Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


К расцветающим пустыням Казахстана на велосипедах

Автор - Марина Галкина (Москва)

Несколько раз мне доводилось бывать в пустынях, но только зимой или осенью. Всегда я заставала лишь засохшие травы. А как хотелось поглядеть на пустыни весной, когда они покрываются цветущим ковром тюльпанов и маков. И наконец возможность (свободное время и деньги) появилась. Вопрос, как передвигаться по пустыням, чтобы увидеть побольше цветущих просторов, для меня был решен. Конечно же на велосипеде! Но вот в какое время? Процесс цветения быстротечен, и в разных районах имеет свои временные рамки. Знакомый энтомолог, не раз бывавший в пустынях Казахстана, показал мне фотографии предгорий Чу-Илийского хребта - поля цветущих тюльпанов. На фотографии стояла дата - 15 апреля. Надо было спешить, до помеченной даты оставалось чуть больше недели...
Чтобы стать велотуристом, нужно немного: во-первых, велосипед с багажником, во-вторых, велорюкзак и в-третьих, натренированное посадочное место (которое, впрочем, неизбежно натренировывается в процессе похода). Я спешно купила горный велосипед, сшила велорюкзак и за полчаса до выхода как раз успела закрепить его на только что установленном багажнике.
Итак, стремительные сборы, всего неделя подготовки, и 12 апреля мы вылетаем в Алма-Ату, южную столицу Казахстана. Веселую участь двухколесных "кораблей пустыни" со мной согласился разделить Влад Погорелов, заядлый велосипедист и, главное, авантюрист.
Велопробег по теплому ночному городу, запахи распустившихся деревьев, тополиных сережек, рассветное пение черных дроздов, синеющий хребет Заилийского Алатау - мы на юге!

Грандканьон Чарына
На востоке от Алмап-Аты, примерно в 200 км от города автомобильная дорога пересекает реку Чарын, прорывшую каньон, сравнимый с знаменитым Колорадским в миниатюре. Для разминки перед основным путешествием мы решили совершить туда орднодневную экскурсию. Большую часть пути мы проехали на рейсовом автобусе Алма-Ата - Жаркент, сошли на развилке дорог в Согетинской долине после горного ущелья одноименных гор и 30 километров до каньона уже ехали на велосипедах..
Сильнейший ветер подгоняет нас в спину, в восторге мы несемся по плоской каменистой пустыне, поросшей пучками трав, редкими низкими подушками кустарника, покрытой холмиками-норками песчанок, дышащей жаром и горьким полынным ароматом, стремительно приближаясь к окаймляющему долину горному хребту Торайгыр на горизонте, не задумываясь пока о том, как будем возвращаться назад против такого ветра. На асфальтовой дорге перед горами стоит указатель - поворот на каньон Чарына.- и еще 15 км мы продолжаем однообразный путь уже по грунтовке. И вот плоская степь вдруг рассекается огромной трещиной-разломом, слоеные изваяния красно-кирпичными причудливыми замками выступают из ущелья. От неожиданности мы разеваем рты. Немного проезжаем вдоль разлома, но ураганный ветер, заставляющий сжимать все тормоза на крутых спусках и заносящий на подъемы даже без работы педалями, временами сбивающий велосипед с дороги на камни или к обрыву, вынуждает нас продолжить экскурсию пешком.
Как описать всю красоту каньона? Его нужно видеть!
Мы спускаемся по одному из сухих боковых ущелий основного каньона, сложенного выветренными скалами. Слоистые осадочные породу промывались водами миллионы лет, потоки железных и марганцевых солей придавали им красные, желтые, бурые оттенки. Посреди ущелья местами возвышаются отдельные скалы-останцы. Они напоминают и причудливые бастионы, и носатых великанов остролва Пасхи, и слоеные пирожные, и удивительных животных, и птиц - насколько хватает разыгравшегося воображения.
Насладившись зрелищем, поворачиваем обратно, вылезаем наверх. Ветрюга сносит велосипед вбок, приподнимает переднее колесо вверх даже на незначительном подъеме. Решаем укрыться от ветра, спустившись вниз, к воде Чарына и там заночевать. На узкой терраске у воды растут высокие толстые тополя, отвесные черные скалы сжимают ущелье. Однако здесь стоит и маленький домик - кордон, и живут двое местных хранителей долины. Они пытаются взять с нас деньги за посещение каньона и запрещают разводить костер, но для путешественников из Москвы делается исключение. Удаляемся по крутой тропинке вверх по течению реки и спокойно разбиваем лагерь.
