Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


В поисках неизведанного

30.04 - 04.05.2003

Маршрут: г. Егорьевск – с. Куплиям – дер. Новошино – дер. Середниково – пос. Дмитровский Погост – дер. Осаново – дер. Красные Луга – пос. 18-й (Шатурторф) – с. Шатур – дер. Собанино – г. Егорьевск.

Оригинал рассказа опубликован на сайте http://www.supergut.narod.ru

Автор -
Дмитрий Копин (Москва)

На этот раз представители Strange Travellers Team (STT) участвовали в походе, состоявшемся на майские праздники 2003 года в восточном Подмосковье. Представителями STT были Ivanoff и Дядя Митяй.
Группа состояла в общей сложности из 13 человек, а именно: Саша Трифонов и его жена Катя, Сашина двоюродная сестра Женя с мужем Ромой, Саша «Матвеич», Кирилл, Егорка, Вика «Правофланговая», Лена, Наташа, Аня и, естественно, Ivanoff и Дядя Митяй.
Многие из указанных выше лиц познакомились друг с другом именно в первый день, когда сойдя с переполненной электрички в Егорьевске, пытались взять на абордаж автобус до Куплияма. Пиратский рейд молодёжи с рюкзаками увенчался успехом, и за 40 рублей, через полчаса мы оказались в Куплияме, километров за 10 от знаменитых Починок.

Первый день
Первый день был ознаменован четырёхчасовым лежанием на траве в километре от трассы, ранней стоянкой и минимальным пройденным расстоянием. Дело в том, что нас догоняли Рома с Женей и Егоркой на машине. А ещё Саша Трифонов, Егорка и Рома ходили на разведку, часа этак на два. Поэтому группа медленно деморализовывалась, лежа на травке под жарким майским солнышком.
Из хорошего в тот день: Саша, ходивший на разведку, обнаружил совершенно случайно классическое селище дохристианской эпохи. По его предположениям, это было селище дьяковцев – на высокой гряде, с двух сторон отгороженной реками Цна и Летовка, круглой формы, метров около 15-20 в диаметре, с валом и рвом. Гряда – метров 700 в длину и около 400 в ширину, посреди плоских торфяных заливных лугов в междуречье. Возвышается метров на 7-10 в самой высокой своей части, вся поросшая вековыми соснами, и местами елями, лет около 30-40. На равнине ветер спокойный, а если залезть на гряду – ветер кажется сильнее раза в два в три, и шум сосен будто переносит в другую реальность забредшего сюда путника. Решили встать на ночь здесь – все, конечно, могут пройти и дальше, но кому охота куда-то идти, после целого дня бездействия, тем более что познакомились все только сегодня. Вариантов ночёвки в принципе немного – либо здесь на гряде, либо километрах в 4 выше по Летовке – около маленького омутца, где скорее всего мокро, и нет нормального топлива для костра.
На гряде на самом деле ощущается какая-то особая энергетика – место знаковое, даже топографически оно господствует над окрестностями километра на 3-4 в каждую сторону. На самом селище видны остатки археологических раскопов – неглубокие и компактные – видимо, нелегальные. Местные облюбовали местечко для пикников, но не изгадили, и костры жгли только в одном месте, там же решили жечь его и мы. Приблизительная структура такова: (здесь следует рисунок).
Вечером перед сном все рассказывали о своих походах и мистических местах и событиях, встреченных путниками в дороге. Хит вечера – рассказ Саши Трифонова о интереснейшем психо-физиологическом заболевании коми-пермяков – об Икотке ("Икоте"). Речь идёт о сочетании магического, воздействия одного человека на другого с элементами медицины и использованием продуктов брожения, с целью нанести вред психическому здоровью жертвы.

Итак, что такое Икота и как с этим бороться?
Икота (Икотка) – ударение на последний слог, особенно распространена в Коми-пермяцком автономном округе РФ, как в северной, так и в южной его части. Как правило «разводят» Икоту женщины, обычно старухи, а мужчины ею мучатся, болеют. Икота развивается в местном самогонном пиве, в виде червячка, головастика или иной другой живности, почти планктона. Жертве предлагается такое пиво из традиционного туеска, затем ёмкость прячется недоброжелателем у себя в доме либо во дворе. В процессе приготовления такого пива, в момент передачи напитка и после того, наводящий такого рода порчу может произносить что-либо, как правило на родном диалекте, это своеобразное проклятие на пьющего. Через некоторое время, если Икота подействовала, у жертвы начинают проявляться симптомы раздвоения личности – человек вдруг без видимых причин может начать разговаривать «от лица» вселившейся в него Икоты, часто даже другим тембром голоса и на диалекте наведшего порчу. Как правило, в отдалённых районах, от Икоты не стараются избавляться. По крайней мере женщины. Их можно понять: проверещишь минут с полчасика и дальше за свои дела, которые обычно бывают домашними. Другое дело мужчины. В тех районах мужчины вообще долго не живут – высок процент самоубийств, и это связано не только и не столько с материальным положением. Был рассказан случай о том, как на начальника ГУВД была наслана Икота, и как он от неё избавился. Итак, зная о том, что такое икота, этот милиционер отправился к старухе, наславшей порчу, и прямо сказал ей, чтобы та отдала туесок. Старуха упиралась. Тогда милиционер приставил ей к голове ПМ и сказал, что он сейчас же убьет старуху, потому что ему терять нечего, он, типа с Икотой совсем извёлся. Бабка испугалась и показала, где спрятан туесок – ну его понятное дело, достали и сожгли – таков единственный способ избавиться от болезни. Ни убийство старухи, ни любые христианские методики не помогают, это уже точно проверено. Не спасает даже знаменитый чин отчитки, применяемый в христианстве для лечения бесноватых.

