Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Путешествия Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Непал

Автор: Владимир Сазонов

Источник: strannik.de

Как туда добираться

Ехать туда не просто. Лучшее время - весна и осень, когда не так много дождей, в Непал стремятся толпы туристов, и все самолеты забиты заранее. Так, не попасть на прямые самолеты Москва-Катманду или Франкфурт-Катманду. Мы достали самолет Бангладешской авиакомпании "Биман" через Дакку. Огромный скотовоз на 500 пассажиров, летящий в Дакку, был забит только туристами, пересаживающимися в Катманду. В самолете нам прочли мусульманскую молитву и угостили чаем, не доливая чашки до верху. Надька долго негодовала, почему они недоливают чашки, пока не вспомнила, что так принято во всех мусульманских странах, и мы сами в Таджикистане (а часто и у себя дома) пили так чай. В Дакке нас не выпустили из здания аэропорта, покормили обедом и всей толпой отправили в Катманду. Снаружи в Дакке - спертый воздух, сильная влажность и удушливая жара, и только в здании аэропорта кондишн и можно нормально дышать.

В это время немецкое телевидение постоянно показывало ужасное наводнение. Мы видели с самолета затопленные поля, дороги и дома, поселки, превратившиеся в изолированные острова. Местные газеты почти не обсуждали катастрофы. На второй странице была лишь маленькая заметка в три строчки, что по причине наводнения премьер-министр мадам Зия собирается созвать какую-то комиссию.

В Катманду сразу при выходе из аэропорта мы увидели толпу людей, предлагающих нас отвести в раздичные отели. К нам подошел молодой парень и предложил отвести в недорогой отель, и мы сразу же согласились. За десять долларов (это считается много) у нас был номер с ванной и душем, отель был весь во мраморе с коврами, а при входе стоял охранник и отдавал нам честь.

Поменять билет и задержаться на несколько дней оказалось невозможным.

На обратном пути (через три недели) наш бангладешский самолет совершил посадку также в Эмиратах. Нам удалось погулять немного в красивом мраморном аэропорту Дубай, где нас проверяли одетые в чалму полицейские, а полицейские дамы носили паранджу.

Русская группа, которую мы встретили в Катманду, добиралась через Дели и на поездах по Индии. По их отзывам, вагон первого класса напоминал теплушки, в которых во время войны возили пленных, а в вагон второго класса просто нельзя было зайти из за грязи и испражнений. Вагон экстра-класса напоминал уже советский плацкартный вагон, и даже в отдельных купе не были выбиты стекла. На поезда хронически нет билетов, они всегда перезабиты. У наиболее удачливых путь от Дели со многими пересадками занимал три дня, а у тех, кто не обладал должным нахальством при покупке железнодорожных билетов - с неделю. Приехав в Непал, они ощущали покой и блаженство после индийского железнодорожного хаоса и толп попрошаек, висящих на тебе и дергающих за карманы.

Наше путешествие было сравнительно простым. Несколько дней мы осматривали Катманду и многочисленные окрестности. Потом мы полетели в горы и совершили десятидневную прогулку в окрестностях Эвереста. Потом мы вернулись в Катманду и жили пять дней в буддийском центре Бодхнат, где нам удалось принять участие в учебном семинаре, который вел лама Чоки Ньима Римпоче. Так как мы не смогли отложить отлет, мы вернулись назад за несколько дней до окончания семинара.

О стране

Непал - довольно большая страна, зажатая между Индией и Китаем. Непал находится на склоне Гималаев, и природные зоны Непала зависят от высоты - от тераев (болотных джунглей) на юге у индийский границы до вечных снегов на шеститысячных высотах гималайского хребта. За Гималаями находится Тибет, природа которого сходна с Восточным Памиром - плоские высокогорные пустыни со сравнительно невысокими холмами.

Основное население Непала сосредоточено на юге - вдоль индийской границы, где тепло, все растет, хорошо развита дорожная сеть. Западные туристы обычно интересуются горными районами, где практически нет автомобильных дорог, да и по тропам не везде можно пройти, а население очень редкое. Лишь небольшая часть Непала открыта для западных туристов, во многие районы въезд запрещен или требует специального разрешения.

Государственной религией в Непале является шиваизм, принятый большинством населения. В пригородах Катманду находится крупнейший шиваистский храмовый центр Пашупатинат. Горные народы - в основном буддисты ваджраяны.

По непальской кастовой системе (которая была формально отменена не так уж и давно) высшими кастами являются брахманы (бахун) и кшатрии (чхеттри). В большинстве своем они складываются из индусов, бежавших в средние века от мусульманских завоеваний. Буддийские народы принадлежат к низким кастам. Иностранцы (не-индусы) принадлежат к касте неприкасаемых. Они своим присутствием оскверняют жилища, храмы, еду. Поэтому высшие касты (особенно чхеттри) общаются с европейцами неохотно. Туристов как правило не пускают в шиваистские храмы. Вступление европейца в касту невозможно ни при каких обстоятельствах. Разве что дети, рожденные от брака с непальцами, могут войти в низкие касты.

Во-многом вероятно по кастовым причинам Непал - страна очень замкнутая. Визы выдаются неохотно на ограниченное время, продление виз более трех месяцев крайне затруднительно, просрочившие свои визы попадают в тюрьму и высылаются из страны. Задержаться в Непале на несколько лет можно лишь в исключительных случаях. На посещение многих районов страны требуется специальное разрешение, и полиция повсюду проверяет наличие разрешений на пребывание. При получении визы от нас потребовали письменного обязательства не оставаться в Непале с предъявлением авиабилетов назад.

Основным народом Непала являются Непали (кхат).

Народ Невари - "интеллектуальная элита" долины Катманду. Среди Невари есть как шиваисты, так и буддисты.

В средние века в Непале правила неварская династия Малла.

Один из королей разделил страну между тремя сыновьями. Три столицы Катманду, Патан и Бхактапур были максимально благоустроены. Невари реализовали проект "идеальных городов". В столицах было постороено огромное количество великолепных храмов. Правители городов соревновались друг с другом, и если в одном городе построили новый храм, то такой же или еще лучший обязательно будет построен других столицах.

В 18 веке страну завоевали горхи и творческая активность невари ослабла. Новая династия Шахов оказала немалую помощь англичанам в покорении Индии, поэтому она пользовалась политической поддержкой англичан. До 1951 года Непал был полностью закрыт для въезда иностранцев. В 1951 году король сверг премьер-министра Рана и получил фактическую власть, которую много лет держала династия премьер-министров. Страна открылась для туризма.

Так как в Непале галлюциогенные средства, употреблявшиеся в ритуальных целях, были доступны, страна очень скоро превратилась в "рай для хиппи". Конец безобразиям положил король Бирендра, который, прийдя к власти в 1972, издал указ о запрещении торговли и распространения наркотиков. Он же ограничил визы и время пребывания в стране иностранцам. На следующий день после указа был подожжен королевский дворец. Но король проявил жесткость и настоял на выполнении нового закона.

По кастовым причинам изучение шиваизма (а иногда даже и общение с шиваисткими кругами) затруднительно. Поэтому европейцы как правило общаются с буддийскими народами - тибетцами, тамангами, тхакали, шерпами. Буддийские народы (обычно горцы) приветливы к иностранцам, охотно беседуют с ними и пускают их в храмы. Некоторые буддийские монастырм организуют школы на английском языке, где можно изучать буддизм.

Горные народы

Тибетцы, наиболее образованные и предприимчивые, в большинстве своем являются беженцами из Китая. Тибетцы основали в Непале много буддийских монастырей и школ. Тибетцы преуспели в бизнесе, и стали владельцами ресторанов, гостиниц, ковровых производств, при этом трудоустроили других горцев.