Утро встретило нас моросью. Надо сказать, такого поворота в пустынной местности мы не ожидали. Влад специально перед походом купил легкую компактную однослойную палатку на двух стойках Hich Peak Simex Sport minilite весом 1 кг. Она хорошо защищала от холода, ветра, защитила бы и от насекомых, которых пока не имелось. Но от дождя... Стоило нам коснуться изнутри крыши, как та протекала. Правда, палатка была одноместная, и возможно одному человеку удалось бы избежать касания стен. Хотя, как метко, охарактеризовал ее размер Влад, "вылезаешь из нее, будто из яйца вылупляешься".
Два часа против ветра и дождя мы выбирались из каньона на трассу. Кочки, выбоины грунтовки, мягкие песчаные полосы, жесткие волнистые гряды-терки овечьих прогонов, все это настолько измучило мою непривычную "пятую точку", что последний километр до дороги я еле доползла и радостно ходила по асфальту походкой "старого солдата, не знающего слов любви". Занемевшие от тряской вибрации руки потихоньку преобретали чувствительность и отогревались. А ведь мой байк был с передней и задней амортизацией!
Два часа пытались мы дождаться попутки, но в этот рабочий понедельник дорога была пустынна, лишь редкие легковушки бороздили ее. Еще 15 км против ветра до впадения основной дороги, четыре долгих часа ожидания пустого грузовика или автобуса. Ветер вертикально держал коврик на спине Влада и защищал его от дождя и холода. Плоская безжизненная пустыня вокруг. Я уже давно дрожала и, главное, не могла даже поприседать, чтобы отогреться, так как мышцы, занемевшие и уставшие с непривычки, не могли держать нагрузку. Скоро должно было стемнеть. И вдруг (о чудо!) маленький газик берет нас, мокрых и голодных, умещая шестерых человек и два велосипеда в тепле своего чрева. И скоро мы уже сидим в придорожном кафе поселка Чилик, уминаем горячую груду пельменей с лепешками, салатики на халяву от заведения, слушаем бурлящие душу и усиливающие восторг отогревшихся путников хиты-мелодии пятнадцатилетней давности и круглолицая официантка-казашка улыбается нам!
И снова дождь зарядами, обширные лужи с пузырями капель, мы в темноте на фоне вывески бензоколонки с фонариком в руке, и на что мы надеемся - непонятно, ведь уже 11 вечера, но восторг распирает наши души, наши сытые тела, еще не успевшие снова промокнуть и промерзнуть до самых внутренностей в этом жарком и засушливом пустынном климате.
Камаз! И 20 км до Алма-Аты, которые он не сможет нас довезти, кажутся нам сущим пустяком. А прямо-таки тропический ливень так хлещет по ветровому стеклу, что даже водитель удивляется нынешнему катаклизму и оставляет нас ночевать на стоянке. Мы получаем в распоряжение бытовку с печкой и кучей кроватей нашего пионерского детства с проваливающимися металлическими сетками-гамаками.
Утром природа проснулась обновленной, в белизне свежевыпавшего снега. Но мы почему-то все равно счастливы, улыбки не сходят с наших лиц! О, знойные пустыни! Переключатели скоростей в велосипедах замерзли, с рам свисали сосульки, но в течение пяти минут мы уезжаем на рейсовом автобусе. Наши кони оттаивают в салоне, и вот мы рассекаем лужи и текущие по тротуарам в Большой Алматинский канал талые ручьи. Надев на руки носки вместо перчаток, катим вдоль аллей заснеженных цветущих абрикосов и пиромидальных тополей. Весна! Молчат дрозды. Весна!!!

Морозные Чу-Илийские горы
Колоритен местный поезд. Общих вагонов в нем не было, мы купили плацкарт, но этот вагон оказался забит не хуже общего вагона, с плотно заставленными тюками третьими полками.