День второй – они все умеют ходить!
За сутки стояния на гряде у Куплияма все сошлись на том, что идти берегом Летовки попросту невозможно, и поэтому при переходе к деревне Середниково стоит свернуть на лесную дорогу к северо-востоку от гряды, а только затем, через деревню Новошино выйти на Середниково. Дорога – красивая, настоящая лесная, среди соснового бора, изредка попадаются развилки на поляны с вырубками, на другие деревни, в том числе и на Починки. Идём, кто-то замечает змею, кажется ужа. Повсюду муравейники, что явно говорит о чистоте леса – высотой не меньше полуметра, а местами и выше пояса. Постепенно количество развилок увеличивается, и мы забираем на одной из них вправо. Выходим на огромную поляну вырубок. Дорога уходит круто вправо и теряется в лесу. Все останавливаются, потому, что и так ясно, что нам направо рановато. Сквозной дороги уже нет, хотя когда-то она и была. Сзади подходит Саша Трифонов – все сгущаются около него: все-таки он считается самым продвинутым ходоком в этой группе, и всю дорогу до этого вёл он. Они с Дядей Митяем осматривают поляну: дорога действительно когда-то была, но уже лет 15 как заросла, и пройти там трудновато. Решаем возвращаться к предыдущей развилке, и идти налево. Инициативу перехватывает Саша «Матвеич». Проходит далеко вперёд, кто-то из идущих за ним восклицает радостно: «Змея!». Ну наконец-то, думаю я, экстрим! На поверку оказывается самый обыкновенный ужик, но какой! Таких ужей я в жизни не видел, во всяком случае в Подмосковье. Диаметром до 6 см, длиной почти полтора метра. На солнышке греется. Постепенно дорога, по которой ведёт «Матвеич», становится выше и выше, а затем быстро спускается к реке. К реке? Какой реке, когда до Летовки должно ещё быть далеко? Всё просто. Дело в том, что половодье наполнило сезонные протоки в лесу водой, и судя по расстоянию, это как раз окрестности того омутка, где мы хотели вставать ещё вчера. Правильно сделали, что встали. Просто дров тут маловато, и ровных поверхностей тоже. Да, и ещё: встречаем первые погрызы бобров! Как будто топором вырубали! На одном дереве – два одинаковых отъеденных полукруга – прямо под пятую точку (афедрион, говоря поэтическим языком), как будто специально выгрызали!
Наша колонна в болотеДороги в лесу есть, и все они вполне проезжие, но:
1. все они ведут от рубки к рубке, от лесоповала к лесоповалу
2. как правило заканчиваются в болоте. Отсюда вывод: все пошли в болото!

Трактор в лесуГруппа из 13 человек, упрямая как стадо баранов, пошла через болото. Вот тут-то и обломались те, кто предпочёл передвигаться в кедах и кроссовках! А точнее, обломались все участники похода, но кроссовочники обломались гораздо быстрее. Воды в прямом смысле было конечно мало, никто не шёл, как по дороге на слёт STT, по колено в воде, и не увязал в болотной жиже. Но общий вес туриста с рюкзаком, достигающий в среднем 90 кг, а иногда и гораздо больше, заставлял нас погружаться в мох и воду под ним на глубину до 15 см. И тут, посреди болота, практически у всех одновременно открылось второе дыхание, и туристы, кто от осознания безвыходности мокрых ног, кто от нежелания промочить их, рванули через заболоченный лес. Два часа по лесу, просеками и остатками дорог и тропинок, кое-где даже и напролом, вывели нас к селению Новошино. Сигареты, лежавшие поблизости, подходили к концу, силы у некоторых ходоков - тоже, и поэтому отсутствие в селе лавки с продуктами повергло группу в окончательное уныние. Пошли в сторону Середниково под сопровождение охов и стенаний одной пожилой женщины о том, что ребята молодцы и так рискуют… Ближе к опушке леса, уже совсем недалеко от автодороги, наткнулись на лесной трактор. Сзади – плуг для рытья противопожарных траншей, впереди – громадный ковш. В общем и целом – потрясающая картина. Такой брошенный кусок цивилизации, пусть даже и брошенный ненадолго (до конца всероссийской майской пьянки). Рывок до Терехово – и мы у колодца с водой, которая всё равно не питьевая. Сходили к роднику, попросили местных подбросить до Середниково – они все уже выпимши, и с удовольствием бы, ведь и сами москвичи, но сегодня никак не могут. Терехово подарило нам бутерброды со шпротным паштетом, холодную родниковую воду и несколько весёлых моментов.

Момент 1: Битум в розлив.
Около колодца в Терехове Мособлавтодор или как там его, решил поставить остановку автобуса и заодно переложить асфальт. Соответственно, участок этот был украшен различными табличками знаками. STT давно славятся своим пристрастием к оставлению и подбиранию всякого барахла на дорогах. Каково же было веселье, когда абсолютно никак не сговариваясь, сначала Ivanoff, а затем и Дядя Митяй по очереди подошли к Саше и предложили своими усилиями снять табличку, на которой красовалось: «РОЗЛИВ БИТУМА». Саша идею не поддержал и мы решили не нервировать местное население своими выходками, они всё-таки были к нам неплохо расположены.