Шерпы живут в высокогорных Гималаях и поддерживают индустрию туризма - работают в гостиницах и ресторанах, гидами и носильщиками. Восхождения на вершины организуют именно шерпы.

Тхакали содержат горные гостиницы. Они исключительно гостеприимны и приветливы.

Таманги очень трудолюбивы, они ткут ковры на тибетских фабриках. работают рикшами и таксистами в городах.

Среди Тхакали и Тамангов остались приверженцы Бон - добуддийской религии, из которой, как утверждают авторы толстых учебников, тибетские буддисты взяли элементы шаманства и тантризма.

Города

Три столицы - Катманду, Патан и Бхактапур, поражают. Катманду - беспорядочный, шумный и грязный город, можно сравнить с Римом. Тесные улицы с нерегулированным движением, мотоциклы от которых некуда убежать, смог, пыль и копоть, натыканные друг на друга храмы, религиозные центры, толпы туристов, коров и бездомных собак.

Патан (он же- Лалитпур) - это неварская Прага, город мистиков и алхимиков. Патан расположен на другой стороне реки и практически слит с Катманду. В Патане больше всего храмов и буддийских пагод, ювелирных мастерских и художников. Никакой путеводитель не охватит всех неожиданностей, заключенных в лабиринте внутренних дворов Патанских кварталов.

Бхактапур - непальский Мюнхен. Вычищенный, прилизанный город с доведенными до эстетического совершенства храмами, с улицами для гуляния, ярмарками и художественными салонами. Транспорт выведен за пределы центра города. В Бхактапур ходит от Катманду китайский троллейбус, который с комфортом преодолевает 13 километров за полчаса.

Катманду

Хотя в Катманду живет больше полумиллиона населения, город кажется маленьким. В Катманду лишь несколько по-настоящему проезжих улиц с двумя полосами, по которым свободно могут ездить машины. В основном Катманду состоит из лабиринта узких улочек, по которым носятся мотоциклы, рикши и мотороллеры во всех направлениях, и удивительно, как они не сталкиваются друг с другом. Помои высыпаются прямо на улицу, в помойных кучах роются собаки и бродячие коровы. Только собираешься обойти помойную кучу, тебя чуть не сбивает с ног неизвестно откуда взявшийся мотороллер. Шарахаешься в сторону - к тебе подбегает подозрительный тип и предлагает марихуану, отвяжешься от него - пристает нищий, который до этого копался в помоях. Отойдешь от нищего, оставив ему несколько рупий - окажешься запертым между двумя велорикшами, которые не могут разъехаться. Протиснешься, прижимаясь к стене, мимо велорикши, и попадаешь в объятия к йогу. Йог по-детски улыбается во весь рот, не понимая, почему ты так озлоблен на весь мир, и нежно ставит тебе кисточкой на лбу красную точку.

Большинство иностранных туристов живут в квартале Тамель. В Тамеле натыканы гостиницы, рестораны, туристические агенства, магазины сувениров и книжные лавки. Везде - туристы не только из западных стран, но из России, Израиля, Бразилии, Индии. В Тамеле потрясающе уютно, везде много интересных людей, клубы, дискотеки. Гостиницы чистые и дешевые, рестораны очень разнообразные и нередко экзотические.

Более получаса ходьбы от Тамеля - центральная площадь Дурбар с королевским дворцом и полусотней разнообразных храмов.

Боги и храмы

Система индийских богов и храмов - целая наука, и, даже имея какой-то опыт общения с западными кришнуитами и прочитав какие-то книжки, будешь ощущать себя в Непале полным профаном.

Сперва надо понять различия инкарнаций, манифестаций(проявлений) и аспектов. У Вишны было только 10 инкарнаций. У Шивы не так уж много инкарнаций, но зато несколько тысяч манифестаций. У буддийских святых различаются в большей степени аспекты.

Вишна

является предшественником, одной из его манифестаций является Нараян, который спит в космическом океане, а Брахма рождается из его пупа.

Инкарнации Вишны:

Матсья (рыба)

Курма (черепаха на которой возникла вселенная)

Вараха (кабан)

Нарсингха (Нарсимба) - получеловек-полулев

Вамана (гном)

Парасурама (воинственный брахман, от которого происходят кшатрии (чхеттри))

Рама (герой Рамаяны, который вместе с царем обезьян Хануманом спас Ситу из острова Ланка )

Кришна, пастух (у которого была жена Радха)

Будда (!!!)

Калки, который придет, как разрушитель мира в конце Кали-Юги.

Шива

создатель и разрушитель.

Парвати - его жена

Ужасные манифестации Парвати:

Другие Боги

Брахма, четырехликий и четырехрукий мудрый верховный бог, создавший веды, несмотря на свое главенство в троице "Брахма-Вишну-Шива", встречается значительно реже

Его жена - Сарасвати, богиня учения, играет на вине.

Маххендранат, хозяин дождей и муссонов, является инкарнацией боддисатвы Авалокитешвары.

Аспектом Авалокитешвары является Царь мира Локешвара, который появляется как Нилакантха, аспект Шивы.

Ганеш, мудрый бог со слоновьей головой, сын Шивы и Парвати. Шива, застав Парвати с любовником, подумал, что Ганеш - не его сын, и оторвал у него голову, но когда убедился, что это все-таки его сын, смог вернуть ему только голову слона.

Кумар (Картиккайя) - другой сын Шивы и Парвати, бог войны.

Этого минимального перечня (в котором Вишна и Шива хорошо переплетены между собой и связаны с еше и с Буддой) далеко не достаточно.

Так как ни на каком храме не написано по-английски (и часто не написано на непальском), что это за храм, а в путеводителе описаны лишь немногие из самых заметных храмов, разбираться приходится по признакам, характерным для определенного типа храмов.

Шива ездит на бычке Нанди, поэтому у храма Шивы обычно стоит бычок.

Символом Шивы является лингам, внутри храмов Шивы обычно стоит каменный лингам, иногда отдельно, иногда окруженный йони.

Вишна ездит на человеке-птице Гаруде, который часто стоит на колонне перед с храмом Вишны.

Ужасный Байраб ездит на собаке,

Индра - на слоне,

Ганеш - на крысе,

Кумар - на петухе,

Яма - на вороне,

Сарасвати - на лебеди,

Агни - на попугаях.

Площадь Дурбар в Катманду

Нас водил по площади Дурбар неварский парень лет восемнадцати, который познакомился с нами на улице. Денег он не требовал. Он невнятно говорил по английски и примешивал много непальских слов. К каждому храму он относился с великой почтительностью и рассказывал бесконечное множество историй. Он не отпустил нас, пока не показал все полсотни храмов.

Крупнейшим храмом является храм Таледжу,высоченная девятиярусная пагода, посвящен божеству-покровителю династии Малла. Храм открыт только для непальцев раз в году.

На площади стоят в-основном трехъярусные пагоды, чаше квадратные, чем круглые, окруженные ступенями, у некоторых храмов крутые ступени поднимаются очень высоко.

Храмы натыканы безо всякого порядка, и примыкают один к другому. Сам стиль пагод появился в Непале и оттуда проник в Китай. Помещение храма обычно небольшое, некоторые храмы просматриваются насквозь, но вход в храмы для европейцев всегда закрыт. Часто у храмов спят нищие или юродивые, некоторые обитают там постоянно и подметают храм и ступени вокруг него (что не мешает им испражняться, отойдя от храма на полметра). Нередко при храмах сидят йоги. Обычно вокруг храмов Шивы по всему Непалу выгравированы эротические сцены. Над входом в храм часто висят зеркало, чтобы поставить на лбу тику - красную точку. Тика связана с жертвоприношениями кровью.

