, где она и ночевала в кабине все еще того КАМАЗа. Вообще-то я не самоубийца (хотя и временами на него похож), чтобы ночевать на вокзале в Москве, где основное занятие ментов - вычислять всякие подозрительные личности без московской регистрации и безжалостно расправляться с ними. И хотя времени было уже полвторого ночи, когда я вышел на станции метро Домодедовская, я все же решил, во что бы то ни стало, догнать Аню, хотя бы для того, чтобы высказать все, что думаю о таком автостопе. От Домодедовской до МКАД пешком идти минут двадцать (хотя мне сказал там какой-то мужик, что до МКАД пять км).
Около двух ночи я наконец-то достиг трассы М4. "Освещенная М4, со свистом проносятся наглые иномарки, и я иду, голосуя на ходу. И тут с заправки выезжает и останавливается возле меня "шестерка", забитая до предела автостопщиками. Водитель, молодой парень, предлагает мне садиться на заднее сидение". После секундного удивления я понял, что второго такого сумасшедшего в два ночи здесь я уже не поймаю, и кое-как втиснулся в машину. Нас там ехало семь человек, плюс у каждого рюкзак, и еще мы умудрились так проехать через пост ДПС. Другие автостопщики, как я успел выяснить, были кто откуда и путешествовали уже долго.
Примерно в полтретьего мы проехали деревню Горки. Водитель подсказал мне, что стоянка дальнобойщиков не в Горках, а чуть подальше, в деревне Ям, там он меня и высадил, предупредив напоследок, чтобы я опасался местных гопников. С помощью сотового телефона я выяснил у Ани, что приехал правильно, разбил свою палатку в полной темноте возле стоянки дальнобойщиков на травке и тут же завалился спать. Мне уже было пофиг на все: и на чувство голода, и на шум местных гопников и проезжавших мимо машин.
Опять же, изначально я предполагал, что по вечерам будет возможность варить на костре горячий ужин (надо же хоть раз в сутки есть горячую пищу). Практика показала, что это не обязательно, возможности приготовить горячую пищу в автостопе так и не представилось, и зачем только я брал с собой столько всякой еды: консервы, макароны, растворимое пюре в пачке и прочее.
Единственным используемым пищевым продуктом был жареный арахис в сахаре, купленный на Финляндском рынке по 45 рублей за килограмм. Орехи содержат много белка, жира и калорий, питаясь только ими по полкилограмма в сутки, можно компенсировать на минимально допустимом уровне свои энерготраты и потребность в питательных веществах. Ну а если их умело сочетать еще с чем-нибудь, то вообще можно нормально жить. Кроме того, орехи можно есть с чем угодно: и просто так, и с чаем, и с питьевой водой, и в компании с водителем, особенно если он чем-нибудь угощает. Всем автостопщикам рекомендую, отправляясь в дальнюю дорогу, брать с собой орехи.
Проснулся я примерно в девять часов утра, вернее, меня разбудила Аня, сказав, что уже пора ехать дальше. Если бы я сразу знал, что вот так буду во время автостопа все время гнаться за ней, иногда догонять и видеть ее раз в сутки или даже реже, то проще было сразу раздельно выезжать и независимо ехать, а встречаться сразу в Анапе, как со всеми остальными. И мне было бы спокойнее, и она бы не тормозилась, дожидаясь меня. Но тогда я не имел представлений об уровне безопасности в автостопе (девушке ездить автостопом в одиночку, конечно, рискованно, но на федеральных трассах все же менее опасно, чем где-нибудь в глуши по проселочным дорогам). Мне казалось, что Аня о своей безопасности совершенно не заботилась, и поэтому с ней обязательно что-нибудь произойдет (тьфу-тьфу-тьфу), и я буду виноват (хотя и буду находиться далеко позади на трассе), так как выезжали мы вместе. Теперь-то я знаю, что чем быстрее хочешь доехать, тем более низкий уровень безопасности для себя надо устанавливать, и даже такой низкий уровень безопасности на федеральных трассах вполне может быть допустимым. (Короче, если ехать все время нераздельной парой, то это будет безопаснее, но гораздо медленнее).
В общем, все то, что я хотел высказать Ане вечером, я высказывать не стал, так как таким автостопным темпом за сутки была пройдена почти треть расстояния, была достигнута и пройдена Москва, и это было очень хорошо.
Перед новым днем пути мне необходимо было нормально позавтракать, и я пошел в ближайшее придорожное кафе. Аню и так неплохо кормили в дороге, и она в завтраке не нуждалась (да она вообще никогда не завтракает). Выбор блюд в этом кафе был достаточно типичен и невелик. Эти две котлеты, состоявшие наполовину из кислого риса и наполовину из мяса местных собак, с присохшим к одноразовой тарелке жареным картофелем за пятьдесят рублей я запомнил надолго. И врагу не пожелаю питаться в этом кафе (да, наверное, и в большинстве подмосковных)!
Примерно в 10 часов утра мы вновь вышли на трассу. Стопить сразу стали по раздельности. Пока Аня уходила по трассе занимать позицию для стопа, произошло невероятное: я успел застопить "Оку". Мужик на "Оке" ехал всего лишь до Шереметьево, поэтому подвез меня лишь около десяти км, успев рассказать мне про то, как чеченцы похищают автостопщиков, прячут их между бортов в своих фургонах и увозят к себе в рабство. Он бы еще про маньяков, извращенцев, людоедов и всякие сверхъестественные силы, похищающие автостопщиков, рассказал, я и так знаю, что в современном мире всего безопаснее сидеть дома под кроватью и никуда не выходить, так что теперь поделать, раз страна у нас такая?
Следующую машину, новую "Ладу", я тоже поймал очень быстро. Ее водитель был высокообразованный и высококультурный мужчина лет пятидесяти из русских армян, ехал он до Каширы. Более часа мы вели светские беседы о политике, экономике, последних мировых новостях и будущем России. Было очень приятно и интересно, это не на русском матерном базарить (я никогда с драйверами на русском матерном не базарю, хотя они часто на нем базарят со мной, и это бывает неприятно).
Высадил он меня после моста через Оку за постом ДПС, на удобной для автостопа позиции, там я и застопил вскоре локальный КАМАЗ с каким-то навозом в кузове, который провез меня всего до следующего поста ДПС, это километров двадцать пять, не больше. С драйвером даже не пришлось тележить, в салоне на полную громкость колонки извергали всякий шансон и матерные частушки, каких я раньше даже не слышал.
На той позиции за постом ДПС я опять довольно быстро застопил какого-то мужика на "десятке". Он сказал, что едет до Ельца, и я, посмотрев в свой атлас, обрадовался, так как по расстоянию это было более 200 км, да и ехал он больше чем под сотню в час. Тележить с драйвером было крайне напряжно, он вроде бы меня внимательно слушал, но сам беседу не поддерживал и на вопросы в основном отвечал нераспространенными предложениями, отчего мой монолог получился довольно непродолжительным. Не доехав до обещанного Ельца примерно 70 км, он остановился возле какого-то ларька и сказал, что дальше мне с ним не по пути.
Что ж поделать, я снова продолжил стопить и вскоре застопил какой-то маленький автобус, развозивший продукты по деревенским магазинам, на нем я проехал где-то около 10 км. Времени было где-то около двух часов дня, ощущалась страшная жара (признак приближения юга).
За 4 часа сегодняшнего автостопа я проехал примерно 300 км и это не могло меня не радовать, я совсем не висел на позициях и получал истинный кайф от такого автостопа. Бесконечно везти не может, тем более, сегодня уже не был день святого Пантелеймона, покровителя врачей и путешественников.
Пройдя от поворота, куда уехал тот автобус, примерно километр вперед по трассе (мне почему-то там не понравилась позиция, хотя тогда я еще не имел никакой практики в ее выборе), я дошел до какого-то кафе с автостоянкой и автобусной остановкой возле него. В туалете этого кафе я решил умыться, пополнить запасы питьевой воды (напоминаю - стояла страшная жара) и немного отдохнуть, впрочем, отдыхал я не в туалете, а на той остановке, там же я и поел своих орехов с водой и снова вышел стопить метров через двадцать от остановки.
Через полчаса безуспешного стопа, я поймал какого-то мужика на "копейке", предложившего мне ехать за деньги до Ельца, и я, разумеется, отказался. На той позиции я провел еще почти два часа. Трафик трассы был как обычно высокий, драйверы, вроде бы, на меня реагировали, но почему-то никто не останавливался. Я пытался найти причину своего зависа, но тогда по неопытности своей, этого сделать не смог и продолжал там же стопить. Уже вспоминалось, что сегодня воскресенье, и поэтому мало машин, что все они едут с дач загруженными, что стоит жара и им неохота останавливаться и так далее. Теперь-то я могу сообразить, что позиция в принципе была не совсем правильная: внимание водителей было сосредоточено на том, как после спуска с горки проехать мимо кафе, от которого кто-нибудь мог выезжать, и въехать на следующую горку и уйти в левый поворот. Рядом была автобусная остановка, которая никогда не способствует автостопу. Кроме того, это была граница двух областей (Тульской и Липецкой), где стопность машин по всем законам автостопа ниже, чем возле крупных городов. Да и я еще только учился стопить. Так что мой неуспех - результат действия совокупности антиавтостопных факторов, действие некоторых из которых вполне можно было устранить, имей я побольше опыта в этом деле.
Совсем недавно я перестал придерживаться точки зрения, что весь автостоп - дело случая, так легче всего искать причины своих неуспехов и невезений. Процесс обучения на своих ошибках, несомненно, важен для будущих автостопных успехов, но тогда я почти ничего из вышесказанного так и не понял.
В общем, через два часа я, наконец, ушел со своей позиции к кафе, где временами останавливались машины, в надежде к кому-нибудь вписаться. Водитель КАМАЗа, менявший возле кафе колесо, взять меня отказался, даже когда я предложил помочь ему с ремонтом. Во-первых, моя помощь ему вряд ли была нужна, он уже через десять минут все доделал и уехал, а во-вторых, когда у человека проблемы с машиной, он гораздо меньше настроен, брать к себе пассажира, да и вообще общаться с кем-либо. Подходить к таким чаще всего бесполезно.
Гораздо больше мне повезло со следующим водителем КАМАЗа, остановившимся перекусить в кафе. Только он вышел из машины, я сразу подошел к нему и стал сбивчиво рассказывать о своих неудачах. Услышав, что я еду из Питера, он с радостью согласился меня подвезти и просил подождать, пока он будет обедать. Какое же все-таки у народа хорошее мнение о нашей культурной столице, даже в провинции.