Момент 2: Куриный суп.
На выходе из села, стоит дорожная техника. Мужичонка копается в своём старом «Москвиче». Курочки гуляют рядом. Проезжающие машины идут как минимум 80-90 км/час. Курицу заметили издалека, метров за 200. Вот как бывает зорок голодный турист... Знаками, чтобы не привлекать внимание, переманили самых голодных на сторону, где лежала сбитая курочка. Сгрудились, потрогали ногами, ржём в предвкушении супчика: «А кто ощипывать будет???» Мужик отвлекается от своего драндулета, с лицом, достойным Шварца во втором Терминаторе, подходит к птице, молча взглядом даёт понять, что за свою курочку он каждого из нас ощиплет, берёт ее за ноги и уносит домой. ОБЛОМ!!!

Середниково – это почти Терехово, они совсем-совсем рядом, различить их можно только по указателю. Видим станцию однопутки. Судя по тому, что на часах уже полвосьмого, кукушка (она же поезд с тётками, рабочий поезд) ушла. Вдали – автостанция и магазин. Мало того, магазин работающий. Дядя Митяй поворачивается к Ivanoff`у и они одновременно вопят: «ВЫЖРАТЬ!!!» и совершают ритуальный танец. Сидим, пьём, едим. Травим байки и шутки. До автобуса – 2,25 часа. Если он будет. А может и не будет. В общем, обидно, если придётся ночевать здесь, много времени потеряем. Есть идея ловить тачку, лучше батон или газель. Но нам подойдёт и КАМАЗ, если повезёт туристов аккуратно.
Выходят местные девушки – красивые, с какой-то стороны, причём преимущественно со стороны афедриона (модное после похода словечко – спасибо Саше «Матвеичу»!). Странно, к чему бы это? Начинается средний такой, тихонький грибной дождь. Нервничаем, но с появлением радуги сразу успокаиваемся. И вдруг, о чудо, откуда ни возьмись появляется вторая радуга – сразу над первой! Благая весть, хороший знак! Костик начинает благодарить за помощь духов Rainbow – это их знак, он их знает, он их понимает, и они его тоже. Я уже точно спокоен – у нас сегодня получится всё, что мы задумывали, и даже больше того. Просто я смотрю и вижу, слушаю и слышу. Такое знамение никогда не случается просто так, и не проходит зря. Идёт колонна КАМАЗов. С прицепами, три штуки. Первые два не останавливаются, последний тормозит: «Вы откуда и куда? Да куда же я вас всех посажу? А, на Осаново, в Шатуру? Ну нет, мне в Рязань, я поворачиваю скоро». Одна из местных прелестниц вопит прокуренным сиплым басом: «Ей, мужик, возьми меня!» Мы оторопели: ну и запросы! А та не унимается: «Возьми мена до ближайшего поворота!» Мы облегчённо вздыхаем, всё в порядке, просто она на местную дискотеку опаздывает. Скоро приходит автобус – попытка уговорить водилу довезти нас до Осаново даже за ТАНЬГЭ разбиваются о неприступную стену верности своему автопарку: у него всё подотчётно, каждый литр бензина, каждый километр пути. Ссаживаемся в Дмитровском Погосте – село здоровое, клуб кирпичный, замечаем два памятника – один в виде стелы в честь победы в ВОВ, другой – коммунистам. Поставлен годах в 20-30-х. Вокруг клуба – магазины, и все работают, несмотря на полдесятого. Люди стрёмного типа, от подростков до мужиков лет около 30 с бритыми лбами и дублёными затылками. Короче надо уходить отсюда, и становиться километрах минимум в четырёх от городка, чтобы ночью нас никто не нашёл, поели – а там глуши костры и спать, чтобы встать где-то в семь. И тут случается чудо: маршрутная газель подъезжает к обочине встречной полосы, и ссаживает двоих человек: Костик рвёт к ней и практически не торгуясь уговаривает добросить нас до Осаново. «Триста Рублев!» - заявляют суровые дядьки, и под завывания Юры Шатунова годов эдак 92-93-х прошлого века мы 25 минут трясёмся в маршрутке. Осаново встречает нас сумерками, полотном однопутки, и компанией пьянствующих у колеи подростков – «Вы откуда?». «С Куплияму!» - подыгрывая молодой интеллигенции, отвечаем мы хором, получив в ответ нехарактерное для молодёжи «Бог в помощь!». Начинает накрапывать мелкий дождь, ставимся в темноте. На эту ночь к нам поселяется Анюта. Единственная проблема – чёрный цвет растяжек моей палатки – об них все спотыкаются! Быстро установили палатки, быстро поели, вдруг сбоку вылезают из темноты фары «шестёрки». Лесник! Или ещё кто?.. Ан нет, не лесник. Но это гораздо хуже – мы встали совсем рядом с дорогой – значит местным до нас добраться – раз плюнуть. Конечно не вопрос, на такие случаи у нас есть длинные языки, топоры и ножи – но кому охота превращать поход в бойню. Тем более что подавляющее число членов нашей группы – пацифисты. К ночи ближе мимо проезжает ещё один мотоциклист – ИЖ, если не ошибаюсь «Планета» - дурной советский мотик. Саша Матвеич говорит о том, что с удовольствием поглядит с утра на место стоянки. Спокойной ночи!