Станция Копа, откуда и начиналось собственно велопутешествие, встретила нас заснеженной всхолмленной равниной. Мы поняли. что прибыли вовремя: тюльпаны еще не расцвели. Через 20 км некрутого подъема с встречно-боковым ветром по пустынной асфальтовой дороге мы увидели кошару - небольшо побеленный жилой глиняный дом и подсобные строения, овчарню.
Знаете, какая самая опасная живность подстерегает путешественника в пустыне? Не змеи, не фаланги, скорпионы и каракурты. Не клещи, якобы заползающие ночью в уши. И даже не дикие волки, коими почему-то пугали нас абсолютно все встреченные нами в пути местные жители. Самые страшные звери в пустыне - это огромные пастушьи собаки, ревнивые охранники отары.
Мы подошли к кошаре, чтобы спросить, где здесь берут пресную воду, именно в этом распадке на нашей карте был помечен родник. Несколько собак, ожесточенно лая, постепенно окружали нас. Мы взяли в руки камни, это немного насторожило их, но агрессивные нападки продолжались. Вышла хозяйка-киргизка не понимающая по-русски, мы показали ей наши пустые бутылки, и она наполнила их водой. А когда стали отходить, собаки обнаглели и напали на Влада, когда тот положил камень в карман, чтобы застегнуть рюкзак. Я запустила камень в свору, промахнулась, но собаки немного отпрянули, и Влад успел выхватить камень и точно пульнуть в голову ближайшему псу. Свора отступила, мы отработали защитный маневр: велосипеды по бокам, мы в центре, отбиваемся колесами, в руке по камню и тут появился русскоговорящий хозяин отары казах Жасулан с большой палкой в руке. От холода Влада била такая крупная дрожь, что от приглашения переночевать нам было не отвертеться.
Теплая сытая ночевка в кошаре. Лепешки со сметаной, по консистенции напоминающей наше масло, похлебка из баранины, твердый соленый сыр курт, нескончаемый чай с молоком. Похоже за последние 100 лет ничего не поменялось, та же глиняная хижина, кизяк в печке, низенький деревянный столик, ковер на полу. Разве что керосиновая лампа, да бинокль на стене. Этой ночью ртуть в термометре опустилась до 17 градусов мороза.
На следующий день - посещение галереи наскальной живописи 5-тысячелетней давности в урочище Тамгалы, что в 40 километрах к северу от станции Копа. Грани порфиритовых скал отполированы песчаной пылью, поднимаемую пустынными ветрами, покрыты темным, так называемым "пустынным загаром". Это идеальный холст древних живописцев. Большинство рисунков сосредоточено в небольшом каньоне в устье ущелья. Сейчас они взяты под охрану ЮНЕСКО, объявлены памятником природы. Местный казах-гид и хранитель этого музея под открытым небом провел нам экскурсию, рассказал, как делались эти изображения. Мастер-художник ударами камня или металлического инструмента скалывал верхний темный слой породы и под ним появлялся более светлый слой. Здесь можно увидеть изображения разнообразных животных: диких быков, лошадей, верблюдов, архаров,оленей, кабанов, волков.. Встречаются тут и языческие божества - солнцеголовые люди. Фантастические антропоморфные герои: наряженные в звериные шкуры чудовища с загнутыми крючковатыми руками, воины с палицами и боевыми топорами.
За урочищем мы сворачиваем с асфальта и грунтовыми дорогами через отроги гор едем все выше и выше, объезжая редкие отары с кровожадными собаками. Здесь много развилок на дорогах, мы по компасу выбираем нужное направление сквозь цепь невысоких травянистых гор с куполообразными и плоскиим вершинами, с густым кустарником в распадках, пересохшими и, реже, текущими ручьями. Из-за безжизненных на первый взгляд холмов изредка внезапно появляется всадник-пастух, подъезжает, здоровается с нами - диковинными пришельцами из другого мира. Еще прохладно, временами мы едем по снегу. И снова ночуем в тепле дома гостеприимных обитателей метеостанции Анархай. Ночью потеплело до минус девяти.
Мы пересекли Чу-Илийский хребет. С северной стороны он выглядел грандиознее, круче, много скалистых ущелий уходило вглубь него. "Вы бы чуть попозже приехали, здесь все красное от тюльпанов, а там от маков",- разукрасили нам местные жители нынешнюю серо-желтую картину высохшей полынной степи Жусандалы, раскинувшейся у подножия хребта...

Очарование Бетпак-Далы - голодной степи
Темнота начала настигать нас на трассе Колшенгель-Аксуек-Караганда за Бурубайталом. Справа за холмами уже открылась ровная желтоватая гладь заливов озера Балхаш. Тростники, затопленный илистый берег, отсутствие кустарника, сильный ветер, железная дорога по соседству с асфальтовой среди безжизненных коричневых каменисто-песчаных холмов, с белыми засоленными пятнами почвы, отвалы пород от прорытых для дорог углублений в сопках, груды разноцветных полосатых слоистых камней.
Тут нас настиг водитель легковушки и стал настойчиво предлагать остановиться ночевать у него. Мы поблагодарили и отказались - наши бутылки были заправлены пресной водой, продуктами мы недавно запаслись и главное нам хотелось найти грунтовую дорогу, помеченную на нашей карте и ведущую вглубь раскинувшейся на западе обширной пустыни Бетпак-Далы, которую нам предстояло пересекать на триста километров в широтном направлении через отроги горы Джамбул к реке Чу. Следующим оплотом цивилизации для нас должен был стать поселок Уланбель.
Через полчаса, уже в сумерках, тот же водитель снова настиг нас и уточнил, что нас накормят бесплатно, и как раз с утра мы выйдем на нужную нам дорогу прямо от его дома. Но видимо вирус неразумности поселился в наших ветреных сорви-головах, к тому же мы акклиматизировались в своеобразном жарком климате пустынь, переночевали в Таукумах - песчаных горках, где поутру можно было на жарком саксауловом костре растопить замерзшую за ночь воду, уже достигли состояния езды без пуховых жилеток, и даже временами снимали носки с рук. Килограмм ирисок и бутылочка местного красного вина согревали наши души. На глазах изумленного водителя мы свернули с трассы в темень звездной южной ночи и с велосипедами в поводу, петляя между колючими кустиками низкорослого боялыча, вступили в Голодную степь. Костер из пучков трав, веточек кустиков и кизяка на диком ветродуе голого каменистого склона холма убедил меня в том. что мы не пропадем даже в бессаксауловых пустынях.
Завтракать мы все же решили в первом саксаульнике. До него оказалось двадцать километров: 10 км крутых подьемов и спусков вдоль железной дороги и еще десятка по холмистой степи. И вот в понижении долгожданные деревца! Хорошее дерево саксаул - ни рубить его не надо, ни пилить. Встал у дерева, считай - с дровами. Ветки легко ломаются, у земли обязательно найдутся сухие, да и сырые тоже неплохо горят.
Ну и повезло же мне с напарником! С Владом! От места нашего завтрака до воды по карте 65 км (и еще неизвестно, найдем ли мы родник, пока еще ни разу не находили). А не выпить ли нам еще чайку? И мы пьем еще, и у нас остается 1 литр пресной воды и 1,5 литра газировки. И мы едем по дороге в неизвестность, наслаждаемся пустынными пейзажами: высохшими белыми засоленными озерками, одиноким деревом саксаула с шапкой-гнездом орлана-белохвоста, густыми саксаульниками в долинках пересохших ручтьев, извилистыми песчаными руслами, оранжевыми холмами в пятнах-кустах боялыча. Через десять километров дорога теряется. До воды 55 км. Время - три часа дня. Что делают нормальные люди в таком случае? Даже меня посетила сомнительная разумная мысль (предательская мыслишка) - может, если не найдем дороги, стоит повернуть назад?.. Но Влад абсолютно невозмутим: "Нам на запад? Пошли на запад."
И мы идем. Через холмы среди сухих колких хрустящих подушек-кустов, везем велосипеды. Вот, вроде, колея дороги, с севера на юг. Старая, заросшая. Идем на юг, предполагая, что наша потерянная "трасса" южнее, что мы отдалились от нее. Едем, прыгаем через кустики, кочки подушек. Но едем!.. В горку пешком. Ориентируемся. Да, с такой скоростью сегодня до гор, до родников не успеть. Но, ничего, с утра мы же не ели и не пили 20 км, нам бы хоть немного приблизиться к отрогам. И тут мы утыкаемся в отличную дорогу! Несемся на северо-запад, но она забирает все севернее и севернее. Семь километров вела нас надежда на поворот. Тщетно. Далеко на север нам совсем не нужно.
И мы снова решаемся идти на запад просто без дорог. Ну разве не отличный мой напарник! Не могу не перестать восхищаться! Это не безрассудство. Это просто отсутствие сомнений: "Не будет воды? С палатки конденсат будем слизывать. Крысу поймаем - напьемся крови!" Влад - оптимист, он всегда жизнерадостен, с таким другом не пропадешь в безводной голодной пустыне. И мы идем через пустыню Бетпак-Дала. Велосипед оставляет глубокую колею в песчано-глинистых почвах, след хорошо заметен, в случае чего... И тут с вершины холма на горизонте мы видим 2 колеи на взгорке. Дорога! И, похоже, в нужном направлении!
Километров через 15 нам попадается старый колодец. В бетонированную трубу Влад запускает камушек. С глухим стуком он удаляется вниз и секунд через 10 раздается гулкое - бульк! Залезет ли наш котелок в узкую трубу? Хватит ли у нас веревки? Рядом с трубой - бетонные кубы, в них на дне лежит лёд, но все загажено голубиным пометом. Думаете, мы начинаем добывать воду из льда или экспериментировать с длиной наших веревок? Очень холодно на ветру, чтобы не потеть и не терять влагу, Влад очень легко одет. Да и мне зябко стоять на голом плоском просторе. Неохота, решаем мы, много времени потратим на добычу воды, а вероятность успешного исхода мы оцениваем в 20%. И мы катим дальше - безумцы бесплодных пустынь! На что мы надеемся? О, разумные туристы, не уподобляйтесь бесшабашным авантюристам!
Но вдали уже показались горы, они вселяют веру в то, что от жажды мы не умрем. В горах должны быть родники. 8 вечера. "Давай выпьем по кружке газировки, есть очень хочется - предлагает Влад, - и спокойно поедем дальше". - "Давай, - соглашается второй безумец. - Вон на горку вкатим и там попьем". Мы заезжаем на возвышенность, слева глаз отмечает привычный солончак и вдруг в нем отражается далекая горка. Это не соль! Это вода! И вокруг нет белесых отложений. Похоже, она пресная! По камушкам Влад запрыгивает в глубь плоской мелкой лужи, черпает, пробует: "Пресней не бывает!" Дожди лили не напрасно! Мы спасены! Уж тут мы проявляем чудеса благоразумия и заполняем кружкой все наши емкости - в итоге набираем литров 10. Теперь на двое суток до родников или до людей хватит!
Красная полоса заката оформила небо. Мы несемся к саксаульникам. Где они? Вот и совсем стемнело, луна сегодня выйдет попозже. Здорово ехать в темноте! Нереальное пространство несется по сторонам. Иногда вдруг вылетаешь из колеи и долго не можешь выправиться обратно. Я уже кажется научилась различать светлые бугорки землероев на дороге и вовремя уворачиваться от них. Да и так, вприпрыжку по кочкам тоже можно. И вот какой-то силуэт возвышается на фоне неба - каменный тур, неужели плоское плато кончилось, мы катим вниз и вскоре по краям дороги возникают силуэты крон. Саксаульники! Можно вставать на ночлег.
Как жарко горит саксаул! Как ярко светят звезды! Как хорошо в пустыне Бетпак-Дала!

С горы Джамбул на речку Чу на велике качу, качу!
К середине дня в мареве теплеющей пустыни за высокими тростниками у старого заброшенного бетонного колодца мы увидели мираж - грузовая машина на бешеной скорости неслась поперек нашего курса. Мираж был озвучен ревом мотора. Изумленные, мы сдвинулись, наконец, с места и через 100 метров оказались на асфальтовой дороге-стреле с севера на юг пересекающей пустыню. Такого сюрприза на нашей карте отмечено не было. Через четверть часа мы остановили еще одну машину и выяснили, что дорога ведет на золотой рудник Акбакай.
Но мы продолжаем наш путь на запад, через отроги горы Джамбул. Здесь попадается много ручьев с пресной водой. Дорога то круто спускается под горку, то снова заползает наверх и нескончаемо вьется так по сухим травянистым холмам, временами вползая в скалистые ущелья с рощицами деревьев в низинах, бродами пересекает ручьи. Дорога ветвится, теряется, мы часто ориентируемся, сверяя направление по компасу. Уже выползли черепахи, их панцири еще в земле, парочками они неспешно передвигаются по одним им известным направлениям.
На крутых спусках мы прыгаем по крупным острым обломкам камней, часто тормозим так, что заднее колесо идет юзом. За головокружительными спусками следуют стремительные пробеги по долинкам и залетание на скорости в очередную горку. Ух! Дух захватывает от таких полётов! Но не все, не все подъемы берутся на ура, вот уже и на самой большой задней шестерне переднее колесо отрывается от земли, конь встает на дыбы, приходится соскакивать и вталкивать его наверх. Со сглаженных вершин мы осматриваем застывшее море волн-холмов, освещенное закатным солнцем, с девятым валом - господствующей вершиной-пирамидой горы Джамбулт на юго-востоке. За хребтом - постепенно выполаживающаяся пустыня, белые пятна солончаков, точки кустов-подушек вездесущего боялыча.
За хребтом снова шла хорошо наезженная, только на этот раз грунтовая, дорога на север. Дороги же в западном направлении все пропали. Остановив машину, мы выяснили, что дорога идет из поселка Фурмановка (на трассе Бирлик - Уланбель) в Акбакай. Так мы узнали, что все хорошие дороги в Голодной степи ведут в поселок-рудник Акбакай. 50 км для голодных велосипедистов - не крюк, на этой же грузовой машине мы заезжаем в поселок, закупаем продукты в магазине, пируем в кафе и снова на запад, в пустынный край.
Ландшафты пустыни разнообразны. Она то холмистая, то вдруг расстилается ровным простором до горизонта, то пятнистая под покрывалом боялыча и пучков засохших прошлогодних трав, то вдруг поросшая саксаулами, прямо густым лесом, а то отдельными деревьями, придающими пейзажу сходство с саванной. Преобладающий цвет в пустыне пока бурый, но постепенно проявляется и зелень. Листики здешних кустов настолько крохотные, что создается впечатление, что зеленеют веточки. А временами на земле попадаются огромные распластанные зеленые лопухи - мясистые листья ревеня Максимовича. Их жизнь быстротечна, скоро они сгорят под жаркими лучами солнца. Вместо километровых столбов вдоль дороги с завидной периодичностью на саксаулах встречаются огромные шапки-гнезда хищных птиц.
Колеса то легко летят по твердой глинистой почве, то вдруг буксуют в надувах песка или просто в более рыхлой лёссовой почве. А лучше всего катить по такырам - обширным участкам засохших луж в понижениях рельефа. Сухая почва растрескивается на многогранные черепки и получается этакая глиняная брусчатка, где каждая плитка мостовой еще бывает расписана замысловатым узором. Такыры разноцветные: коричневые, красноватые, желтоватые, по цвету слагающих их глин, а то и просто белесые от соли. Они могут быть совсем голыми, сверкать на солнце, а то и пятнистые от редких пучков трав и солянок.
Ближе к реке Чу, отделяющей Бетпак-Далу от Муюнкумов начался участок степи без кустарника. Мы спешили: до темноты хотелось найти дрова. Где мы? Далеко ли еще до реки? Но вот лучи заходящего солнца освещают мазар - высокий глиняный купол древней погребальницы. Редкие отдельностоящие мазары - хорошие ориентиры в пустыне, они помечены на карте, в отличие от дорог, которые на самом деле часто проходят совсем не там, где нарисованы. Мы четко определяем свое местонахождение и выкладываемся в финишном рывке. Я смогла разгоняться до 28 км в час, а крейсерская скорость была 23, и Влад радостно заявил, что из меня может выйти настоящий велосипедист (Так в среднем по грунтовкам мы шли со скоростью 17-18 км в час.) Меньше чем за час долетели мы до намеченного места ночевки. Кусты саксаула на высоком берегу реки! Разливы! Тростники! Крики пролетных птиц! Стрекотание лягушек! Весна!!!
И все-таки под конец пустыня Бетпак-Дала преподнесла нам долгожданный подарок - за одним из бесчисленных холмов вдруг вспыхнули алые пятна расцветших тюльпанов! Они росли под уже зеленеющими кустами боялыча и прямо на дороге, располосованной песчаными следами недавно текших ручьев. Крупные цветки сидели на маленьких коротких ножках, трогательные, совсем не такие, какие продаются в цветочных ларьках. Среди них местами попадались точно такие же желтые экземпляры. Все пространство вокруг было густо усеяно этими яркими точками. Заслуженная награда для путешественников в пустыне...

Дождливые Муюнкумы
Пустынная асфальтовая трасса на Уланбель за мостом через Чу, заботливые водители, затормозившие и угостившие нас питьевой водой, экскорт из двух мотоциклистов, везущих в колясках саксауловые дрова. Роскошный лагман в кафе на перекрестке, интервью с корреспондентом местной газеты - и снова в путь, на юг, на пересечение пустыни Муюнкумы.
По обеим сторонам дороги тянутся нескончаемые желтые песчаные холмы, поросшие саксаулом, кустами. травой. Влад удивляется: "Какие же это барханы, я думал, это голые песчаные горки, как на конфетах Кара-Кум." Нет, здесь пески закрепленные. Свистит встречный ветер, небо хмурится. Трасса безлюдна - за четыре утренних часа мы не встретили ни одной машины.
И вот удача: на дороге лежит свежеубитый ночной машиной заяц! Через десяток километров - еще один! У нас осталось мало пресной воды, пополняли последний раз в реке Чу, как мы будем потрошить зайцев? Но тут навстречу нам едет водовоз - вторая машина, встреченная за день. Водитель сам останавливается, интересуется, не нужна ли нам помощь и предлагает налить водички! Еще пара километров до хорошего саксаульника, и мы пируем у жаркого костерка жарким из зайчатинки.
Начинается дождь, сначала мелкий, но постепенно усиливающийся, и мы промокаем. Грузовые машины появляются чаще, все приветливо сигналят нам, подбадривают. Под вечер мы уже мокры насквозь, а пустыня с саксаульниками осталась позади. Мы так и не услышали пение песков, наверное, под дождем они не желали петь...
Первого села после более сотни километров безлюдной пустыни мы достигли в сумерках. Жители нескольких домов, в которые мы стучались, не смогли приютить нас, мы не захотели больше пытать счастья и провели ночь посреди мокрой плоской степи на берегу безлесной речки Талас. Пол ночи дождь поливал нас, палатка не выдержала испытания, и утром я проснулась в луже. Так, впервые в жизни, я промочила пуховый спальник в засушливом пустынном климате! Натягивая на леденящем ветру абсолютно мокрые штаны, Влад невозмутимо заметил, что не так уж и холодно.
Семь километров против ветра до столовой села Уюк (по-казахски Ойык), горячие манты, лепешки, банка сгущенки, - и на сытые желудки смелая мысль посещает наши промытые головы: 200 км до конца маршрута можно проехать автостопом!
Воистину дальнобойщики - друзья туристов. Такие плакаты не мешало бы вывешивать на рекламных щитах. Мы рассекаем степь на огромном доисторическом КРАЗе. Наши велосипедики кажутся игрушечными в кузове этого рычащего монстра. Озеро Акколь проплывает мимо наших взоров. Вокруг нескончаемая степь. Концовка маршрута не изобилует ландшафтным разнообразием, и нас вполне устраивает убыстренный просмотр.
Пробег по вечернему Джамбулу, двадцатиминутное опаздание на поезд Алма-Ата-Москва, проходящий по четным числам, и - удача! - попадание на поезд Бишкек-Москва, проходящий здесь три раза в неделю. Удачный финиш!
Шоссейник с туристовскими покрышками и горный байк двухподвесочный - такие разные по классам велосипеды смогли объединиться в нашем пустынном походе. 800 километров проехали мы в общей сложности за 10 дней. Значительная часть маршрута прошла по грунтовкам.
И хотя настоящую пустынную жару мы получили только в поезде на обратном пути, от путешествия мы остались в полном восторге. Да, весна 2003 года выдалась поздней и дождливой. Обычно в середине апреля пустыни уже расцветают. Но, как тут угадаешь...

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 VLADIMIR, 02.06.2005
жаль что нет фотографий.
есть еще совет побывать в восточном казахстане.
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100