Минут через пятнадцать, водитель КАМАЗа (представившийся мне позже Славиком), вышел из кафе с бутылкой "Балтики" №3 в руках и протянул ее мне со словами: "пей свое, питерское". Холодное пиво в такую жару показалось просто сказкой. Хоть и существует в автостопе правило не употреблять никакой алкогольной продукции, но к этому случаю оно не относится. Во-первых, бутылка пива - это не доза, влияющая на мою автостопность, во-вторых, теперь мне в течение трех часов не надо было подвергать себя опасности быть сбитым на трассе, и в-третьих, Славик угостил меня пивом от чистого сердца, отказываться было неудобно, это вызвало бы у него сомнение в моей нормальности, да и не в силах я был отказаться.
Наконец-то я снова стал передвигаться! Славик возвращался домой в Воронеж из рейса и был в хорошем настроении, мы с ним долго беседовали на различные темы, он рассказывал о проезжаемых нами городах и поселках, о своей работе дальнобойщиком и вообще о своей жизни. Примерно за три часа мы доехали до Воронежа и еще за полчаса проехали его по объездной. Время прошло незаметно, для этого, в основном, и берут драйверы автостопщиков. После Воронежа Славик высадил меня, попытался вписать к кому-нибудь из стоявших дальнобойщиков (дать рекомендации, что я хороший автостопщик из Питера, и им со мной будет весело ехать), но это, к сожалению, не получилось, и потом поехал ставить свой КАМАЗ на стоянку неподалеку.
Времени было уже почти девять часов вечера. В последней SMS, полученной еще в шесть вечера, Аня предлагала останавливаться на ночевку километров через двести после Воронежа. Примерно в том районе было село Верхний Мамон, и протекала река Дон, там мы и условились встретиться. Я очень надеялся, что от Воронежа смогу быстро поймать машину и все же доеду сегодня дотуда. А что еще мне оставалось? Когда чего-то очень надо, но ничего не можешь сделать, то приходится верить в удачу, надеяться и даже преувеличивать в своих оценках шансы на успех.
Эти самые шансы все убывали с каждой минутой, обратно пропорционально степени естественной освещенности (наступала ночь). Уже через полчаса мне пришлось перебраться под единственный горевший на трассе фонарь, чтобы меня хоть кто-нибудь заметил. Примерно через полчаса я застопил Volkswagen Transporter, но водитель ехал в Саратов, то есть через двадцать км сворачивал с М4 в сторону. Он очень сожалел, что я не могу поехать с ним, так как хотел спать, но надо было ехать. Драйверы берут ночью автостопщиков, главным образом для того, чтобы им не заснуть в дороге. Этот драйвер довез меня до автозаправки перед поворотом на Саратов и посоветовал стопить там под фонарями.
Машин на трассе было все меньше и меньше, на заправку почти никто не заезжал, так что вписаться к кому-нибудь там я не мог. Простояв там примерно полчаса, я отправил Ане SMS, что вряд ли смогу до нее доехать. Она тоже еще не доехала до места и ехала в "Газели", которая могла провести ее еще на двести км дальше, до Каменск-Шахтинского. Ночью гораздо приятнее и безопаснее ехать, чем где-нибудь на трассе или возле нее стоять (сидеть, ждать, спать без палатки и т.д.), поэтому Ане разумнее было ехать до Каменск-Шахтинского, что она и сделала, все равно мои шансы доехать, что до В. Мамона, до Каменск-Шахтинского, были примерно одинаково низки.
Какая-то призрачная надежда уехать отсюда все же оставалась, поэтому я еще не собирался искать место для ночлега, а продолжал стопить. То, что ночной автостоп возможен даже в такой провинции, тогда я не знал и считал, что наверняка отсюда не уеду до рассвета.
Постояв еще минут десять, я увидел, как из темноты выходит какой-то бомж с пустой канистрой и подходит ко мне. Оказалось, он искал бензин для своего "Запорожца", но так как у меня бензина с собой не было, он попросил помочь ему деньгами. Выяснить, куда ему надо было ехать, я не смог, но при условии оплаты бензина он согласен был довезти меня до Ростова-на-Дону к 7 утра (более 500 км за 8 часов, бензин - более 350 рублей, по его расчетам, позже он представился Лехой). "А еще по дороге он планировал заехать в какой-то поселок в стороне от трассы к своему другу и что-то у него взять (пистолет, нож, или мне и гаечного ключа будет достаточно, не знаю). И я соглашаюсь поехать с ним".
Это был самый рискованный и самый глупый поступок за все мое автостопное путешествие. Это, конечно, не оправдание, но другого способа догнать Аню я не знал, а догнать ее надо было непременно, раз уж условились так. Я-то ладно, мне-то пофиг, а почему она должна испытывать неудобства в связи с моим неумением быстро ездить автостопом. (Да потому, что она меня, не умеющего быстро ездить, и втравила в такое большое автостопное путешествие. Век буду ей благодарен за это "втравливание" (это не шутка.)).
В общем, залили мы бензина рублей на пятьдесят и поехали в тот поселок. "Количество погибших от напряжения моих нервных клеток, пока мы были в том поселке без единого фонаря, пусть считает кто-нибудь другой, а мне надо было ехать". Когда Леха ушел к своему другу, я вылез из машины, чтобы если что, встретить опасность лицом к лицу (и попытаться от нее убежать), а не получить удар в спину. Слава Богу, все обошлось, и вскоре мы снова выехали на М4. Чувство опасности все же не покидало меня.
Было непонятно, какую выгоду для себя извлечет этот Леха от вынужденного посещения Ростова, люди его социального положения редко что-нибудь делают себе в ущерб или даже просто так. Это совсем не значит, что среди них нет хороших людей, просто у них жизнь такая (у нас страна такая). Из разговоров с Лехой я выяснил, что раньше он работал автослесарем (там, наверное, и утопил свои мозги в растворе этилового спирта), поэтому у него не простой "Запорожец", а апгрейженный. Только вот ехал он крайне медленно и светил на дорогу крайне тускло, отчего я боялся, что нас не заметит и собьет первый же пролетающий навстречу "Мерседес" со своими слепящими галогеновыми фарами. Леха рассказал, что и раньше он возил так автостопщиков, когда возвращался из Нижнего Новгорода в Воронеж. А вообще поговорить с ним было не о чем.
Я написал Ане SMS, что еду на "Запорожце" и к утру буду в Ростове (они с водителем от души посмеялись над этим "реактивным Запорожцем"), и она ответила, что будет ждать нас в Каменск-Шахтинском за постом ДПС. Я, конечно, уже стал понимать, что к семи утра при скорости 60 -70 км/ч, мы до Ростова не доедем, но все же будем близко.
Леха за рулем клевал носом, отчего мне было только страшнее с ним ехать. Примерно через час езды он попросил полчаса поспать, и хотя я объяснил ему, что с научной точки зрения спать менее полутора часов бессмысленно, он свернул на обочину и уснул прямо на переднем сидении. Я завел свой будильник, а сам стал ждать от Лехи подвоха. Мало ли, как он может попытаться усыпить мою бдительность. Если бы он попытался таким образом, то ему это бы удалось. Уже через две минуты и я заснул, положив голову на переднюю панель.
Через полчаса будильник мгновенно привел меня в чувство, Леху же пришлось распинывать еще почти полчаса. Не проехали мы и часа, как все повторилось. Но тут уже мы оба спокойно спали почти полтора часа до рассвета. И опять я будил Леху целых полчаса. Как мы потом ехали еще полтора часа, я не видел, так как просто уснул, лишь мы тронулись.
Проснулся я, оттого, что Леха открывал передний бампер, чтобы поковыряться в моторе. Поковырявшись, он сказал, что машина надолго сломалась, и мне ничего не оставалось сделать, как снова продолжить стопить. Проехали мы с Лехой в сумме 215 км, истратил на бензин при этом я 250 рублей. Не буду же я теперь у него остатки бензина забирать.
Попрощавшись, я пошел вперед по трассе за мост через речку Левую Богучарку. Все происходящее меня, конечно, не радовало, я так надеялся догнать Аню и добраться до Ростова, на это было бы не жалко денег. А так, снова придется стопить неизвестно где и неизвестно сколько, но другого выбора не было. Примерно полчаса я постопил за мостом, потом прошел подальше и увидел, что "Запорожец" вместе с Лехой уже куда-то исчез, то ли он не ломался вовсе, то ли его уже кто-то отбуксировал на ремонт (второе казалось менее вероятным). Леха, наверное, сообразил, что из Ростова он не уедет домой, так как у него нет денег на бензин. Я продолжил стопить.
Когда через час мне это стало надоедать, я пошел на стоянку дальнобойщиков, что виднелась неподалеку, еще перед мостом. Было еще полдевятого утра, некоторые драйверы еще спали, а некоторые уже завтракали и собирались в путь. Все водители ехали по двое, из-за этого места для меня ни у кого не было, даже водители КАМАЗа, у которых три места в кабине, отказались меня взять. Пришлось снова возвращаться на трассу.
Моя старая позиция мне не нравилась, в основном из-за того, что уже час я не мог с нее уехать, хотя она и на самом деле была плохая. Как только водители начинали спускаться с горы, я уже был им виден. Но потом я исчезал из вида и появлялся снова лишь после моста. Дальше дорога снова шла в горку к находившемуся там поселку. Туда потом я и пошел.
Я пробовал стоять и перед поселком, и в поселке, и за поселком, но успеха это не принесло. На одной из своих позиций я встретил какого-то пацана, тоже оказавшегося автостопщиком. Был он страшно грязный, без рюкзака, в обычной неяркой грязной одежде и на автостопщика был не похож. Он сказал, что уже месяц путешествует и успел побывать в Мурманске, а вообще он из Москвы, и вообще едет медленно, потому что не торопится. На самом деле он ехал медленно, потому что был слишком не похож на автостопщика, явно подолгу стоял на позициях из-за своей грязности. Долго общаться с ним времени не было, и я встал под его фильтр. (Тогда я еще не знал, что это такое, а просто предположил, что из-за явного контраста между нами я буду выгодно отличаться и быстрее уеду). Но и это не помогло.
Понимая, что времени уже почти десять часов, а я еще не только не в Ростове, но даже не в Каменск-Шахтинском, где меня все же решила дожидаться Аня, нужно было что-то решительно предпринимать, и я снова пошел в поселок, в надежде вписаться к кому-нибудь из останавливающихся возле местного мини-базара машин. Тут меня и подобрал водитель старенького 412 "Москвича", проезжавший мимо. Хоть и провез он меня всего 25 км, чуть дальше границы с Ростовской областью, но это было необходимо. Во-первых, хотелось сменить позицию, а во-вторых, мой рюкзак не выдержал всех моих приключений и порвался сбоку так, что из него начали вываливаться вещи, он нуждался в срочном ремонте.
Этот розовый шестидесятилитровый рюкзак, одну из первых "Терра"*вских моделей, я взял на время у Антона Белоусова, взамен своего 110-литрового синего "Canyon"*а, явно слишком большого для автостопа. Отремонтировать рюкзак пока не удалось, но я постарался максимально заткнуть дыру котелком, отчего он стал из рюкзака некрасиво и неудобно выпирать.