Впечатляет огромный черный Байраб (Шива), с поясом из черепов и ожерельем из черепов вокруг головы, он своими многочисленными руками ломает человечьи руки и ноги. Над ним висят Солнце и Луна, он попирает ногами человечесную жертву. Нам довелось видеть праздник вокруг Байраба, когда женшины приносили ему еду, а группа пожилых мужчин пела песни, сидя на ступенях соседнего храма. Женщины раскладывают еду вокруг Байраба, украшают его цветами и разливают масло. Потом освященную еду женщины забирают домой, оставляя Байрабу немного риса.

У входа в бывший королевский дворец стоит красный Хануман (царь обезьян из Рамаяны).Нередко красные статуи Ханумана , Нарисингха (человека-льва, инкарнации Вишну) и Ганеша ставят рядом, и им поклоняются многие прохожие. Красными их делают прикосновения многочисленных рук с красным порошком. За сотни лет лицо Ханумана смазалось от прикосновений и черты лица неразличимы.

В специальном дворце живет богиня Кумари. Однажды король Малла вступил в связь с не достигшей зрелости девочкой, которая в результате умерла. В виде раскаяния короли стали почитать девочку как живое божество и инкарнацию Дурги. Кумари охраняет королей и благословляет их на царство. Один раз Кумари благословила не старого короля а молодого, и старый король вскоре умер. Выбирают Кумари в возрасте 4-5 лет с каноническими чертами лица и определенным гороскопом. Претендентки должны пройти ряд испытаний, в том числе устрашения демонами в масках. Кумари поселяется во дворце со всей своей семьей и живет до достижения половой зрелости. Только раз в году ей разрешается выходить наружу, ее возят через весь город. Но, как мы видели, жизнь богини не такая уж скучная. К ней все время приезжают гости, в том числе много детей и они носятся по всему дворцу. Если окликнуть Кумари, она на секунду появится в окошке. К Кумари приходят учителя и она получает неплохое образование. Когда Кумари достигает зрелости, ей выплачивают крупную сумму денег и она продолжает жить как частное лицо. Никто не берет ее замуж, так как бывшая Кумари приносит несчастье.

Бывший королевский дворец превращен теперь в музей. При входе во внутренний двор стоит черный лев (Вишну). Музей достаточно скромен - черно-белые фотографии королей Трибхувана, Махендры и Бирендры, мебель, личные вещи, подарки и охотничьи трофеи. На фотографиях - правительственные приемы и бытовые сцены. На стенах - бездарные картины придворных живописцев в стиле "монархического реализма", изображающие короля и королеву. Весь дворец - деревянный и значительно уступает в роскоши известным нам королевским дворцам. С высоченной пагоды в составе дворца виден весь город и базарная площадь.

На площади продают все подряд - фрукты, мясо, сувениры, кинжалы, иконы, фотографии, и в дневное время сутолока невероятная. Около площади - ряды лавок, торгующих тибетскими тангками и коврами.

Попробуй только произнести, что ты что-то хочешь ! Один раз Надька сказала в слух, что хотела бы найти сари. Услышав слово "сари", на нее бросилось со всех сторон десяток торговцев, и мы еле вырвались от них, уже не желая ничего.

Неварский город

Вокруг площади Дурбар расположен "идеальный город" невари. Город состоит из сообщающихся друг с другом квадратных дворов, ходить через которые значительно интереснее, чем по лабиринту грязных узких улочек с помойками. В центре каждого дворика, обычно размером 100 х 100 м, стоит буддийская ступа или небольшой храм. Вокруг - несколько миниатюрных ступ, статуй или мини-храмов. Двор окружен непрерывной стеной трех, а иногда и четырехэтажных домов, которые выглядят как европейские. Окна часто украшены неварской резьбой, крыши имеют специфическую форму. С одной стороны двора - индийский храм, охраняемый парой львов. Внутри домов обычно деревянные лестницы и проходные галлереи с небольшими комнатками, плотно населенными людьми. Коммуна часто собирается во дворе, где играют дети, гуляют собаки и обсуждают мировые проблемы старики. Через арки или сквозные подъезды можно пройти в следующие дворы. Каждый двор по-своему уникален, и можно часами переходить изо двора в двор.

Водоснабжение в неварском городе так и осталось на уровне 17 века. Нередко можно встретить священные бассейнны Нараяна и каменные купальни, отдельно - мужские, отдельно - женские, куда приходят также стирать белье. Купаются обычно в одежде.

Повсюду в Катманду отдельно стоящие храмы, большие и маленькие, старые и новые, украшенные неварской резьбой или цветными фотографиями. Проходящие мимо всегда обходят храмы по часовой стрелке, делают ритуальные поклоны и звенят в колокольчики (иногда это огромные колокола со звоном на весь город. Вначале мы думали, что звон призывает на какие-либо церемонии, потом поняли, что это звонят часто случайные прохожие, обходя вокруг храм или кумирню. Нередко мы сами били в колокола)

Праздники в Катманду постоянно, все время к различным храмам подходят процессии. Мы застали праздник поклонения собакам. С утра нарядно одетые дети вышли с золоченным подносом и стали гонятся за какой-то блохастой дворнягой, чтобы сделать ей подношения.

Перед крупными праздниками город убирают. Несколько раз мы вдруг обнаруживали, что за ночь исчезали помойные кучи и через улицы развешивали разноцветные флажки.

Интересно наблюдать, как огромная демонстрация, несушая шесты и хоругви, кричащая и пляшущая, вдруг втискивается в узкий проход между маленьким храмом и стеной, чтобы обойти храм с левой стороны.

Транспорт

В Катманду не так уж много нормальных широких улиц. Автобусы обычно перезабиты и маршруты их для нас непостижимы. Ходят обычные такси, велорикши и моторикши. В первый день мы решили прокатиться на велорикше из Тамеля в Бодхнат, к Буддийскому храмовому центру. Рикша запросил огромную сумму денег, и мы после долгой торговли немногим ее сократили. За водителем было два сиденья, накрытые зонтом. Дорога пошла в гору, и бедный рикша выбивался из сил, пока не попросил нас слезть, когда подъем стал очень крутым. Так мы за свои же деньги прошли пешком хорошую часть дороги. Более практичный вид транспорта - трехколесный мотороллер, который везет пассажиров на заднем сиденье. Мотороллер издает страшный рев, выбрасывает прямо в нос выхлоп, но очень аккуратно пробирается по самым узким дорожкам и привозит к цели быстрее такси. Повсюду дают на прокат велосипеды, но в этой пыли и сутолоке вряд ли поездка на велосипеле доставит удовольствие.

Пашупатинат

Храмовый комплекс Пашупатинат на реге Багмати - крупнейший шиваистский центр. На западном берегу реки стоят основные храмы, в большой храмовый двор вход закрыт для не-индусов, но комплекс хорошо просматривается с другого берега реки, и можно наблюдать погребальные церемонии. Вдоль реки расположены постаменты для погребальных костров. У храмов - дом ожидающих смерти, куда приходят старики, и живут там последние недели под присмотром астрологов, точно определяющих момент их смерти. К северу от моста сжигают представителей высших каст, специальный постамент - для членов королевского рода. К югу от моста - постаменты для низких каст. Погребальный ритуал довольно сложен, правильное его исполнение способствует хорошему перерождению в следующей реинкарнации. После сожжения прах пускают вниз по реке. В Багмати, как в Ганге, купаются для ритуального очищения. Там же омывают мертвых перед погребением. По реке пускают вещи, которые ниже вылавливают йоги.

За кострами - пещеры для отшельников. К пещерам подходят женщины и приносят еду. Под другуя сторону от храмов - приют, в котором получают еду нищие и бездомные. При приюте несколько шикар - индийских храмов в виде свечек.