Утро начинается с сильного ветра, не дающего насладиться солнышком. Лес, в котором мы стоим, оказывается в молодом, сильно прореженном лесниками сосновом бору, сосны уже высокие, но и всё ещё достаточно тонкие, поэтому, раскачиваясь, вполне могут грохнуться на палатку. А это поверьте мне, серьёзно: сломанные рёбра, руки, шеи. Дурные мысли надо гнать от себя, а то материализуются, и будешь потом сам себя ругать за это на протяжении всей жизни. Сегодня выдвигаемся на насыпь, в сторону Красных Лугов. Погоду, судя по тому, что сказали в Москве, обещают тёплой, до 20 градусов на солнце. Выходим на насыпь. Судя по нашим данным, узкоколейка закончила своё существование около 65-72 года. Скорее конечно, в 1972 году, в год больших торфяных пожаров в Подмосковье. Однако насыпь сохранилась прекрасно, и до определённого момента своей протяжённости действует как автодорога. Вокруг – залитые талой торфяной, а значит коричнево-чёрной водой леса, поваленные от сырости деревья, и всюду, просто всюду - бобровые завалы, погрызы, хатки. Жаль только самих хозяев не видели. Звонит телефон – из Москвы. Зрелище завораживающее: прямая как стрела насыпь, вокруг лес, весь в воде, солнце светит как летом – и вдруг телефон. Звонит отец Митяя – говорит что как в кино, слышно всё, что происходит вокруг, и что было бы здорово записать на аудионоситель дыхание идущего с рюкзаком, щебет птиц, журчание воды (оказывается его было слышно, когда я приостанавливался!) и шорох сухих листьев под ногами. Мир вокруг приобретает совершенно иные очертания, и свойства, как бы принимает в своё лоно меня и всех остальных членов группы. Кирилл и вовсе отстал, мало того, что вся группа разбрелась метров на пятьсот. Я останавливаюсь, дожидаюсь его: «Ты как? Всё в порядке, и это только лишь поэтическое настроение, или больше не можешь идти?» Кирилл отвечает мне, что всё в порядке, просто ему хочется идти одному. Так надо. Хорошо, я предупреждаю остальных, чтобы его не трогали. Идём всё так же по прямой. ПереправаВдруг – Костик идущий впереди, Саша «Матвеич», за ним следом останавливаются: впереди промоина, глубиной по грудь – т.е. метра полтора. Уровень воды – до бедра, наверно. Костик скидывает рюкзак, перебирается по бревну на другую сторону: там ловит мой, как мы всегда делаем – на счёт «три», затем свой, и все остальные. Но тут подбегает Егорка – славный малый с вестибулярным аппаратом достойным космонавта! Быстро перебегает по бревну, скидывает свой рюкзак, и по очереди в течении пяти минут переносит рюкзаки всех остальных на другой берег. Короче говоря, мы втроём и переправили всех остальных на другой берег.

Дорога продолжает извиваться всё в том же направлении, не сходя, однако, с насыпи. Посередине идеально прямого участка группа вдруг останавливается как вкопанная, обступает двух-трёх человек, и в полной тишине, приступает к странному действу: Наталья держит в руке половник с какой-то мутной жидкостью, Вика греет её сухим горючим. Всё это даётся выпить Саше Трифонову – тот, удовлетворившись, шмыгает носом, и с той же монотонностью, что и до остановки продолжает идти вперёд. Кто-то в процессе приготовления напитка задумчиво произносит: «Винт…». На самом деле, ребята решили выпить «колдрекса», или чего-то наподобие, что обязательно должно было быть употреблено в растворе тёплой воды. Так вот, со стороны, это напоминало вылазку организованной группы наркоманов на природу: кого-то «отпустило», группа приостановилась, восполнила концентрацию «ширева» в мозгах и побежала дальше, не глядя по сторонам, не останавливаясь без особой причины. Смешно!

Через ПолюМинут через двадцать – остановка – впереди мост. Точнее, то что от него осталось. Это река Поля – её основное русло. Шириной – метров 20, может 25. Мост явно новый, сделан специально для тех, кто передвигается пешком. Слово «новый» следует применять в данном случае как «сравнительно новый». Сравнивать следует с остатками железнодорожного моста, от которого остались к настоящему времени одни только опоры, да и те сгнившие. Ширина мостка – полметра, в четыре бревна, с поручнем с одной стороны. Кто-то вспоминает, что уже был на Поле, в составе группы байдарочников – река очень красива, и манит не только рыбаков. Все зачем-то забыли про предосторожность и взгромоздились на мост. Конечно, конструкция шаткая, но ведь так хочется сфотографироваться на память! Тем, кто стоит несколько сзади, предоставляется возможность насладиться прекрасным пейзажем, пока первые ряды спускаются на твёрдую землю.
Радости нет предела! Наконец-то попалась хоть одна серьёзная переправа, и очень здорово что она с мостом! Места замечательные, пока все потихоньку подтягиваются, слышим слева от нас, метрах в ста стук топора, и чьи-то голоса, кажется даже женские. «Водники?» - спрашивает Дядя Митяй у Саши, на что получает ответ сразу у нескольких человек: «Нет, скорее рыбаки!».
Через Полю - на том берегуЧерез пятьдесят метров нас ждёт второй сюрприз – Поля растеклась на два русла, и метров семь нам предстоит преодолевать на той же четырёхметровой высоте по остаткам ещё одного железнодорожного моста, ещё более шаткого, чем прежний! Внешний вид: два огромных бревна, проложенных под бывшие рельсы, поперёк, на разном расстоянии, никак не меньше метра – старые шпалы. Вся конструкция основательно подгнила, и кое-где рассыпалась в труху. Первым проходит мост конечно же Егор! За ним – Костя. Ну, а потом, кто как: на ногах, на четвереньках, держась за ветви, с рюкзаками или без переходят мост и все остальные.
Огромный респект всем, кто помогал преодолеть водные преграды тем, у кого с равновесием несколько хуже, чем у космонавтов! В первую очередь – Егору, спасибо ему от всех нас! Вскоре, дорога становится опять проезжей, и нам попадаются свежие следы УАЗика. Понимаем, что скоро будут Красные Луга, а там – середина пути до Шатура и долгожданный привал. Полчаса до Красных Лугов – через сосновый лес, где насыпь уже не похожа на себя, а скорее напоминает обычную лесную дорогу, пролетели совсем незаметно. Кроме свежего следа от протектора заметили следы волка – два или три, а ещё – явно не свиные – следы кабанихи, с целым выводком кабанят – кажется, четыре детёныша. Словом, окрестные леса полны живностью, да и непуганой местами.
Красные Луга – бывший совхоз, сразу видно что это уже не деревня, а дачный посёлок. Подавляющее число жителей живут здесь только на выходных. Почти все – москвичи. Постоянно живёт только одна семья, уже совсем пожилые, но неплохо соображающие дед с бабкой. Они-то и объяснили нам, что идти берегом Поли не стоит, потому как дорога там совсем заросла, и сейчас залита водой. Поэтому, нам объяснили, что следует ещё километра два идти по прямой в сторону Шатуры, и несколько не доходя её, свернуть налево. Старички неплохо ориентируются по карте, и всё время, пока объясняли нам путь, употребляли странный термин – то ли «оскол», то ли «ускол» - оказывается сокращения 20-х годов до сих пор живы в языке народа – «Уз.Кол» - узкоколейка. Короче говоря, Шатурторф мы огибаем справа, следуя всё той же насыпью. Местные называют его «Посёлок 18-й». Перед ним наша группа теряет двоих – Саша с Катей уходят на Шатуру – идти в походе с температурой – не то самое удовольствие, и поэтому изрядно охрипший Саша передаёт карту Костику. Вот он, момент «водораздела» - со стороны это смотрелось так же, как передача Ельциным своих полномочий Путину – Костик человек для большинства членов нашей группы неизвестный, никто не представляет себе как он ориентируется, как ходит, и что им движет в походе. Ребята заметно насторожились. На самом деле момент расставания с Сашей был очень печальным. Всегда противно, когда до пункта назначения по тем или иным причинам не приходит вся группа целиком. А тем более, за три часа ходьбы до него. Ну ничего, здоровье всегда дороже! Пока все прощались, в овраге можно было заметить изрешечённую медвежьей дробью дверь от «восьмёрки» - видимо так развлекаются местные жители. Начинаем задумываться о том, чтобы скорей отойти от окрестностей Шатуры, раз уж тут так весело по вечерам. По дороге попадаются старые шпалы, совсем глубоко втоптанные в грунт – вокруг вонючие отстойники торфяной воды – все изрезанные канальцами для её отвода. Лес – повален, сразу видно что горел в том году, на поверхность выворочены тонны торфа – вокруг всё имеет зловещий чёрный оттенок. По дороге нам попадаются «ископаемые» - челюсти коров, и какой умник их загнал в болото?

Мало-помалу, подходим к Посёлку 18-му, там начинается местная туристическая индустрия: дедок, хоть и москвич, подробно объясняет нам, как лучше идти, и что можно увидеть в Шатуре. Предостерегает о том, что вокруг можно видеть остатки прошлогоднего пожара – поваленные пятидесятилетние (и старше!) берёзы. Рассказал, что в том году был в Шатуре – якобы видел там сирень, растущую прямо из окон заброшенного дома. Человек пять там точно проживает постоянно, а может быть и меньше. Говорит, что Шатур был и остаётся единственной неэлектрифицированной деревней в Подмосковье. Тут у всех глаза загораются особым огоньком, всем охота поглазеть на «живые дома», и увидеть, как избы освещаются лучинами! Как тут народ рванул, всё по той же насыпи в сторону к юго-западу! Становилось всё интереснее!