Высадив меня, "Москвич" свернул в какую-то деревню, а мне на прощание водитель посоветовал пройти по трассе еще километр вперед до скопления магазинов и ларьков, где останавливается много проезжающих машин, что я и сделал. Несмотря на обилие машин, стоявших там, мне не удалось ни к кому вписаться. Все находили разные отмазки, в основном, отсутствие свободного места в салоне.
Я уже хотел было подыскивать позицию для стопа, как меня окликнул один из тех водителей КАМАЗа, что я видел на стоянке у моста через Левую Богучарку. Со словами: "Ты уже всех здесь достал", он предложил ехать с ними. Ехали они до Ростова. Я им рассказал про свои ночные приключения и объяснил, почему так тороплюсь доехать до Каменск-Шахтинского и всех достаю. Эти два водителя были из Курска и промышляли они тем, что возили на своем КАМАЗе с прицепом арбузы из Астрахани. Один был лет тридцати пяти, а второй - чуть больше двадцати.
Беседу со мной вел более старший, в контексте, какие же мы глупые люди - автостопщики. Нет бы, как все, поехать на юг поездом, так мы тут всех напрягаем, да еще сами жизнью рискуем и неудобства испытываем. В общем, он не имел ни малейшего представлению о сущности автостопа, считал, что никто никому за просто так ничего не делает теперь, утверждал, что в современном мире с такой автостопной жизненной позицией вообще жить нельзя и поучал меня, как надо жить. Все это высказывалось мне на курском матерном языке, без всякой примеси русского, и сопровождалось плоскопошлыми шуточками. "Ведя с ними беседу, мне приходилось высказывать свои проникновенные мысли, застревающие в их дубовых черепах, не проникая в мозг (или его остатки). От "отборного Шансона", звучавшего в их машине, вяли не только уши, но и все, что глубже. Я с ужасом считал километры. Когда замолкал, они требовали рассказать еще чего-нибудь интересного, но интересного им рассказать я ничего не мог, не тот менталитет, образование и образ жизни. И я рассказывал что-нибудь, им совершенно неинтересное, что сопровождалось уймой критики в мой адрес. Высказывались очень нелестные слова обо мне, обо всех автостопщиках и о Питере (зажравшиеся интеллигенты и т.д.)" Я не могу сказать, что они плохие люди, просто у них такая жизненная позиция.
Тут мне первый раз пригодилась моя объемная аптечка и мои медицинские знания (не для того, чтобы выпить успокоительного от таких приключений). У одного из драйверов болел зуб, и я предложил ему купировать боль с помощью имеющихся у меня таблеток ибупрофена. В отличие от анальгина, широко распространенного для этих целей, ибупрофен действует сильнее и снимает кроме боли еще и воспаление, вследствие чего является более удобным и универсальным. Я оставил ему всю упаковку из десяти штук (у меня было еще) и рекомендовал принимать внутрь по одной таблетке при болях, запивая водой, но не более четырех раз в сутки (надеюсь, я все сказал правильно, а он правильно запомнил и потом вспоминал меня с благодарностью).
В Ростовской области местность холмистая, а дороги узкие и неудобные, много где ремонтируются и расширяются, что снижает их пропускную способность в данный момент. В Каменск-Шахтинский мы доехали только в полпервого дня, там меня высадили перед мостом через реку Донец, так как за мостом сразу был пост ДПС, а там останавливаться водители не хотели. Аня по-прежнему была за мостом, где-то недалеко от поста ДПС (возле которого она ночевала где-то в кустах). Так как аккумулятор моего телефона разрядился полностью, уточнить ее местоположение и сообщить о своем прибытии я не мог, и ее поиски с помощью голоса заняли минут пятнадцать.
Я был очень рад снова ее видеть, но совершенно не радовался своим автостопным успехам в этой местности. Теперь-то я понимаю, что с моим автостопным опытом быстрее доехать я вряд ли мог, правильный выбор позиции для стопа, конечно, ускорил бы мое передвижение, но тут все совсем не так, как на М10. До границы с Липецкой областью я, в основном, ехал, а после - начал висеть по три часа, ввязываться во всякие авантюры и ловить всяких КАМАЗов с неприятными драйверами. Я перестал получать удовольствие от процесса автостопа. Такой автостоп не для меня!
Примерно это я и высказал Ане. Но она-то не виновата в моих неуспехах, ей и самой не в радость ждать меня по десять часов, так что в чем был смысл все это высказывать - только настроение портить. Дальше решено было ехать совсем по раздельности и встречаться уже лишь на месте, за Анапой.
Я быстро искупался в ужасно грязной реке Донец, отремонтировал свой рюкзак, поел продуктов, заботливо собранных Аней во время своего автостопа (ее почти все драйверы кормили), и мы снова вышли на трассу. Аня осталась стопить возле выезда с заправки, а я пошел дальше по трассе на выезд из Каменск-Шахтинского.
Не прошло и пяти минут, как возле меня остановилась новенькая серебристая "Лада", в которой уже ехала Аня. Правда, проехали мы всего километров двадцать, дальше водителю с нами было не по пути.
На новой позиции стоять долго не пришлось. "После пяти минут стопа я опять наблюдал привычную картину, как Аня залезает в КАМАЗ и уезжает, а я остаюсь на трассе. Но тут повезло и мне, через десять минут я застопил крутой "MAN"". Водитель был разговорчив и добродушен, всю дорогу до Ростова-на-Дону мы очень мило беседовали. Он рассказывал про свою жизнь и работу, про проезжаемые нами города и поселки Ростовской области, про свою машину ("MAN"ы в России еще только появились, так как раньше они стояли на вооружении у немецкой армии, и пока про них нет ни одной книжки на русском языке). А вообще, машина очень мощная и очень удобная, на сидении сидишь как в кресле, в кабине много места и всяких наворотов.
Доехав до Ростова, водитель пожелал мне успешно достичь Краснодара, заверял меня в успешном автостопе дальше, но я не последовал его совету (наверное, зря). После всех своих автостопных приключений, даже несмотря на последний успех, желания ехать так дальше у меня не было, и я очень надеялся быстро достичь Краснодара более привычным способом - на электричке, поэтому в Ростове сразу поехал на вокзал.
Северо-Кавказские железные дороги этому явно не способствовали, единственная прямая электричка до Краснодара ушла за полчаса до моего приезда. Возвращаться на трассу и снова висеть страшно не хотелось, и я отправился на автовокзал, расположенный неподалеку. Там я узнал, что в 20.40 есть автобус до Анапы, и стоит все это удовольствие 250 рублей.
Времени поразмыслить было еще предостаточно, и я направился искать, где бы спокойно посидеть, подумать, поесть и зарядить аккумулятор своего телефона. Раза с пятого я нашел кафе, где согласились воткнуть зарядное устройство телефона в розетку, при условии, если я там что-нибудь закажу. А заказать там возможно было лишь разливное пиво. При моей усталости и на голодный желудок с двух кружек мне стало слишком хорошо, чтобы снова идти куда-то стопить. Под конец я уже внаглую налил свой лимонад в стакан из-под пива, достал свое печение и начал его есть. После этого продавец сказала, что сейчас придет хозяин, поэтому мне следует перестать заряжать телефон и распивать некупленные здесь напитки, и я пошел покупать билет на автобус. "Когда я подходил к кассе, там спрашивали: "Кто тут полчаса назад интересовался билетами до Анапы, остался последний". Пока никто не прибежал, я с радостью использовал эту возможность. Если бы мне сегодня было суждено еще стопить, то меня бы из кафе выгнали раньше или позже, и билета бы я не взял, так что это решали высшие силы".
До автобуса еще было более двух часов. Я попросил поставить заряжаться мой телефон в ларьке с электроникой прямо на автовокзале, а сам сел рядом за один из столиков вокзального кафе и стал писать свои путевые записки. Через полчаса ко мне подошла работник этого кафе и сказала, что здесь не Ленинская библиотека и нечего тут сидеть. Тогда я купил в этом кафе стакан холодной отрезвляющей минеральной воды и еще больше часа продолжал свое занятие. Минут за пятнадцать до отправления я забрал свой телефон и пошел к автобусу.
Включив телефон, я получил два SMS - от Шурика и от Ани. Шурик, выехавший из Питера 8 августа вечером, сейчас находился у своего друга Дениса в станице Ленинградская Краснодарского края. Так как мобильного телефона у Шурика с собой не было, он дал знать о себе лишь от Дениса. Еще в Питере он всем нашим автостопщикам предлагал заезжать туда на ночлег, Денис был в курсе и дал добро. Аня решила воспользоваться этим предложением, о чем и сообщала мне в своем SMS. Если бы я получил эти сообщения не за пять минут до автобуса, а еще до покупки билета на него, то сел бы в Ростове на электричку и уже в это время был у гостеприимного Дениса. Жаль, что этого не случилось.
Я сел в автобус, тут же уснул там. По дороге мы однажды ломались, но время потом нагнали. Я заметил, что после автостопа я могу быстро находить общий язык с совершенно незнакомыми людьми и долго разговаривать на разные темы. Когда автобус стоял в Краснодаре 20 минут, я вышел спросонья из автобуса, и пока мы стояли, разговаривал с каким-то мужиком лет 50 по всяким медицинским проблемам. Он что-то рассказывал про свои медицинские проблемы, а я ему в ответ про глобальные проблемы современной российской медицины в отдельно взятом городе Санкт-Петербурге (то есть денег на медицину совсем не выделяют и так далее). После этого я залез в автобус и снова уснул до самой Анапы.
В заключение этой части, подведу свои автостопные итоги. Маршрут Питер - Анапа (2209 км, рассчитано мной по атласу автодорог, если сворачивать с М4 и ехать через Краснодар и далее по А146 до Анапы) занял у меня семьдесят один час времени. Средняя скорость передвижения составила 31,12 км/ч, без учета отдыха (7 часов под Москвой, 2 часа в сумме в Запорожце, 2 часа в Каменск-Шахтинске и 3 часа в Ростове) - 38,75 км/ч. Автостопом я проехал около 1500 км, на автобусе - 425 км, на "Запорожце" (к автостопу я это не отношу) - 205 км, на электричке - 80 км. Средняя скорость чистого автостопа (с учетом времени зависания на позициях, но без учета отдыха) - 42 км/ч. Я сменил 18 машин, из них 4 -дальнобойщики, а остальные - легковые.
В целом, несмотря на различные приключения и глупые поступки, ездить автостопом мне понравилось. "В автостопе я учился быть более общительным, находить подходы к разным людям, излагать свои мысли на различные темы, и, думаю, я достойно представлял культурную столицу и будущих военно-морских врачей, в лице себя". Конечная цель автостопного путешествия достигнута, 12 августа в шесть часов утра я самым первым достиг Анапы.