На другой стороне реки - 11 маленьких храмов Шивы с лингамами, за которыми стоят галлереи лингамов и йони. Всего в комплексе 108 лингамов. По ступеням поднимаешься в обезьяний парк, где сотни обезьян прыгают и висят на ветках. Пашупати - покровитель животных, поэтому обезьянам уютно у храмов комплекса. В глубине парка на холме - Гокарнатский храм, охраняемый полицией, запрещающей туристам отступать от тропы вправо и влево, далее к реке за поворотом - большой комплекс Гухъешвари (храм влагалища, куда ходят мужчины. У лингамов молятся обычно женщины), а в другую сторону храм Вишварут. При входе в парк на террасах сидят саддху (йоги). Шиваистские саддху - обычно с горизонтальными линиями на лбу, носят трезубец в руках. Саддху не стремятся к лучшим перерождениям, а стремятся постичь высшие миры. Их не сжигают на кострах, как других. Все йоги - очень разные.Они обычно одеты в чистую одежду броско-оранжевого цвета. Одни демонстрируют асаны и собирают деньги с туристов, другие спокойно слушают магнитофон с шиваистскими гимнами, третьи дымят наркотическим куревом и летают в астрале. Напротив террас - площадка, где обычно сидит Милхи-баба, святой старец, питающийся только молоком. Над ним - табличка на английском языке "Здесь сидит великий святой Милхи-баба" с краткой биографией. Мы не застали старца, он уехал в Италию по приглашению учеников.

Патан

Хотя город Патан находится просто на другой стороне реки, мы не рискнули туда идти пешком прямо с площади Дурбар в Катманду, так как дорога проходила мимо холерного госпиталя. Мы поехали на мотололлере по обходной дороге, и оказалось довольно далеко, так как через реку существует только один крупный проезжий мост.

Патан (также Лалитпур - город красоты) известен как буддийский город со времен царя Ашоки (250 до н.э.).Многие Невари, живущие в Патане - буддисты.

Площадь Дурбар более правильно спланирована, чем в Катманду. Храмы на площади поражают своей изящностью и изысканностью. Мы обычно сидели в ресторанчике на крыше и наблюдали всю жизнь на центральной площади.

Вокруг площади - огромный неварский город с сетью внутренних дворов, разрезанный более правильными перпендикулярными улицами. С четырех углов города стоят ступы царя Ашоки - северная, южная, западная и восточная, с третьего века до нашей эры. Если бродить сквозь дворы неварского города, можно встретить замечательные и изящнейшие храмы. В одном из дворов спрятан храм Махабодха, являющийся копией аналогичного храма в Бодхьяга в Индии (где Будда обрел просветление). Храм в стиле Шикара (как свеча) с изящной резьбой по терракоте. В другом дворе находится Золотой Храм, охраняемый священными черепахами. Храм входит в состав буддийского монастыря. Переходя из одного двора в другой, встречаешь неожиданно новые храмы, один изящнее другого.

Мы вычитали, что на здании полицейского управления Патана за статуей Ханумана выгравирована вся Камасутра. Сцены из Камасутры действительно выгравированы на многих храмах и зданиях, но самого полицейского управления мы не разыскали - и так в Патане было много удивительного.

По городу нас водил неварский художник по имени Лама Лама, работающий в мастерской где делают тибетские тангки.

В Патане - много художников и мастеров. По окраинам города - тибетские поселения и буддийские монастыри.

Бхактапур

В отличии от Патана Бхактапур - индуистский город. До Бхактапура от Катманду - 13 км на автобусе или троллейбусе. По дороге - небольшой городок Тхими, центр гончаров. Автобус довозит только до автовокзала на окраине города. Дальше можно идти только пешком. Транспорт внутри города резко ограничен, а мотоциклы запрещены.

Город сравнительно небольшой, и его можно обойти весь за несколько часов.

В Патане много небольших и изящных храмов. В Бхактапуре не так много храмов, зато они грандиозные и поражают величием. Основные храмы сосредоточены на трех площадях, соединенных гулятельными улицами. В Бхактапуре не так много туристов, хотя город как будто специально прилизан для туристов. В лавках продают горшки, куклы и маски, которые в Бхактапуре самые лучшие.

В Бхактапуре несколько священных прудов, из которых выползают каменные змеи.

Площадь Дурбар вытянутая и изогнутая. На ней несколько монументальных храмов, к которым поднимаешься по ступеням через галлерею каменных львов и слонов. С высоких храмов открывается превосходный обзор. На небольшом храме Шивы-Парвати с западного входа на площадь выгравированы сцены звериной Кама-Сутры - с совокупляющимися слонами и носорогами. Шива и Парвати олицетворяют производительную силу и покровительствуют животным. За золотыми воротами - королевский дворец со священным прудом. В некоторые глубокие дворы дворца проход закрыт.

В сотне метров от площади Дурбар - площадь Таумадхи Толе, с высоченной пятиярусной пагодой Ньятаполе. На площади около десятка изящных храмов, один из которых переделан в ресторан. За километр к восточной части города расположена еще одна площадь Тачупал Толе, на которой тоже десяток храмов. Один из храмов посвящен Даттарайа, который был перерожденцем Вишны, учителем Шивы и двоюродным братом Будды, так что храм почитаем вайшнавами, шайвитами и буддистами. Площади связаны гулятельными улицами, украшеными праздничными флажками. Мы прошлись по кругу к окраинам города, вышли к камышам, где хрюкали черные свиньи, воняя на километр (высшие касты не смеют даже приближаться к свиньям); через мост оказались уже за городом и снова вошли в город у храмового комплекса Шивы и Парвати с погребальными кострами. Назад мы шли через северную окраину города мимо изящного храма Махакали.

В городе к нам подошел чиновник из мэрии и долго расспрашивал нас, как мы относимся к коммунизму и Горбачеву. Потом он взял у нас небольшие пожертвования на реставрацию города , продав для этого специальные билетики.

Гокарна Махадев

В пятнадцати километрах от Катманду находится маленькая неварская деревня с храмовым комплексом Гокарна Махадев. В окрестности деревни - резервации для королевской охоты, и любимые места отдыха предыдущего короля Махендры. Небольшой Храм Шивы окружен несколькими маленькими храмами и многочисленными скульптурами и барельефами всевозможных богов и их воплощений. Рядом течет река, вдоль которой - два постамента для погребальных костров. Среди скульптур резвятся дети. Мы долго бродили вдоль всего комплекса, заглядывали через окна в храм. Никто в деревне не обращал на нас абсолютно никакого внимания. Вокруг храма стояли - бородатый Брахма, Шива, Парвати, Будда, также звери, также трезубцы и лингамы, и конечно же троица Ганеш, Хануман и Нарасингха.Отдельно стоит маленький храм, охраняющий след Вишны. Сбоку - Шива на ложе из змей.

От деревни мы решили пройти несколько километров к буддийскому монастырю Копан. Мы пошли по боковой дороге мимо королевского парка и завернули в деревню. Деревня была приветливая, благоустроенная, напоминала скорее дачные участки. Когда мы прошли большее расстояние, чем рассчитывали, мы спросили у прохожих, где - монастырь. Нас взялся проводить молодой парень. Мы долго пробирались по узким тропинкам между рисовыми полями, рискуя потерять равновесие и упасть в булькающую жижу. Пройдя не меньше трех километров, мы увидели наконец монастырь. Это оказался, к сожалению, не тот монастырь, который мы искали. Мы поговорили с разговорчивой молодой монахиней, неплохо понимающей по-английски. Сверху на холме находилось еще несколько больших буддийских монастырей, и мы должны были еще пройти около километра наверх. Уже начинало темнеть. Оценив, что мы можем к ночи не успеть вернуться, мы пошли назад к Буддийскому комплексу Бодхнат, где мы тогда останавливались в гостинице. Назад мы повернули не зря - дороги из-за грязи были непроезжими, и мы могли вполне завязнуть в какой-нибудь огромной луже. Вдали блестела в лучах красного заходящего солнца ступа Бодхнат и крыши многочисленных монастырей.