Мужик не врал только в одном – с прошлого года здесь действительно попадало много берёз. Километра через три от «18-го» дорога идёт, зажатая между залитым водой заболоченным лесом слева и такими же подболоченными лугами справа. На лугах видны следы прошлогоднего пожара – земля выгорела сантиметров на 30-35. Местами выгоревшие участки залиты водой до самого верха. Но самое интересное состоит в том, что сама дорога, вся насыпь шириной около двух с половиной метров, полностью завалена огромными берёзами, на которых, несмотря на обгорелые корни, продолжают распускаться листочки! Вся конструкция представляет собой восемьсот метров ветвей, веток и веточек, которые надо пройти насквозь, потому что другого пути нет! Решаем по возможности обходить берёзы справа – по лугу, хотя идти надо осторожно, здесь везде выгоревший торф, под травой могут быть пустоты. Иду с Сашей на разведку – да, действительно, не пройти – придётся идти напрямик. Говорим всем, что участок поваленного леса занимает по протяжённости всего метров четыреста, хотя что там дальше - мы просто не разглядели. Пока мы ходили, Егорка решился на отважный поступок – вымыл голову. И ведь, нет не в канальце в лесу слева, а прямо в луже на лугу! Просто он правда очень-очень хотел вымыть голову именно в луже, и он это сделал!
Привал - там, где горел торф Итак, в час по чайной ложке группа двинулась через завалы. Саша, Костя и основная часть - впереди, Вика, Кирилл и Дядя Митяй – замыкая. По времени шли около часа. Расстояние, которое было покрыто буреломом – примерно метров восемьсот, сразу ясно, что МЧС до этого всего нет никакого дела. Интересно, что несколько человек всё же провалились под торф, причем на глубину до метра. На фото хорошо видно, что представляет из себя этот участок дороги. Дальнейший путь лежал через смешанный лес, с преобладанием берёз, дорога то поднималась на пологие бугры, то спускалась, в местах где во время половодья её пересекают ручейки. Ребята устали, но всё равно все шли вперёд, потому что остановившись здесь – это понятно всем – мы потеряем уйму времени, не дойдём до воды, и останемся голодные. Решили пройти мимо Шатура – остановиться на Поле, у моста – там есть и вода, и до цели недалеко. Главное - успеть туда до темноты, ведь группа сейчас растянулась на 600-700 метров. Последние приходят к моменту привала тогда, когда первые уже снова идут вперёд. Саша звонил несколько раз, беспокоился о судьбе группы даже тогда, когда сам был уже дома. Конечно, на нём вся ответственность была в течение трёх дней, само собой, ему интересна наша дальнейшая судьба.
Рома поразил всех своей стойкостью! Он ужасно стёр себе ноги, но всё-таки шёл впереди, пусть даже и хромая, словно старый пират! Аня с Наташей удивили всех своей выносливостью, Кирилл – своим неутомимо хорошим настроением, вообще все были большими молодцами! Спасибо нашим героям за терпение!
В результате, дойдя до места, мнения насчёт пройденного расстояния разделились: кто-то говорил что прошли мы около 20 км, судя по карте, кто-то говорил что рывок в целом составил 35 километров «чистыми». Скорее всего пройденное расстояние составило около 25-27 км, с учётом всех препятствий, крюков, которые давала группа, и рельефа местности.
Ужин отдавал чем-то праздничным: суп, гречневая каша, сладкое, в ход пошла даже водка. Сон, наверное, был крепок, во всяком случае я не помню. Утро следующего дня выдалось прохладное, небо затянуто тучами от края до края. Не быть бы дождю! Сегодня нам предстоит вернуться назад минут на двадцать ходьбы и повернуть на развилке на Шатур. До Шатура шли без приключений, минут сорок не больше. Просто не торопились. Единственно, нас удивило наличие свежеброшенных пачек из-под сигарет – ведь нам обещали Шатур необитаемым. За поворотом показалась колокольня и крыши домов – это точно оно. Около дороги валяется старый, годов 60-х мотошлем, около него – место групповой фотографии на фоне Шатура.
МЫ ДОШЛИ!

Заходим по дороге в село. Практически в центре – кладбище, колокольня, вокруг - дома, на глаз – штук десять. Вдалеке у крайнего дома копошится местный мужичок, совсем рядом – дом подновлённый, на лавке сидит дедок, лет 60-65, рядом за забором - «НИВА» с московскими номерами. Подошли, спрашиваем о воде, дороге на Большое Гридино, и вообще про дороги. Говорит что лучше идти на Денисиху, но только в обход, километров 10-12. Большинство побежали рассматривать колокольню, остальные – выясняют у другого мужичка, где здесь есть вода. Митяй остаётся выяснять у первого деда правда ли, что деревня неэлектрифицирована, и что здесь раньше было. Оказывается электричества тут нет потому, что ещё в 70-х кто-то спёр трансформатор, а раньше тут был погост, церковь и много жителей. А ещё здесь был крупный колхоз, даже «колхоз-миллионер». Сюда стекались из окрестных деревень – Денисихи, Гридино. Кстати, сообщает, что с утра здесь уже проходила группа туристов, они спрашивали дорогу на Малое Гридино. Прошли здесь ранним утром. Сейчас золотые годы Шатура (а это 50-е года 20 в.) остались запечатлёнными на фотографиях и в надписях на надгробиях. Из постоянно живущих в Шатуре (по разным источникам – около 5 человек) мы обнаружили только одного. Остальные – примерно четыре дома – приезжают сюда из Москвы на выходные, да и то только летом. Остальные дома совсем заброшены, кое-где провалились крыши. Те же строения, куда хотя бы раз в год кто-то приезжает, выглядят вполне обитаемыми, облицовка домов подновлена, крыши обиты свежим рубероидом, резьба на фасадах одного из домов выкрашена в красный, синий и жёлтый цвета. Вкупе с зелёным цветом стен это создаёт некий налёт балаганистости. Резьба на этом доме интересна своим архаичным христианским орнаментом. Кресты, вписанные в круг, венчающие своеобразные колонны, наподобие кроны «Древа мира», вовсе непонятные рельефные фигуры – кто знает, может изображения животных? А ещё табличка в сенях: «Дом образцового содержания» - как решило большинство нашей группы – дом изредка обитаем молодыми приколистами (такими, как Кирилл на фото). А если серьёзно, то по мнению Саши Трифонова, дом ранее мог принадлежать кому-то из служителей Шатурской церкви – он стоит ближе к ней, чем другие дома, неплохо сохранился, да и резьба выдаёт в нём нечто особо значимое. Патриарх у домаОдним словом – кладезь интересных фактов, вещей и прочего барахла. Если бы дом не казался обитаемым, я думаю мы точно взяли бы себе по сувениру из Шатура, уж очень хочется, когда приходишь в подобные места, поиграть в Индиану Джонса!
Далее следует описать колокольню – трёхступенчатую, из красного кирпича – единственное сооружение из кирпича в селе Шатур, и единственное сохранившееся в относительно нетронутом виде церковное сооружение Шатурского погоста.
Итак, трёхступенчатая колокольня, с характерной для Егорьевского и Шатурского районов архитектурой. Естественно, выполненная из красного кирпича. Стиль строения определить трудно, но судя по всему речь должна идти либо о конце 18, либо о начале 19 веков. Судя по всему – скорее начало 19 века. По данным из различных источников здесь в Шатуре стояла деревянная церковь, которая затем сгнила, либо сгорела. Колокольня была вписана когда-то в стену, высотой до 2 метров, которая даже скорее была не стеной, а оградой с кованой решёткой. Слева от колокольни, если смотреть на кладбище стоя спиной к разукрашенному дому, находятся арочные ворота, остатки петель до сих пор болтаются на кирпичных колоннах. Ворота выполнены в каком-то необъяснимом неороманском стиле российской глубинки. За ними очень живописно смотрятся кресты кладбища – словно бы это были ворота в другой мир, загробный например. За воротами, наверно, как раз и находилась церковь – явно проступает прямоугольный ровный участок почвы, по периметру которого еле видны кирпичные то ли сваи, то ли фундамент. Возможно, церковь была всё-таки кирпичной, судя по следам на колокольне, где кровля бывшей церкви должна была примыкать к стене колокольни. Уже на месте где когда-то была церковь, начинаются холмики – это могилы. Скорее всего, церковь разрушилась годам к 20-м прошлого века, как раз во время массовой коллективизации. На окраине кресты и памятники – относительно «свежие» - 80-е, 70-е годы. Здесь похоронены те, кто вырос и позже работал в совхозе, шестидесяти - семидесятилетние. Чуть правее, за колокольней - более старые могилы. Исходя из ориентации по сторонам света, там могли бы находиться и могилы священников. Мы заметили интереснейшие захоронения: во французском стиле, когда плитой накрывается сама могила. На белокаменной плите (кто знает, что за порода?) выбиты две крупные розетки с числом лепестков (на глаз) около 32. Диаметр – наверное см 20-25. Саша «Матвеич» говорит что это характерный орнамент для восточного Подмосковья – скорее всего одна и та же мастерская. Надпись уже не прочесть, не отчистив плиту. Но на это нужно время, которого у нас нет. Большинство надписей на старых надгробиях выполнено старославянским шрифтом, с поправками на местное произношение и обновлённую каллиграфию. В восточном Подмосковье высок процент староверов среди населения. Не исключение и глухой район Шатура – там, в окружении болот, староверы могли быть вполне спокойны за своё существование. Скорее всего, к 19 веку там сосуществовали два течения – православие «новое» и староверческое. Трудно говорить об этом, не зная подлинной, хотя бы социальной или политической истории Шатура. Но тем не менее, кладбище подарило нам много сюрпризов: кованый крест, всего-то 60 см в высоту, на нём чеканом выбито «Здъсь погръбънэ Акулины отроковице Евдокъй. Годъ 1897». Интересна надпись тем, что дата смерти не указана. Чего стоит одно только современное надгробие в виде столба, с куполом, увенчанным крестом, выполненное из гранита где-то в 90-х годах. Оно поставлено на более старую плиту, и имеет такую надпись: «Здесь погребён крестьянин села (не помню точно какого из окрестных сел крестьянин, но пусть будет Шатур!) ...Шатур… Захар такой-то, умерший в 1-й половине дня такого-то числа такого-то месяца 1917 года.» Судя по всему постарался приход – так как крестьянин либо был особо боговерным, либо работал на местную церковь, либо завещал ей свое добро. Память о заслугах крестьянина сохранилась аж с самого 1917 года. Одним словом, всю историю Шатура можно разделить на несколько этапов:
1. староверческий (когда приверженцы старой веры широко расселились в восточном Подмосковье);
2. 18-19 века, смешение староверов с пришлым населением;
3. Конец-19 начало 20 века – расцвет Шатура окрестных деревень, развитие сельского хозяйства;
4. 1917-1940 – коллективизация, постройка Шатурской ГРЭС;
5. Период распада экономики и социума – после 1948-1955 годов. Можно говорить и о более древнем времени – о периоде дохристианской истории Шатура, уходящем корнями далеко вглубь веков, но об этом речь пойдёт позднее.
Одним словом, вид кладбища, которое доминирует над деревней, серого неба и ещё не распустившихся листков, чёрных стволов деревьев нагонял особое чувство. Это не тоска и не страх – нечто особое, не поддающееся описанию. Снизу вода – болота и ручьи, сверху вода – моросящий дождь. А здесь – пара старичков из местных, которые уже не помнят своей истории, и живут каждый в своём мире и кладбище – такой вечный покой, главенствующий над селением. Ещё чуть-чуть - и, наверное, можно было бы услышать звон одинокого колокола на давно онемевшей колокольне.
Заправляемся водой и уходим на гать – дорогу, идущую через заболоченный лес на юго-восток от Шатура. Сразу же упираемся в переправу – вот это действительно препятствие! Первая опора моста обрушилась, и теперь брёвнышки лежат наискосок частью в воде, забраться на них с рюкзаком практически невозможно. Егорка пробует: осторожно, аккуратно, в одном месте чуть не сорвался, нет стоит крепко. На том берегу всё в порядке. Все берут по «третьей ноге» - жердине для опоры и потихоньку начинают переползать на мост. Как всегда переправляет всех Егор. Выходим на гать. Картина потрясающая! Абсолютно прямая дорога, проходит сквозь лес, справа и слева – водоотводные каналы, сейчас доверху заполненные водой. Интересно, что по одному из них вода течёт в озерцо под Шатуром, а по другому вытекает из него! Местами (очень часто) гать пересекают ручейки – остатки половодья! В этих местах местные положили клади – жердины и брёвнышки повдоль дороги. Очень скользкие и хрупкие, они ломаются под весом туристов, выскальзывают из-под ног. Практически в километре (может и меньше) от Шатура встречаем старую деревянную табличку: «Здесь стояла часовня церкви Шатур», интересно кто и когда прибил её здесь к старой ели? Медленно, но верно наша группа выходит к опушке леса. Совсем рядом Собанино – сельцо, где останавливается автобус, идущий в Егорьевск. Красивый тихий лес, омытый тихим моросящим дождём. Скошенный луг на опушке. Практически это всё. Через полчаса будут коровы в Собанино – наше последнее приключение, когда полгруппы пойдут обходить участки. Дальше о походе рассказывать нечего. Всё как всегда – уезжать всегда немного грустно, откуда бы не уезжал каждый, кто был в составе нашей команды.
Автобус до Егорьевска – прощаемся до лучших времен с половиной группы – они едут домой на машине. «Остатки» сидят пару часов на станции Егорьевск, уминая булки кто с молоком, кто с пивом в ожидании электрички до Москвы. Теперь уже действительно всё! Это потом уже в Москве будет торжественная встреча, снятие клеща в кафе, рассказы о том, как оно было, а пока – есть только серое небо над Егорьевском, мерный дождь, и понемногу утекающее время.