Часть III. Пребывание в Анапе
Хоть и получилось так, что, не имея никакого автостопного опыта, я сумел добраться до Анапы первым, радости это не предавало. Если я при первой возможности пользуюсь платным транспортом, изменяя всем автостопным принципам, значит плохой из меня автостопщик, и слабый у меня характер. Да и Анапа встретила меня типичной питерской погодой - дождем, ветром и холодом. Весь остальной народ (прежде всего Аня и Шурик) были еще далеко, и доехать до Анапы могли в лучшем случае к вечеру, еще один день предстояло провести в одиночестве.
Я потихоньку побрел искать условленное место встречи в горы за Анапой. Имевшуюся у меня карту той местности я отдал Ане при последней встрече, предполагая, что она доедет быстрее, из-за этого я лишь примерно предполагал, куда идти. По полученным еще в Питере данным, до места стоянки от Анапы было около двух часов пути, можно было доехать до деревни Варваровка, и оттуда было бы идти в два раза меньше. Я никуда не торопился, и несмотря на дождь, решил идти пешком от Анапы.
Почти час ушел на выход из города на дорогу, ведущую в горы в том направлении. Уже за Анапой по пути я встретил какого-то местного жителя, который меня зачем-то дважды дезинформировал (а может он просто местный житель, но не из этих мест, зачем тогда так уверенно рассказывать мне дорогу?). Он сказал, что до Варваровки идти 22 км (на самом деле по трассе 8 км) и что туда прохода вообще нет (там военная часть стоит и никого не пускает). Ну не буду же я из-за этого возвращаться, там, где не ходят местные жители, смогут пройти такие безбашенные путешественники, как я.
Когда я взошел на первую гору, решительности во мне поубавилось, но теперь то уже точно обратного пути не было. Эта самая военная часть казалась давно заброшенной, и пройти мимо нее смог бы любой китайский шпион. С высоты открывался великолепный вид на утреннюю Анапу, волнующееся от непогоды море и расстилавшиеся впереди просторы. В этих просторах мне было ничего не понятно. Идти по краю обрыва над морем казалось далеко и неудобно, дорога, ставшая тропинкой, куда-то совсем исчезла, где-то слева вдали виднелось поселение (та самая Варваровка, но это я узнаю позже). И все это удовольствие я наблюдал под непрекращавшимся дождем и ветром, особенно сильным на высоком обрывистом морском берегу.
Останавливаясь передохнуть, я тут же замерзал, отчего все время приходилось настойчиво идти вперед, немного не понимая, куда и зачем. На кроссовках налипло очень много грязи, отчего они скользили, и приходилось местами хвататься за растения, чтобы не свалиться с обрыва в море. После подъема на следующую гору сил не осталось совсем, да и тропинка стала куда-то исчезать в непролазных зарослях. Ныряя в них, я собирал на себя всю дождевую воду с веток, отчего уже через полчаса стал ощущать себя переплывавшим реку, так как все промокло насквозь. Рюкзак все время цеплялся за ветки и тоже собирал на себя всю воду, так что сухих вещей не было и в рюкзаке.
Шел я в общей сложности так три часа, а потом вышел к месту, совершенно не похожему на то, что я искал. Там не было родника и не было дров, зато было много людей на машинах, и был это автокемпинг. У них я узнал, что Варваровку уже давно прошел стороной, а по трассе до этого места 12 км, в ста метрах отсюда проходит трасса Анапа - Утриш, по которой до Варваровки можно доехать на рейсовом автобусе, всего одна остановка. Туда я и поехал, надо же было узнать, что это за деревня и как найти в горах родник.
Водитель автобуса про родник в горах ничего не знал. Увидев меня, такого мокрого с рюкзаком, он сильно удивился и стал расспрашивать про мои приключения, я изложил ему суть в двух предложениях. Водитель, вероятно, удивился еще больше и надолго запомнил меня. В Варваровке он высадил меня у святого источника великомученицы Варвары, в честь которой и названа деревня. Утолив жажду водой из этого источника, я сел возле него на солнышке передохнуть (наконец-то дождь кончился). Становилось тепло и хорошо, снова идти искать родник в мокрые горы уже не хотелось, да и сил на это не осталось. Святой источник пользовался популярностью не только у местных жителей, даже проезжающие машины останавливались, чтобы набрать его прекрасной воды. Про родник в горах никто ничего не знал. Один мужик из белой "Волги" спросил, не являюсь ли я художником, которого он ищет. Ну, какой я художник, сижу тут без дела весь мокрый, уставший, с мокрым рюкзаком (я писатель - ха-ха-ха). Я ему ответил, что путешественник-автостопщик из Питера, на что он сказал, что в Питере все художники (к вопросу об отношении народа в глубинке к нашей культурной столице). На прощание я пожелал ему удачи в поисках того художника, а он мне - в поисках того родника.
Наверное, единственным разумным и несамокалечащим моим поступком за последние двое суток было решение прекратить поиски того родника в горах, вернуться к кемпингу и дождаться там своих товарищей (Шурика и Аню), имевших карту той местности. Купив в Варваровке хлеба и спичек (все средства разведения огня пришли в негодность от воды), я потом долго изучал статью о полезности красного вина, висевшую на двери винного магазина возле автобусной остановки. Автобуса я так и не дождался, а маршрутки таких мокрых не возят, и мне пришлось возвращаться к автокемпингу пешком.
Одежда, что была на мне, по дороге почти высохла, а вот сушка вещей из рюкзака потребовала не один час времени и не один квадратный метр поверхности на моей стоянке. Промокло абсолютно все, даже деньги и паспорт.
Разложив все сушиться, я озаботился разжиганием костра и приготовлением пищи. Единственным источником воды поблизости (не считая моря) был ручей, берущий начало еще в Варваровке. При подходе к нему была табличка "Техническая вода, для питья не пригодна". Это для нормальных людей она не пригодна, а меня вполне устраивала (все равно другая вода была вне досягаемости).
Этот же самый ручей давал жизнь деревьям и кустарникам, росшим по его берегам и служившим источником дров для обилия отдыхающих там. Только добывать их, не имея для этого почти ничего, было крайне трудно. Кое-как я насобирал сухих палок, веток и бревен, хвативших на кипячение двухлитрового котелка, из которого я приготовил быстрорастворимое пюре с консервной рыбой и кружку чая.
После этого я собрал почти просохшие вещи, установил палатку, залез в нее и стал думать, как же мне встретить приезжающих вечером Аню и Шурика. Они же не знают, что я в стороне от предполагаемого места встречи у родника в горах за Анапой. SMS до Ани почему-то не доходили (я думал, что в Краснодарском крае надо вручную переключать сеть c MTS на "Kuban-GSM", а на самом деле Аня просто выключила свой телефон). В девять часов вечера здесь стремительно начинает темнеть, и найти их в горах будет уже невозможно.
Часов в шесть вечера "Я решил перейти от пассивных переживаний за судьбу своих товарищей к их активным поискам всеми доступными средствами (мои быстрые ноги и сотовая связь) и отправился в горы к месту, откуда было видно почти все окрестности. Идти по сухим горам, да и налегке было куда легче, чем утром. Примерно через час Аня с Шуриком, наконец, вышли на связь, и через полчаса я уже встретил их на выезде из Варваровки". От Ленинградской до Анапы им удалось добраться автостопом нераздельной парой, абсолютно не зависая на трассе, а от Анапы до Варваровки они ехали на том же рейсовом автобусе, что и я с утра. Попытавшись разузнать у водителя про родник в горах, они долго смеялись над его описанием меня: "был тут один такой с утра, с розовым рюкзаком, весь насквозь мокрый, тоже родник искал, вон лужу в углу оставил, это ваш был?".
Придя на место моей стоянки, мы еще не успели даже развести костер, как подошли какие-то два мужчины, и стали втирать нам, что стоянка здесь платная, так как тут экологическая зона. Тариф - 50 рублей с палатки в сутки. На мой вежливый вопрос: "а где бесплатная стоянка?" - они ответили, что мне туда не добраться. Они что, владеют всем Черноморским побережьем? Это все больше было похоже не на сбор официально установленной здесь платы за пребывание, а на какое-то полуподпольное вымогательство. Мы сказали, что приехали сюда автостопом из Питера, денег у нас нет, и завтра мы отсюда уйдем, они поняли, что от нас ничего не добьются, и ушли.
Далее был вечерний чай и незабываемое ночное купание в волнах, а потом мы еще долго рассказывали друг другу о своих автостопных приключениях (и не только), лежа в палатке. Такого прекрасного, тихого, спокойного вечера на берегу моря больше не было за все путешествие, завтра должны были подъехать еще пять человек (Блекстар и Мила - автостопом, Вика, Наташка и Федор - на поезде), а до этого нам предстояло найти ту замечательную по всем описаниям стоянку и встретить подъезжавших товарищей.
Сказать, что мы встали с утра пораньше и быстро собрались в нелегкий путь на поиск того сказочного места с родником, никак нельзя, тем не менее, часа в два дня мы уже поднимались в гору. Шурик с Аней еще не знали о моих способностях ориентировщика (ориентироваться я совершенно не умею, хотя регулярно выступаю за академическую команду по спортивному ориентированию на соревнованиях по военному туризму), поэтому в выборе дороги полагались на меня. Дойти туда, куда я планировал выйти, мы все же смогли, но потратили на это массу времени и сил. Сначала тропинка в гору казалась вполне проходимой, но потом она перестала таковой быть. Приходилось с трудом пробираться через колючие кусты, подвергая себя постоянному воздействию всяких колючих шипов, так характерных для южных растений. В общем, если это и была тропинка, то она была проходима лишь для таких экстремальных путешественников.
Поднявшись, наконец, в гору, я все же не был сброшен с нее в море за свои "сусанинские" способности (а что толку, ориентироваться от этого я не научусь) и мы начали непродолжительные поиски родника. Вскоре Шурик поехал встречать приезжающих на поезде, а мы еще немного поискали спуск сверху к берегу моря, но ничего не нашли, кроме зарослей особо вкусного кизила. Кизил здесь растет повсюду, местами еще неспелый и розовый, а местами ярко красный, он имеет сладко-кислый вкус и прекрасно утоляет жажду.
Еще до ухода Шурика мы нашли один родник, но вода в нем имела повышенное содержание сероводорода, причем явно вследствие процессов гниения листьев на дне. Конечно, существуют природные сероводородные минеральные источники, и сероводородную воду используют в лечебных целях, но тут был не тот случай, длительное употребление этой сероводородной воды ни к чему хорошему не приведет, да и вкус противный. Было вынесено заключение о невозможности использования этого источника водоснабжения для питья воды из него.