Кхумбу Химал - от Луклы до Эвереста

На горы мы отвели десять дней - очень мало, чтобы дойти слишком высоко. От Катманду можно доехать на автобусе только до Джири. Оттуда идет пешеходная тропа до Луклы (7 дней ходьбы). Далее до монастыря Тьянпоче три дня, далее до базового лагеря Эверест 4-5 дней. Достаточно надежный аэропорт - Лукла, до которого несколько раз в день летают русские вертолеты. Можно лететь и далее до Намче-Базара, но билеты достать практически невозможно, а по погодным условиям можно застрять на неделю.

Практически в Непале только два горных туристских района, которые открыты для посещения - Кхумбу Химал (окрестности Эвереста) и Анапурна. Ходят также в район Лантанг недалеко от Катманду, который, по отзывам, наиболее интересен в этнографическом отношении.

Другие районы закрыты или разрешения выдаются редко.

Для входа в район трекинга нужно покупать специальное разрешение, которое контролируется полицией. Обычно помимо разрешения на трекинг еще надо платить за вход в национальный парк. Восходители должны отдельно платить за право подниматься на вершины выше определенного уровня, причем плата за восьмитысячники уже огромная - сотни тысяч долларов. Больше всего туристов ходят вокруг Анапурны - это пожалуй единственный кольцевой маршрут вокруг восьмитысячной вершины с перевалом 5400, который можно пройти без серьезной подготовки.

Лишних недель у нас не было. С некоторым напряжением мы достали билеты на вертолет. Старый советский военный вертолет представлял собой жестяную банку с дырками в днище, через которые мы наблюдали все внизу. Пассажиры сидели вдоль стенок, а багаж был свален в кучу посреди вертолета. Стюардесса раздала конфеты "взлетная" и вату для ушей. Экипаж мастерски проныривал в небольшие проемы в облаках и лавировал среди скал. Потом вертолет неожиданно сел прямо на скалу, как нам показалось, в чьем-то огороде. В Лукле на нас сразу набросились шерпы: предлагая услуги гида или носильщика.

Очень смешно было в аэропорту на обратном пути. Так как "главный вход" в аэровокзал расположен с обратной стороны поселка, и чтобы туда пройти, надо залезть на гору и перейти два раза брод, все ходят через взлетную полосу и входят в аэровокзал с обратной стороны. Потом следует унылая регистрация, паспортный контроль и долгий личный досмотр. Затем пассажиры садятся на скамейку на том же месте, откуда они входили в аэровокзал, и прошедшие досмотр опять же смешиваются с не-прошедшими. Багаж шерпы относят на взлетную полосу и сваливают там в кучу. Когда появился такой туман, что не было видно за три метра, а потом пошел ливень, пассажиры вынуждены были сами подойти к своим вещам на взлетной полосе и забрать их. Когда же прилетел вертолет, каждый вернулся обратно и сбросил вещи в ту же кучу, чтобы шерпы их погрузили.

Неподалеку от вокзала сидят шерпские женщиныи и с помощью кувалды разбивают большие камни на мелкие, делая щебенку для покрытия дополнительной взлетной полосы.

В Лукле сходятся несколько пешеходных троп, по которым доставляют грузы во все горные деревни на яках, буйволах или на носильщиках.

Шерпы носят на себе огромные тяжести, и мужчины, и женщины, причем начиная с детского возраста. Нередко встретиш носильщика с большой корзиной за спиной, в которой три огромных туристских рюкзака. Восьмилетний ребенок может волочить огромный деревянный столб. Шерпы по-взрослее носят по несколько столбов, или железные печки или чугунные болванки. Обычно носильщики движутся неторопясь, но уверенно.

В сторону Эвереста идет только одна дорога вдоль узкого ущелья. Дорога достаточно хорошая и удобная, однако практически единственная, и ни вверх, ни вниз невозможно пройти из-за крутизны склона. Вбок от тропы существуют еще три-четыре больших ущелья, в каждом из которых по несколько деревень. но почти все тропы заходят в тупик - проходимые перевалы практически отсутствуют. Вдоль тропы практически каждые 3-4 километра небольшие селения и гостиницы для туристов. Гостиница (Lodge) -это прочный двухэтажный деревянный дом, подобный туристским приютам в Австрии или Баварии. В нем достаточно чисто, имеется несколько маленьких комнат и несколько залов для больших групп. В ресторане - добротная пища, как правило из местных продуктов. Картошка. макароны, вермишель, ячье или буйволиное мясо, ячий сыр, момо (пельмени), каши, чай, кофе, немецкое пиво - в общем, не хуже, чем в приютах в Альпах. В центре ресторана стоит печка, вокруг которой все сидят и ведут беседу.

Хотя предупреждают, что в горных гостиницах бывают блохи, мы ни разу их не видели.

Все продукты и стройматериалы приносят шерпы на себе по тропам.

Гостиницы в районе Эвереста принадлежат, скорее всего, крупным фирмам, которые поручают их вести местным жителям. Обычно хозяйки проходят обучение на специальных курсах, и на видном месте в каждой гостинице висит диплом, что, например, "Госпожа Пемба Шерпа окончила курсы содержателей гостиниц". Нередко хозяйка почти не говорит по-английский, а иногда даже не умеет считать, поэтому туристу дается блокнот, в который он записывает все, что заказал, и он сам же производит подсчет и расплачивается. Еду готовят обычно долго, так как каждое блюдо начинают делать практически с самого начала - идут за картошкой, чистят картошку, растапливают печь, жарят картошку на сковороде. Ночлег стоит обычно около доллара на человека, а хорошая еда - два-три доллара. Но для гида или носильщика это - очень дорого, поэтому они ночуют где-нибудь в сарае и питаются более просто, а жирные туристы наслаждаются гостиницей и рестораном.

При всем при этом шерпы в туристских районах зарабатывают существенно лучше, чем жители Катманду. Так, в Катманду месячный доход может составлять 50 долларов, а в горах - 150.

В октябре, в лучший туристский сезон, по тропе проходит в день не менее пары сотен туристов.

Намче-Базар

Небольшой поселок на высоте 3700 в зоне, где уже практически нет деревьев, является сейчас центром пешеходных троп. Перед Намче-Базаром идет серпантином огромный подъем высотой около километра. В самом поселке достаточно комфортно - много гостиниц с горячей водой, почта, телефон, банк. Над поселком расположен аэропорт. В окрестностях несколько небольших буддийских монастырей, ступ, камней с буддийскими изображениями. Вдоль основной узкой улочки стоят торговые ряды шерпов и тибетцев, продающий сувениры. В Намче-Базаре можно купить, продать, взять на прокат и починить туристское снаряжение.

Раз в неделю в поселке собирается базар. К базару приходят шерпы из окрестных деревень, а также тибетцы через китайскую границу. Один раз мы видели группу из шести тибетцев в монастыре Тьянгбоче. Тибетцы были плохо одеты (по сравнению с шерпами), они носили красные косы.