Древнейшая история села Шатур
По рассказам разных людей – туристов, геологов, археологов и прочих искателей приключений можно приблизительно восстановить историю села Шатур и его окрестностей. По одной из теорий, на границе Московской и Владимирской областей находится знаменитое урочище Шушмор – место давно снискавшее себе дурную славу. По рассказам немногочисленных очевидцев там, то ли в самом урочище, то ли рядом с ним на земле, как и положено богатой торфом, находится высокое каменное «сооружение». Представляет собой холм, кусок скалы, монолит, округлой формы до 15 м в диаметре, высотой до 3 м. Камень ровный, монолитный, не имеет видимых следов обработки. Никто не понимает, как этот камень мог попасть в такую глушь, на границу губерний, при том, что на много десятков километров вокруг – бывшие болота, частично осушенные в период индустриализации, частично высохшие сами собой. Камень этот сторонники «мистической теории» называют древним святилищем так называемого «Змеиного Бога», имя которого Ур. Якобы, пишут они, на древнеславянском, или даже в местном наречии древнеславянского слово «шат» обозначает капище, место поклонения, священное место. То есть как фонетическая единица «шатур» может рассматриваться как обозначение капища Ура. Приверженцы данной теории предполагают что главное капище Змеебога находилось в районе современного города Шатура, уповая на схожесть фонетических единиц. Заняв данную точку зрения, можно достраивать логическую линию и дальше: практически наверняка погост села Шатур, где была наша группа, строился в 18-19 веках на месте старой деревянной церквушки, документальные упоминания о которой давным-давно потеряны. Зная историю процесса христианизации Руси, можно предположить, что самая первая церквушка (часовня, молельня – как угодно) была построена в Шатуре как раз на месте прежнего капища Змеебога. Почему именно Змеебога? Не стоит забывать, что змей приобрёл негативные черты только после закрепления на Руси христианства. До этого змей считался покровителем глухих болотистых лесов, и практически «тотемом» племён, населявших эти места. Так вот, как на территории Новгородской, так и на территории Московской и многих других областей в древности существовал культ Змеебога. Змеебог мог покровительствовать «первобытной» химии – в части собирания и обработки болотной руды, и соответственно его культ касался многих смежных областей.
Вернёмся к нашему селу. Почему следует подкорректировать предположения относительно главного капища Змеебога в Шатуре? Во-первых, Шатура – новый город, при его постройке, при постройке Шатурской ГРЭС наверняка были бы найдены какие бы то ни было свидетельства проживания там людей пятьсот, тысячу лет назад. Ничего похожего не наблюдалось. Если взять окрестности Шатуры в радиусе 30-50 километров, можно говорить о том, что логическим центром окружности может считаться именно Шатур. Село стоит на берегу речки Поля, на её основном природном (!) русле, расположено одновременно в доступной и недоступной местности. Как мы знаем, самые древние поселения в Подмосковье возникали именно на берегах рек, а доступность и недоступность означает лишь одно: в Шатур можно попасть, на не каждый день. Даже более того – каждый день попадать в Шатур и не следовало. Если там действительно находилось капище Змеебога, самое крупное в восточном Подмосковье, то при нём постоянно проживали лишь служители культа, от «верхов» до рядовых. Остальное же население лишь приезжало (в нашем случае – приходило) к идолу для поклонения, осваивая земледелие, кузнечное дело в окрестных деревнях. И действительно, если присмотреться, то можно заметить, что кладбище Шатура расположено на берегу заводи в пойме реки Поля на достаточно высоком (по местным меркам) берегу. Более древняя часть кладбища, поросшая деревьями с полустёршимися с лица земли могилами расположена как раз ближе к берегу! Ну чем не ритуальный холм с идолами, взятый из учебника по археологии языческого периода Руси! Трудно говорить об истинности данной теории сейчас, не обладая никакими документальными, вещественными доказательствами существования в селе Шатур «центрального» капища Змеебога, но если, находясь там, на месте, внимательно слушать и слышать, просто смотреть и видеть, можно ощутить наличие в земле Шатура, в воде Шатура в окрестных лесах присутствие древнего, ещё дохристианского дыхания – так дышит земля восточного Подмосковья и по сей день.

Неделя после 9-го мая
Дядя Митяй (Дима)
Москва

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 ***ZiD-off***, 07.07.2005
Небольшой вопросик... Когда происходила ваша экспидиция в г. Егорьевск, не собираетесь ли вернуться сюда (т.к. сам я из г. Егорьевска), знаю здешние места, есть книга по заброшенным и вымершим деревням. Желательно ответ на мыло (пожалуста) kisa-durochka@list.ru
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100