Вскоре нас с Аней безрезультатные поиски того чудесного места для стоянки на берегу моря с родником изрядно утомили. Спуска к морю мы не нашли, забрели в какие-то кусты, потом долго пробирались обратно. После таких горных прогулок по жаре хотелось нормальной воды, а в наличии была лишь сероводородная, в Варваровке был хороший святой родник, туда мы и пошли. Увидев всякие фрукты, произрастающие в этой деревне повсюду: свисающие из-за каждого забора и просто растущие вдоль дороги, мы как голодные дети севера принялись их поедать. Механизм токсического действия тетраэтилсвинца, попадающего в плоды из выхлопных газов автомобилей, я тогда еще не знал, да и если знал бы, то это все равно бы не остановило.
По дороге обратно мы встретили какого-то аборигена с собакой, который примерно объяснил, где находится спуск с гор на берег, также он рассказал, где тут есть колодец. Помня прошлый опыт общения с аборигенами в этой местности, я не хотел верить и этому, а тем более вести в горы кучу совершенно неподготовленного к такому переходу народа, встреченного Шуриком.
Когда, наконец, собрались все, кто должны были приехать сегодня (Шурик встретил не только приехавших поездом, но и приехавших автостопом), было уже почти девять часов вечера, и мне казались вполне логичными попытки некоторых оценить IQ Шурика и Ани, предлагавших в темноте идти сначала в гору по неизвестной тропинке и зарослям, а потом еще спускаться с горы и искать место стоянки. По способности преодолевать различные трудности в путешествии, и не только, всю собравшуюся компанию можно было разделить на две группы: на способных преодолеть этот горный ночной переход и на способных преодолеть этот горный ночной переход, но не знавших о своих таких способностях (человек способен на гораздо большее, чем он думает). О своих способностях они не знали, поэтому идти ночью в незнакомые горы отказывались, да и устали они с дороги. Хотя я себя отношу к первой группе, но в отношении целесообразности ночного путешествия по незнакомой горной тропинке был согласен со второй группой. В данном случае, со всеми приходилось считаться. И вообще, наверно, проблема выбора правильного решения - одна из основных в группах без руководителя, где царит полная демократия, переходящая временами в анархию.
Организованная тут же разведка (состоящая из меня, Ани и Блекстара) только подтвердила все, выше сказанное мной. Тропинка, по которой мы поднимались в гору, казалась трассой М10, по сравнению с той, по которой мы поднимались днем, хотя я предполагал иное. А вот спускаться по высохшему руслу какого-то ручья было куда тяжелее. Единственный фонарик, Pezl*овскую "TIKKA", на правах первопроходца взял я, так что остальным приходилось еще тяжелее. Уклон был такой, что сорваться и упасть вниз мы не могли, но, потеряв равновесие, пришлось бы долго скользить вниз по камням, что не обошлось бы без травм или даже хуже. Спустившись вниз, мы увидели всего лишь галечный пляж, казавшийся пригодным для стоянки, ну и родника там, конечно, не было. Постоянную стоянку на камнях организовать достаточно сложно, неровности местности оказывают сильное отрицательное влияние на комфорт отдыхающих.
Искупавшись, мы двинулись в обратный путь, показавшийся мне более легким. Вся разведка заняла почти три часа, и времени было уже почти двенадцать, так что уже ничего не оставалось, кроме как остаться на ночевку на болотоподобной поляне перед самым подъемом в гору и пойти на разведку снова с утра.
Завтракать с утра в этой компании было не принято, тем более у нас не было воды, и это было второй нашей проблемой, поэтому первая разведгруппа (я, Шурик и Наташка) отправились на поиски стоянки по вчерашнему маршруту, а вторая разведгруппа (Аня и Блекстар) отправилась на поиски источника водоснабжения, а именно колодца, упомянутого вчерашним аборигеном. Наташка пошла с нами, чтобы, по ее же словам, трезво оценить возможность стоянки на побережье и путь туда, а то мы на такое неспособны.
Русло высохшего ручья было не единственным возможным спуском к морю, совсем рядом была извилистая тропинка вниз, и уж если по ней способны спускаться обычные люди, то мы то и подавно, особенно после вчерашней ночной тренировки. Спуск был признан общественнопригодным.
На уровне 10 - 20 метров над уровнем моря располагалось несколько условно горизонтальных площадок, удобных для постановки палаток на длительное время. Было видно, что там уже неоднократно располагались подобные палаточные лагеря: там был гамак, импровизированный стол, удобная для сидения раскидистая сосна, костровище. Мы единогласно решили организовать там будущую стоянку, а для этого было необходимо поблизости найти источник водоснабжения. Море, находившееся совсем рядом, по понятным причинам, для этого не годилось. Но мы обследовали и море, искупавшись в нем, действительно непригодное для питья. Поиски родника поблизости также не принесли результатов: несколько когда-то существовавших на склоне подземных источников давно пересохли.
Вернувшись обратно, мы узнали, что вторая разведгруппа была менее удачлива, и свою основную миссию (найти колодец) они не выполнили. Подключившись к поискам, мы, случайно, быстро смогли найти тот колодец и лишь потом сообразили, что его изначально надо было искать под старой ивой. Возле источника живительной влаги в этой местности всегда произрастают деревья-маркеры водоисточника, к коим и относится ива.
Вода в том колодце казалась не совсем пригодной для питья, была немного зеленоватой и там плавали всякие насекомые, но при ее употреблении в течение нескольких дней даже в сыром виде она была приятная на вкус и не вызывала статистически значимых неблагоприятных последствий для нас.
После обеда и непродолжительных сборов мы все отправились на новое место стоянки, и путь предстоял нелегкий. Хотя я уже дважды его преодолевал, но до этого это было без рюкзака и запасов воды, которые пришлось нести с собой. От стоянки у моря до ближайшего водоисточника, коим был найденный нами колодец, был почти час пути, причем большая его часть проходила по местности со значительным уклоном (то есть приходилось сначала подниматься и потом спускаться с той горы, что мы сейчас преодолевали).
После обеда у всех стало, видимо, слишком много сил, поэтому был задан быстрый темп подъема, и на перевале все долго любовались открывшимися видами окрестностей, тяжело переводя дыхание, и не торопясь начинать спуск. В целях безопасности спуск проходил на редкость организованно, все спускались друг за другом по показываемому мной маршруту и, в основном, показываемым мной способом, поэтому все смогли успешно достичь места стоянки. Все оставшееся до темноты время было занято постановкой лагеря и купанием в море (только в обратном порядке, что было вполне логично).
Дальнейшие три дня путешествия можно назвать отдыхом от отдыха. Свой летний отпуск я постарался насытить различными событиями и приключениями до предела, потому что отдых на море в общепринятом смысле считаю слишком скучным. Но и от моего отдыха нужен отдых. Побывать на море и не поваляться денек-другой на пляже, было бы глупо. Описание всего этого отдыха совершенно не подходит по стилю под основной рассказ, чтобы отразить все и передать, как это прекрасно - спокойно отдыхать на море в удалении от цивилизации в приятной компании, надо обладать истинными способностями писателя, а я всего лишь путешественник, поэтому, даже пытаться этого делать не буду, не получится!
Не считая однократного похода на колодец за суточным запасом питьевой воды да двукратного приготовления пищи за три дня, все остальное время проходило в бесконечных купаниях в море, лежаниях на каменном пляже, играниях в карты, различных беседах и прочих подобных занятиях. Однажды утром в море мы увидели дельфинов, метрах в ста от берега, после чего пытались догнать их вплавь, осознавая всю невозможность этого. В общем, прикольно поплавали.
На второй день приехали Колька с Катькой и Колькиными родителями, на третий день прилетел на самолете Алекс с подводным ружьем, ластами и маской, а на четвертый день мы с Аней уезжали.
Изначально планировалось, что в Анапе мы задержимся ненадолго, предполагалось еще заехать в Сочи и посетить Новоафонскую пещеру в Абхазии (а получилось посетить Сочи и заехать в Новоафонскую пещеру в Абхазии). Так и не доиграв партию в "тысячу", 17 августа с утра мы, наконец, собрались и отправились в путь. Шурик в этот день планировал съездить на дольмены куда-то в район Геленжика, поэтому до Анапы добирались вместе с ним и Блекстаром, поехавшим в то утро в интернет-клуб. Шурик, как высокооплачиваемый программист, мог позволить себе накормить завтраком в анапском кафе трех студентов, что он и сделал на прощание.
По последним планам, расставанию предстояло быть недолгим. Во время своей поездки автостопом Шурик узнал от драйвера о красивом и загадочном месте - Лаго-Наках. Недавно там обнаружили какую-то таинственную пещеру, и это явно стоило посмотреть, поэтому мы планировали заехать в Лаго-Наки на обратном пути. Только меня эта поездка сильно напрягала, так как пришлось бы сдавать билет на поезд домой. От этого у меня возникал внутренний конфликт: я понимал, что там будет очень интересно, прикольно, замечательно и даже, наверно, интереснее, чем все остальное путешествие, и очень хотел туда поехать, но не мог, так как времени на посещение родного Кирова почти не осталось бы. В общем, я находился в тяжких раздумьях и даже всерьез подумывал забить на все, сдать билет и поехать в Лаго-Наки, но здравый смысл все же победил, но позже, дня через три.
На анапском рынке я был вынужден подыскать себе обувь взамен старых кроссовок, не выдержавших тот горный переход по грязи под дождем. Пришлось купить китайские кеды, оказавшиеся вполне качественными, хоть и относительно дорогими. Я до сих пор их использую на занятиях по физподготовке.
Последнее впечатление об Анапе оставили автоматы с газированной водой, которые мы обнаружили прямо на улице. Такие были лишь во времена раннего советского детства. При опускании пятирублевой монеты в них и наблюдании процесса наполнения стакана всплывали далекие воспоминания, которые тут же исчезали с первым глотком из этого стакана. Тогда газировка была вкусной!

Часть IV. Анапа - Сочи - Новый Афон - Сочи

Был уже полдень, а мы еще только собирались выехать из Анапы, проехать предстояло почти триста километров, что с учетом особенностей автостопа в этой местности, в паре (а разделяться мы не собирались, опять же учитывая особенности автостопа в этой местности), за день проехать было крайне сложно. И я по своей старой антиавтостопной привычке решил поехать на вокзал и быстро доехать до Сочи на электричках. Получилось даже хуже, чем в прошлый раз, электричек в нужном направлении не существовало вообще, а железная дорога проходила через Краснодар, что значительно увеличивало расстояние и снижало шансы на успешное достижения Сочи сегодня. В общем, так мы потеряли еще почти час драгоценного времени и лишь после этого приняли единственно верное решение ехать в Сочи автостопом.
Анапский железнодорожный вокзал находится за городом почти рядом с проходящей мимо Анапы трассой М25. Анапскую объездную мы проехали на "десятке", застопленной на автобусной остановке в километре от вокзала. Стояли там примерно полчаса, останавливались лишь таксующие драйверы. В летний период времени местные жители на юге сильно озабочены проблемой зарабатывания денег на отдыхающих, так как в другие сезоны работы там мало. Хорошие драйверы, согласные везти бесплатно, все же встречаются, хотя и реже, чем в центральных районах нашей необъятной Родины.
С новой позиции - конца анапской объездной, удалось уехать довольно быстро на "Ладе" одной из последних моделей. Водитель был добр и разговорчив, предлагал ехать в Сочи не через Новороссийск и Геленжик, а через Крымск и Краснодар, а далее по М4 до Джубги и по М27 через Туапсе до Сочи, но сам он ехал лишь до Крымска. Весь этот маршрут был бы протяженностью почти 500 км. По побережью было намного короче (около 350 км), поэтому мы не стали менять намеченный маршрут и проехали с ним 30 км до разделения дорог в поселке Верхнебакинский. Там же находится пост ДПС, за которым мы и продолжили стопить. Минут через десять Ане этот процесс надоел, и она подошла к водителю старенькой BMW, остановленной ДПСниками. На этой BMW мы и доехали до Новороссийска, хоть машина и старая, но умение немцев делать хорошие машины чувствуется даже в ней.
Новороссийск - крупнейший российский черноморский город-порт представляет собой жилые и промышленные районы, расположенные по берегам бухты. Трасса проходит непосредственно через районы города, расположенные на левом берегу бухты, при въезде в город трасса вскоре поворачивает налево, а все идущие в город машины продолжают ехать прямо в жилые районы, расположенные в основном на правом берегу бухты. Туда мы и заехали по незнанию и полагаясь на водителя, хоть я и заметил указатель о повороте трассы, когда мы проезжали мимо него. Выбирались мы из Новороссийска минут сорок на городском троллейбусе, который шел почти до поста ДПС на выезде из города. Пока ехали на троллейбусе, могли из окна наблюдать упадочное состояние российского флота. В бухте стояли совсем мало кораблей, да и то все ржавые, давно не крашеные.
Приятно удивили цены на проезд в городском транспорте (3 рубля), да и вообще наличие муниципального транспорта, который сейчас в большинстве провинциальных городов ходит крайне нерегулярно. Еще мы попробовали дешевого новороссийского мороженного. Как мне кажется, Новороссийск в отличие от остальных черноморских городов более порт, чем курорт, и в связи с этим цены там рассчитаны на местных жителей, а не на приезжих. Да и люди там живут какие-то странные, но добрые, или нам просто такой попался. Подъезжая на троллейбусе к конечной, мы спросили у какого-то мужика, где здесь можно купить чего-нибудь попить, на что он вытащил из своей сумки полуторалитровую бутылку лимонада и отдал ее нам.
С позиции за постом ДПС на выезде из города уехали мы примерно через полчаса на микроавтобусе "Nissan", а до этого опять останавливались лишь таксующие драйверы, что здесь и следовало ожидать. Водитель "Nissan"*а нам рассказывал о своей работе (он возит на своем микроавтобусе коньяк по всей России и даже знает адрес ТД "Шампанские вина" в Питере, где я работал промоутером). Ехали мы с ним до поворота на Дивинноморск, что на несколько километров дальше Геленжика, и по его словам, там на побережье есть хорошее место для стоянки у моря и постановки палаточного лагеря, и вообще там лучшие пляжи этого района Черноморского побережья (Если кто-нибудь там побывает и узнает, что за место, что за пляжи, как там с водой и дровами, напишите, пожалуйста, мне на mail: andreymez@inbox.ru - информация пригодится для будущих поездок на юг).
Дорогу от Новороссийска до Геленжика уже можно назвать горной, я первый раз ездил по таким дорогам. С одного края обрыв, с другого уходящие вверх горы, и при этом дорога имеет много поворотов, подъемов и спусков, впечатления незабываемые. Но на том участке трассы стопить было бы крайне сложно, а дальше почти вся трасса такая, и лишь у населенных пунктов дорога имеет нормальную обочину.
Хоть этот драйвер ехал в Дивинноморск, он провез нас по трассе лишних километра полтора до автозаправки, где позиция для стопа была лучше, чем на повороте, только вот уехать с нее удалось не скоро. Простояв безрезультатно минут пятнадцать на трассе, Аня пошла на автозаправку, в надежде там вписаться в какую-нибудь машину, но безрезультатно. Хоть машин было много, и на вербальный контакт драйверы шли охотно, но все отмазывались, что едут недалеко и поэтому нам ничем помочь не могут. Я постоял еще минут десять на трассе, без особой надежды на успех, и тоже пошел на автозаправку, в магазин, за мороженым и минералкой, спасающими от жары. Так нам удалось попробовать дорогого и невкусного мороженого.
Вернувшись на позицию на трассу, Ане удалось, наконец, застопить старенький "Москвич", который провез нас километров сорок. Высадил он нас возле какого-то придорожного рынка. Там кроме торговых лотков, где мы поели чего-то вкусного, был красиво оформленный родник с вкусной холодной водой, вход в какой-то парк с фонтаном и водопадом, всякие кафе, бесплатный туалет и останавливалось много машин. Вписаться в стоящие машины вновь не удалось, а стопить на позиции за всеми этими проявлениями цивилизации мешали останавливающиеся без конца экскурсионные автобусы, занимавшие всю обочину (к фонтану и водопаду водили экскурсии). Найти другую позицию для стопа было невозможно, так как дальше дорога была без обочины, делала поворот и поднималась в гору, где была какая-то деревня.
Времени было уже пять часов вечера, а проехать удалось лишь немногим более ста километров, то есть такими темпами до Сочи мы поедем очень долго, а ночью здесь стопить вообще невозможно. Необходимо было доехать хотя бы до Туапсе, а оттуда точно были прямые электрички до Сочи, но до него было еще столько же, сколько мы сегодня проехали. В общем, все это наводило на грустные размышления, так как ночевать в незнакомой местности мы не предполагали.
Однако вскоре удалось застопить рейсовый междугородний автобус, шедший как раз до Туапсе. Понимая, что автостопом сегодня Сочи, скорее всего, достигнуть не удастся, мы поехали на этом автобусе, как я узнал позже, методом "бедного студента". Водитель сказал, что билет до Туапсе стоит 70 рублей, на что я был согласен и готов хоть тут же заплатить, но Аня сказала водителю, что мы "бедные студенты", поэтому поедем только за пятьдесят рублей (в этом и заключается метод "бедного студента"). Это уже позже я понял, а потом и прочитал в "ПВП", что с водителями застопленных рейсовых автобусов всегда можно и нужно торговаться. Да и вообще на юге все жители гораздо легче, чем в центральной России, соглашаются на всякий "левый заработок", особенно летом.
Сидячих мест сначала не было, но уже вскоре они появились, и мы смогли сесть и отдыхать в дороге. Ввиду ранее описываемых особенностей южных горных трасс, расстояние немного более ста километров до Туапсе мы ехали более трех часов. При подъезде к Джубге почти час стояли в пробке.
В Туапсе приехали лишь в восемь часов вечера. То, что существуют электрички от Туапсе до Сочи, я знал наверняка, но есть ли электричка еще сегодня вечером, вот в чем был главный вопрос. Найдя вокзал, мы выяснили, что электричка сегодня еще есть, и до нее осталось более двух часов, а в Сочи она прибывает в час ночи. За это время необходимо было решить проблему с обеспечением себя питательными веществами, что, в общем-то, в городе при наличии денег проблемы не составляет, и предупредить друзей в Сочи о нашем приезде сегодня. А в Сочи нас ждали: Макс с Ксюшей, а также Вовка. Макс и Вовка учатся в одной со мной академии (ВмедА, кто забыл), на шестом и на втором курсе соответственно, также они входят в состав нашей туристической команды, как, впрочем, и Ксюша, так что они еще в Питере узнали о нашем планируемом путешествии и звали в гости. Учась в подобных учебных заведениях, можно иметь много друзей и хороших знакомых в разных уголках нашей необъятной Родины, что значительно облегчает всевозможные путешествия.
Первым я звонил Максу, но его не оказалось дома, тогда я позвонил Вовке, и он сказал, что с радостью нас встретит и примет, даже в час ночи. Решились первые две проблемы, но сама собой возникла третья, заставившая меня отправиться на поиски туалета. Единственный платный туалет располагался в дальнем конце платформы, а запомнился он мне тем, что на нем висело объявление "Вынос воды из туалета запрещен" (ну это понятно, пусть люди покупают воду у местных торговцев). Про умывание там ничего не было написано, и я открыл для себя очевидные автостопные истины, заключающиеся в том, что оные общественные места из-за наличия там умывальников можно использовать для соблюдения правил личной гигиены, то есть умыться и так далее, а это так приятно и необходимо с дороги и перед приездом в гости.
В общем, ожидание электрички и проезд в ней прошли без приключений. Народу в электричке было немного, сев в нее, Аня сразу же легла спать на сидение, а я продолжал бодрствовать и дободрствовался до прихода контролеров. У меня-то проезд бесплатный, а за Аню я взял билет до какой-то промежуточной и недалекой станции, чтоб было дешевле. Одного я не знал - эти контролеры, в отличие от питерских, обычно возвращаются через несколько станций и проверяют билеты снова. Пришлось притвориться спящим, и это сработало, они нас больше не беспокоили. Местные торговцы в этих электричках умудряются возить огромные партии товаров (в основном фруктов), из Туапсе в Сочи, где цены на фрукты практически не отличаются от питерских.
Можно сказать, что фактически цель сегодняшнего автостопного путешествия мы не достигли, так как сегодня уже кончилось, а мы все еще ехали, и Вовка встретит нас лишь в час ночи, то есть уже завтра. Но это полная фигня, так как практически до Хосты нам удалось доехать за тринадцать часов, долгие и нудные статистические выкладки и расчеты скорости приводить не буду.
Встретив нас в час ночи на Хостинском вокзале, Вовка, наверное, был менее рад нас видеть, чем мы его, хотя виду он не подавал и даже обнимался. Наверное, нечасто к нему приезжают такие гости по ночам. Вовка порассказывал, как он тут проводит время, а мы ему порассказывали про свое путешествие, про планируемую поездку в Новоафонскую пещеру и еще тогда планируемую поездку в Лаго-Наки. Еще долго можно было бы поговорить, но мы были уставшими, и у Вовки были уже на сегодня планы идти куда-то с кем-то в горы и что-то там пить, так что после ночного ужина мы все сразу отправились спать. Аню отправили спать на специально приспособленный для этого балкон, а мы с Вовкой спали в его комнате.
Что удивительно, с утра мы смогли проснуться по будильнику в девять часов. После завтрака воспользовались всеми удобствами цивилизации: ванной для помывки и постирки, интернетом для проверки электронной почты и телефоном для связи с Максом. Так как Вовка на последующие сутки был занят, да и вообще мешать ему и его родителям своим присутствием в их квартире нам не хотелось, мы переместились к Максу, жившему в частном доме с садом, где под грушей я и установил свою палатку на следующие трое суток.
Макс с Ксюшей нас встречали вином и рыбой, мы порассказывали им про приключения последних недель и про планируемое на завтра путешествие в Новоафонскую пещеру. Они порассказывали нам про свой отдых тут и изъявили желание поехать с нами в пещеру.
Краткое отступление для ликвидации пробела в знаниях политической географии: Новоафонская пещера является второй по величине в мире и находится в городе Новый Афон, что расположен в Абхазии, все еще являющейся частью Грузии, примерно в ста километрах от русско-грузинской границы, до которой от Хосты еще километров пятнадцать. Граница является безвизовопроходимой для граждан России. Несколько лет назад в Абхазии началась война, абхазцы хотели отсоединиться от Грузии и присоединиться к России, а грузины этого не хотели. Война шла долго и была очень жестокой и опустошающей для абхазцев, обстановка относительно нормализовалась лишь года три назад, но все равно какая-то опасность пребывания там, а особенно дикой палаточной ночевки, еще остается.
Изначально планировалось, что в Абхазию мы поедем на два дня и сходим в "дикую" часть Новоафонской пещеры. В прошлом году Аня ездила одна автостопом на юг, была два дня в Новом Афоне и ходила в экскурсионную часть пещеры, а ночевала она тогда в монастыре. В этом году ночевать можно было бы в палатке, хоть это и небезопасно. Макс с Ксюшей уехать на два дня из дома в послевоенную Абхазию не могли, прежде всего, из соображений собственной безопасности, да и родители Макса очень волноваться будут. В связи со всем этим, завтра было решено съездить в Новоафонскую пещеру на один день, ну а сегодня оставалось еще полдня, и мы все решили съездить в знаменитые Воронцовские пещеры.
Только это не удалось, рейсовые автобусы ходили туда крайне редко, поэтому мы пошли смотреть другую местную достопримечательность - тисо-самшитовую рощу, которая была совсем рядом в Хосте. Эта роща представляет собой лесопарк с выложенными камнем дорожками и табличками с поясняющими надписями перед разными видами растений, имеет она два входа. Первый - платный, его легко найти, там ворота, музей и билетная касса (вход - пятьдесят рублей, что довольно много за прогулку по лесу), а второй - бесплатный, находится он подальше, представляет собой частично разрушенный участок сетчатого забора и известен он, в основном, местным жителям, коим среди нас был Макс. Нетрудно догадаться, через какой вход прошли мы. Из интересных и красивых мест там мне запомнилось русло пересохшего ручья с каменными берегами и открывающийся вид в ущелье, да и в целом мне там понравилось.
А вечером после ужина Макс с Ксюшей устроили мне экскурсионную прогулку по вечерней Хосте. Освещенные ночные улицы, всюду веселятся толпы отдыхающих, незабываемый вид ночного моря с пирса, все это запомнилось мне надолго. Прогулка была чисто ознакомительной и непродолжительной, так как завтра предстояло вставать рано и ехать далеко, в иностранное государство Грузию, в Новоафонскую пещеру.
С утра мы встали пораньше, собрались и поехали на маршрутке до поста Псоу, границы России с Грузией. Пешеходный переход границы находится немного в стороне от автомобильного, но мы этого не знали, поэтому пошли по дороге прямо. Дошли непосредственно до границы, там нас остановили два милиционера с автоматами и попросили их не окружать, потому что так они нервничают, потом они проверили наши документы и, не найдя там ничего необычного, рассказали, как пройти до пешеходного перехода границы. Пришлось около километра возвращаться обратно, поворачивать и потом еще километр идти по пешеходному переходу, где проверяли менее строго и более доброжелательно. Все пересечение границы заняло у нас меньше часа.
От абхазской стороны границы вглубь страны ходит множество автобусов, найдя нужный, мы поспешили сесть в него. Когда автобус заполнился народом, стало душно, и мы поехали. Основная масса пассажиров - это жители опустошенной войной Абхазии - женщины и старики, зарабатывающие себе на жизнь перепродажей в Сочи дешевых абхазских продуктов местного сельского хозяйства. Хоть мы слышали, что в этом году много русских из переполненного Сочи ездили отдыхать в Абхазию, но на практике этого не видели. Ехали мы более двух часов и были безумно рады, наконец, выползти из этого переполненного автобуса в Новом Афоне.
Проезд от Псоу до Нового Афона стоил тридцать рублей, что в два - три раза дешевле, чем за аналогичное расстояние в России. Правда, мне проезд в этом автобусе обошелся несколько дороже: как только я вышел из автобуса, то обнаружил, что у меня украли мобильный телефон. Старая добрая Nokia 3310 верой и правдой служила мне почти год (ну, аккумулятор потихоньку сдыхал), с ней на поясе я проехал всю Россию, и возможность осуществления связи не раз помогала мне в путешествии (например, часть II абзац 4; часть III абзац 12 и 13), также это были мои единственные часы. Всех этих автостопных тем типа "не привязывайся к вещам, что не нужно - все равно потеряешь", "тому, кто украл вещь у тебя, она нужнее, порадуйся за него" и "все идет к лучшему, что бы ни случилось, если тебе кажется что-то не так, значит, последовательность событий еще не закончилась", тогда еще я не знал. Еще мне было обидно, что у меня, как у последнего лоха, украли трубу прямо по классике: в толпе вытащили из импровизированного чехла на поясе, когда я потерял бдительность. Только я выехал из России, как тут такая фигня случилась, а что же дальше будет и что это за страна такая?
Помимо телефона я потерял также две Sim-карты, много нужных телефонных номеров (и еще больше ненужных), это все наложило отпечаток на мое восприятие всего окружающего мира на некоторое время.
Прямо на автобусной остановке располагался торговый лоток, где мы купили дешевый лимонад, попробовав, мы поняли, почему он такой дешевый. Вкус был очень специфически противный, допить бутылку так и не смогли и пошли купаться на галечный пляж.
Новый Афон - тихий небольшой городок - до войны, вероятно, был очень красивый, сейчас же все кругом заросло, ничего не ремонтируется, и лишь местами все ухожено, так как знаменитая пещера по-прежнему привлекает сюда толпы туристов. Город расположен у подножия гор недалеко от моря. Дома все деревянные и одноэтажные, все это даже назвать городом сложно. С основной трассы к пещере идет асфальтовая дорога, по ней же можно придти к монастырю, издалека он казался красивым. Возле трассы есть удивительно красивая автобусная остановка, она вся выложена мозаикой и имеет множество сводов, только вот вся заросла и загадилась, далее расположен частично заросший пруд с мостиками через него, в пруду еще до сих пор плавают лебеди.
Путь к пещере проходит почти через весь городок, она расположена в левой части Нового Афона, если идти от трассы. Вход представляет собой розовое трехэтажное здание, там же на втором этаже продают входные билеты и сувениры, еще имеется кафе и платный туалет. Вход в пещеру разрешен только с экскурсией в составе группы, нам пришлось ждать, когда соберется достаточное количество народа для группы. Вход стоит сто рублей, но это действительно того стоит, отдельно надо платить тридцать рублей за возможность осуществления фотосъемки (дают значок с летучей мышью - символом пещеры, и это является свидетельством права фотографировать, можно попробовать фотографировать и без значка, но за этим стараются следить специальные люди внутри, мы по одному значку фотографировали на два фотоаппарата, и проблем не было).
С самого начала поездки в Абхазию Аня сказала, что в пещеру второй раз не пойдет, чтобы не портить прошлогодние впечатления, кроме того, она собиралась найти каких-то местных пацанов, с которыми познакомилась в прошлом году, чтобы отдать им фотографии. Следовательно, пока мы ходим по пещере, она собиралась остаться одна в чужой стране, где у меня уже украли телефон, да еще и идти на контакт с местным населением. О своей безопасности она, как обычно, абсолютно не заботилась, ее вера в добрых людей, так свойственная всем автостопщикам, тогда мне казалась чрезмерной. Все попытки разубедить ее имели, как обычно, обратный эффект, что заставляло нас за нее волноваться. Надеюсь, всепроницающая наивность и огромная вера в хороших людей помогут ей избежать всех опасностей, неприятностей и трудностей в жизни.
Прожив шестнадцать лет в пятистах километрах от Урала, я ни разу в жизни не бывал в пещерах, поэтому Новоафонская пещера мне особо запомнилась и понравилась. Просторные залы, удобные переходы, необычайная красота и таинственность вокруг, сталактиты, сталагмиты и сталагнаты, интересная и содержательная экскурсия навсегда останутся в моей памяти. Впечатления не смогли испортить даже сегодняшнее похищение моего мобильника и переживания за Аню, оставшуюся наверху.
Спуск в пещеру и подъем из нее осуществляются на специальных вагончиках и по началу все это напоминает обычное метро. Пещера является второй по величине в мире, имеет десять залов, семь из которых являются экскурсионными, вся экскурсия занимает почти час. Рассказывают историю открытия и исследования пещеры, в каждом зале рассказывают про него, на что тут стоит обратить внимание. Здесь я узнал, чем сталактиты отличаются от сталагмитов, и что существуют еще сталагнаты, растущие в горизонтальной плоскости. Жалко, что на фотографиях запечатлеть всю эту красоту не удалось, из-за низкой освещенности фотографии получились низкокачественные.
Когда экскурсия закончилась, и мы вышли из пещеры, времени было уже полпятого, пора было подумывать о пути обратно. Спуститься в "дикую" часть пещеры, о чем так мечтала Аня, мы не успевали. Пофотографировавшись у водопада, в зарослях у речки мы случайно обнаружили вокзал, весь разрушенный, заросший, но функционирующий, там же мы узнали, что до электрички в нужную нам сторону остается двадцать минут. Ходят эти электрички крайне редко и нерегулярно, но на них возможно доехать сюда прямо из Сочи и вернуться обратно, если, конечно, повезет с расписанием их движения, если оно вообще существует. Я был даже рад, что пребывание в Абхазии скоро должно было закончиться, здесь многое непривычно и незнакомо, и от этого мне было немного не по себе.
Электричка соответствовала вокзалу: большинства дверей в вагоны не существовало вообще, а оставшиеся были перекошены и не функционировали, некоторые окна были разбиты, хотя внутри грязи не было, и все скамейки были целы. Ехали мы медленно, железнодорожные пути не были электрифицированы (электричку тянул тепловоз) и были сильно заросшими, проходили через тоннели, в которых было абсолютно темно и страшно. Меня поразил и до глубины души тронул рассказ мальчика лет двенадцати, сидевшего рядом с нами в электричке, обо всех ужасах грузино-абхазской войны.