Они пришли из Китая с перевала Кхумбу Ла по леднику. Дальше они не могли ходить по главной дороге, так как в Таме находится полицейский пост. Еще через два высоких перевала они прошли в далекую долину и через нее спустились к монастырю Тьянгбоче, чтобы посетить монастырь и подойти к Намче-Базару с неожиданной стороны. Некоторые идут только в Намче-Базар с целью торговли или контрабанды. Особенно ценятся в Непале леопардовые шкуры, которые достают через китайцев. Но обычно тибетцы продают обычное барахло - тряпки, простые коврики, китайские куртки. Все путешествие в одну сторону занимает две-три недели с парой холодных ночлегов на перевалах.

По тем же тропам проходят и беженцы. Им необходимо как-то добраться до Катманду, где им дадут паспорт ООН, и тибетская община сможет их пристроить куда-нибудь на обитание.

Водоснабжение в Намче-Базаре - от родника, который спускается вниз, крутя шесть больших молитвенных барабанов. На нижней площадке - ступа и искусственный водоем для стирки белья.

У Намче-Базара наконец появляются яки - в отличии от киргизских серых яков, непальские яки крупные и черные. Их шерсть причесывают и она свисает красивой бахромой. Нередко яков украшают ленточками, колокольчиками и бусами. Кроме яков используют также буйволов. Непальский буйвол - на редкость спокойный и послушный, в отличии от африканских, к которым опасно подходить даже на 200 метров. Мы видели, как четырехлетние дети отводят буйвола за рога в хлев. Есть и коровы, но так как в Непале (но не в горах!) коровы священны, то мясо коров принято называть буйволиным мясом.

Мы провели в Намче-Базаре целый день для акклиматизации, посетили небольшой монастырь в самом поселке.

Три основных дороги, которые расходятся от Намче-Базара - [1] к Монастырю Таме и к перевалу Кхумбу Ла в Тибет (5700), [2] к большому поселку Кхумджунг над аэропортом и далее к поселку Гокьо к леднику под вершиной Чуо Ю (8000), и [3] в сторону монастыря Тьянгбоче и Эвереста.

Сверху недалеко от аэропорта находится шикарный пятизвездочный отель с видом на Эверест. Так как туристы доставляются на самолете с низких высот, в отеле сделан купол, в котором подкачивается искусственно дополнительное давление. Недавно этот купол лопнул.

Эверест также хорошо виден с дороги к монастырю Тьянгбоче и от самого монастыря.

Монастырь Тьянгпоче

Главный монастырь этого региона Тьянгпоче находится в одном дневном переходе от Намче-Базара. Монастырь основали ламы из Ромбукского монастыря в Тибете, по другую сторону от Эвереста. В тридцатые годы в Ромбукском монастыре было полтысячи монахов, сейчас осталось около 20.

Мужскому монастырю Тьянгпоче подчинены несколько маленьких монастырей во всей окрестности. В Тьянгпоче обитают около пятидесяти человек.

Настоятель монастыря Тьянгпоче Римпоче (это его титул, по которому принято обращаться к высоким ламам) является перерожденцем прежних настоятелей монастыря и прошел обучение в Ромбукском монастыре в Тибете. Нам не удалось застать его в монастыре, хотя мы прождали три дня. Мы встретили ламу уже на пути обратно в Намче-Базар.

Около двухсот лет назад один из лам Ромбукского монастыря прилетел на это место в состоянии глубокой медитации, и упал, оставив на камне след (который сейчас можно видеть). Тогда это был лес на площадке, возникшей при расширении водораздельного хребта. Место ему сильно понравилось, и он решил основать здесь монастырь. Потом в начале 20 века монастырь был основан его перерожденцем. Монастырь несколько раз горел и восстанавливался.

В восьмидесятые годы в монастырь провели электричество от реки. В результате аварии загорелись провода и монастырь почти весь сгорел. Восстановлению монастыря помогли международные фонды. Книги удалось восстановить по микрофильмам, которые предварительно были сделаны. Крышу, сделанную одной швейцарской фирмой, зимой снес ураган, и пришлось перекрыть ее заново.

В монастыре учатся дети от пяти лет до уже взрослого возраста. Они изучают математику, астрологию, тантру, буддийские науки. Данный монастырь специализируется также на медицине и лекарствах. Обитатели монастыря готовят себе пищу сами. В монастыре холодно, особенно зимой, и в самые холодные месяцы, там остаются лишь несколько человек, остальные расходятся по деревням внизу. Монахи часто ходят по окрестным деревням на всевозможные церемониям - свадьбы, похороны, праздники, от участия в которых монастырь получает доход. Учащиеся также просвещают других жителей деревни, а также обучают своих братьев и сестер в своей семье. Некоторые монахи снимают с себя сан и уходят в мир, работают носильщиками и гидами, строят дома, путешествуют. Нередко года через два они добровольно возвращаются обратно. Наиболее одаренные могут продолжать обучение в Индии и Тибете.

Так как этот монастырь находится на основном пути к Эвересту, в год через него проходит десяток тысяч человек. Монастырь посещают много знаменитостей, в частности совсем недавно здесь был президент США Клинтон и имел беседу с Римпоче. Для внесения некоторого порядка при монастыре работают один немец (Михаэль) и одна новозеландка (Елена). Они помогают ламам в организации водоснабжения и электроснабжения, организуют экскурсии для туристов и регулируют отношения между туристами и монастырем. Оба владеют тибетским и шерпским языками и переводят, когда Римпоче организует аудиенцию.

Монастырь открыт для входа во время утренней службы в 6 утра и во время экскурсий два раза в день, которые мы старались не пропустить, чтобы иметь возможность лишний раз побывать в монастыре.

Те дни, что мы стояли, старшие ламы ходили по деревням, а Римпоче ездил в Катманду за электриком, чтобы починить электроустановку. Ламы вернулись на второй день, а Римпоче нам удалось встретить только на пути назад. В эти дни за старшего в монастыре был худой и усталый, но всегда приветливый пожилой лама, который по-видимому был в монастыре кем-то вроде завхоза. Он занимался изготовлением для туристов великолепных открыток с изображением монастыря, горы Эверест и цитатой из Дхаммапады. Мы с ним подружились. Он приглашал нас к себе в мастерскую.

За дисциплиной в монастыре следил мрачный молодой монах. Он организовывал игру в волейбол за монастырем мячом, сшитым из старых тряпок. Когда один из учеников попытался заговорить с нами по-английски, он отозвал его и отвесил ему хороший подзатыльник.

Перед входом в монастырь стоит ступа и камни с тибетскими надписями. Поднявшись по ступеням, входишь в главную дверь, за которой - внутренний двор , окруженный двухэтажной галлереей, на которой обычно читают молитвы. Посреди двора - шест с молитвенными флагами четырех цветов. Флажки развеваются на ветру, и их считывают крылатые Дакини.

Из двора по ступеням поднимаешься в храм.

На первом этаже на полу разложены маты для монахов, причем высота мата зависит от значимости. Посетители храма должны садиться у стенки. Нельзя садиться на места лам, наступать на них или перешагивать их. Иначе прихожане могут загрязнить карму, которую ламы вынуждены будут принять на себя. Фотографировать не запрещается. Пожертвования в пользу монастыря не передаются в руки, а бросаются в специальный ящик.

На стенах храма висят тангки с мандалами и изображениями будд. В алтаре стоит огромный Будда, который виден также со второго этажа, его сопровождают несколько будд и боддисатв, в частности Майтрейя и Манчжушри.

На потолке выгравированы сцены из жизни Будды, чтобы по ним можно было давать объяснения неграмотным прихожанам.В зале выставлены также знамена и музыкальные инструменты, во время некоторых церемоний на них играют. Церемонии состоят из чтений молитв и книг очень низким голосом. В небольшие паузы прислуживающий мальчик разливает тибетский чай с молоком.