Когда пришли контролеры, мы честно сказали, что едем до Псоу, что обошлось всего в четырнадцать рублей с человека, зато мы узнали, что доедем до границы. Часа через три, когда уже совсем стемнело, мы поняли, что электричка дальше не поедет, хотя это был явно не Псоу. Выйдя из нее, мы заметили, что являемся единственными пассажирами, и пошли к машинистам, выяснить, как нам отсюда вернуться в Россию. Как мы ехали дальше, в России так не возможно. Узнав о нашей проблеме, машинисты пригласили нас пройти в кабину тепловоза, на котором они безвозмездно довезли нас до Псоу. Ехали мы километров десять, один раз останавливались, чтобы включить освещение путей дальше.
Наверное, нельзя считать, что мы ехали автостопом второго рода, так как мы никого не стопили, машинисты сами предложили ехать нам, но впечатления от езды мы получили такие же. Можно видеть всю работу машиниста, потрогать рычаги управления тепловозом, пофотографроваться в кабине, увидеть бесконечно уходящие вперед рельсы. Я всегда знал, что в Абхазии живут хорошие люди, просто до этого я не мог в этом убедиться лично, такое прощание с Абхазией оставило о ней лишь благоприятные впечатления.
Разговорившись с машинистом, которого звали Масик, мы узнали, что у него в Питере живет сестра. Масик просил передать ей привет, дал ее телефон, мы сфотографировали Масика и пообещали передать ей эту фотографию вместе с приветом. Позже Аня потеряла бумажку с координатами для передачи привета, так что мы глубоко извиняемся перед Масиком, что не смогли сдержать свое обещание.
Обратное пересечение границы и возвращение в Россию по коридору в темноте прошло без приключений, в Хосту мы вернулись примерно в одиннадцать вечера. День был полон новых впечатлений, все были уставшими и на следующий день ловили отходняки. В качестве варианта отходняка рассматривалось посещение Воронцовских пещер, но на это было забито, подобно тому, как забивают на учебу после пьянки накануне.
Это был последний день нашего с Аней совместного путешествия и отдыха на юге, на следующий день она уезжала с утра на электричке до Туапсе, а потом автостопом до Майкопа, где и должна была встретиться с Шуриком и отправиться исследовать Лаго-Наки, а я вечером уезжал на поезде в Киров, домой.
Оставив Ксюшу с Максом отдыхать от вчерашней поездки, мы с Аней вновь отправились к спустившемуся с гор Вовке, дабы в его компании провести этот последний день у моря. Вовка, как местный житель, обладал бесценной информацией о пляжах его родной Хосты, где мы и собирались проваляться весь день.
Сначала мы посетили пляж самого известного военно-морского санатория "Аврора". Пляж, конечно, цивильный, со всеми удобствами, но нам наиболее актуально было наличие аэрария, с которого можно попрыгать в воду. Для начала мы учились прыгать с небольшой высоты, (с основания аэрария, высота всего метр, не больше) вниз головой, бороться с инстинктом самосохранения было очень трудно, поэтому большинство моих прыжков выглядели крайне комично. Вовка, как и большинство местных, купался в шортах (отличительный признак местных аборигенов, по его словам), и умел прыгать гораздо лучше нас, поэтому он выделывал всякие прикольные фишки.
Потом мы решили прыгнуть сверху аэрария, правда не вниз головой (она еще когда-нибудь может пригодиться), а вниз ногами, и даже так, с пяти метров высоты шагнуть вниз поначалу было страшно. На втором прыжке к нам подошел какой-то мужик, оказавшийся главным спасателем на этом пляже и сказал, что он тут самый крутой, поэтому сверху аэрария прыгать запрещено, а чтоб мы ему поверили, повел нас к правилам и заставил их учить. Я не думаю, что у этих спасателей много работы, можно подумать, что они уже устали трупы из воды вытаскивать, и им их складывать некуда. Это, конечно, понятно, что профилактически-просветительская деятельность имеет огромное значение в их работе, но в общем, больше в воду мы не прыгали, надоело.
Далее мы помогали Вовке решить проблему уничтожения скоропортящихся продуктов, оставленных в холодильнике его уехавшими родителями. Решив эту проблему на несколько процентов, мы вновь пошли купаться в море на какой-то дальний пляж, и путь туда лежал по стенке на самом берегу моря. На том пляже аэрария для прыжков не было, но, в общем, он был тоже хороший, и народу там было меньше. После купания мы оставили Вовку спокойно готовиться к очередной поездке в горы (куда-то что-то пить) и вернулись к Максу. Так и прошел день.
На следующее утро Аня уезжала в Майкоп, чтобы встретить там Шурика и отправиться в Лаго-Наки, уезжала она рано, на первой утренней электричке до Туапсе, а дальше автостопом. Я ее проводил до электрички, а потом до своего возвращения в Питер не имел никакой информации об их с Шуриком приключениях, так как свой мобильный телефон оставил в Абхазии. Было грустно расставаться, как это бывает всегда, еще тоскливее было от осознания того, что путешествие подошло к концу, и сегодня нужно уезжать от летнего моря, а потом еще год ждать отпуска. С этими мыслями я потом погулял часа два по берегу моря, искупался последний раз, посмотрел на утреннюю Хосту, а потом вернулся к Максу домой.
Мой поезд до Кирова был в восемь вечера, так что времени собраться было предостаточно. Все это время я просидел у Макса дома. Вечером Макс с Ксюшей проводили меня до поезда, и с его отправлением от станции "Хоста" можно сказать, что закончилось мое летнее путешествие.

Часть Последняя. Послесловие, заключение, итоги
Скорый поезд номер какой-то там "Адлер - Нижний Новгород" с прицепными вагонами до Кирова увозил меня прочь от моря, лета и всех приключений на мою малую родину, где уже почти осень и все спокойно, как в болоте. Колбаситься в нем 58 часов абсолютно неприкольно, я просто умирал от скуки. Ну их нафиг, эти поезда - автостоп форевер!
После недельного пребывания в Кирове предстояло возвращаться в Питер, дабы продолжить процесс своего обучения на военно-морского врача. Все эти переезды на поезде и пребывание дома происходили без всяких приключений и в большинстве своем были ужасно скучны. С приездом в Питер и началом учебного года жизнь стала возвращаться в свое привычное русло: учеба, а потом страдание фигней, и так каждый день.
Лишь в Питере я узнал про приключения Ани и Шурика в Лаго-Наках и про их совместное возвращение в Питер. Об этом можно почитать все на том же сайте FTC (www.ftc-spb.narod.ru) в рассказе Шурика (части 4 и 5, у Шурика рассказ прикольный, не то, что этот). Ну а если кратко - то, как я и предполагал, в Лаго-Наках было очень красиво, интересно, здорово. Сначала Шурик с Аней долго искали друг друга по турбазам с похожими названиями (так как мобильной связи между собой не имели), потом сутки любовались красотами Лаго-Наков, а после смогли нераздельно доехать автостопом до Москвы и на поезде от Москвы до Питера. От границы Краснодарского края до Москвы доехали за день на одной машине - "десятке" с прошаренным драйвером, он очень торопился в Москву, поэтому ехал очень быстро и грамотно. Везет же им в совместном автостопе, наверно, неспроста.
Все остальные ездившие в Анапу, остались живы и здоровы без нас, тоже смогли вернуться в Питер разными способами, и у всех все нормально.
Ну что же, придется ждать следующего летнего отпуска, чтобы побывать там, где не удалось побывать этим летом. Я надеюсь, что вторая поездка автостопом на юг непременно состоится. Повторить такое путешествие, конечно, уже не удастся, вторая поездка всегда будет второй, не будет того экстрима и массы новых ощущений, зато, надеюсь, в автостопе будет больше везти, и будут больше везти, учитывая набранный за год экспириенс (Читайте рассказ о нашей экстремальной поездке в Новгород в октябре 2003 года).
Именно после так называемого руководства поездкой в Новгород я полюбил автостоп не только как способ передвижения на халяву, а как возможность общения с интересными и добрыми людьми. Там же я увидел, как на деле работают автостопные правила и законы, проснулся спортивный интерес к процессу застапливания машин, к скорости передвижения.
Зачем в свободное время сидеть дома (за компьютером, телевизором, по клубам, барам, подъездам, на игле, в тюрьме - нужное подчеркнуть, ненужное зачеркнуть), если есть возможность путешествовать, получить массу новых впечатлений, встретить много хороших людей, посмотреть на мир (автостопом можно ездить не только по России).
Вспоминается фильм "Достучаться до небес", не буду вдаваться в подробности содержания, а если кратко, то главные герои этого фильма "спохватились", что ни разу в жизни не видели моря, лишь незадолго до смерти (оба героя были неизлечимо больны чем-то онкологическим). Они, во что бы то ни стало, решили увидеть море, для этого угнали машину, и далее рассказывается об их разнообразных приключениях. И это там, на обеспеченном западе. Никто не боится оказаться на их месте? Чем старше становишься, тем больше появляется проблем, забот и обязанностей, так что любую возможность путешествовать, надо использовать сейчас, а то может стать поздно.
Напоследок хочется поблагодарить всех, кто каким - либо образом помогал мне в осуществлении этого путешествия (всех не перечислить, слишком много хороших людей). Отдельное спасибо Ане за идею съездить автостопом на юг, за компанию, и особенно за обучение автостопу по дороге до Тосно. Спасибо всем тем, кто ездил с нами в Анапу, FTC и особенно Шурику. Огромная благодарность Максу с Ксюшей и Вовке, а также родителям Вовки и Макса за гостеприимство. Спасибо всем подвозившим меня водителям вне зависимости от их оценки мной в данном рассказе. Ну и, наконец, спасибо всем, кто это произведение смог дочитать до конца, понимаю, было очень скучно и трудно, об этом мне и напишите на mail (andreymez@inbox.ru), больше такой фигни писать не буду.
Извиняюсь за все допущенные неточности и ошибки в содержании, а также за орфографические, пунктуационные и стилистические ошибки, все мы люди, всем нам свойственно ошибаться, мне в лом было пользоваться энциклопедиями, словарями и другой справочной литературой, полагаясь на надежность собственного головного мозга.
А сейчас будем ждать лета!!! Всем читателям хочется пожелать успехов в автостопе и в жизни. До встречи на трассах нашей Родины!!!

01.03.2004
Андрей Мезенцев

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 султик), 06.10.2012
очень интересные путевые заметки о первом автостопе) мне очень понравилось, тоже захотелось также попробовать, может как нибудь и решусь, у вас очень хорошо получается писать. желаю вам побольше хороших приключений, и конечно же, путевых заметок.
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:


Автобусная остановка
города Новый Афон
(Абхазия)


Возвращение в Россию в кабине паровоза



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100