На втором этаже - зал для занятий, в нем стоят несколько бронзовых фигур буддийского пантеона, библиотека. Книги не сплетены, а состоят из разрозненных страниц. Когда для определенной церемонии необходимо прочитать книгу, ее распределяют между несколькими монахами и читают по-частям.

Один раз мы присутствовали при визите спонсоров. Из Японии приехала дама со своим мужем-американцем, которого звали Дэвис. Михаэль и Елена долго наставляли их. После окончания церемонии Дэвис, подойдя к старшему из лам, поднес ему белый шарф. Потом он обошел всех монахов, включая совсем маленьких учеников, поклонился перед каждым и вручил по купюре в 100 рупий. Оставшиеся деньги он преподнес старшему ламе.

Вокруг монастыря - три маленьких гостиницы. Большие группы туристов ставят палатки прямо на лужайке перед монастырем. Группы обязаны в определенных местах ставить походные туалеты. Вечерами, когда темнеет, все собираются в ресторанчике вокруг печки и беседуют.

За монастырем - сарайчик, где ночуют шерпы, для которых дорого платить за гостиницу. Вечерами шерпы поют, и мы нередко ходили слушать их. Я познакомился с одним шерпой из рабочих монастыря. Мы пили чанг (рисовое пиво) и обменивались историями про йети (снежного человека). Я ему рассказывал про Таджикистан, а он - про Непал. Как утверждают, йети часто уводят яков. Отношение к Йети у шерп примерно такое же, как в Таджикистане. С одной стороны - суеверный страх. С другой стороны - эта тема считается неприличной для обсуждения, и люди, рассказывающие повсюду о своих встречах с йети, не уважаются. Кроме того - некоторая спекуляция на интересе к этой теме европейцев.

В монастыре Пангпоче и Кхумджунг сохранились черепа йети. Череп из монастыря Пангпоче был отправлен в Америку на экспертизу, и результат был "зад антилопы". Потом этот череп украли, и монастырь Пангпоче перестали посещать туристы, предпочитая ходить более короткой нижней дорогой.

От нашего монастыря хорошо видны Эверест и Лходзе. Две крупнейших вершины окаймляют единый огромный кратер. Справа -гора Лходзе, и от нее отходит передняя стена кратера высотой чуть менее 8000 метров. Из-за этой стенки выглядывает Эверест. Самая красивая гора в округе - Аму Даблан, похожая на египетского сфинкса. Под этой горой - правильный снежный цирк.

Полоса лесов заканчивается на высоте около 4000. За высотой 5000 начинаются снега. Уже ближе к 7000 снегов уже нет - так высоко облака не поднимаются.

В неудачные месяцы Эверест затянут густым туманом, и некоторые одержимые туристы не могут дождаться видимоста Эвереста неделями.

Утром туман плывет вверх по ущелью под монастырем, как по реке, а Эверест хорошо смотрится вдоль другого ущелья в другую сторону от монастыря. Потом туман разбивается о гору и окутывает монастырь. Потом он отходит вверх и закрывает Эверест, который, если посчастливится, снова станет виден через несколько часов. Если пройти по тропинке вдоль узкого хребта за монастырь, можно войти в облако, окутывающее тебя со всех сторон.

Вверх по хребту от монастыря - лес, за которым стоит чортен. За чортеном идет уже лысая гора, которая с низу кажется достаточно пологой, но за ней идет еще большая гора.

Дорога же спускается вниз к другой реке и к женскому монастырю Девуче.

Монастыри Девуче и Пангпоче и дорога к Эвересту

Вниз от Тьянгпоче идет спуск через живописный лес. Внизу - ручей с красочными молитвенными мельницами, пара маленьких деревень с огородами, и маленький женский монастырь Девуче, в котором живет всего 5-6 пожилых монахинь. Хотя в буддизме женщины-монахини не считаются чем-то хуже мужчин, теперь в женские монастыри идут неохотно, и они плохо финансируются. Обычно в семье старший сын наследует у отца дом и участок, средний сын идет в монастырь, младший свободен - или идти на заработки, или - в монастырь, или делить со старшим братом жену и семью. В дочерях родители заинтересованы чтобы выдать их замуж, и в монастырь их отпускают редко.

Нас встретила пожилая монахиня, показала нам монастырь и предложила чаю. К сожалению, она не понимала ни слова по-английски, и мы не смогли содержательно поговорить.

Далее мы пошли вперед вдоль реки и до моста. Другой берег был практически без деревьев и долгая тропа через камни проглядывалась почти до Эвереста. Вдоль всей дороги - чортены, камни с тибетскими надписями и молитвенные флаги. В нескольких километрах выше расположен большой кишлак Пангпоче. Кишлак находится на нескольких уровнях - снизу и сверху. Монастырь лежит сверху, и мы прошли вдоль всей деревни, не увидев его. Пришлось подниматься. Если глядеть снизу, то склон горы - из безжизненного мелкого гравия или крупных валунов. Однако, поднявшись мы обраружили красивую аллею под тенистыми деревьями. Обогнув овраг, мы вошли в красивый храм.

Каждый из монастырей, который мы видели, был построен на особых местах. Уже за километр от монастыря чувствуется приближение к благодатному оазису. Все чаще стоят чортены, камни с изображениями будд и боддисатв и камни с тибетскими надписями, потом появляются рощи, родники. Природа оживает, ветры утихают, и в самом монастыре ощущаешь комфорт и защищенность.

Мы спускались с Пангпоче по мистической дороге среди древних камней и чортенов. Каждый островок камней необходимо было обойти слева. Поэтому тропа часто раздваивалась - слева от камня для нас, и справа от камня - для тех, кто идет навстречу.

С основной тропы проглядывалась длинная дорога вверх. Еще дальше - только пара десятков деревень внизу и вверху, самые высокие обитаемые стоянки подходили к ледникам до высоты почти 5000 м. Пангпоче стоит на высоте около 4000 м. Выше - только один крупный поселок Дингбоче на высоте 4300, но цепочка туристских приютов тянется еще далеко. Основная масса туристов поднимается до подножия ледника Кхумбу по длинной пологой тропе (4600), а далее идет над ледником к далеким приютам на высоте 5000. От последнего приюта (уже в снегу) обычно идут к вершине Кала-Паттар (5600), от которого открывается вид вовнутрь кратера. Реже идут туристы к базовому лагерю Эверест (5450), где, как говорят, сейчас большая свалка альпинистского оборудования и отходов многочисленных экспедиций. В целом при хорошей погоде эта дорога вряд ли особенно трудна и опасна, но бывают ураганы, снегопады и лавины. Даже в лучшие месяцы может наступить кошмарный холод. Кроме того в летний период муссонов и самые удобные тропы становятся труднопроходимыми. В ноябре, через месяц после нашего возвращения, из-за оползня погибла большая группа, и многих спасшихся туристов забирали вертолетами от монастыря Тьянгпоче. Так или иначе, желающие посмотреть на Эверест поближе, смогут это сделать без особого риска и достаточно комфортно, если выберут для этого начало октября или апрель, при этом в горах придется провести не менее двух-трех недель. Помимо маршрута к Эвересту существует еще 3-4 боковых долины, которые не менее интересны и живописны, и в которых можно найти хорошие приюты. Те, кто любит трудности, смогут их всегда найти на любой вкус. Интересны перевалы между долинами и высокие перевалы в удаленные долины, также в Тибет. Но для хорошего восхождения нужна мощная организация и много денег, не только на носильщиков, без которых обойтись весьма трудно, сколько на лицензии, которые надо будет выплачивать.

Монастырь на дороге назад

Возвращаясь в аэропорт в Лукле, мы ночевали в гостинице у нарядного маленького монастыря. В монастыре жил только один лама, который охотно повел нас показать свой храм. Совсем маленькая длинная комната храма напоминала бы мастерскую хиппующего художника в Питере, если бы не несколько изящных тангка и обилие тибетских книг. В храме висели также цветные фотографии и вырезки из журналов. Пламя спиртовки создавало круговорот теплого воздуха, и слабый поток крутил бумажный молитвенный барабан. Лама прочел для нас главу из книги и угостил нас тибетским чаем. Поздно вечером лама закрылся в храме и стал играть на инструментах, стучать в барабан и звенеть в колокольчики. Сверху над храмом - откос, на котором паслись овцы, и нарядный чортен. Сбоку - крупные расписные молитвенные барабаны и сад камней с надписями и с картинами.

Гостиницу при монастыре содержит старший брат ламы и его жена. Мы видели на стенах гостиницы фотографии ламы и его братьев, как они работали в альпинисткой экспедиции, и ламу вместе с Далай-Ламой . Вечером пришли дети хозяйки из школы и стали за рога отводить буйволов в хлев, расположенный в нижнем этаже под храмом. Потом дети сгоняли коз.

Буддийские центры в окрестности Катманду

Сваямбунат

Ступа Сваямбунат называется обезьяним храмом. Ступа находится на высоком холме, и господствует над городом. С подножья холма к ступе ведет огромная крутая лестница из шести сотен ступеней. Внизу перед лестницей и вдоль лестницы стоят каменные звери. Лестницу окружают густые деревья, в которых живут тысячи обезьян. Обезьяны прыгают над головой, играют на лестнице, гремят по крышам храмов и с наслаждением скатываются со ступы вниз. Наверху перед входом в храмовый комплекс лестница раздваивается и обходит огромную ваджру.

Мы поднимались на ступу под сильнейшим дождем. Наверху нам удалось немного укрыться в храме, а потом под большим навесом. Преодолев подъем, оказываешься в фантастическом мире, на изолированном островке на вершине холма с обилием маленьких ступ, каменных будд, каменных животных, с буддийскими и индуистскими храмами и кумирнями.

Вокруг ступы, возможно из-за дождя, гуляло сравнительно мало народа - в основном ламы. Быстро стемнело. Мы поговорили с датчанами, которые рассказали нам немного о ступе, и в кромешной тьме вернулись обратно в Катманду.

Ступа Бодхнат

Ступа Бодхнат считается основным центром тибетского буддизма в Непале. Ступа находится на небольшом возвышении. Сама ступа спускается сверху вниз террасами, на каждой из которых стоят также маленькие ступы. Ступа окружена оградой, на которой по всей окружности расположены молитвенные барабаны. Таким образом, ступу можно обходить как вокруг ограды, вращая барабаны, так и по террасам каждого уровня. С верхнего яруса идут грубые ступени, обрывающиеся за несколько метров над террасой - по этим ступеням спускается дух.

Особенно интересно гулять вокруг ступы вечером на закате, когда практически нет туристов. Много людей обходят ступу. Одни читают молитвы, другие погружены в себя, третьи просто совершают прогулку и разговаривают друг с другом. Ламы оживленно обсуждают свои проблемы. Давшие обеты ползают вокруг ступы, совершая поклоны и простирания, и отмечая раковиной место, которого коснулся лоб, чтобы встать на него, делая следующий поклон. Не так уж много людей крутят барабаны вокруг ограды - как правило новоприбывший делает несколько энергичных движений, а потом продолжает гулять. Иногда случайный прохожий резко запускает несколько барабанов и уходит от ступы. Многие крутят ручные барабанчики с молитвой. Нередко вокруг ступы ходят процессии самых различных школ и религий, трубят в трубы и поют песни. Процессии настолько разнообразны, что никто бы не удивился, встретив, например, группу пионеров с горном и барабанами, или строй солдат или ансамбль "Березка" в кокошниках.

Внизу между оградой и ступой стоят несколько маленьких храмов и крытая площадка для церемоний. Один раз м застали много монахов, которые пели и играли гимны. Временами они раздавали кульки с продуктами, которые доставались бродягам и ребятишкам.

Группа австралийцев поставила палатку прямо на террасе ступы. Когда я заговорил с одним из них, из палатки вышел лама и попросил меня расставить руки, и прямо в ладони сначала вылил немного коньяка, потом - немного сока.

Вокруг ступы по кругу идут четырехэтажные дома с магазинами, сувенирными лавками и ресторанами. Прямо на площади находится также красивый индийский храм и вход в большой монастырь. В этом монастыре нам удалось побеседовать с ламой, который подарил нам шелковые шнурки. За ступой расположены многочисленные монастыри, которые тянутся на несколько километров. Монастыри принадлежат четырем основным школам тибетского буддизма. Мы посетили несколько ближайших монастырей. В одном из них нам удалось принять участие в буддийском семинаре, который вел лама Чокьи Нима Ринпоче.

Семинар в Бодхнате

В монастыре Ка-Ньинг Шелдруп Линг (школы Каргьюпа-Нингмапа) лама Чокьи Нима Ринпоче, говорящий по английски, проводит в конце октября ежегодные десятидневные семинары. Обычно лекции переводит датчанин Эрик Хейн Шмидт (Эрик Пема Кумсанг). В конце семинар выезжает в удаленный монастырь на север, где со слушателями беседует лама Тулку Ургьен Ринпоче, отец Чокьи Ньима. Семинар состоит из медитации, лекции, чаепития и дискуссии. Для желающих во второй половине дня - курсы тибетского языка и дополнительные беседы. В семинаре принимало участие сотни три человек.

Несмотря на обилие людей на семинаре, мне удалось несколько раз поговорить с ламой и задать довольно много вопросов по буддизму. Мы передали ламе письмо от Михаэля и Елены с монастыря Тьянгбоче у Эвереста.

На семинаре мы познакомились с русской группой - около 15 человек из Москвы и Ленинграда. Русские организовали синхронный перевод на русский язык. Переводчик Саша Добронравов из Ленинграда хорошо разбирался в буддийской терминологии и очень помогал нам понять содержание лекций. Тамже был русский врач с женой, проживающие больше года в Непале.

Русские добирались до Непала самолетом через Дели а потом на поезде, и из-за особого дискомфорта индийских поездов разные группки приезжали по-отдельности, некоторые - с запозданием на 3 или 4 дня. В последний день появился Борис Гребенщиков, теперь также переводчик буддийской литературы. Он великолепно перевел с английского книгу Чокьи Нима Ринпоче "Путеводитель по жизни и смерти".

В группе были как правило очень приятные люди с разным уровнем знаний по буддизму и с разными финансовыми возможностями. Несколько человек серьезно изучали тибетский. Некоторые планировали ехать дальше в Бутан и в Тибет. Некоторые были уже в Непале или на Тибете не первый раз.

Лама Чокьи Нима Ринпоче и другие ламы приезжали в Россию и обучали буддистов в Москве и Ленинграде.

Нам удалось пройти только половину семинара, так как мы не смогли отсрочить вылет обратно. Особенно жалко: что мы не приняли участие в выездной части семинара и не видели ламы Тулку Ургьен Рингпоче.

Занятия по буддизму с европейцами проводят и другие монастыри. В частности, монастырь Копан к северу от Бодхната, проводит длительные курсы с проживанием в монастыре и подчинением монастырскому уставу.

Чтобы ехать в Непал, надо безусловно много времени. Там можно не только ощутить глубочайшаую древнейшую культура, но и найти контакты с хорошими людьми как с Запада, так и с Востока, посетить великолепные храмы и погулять средт восьмитысячных горных хребтов. И все время остается ощущение, что самого главного в Непале мы еще не видели.

Октябрь 1995 г.

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея