Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Путешествия Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Блог путешественника: просто всякие там рассказы

Автор: Павел Губин (Пермь)

Источник: parlog-blog.ru

Содержание

Часть I - Сибирь и Дальний Восток
Часть II - Монголия и Казахстан
Часть III - Русский Север
Часть IV - Европа

Часть I. Сибирь и Дальний Восток

Глава 1: Урал и Западная Сибирь

Выехал днем 22 апреля - в день рождения Ленина В 13 дня доехал до Чкалова бесплатно, затем до Липовой Горы, где и начал стопить. Сначала доехал до Бершети: вез какой-то татарин, проживающий в Звездном. Сразу же спросил про деньги. Пояснил ему, что ничего не дам, он всю дорогу как-то очень напряженно молчал. Оттуда через несколько минут попалась "Нива" до отворота на Кыласово, водитель ехал к себе на дачу куда-то на Сылву и тоже сразу же спросил про деньги. Следующая машина была уже до отворота на Кишерть, меня вёз личный водитель главного ревизора Пермского отделения СвЖД, рассказывал о нелегкой работе и судьбе: что профсоюзы не помогают, на пенсию пускать не хотят, отпуск и отгул не дают, денег платят в 10 раз меньше, чем ревизору и что ездить надо постоянно - как заставят, а заставляют часто. Предложил ему уехать куда-нить - отказался, говорит, что его дом - здесь. Бизнес свой делать не хочет, говорит, что поздно ему уже. Пожелал мне удачи в оформлении авиабилетов и в поездке и уехал. Позиция у отворота на Кишерть - скоростная, большинство машин тут проезжают быстро. Остановилась "Газель" с местным жителем, ехавшим куда-то на Орду и довезшим меня до того поворота, что мне, собственно, и надо было, через 15 минут я уехал оттуда на скоростной иномарке с 66 номерами прямо в Свердловск. После въезда в город у поста водитель свернул вправо, на объездную, а я остался у поста ГАИ. От него сразу же уехал прямо туда, куда мне и нужно было, к дому свердловского путешественника и очень хорошего человека, действующего под псевдонимом Чарли.

Вместе с ним и его хорошей знакомой интересно и познавательно провели время в Екатеринбурге, дегустируя местные сорта пива, разумеется, не вонючую "Патру", а Берёзовское, Пышминское, Каменское и Косулинское. Хотя они и стоят чуть дороже, но зато все непастеризованные, нефильтрованные и пьются очень приятно. Прям как у нас, сделанное в домашних пивоварнях. Погуляли по городу: посмотрели Верх-Исетский пруд, улицу 9 января, переименованную 23 апреля в улицу им. Ельцина. Табличку сделали очень маленькую и высоко, чтобы не осквернили Очень долго общались на тему путешествий, обменивались опытом и грядущими планами, еще в шахматы играли. Настолько хорошо посидели, что даже не захотелось уезжать. Пришлось взять билет сразу до Омска, хотя я первоначально планировал проехать стопом до Ишима, а оттуда на электричках в Омск. Кстати, в этот раз, в Свердловске почему-то получалось проехать бесплатно несколько раз в автобусах, трамваях и даже в метро, я особо для этого не старался, просто ехал и всё Купил билет до Омска, кассирша запихнула в билет постельное бельё, кассирша уверенно сказала, что они всегда делают бельё тем, кто едет до Омска, типа: а как же иначе (интересно, в каком пункте Устава РЖД это написано?). Потом зашла вторая кассирша и начала её поддерживать: ну конечно, вы же ночью едете? Спать планируете? Так значит вам надо бельё! Я наивно сказал, что бельё не заказывал, а значит, оно мне не нужно, на это кассирша вообще разозлилась и сказала, что так надо. Пришлось немного изменить тактику, сделать вид, что записываю данные кассирши, спросить, где администратор, телефон её непосредственного начальника. Кассирша обиделась и сказала, что она сейчас не работает, и вообще она только для железнодорожников, как будто об этом где-то написано, вернула мне все деньги и паспорт и тщетно попыталась избавиться от меня. Я успокоил кассиршу, что она в скором времени действительно отдохнет от такой неинтересной и скучной работы От этого она почему-то стала более собранной и начала задавать вопросы четко в соответствии с Уставом РЖД: номер поезда, время отправления, номер вагона и т.д., при этом ей явно хотелось, чтобы я где-нибудь ошибся, чтобы послать меня узнавать в справочную и побыстрее закрыться. В конце концов, она оформила мне билет и выдала сдачу до копейки, что у них обычно не всегда бывает. Вечером сел на поезд и поехал в Омск.

В Омске прогулялся по городу до речного вокзала, он был на реконструкции, в нем работали какие-то узбеки или таджики. В пароходстве позвонил начальнику пассажирских перевозок, он дал телефон кассы, но до нее дозвониться не смог, решил позвонить позже.

Подключился на МТС-Сибирь, но, вставив симку в телефон, вспомнил, что за несколько дней до этого поставил замечательную программку против "угона" сотовых телефонов, которая издаёт громкий вой сирены, который не прекращается даже при выключении телефона, если не вынуть батарейку, а при этом еще и шлёт смски на указанные мной номера о том, что телефон украден и находится там-то. Естественно, отключить эту программу было довольно сложно, к тому же, я не планировал это делать, т.к. ставил сразу много софта и было не до этого. Стопом выезжать было лень, поехал на вокзал, где стояла электричка до Татарска: города на западе Новосибирской области. Вокруг нее уже ходили какие-то мордовороты - охранники при контролёрах Омского отделения ЗСЖД. Сел в нее, ессна, без билета, в первый вагон. После Московки пришли контролёры и предложили оплатить проезд, я отказался, вообще, я хотел доехать на электричке до какой-нибудь станции, где она пересекается с трассой, а потом перейти туда. Вышел на первой станции после Московки, после которой еще было много о.п - Кормиловке, успешно достиг с кондукторами и охраной компромисса относительно возможности бесплатного проезда туда. Зашёл в Интернет за 10 руб/полчаса на почте, наконец-то разблокировал телефон - это делается только с сим-карты, которая была занесена по умолчанию, потом вручную удалил звук сирены.

Пошёл в сторону трассы, - до нее было далеко, поэтому взял попутную машину, которая меня туда довезла. Минут 20-30 пытался останавливать машины, в результате, остановился японский микрогрузовик, едущий в Новосибирск из Омска. Водитель был довольно молодым, рассказал ему о цели и планах поездки. По виду был гопником, слушал "Фактор-2" и носил огромную цепь на шее. Почему-то в 25 лет был уже женат, часто звонил жене, нежно и трепетно с ней разговаривал Помог ему советами по билетам, что и куда лучше брать, зачем и куда можно съездить, рассказал про МТС: как использовать его максимально комфортно при поездках внутри макрорегиона. Когда уже стемнело, на одной из заправок где-то перед Каргатом, городом уже недалеко от Новосибирска он предложил мне заплатить за бензин: "хотя бы 500 рублей" (а зачем я стопом-то еду, спрашивается? От Москвы до Владивостока вообще можно за 1600 руб доехать на плацкарте!). Я немножко офигел от такой дерзости и объяснил, что денег не дам. Он сначала решил, что я так шучу (!), говорит: ты богатый, у тебя вот командировка ну или экспедиция там, значит, деньги есть, поэтому плати. Твердо ему сказал, что денег он не получит. В нем заговорили гопнические наклонности: говорит типа "Что будем делать?". Сказал, что могу выйти, как-нить да уеду. Он, похоже, хотя и не хотел терять собеседника, всё-таки сказал, что мне щас придётся искать другой транспорт. Пожелал ему удачи и вышел. Хотя было темно, трасса функционировала, моментально застопился американский длинноносый грузовик до Кемерово. Ехали на большой скорости для грузовика - около 110-120 км/ч, прежний же "японец" ехал под 90-100. У водителя 3 брата, все водители все живут в Омске и ездят из ХМАО в Сибирь и назад. Приятнее всего было обгонять машину, на которой я только что ехал, было желание помахать рукой жадному водителю или показать ему чего-нибудь нехорошее, еле удержался от соблазна.

Трасса Омск-Новосибирск проходит через степь, в Новосибирской области дорога слегка похуже, почему-то на каждом крупном отвороте возле городов стоят когда-то построенные недействующие посты ДПС. Перед Новосибирском, в 22 часа ночи в Коченево мы остановились на ночлег, в машине было две полки как в купе, я занял верхнюю, водитель - нижнюю. Рядом с полкой была зарядка для Нокии и прикуриватель, успешно зарядил все 3 своих батареи. Водитель проснулся ночью и поехал дальше, сам Новосибирск я так и не увидел, проснулся после него, когда проезжали посёлок с диким названием Мочище, вспомнил, что именно там производятся кириешки Доехал до отворота на Томск возле Юрги уже в Кемеровской области, вышел и сразу же поймал "ГАЗ" до самого Томска. Где-то после деревни Проскоково пейзаж изменился: вместо степи начался сосново-березовый лес, кемеровский пост ДПС на границе областей выглядел довольно мощным, прям как в Ингушетии, местные даже именуют его таможней.

В Томске доехал до центра, который начался после моста через Томь: довольно широкой красивой реки, чем-то напоминающей Каму. Город в основном расположен на правом берегу реки. Вышел на какой-то площади и сразу отправился в сторону вокзала Томск-1. По пути увидел настоящий самолёт, стоящий во дворе одного из домов, но, к сожалению, разрисованный граффитями Узнал на вокзале расписание вечерней электрички до Тайги, станции на Транссибе, находящейся ближе всего к Томску, она идёт в 23 часа вечера местного времени. Встретился с другом из Томска, с которым уже были знакомы более 5 лет, но встретиться до этого ни разу не получалось. Вместе осмотрели окрестности и сам город, довольно красивый и с длинной интересной историей. В Томскую губернию раньше входила вся центральная Сибирь - от Омска и до Канска, а на юге граничила аж с территорией обитания Младшего Жуза Казахстана. В самом городе много древних зданий, но, в основном, исторический центр не сохранился. Пассажирского судоходства по Томи из Томска не осталось, хотя совсем недавно теплоходы плавали даже в Нижневартовск. В городе было обнаружено два необычных памятника: памятник счастью - там, где волк, который "щас спою" и памятник Чехову, изображенный таким, каким его увидел пьяный мужик, лежащий в канаве и не читавший "Каштанку", о чем гласит надпись на памятнике, стоящем возле ресторана, где останавливался Чехов в ходе своей поездки на Сахалин. В своих записях он написал, что проститутки тут очень дорогие и совсем глупые, поэтому томичи за это ему таким образом отомстили. Помимо этого обсудили вопросы, связанные с шахматами и кингчессом - хитрой и интересной игрой, придуманной на основе шахмат, отличающейся от них тем, что игра начинается без фигур, и они поочередно выставляются на доску и делают ходы. Эта игра сейчас актуальна в связи с повсеместным использованием в Интернете компьютерных программ для улучшения результатов партий.

Вечером продегустировал местное пиво, тут его было очень много и большинство сортов даже непастеризованные, самим вкусным оказался сорт "Спасское" пивоварни "Утёс", стоит 25 руб. за 0.5 л., но по вкусу не хуже настоящего "Гиннеса". Поблагодарив друга за действительно теплый прием, в воскресенье решил не дожидаться электрички, а выехал в 11 часов дня, добравшись до трассы. Было непонятно, докуда и на чем ехать, местное население (в основном - гоповатое, Томск вообще был богат на наличие гопников в пресловутых кепках) грызло семечки и курило вонючие сигареты, не понимая, что я подразумеваю под выражением "трасса на Мариинск". В результате доехал до какого-то дачного посёлка, еще 2 км возвращался до трассы. Предположил, что впереди какая-то развилка, дошёл до нее еще пару километров и здесь уже поймал прямую машину до Асино, города на востоке Томской области, куда доходит прямая железнодорожная ветка. Доехал до развилки на Асино и Мариинск, выбрал дорогу направо и сразу же остановил машину, едущую со стороны Асино в Анджеро-Судженск, небольшой шахтерский городок на севере Кемеровской области, известный забастовками в начале 90-х годов. Сразу после границы областей трасса практически опустела. Вышел у развилки Анджерск-Мариинск, оттуда подъехал с каким-то охотником с винтовкой на джипе несколько километров. Затем остановился микроавтобус, наполненный детьми и двумя вежливыми и интеллигентными людьми в очках, по которым за километр видно, что они чуть больше, чем просто связаны с религией Только от них я и узнал, что в тот день еще, оказывается, и Пасха, они мне спели хоровую песнь под гитару на тему: жил я в городе во грехе, потом мне это надоело, ушёл вот в село, спасибо за это всем небесным силам и т.д. Кругозор детей был немного ограничен соседними деревнями, они даже не знали, в каком районе области они живут. Высадили меня на огромной, но пустой трассе на очень скоростной позиции, все машины пролетали мимо на огромной скорости. Подарили бумажку-календарик, знакомый из Кемеровской области по асе сказал, что это "свидетели Иеговы", их в тех краях много.

Еле сумел остановить китайский грузовик, летевшей на огромной скорости, пришлось идти до него метров 200 - водитель ехал из Москвы в Кемерово немного странным маршрутом. Говорил, что у нас, за Уралом (для них) есть очень много выгодной работы для дальнобойщиков и он очень хочет перебраться из деревни, коими он считает Кемерово и Нск куда-нибудь в Уфу или Самару. В связи с пасхой очень сильно ругал православие, хотя у самого висела табличка "спаси и сохрани" :)) Доехал с ним до Ижморского, тут он повернул на Кемерово, а я застопил еще одного дальнобойщика, на этот раз из Москвы, он ехал в Красноярск и немного здесь заблудился. Проехали по очень хреновой дороге до Мариинска, стыковой станции между ЗСЖД и Красноярской ЖД и, наконец, выехали на трассу М 53, по которой добрались до отворота на посёлок Тисуль, куда мне и надо было. Я не хотел ехать по основной трассе через Боготол и Чернореченск, решив объехать по гораздо более интересному маршруту - через Кузнецкий Алатау. Всё усугибилось тем, что трасса практически пустовала - машины ехали в соседнюю деревню, даже в соседний райцентр Усть-Серта ничего не ходило. Между тем, уже стемнело и надо было искать ночлег - думал обрести его в придорожном кафе, других вариантов не было, т.к. слишком холодно, и на земле лежал снег. Были варианты все-таки вернуться на основную трассу. Когда я чуть было не собрался покинуть позицию, подъехал автобус Мариинск-Тисуль, ходивший раз в день. Без особого труда сел в него бесплатно, доехал до конечной - автостанции Тисуля. На улице было уже темно, ночевать негде, автостанция закрыта, гостиниц здесь не было (хотя я бы и не стал останавливаться из-за нескольких часов). Увидел огромное здание больницы (для небольшого посёлка в глухомани это редкость), зашёл в него и объяснил ситуацию, меня очень хорошо приняли и отправили в терапевтическое отделение. Больные меня приняли за какого-то Серёгу, по-видимому, после празднования Пасхи, у некоторых из них возник делириум тременс, он же более известный как "белочка".

Переночевал там, а на утро отправился в сторону выезда на Шарыпово, город, несколько лет называвшийся в честь К.У. Черненко. Всего лишь с одной пересадкой доехал в посёлок Белогорск, куда не так просто попасть: самый удаленный населенный пункт Тисульского района, где-то в 200 км от райцентра. Видимо, по этой причине мне так часто попадались бутылки водки "Медвежий угол" "Дорога" до Белогорска очень затруднена отсутствием асфальта и вообще каких-либо свойств, позволяющих нормально по ней проехать. Зато пейзажи вдоль дороги попадались очень красивые. Тисульский район, по заверению местных, самый богатый в области, тут добываются золото, руды всякие, нивелин, серебро и еще много всего.

Белогорск находится между двух гор: на одной расположена станция Кия-Шалтырь в отдельном одноименном поселке, на другой - нивелиновый комбинат. Идти до обоих было довольно-таки далеко и высоко, т.к. склоны были очень крутыми (в сторону вокзала - до 45 градусов), а дорога - неудобной. Посетил вокзал, узнал расписание, попробовал оставить рюкзак, кассирша и диспетчерша согласились, но предложили положить подальше, в зале ожидания, типа никто не возьмёт, не хотели за него отвечать. Пришлось брать его с собой. Зашёл в управление нивелинового комбината, принадлежащего РУСАЛу. Рядом с посёлком стояла табличка - "Здесь начинается РУСАЛ" - видимо, он восточнее Белогорска что ли? Поел там в местной столовой, еда обошлась где-то рублей в 50, довольно дорого. Закупился продуктами для поезда и отправился на вокзал, взял там билет до Красноярска. На вокзале продегустировал местного пива, зашёл в вагон Кия-Шалтырь-Красноярск, лёг на полку и сразу же уснул.

Часть I. Глава 2: Восточная Сибирь

Приехал утром в Красноярск на лесосибирском поезде (Лесосибирск - город на севере края, возле Енисейска), к которому переприцепили наши вагоны в Ачинске.

Вышел из поезда, осмотрелся. Гулять по городу как-то не хотелось, зашёл в пригородный зал и увидел, что через несколько минут отправляется электричка в Дивногорск - город-спутник Красноярска, известный тем, что именно там находится знаменитая Красноярская ГЭС, изображенная на 10-рублевках. Электричка проехала мимо знаменитых Столбов, в честь которых была названа одна из станций (даже не о.п.) по пути. В Красноярске посмотрел тарифы: за оформление билета с тарифной станции (где есть касса) красноярская пригородная компания хочет 100 руб, с железнодорожников - 200 руб. С кондукторшей (в наколках, с золотыми зубами) нашли компромисс, я ей сказал, что обратно на этой электричке так уж и быть не поеду.

Сам Дивногорск оказался довольно красивым: на противоположном берегу Енисея были очень высокие и интересные горы. Пофоткал их немного, погулял по набережной и пошёл к выезду на Красноярск, т.к. время всё-таки было ограничено. Местные жители пытались поиметь с меня за проезд 40-50 руб., но я упорно отказывался и всё-таки нашёл бесплатную машину до какой-то Предмостовой площади. Вышел возле станции Енисей, откуда доехал до вокзала. Там сел на автобус 1 до выезда, по пути осмотрел город: сначала проехали по центру (запомнились такие улицы, как Телевизорная и Диктатуры Пролетариата). Затем выехали на проспект имени газеты "Красноярский рабочий", сокращенно - просто Красраб (прямо как у нас Компрос), которая уже шла к выезду из города. Там пересел на ПАЗик до пригородного посёлка Берёзовка, в котором раньше находился пост ДПС, ныне ставший каким-то автосервисом. Начал стопить, сразу же взял машину до Канска. С водителем сразу же познакомились и прекрасно нашли общий язык, я рассказал про пермские домашние пивоварни и про систему дешевых авиабилетов, он - про историю Каннского района и райцентра, затем он сфотографировал меня на фоне границы района и триумфальной арки в Канске и даже довёз до железнодорожного вокзала. Обменялись контактами и сейчас периодически общаемся.

В Канске я планировал пересесть на пассажирский поезд, но было еще очень много времени, а делать было нечего, поэтому через пару часов я не вытерпел и решил поехать дальше, в Решоты. Добрался до трассы на городском автобусе и попробовал стопить. Машин мимо проезжало не так много, и никто как-то не спешил остановиться. Где-то только через полчаса остановился китайский грузовик, ехавший на строительство дороги в Верхний Ингаш - село рядом с райцентром, Нижним Ингашом. На середине дороги началась грунтовка ужасного качества. Из Верхнего Ингаша в Нижний доехал с какими-то местными жителями, ехавшими в магазин. Оба села были довольно длинными, хотя и одно плавно переходило в другое, все равно идти пешком было довольно долго. Минут 20 шёл до выезда, там застопился ПАЗик до Новой Поймы с дорожными рабочими. От места высадки дошёл до поста ДПС, где дорога раздваивалась: направо уходила специальная трасса только для легковушек в обход разбитого участка. Машины шли переполненными и тоже не спешили останавливаться. В результате, только после захода солнца договорился с водителем Камаза, везшим на прицепе еще один сломанный Камаз. Долго и мучительно пробирались через разбитую асфальтовую дорогу, которая была намного хуже некоторых грунтовок. Камазы уехали в посёлок Тинской (станция Тинская), а я снова остался на трассе, причем, в очень неудобном месте: немногочисленные машины пролетали мимо под 100 км/ч. Я уже думал пройти пешком 19 километров, но перед самым переходом сумерек в ночь всё-таки смог остановить черную "Волгу" до Тайшета, на которой и добрался туда, куда мне было нужно: посёлок Нижняя Пойма, он же - станция Решоты, известный тем, что здесь начинается тупиковая ветка до Карабулы, упирающаяся прямо в Ангару.

Конечно, правильнее было бы ехать сразу в Тайшет, но я хотел проверить гипотезу относительно возможности объехать его: Тайшет знаменит своим уникальным географическим положением - тем, что это единственный город в России, который нельзя объехать по автодороге или железной дороге при движении с Запада на Восток или с Востока на Запад. Помимо этого он известен тем, что здесь начинается БАМ и железная дорога на Абакан-Новокузнецк, в самом городе еще очень плохие дороги, нет никаких достопримечательностей и очень много гопников.

Итак, я оказался в Нижней Пойме, которая находится в 20 км от границ областей и в 30 км от стыка двух железных дорог - Красноярской и Восточно-Сибирской. Еле нашёл здание вокзала, станция была полностью заполнена вагонами, видно ничего не было. Оказалось, что вокзалов было 2, мне нужен был вокзал Решоты-Северные. Зарядив телефон и продегустировав братское пиво, я отправился туда. Там взял билет за 150 рублей до конечной станции Карабула, первым залез в поезд, занял верхнюю полку и моментально уснул.

Утром положил спальник в рюкзак и пошёл на автобус, т.к. стопить было лень после вчерашнего. На привокзальной площади стояли 3 автобуса: первый - до райцентра Богучаны и 2 автобуса до Кодинска, центра самого северо-восточного района Красноярского края - Кежемского, севернее которого уже была непроходимая Эвенкия.

Так как впускали в автобус не по билетам, была возможность проехать на нем бесплатно, хотя я сначала хотел всего лишь впроситься до трассы: идти было далеко, а машин, скорее всего, было мало.

Сел рядом с гастарбайтерами из Средней Азии, по виду ехавшими на строительство Богучанской ГЭС. Кондуктор обилечивала всех, а потом подсчитала всех по головам и сравнила с количеством проданных билетов. Оказалось, что проданных билетов было больше, чем пассажиров Тогда она попросила поднять билеты, чтобы проверить их наличие. Хотя я билет и не поднимал, она почему-то все равно ничего не заметила. Автобус неспешно поехал по убитым дорогам вдоль Ангары и через несколько часов, после пары остановок в каких-то полузаброшенных деревнях мы, наконец, приехали в Кодинск. Город показался не таким гоповатым, каким он, по идее, должен был быть: было несколько высотных зданий, посередине стоял красивый обелиск и небольшая эспланада (видимо, для проведения праздников). Посмотрел цены на выпечку в киоске: беляш стоил 25 руб! В Решотах такой же беляш стоил 17 руб, сказал им о том, что в Кировской области можно взять за 5-6, в Беларуси - за 3-4, а в ПМР - за 2-3 руб, они не поверили и сказали, что это значит из собачатины и если бы у них такие беляши дешевые были, то никто бы, разумеется, не купил.

Смотреть в самом городе было нечего, и я отправился на самый сложный участок пути: в сторону Иркутской области. Минут через 10 застопил Ниву с красноярскими номерами, ехавшую в посёлок Инба рядом с границей областей. Водитель рассказывал о том, что жить здесь не так сложно, хотя и глухомань, и о том, как раньше всегда всех подвозили, а потом начали машины воровать и водителей убивать. Дорога оказалось неплохой бетонкой. В Инбе приготовился к длительному ожиданию, но внезапно остановилась еще одна Нива с иркутскими номерами. Когда я сказал, что еду в Усть-Илимск, он внезапно "вспомнил", что едет в ту сторону только завтра, что ему надо не в Инбу, а в Ирбу, и что он щас заедет в Инбу по каким-то своим делам и поедет назад. Все рассказал мне настолько реалистично, что я, наивный, даже поверил Естественно, он после Инбы продолжил движение в сторону Иркутской области….

Я уже думал застопить какой-нибудь тормознутый лесовоз, но всё-таки удалось остановить Тойоту, ехавшую в Братск. После границы областей началась ужаснейшая дорога, водитель и пассажир на переднем сидении обсуждали, как бы было хорошо, если бы это дорогу совсем ликвидировали после строительства ГЭС, а то от нее один вред, а не польза. Вообще, они были из Братска и возвращались после месячной вахты на ГЭС. Доехав до "нулевого километра" - точки соприкосновения с трассой Усть-Илимск-Братск, мы разделились: они поехали на Братск, а я остался ждать машину на Усть-Илимск, но в результате ничего не получилось, стемнело, и я пошёл в придорожное кафе, чтобы договариваться там с останавливающимися водителями. Договариваться не получалось и перед закрытием кафе девушка вышла из-за стойки, поздоровалась и предложила прямо тут ночевать, на полу в спальнике. Ночью зарядил все 3 аккумулятора для телефона.

Утром, 1 мая, после долгих и продолжительных безуспешных попыток через 3 часа всё-таки застопилась машина до Братска. Про него мне рассказали, что он был построен крайне неудачно, была какая-то ошибка с розой ветров и из-за этого все ветра со всех промышленных предприятий дуют в город, из-за этого горожане обычно не живут больше 50 лет. Братск оказался длинным городом, сначала мы проехали посёлок Гидростроитель, в котором находится знаменитая Братская ГЭС, одна из крупнейших и мощнейших в мире. С трассы было видно замерзшую Ангару и водохранилище. Затем въехали в посёлок Падун, в котором находилась железнодорожная станция Падунские Пороги, ближайшая станция на БАМе к центру Братска. И затем подъехали к центральной части Братска, где машина отвернула в город, а я остался на трассе. Затем проехал до следующего отворота на самозастопившемся такси, старый водитель которого говорить мог только если прижимал горло пальцем и выходило как голос какого-то робота.

Оттуда добрался до гипермаркета, где находился выезд на саму трассу. На следующей машине доехал еще на 70 километров вперед, оттуда - еще на 30, почти до границы районов. Ехал на дорогом джипе, обсуждали с водителем проблемы конвертации свободного времени.

Затем на прямом микроавтобусе доехал до Тулуна, стопить уже надоело и я поехал на вокзал, водитель как раз ехал туда, там оказалось, что следующая электричка до Зимы будет всего через час. Решил дождаться её и попробовать проехать тот участок Транссиба, когда-то 2 года назад я уже проезжал участок до Тулуна на электричке Нижнеудинск-Тулун. В самом Тулуне ничего не заинтересовало кроме двойной водонапорной башни на площади. Подобная башня оказалась и в Зиме, городе железнодорожников на полпути между Тайшетом и Иркутском. Кондуктору в электричке сказал, откуда я и куда я еду, он на пару секунд посмотрел на меня и молча пошёл дальше. По приезду в Зиму увидел электричку до Черемхово, сначала хотел ехать на ней, но потом передумал, т.к. не выспался бы и приехал в Иркутск слишком поздно.

В Зиме без особого труда нашёл дешевую железнодорожную столовую, сытно поел там за 40 рублей. Затем прошёлся по магазинам, взял усть-илимского и братского пива, закуску и отправился на вокзал. За час до отправления взял общий билет на поезд 660 до Иркутска, утром меня встретили на перроне, и неделю я прожил в Иркутске. За это время успел съездить на шашлыки на дачу возле Байкала, побывать в Ангарске, завести новые знакомства, ну и т.д.

А завтра выезжаю поездом 32 Иркутск-Владивосток до станции Уссурийск, которая почти конечная.

Часть I. Глава 3: Приморский край

Из Иркутска выехали вдвоём с товарищем, живущим там. В поезде ехали 3 дня. Соседи - врач-хирург, рекламировавший БАДы какой-то компании '21 век' и глямурненькая девушка с не очень высоким интеллектом.

До этого в Иркутске подключился к местному МТСу, взял льготный роуминг, который действует в дальневосточном регионе (в совокупности с тарифным планом 'Стимул' это позволяет звонить домой за рупь-семьдесят пять копеек и сидеть в инете за 8 руб/метр, опера на симбиане тратит трафик экономно).

Проводница была несколько легкого поведения: гопники из вагона успевали проводить с ней свободное время при закрытых дверях. Вообще, 80% пассажиров нашего вагона по своим повадкам (включая проводницу) выглядело так, как будто возвращались с мест лишения свободы. Большинство пассажиров вышли в Хабаровске, я пробежался во время стоянки и взял балтиковского непастеризованного пива ДВ, которое они позиционируют как пиво Дальнего Востока.

Утром проснулся в Уссурийске, вышли и начали потихоньку адаптироваться, большинство машин были японские, по сравнению с Сибирью, всё было зеленым и цветущим. Бегло осмотрели город, ничего особо интересного там не было. Сразу же поехали на 11 автобусе к выезду на владивостокскую трассу чтобы выехать в сторону Хасана. У поста самозастопился мини-грузовик до Артема, водитель оказался полезным и интересным собеседником. От него мы узнали про историю и специфику края, он рассказал, что в 90х годах возглавлял работы по демаркации границы между РФ и Китаем, показал бункеры вдоль дороги, рассказал их состав, про местные города еще рассказал вкратце. Затем доехали от хасанского отворота до огромного моста, где уже была прямая дорога на юг края. Сначала доехали до села Кравцовка, рядом с которым находится каскад водопадов, водитель и его попутчица ехали их фотографировать. Затем, после нескольких пересадок проехали мимо райцентра Хасанского района - поселка Славянка и оказались в Краскино, названном так в честь одного из участников боев в районе известного озера. Оттуда, прямо в центре поселка, отходила дорога на китайский город Хуньчунь. Сам поселок, как и соседние, был достаточно разрушенным: после ухода военных многие дома разобрали мародеры. Затем проехали с участником рыболовецкой артели до деревни Маячка и только там взяли машину до самого Хасана. При въезде в поселок объехали пост пограничников. Справа от дороги в километре был виден китайский пост. Первым делом отправились на вокзал, но касса работала только с 8 вечера. Сам поезд был в час ночи, поэтому пошли гулять по поселку. Осмотрели границу с КНДР, не приближаясь слишком близко. В поселке купили еды, сразу после этого нас взяли погранцы, прокатили вдоль границы и КСП, вынесли письменное предупреждение и отпустили. Пофоткались и пошли на станцию.

Вечером из Уссурийска приехало много северных корейцев, от китайцев они отличались наличием на пиджаках значка с изображением дорогого вождя и полководца товарища Ким Ир Сена. Их завели в накопитель, где главный кореец с сухим лицом и в специфичной кепке что-то всем рассказывал. Они ждали поезда до корейской станции Туманган, а мы взяли билеты до Уссурийска на ночной поезд, около полуночи сели в него и уехали.

В Уссурийске сели на электричку до Владивостока. Местные контролёры были очень наглыми и высадили нас на первой же более-менее крупной станции, от которой мы пешком дошли до трассы, а затем застопили грузовик до Владивостока. В город заехали не по основной дороге, а по другой, слегка поживописнее: рядом с заповедником барсов, океаном, бухтами, сопками, местным крупнейшим пляжем Шамора и огромнейшей свалкой. Добрались до площади Луговой и поехали на вокзал, где сразу же взяли билеты в общий вагон до Хабаровска на несколько дней вперед, чтобы дешевле было. Потом осмотрели город и поехали на остров Русский на пароме за 25 рублей.

Паром шёл до Подножья, а нам надо было в другое место, возле узкого пролива, отделяющий Русский остров и остров Елены. Русский остров по силуэту представлял собой что-то вроде рогалика Он входит в городскую черту Владивостока и по нему от Подножья до пролива даже ходит городской автобус. Капитан пригласил нас в рубку и порекомендовал пару мест на острове, где лучше поставить палатку и что вообще там можно посмотреть.

На самом острове оказались дачные участки, которые охраняли злобные непривязанные собаки а ля немецкая овчарка и ротвейлер. Сначала мы присмотрели неплохой заброшенный дом, но из-за вторжения агрессивной шавки с одного из соседних участков пришлось немедленно передислоцироваться в лес. Там расставили палатки и не без труда уснули, т.к. вокруг постоянно бегали какие-то собаки.

Утром дошли до главной достопримечательности острова: Форта Поспелова, который до последнего времени был действующей военно-морской базой РФ. Все постройки, сооруженные еще до русско-японской войны, очень хорошо сохранились: тут были брустверы, световые ямы, всякие тоннели, лабиринты, все из которых были открыты и доступны, поэтому мы исследовали их несколько часов. На некоторых было подписано, что это такое: в скором будущем тут собираются сделать музей.

В другой системе фортов были бункера, на которых раньше размещались пушки, с этих фортов производилось наблюдение и предотвращение высадки десанта (предположительно японского ).

Третьи форты мы так не увидели: они находились довольно далеко, где-то в лесу, но нам сказали, что в них до сих пор сохранлиись огромнейшие действующие пушки, которые невозможно демонтировать.

Спустились с горы и сели на катер до Владивостока, пейзажи которого, кстати, были очень хорошо видны почти со всего острова. На катере китаец-кондуктор спросил билет, сказал ему, что за меня уже заплатили, хотя, в общем-то, никто и не платил….

Кстати сказать, китайцев в Приморье и на всём Дальнем Востоке очень мало, мне вообще показалось, что в Перми их намного побольше.

После швартовки к Причалу-36, мы отправились на электричку, на коей доехали до станции Угольной. При движении на электричке было обнаружено, что проще перебежать, чем объяснять тупой кондукторше, что мы приехали издалека, они все равно не верят, даже если им регистрацию в паспорте показать.

На Угольной обнаружилось очень удобное место для ночёвки: там есть диваны, и совсем рядом место для зарядки телефона. А в 50 метрах от станции находится Амурский залив, на берегу которого располагается и Владивосток.

Но мы поехали дальше, в сторону Находки, на электричке до Партизанска. Доехав до конечной, обнаружили, что следующая электричка только утром, но кассирша сказала, что состав, на котором мы приехали, сейчас пойдёт резервом до Тихоокеанской - главного вокзала Находки. Я договорился с машинистом о возможности проезда, он разрешил. Доехали быстро, но ночевать было негде: вокзал закрыт, порт - тоже и, к тому же, охраняется собакой. Зашёл к ЛОВД, минут 10 переписывали наши данные и сказали, что помочь ничем не могут.

Товарищ отправился ночевать в дорогую комнату отдыха вокзала (всего на 4 часа), а я решил сэкономить и поспал в спальнике на скамейке возле входа в вокзал.

Утром доехал на первой электричке до самой удаленной от Москвы точке всей железнодорожной сети РФ - станции Мыс Астафьева, немного пофотографировал её и поехал назад, погулял по городу, поел морепродуктов а ля суши по ценам столовых. Город оказался вытянутым в длину и окруженным горами и морем, поэтому чем-то напомнил Сочи или Туапсе.

Затем поехал к выезду на Владивосток. Первая машина была до Ливадии, местного находкинского пляжа, на который любят ездить отдыхающие со всего Дальнего Востока. По красоте, говорят, не уступает крымскому аналогу. От Ливадии уже добрался до Фокино, которое здесь почему-то все называют Тихас, насколько я понял, это связано с Тихоокеанским флотом. Оттуда - до отворота на Большой Камень, водитель Сузуки рассказал, что брал растаможенную машину 2001 г.в. всего за 500$ - я очень удивился этому Узнал немного про Японию: туда (как и в другие страны мира) проще всего попасть без визы имея паспорт моряка, который можно сделать в разных компаниях, занимающихся морскими перевозками бесплатно или за небольшую плату. На теплоход, идущий в Японию, имея паспорт, можно записаться матросом, заодно и денег дадут. А на обратном пути возможно вывезти себе какую-нибудь машину или мопед.

Японские визы делают в Приморье не так мучительно, как в Москве: многие фирмы оформляют их.

Очень заинтересовала информация, что можно раз в месяц съездить т.н. "помогайкой" в Китай, проще всего это делать из Уссурийска, там надо "вписаться" в одну из групп, которые постоянно набираются, выбрать средство передвижения - автобус/поезд, можно в одну сторону одним, а в другую - другим. Группа оплачивает проезд, проживание в любой гостинице и питание и еще за это дают желающим ехать в группе бонус: в размере 500-1000 рублей. Из Владивостока такие туры обычно проходят по менее выгодным условиям. Ездить можно раз в месяц и никаких ограничений на прописку нет. За это необходимо провести 30 килограмм товаров, которые группа оформляет на каждого из её участников. Себе можно взять еще 3-5 кг, в зависимости от условий.

Когда ехали в Хасан, мне рассказали что китайцы очень сильно обижаются, если долго выбираешь товар, говоришь, что берешь его, а потом уходишь. Тогда, как сказали мне, все они собираются вместе и агрессивно дерутся.

Сами китайские визы выдают здесь тоже очень свободно и быстро, не требуют никаких приглашений и не надо платить за пересечение границы, как в Хэйхэ.

Во Владивостоке встретились с товарищем, он уехал днем во Владик на скоростном электропоезде "Приморочка", т.к. были там неотложные дела.

Ночевать решили на станции Угольная, перед этим взяли местного пива для дегустации, оно оказалось очень вкусным. В качестве закуски удобно было использовать те же морепродукты, которые продаются у нас в пакетиках, там они на развес.

Из Угольной попытались доехать до Мыса Чуркина, но нас высадили на какой-то станции Рабочая, уже в центре города. Там, на трамвае, мы доехали до вокзала пригородных морских сообщений и уехали на катере до причала возле Мыса Чуркина (8 руб). Оттуда на автобусе с пересадкой добрались до фуникулера, проехали его (5 руб) и дошли на вокзала, где сели на поезд до Хабаровска и уехали дальше.

Часть I. Глава 4: Левый берег Амура

Утром вышли из поезда и, для того, чтобы познакомиться с городом, сели в трамвай #2, на котором доехали до какого-то супермаркета. Проезд стоил 12 руб, но у меня был универсальный утренний проездной на все виды транспорта - купюра в 1000 руб.

В супермаркете закупились едой, цены были повыше пермских, затем съели её в соседнем дворе. Съездили до речного вокзала, узнали расписание 'Метеоров' по Амуру, на один из которых я расчитывал сесть бесплатно.

Потом прошлись по набережной Амура, вдалеке были видны уже китайские сопки. Вокруг амурского погранпоста много представительств турфирм предлагали билеты до китайского Фуюаня. Затем по центральной улице - Амурскому бульвару - дошли до железнодорожного вокзала, там сели на электричку до Волочаевки-1 через Волочаевку-2, которая находится немного в стороне от Транссиба. Доехали бесплатно, кондуктора были нормальными. Волочаевка была уже в ЕАО, самая знаменитая одноименная сопка с музеем была где-то в стороне. Застопили машину до местного райцентра - Смидовича, водитель в гоповской кепке ехал на рыбалку и свернул сразу после объездной. Следующая машина была до Биробиджана, водитель в свое время переехал из Кузбасса в Хабаровск, потому что очень понравился город. Сейчас возглавляет одну из дизайн-студий. Довез нас прямо до той улицы, которая нам и была нужна, но сам дом долго не могли найти. Водитель сделал всё, что мог: опросил местных и дал свои контакты, сказав, позвонить и сказать о результатах поиска.

Затем встретились с бывшей однокурсницей моей мамы, которая переехала в свое время сюда после окончания ПГУ. Нас очень тепло встретили, накормили разными местными деликатесами и выделили каждому по комнате. Понравились китайские грибы и какой-то специфичный салат из сои.

Утром отправились гулять по городу, он показался очень уютным и приятным, с таким неспешным темпом жизни. Осмотрели площадь дружбы ЕАО и Китая со всякими зверушками, памятник переселенцам, построенный китайцами из нашего металлолома :), памятник еврейскому скрипачу возле филармонии, где тогда проходил концерт самодеятельности, и памятник Шолому Алейхему на одноименной улице.

После Биробиджана поехали в Облучье на пригородном поезде из плацкартных вагонов. Нас запугивали, что билеты проверяют и нас поймают и высадят, но мы нормально и без эксцессов доехали за 30 рублей, купив билет на одну остановку, до самого конца.

Облучье оказалось очень длинным растянутым поселком вокруг железнодорожной станции в окружении гор - прямо как Старый Город в Чусовом. Не стали ждать автобуса, который ходит редко и пошли на трассу.

Водитель-китаец первой остановившейся машины - Уаза-буханки, сказал что едет в 'Ядлина'. В салоне было еще несколько китайцев и мешки с мукой. Доехали с ними до Ядрино и застопили вахтовку до Кундура, который был уже в Амурской области. Высадили где-то возле кафе. Здесь остановили машину с 59ми транзитными номерами, но ехавшую из Владивостока в Кемерово. Водитель был из адвентистов 7 дня, рассказывал о грядущем конце света и о том, что всё из Библии сбывается. Возле границы с ЕАО началась очень плохая дорога, в некоторых местах заменявшаяся асфальтом.

С водителем доехали до отворота на Белогорск, оттуда до развилки и после еще одной пересадки наконец поймали прямой Камаз до Благовещенска, который все местные называют Блага.

Город был расположен очень странно: вокзал был не в центре, а на выезде из города, троллейбусные маршруты были с цифрами и буквами.

Доехали на маршрутке до центра и увидели китайский город Хэйхэ (так же в Китае называется наш Амур). Набережная была переполнена бухающей молодежью. Вообще, показалось, что в Амурской области процент гопников больше всего по отношению к остальному населению.

Сфотографировались на фоне Китая, осмотрели дзот, я взял бутылку китайского пива и поехали на вокзал. Купили мне сидячий билет до Хабаровска, а товарищу через Белогорск до Иркутска, ему уже надо было возвращаться домой. Взяли пива и сели в поезд.

Часть I. Глава 5: Амур

В Хабаровск приехал днем и, первым делом, отправился искать транспорт до выезда. Бесплатно доехал на автобусе до аэропорта, затем подъехал на троллейбусе до нужной остановки, где уже начал искать попутные машины. После нескольких пересадок всё-таки застопил нужную машину, водитель которой в возрасте 22 лет (выглядел вроде постарше) утверждал, что уже воевал в Чечне в спецназе ГРУ. Как и все местные жители, разговаривал только матом. Трасса Хабаровск-Комсомольск была асфальтирована полностью, что для этих мест является редкостью Один из участков пути проходил по территории бывшего военного аэропорта, поэтому его так и называют - взлётная полоса. До самого Комсомольска я не доехал, водитель отвернул за 5 км до него в гараж: он продал квартиру и купил себе японскую грузовую машину, в которой живет в этом самом гараже, на которой ездит самое дальнее до Якутии. Хвастался тем, что купил спальник до -50 градусов на гагачьем пуху, который стоил 15 тыщ; тем, что получает в месяц 100 тыщ и скоро накопит на новый шведский грузовик. А еще очень часто разговаривал со своей машиной, называл её Марусей, благодарил её за успешный подъем в гору, ругал за то, что едет слишком медленно и угрожал, что если так будет дальше, то он саморучно распилит её автогеном.

Вышел у поста ДПС, было уже темно, а идти до города было лень. Гаишники помогать отказались, но всё-таки начали стопить все машины, едущие в город. Водитель одного из грузовиков сначала отказывался и говорил, что едет не в центр, но я всё-таки залез в машину без приглашения Ехал он прямо туда куда мне и было нужно: до речного вокзала.

Тёмной ночью я вылез из машины и отправился на речной вокзал. По пути встретил камень, который извещал, что именно здесь высадились комсомольцы-первостроители города. Кстати, пристань тогда называлась Пермской, а само село - Пермское, т.к. здесь жили переселенцы из нашего города. По трассе перед этим встречались такие названия, как Малмыж, Челны, Елабуга, Сарапульское, Вятское (Вятка=Киров), видимо, их основали переселенцы уже из Вятской губернии.

На втором этаже реч. вокзала был местный глямурненький клуб "Жара": там отдыхала гопомолодёжь. На первый этаж был отдельный вход, постучался - мне открыли. Переночевал на диване и утром отправился на первый рейс "Метеора" 2008 года. Платить было неохота, всё-таки 2500 руб не лишние. Сесть на него бесплатно не получилось, помешала начальник отдела пассажирских перевозок, не было бы её, скорее всего взяли бы, капитан был настроен довольно пофигистично - "вот голосовали за ЕР - получайте такие тарифы", а кассирша была не особо злая. Нач. пасс.перевозок (на которую, я, кстати, ссылался, типа отправляли уведомление, чтобы бесплатно перевезли экспедицию, в которой типа я участвую) сказала, что ничего не получала и, вообще, она не разрешает, т.к. может быть контроль, всё-таки первый рейс.

Погулял по городу, позавтракал морепродуктами и пошл на первый рейс, которое выполняло хабаровское предприятие. Тут ходят 2 метеора, один хабаровский, второй - комсомольский, и их хозяева очень сильно борются между собой за пассажиров, на обоих речных вокзалах - комсомольском и хабаровском - очень мало данных о фирмах-конкурентах. На второй Метеор я без билета пробрался, но меня высадили на первой же остановке возле дозаправки на берегу Амура. Капитан боялся, что руководство его покарает, позвонил начальству, оно, ессна, не разрешило меня оставить. Пробрался через весь комсомольский грузовой порт и доехал до улицы Уральской, откуда ходит прямой автобус до речного вокзала. Она находилась в районе Дземги, рядом с одноименным военным аэропортом и заводом КНААПО. Пока я ждал автобус, прямо над головой выделывали всякие фигуры высшего пилотажи новенькие Суперджеты, произведенные КБ Сухого.

На речном вокзале пошёл к начальнику пасс. перевозок, она сказала отправить факсом ходатайство из Перми от моей организации, я так и сделал. Т.к. разница в часовых поясах составляет 5 часов, я вовремя предупредил нужных людей и в 9 утра по пермскому времени они всё отправили. С этим ходатайством я пошёл к директору Комсомольского пароходства, в это время там как раз проходило празднование начала судоходства. Он мне с радостью всё подписал, я пошёл в кассу, получил бесплатный билет до Николаевска и после еще одной ночевки на реч.вокзале сел на утренний "Метеор" и доехал до конечной. Амур пейзажами не особо радовал: вокруг были то горы, то равнины. Деревень было мало. Чем дальше ехал, тем меньше вокруг становилось зелени и тем холоднее становилось вокруг.

Наконец, вечером я всё-таки доехал почти до места впадения Амура в Охотское море - до Николаевска-на-Амуре. Билеты проверяли и на выходе, показал его еще раз, проверяющая очень удивилась, что мне дали бесплатный билет, сказав, что его очень сложно получить.

Часть I. Глава 6: Правый берег Амура

Итак, первым делом отправился в аэропорт. Для этого прошёл через пристань, вкратце глянув расписание рейсов, и дошёл до ближайшей автобусной остановки. Сел на первый подошедший автобус, ехавший как раз до аэропорта. Проезд стоил 13 руб, вроде как дороже, чем во всех остальных городах (кроме Мск и СПб).

В аэропорту возле входа стоял Ми-2 на постаменте. Зашёл, внутри всё выглядело почти как на Бахаревке в период её существования Спросил единственного, кто там был - мента ЛОВД, о заказных рейсах на Сахалин, он сказал, что ничего не летает. Затем я позвонил начальнику Николаевского морского порта, телефон которого мне дал директор Комсомольского речного пароходства. Начальник рассказал, что первый рейс до Москальво пойдёт только 5-15 июня (в зависимости от метеоусловий), рассказал про остальные рейсы в Японию, Магадан, Чукотку и т.д., так что если надо будет, то вполне можно как-нибудь проехать.

Вернулся в центр города на последнем автобусе, закупился продуктами и пошёл на дебаркадер. Поговорил со шкипером, он мне выделил свободную комнату там, где обычно ночуют бригады, обслуживавшие "Метеоры". В это время перед отправлением "Метеора" на Хабаровск сюда начала заходить его команда на предрейсовую проверку артериального давления, каждый из них очень удивлялся, увидев здесь меня.

Шкипер дал телефон и координаты начальника Лазаревского морского порта, который тоже обещал помочь, чем сможет. Сказал, что оттуда часто летают нефтяники в Оху, поэтому я решил отправиться туда.

Переночевал и в 7 утра следующего дня сел на паром до Подгорного. Вообще, он как бы платный, но с меня никто ничего не спросил. Я узнал у водителей, часть просто отказалась меня брать, часть захотела денег - тыщу руб до отворота возле Де-Кастри, а некоторые говорили, что едут в соседнюю деревню - в Константиновку. Помимо водителей, в пароме ехали ГАИшники, которые меня тоже не взяли в машину, которая их встретила на правому берегу, сославшись на отсутствие места.

Итак, единственным возможным вариантом теперь было ждать прибытия следующего парома, отправлявшегося в 19 вечера. Встал на трассу возле окончания Константиновки и начал ждать. Немного погулял по окрестностям, нашёл труп огромного волка в канаве возле дороги. Раньше я их представлял себе намного поменьше.

Где-то часа в 2 дня подъехали местные жители, накормили-напоили, свозили в посёлок, устроили экскурсию, сыграл с ними в шахматы, потом увезли на то же самое место. Хотели, чтобы остановился у них в гостях, сказали, что если не уеду - заедут и заберут, но времени уже не было, надо было ехать дальше. Пригласили к себе летом-осенью за икрой. Вообще, они - браконьеры с несколько криминальным уклоном :), т.к. постоянно шли разговоры о разных "разборках", но один из них, который был вроде как главный, был гораздо продвинутее обычных гопников в плане интеллекта.

Кстати, они мне подарили почти полную телефонную карту Дальсвязи, которые им выдают по работе для проверки таксофонов, на нее я на 5 минут смог позвонить в Мюнхен и на 3 минуты - в Пермь.

Меня высадили на трассе около 7 вечера, где-то через полчаса поехали машины. Первыми пошли джипы, их водители разводили руками. Затем - микроавтобусы, которые, наверное, захотели бы денег, но водители притормаживали и говорили, что места нет. В результате, я сел на японский грузовик ISUZU, на котором к утру доехал до нужного отворота. Хотя ехать всего 200 км, трасса была в ужасном состоянии и ремонтировать её не планировалось. По пути проехали мимо местного курорта - Аннинские минеральные воды, там есть горячие радоновые источники и туда даже ходит автобус из Хабаровска. Можно было выйти возле райцентра Ульчского района - села Богородское и добраться по прямой трассе до Лазарева, но мне показалось, что я могу там серьёзно застрять. Как оказалось, опасения были небезосновательными.

Не доезжая 7 км до Де-Кастри я вышел у какой-то деревни. Как впоследствии я узнал, это был 15й блок-пост нефтяников, обслуживавших нефтепровод на Сахалин. Там жили специальные люди, имевшие собственное хозяйство и высокую зарплату, вполне хорошо существовавшие вдали от цивилизации. Сама дорога до Лазарева была почти ведомственной: никаких указателей на Лазарев не было, вдоль дороги каких-либо знаков тоже не поставили. Я уж было думал, что простою здесь не меньше суток, но в результате минут через 5 приехал джип из Де-Кастри с предпринимателем, ехавшим прямо туда, куда мне и было нужно. По пути видели куропаток, бегавших прямо возле дороги и не боявшихся людей. Еще диких уток было очень много.

Сам посёлок Лазарев Николаевского района представлял собой две деревни, между которыми было очень много полуразбитых грунтовых дорог. Общая численность - 1500 человек. Меня высадили в самом центре, там я сразу же увидел Татарский пролив, в котором дрейфовали льды, и Сахалин, до которого было всего 7 километров. Дошёл до ближайшего причала (который тут называется "диким"), рядом с которым стоял разрушенный катер "Селигер", о котором я прочитал в описании посёлка. Отсюда можно без всякого труда и абсолютно бесплатно попасть в Погиби - населенный пункт на Сахалине, связанный плохой грунтовкой с селом Ныш на трассе Оха-Южно-Сахалинск. Но из-за льдов катера не ходили, меня отправили к нефтяникам. Нефтяники находились во второй части посёлка. "Роснефть" обслуживала сахалинский нефтепровод, поэтому Лазарев был одним из ключевых их пунктов. Кстати, они ездили на машинах 65 региона - Сахалинской области, т.к. руководство находилось там. Зашёл в местное управление, мне сказали, что предыдущий вертолёт прилетал вчера и привозил зарплату, а следующий вроде как ожидается во вторник, я приехал туда в субботу. Сходил к начальнику домой, тут это было не особо сложным, он не обиделся, что вмешиваюсь в его личную жизнь и обещал посодействовать, чтобы меня взяли на вертолёт до Охи. С жильём помочь не мог, ведомственная бесплатная гостиница "Роснефти" была занята - приехали проверяющие с Сахалина, поэтому я решил сходить в морской порт и узнать про возможность проживания там. Пока я шёл обратно в первый посёлок, самозастопилась одна из местных машин. Водитель провёз меня до порта, который был в паре километров ходьбы, расспросил о том, кто я и откуда еду. В порту позвонил директору, он сказал, что жить тоже негде, а корабли будут ходить тоже где-то с середины июня. Тогда водитель позвонил своему знакомому - некоему Валере, который и разместил меня в радиоцехе той же самой "Роснефти", который находился рядом с управлением. Как ни странно, дверь там была постоянно открыта, никакой охраны не было, а внутри находились различные ценные вещи: коллекция магнитол, телевизоры, всякие радиофигни В тот же день я поймал клеща, когда прошёлся через сухую траву в магазин за продуктами. Клещ впоследствии оказался неэнцефалитный, но в худшем случае никто бы мне не помог, местные фельдшеры наотрез отказались делать вакцинацию иммуноглобулина, т.к. это для них дорого. А в Николаевск или еще куда-нибудь было не улететь - погода не позволяла. Когда я на утро сходил к ним, подарили мне тюбик йода и пожелали выздоровления.

А еще в радиоцехе всю ночь бегали крысы. Поставил мышеловку, но не помогло. Крысы были наглыми и постоянно забирались на моё лежбище. Естественно, сожрали всю колбасу.

Прожив до понедельника в Лазареве, я узнал, что вертолёт перенесли еще на неделю вперед из-за плохой погоды: тогда 2 дня подряд (в конце мая!) шёл сильный снегопад. Кстати, Лазарев - это одно из уникальнейших мест в мире, где 365/366 дней в году дует ветер, он находится на всех семи ветрах. Ветер был довольно сильным и холодным, иногда приходилось одевать перчатки: настолько сильно замерзали руки. Туман был тут нередким явлением - где-то 3/4 дней в году.

Поговорил с начальником, он сказал, что шансы на мой улёт - 90%, но вертолёта дождаться будет сложно. Решил посетить Сахалин в конце лета - начале осени, а заодно и поесть икры.

Пошёл к выезду, застопил единственную проехавшую за 2 часа машину до соседнего посёлка. По пути осмотрели разрушенное и разорённое в прошлом году здание аэропорта. Посмотрели Чёртову бухту, когда между Лазаревым и Погибями в конце правления Сталина строили тоннель (не успели достроить), многие зэки пытались бежать, а местные гиляки (всех узкоглазых национальностей - нанайцев, удэгейцев, ульчей - тут ласково именуют "гиляки", в переводе с их языка - "собаки". почему-то они не обижаются ) очень активно пристреливали зэков, за каждого убитого зэка им давали 10 пуль в подарок.

В следующей деревне долго ждал машину в сторону Де-Кастри, но так и не дождался. Совсем замёрз, т.к. была минусовая температура + ветер, пришлось одеть почти всю тёплую одежду. Была проблема с ночёвкой, к жителям впрашиаваться не хотелось, т.к. неудобно как-то. В строящемся деревянном доме ночевать тоже было неприятно: в открытые окна дует сильный ветер и дверь не закрывается изнутри.

Пошёл в центр деревни, обнаружил там здание почты. Зашёл туда, местная жительница там топила печку. Работала она истопником, в связи с отсутствием центральной системы обогрева, это было одной из немногих действующих вакансий. Встретила меня хорошо, сразу же позвонила домой мужу, который относился к моему приезду очень скептически и подозрительно. Отвела домой, накормила рыбой и каким-то супом. Поговорили с её мужем, сначала он говорил неохотно, но потом, когда узнал, что я был на его родине - в Тернопольской области Украины, и когда я блеснул эрудицией и рассказал всё, что знаю о ней, он очень обрадовался и рассказал о себе, как приехал сюда в поисках лучшей жизни и в результате так и остался. Хочет съездить на родину, но пока так и не получается, говорит, что билеты дорогие. Работает в леспромхозе, летом, в отличие от местных жителей, почему-то не браконьерствует; другие местные никогда не скрывали своё участие в нелегальной добыче икры и рыбы.

Утром отправился снова на трассу. Перед отъездом дал свой почтовый адрес хозяевам, у которых были постоянно какие-то проблемы по юридической части из-за правовой неграмотности, предложил им помочь в случае чего.

Минут через 30 застопил вахтовку-Камаз с сахалинскими номерами до отворота на Софийское, который был даже дальше, чем Де-Кастри. Ехал внутри, в вахтовке, в которой очень шатало из-за отсутствия нормальных дорог, вместе с двумя нефтяниками. От того отворота уехал через 2 часа на грузовике, ехавшем из Николаевского района - посёлка Многовершинное, одного из центра золотодобычи в России. Водитель был из Сибири, пол-жизни прожил в Тогучинском районе, где-то возле Курундуса. Рассказал про местную флору-фауну, о том, что собачье мясо очень полезно и вкусно, если его правильно готовить и не надо бояться его есть. Собачий жир вместе с барсучьим излечивает от многих болезней, а у медведя, на самом деле, жировая прослойка почти отсутствует. Мясо у него слегка черное и в нем водятся червяки, поражающие человеческую печень, чтобы их вывести, надо долго выпаривать мясо. Рассказал про местных бурундучков, которые мне пару раз уже встречались в тех краях, они настолько не боятся людей, что их можно ловить и брать руками. Если их подкармливать, то они могут привести целую стаю себе подобных Еще видели остатки насыпи от узкоколейки, шедшей до Лазарева, но разобранной во время войны, все мосты и сама насыпь очень хорошо сохранились.

Переночевали где-то на вершине одного из перевалов. Кстати, на вершинах местные водители вешают ленточки, как бы в благодарность духам, которые помогли заехать на гору. Ввиду отсутствия дорог, зимой тут ездить бывает очень сложно.

Утром наконец-то выехали на старую знакомую трассу Комсомольск-Хабаровск и до несколько часов добрались до краевого центра.

Глава 7: Байкало-Амурская магистраль

Приехав в Хабаровск, решил с клещом не разбираться, вдруг он действительно без всяких там болезней Лайм. Поехал на железнодорожный вокзал, билет опять покупать не заставили По пути увидел, как меняется город перед юбилеем - 31 мая 2008 г. ему исполняется 150 лет. По этому поводу китайцы изготовили возле вокзала памятник самому Е.П. Хабарову, в честь которого, собссна, город и был назван.

Закупился едой и сел на электричку до Биробиджана, на которой доехал до Волочаевки-1. По пути до вокзала прочитал стишок на памятнике суровому деду-партизану про "штурмовые ночи Спасска" и 'волочаевские дни".

Волочаевок вообще две, первая находится на Транссибе, а вторая - уже в стороне, на железной дороге на Комсомольск. Вот она-то мне была и нужна.

Некоторые электрички ходят до Волочаевки-1 через Волочаевку-2, а некоторые - наоборот. Я думал дождаться электрички, но в результате надоело и я проехал стопом несколько километров, а затем прошёл от отворота до станции. За час взял билет на общий вагон до Комсомольска и к утру приехал туда. Немного погулял по городу, купил палочки со сгущенкой - интересно, что в чеке отдельно сосчитали стоимость пенопластового лотка - 1.50 руб, о чем нигде не было сказано на витрине. Взял непастеризованного пива, закуску, немного посидел в Интернете, зарядил телефон и вечером пошёл на поезд Комсомольск-Тында. Сначала думал впроситься бесплатно, затем решил всё-таки взять билет на одну остановку, т.к. 700 руб за общий вагон платить как-то не хотелось.

Взял билет до Постышево, вечером выпил пиво. Обнаружили меня на самом легком для обнаружения участке - на границе областей сразу после станции с красивым исконно русским названием Эдэркэн Спросили докуда еду - сказал, что до Тынды, но взял билет до Постышево. Проводница начала возмущаться, решила, что я какой-то молдавско-узбекский гастарбайтер, возвращающийся с заработков и у меня должны быть деньги А если нету - то сказали, что можно впроситься к начальнику поезда. Я резонно ответил, что пассажирский поезд тут всего один и если начальник не возьмёт, то придётся ждать сутки, а это не есть гут. Контролёров пообещал обработать сам - обычно у меня получается нормально с ними договариваться, свалив на себя всю вину.

Потом пришёл второй проводник - азербайджанец и тоже начал меня обвинять. В результате, сначала думали меня довезти до конца, но из-за того, что я много спорил, решили меня высадить в Исе - глухой деревне в конце Амурской области, но потом довезли до Февральска.

Выйдя из поезда, закупился в посёлке продуктами и отправился к дежурному по станции. Она сказала, что через час отправится рабочий поезд аккурат до Тынды. По несчастливой случайности сел в вагон с пьяными гопниками - работниками ПМС-74 со станции Ин (пгт. Смидович ЕАО), которые весь вечер бухали, кололись и сильно долбали мне мозги, приставая с распросами. Еще некоторые из них очень желали, чтобы я им "уделил внимание" - в переводе на русский это означает, чтобы я им взял пива, а лучше водки. Меня такой вариант событий не устраивал. Выспаться мне не дали, уже под утро, когда большинство быдла уже спало, несколько наиболее трезвых, но обколотых, угрожая холодным оружием, пыталось сбросить меня с поезда на ходу где-то в 100 км от цивилизации. Один из участвующих в этом процессе, кстати, заявлял, что я доеду до Тынды без происшествий.

К счастью, начальство вагона среагировало оперативно и ситуация была улажена, хотя и не совсем красиво - получил пару порезов ножом, ну и нос еще разбили, уроды Начальник объяснил, что большинство из работников уже имеет по 2-3 судимости и даже не всегда условные….

Надо было просто сесть в другой вагон - в конце поездки я познакомился с братом одного из гопников, пришедшим из соседнего вагона - очень интеллигентным и эрудированным человеком, путешественником и туристом - он планирует в сентябре залезть на Белуху, да и вообще любит изучать природу. Оставил ему координаты в Перми и пригласил в гости.

В Тынду я всё-таки доехал, напоследок сфотографировав одного из гопников по имени Леонид и по прозвищу Леший (за участие в ночных событиях другие сотрудники ПМС ему заслуженно вломили), он очень хотел попасть на страницы моего отчёта.

Первым делом отправился в деповскую столовую, где очень хорошо покушал, но потратил 120 руб - все мясные продукты стоили довольно дорого. Затем пошёл гулять по городу - сразу же заметил очень оригинальный и красивый вокзал. Пройдя по пешеходному мосту через речку Тынду попал в центр - архитектура в Тынде очень сильно напоминала московскую, улицы - тоже, т.к. её строили москвичи. Если бы вокруг не было тайги, то город действительно можно вполне спутать с Москвой Улицы назывались тоже своеобразно - Московских строителей (пешеходная улица), Красная Пресня (главная улица), Профсоюзная, Сокольники и т.д. Всё-таки город был не особо большим, поэтому где-то за час я его обошёл весь и пошёл на вокзал. Там, в кабинете финансового контроля перевозок, позвонил дежурному и узнал про локомотивы на восток, их пока не было, поэтому оставил телефон на зарядку и положил рюкзак. Пассажирские поезда в ближайшие 2 дня не ходили, но вряд ли меня в них взяли бы.

Еще раз прогулялся по городу, осмотрел местный парк культуры, сделанный очень аккуратно и красиво.

Вечером вернулся на вокзал, переночевал в коридоре служебного помещения, разложив спальник на кресла, взятые из соседних кабинетов.

Утром попробовал вписаться в рабочий поезд до Юкталей, но проводница сразу же мне отказала - сославшись на ревизию из Хабаровска. Предложил ей 100 руб - отказалась и еще сильнее начала ругаться. В маневровый тепловоз, везший этот поезд, меня тоже не взяли. От нечего делать встал возле поезда. Перед отправлением второй проводник всё же пригласил меня в вагон. Жадная проводница, естественно, впоследствии спёрла мою сотню и никакого билета не выдала.

Ближе к вечеру после стоянки в Лопче приехал в Юктали, станцию в Тынденском районе в 354 км от районного центра. Вокзал был тоже довольно красивым, как и все остальные на БАМе. Строил коллектив от Челябинской области. Соседнюю станцию Дюгабуль, кстати, строила Пермская.

Пошёл к дежурной, сказала, что ближайший локомотив пойдёт через 5 часов. Сходил в посёлок, находившийся в зоне вечной мерзлоты. Из-за этого, а также из-за того, что он был в сейсмологически опасной зоне, все первые этажи не были заселены, а дома находились на сваях. Посреди посёлка паслись лошади. Интересно, что в таком маленьком посёлке с населением в 3000 человек постоянно действует аж 42 магазина. В одном из них просроченные продукты продавались в 3 раза дешевле. Купил наиболее безопасную вещь - шоколад.

Пошёл на вокзал, увидел, как для роженицы выслали специальный вагон с тепловозом, который должен доставить её в Тынду. Мне же надо было в другую сторону - в маленький якутский посёлок Хани, единственный в республике Саха, находившийся на БАМе. Ждать на улице было неохота - уже появились комары. Поднялся на 2 этаж, зашёл в какую-то "студию", представлявшую собой конференц-зал со столом начальника, на котором стояло несколько телефонов - один, похоже, выходил на дежурного по станции. На нём было написано об обязательности закрытия двери при выходе из студии, но видимо, правило не всегда соблюдалось.

Итак, из Тынды наконец-то пришёл локомотив, здесь должна была пройти смена бригад. Я пошёл до начала состава - идти пришлось где-то километра полтора. Дождался прихода нового машиниста, сказал ему, кто я такой, откуда я еду, и спросил у него о возможности проезда до Ханей. Он поинтересовался наличием у меня документов (видимо, это про паспорт), сказал ему, что есть. Послал в заднюю кабину, куда через 10 минут подсела еще какая-то пожилая железнодорожница местной национальности (хотя было темно и не видно, отличил её по акценту - у якутов он очень некрасивый и режет слух). Через пару часов доехал до Ханей, стыковой станции Восточно-Сибирской ЖД и Дальневосточной ЖД. Станция находится аккурат между Читинской и Амурской областью. Забавно, что отсюда 2380 км как до Иркутска - управление ВСЖД, так и до Хабаровска - управление ДВЖД.

На вокзале порадовала надпись - "Пользуйтесь услугами железнодорожного транспорта". Реклама очень актуальна - ведь в Хани не проехать ни по воздуху - негде приземлиться, ни по автодороге - хрен проедешь, мостов нет, да и горы везде.

Где-то к западу от Юкталей начали появляться всё более красивые пейзажи. В Ханях станция находилась между двумя огромными горами, вершина одной из них была полностью в снегу.

Пока локомотив к моему составу менялся с дальневосточного на восточно-сибирский, я прогулялся по посёлку. Связь не ловила. Машин с якутскими номерами было очень мало, в основном - с читинскими. На первом пути стоял рабочий поезд Хани-Таксимо, на который я в общем-то мог сесть.

Зашёл к дежурному по станции, он сказал время отправления локомотива. Дошёл до него и впросился до следующей станции смены локомотивов - Новой Чары, которая уже была в Читинской области (она же - Забайкальский край). Тепловоз был очень грязным (предыдущий по сравнению с ним выглядел совсем стерильным :), испачкал в нём футболку и джинсы. Забавно, что помощник машиниста вешал тряпичные ленточки на дизель для того, чтобы они впитывали всю грязь.

Приехали в Новую Чару, локомотив отправили в Новочарское тепловозное депо, вышел около него и пошёл на станцию. Ближайших грузовых на запад пока что не было, поэтому я решил поехать на рабочем до Таксимо - на том самом, который видел в Ханях. Прогулялся по посёлку - вокруг были видны очень красивые горы, немного пофотографировал их. Вокзал был построен КазахБАМом, об этом извещали надписи на нём. Помимо этого, на втором этаже вокзала были гравюры в этноказахском стиле.

Без особого труда доехал до Таксимо, предупредив бурятку-проводницу, что платить не буду. Сначала она разрешила на часть пути (непонятна её логика - нафига мне ждать следующего поезда, идущего через 12 часов, чтобы доехать до Таксимо? чтобы меня там вроде как совесть мучала? :), затем уже когда отправились из Куанды, сказала, что мне надо было выйти там. Ответил ей, что надо было сразу предупреждать и в знак протеста поехал до Таксимо.

Оно оказалось небольшим бурятским посёлком, как и почти все БАМовские посёлки, разделенным на старую и новую часть - Старое Таксимо и Новое. На постаменте возле вокзала стоял самолёт и на двух шпалах рядом написан маршрут БАМа. Мне рассказали, что самолёт проводил разведку в 20х годах и рухнул в болото - ведь БАМ проектировали еще тогда, а построили в ожидании войны с Китаем - как стратегическую запасную ветку. Потом самолёт нашли и отправили в Москву, а какой-то местный засунули на постамент.

Вокзал Таксимо и некоторые домики были построены Латышской СССР, но в каком-то не очень латышском стиле. Осмотрев посёлок, пошёл к дежурному по станции - он назвал время отправление ближайшего грузового и путь отправления, а еще удивился тому, что я досюда доехал и сказал, что меня скорее всего не возьмут. Кстати, в Таксимо наконец-то начиналась электрификация - к востоку от него - на участке от Ханей до Таксимо ходили только тепловозы новочарского депо.

Как только выставили локомотив, сразу же пошёл к нему. Спросил вылезшего из кабины мужика в оранжевой робе о том, нормально ли тут берут в локомотивы. Он оказался помощником машиниста и сказал, что брать меня не будут - тут стратегически опасный участок пути - знаменитый Северомуйский тоннель, да и вообще я на террориста очень похож.

В это время из кабины вылез машинист - молодой (поммаш был его раза в 2 старше) и не очень боявшийся террористов Услышав наш разговор, сказал помощнику, чтобы не понтовался и пригласил сесть в заднюю кабину минут за 10 перед отправлением - когда он запустит электровоз.

Зайдя в заднюю кабину, познакомился с начальником оборотного депо Таксимо, ехавшем к себе домой в Муякан. Он рассказал о нелегкой участи депо Таксимо - которое было запланировано как основное, но из-за начавшейся перестройки электрификация была сокращена до Таксимо и основным стало тепловозное депо в Новой Чаре, приносящее дороге огромные убытки. Теперь планируют объединять участок Таксимо-Хани и Забайкальскую ЖД с Дальневосточной ЖД, а Восточно-Сибирскую - с Красноярской с ЖД и переносить управление в Красноярск.

Еще рассказал мне про природу, флору и фауну. Например, что если ходить по лесу, то можно столкнуться с медведями - обычно с медвежатами, которые в юном возрасте очень любят со всеми играться а медведицы этого не понимают, поэтому сразу же убивают всех, к кому прибегают медвежата. Еще в Николаевске мне показывали, как медведицы вскрывают машины - ложатся на нее сверху и когтями открывают верх, походу сила у них немаленькая.

Про мускусного рогатого оленя рассказал, которых тут очень много бегает. Они похожи на собаку, имеют рога и очень дикое выражение морды Их ловят не из-за мяса или рогов, а из-за струи, как тут именуют половой орган самцов этих зверушек. Струю продают в Китай, за это китайцы за каждую эту самую струю высылают по джипу. Как доложила разведка , на одну эту струю целый год функционирует завод по производству парфюмерии - она нужна для сохранения устойчивости аромата.

Еще рассказал о местных достопримечательностях - рядом находится город Бодайбо, в котором добывается золото и из-за этого в артелях очень высокие зарплаты - до миллиона руб/месяц, особенно, для квалифицированных специалистов - экономистов, юристов и т.д.

На трассе, идущей в Бодайбо, возле какой-то речки есть наскальные рисунки, изображающей древних людей (предположительно, потомков современных вьетнамцев). У нарисованных людей на головах, кстати, расположено нечто наподобие антенн.

Рассказал про источники, которые есть возле Северобайкальска - радоновые, сероводородные и еще какие-то, которые убирают камни в почках. Последние пьют через соломинку - они могут сильно повредить эмаль зубов.

Затем рассказал, как приехал сюда строить БАМ и, в результате, остался здесь жить - в посёлке возле Северомуйска, где он сначала работал.

О тоннеле тоже рассказал - который строили 30 лет, потому что место выбрали не самое удачное. Из-за этого даже не боятся, что его взорвут - есть альтернативное место, где его можно проложить буквально за год. В тоннеле погибло много строителей, ведь он был построен под горячими источниками и вода текла прямо на строителей, часто сходили обвалы и сели, вместе с которыми сошло немало километров пути возле тоннеля. Им поставили памятник возле тоннеля - справа по ходу движения из Таксимо с изображением двухглавого орла и с соответствующей надписью. Говорят, он полностью копирует обелиск, изображенный на Бородинском поле.

А еще течение в реках и ручьях тут очен сильное, он показал мне вроде бы небольшой ручей, на котором как-то весной смыло УАЗ-"буханку". Автомостов через них нет, поэтому проехать до Таксимо из Северобайкальска по автодороге бывает очень экстремальным делом.

Итак, в Муякане начальник депо сошёл (кстати, на ходу - остановки там, естественно, не было), а я остался один. После следующей станции, которую мы, как обычно, проехали без замечаний - как сказала дежурная в рацию, мы наконец-то въехали в длинный тоннель. Было интересно и непривычно ехать на нём в локомотиве, это совершенно отличное ощущение от того, если бы я его проехал в вагоне - я бы такого никогда не почувствовал. Живописного внутри ничего не было, немного пофотографировал. Через 15 минут выехали и через несколько станций доехали до Нового Уояна, где таксимовская бригада вышла, а я остался в кабине до утра спать и ждать новую.

Проснулся в 8 утра, выбравшись из локомотива обнаружил, что новая так и не пришла. Пошёл до дежурного, он сказал, что ближайшая бригада еще не выехала из Таксимо, затем им нужно будет отдохнуть и только после этого они отправятся назад. Рабочий поезд здесь был только один и шёл в неудобное время, поэтому он тоже исключался. Отметил для себя факт, что начало трассы было рядом со станцией и что поезд Тында-Москва прибудет всего через час.

Погулял по посёлку, купил еды, которую запланировал съесть на горячих источниках в Дзелинде. Еще толком не знал, как туда попасть. На вокзале спросил местных - все наперебой советовали ждать вечера, тогда местные поедут в Севербайкальск и может быть меня заберут. Или стоять на трассе и ждать машин (которых тут почти не было и все, что были - шли переполненными).

Ну я, разумеется, не стал никого слушать, и сделал по-своему. Пошёл к пассажирскому локомотиву, стоянка была сокращена, на объяснений времени не было, но меня сразу же охотно взяли, причем в переднюю кабину. Поговорил с бригадой, узнал про источники, решил выходить не на следующей станции, а в Кичере, которая находится уже после ст. Дзелинда, которая тоже не так близка к источникам. У машиниста взял служебное расписание и переписал то, что мне было нужно - например, расписание рабочего поезда из Н.Уояна до Северобайкальска, идущего вечером по нужному мне о.п., на котором я и планировал попасть в город. Узнал еще о том, где купить местное пиво "Тихонов и сыновья" ("ТиС") - сказали, что надо идти направо от вокзала, к вещевому рынку, где находится желтый павильон.

Вышел с локомотива в Кичере и не спеша пошёл на трассу. Машин по пути не попадалось. Встал у заправки, начал стопить. Единственная машина с бурятскими номерами, водителем и женщиной с ребенком не взяла, но затем вернулась на заправку, а затем всё-таки остановилась и спросила, куда мне надо ехать. Как ни странно, но при почти нулевых шансах мне повезло - они ехали туда же - в Дзелинду, они уже сутки жили там. Помимо них и сотрудников базы там больше никого не было. Доехал до базы, поставил в их домике рюкзак. Угостили вкусными шашлыками, потом искупался в радоновом источнике, находиться в котором больше получаса запрещено - некоторые теряют сознание и при меньшем пребывании в воде. Нельзя купаться и в нетрезвом состоянии - моментально останавливается сердце. .

Купание там как бы платное, но я предложил дежурному по базе бартер - я купаюсь бесплатно, а взамен приглашаю всех, кто едет из Перми на Байкал, туда. Так что приезжайте, не пожалеете.

Потом приехал начальник и надо было уже идти на пригородный. Вышел слишком поздно и подошёл к остановке когда он уже отправлялся.

Но машинист меня вовремя заметил и остановился. Постучался, проводник-азербайджанец открыл двери и меня впустили. Бесплатный проезд тоже дозволили, хотя, в общем-то, было не так дорого. Поезд был полностью заполнен, хотя был вторник. Перед Северобайкальском было 3 не очень живописных тоннеля - их всё-таки лучше смотреть из локомотива.

В Северобайкальске сразу же отправился за пивом, что было сделано весьма вовремя - было почти 10 часов и павильон уже закрывался. Взял полтора литра светлого в только что выпитую мной бутылку от минералки (на 7 руб. дешевле) и полтора полутемного. Итого - где-то 160 руб.

Затем отправился за закуской - магазинов в СБ было очень мало, взял косичечный сыр за 30 руб в соседнем павильоне и успел зайти в уже закрытый супермаркет. Охранники увидели, что я путешественник и пропустили меня. Продавщица специально прогулялась со мной по всему магазину и показала, какую лучше и дешевле взять закуску для пива.

В самом городе смотреть было нечего. Живописные горы в Северобайкальске заканчивались, зато совсем рядом был Байкал - недалеко, как и в Слюдянке на южном побережье.

Попытался впроситься в пассажирский локомотив поезда до Иркутска - послали. Попробовал во второй, адлерский - тоже послали, боятся начальства.

Пошёл к диспетчеру, которого звали Роман, с ним сразу же нашли общий язык. В своей работе разбирается замечательно. По сравнению с другими дежурными по станции, которых я встречал, он работает почти на автомате - успевая общаться со мной, скачивать файлы по сотовому, постоянно чего-то там делать на пульте и общаться с разными службами и людьми.

Обменялись контактами, рассказал ему про дешевые авиабилеты, он этим делом вдохновился. Как-нибудь его куда-нить отправим.

Поздним вечером пошёл впрашиваться в грузовой локомотив - взяли не то, чтобы очень охотно. Рядом чуть позже сел стрелок-ВОХРовец. У всей службы, кстати, был позывной "Вихрь" Он долго рассказывал о себе. Узнал, как он относится к пиву, сказал, что на работе и не может - после этого достал первую бутылку и не спеша культурно её выпил вместе с закуской.

К утру достигли конца (или начала) БАМа - станции Лена-Восточная. Но локомотив шёл до основного вокзала - станции Лена. Обе входят в состав города Усть-Кута. Прошёлся по нему, увидел машины с нижегородскими и томскими номерами. Мне объяснили, что из-за того, что здесь строят нефтепровод в обход Байкала, сюда много кто приезжает. Дошёл до порта на Лене - Осетрово, с которого суда ходят вниз по течению, в сторону Якутска. Насчет рейсов до Якутии ничего написано не было, но, говорят, что чего-то иногда плавает.

В следующий локомотив - "Ермак", прицепившийся к составу, с которым я приехал, меня не взяли. Тогда пошёл вдоль состава к рефрижераторному вагону, без особого труда впросился в него. Там ехал профессиональный железнодорожник, родившийся и выросший в Бессарабке (крупный посёлок, где находится важнейшая станция Молдовы - Бессарабская), а сейчас работает в холодильном вагоне и уже 30 лет возит грузы по стране. Рассказал много забавных случаев из жизни, угостил гречкой быстрого приготовления.

Утром мы надеялись добраться до Тайшета, но получилось только до Вихоревки, крупной станции возле Братска. Сам Братск мы проезжали вечером, осмотрел плотину и пейзажи вдоль Ангары - довольно симпатично. В Вихоревку приехали в полночь и стояли там 9 часов. .

Утром я решил проехать участок от Тайшета до Вихоревки как-нибудь потом, когда поеду из Братска в Иркутск на "Метеоре" - сейчас он еще не ходит. Вышел из вагона и пошёл в сторону вокзала, который почему-то находился внутри посёлка, а не на самом перроне. Сейчас там сооружают новое здание.

Сел на пригородный автобус, ехавший в Братск. До бывшего поста ДПС в Кузнецовке пришось заплатить 22 руб (за 7 км). Оттуда проехал пару километров на МАЗе, затем - до села Покосное на новом Камазе. Через полчаса ожидания поймалась "Газель" до посёлка Целинный недалеко от Тулуна. Следующая машина довезла меня до вокзала, где я уже был в начале поездки. Сел на электричку, без особого труда договорился с кондуктором и приехал в Зиму. Там покушал в столовой, взял недостающей закуски, выпил полутёмное пиво и сел на ночной поезд до Иркутска.

В Иркутске получил монгольскую визу, снова живу у товарища - скорее всего, до 11 июня. Теперь некст дестинэйшнс - КПП "Монды", Ханк, Хатгал, Мурен и Улан-Батор.

Часть II. Монголия и Казахстан

Глава 1: Бурятия

Прожив в Иркутске несколько дней, в среду, 11 июня запланировал выехать в сторону Монголии. Изначально решил отправиться на первой электричке до второго города-спутника Иркутска - Шелехова (первый - Ангарск). Эту электричку успешно проспал, т.к. за день до этого слишком хорошо продегустировал местное непастеризованное и нефильтрованное полутёмное пиво "Багира". Купил его в супермаркете вместе с двумя банками кильки (по 15 руб) и двумя банками 50%ной тушёнки (по 30 руб). Еще взял 4 2-литровых бутылки иркутской минеральной воды (в подарок дали еще две бутылки по 0.6 л). Так как на улице уже несколько дней подряд была сильнейшая жара, решил, что в еще более южных Бурятии и Монголии всё будет гораздо хуже.

На вторую электричку всё-таки решил пойти, хотя вставать и не хотелось. Рюкзак был довольно тяжелым: воды было чересчур много. Ехать на транспорте было лень, пошёл пешком и успешно опоздал на электричку, когда подошёл к вокзалу, она уже отправилась. Сразу после её отправления на первый путь подали самый медленный из всех скоростных поездов повышенной комфортности, курсирующий от Иркутска до станции Байкал, проезжая по всей Кругобайкальской железной дороге. Он был явно расчитан на интуристов, даже названия конечных пунктов на электронном табло электрички были на транслите. В самом Порте-Байкале я уже как-то был 2 года назад и ездил оттуда до Слюдянки на какой-то железнодорожной рельсоукладочной машине, где можно было сидеть впереди движения и снимать живописные виды вокруг.

Сел без билета в самый комфортный вагон электрички: в нем был телевизор, в котором рассказывалось про историю Иркутска, соседних станций и Кругобайкалки. Пришёл проводник, вежливо спросил путёвку (тут, оказывается, и по путёвкам ездят) или билет. Сказал, что нету, он очень культурно предложил выйти на ближайшей станции - Гончарово (она же основная для г. Шелехова), что мне, собственно, и было надо. Вышел из поезда, дошёл до трассы, было где-то полчаса ходьбы.

Первая машина застопилась до села Моты, от него через несколько минут уехал до Култука, где дорога выходила к Байкалу. Возле самого его побережья от основной трассы, идущей на Улан-Удэ и Читу, отходила небольшая дорога, ведущая в западную часть Бурятии, как раз туда мне и надо было. Прошёл через весь Култук и с одной пересадкой в какой-то деревне снова въехал в Бурятию (до этого я проезжал по северной её части - через Таксимо и Северобайкальск). Водитель-бурят и его жена-бурятка довезли меня до села Торы, в котором внутри заброшенного дома культуры мирно паслись лошади. Справа от дороги уже виднелись горы, покрытые снегом - здесь начинаются Восточные Саяны. Поехал дальше, застопился "Камаз", ехавший в сторону Аршана, известного бальнеологического курорта, который был в нескольких километров от трассы. Оттуда уже на УАЗе-"буханке" уехал до Кырена - центра Тункинского района, в котором я находился. Кырен оказался довольно длинным посёлком, как я узнал потом, вокруг него по трассе находится еще два села, в которые он незаметно переходит. Стал стопить, остановилась иномарка с бурятским работником милиции, захотевшим мне помочь, но не знавшим как. Предложил ему довести меня до конца аггломерации. Он рассказал, что живётся тут хреново, довольно проблематичная криминогенная обстановка по всему району, особенно, в Туране - куда мне и надо было теперь. Туда я уехал с водителем, который был, по его словам, бывшим сотрудником органов и как-то подвозил до Монд (куда я и ехал) какого-то путешественника с ноутбуком и GPSом, оказавшегося шпионом. Говорил, что ему (водителю) даже пришлось ехать в Улан-Удэ за свой счёт на допрос, т.к. шпион зачем-то записал номер его машины, поэтому попросил меня номер не записывать.

Довёз меня до центра Турана, где было два магазина - продовольственный и промтоварный. Здесь начался очень сильный дождь с градом, поэтому пришлось на некоторое время укрыться в одном из магазинов. Пока шёл дождь, ни одной машины в сторону Монд так и не проехало. После дождя дошёл до конца Турана и застопил "шестерку", ехавшую в Монды. Водителем была женщина, что бывает не так часто, обычно они боятся останавливаться на трассе. Сев в машину, сразу же уснул, т.к очень сильно устал, и даже не помню, как доехал до центра Монд.

Выйдя из машины, направился в сторону границы, хотя и было уже поздно. На пограничной заставе, расположенной в конце села, узнал, что перейти уже сегодня не успею, придётся ждать еще 4 дня пока не закончатся выходные дни. Пограничники отвезли меня назад, до центра Монд, где я направился в сельскую администрацию, чтобы мне, как участнику научно-исследовательской экспедиции выделили место для проживания. Разумеется, администрация была уже закрыта, но возле неё я случайно познакомился с жительницей Монд Светланой, которой было уже где-то за 50, по национальности - буряткой, как и большинство населения села. Работала поварихой где-то на базе отдыха под Иркутском, но только летом, а остальное время жила здесь. Остановился у неё дома, всю первую ночь она пила водку с братом, а потом громко с ним ругалась, чем мешала спать. Когда брат ушёл, она еще пару часов разговаривала с котами - с большим черным котярой по кличке Киш (Кыш) и с маленьким черным котенком по кличке Миш (Мыш), особенно часто она любила спрашивать у одного из них, где находится второй. Коты ей, как правило, не отвечали.

На следующий день, 12 июня, был главный праздник Монд - Сурхарбан, совмещенный с днем принятия декларации о государственном суверенитете РСФСР, торжественной выдачей паспортов граждан РФ и проводов в ВС РФ. Спортивная часть мероприятия проходила на стадионе, представляющем собой небольшую лужайку, огороженную деревянной изгородью. Были соревнования по футболу, волейболу, армрестлингу, бегу и бурятской борьбе (жаль, шахмат не было). Во всех видах спорта главными конкурентами были сотрудники ФПС ФСБ (команда "Застава"), команда "Таможня" и представители села - команда "Барумби" из одной части села (она почему-то называется так же, как и команда, Монды разделены на две части, именуемые по-разному, граница проходит по магазину сельпо), команда "Сельская молодёжь" из другой части села и команда "Ветераны", представляющая старшее поколение Монд. В перерыве между играми все отправились в клуб: смотреть проводы в армию и концерт местных бурятских девушек, поющих под свою фонограмму какую-то попсню и танцующих какой-то солдатский и монгольский танцы. Ведущая прочитала какие-то трогательные стишки про отцов и матерей, которые всегда вместе со своими детьми, попросила сказать торжественное напутствие родителей призывников, но они, к сожалению, были в запое и прийти не смогли Представители сельской админстрации, погранзаставы и районного совета депутатов повторили друг за другом какую-то хрень про то, что надо достойно отдать какой-то долг родине, чтобы всем типа было счастье и спокойное небо над головой.

После этого поел несколько порций поз; позы - это не только фрагменты "Камасутры", но и национальная бурятская еда: большой такой пельмень, но не сваренный, а нагретый на пару в специальных кастрюлях. Стоит 37 руб за порцию в 2 шт, купил 3 порции. Посмотрел национальную бурятскую борьбу, суть которой заключалась в том, чтобы вынудить соперника коснуться земли любой частью тела. Победителем стал представитель погранзаставы по фамилии Магомедов. В прошлом году одержав убедительную победу по футболу, на этот раз команда "Застава" проиграла "Барумби" со счетом 4:1 - прямо как сборная России Испании. Зато погранцы взяли реванш в волейболе: заняли первое место среди всех команд.

Ночью хозяйка, у которой я жил, опять бухала, но было несколько поспокойнее. На следующий день решил съездить в самый дальний угол Бурятии - центр Окинского района село Орлик, которое находится в 160 км от Монд. Выехал днем, т.к. долго отсыпался. Хозяйке пообещал вернуться через пару дней. Вышел на трассу за селом, здесь началась грунтовка. Застопил машину с двумя жителями Улан-Удэ, приехавшими сюда за специальными травами, которые больше нигде не растут. Затем уехал на УАЗе-Патриоте вместе с туристами из Иркутска, ехавшими на какое-то горное озеро рядом с трассой. Остановились возле водопада, который был у границы Окинского района, каждый из машины (в т.ч. и я) бросил по монетке в ово - эдакий своеобразный курган из камней, сигарет, зерен, спичек, денег (кидают даже и 50 руб), привлекающий добрых духов и отгоняющий злых. Забрасыванием монетки люди таким образом извиняются перед духами, что нарушили их покой. Принято делать такие курганы после наиболее сложных или красивых мест у дороги, возле них водители обязаны остановиться.

Вышел у отворота, куда свернули туристы, где-то здесь начиналась река Иркут (по-бурятски - "гнилая вода"), текущая через Монды и в Иркутске впадающая в Ангару, и река Ока (ниже по течению на ней расположен город Зима, который я уже дважды проезжал), вокруг которой и находится Окинский район, самый дальний в Бурятии.

Ждал где-то часа полтора и где-то под вечер застопил иномарку, едущую из Улан-Удэ в Орлик. В ней ехали студенты, возвращавшиеся после сессии домой, а вёл начальник МЧС Окинского района. С самого начала они почему-то были настроены агрессивно, первоначально говорили, что русских в Орлике, мягко говоря, не ждут, а затем почему-то передумали и предложили мне в следующий раз привезти группу, которую они готовы встретить аж в Иркутске и свозить потом на вездеходе в долину вулканов возле Орлика (недорого).

Само село находится не так далеко от Тувы, но автодороги туда нет. Сюда иногда приезжают тувинцы на оленях или конях, местные утверждают, что они воруют их лошадей. Через всё село протекает река Ока, вода в которой очень чистая - жители её пьют.

Приехав в село, первым делом сразу же отправился в районную администрацию. Оперативный дежурный по ЧС накормил и разместил меня в конференц-зале. На следующий день осмотрел село - понравился стадион, выпоненный в бурятско-буддистском стиле. Весь день шёл дождь, поэтому после осмотра отправился снова спать в райадминистрацию. В процессе проживания пришлось съесть обе банки кильки.

Утром пошёл на трассу и на рейсовом микроавтобусе, ехавшем в Улан-Удэ бесплатно доехал до Монд. Когда проезжали по самым высоким точкам дороги, видели вокруг много снега - тогда даже шёл снегопад. Приехав, снова пошёл к той же хозяйке - на этот раз она была трезвая, накормила меня хорошо приготовленной лапшой (с моей тушёнкой).

Следующим утром пришлось использовать и вторую банку тушёнки - для супа и еще одной порции лапши. Хозяйка испекла мне каравай хлеба в дорогу, он у нее получился действительно очень вкусным, поблагодарил её за тёплый приём и отправился на трассу, в сторону КПП "Монды", который находится в 10 км от села.

Часть II. Глава 2: Поездка в Улан-Батор

Дошёл до центра села и сразу же застопил УАЗик-"буханку" с иркутскими номерами, ехавшую в посёлок Солнечный, я уже знал, что мне надо в ту сторону, но руководитель группы интересовался наличием у меня пропуска в погранзону, резонно ему ответил, что проезжаю её транзитом при следовании через держкордон РФ. Он не поверил и заехал на заставу, где спросил пограничников, они подтвердили, но удивились, как это водитель взял меня туда бесплатно. Довезли до отворота на Солнечный, вокруг уже виднелась колючая проволока. Прошёл еще километр и оказался у КПП. Ждал где-то около получаса его открытия. 4 машины, стоящие впереди всех, отказались меня брать: им казалось, что у них мало свободного места. Зато пятый по счёту, водитель джипа с монгольскими хубсугульскими номерами с удовольствием пригласил меня к себе, как я уже знал, у монголов нет ограничений на провоз пассажиров внутри машины и из-за большого количества их они не терпят никаких неудобств. Прошёл таможенный и погранконтроль без всяких проблем и въехал на территорию Монголии. На монгольской границе нужно было заполнить что-то наподобии миграционной карты прибытия, её взяли вместе с бумажкой, прилагавшейся к моей визе, проштамповали мой второй загранпаспорт (первый сейчас в Перми) штампом "Ханх", я сел в машину и мы поехали дальше. Сразу же после нашего КПП асфальт заменился грунтовкой. Как оказалось, для Монголии это еще хорошо.

После горных сёл а ля Монды мы наконец-то спустились вниз, после КПП резко началась степь, где вокруг бегали суслики, кролики и прочее зверьё, паслись кони, коровы, овцы и козы и стояли белые юрты, в которых жили местные жители. Доехали до какой-то деревушки, которая и оказалась Ханхом, по-бурятски - Турты. Водитель сказал выйти в начале села и ждать УАЗ, который сейчас стоит на границе и потом поедет аж в Мурен (Мурун), главный город Хубсугульского аймака, до которого было 280 км - 180 до Хатгала и 100 от Хатгала до Мурена.

Возле Ханха я наконец-то увидел озеро Хубсугул, которое (как и аймак) вообще-то правильно называется Хувсгул, но еще иногда добавляют "нур", чтобы отличить от других топонимов: это в переводе обозначает озеро (а "гол" - река, например, известная из истории река Халхин-гол).

Итак, я вышел из машины и местные жители пригласили меня в домик (я узнал через несколько дней, что это называется "цайная"). Монголы пьют чай с молоком, но я такое не употреблял и взял 5 пирогов с говядиной и рисом - 5 руб/шт (их почему-то именуют чебуреками). Какой-то монгол решил заплатить за меня, я одобрил этот мудрый поступок.

Обменял валюту (200 руб) в соседнем магазине. Кстати, в Ханхе одинаково хорошо принимают как рубли, так и тугрики. Тугры мне поменяли по курсу 1 руб к 45 туграм, сказали, что этот курс хороший, т.к. в Улан-Баторе (по их словам) меняют по курсу 1:40.

Монгол, заплативший за меня (он тоже ждал УАЗ до Мурена - на нём ехала его семья) сказал, что бесплатно меня туда не повезут, по крайней мере, он этому содействовать не будет. Развернулся и пошёл вперед по трассе до самой северной точки озера. Здесь застопил УАЗик, который тоже не захотел брать меня бесплатно до Мурена, его пассажиры на чистом русском языке сказали, что тоже этого не допустят, ведь каждый платит по 600 руб.

Пошёл дальше, здесь застопил мотоциклиста до конца Ханха, затем УАЗ до болота, через которое проходит трасса в Мурен, ему пришлось вытаскивать другой УАЗ-"буханку". Оттуда на еще одном мотоцикле проехал еще с десять километров. Вообще, трасса на Хатгал проходила по полному бездорожью: через поля, леса, болота, реки без мостов, пески. Хуже этой дороги я еще не видел ничего, самые разбитые участки дорог Чернышевск-Облучье, Хромтау-Иргиз-Аральск и Душанбе-Хорог-Мургаб-Сары-Таш по сравнению с ней кажутся автомагистралями.

Проехав на мотоцикле, обнаружил, что поток машин закончился. Дождался вечера, переночевал в ближайшей юрте, накормили хлебом и чаем без молока (специально их об этом попросил - не знаю, как они поняли, монголы очень плохо понимают русский язык). На юрте была солнечная батарея, от которой действовал телевизор со спутниковой антенной, жители смотрели передачи про выборы, которые будут здесь 29 июня. Спать мне пришлось на чердаке, из-за ветра с Хубсугула и заснеженных гор было слегка прохладно.

На следующее утро подъехал на УАЗике до леса, но дальше идти не хотелось: искать клещей, медведей и волков, которых здесь было довольно много, было как-то неохота. Поэтому весь день пролежал прямо на зеленой траве, где и проходила трасса, до самого вечера никто не проехал. Лишь вечером проехал УАЗ до Мурена, водитель которого уже знал, что я платить не буду, поэтому провёз 10 км, переправил через какую-то реку, высадил и уехал. Здесь доел каравай, который мне испекли в Мондах.

На берегу реки через некоторое время мне встретились 3 конных пьяных монгола, один из которого горел желанием пообщаться со мной. Почему-то он изображал жест, что он чего-то пьёт и очень отчаянно что-то пытался мне показать. Мне это не понравилось и я перешёл на другой берег реки. Там переночевал в ближайшей юрте. Перед сном накормили каким-то своеобразным печеньем и не очень свежим хлебом, еще воду дали вместо вонючего чая с молоком.

Утром решил идти пешком и прошёл около 25 километров через леса, пески и степи вдоль берега Хубсугула. Пришлось форсировать довольно глубокую речку у впадения её в озеро, там не проезжают даже внедорожники, им приходится ехать через её истоки. Вода в Хубсугуле хотя и чистая и прозрачная, но пить её я бы не стал, ведь в ней плавает всякая там хрень от комаров, которые, как известно, размножаются в водоёмах.

К вечеру дошёл до каких-то юрт, где попал под дождь. Пришлось спрятаться под навесом, сделанным для местных домашних зверушек. Тут я наконец-то застопил УАЗ-"буханку" до Мурена и доехав до ближайшего километрового столба (где-то здесь они впервые появлялись) узнал, что я за 2 дня отдалился от Ханха всего на 60 километров с гаком.

В УАЗе меня попытались накормить и споить. Поел местной жареной рыбы, степного сыра, от которого у монголов идеально белые зубы лучше, чем в любой рекламе, и без особого желания выпил пару стаканов водки "Чингиз". Бухой монгол (40-50 лет), сидящий рядом со мной в УАЗе, постоянно выделывался, говорил че-то по-монгольски всем, а народ сильно ржал. В его монологах присутствовали такие фамилии, как Масхадов, Дудаев, Ельцин, Путин и Медведев. Как я понял, он так наезжал на РФ, вот урод.

К утру доехали до Хатгала, несколько раз сломавшись и завязнув в болотах, весь экипаж машины (кроме меня, я типа белый человек) вытягивал её. В Хатгале совсем сломались, двигатель не заводился, поэтому я вышел и отправился дальше пешком. Денег, к счастью, не спросили.

Дошёл до трассы, застопил джип с нидерландскими туристами, отдыхавшими на Хубсугуле (западные туристы обычно не ездят севернее Хатгала, наши обычно не ездят южнее Ханха), ехавшими с гидом-монголом в Мурен. Прекрасно с ними пообщался на английском языке, поговорили о ЧЕ-2008, они очень переживали, что скоро придётся играть с нашей командой; о Сенегале, куда они собирались, и где я уже был.

После Хатгала за полтора часа доехали до какого-то аэропорта посреди пустыни, где увидели взлетающий фиолетовый "боинг" монгольских авиалиний. Затем началось нечто среднее между дачным посёлком и маленьким сахарским городом, оказавшееся Муреном. Центр, впрочем, оказался из четырех- и пятиэтажек. Вокруг везде шла агитация, народ готовился к выборам. Взял в супермаркете пива, закуску и местные вафли - продегустировать.

Дошёл до выезда из Мурена, осмотрев памятник какому-то местному ветерану монгольской борьбы возле цирка. Первую машину застопил еще в посёлке, водитель подозвал какую-то монголку, стоящую вблизи, оказавшуюся гидом-переводчиком, она сказала на английском, что этот водитель может меня довезти туда-то, но не бесплатно, хочет за это столько-то тугриков. Я ей объяснил, что платить никому не буду и прекрасно доеду бесплатно. Она сказала, что водитель уже хочет в 2 раза меньше. Послал его и пошёл дальше, прямо в пустныю.

Здесь застопилась иномарка, водитель и пассажир которой за пару минут выпили литровую бутылку водки "Чингиз" прямо из горла. Запивали пивом "Боргио" (читается вроде Борго), я его тоже продегустировал.

Они доехали до какой-то юрты и свернули, а я застопил УАЗик-"буханку", ехавшую на какой-то праздник агитировать за своего кандидата. Хотя один из пассажиров идеально говорил по-русски (учился в Одесском политехе), меня всё-таки высадили: водитель был слишком меркантилен. На следующей машине я доехал до последнего города в Хубсугульском аймаке, меня накормили бутербродами, но с ночлегом не помогли. Было уже темно, идти в юрты было слишком опасно: вокруг собаки. Идти по посёлку тоже было сложно из-за этого. Осмотрел административные здания, всё закрыто, спросил в одном из открытых домов - штабе одной из партий - можно ли там переночевать. Меня вежливо послали и плотно закрыли дверь.

Решил выспаться возле школы, но мимо бегали злобные собаки. Пошёл в гостиницу, сказал им на русском, английском и монгольском, что денег нет, а переночевать надо. Они подумали и дали ключ от какого-то номера (оказавшегося люксом). Выпил пиво, посмотрел наше ТВ (его тут принимал спутник).

Утром уходя из гостиницы, с меня потребовали 29500 тугров (600 руб - для Монголии - большие деньги). Сказал, что вечером их предупреждал, что денег нет, что так вообще делать нечестно и вообще меня обокрали карманники в Мурене. Работники гостиницы проверили искренность моих слов, осмотрели рюкзак, в нём действительно не нашлось денег Сказал им: думал, что пустили бесплатно, спал на полу дабы не пачкать бельё (ага, щас, но всё-таки был готов к этому ходу событий и всё прибрал как было). После этого отпустили без уплаты денег. Пошёл по трассе подальше от этого места и сразу за холмом застопил ЗИЛ до Булгана, центра соседнего аймака.

Переехали какую-то реку и на полицейском посту мне сказали выйти. Я уже думал, что щас будут с меня изымать деньги, аннулировать визу и высылать из страны, оказалось, что всего лишь решили пересадить меня в более быстрый джип-Хьюндай, едущий туда же. .

Довольно долго ехали по пыльным и разбитым колеям в степи, остановились где-то на вершине горы, где поели бууз - те же самые позы, но стоят 300 тугров (6 руб за шт). Кстати, водителя звали Миша (он был бурятом из Закаменска, но не знал русского языка), а его жену на соседнем сидении звали Маша (а она - монголка, но знала несколько фраз по-русски). Затем доехали до Булгана, там они куда-то свернули, а я пошёл в сторону выезда на Улан-Батор. Посидел 20 минут в интернете, заплатил 100 тугров (2 руб), узнал, что в Улан-Баторе меня готовы принять, записал телефон. Застопил иномарку до Орхона, на заднем сидении рядом со мной ехал какой-то агрессивно-пьяный монгол, постоянно пожимавший мне руку с довольным выражением лица.

После Орхона поток машин резко сократился почти до нуля. Доехал на единственной машине до юртового посёлка, где владелец ближайшей юрты сам приехал на лошади до трассы и предложил мне там переночевать. Спать пришлось не на кровати, как в прошлые разы приходилось, а на полу, на котором лежал ковёр. Утром от безысходности прошёл еще пару км, пока не услышал лай собак (в Монголии все собаки не привязаны) из какой-то соседней юрты. Долго ждал машину, затем застопился джип с водителем, относительно понимашим по-русски. Предупредил его, что денег не дам, он немного разозлился, но довёз до соседнего посёлка, где хорошо накормил-напоил меня. Там, кстати, наши добывают золото, работают там русскоязычные и посёлок называется "Золотой Восток". Потом поехали с ним уже до Улан-Батора, он и его семья угостили нидерландским Хейнекеном (хотя не люблю голландское пиво, пришлось пить), чипсами и т.д. До столицы было где-то около 250 км. Где-то сильно увязли в болоте, очень долго оттуда выбирались: таскали камни, ходили до ближайшей юрты за лопатой (мне тоже пришлось помогать, стоя по колено в болоте).

К субботне-воскресной ночи - самой короткой в году - всё-таки доехали до столицы Монголии, Улан-Батора (по-местному он называется Улаанбаатар). Проехали платильный пост и как будто оказались в другом мире: наконец-то появился асфальт, вокруг были высотные дома, кое-какие надписи были почти как в России. Где-то в 4 ночи я вышел из машины почти в центре города, помогать с ночлегом мне не захотели. Решил дойти до вокзала и там переночевать. Пока шёл по центральной улице города, нарвался на шесть пьяных гопников, шедших за руку и сильно шатающихся. Двоим из них я, похоже, не понравился: они с суровым выражением лица собрались бежать в мою сторону, но остальные четыре всё-таки их удержали.

Дошёл до какой-то открытой будки у автостоянки, спросил сидевшего там охранника, как пройти до вокзала. Охранник понял, что я из России, очень обрадовался, сразу же пригласил в будку, где по ТВ только что начался первый тайм матча Россия-Нидерланды. Он очень сильно болел и переживал за наших, особенно сильно мы радовались первому голу. После первого тайма я не выдержал и уснул, через 3 часа он разбудил: у него менялась смена. Дошёл до вокзала, там проспал до 11, спать приходилось сидя, что было очень неудобно. Затем позвонил Арслан (на вокзале отдал за это 200 тугров=4 руб), встретились с ней у цирка и она меня отвела в квартиру, в которой я сейчас живу. Она живёт у родителей, в соседнем доме. Арслан была где-то в 2 раза меньше меня, ей 30 лет, типичная азиатская девушка Она очень часто путешествует, была в 89 странах мира, поэтому мы быстро нашли общий язык (она прекрасно говорит по-русски и английски) и общались почти до вечера, я её научил покупать дешевые авиабилеты от 0.01 евро (включая налоги и сборы), рассказал, как и где лучше брать визы в некоторые страны ( например, в Сенегал, куда из Мавритании она попасть не смогла). В мае-июне она путешествовала по Западной Африке вместе со своим бойфрендом - американцем и только недавно вернулась домой. Поменял валюту по курсу 1:48 (в Ханхе всё-таки наврали), покушали буузов по 250 тугров (за мой счёт, хотя Арслан и хотела заплатить). Вечером она ушла, а я отправился на экскурсию по городу.

Улан-Батор, по-русски - Краснобогатырск :), представляет собой гибрид китайского и среднеазиатского города. В городе проживает половина населения страны, в т.ч. - миллион китайцев - нелегальных мигрантов, которых здесь очень не любят, они занимают рабочие места, которых тут мало и им платят в несколько раз больше, чем монголам. Движение на улицах очень интенсивное, никто дорогу не уступает, прямо как в Марокко. Вечером взял для дегустации разлчиные сорта пива и закуски.

Утром в понедельник встретились и пошли в российское посольство, где узнали процедуру получениия российской визы для Арслан, она была только в Москве, но хочет посетить остальную часть России. Из-за проблем с приглашением всё усложняется, попробую ей с ним помочь, может получится.

Затем зашли в турецкое посольство, мне там сказали, что бесплатную турецкую визу я могу получить только в Москве. Или придётся делать платную визу за 15 евро/20 баксов на любой турецкой границе. Буду пока решать, что из этого лучше.

Постоянно идут сильные дожди, и из-за этого смотреть город как-то не очень тянет.

Завтра планирую выехать на запад, к вечеру воскресенья-утру понедельника надо добраться до МКПП Цаган-Нур-Ташанта.

Часть II. Глава 3: Как я покорял Монголию

Трое суток жил в Улан-Баторе у Тумэндэлгэр (Арслан - это отчество, кстати, у монголов нет фамилий). В среду утром выехал, она сказала, что мне надо доехать до Драгон центра - местного автовокзала, откуда потом уже как-нибудь уехать дальше.

Сел на автобус, идущий в нужном направлении, но, как оказалось, ехать надо было на автобусе 31, он доходил до самого платильного поста у выезда из города.

Несколько машин застопились почти сразу же, их водители бегло владели русским языком. Доехал с пересадками до развилки, где отходит дорога на Улан-Удэ. Поехал по другой, которая через пару км перешла в болото, тут несколько дней были сильные дожди.

Микроавтобус, где я ехал, сильно завяз в грязи. Ждать не хотелось, к тому же, они всю поездку ели, а мне даже не предложили Вышел и застопил небольшой грузовик, ехавший в поселок Лун. Водитель и его пассажир постоянно смеялись, как безногий персонаж фильма про Южный Централ.

По приезду потребовали с меня денег. Я их, ессна, послал. Они отъехали на пару км и остановились, видимо, задумали какую-то подлость.

Сразу же застопил микрогрузовик до Архайвээра, первой на моем пути столицы аймака. В пути угощали печеньем и водой. По приезду владелец машины угостил каким-то очень густым супом и чаем с солью (тут все так пьют: если не с молоком, то с солью) и разместил в своей юрте, поставленной прямо в городе.

Утром довезли до трассы, там на грузовике подъехал до площадки отдыха, где было много кафешек. Водитель накормил супом и провез полпути до Баяна-Хонгора (баян по-монгольски - 'богатый'), центра соседнего одноименного аймака. Вокруг уже появлялись небольшие горы, бегали полевые мыши, которых было очень много. Рядом с дорогой сидели большие хищные птицы и суровым взглядом смотрели в нашу сторону. Позже я узнал, что это были грифы.

Вышел у отворота, где в степь уходило почти не разъезженное направление. Там уехал на другом грузовике, водитель которого завтракал вместе с нами, уже до Баяна-Хонгора. Через пару часов приехали туда.

Город располагался вокруг большой сопки, на которой было что-то вроде дацана. Нужно было избавляться от тугров, поэтому пошел в кафе, где заказал 6 буузов за 250 т/шт (5 руб). Руководство цайного газара, поняв, что я русский, поставило единственную кассету на русском языке, что у них была - песенки про мамонтенка и про то, что от улыбки всем станет посветлее.

Русский язык никто не понимал и никто не знал город Алтай, столицу соседнего аймака. Один водитель всё-таки сказал мне дорогу, когда я уточнил, что мне надо в сторону Ховда. Доехал на каком-то раздолбанном Москвиче в степь, оттуда на микроавтобусе до поселка с названием Бумбегер.

Водитель не только не попросил денег, но и разрешил переночевать в микроавтобусе, довез до юрты знакомого, дал в дорогу батон свежего хлеба и бутылку магазинной воды и настойчиво попросил знакомого подвезти меня на мотоцикле еще 20 км.

Там я подъехал еще несколько км на переполненном уазе-буханке, где мне никто не мог объяснить куда они едут. Долго ждал машину дальше и даже решил, что еду не в том направлении: ничего не проехало за 4 часа. Сел на первый проехавший грузовик, на котором 3 гопника везли двух лошадей. Одного из гопников двое отправили в кузов, к лошадям, и посадили на его место меня.

Довезли куда-то в степь, где вокруг лежали большие камни. Дошел до колеи в степи, которая была побольше и застопил переполненный джип с семьей пограничника, который довез меня до Алтая, столицы аймака Говь-Алтай. Вокруг были не горы, а пустыня, ходили двухгорбые верблюды. Ночью они поехали дальше, на границу, а меня оставили в какой-то гостинице, где меня, после недолгого разговора с русскоязычной администраторшей, бесплатно накормили и уложили спать.

Утром потратил еще 1600 тугров, заказав порцию тефтеля в цайном газаре. В комплекте шло много риса, огурцов, морковки по-корейски и капусты. Очень сытно наелся и пошел на трассу. Уехал сначала на Уазике километров на 50, затем пару часов ехал на очень медленном Камазе, перегруженном и ехавшем под 10 км/ч, постоянно ломавшемся.

В конце концов, мне это надоело и после еще одной пересадки, я поймал прямую машину до Ховда, центра одноименного аймака. Водитель ехал с двумя сыновьями на мини-грузовике, русского языка не знал. Ночевать заехали в поселок Дарви, когда они подъехали к магазину, я сказал, что у меня нет денег (чтобы не потребовали за проезд), сразу же нашли русскоязычного монгола, который организовал сбор средств для меня, хотя я и отказывался, у меня было все расчитано, а лишнее поменять я уже не надеялся.

Накормили печеньем, напоили пивом, дали еще банку филиппинских рыбных консервов. Русскоязычный монгол учился в Иркутске, а потом работал пастухом в Южной Корее. Сейчас он представлял тут Демократическую партию, агитировал меня за нее :) Ночевали в машине, спать пришлось сидя.

Утром поехали дальше. Днем приехали в Ховд, вспомнил, что тут сделали тушенку из баранины, которую я ел в Юкталях. Сам город показался не особо интересным, дошел до трассы, от нечего делать прошел 10 км до вершины перевала. Там застопился Уаз-буханка, ехавший в Улгий, центр аймака Баян-Улгий. Меня не взяли, сославшись на отсутствие места, они ехали из Улан-Батора, сказали, что возьмет второй Уаз, едущий сзади.

Они тоже отказались брать, потребовали 20 тыщ тугров, что довольно дорого - 400 руб за 200 км. Отказался, но пассажиры-казахи скинулись и купили мне проезд.

Баян-Улгий оказался почти полностью заселен казахами, некоторые из них немного знали наш язык. Приехал в Улгий, пошел в сторону трассы. Когда шел через мост, какой-то местный спросил меня по-английски, американец ли я. Ответил ему на русском, что я из РФ. Он обрадовался, т.к. идеально говорил на нашем языке: учился и жил раньше в Усть-Каменогорске, пригласил к себе в гости; я сытно покушал, настроил ему комп, который глючил, мы посмотрели какой-то голливудский фильм на русском языке. Потом он ушел на какую-то разборку с гопотой, а я отправился спать. Утром посмотрели город, поменяли мою валюту по курсу 49:1, он мне подарил пару бутылок воды и проводил до трассы, ведущей в сторону границы.

Проехал на мотоциклах несколько км и застопил джип-тойоту прямо до границы, местные жители ехали встречать знакомых из Алма-Аты, которые уже были на границе. Но я перейти в этот день не смог, пеший переход тут запрещен, а машин не было. Меня пригласил в гости первый заместитель начальника поста, отлично говоривший по-русски, поговорил с ним о об охране границы, о политике: за день до этого выборы и тд. Сытно покушал и он меня отправил ночевать в казарму, которая представляла собой несколько домов, где жили погранцы, у каждого из которых было довольно большое стадо зверушек. Вечером смотрел какой-то старый монгольский фильм, похожий на наши советские.

Утром проснулся и пошел на КПП.

Часть II. Глава 4: Транзит через РФ

Когда я дошел до КПП, там уже скопилось несколько монгольских грузовиков-зилов. Ехать на них не особо хотелось. Рядом обнаружился УАЗик, причем даже без пассажиров, его водитель ехал в Кош-Агач и пригласил меня ехать тоже.

Пересекли первый пост, доехали до 'ворот дружбы', по пути в последний раз видел зверушек, бегающих через дорогу. Около ворот дружбы стоял пограничный столб РФ и - впервые за 2 недели - начинался нормальный асфальт.

Позже мне рассказали, как на этом участке выбежали из своих машин французские туристы, ехавшие из Монголии, и начали целовать асфальт. Я их вполне понимал.

На российском КПП 'Ташанта' узнал про КПП 'Карагай', который находится в другой части Горного Алтая и ведет в восточный Казахстан. Все, кого я спрашивал, говорили, что пост закрыт.

Доехал до Кош-Агача, который переводится как 'прощай, дерево', ведь южнее поселка находились монгольские степи и пустыни. А к северо-западу от Кош-Агача уже начались красивые горноалтайские пейзажи.

Следующая машина самозастопилась посреди поселка и довезла меня до выезда. Оттуда уехал на 'Ниве' с казахом, которые в этом районе составляют большинство: их предки пришли сюда после революции в России, алтайцы выделили им эту долину.

Доехал почти до Курая и застопил такси до Горно-Алтайска, где уже было 3 пассажира. Водитель сначала везти бесплатно не захотел, мотивировал тем, что вдруг будут нормальные пассажиры. Я предложил компромиссный вариант: еду до первого клиента. Так я доехал до Горно-Алтайска.

По пути было очень много гор, в т.ч. всем известная Белуха. Еще были горные ручьи и реки, например, Чуя и Катунь. Эту дорогу, кстати, именуют Чуйским трактом.

Доехав до Г-А, заехал в сам город, отметиться Интереса он не представлял, был похож на что-то а-ля Майкоп. Назад, до трассы, доехал на бесплатном автобусе, кондуктору предложил заплатить тугриками, она отказалась принимать. Я не стал настаивать.

Затем поехал до Бийска с водителем-директором Эльдорадо в Горно-Алтайске, но живущем в Бийске и каждый день едущим на работу около 150 км. В одном магазине я взял 2 полторашки живого пива.

В Бийске он довез меня до поста ДПС, там я застопил грузовик до Новосибирска, водитель которого объездил всю Монголию и очень много мне рассказал о своих впечатлениях.

Я долго думал, куда ехать и, в результате, решил добраться до станции Среднесибирской, чтобы оттуда уехать на электричке до Камня-на-Оби. К вечеру приехал на станцию, переночевал рядом с кабинетом дежурного по станции. Выпил пол-бутылки пива, закусил консервами с хлебом.

На следующее утро доехал до Камня-на-Оби, там попробовал впроситься в поезд, но меня отослали в бесплатный крытый вагон, где было несколько железнодорожников. В Карасуке попробовал сесть на поезд до Иртышской, но пограничники не пустили, хотели, чтобы купил билет и послали в очень грубой форме.

Остался один вариант: ехать вглубь Казахстана, чтобы потом выехать оттуда на Тюмень. С несколькими пересадками добрался до границы, рядом с ней застопил грузовик до Караганды. После долгого пограничного контроля на КПП 'Павловка' и 'Косак' на казахской стороне уснул на верхней полке в кабине грузовика.

Часть II. Глава 5: Казакстан республикасы

Утром проснулся часов в 9, поехали дальше. Водителю пришлось ехать медленнее обычной скорости - под 40-60 км/ч, т.к. машина его напарника, ехавшего впереди, была сломана. Днем добрались до Павлодара, тут он уехал в город, чтобы заехать на автобазу и по прямой дороге выехать на Караганду.

Я остался на внутригородской объездной, на какой-то 'волге' проехал еще километров 5, оттуда еще полчаса шел пешком до выездного поста у Иртыша.

Застопил скоростную иномарку до Шидертов, хорошо пообщались с водителем: про Россию и Казахстан, Евро-2008, путешествия и тд. Шидерты были деревней, куда обычно ссылали зэков на поселение. Судя по умным лицам выезжающих из села водителей, процент условных зэков здесь был высок.

Затем доехал еще несколько км до развилки Караганда-Астана. Знал бы, что она так близко - дошел бы пешком. Водитель угостил сникерсом.

Следующая машина - Газель для перевозки окон ехала в Ерментау, уже находившееся в Акмолинской области, центром которой является не Астана, а Кокчетав. У водителя спустило колесо, он долго его чинил, затем всё же доехали почти до Ерментау, он сказал, что здесь отвернет куда-то в поле. Но почему-то проехал прямо.

Прошел несколько км и уже после захода солнца застопил тот же самый грузовик, решивший ехать в Караганду через Астану. К ночи добрался до столичной пустынной объездной, не хватило около часа, чтобы успеть на поезд до Петропавловска.

Попытался стопить на объездной, но было бесполезно, все машины пролетали мимо, хотя я и был в светоотражающей куртке.

Несколько часов шел пешком, затем всё-таки остановился грузовик дорожной службы с казахом-водителем. Он довез до петропавловской трассы. Уже светало, застопил местных жителей еще на несколько км, почти до поста ГАИ. Дошел до него, рядом с ним стоял водитель, который не мог завести машину. Вместе с водителем микроавтобуса, на котором была реклама Борового - известной курортной местности Казахстана, подтолкнули машину, она всё же завелась. Заодно договорился о провозе меня до Борового, оно было как раз по пути.

В микроавтобусе периодически засыпал, где-то через 3 часа приехали. Оттуда на другом микроавтобусе поехал в Кокчетав. Водитель сразу же поинтересовался о том, сколько заплачу за проезд. Сказал ему, откуда еду и куда. Он удивился и пустил.

В Кокчетаве пригласил в гости, очень сытно накормил, подарил пару сувениров и довез до петропавловской трассы.

Оттуда с парой пересадок доехал до отворота на Тайнчу, оттуда на усть-каменогорской машине с весьма эрудированным водителем уехал до столицы Северо-Казахстанской области - Петропавловска, который по-казахски именуется 'Петропавл'. От казахизации не пострадал только один из крупных городов - Павлодар, все остальные сейчас имеют казахское название.

Петропавловск был похож на соседние Курган и Омск и вокруг уже было много славянских лиц. Сел на автобус 6, доехал к посту ГАИ, от него подъехал до отворота, ведущего в Ишим через самый северный КПП Казахстана, граничащий аж с Тюменской областью - 'Кызылжар', в переводе - Красный Яр.

На Ниве подъехал до конца деревни со странным названием Якорь, оттуда - до Соколовки в Иже-'сапоге' втроем с казахами. Оттуда на УАЗе-'буханке' до отворота на Красноярку.

Затем застопил междугородный рейс Петропавловск-Ишим, который выполняло Ишимское АТП. Водитель согласился подвезти бесплатно до российской границы. Прошел границу с полным досмотром на казахской стороне (деньги все равно не нашли, зря сказал, что из Монголии еду) и рентгеном рюкзака на российской.

Договорился с водителем автобуса о бесплатном проезде до Казанского, приграничного райцентра, т.к. машин в ту сторону не ехало совсем.

В Казанском застопил такси по объездной, водитель которого изображал, что делает мне одолжение, т.к. тут вообще за одну только посадку в машину берет 50 руб. Затем взял прямую легковушку почти до Ишима - прямо на глазах у водителя моего автобуса, выезжающего на трассу.

Довезли до отворота на Безруково, там подъехал с каким-то ишимским пенсионером почти до тюменско-омской трассы. Дошел до нее и застопил водителя десятки, ехавшего брать на буксир знакомого, сломавшегося под Ялуторовском. Но машина сломалась и мы вернулись на то же самое место, где подъехал его знакомый Колян, который вместе с товарищем поехал туда вместо него. Похоже, что они уже были не совсем трезвы.

Машина была очень хорошо оттюнинговой 'десяткой', ехали под 200 км/ч - пожалуй, это было рекордом среди подвозивших меня водителей Я уже думал написать знакомым прощальные смски, но всё же смогли доехать до Заводоуковска, куда их товарищ смог как-то доехать. Оттуда сразу же уехал в Ялуторовск, где переночевал на вокзале и утром уехал в Тюмень. В электричке были не очень навязчивые контролеры, проблем не создавали.

В Тюмени мне передали много всего для продолжения моей поездки, в т.ч. паспорт с шенгеном, авиабилет до Косово и брони гостиниц в экс-Югославии.

Завтра утром выезжаю в Омск, где начинается новый этап поездки в направлении севера.

Часть III. Русский Север

Глава 1: Речной круиз

В понедельник, 7 июля, знакомые вывезли меня на омскую трассу. Сразу же меня облепила мошка, которых уже здесь много. Оттуда с несколькими пересадками доехал до Ялуторовска, Заводоуковска и Ишима. В основном, почему-то, на такси. Денег, ессна, никто не спрашивал.

В Ишиме доехал на Газели до вокзала, затем попытался найти почтамт, чтобы выложить фотки в инет. Мне там объяснили, что сотрудник ушел в отпуск, поэтому инета мне не будет. Послали на пункт Уси, откуда отправили в другое почтовое отделение. Там кто-то установил оболочку, в которой нельзя даже настроить смену раскладки клавиатуры. Сказал об этом работнице почты, она развела руками и сказала, что ничего сделать не может. Особенно взбесило, когда какой-то дедок, глядя на мои мучения, сказал, что надо сюда его 5-летнего внука, он бы всё в два счета сделал. Еле смог скопировать с фотика на обычную флешку, но выложить не получилось.

Стопом ехать не хотелось, решил посидеть на вокзале и дождаться ночной электрички до Называевской. Сел на нее. Контролеры спросили билет - сказал, что нету, послали в первый вагон, там спокойно выспался.

В Называевской подождал еще пару часов до омской электрички, чуть её не проспал - менты разбудили. Здесь проехать зайцем было сложнее: контроль был суров. Хотя и не высадили, но нервов испортили изрядно. Доехал до Омска и отправился выкупать забронированный мне билет на теплоход до Салехарда - обошлось в 1276 руб.

Рейс выполнял 'Механик Калашников', его перегоняли для работы на севере, на линии Салехард-Антипаюта.

Затем пошел на вокзал, где встретил известного путешественника Александра Балашова, который и забронировал мне этот билет. Когда-то я ему предложил проехать вместе до Тобольска, он после недолгих размышлений согласился он как раз возвращался с Дальнего Востока, где пару месяцев назад был и я. Долго общались про ДВ и про будущие путешествия.

Потом занесли рюкзак в кассу, сходили на картографическую фабрику, где Александр купил несколько карт городов, а затем закупились продуктами. Я потратил на них около 800 руб.

Доехали до речного вокзала, взяли рюкзаки, заняли места в нашей каюте #271 (одной из двух 4-хместных на теплоходе). Познакомились там с очаровательной девушкой Верой, ехавшей из Усть-Тарки (Новосибирская обл.) в Салехард. Очень долго слушали прощание славянки, вечером выпили непастеризованного пива и уснули.

Утром проехали Тару, где Александр купил местную газету, в которой мне понравилась статья о том, как местный житель ездил по заграницам и рассказывал всем о родном городе.

Затем - Тевриз, Усть-Ишим, Малая Бича. Грязная речка Иртыш (которая начинается аж на границе Уйгурии с Ховдским аймаком) постепенно становилась всё шире и шире.

В Тобольске Александр вышел, я проводил его до автобусной остановки. Осмотрел Кремль, чем-то напоминающий верхотурский, сходить до него не успел.

На следующий день приехали в Ханты-Мансийск, я был очень удивлен, увидев стадо мамонтов в такой глуши На самой вершине города был здоровый монумент, который здесь называется чумом. Сам город довольно благоустроен, везде всё выглядит, как в Европе: скамейки, памятники, дома и тд. Цены пока еще были нормальными.

Мошки постепенно становилось всё больше. Коротая время от скуки, мы отрывали крылья или лапы оводам и отпускали их. Они, наверное, обижались.

Затем проехали Березово, где когда-то был не только Меньшиков, но и его политический противник граф Остерман, и даже Л. Троцкий, сумевший бежать оттуда на телеге с дерьмом :) Понравилась церковь в Березове, а еще земной шар, установленный в центре поселка, чем-то напоминающий чопский.

В Салехарде пришлось пробыть 2 дня. Первую ночь ночевал в аэропорту, вторую - на речном вокзале. Город был довольно симпатичным: кругом много лавок, везде красивые дома, как в Европе, нет мусора. По городу ездят автобусы, в которых даже нет кондукторов. Ессна, я, как правило, не платил.

Цены на все продукты очень высоки. Хлеб - 25 руб, арбузы - 90 руб/кг и тд.

Сел на тот же теплоход, уже ехавший до Антипаюты. Обь стала еще шире, вскоре мы выехали в Обскую губу Карского моря, где не было видно берегов.

На теплоходе со мной ехали австрийцы, очень хорошо говорившие по-русски. Узнал у одного из них мыло, договорился, что он сделает приглашение - для них это бесплатно. Билет не покупал, ехал в трюме (от Омска ехал во втором классе на палубе), сказал проводнице, что билет есть.

В Новом Порту съездил на берег на катере 'Утес'. Теплоход к берегу не подходи - там мель. Поразили суровые лица местных чукчей, встречающих катер на ржавом дебаркадере. В самом Новом Порту заинтересовали ледники, в которых хранится рыба. Кстати, здесь самый большой в мире натуральный ледник, который представляет из себя что-то наподобие лабиринта Очень жалко выглядел парк аттракционов: всё было разломано местными жителями.

Затем вернулся на корабль и поехал в Антипаюту, находившуюся в Тазовской губе Карского моря. Сел на катер 'Ишим', т.к. 'Калашников' не мог зайти в реку Паюту - она слишком мелкая.

Около часа ехали до поселка. Первым делом отправился в аэропорт, чтобы попытаться уехать напрямую в Салехард. Заказных рейсов не было, рейс в тундру за рогами улетел одновременно с прибытием катера. Лететь на рейсовых было проблематично: бесплатно могли не взять, а билет до Тазовского стоил аж 1500 руб.

Прогулялся по поселку, вокруг ездили вездеходы. Обычных легковушек почти не было, а те, что были, оборудованы специальными колесами. Осмотрел чумы и дома некочевых тундровиков. Поселок находится на болоте, поэтому везде протянуты деревянные навесы, по которым надо ходить.

Кое-где лежит снег, пока еще не стаявший. Лед сошел всего неделю назад. Оленей так и не увидел, они все в тундре. Вместо тюленей есть нерпы, иногда проплывавшие возле теплохода.

Пьяные тундровики были очень подозрительны. Увидев у меня фотоаппарат, один из них попытался записать мою фамилию в блокнот. Я его послал, ессна. Он злобно сказал, что все равно меня найдет и пояснил, что ведь он - аж сам Быков.

Поел в столовой (88 руб за 2 блюда + чай), пообщался с сотрудниками томского плавмагазина, тепло меня принявшими. Поспал немного на их верхней палубе - на одном из диванов.

Вечером сел на тот же катер и отправился на 'Калашников'. На этот раз пришлось купить билет (500 руб) - ведь было очень много народу, часть из которых даже сидели в кинозале - им не хватило мест. Еще день плыли и на следующие сутки я вновь вернулся в Салехард.

Часть III. Глава 2: Полярные железные дороги

Итак, приехал я в Салехард и первым делом отправился в центр, дабы найти пиво "Полярное", о котором я наслушался на теплоходе. Т.к. было воскресенье, хлебозавод, где его делают, был закрыт, я попробовал найти магазин, где его продают - не нашёл.

В конце концов искать надоело, сел на бесплатный автобус №1 и доехал до отворота на аэропорт. Там минут через 5 начал стопить и поймал иномарку аж до Харпа, где заканчивается единственная круглогодичная автодорога северной части ЯНАО, ведущая из Аксарки в Харп. Через Обь мост пока еще не построили, но очень хотят сделать. Прямо возле переправы увидел огромного мамонта, сфотографировал его.

Сначала я думал доехать до Лабытнангов: города, располагающегося напротив Салехарда; а там уже искать локомотив или попробовать сесть в бесплатный вагон. Потом решил доехать до Харпа, который находится еще в 50 километрах дальше. Посёлок Харп (в переводе с ненецкого "северное сияние", из-за этого полное его название - Харп-Северное Сияние) интересен только своим названием, а еще тем, что здесь начинаются Уральские горы (Заполярный Урал). Главная достопримечательность посёлка - учреждение ОГ-98/18, одна из пяти колоний для пожизненных заключенных в России. Еще есть другая колония, переведенная сюда из Тобольска - находилась прямо в Тобольском Кремле, в ней до 2006 года сидел Платон Лебедев.

Итак, я приехал в Харп и меня довезли прямо до вокзала: водитель-таксист ехал встречать свою семью, возвращающуюся на поезде из Москвы, которой было лень ехать еще час до Лабытнангов. Работницы станции рассказали, что ближайший локомотив выйдет в 18.30 мск из Лабытнангов, но, скорее всего, пройдёт Харп без остановки. Поэтому я отправился обратно, в Лабытнанги. Застопил какую-то машину, водитель которой был очень молчалив. Внезапно свернули налево, в стороны ст. Обская. Водитель, видимо, думал, что я еду туда же - там находилось новое месторождение Газпрома Бованенково. Пришлось ехать по менее оживленной трассе из Бованенково до Лабытнангов на Камазе-вахтовке Ямалтрансстроя. Довезли до въезда в город, там сказали ждать автобуса №1, который должен довести меня до центра города. Подождал минут 5, потом надоело, решил ехать ситистопом. Застопил какой-то навороченный джип, водитель которого до этого планировал ехать в другую сторону, но потом передумал, и довез меня аккурат до входа в ж/д вокзал.

Сходил на станцию, узнал когда будет локомотив. Мне подтвердили полученную в Харпе информацию. Без особого труда договорился с машинистом, бригада ехала до Елецкой, которая уже находится в Коми. Пошёл за продуктами, не успел купить "Полярное" пиво - последний литр взяли аккурат передо мной. Пришлось взять "Очаково", успокоил себя, что оно тоже непастеризованное К нему взял какие-то длинные чипсы-пластины, как на Украине, рыбу и зачем-то еще вафли всё вместе вышло на 150 рублей.

Вернулся на станцию, сел в локомотив на глазах у кучи встречающих, решивших, что я, наверное, террорист , отправились сразу после прибытия поезда из Москвы.

Железная дорога от Лабытнангов до Чума - единственный сохранившийся участок 501 стройки, построенной зэками при Сталине, когда пытались соединить Север с Сибирью. Был еще участок от Салехарда до Надыма, но он сейчас заброшен, а рельсы давно вывезли. Завершающий участок стройки, от Надыма и до Нового Уренгоя, пока еще функционирует. Будем надеяться, что их когда-нибудь соединят.

Итак, в Елецкой пришёл помощник и предложил мне выходить и договариваться со следующей бригадой. Мне было лень, сказал, что если потом сюда зайдут - договорюсь с ними. Пришёл новый помощник машиниста, сказал ему, что еду до Инты, он против не был и ушёл в переднюю кабину. Ночи были белыми, рассвет незаметно сменял закат, оба из них выглядели здесь очень живописно. Как-то даже умудрился ночью уснуть.

К утру приехал в Инту, там узнал у дежурной станции про следующие локомотивы: она сказала, что новый локомотив к составу, с которым я приехал, будет прицеплен еще через полтора часа. Погулял по посёлку, сходил до столовой, где поел за 50 рублей (довольно дешево для севера). Поставил в телефон симку МТС-Северо-Запад, которую когда-то в ноябре прошлого года сделал в Зеленоградске (Калининградская область), настроил льготный роуминг, теперь все входящие у меня становились бесплатными. Посёлок не представлял собой ничего особо интересного. На вокзале сидели какие-то туристы с рюкзаками, видимо, вернувшиеся из какого-то похода. Вписался в локомотив и доехал до Печоры, относительно большого города, где есть локомотивное депо и аэропорт, откуда летают Ан-24 до Большого Савино.

В Печоре купил продуктов, узнал у занятой дежурной по станции о ближайших отправлениях. На этот раз меня сажать уже почему-то не хотели в несколько локомотивов подряд. Закупился продуктами, попробовал вписаться в поезда - послали брать билеты. Решил дождаться ночного поезда Печора-Сыктывкар. Комаров было, как и везде на севере, много, поэтому пришлось намазаться кремом. Рядом сидящий пьяный пассажир непредусмотрительно отправил на 3 буквы сотрудника ЛОВД и потребовал у него документы, за это его моментально скрутили и повели в сторону отделения. Думаю, что ничего хорошего его там не ждало. Купил билет за 350 руб в общий вагон до Микуни, сел в поезд и уснул.

Часть III. Глава 3: Белкомур

Когда-то я уже ездил вдоль от Перми до Котласа напрямую: через Верхнекамскую, Лесную, Кажим, Визингу и Коряжму. На этот раз маршрут был по следующему участку Белкомура: от Микуни до Архангельска. Итак, я приехал на печорском поезде и отправился искать дежурного по станции. Управление находилось довольно далеко от вокзала, пришлось идти минут 10. Сказали, что грузовых в интересующем меня направлении сегодня нет, пойдёт только пассажирский в 20.00. Запланировал впроситься бесплатно.

Пошёл в столовую, поел уже за 90 рублей (тут обед обошелся слегка подороже). На почте посидел пару часов в интернете: выложил фотки с Монголии и речного круиза. Потом прошёлся по городу, ничего интересного в нём не обнаружил и вернулся назад. Подошёл поезд Сыктывкар-Микунь, к нему сразу же подъехали милицейские машины с решетками: из первого вагона, т.н. "столыпинского", пересаживали в них осужденных преступников, по-видимому, направлявшихся в соседние колонии, которых здесь много, для отбывания наказания.

Сходил к локомотиву, попробовал впроситься, машинист отказал в резкой форме. Начальник поезда тоже не разрешил. Пришлось покупать билет до Кослана (ударение на первый слог) в кассе - обошлось в 150 руб. Сел в поезд, общий вагон был переполнен, но на каждой станции часть пассажиров выходила. Там же и зэков выгружали, на каждой станции вдоль поезда постоянно дежурил представитель УФСИН в форме.

В Кослане ночевать пришлось на вокзале. Уснуть не дали комары, кремом намазался - жужжат, пролетают мимо и пытаются атаковать, полностью укрылся спальником - душно. Как-то дотерпел до 5 утра и пошёл на трассу. Пропустил Камаз и застопил иномарку до трассы, начинавшейся за Усогорском. Узнал, что дорога от Микуни до Усогорска вообще до последнего времени была зимником, а сейчас еще более-менее проезжая. Усогорск был еще в советское время заселен болгарами, которые компактно обосновались в этом районе, приехав на вырубку леса. В начале 1990-х годов все болгары в один день собрали вещи и уехали, а квартиры остались брошенными. Их потихоньку стали заселять бомжи, преступники, цыгане и прочие антисоциальные элементы со всей страны. До последнего времени в посёлке совершенно не была развита инфраструктура, да и вообще на улицу было выходить страшновато. Сейчас как-то более-менее всё наладилось. Водитель показал мне достопримечательность - т.н. "чеченский дом", куда после выезда болгар приехало много чеченцев.

Сам водитель был предпринимателем, родился здесь, но вырос и живет в Сыктывкаре, сейчас решил создать здесь сеть малых предприятий, т.к. эта сфера тут полностью свободна. Уже имеет несколько магазинов, и в день моего приезда как раз открывал магазин в селе Благоево, куда мне потом было нужно. Туда должны была поехать заказанная им "Газель" через 2 часа. Еще он недавно был на Евро-2008 и рассказал, как подавал документы в австрийское посольство не имея ничего, кроме билета до Вены в одну сторону и брони в чешский (!) хостел. Австрийцы дали ему визу на 10 дней и он отправился смотреть полуфинал.

Довез меня до трассы, через несколько минут я застопил ГАЗ с мужиком, которого сначала принял за грузина. Но потом он сказал, что он - болгарин, коих в районе осталось всего 100 человек. Сразу же узнал, как продвигается восстановление гражданства, оказалось, что ему это не надо - он еще с рождения имел болгарский паспорт, а теперь, когда женился на местной жительнице, еще и получил российское гражданство. Он рассказал, как ездил на родину и как предъявлял на нашей границе российский паспорт, а на всех остальных - болгарский. Я сильно позавидовал ему Довёз меня до выезда из Благоево, куда он ехал. В посёлке смотреть было нечего, кроме пятиэтажек, треть квартир в которых была заброшена, хотя и имела владельцев.

На выезде застопил самодельный (!) лесовоз-грузовик со молчаливым здоровым бородатым водителем и его пьяной (это в 9 часов утра-то) и некрасивой спутницей лет 40-50, которая слишком нежно поглядывала на меня Она спросила у меня о цели поездки, я сказал ей, что типа вдоль Белкомура: из Перми в Архангельск. Она спьяну решила, что я собираю местные легенды, как Шурик из Кавказской пленницы и рассказала, как у нее мать, а еще через несколько лет впоследствии её знакомый ходили купаться на какое-то озеро, а потом не вернулись (набухались походу и в лес куда-то ушли). Их потом искали, отправляли водолазов, но не нашли. Сама она тоже туда как-то пошла (непонятно, нахрена :), а потом не смогла выйти из леса (бухая опять была, походу). Сказала, что посыпала на дорогу соль и попросила какую-то сверхестественную силу о помощи, тогда выйти всё же получилось. Доехали до какого-то отворота посреди леса, они там свернули влево, а мне надо было прямо.

Подъехал на Камазе-лесовозе еще 30 километров. Там застопился УАЗик, на котором ехал руководитель Усогорского филиала какого-то сыктывкарского лесозаготовительного предприятия. Рассказал, что леса добывают много, т.к. у них в плане так, но отсылают всего лишь 30% - в Сыктывкаре перерабатывать много не хотят, а остатки лежат на складе и гниют. Предложил им использовать их как-нибудь хотя бы для своих нужд, жалко же. Говорят, что неохота, да и все издержки компания компенсирует. Лес добывают уже в Архангельской области, рядом с границей областей. Туда они сейчас и ехали. Еще мне рассказали про Белкомур, который наиболее активно пытались строить на этом участке - от Вендинги, станции находившейся рядом с Благоево, и до Карпогор. Единственное, что сделали в первый год строительства, так это 5 километров насыпи, положили шпалы и привезли сюда огромнейшую гору песка (наверное, золотого ). На это всё ушло около 20 миллионов рублей. На следующий год, строящая Белкомур компания без всякого стеснения просила у инвесторов в два раза больше денег, мотивировав тем, что темпы инфляции высокие Когда строительство прекратили, местные жители сразу же разобрали рельсы и шпалы. Возобновлять планируют, но похоже, что не скоро.

На границе Коми и Архангельской области более-менее приличный асфальт, проложенный болгарами закончился и началась бетонка, постепенно перешедшая в дорогу из песка. Тут УАЗик отвернул направо, мне же снова надо было прямо. По словам пассажиров прошлой машины, до Нюхчи было еще где-то около 40-50 километров. Решил попробовать пройти их пешком, т.к. ночевать в лесу не хотелось. Пройдя час, еще на пять километров подвез Камаз-вахтовка, перевозивший суровых комийских лесорубов к месту работы. Теперь же движение совсем кончилось, и я продолжил путь пешком. Где-то километров через 20 проехала встречная машина с архангельскими номерами, что было хорошим знаком Еще через пару километров обнаружил нечто наподобие пионерского лагеря: в это время уже бухущая молодёжь (среднего и старшего школьного и младшего птушного возраста) готовилась к дискотеке. Спросил у них дорогу на Нюхчу, они показали. Некоторые попытались стрельнуть сигарет или спичек, сказал им, что не курю.

Через 10 километров наконец-то дошёл до Нюхчи. Было уже 19 часов вечера. Ехать дальше сегодня не хотелось, на поезд я вряд ли успел бы. Купил продуктов: колбасы, хлеба, газировки и вафель, пошёл к выезду. Как оказалось, деревня Нюхча состояла из трех поддеревень Две из них я прошёл, первая называлась Занюхча (не от того, что здесь занюивают водку, а из-за реки Нюхчи), а вторая - Нюхча. Еще третья была в стороне и как-то смешно называлась. Дошёл до конца Нюхчи, в надежде на ночлег спросил у местного жителя, где находится дорога на Карпогоры. Он пригласил в дом, угостил рисовой кашей и чаем, сказал, что другой еды нету (хотя перед этим рассказывал, что они тут устали есть одно мясо и молоко). На ночлег не позвал, сделал вид, что намёка не понял. Пошёл до конца деревни, машин так и не дождался. Спросил у местных жителей, где можно переночевать. Все очень деликатно делали вид, что не понимают намёка Наступал вечер, а ночлег так и не был найден.

Решил переночевать в каком-нибудь заброшенном доме, но все были как правило или закрыты, или загажены. Спросил у местной жительницы, где есть хорошие и чистые заброшенные дома. Она сказала, что есть тут один такой дом, но он стоит денег (решила заняться предпринимательством ). Вежливо послал её и отправился дальше. Сходил к реке, осмотрел рыбацкие домики, все были закрыты на висячие замки. Здесь на меня напала огромнейшая стая комаров, причём все из них кусали до крови.

Дошёл еще до одного домика у речки, расположенного прямо в центре села, больше похожего на сарай, у которого дверь была немного выломана, но всё же могла прикрываться: хоть какая-то защита от дождя и ветра. Разместился в нём, прикрыл дверь, разложил спальник и моментально уснул.

Проснулся в 10 утра и позавтракал. Выходя из сарая, увидел изумлённые лица косарей, заготавливавших рядом с домиком сено Дошёл до трассы, где-то через 3 часа подъехала первая машина - почтовая, завезшая почту в село. Попытался её застопить без особой надежды - как правило, в РФ машины "Почты России" не останавливаются даже на таких маленьких дорогах (как-то они меня не взяли даже на полузаброшенной трассе Харёнки-Унь в Свердловской области). Но машина остановилась. Оказалось, они тут исполняют функцию неофициального автобуса, обычный автобус (как я впоследствии узнал, стоивший 250 руб) отправляется рано утром. Берут пассажиров за деньги, но меня, естественно, взяли просто так, как только узнали цель поездки. Трасса Нюхча-Карпогоры была не очень хорошего качества, но в Монголии всё-таки дороги были намного хуже. Слева от нас протекала река Пинега (ударение на первый слог), водитель и экспедитор (если он так называется) предложили мне как-нибудь в будущем проехаться по Пинеге и осмотреть сёла: в каждом есть что-то интересное. Сказал, что подумаю :) Экспедитор угощал Ярпивом - выпили с ним 1.5 литра на двоих.

По дороге подсели пассажирки: какая-то школьница, впоследствии заплатившая 100 рублей, и еще какая-то девушка с ребенком.

К 16 часам подъехали к райцентру Пинежского района - селу Карпогоры. Достопримечательностей тут не было, зато наконец-то появился МТС. Вышел, купил немного еды, и сел на пригородный автобус в 16.45 до железнодорожного вокзала, находившегося в 10 километрах от села. Сходил к дежурной по станции Карпогоры-пассажирские, она сказала, что где-то в 20.00 тепловоз соберёт все груженые лесом вагоны и в 21 час отправится на Архангельск. До 19 часов погулял по станции, поужинал и посмотрел на местное население, занимавшее очередь за билетами в работавшую с 20 часов кассу: её открытия ждало более 200 человек.

Снова пошёл к дежурной по станции, но при входе меня остановил начальник станции и сказал, что туда нельзя. Пригласил к себе в кабинет, поговорили с ним о его работе помощником машиниста в депо Красный Лиман: о том, как он любил ездить до Основы (харьковская грузовая станция), потому что с ним тогда не ездили инструктора; о перспективах Белкомура, который здесь почти не строился (была сделана только несколькокилометровая насыпь); о дорогах района, которые совсем не строятся; о трассе Карпогоры-Архангельск, которая всё еще является зимником из-за какой-то небольшой километровой "перемычки", идущей через болото. Полистал служебное расписание Северной ЖД, посмотрел схему составов некоторых интересовавших меня поездов.

Он рассказал, что если машинист возьмёт меня, и я поеду на локомотиве, то мне надо будет сначала доехать до Карпогор-товарных. Когда строили ветку Архангельск-Карпогоры, то хотели её сдать к какому-то очередному юбилею, но не успевали и в результате сдали ветку Архангельск-Карпогоры-товарные. Поэтому сейчас довольно странно выглядит, что для такой маленькой станции и маленького села сделали товарную станцию (даже в городе, где находится управление дороги, Ярославле, нет товарной станции), превышающей размеры основной, пассажирской. Затем надо будет доехать до станции Глубокое-Новое, где меняется локомотивная бригада, местные машинисты едут назад, т.к. их 12-часовое время работы заканчивается, а подсаживается уже городская бригада, которая едет до Жаровихи, которая уже в черте Архангельска.

Вместе с начальником станции пошли к поезду, ему надо было ехать домой, до Карпогор-товарных. Машинист проехать мне разрешил, я сел в заднюю кабину. Где-то всего через 20 минут доехали до Карпогор-товарных, здесь была смена локомотивных бригад и мне предложили покинуть локомотив. Я сходил к дежурной по станции, она сказала, что грузовой пойдёт аж в 2 часа ночи, после прохода пассажирского. А ближайший в сторону Архангельска - рабочий поезд-"решётка" (рельсоукладочная машина с прицепленными плацкартными вагонами). Вспомнив пройденный мной в июне участок Февральск-Тында на БАМе, без особой радости направился к поезду. Зашёл в один из вагонов, лица у рабочих были не особо насыщенными интеллектом, но они были поспокойнее. Смотрели фильм "Файрволл" на огромном домашнем кинотеатре. Посмотрел немного вместе с ними, а затем уснул. Утром, в 7.30 утра проснулся в Исакогорке, главной сортировочной станции Архангельска. Здесь я вышел и сел на 33 автобус до центра Архангельска. На нём я доехал до железнодорожного вокзала, откуда за 10 минут дошёл пешком до дома Марии, путешественницы из Архангельска, с которой когда-то познакомился на Байкале. Она, как и я, состояла в Хоспиталити-клубе и Куч-сёрфинге (организациях, с помощью которых можно найти "вписки" в различных населенных пунктах).

Сейчас живу здесь до среды, 30 июля, а затем выезжаю на юг, в сторону Костромы.

Часть III. Глава 4: Центральная Россия

Жил у Маши несколько дней, гуляли с американцами, очень хорошо говорящими по-русски. Сфоткал их на фоне надписи "Янки, вон из Архангельска!", им очень понравилось. Еще осмотрели необычный деревянный дом, сделанный вопреки всей архитектурной традиции, который местные власти хотят снести. Почти все дни шли дожди, это мешало нормальному осмотру города.

В среду я выехал дальше, на юг. Для того, чтобы попасть на трассу, пришлось идти на автовокзал, где позавтракал в столовой за 60 руб, а затем сел на пустой северодвинский автобус за 10 руб до отворота на Северодвинск. Оттуда уехал на "десятке", ехавшей в Исакогорку, но почему-то сворачивавшей у отворота на Новодвинск, возле поста ДПС. Водитель думал, что я не знаю, где находится Братск, его родина, но он ошибся Поговорили с ним об Иркутской области, он, похоже, был очень рад, что встретил меня.

Попрощался с ним и застопил "Волгу" до Емецка, следующего районного центра после Холмогор, известных тем, что в их честь называется трасса М-8, т.к. в Холмогорском районе, в селе Ломоносово родился сам-знаете-кто, который потом пешком в лаптях в Москву пошёл. Водитель был очень молчалив, единственное, что я от него узнал: он был следователем по особо важным делам прокуратуры области. Довёз меня не до самого Емецка, а свернул на отвороте за пару км от него. Минут через 10 уехал на машине, вывернувшей из этого же отворота до Емецка.

Там начал стопить возле выезда из села у моста. Остановилась "десятка", предложившая довезти меня до отворота на Ныколу. За неимением лучшего решил согласиться, хотя предчувствовал, что зря. Простоял там где-то час, позиция уж очень скоростная: все машины сильно разгонялись. В конце концов смог уехать на полупассажирской "Газели", перевозившей людей из Архангельска в Березник. Сам Березник оказался довольно длинным селом, ничего особенно интересного не представлял. Находится на Северной Двине.

Высадив всех, водитель поехал еще дальше - доехал с ним до поворота на переправу через Двину. Оттуда на джипе проехал еще несколько километров - до села Важское, где активно шла торговля местными ягодами. Затем на "Камазе"-лесовозе до какого-то поворота на село Красное чего-то там, в котором находится лесобаза. Вышел и стал стопить машины дальше, напротив стояли какие-то гопники, продававшие ягоды. Когда они где-то нашли огромную такую дубинку и стали как-то не очень добро посматривать в мою сторону, я решил пройти подальше, стопя на ходу. К счастью, остановился УАЗик-"буханка", ехавший еще 5 км. Там остановилась легковая "Тойота" со 177 номерами. За рулём - лицо кавказской национальности. Спросил - в Москву? говорит - ага, но может взять только до ближайшего города (то бишь Вельска). Оказался грузином, поговорили с ним об отношениях России и Грузии (что сейчас, кстати, актуально), он сказал, что ездил в Архангельск по работе и зачем-то искал по всей трассе архангельских дальнобойщиков, чтобы узнать, на какой стоянке в Москве они останавливаются. Не стал интересоваться где, кем и на кого он работает, в таких случаях меньше знаешь - крепче спишь.

В Вельске вышел у отворота на Коношу, застопил "жигуль" до какого-то переезда возле села Ульяновское-Ленино или как-то так Тут начиналась трасса на Коношу, но было уже поздно, около 9 часов. Как я уже знал, тут же останавливается рабочий пригородный поезд до Вересово, станции в 10 км от Коноши. Часто РЖД не любит пускать пригородные от одной важной узловой станции до другой, т.к. они находятся на разных дорогах или входят в разные отделения РЖД. Примеры: Пермь-Балезино (которую СвЖД с удовольствием укоротило бы до Чепцы), Агрыз-Алнаши-Набережные Челны, Буа-Бурундуки-Цильна и т.д. В этом случае станция Вересово находится на Сольвычегодском отделении СЖД, простирающемся от Микуни через Котлас, Кизему и Кулой почти до Коноши (почему-то почти все пересадочные для пригородных станции на той ветке начинаются на "к" А уже в Коноше начинается Исакогорское отделение, идущее от Архангельска.

Итак, я сел в поезд, сразу же подошла молодая проводница. Позвала к себе в купе, говорит, что надо платить 80 руб. Я ей очень мило поулыбался, сказал, что заплачу как-нибудь потом, она тоже поулыбалась, похоже, что я понравился ей, поэтому делать ничего не стала.

Пока ехали до Вересово, не смог преодолеть соблазн уснуть. Проснулся за перегон до конечной, заварил себе пакетик чая, потом пришлось пить его на ходу. Сама станция выглядела пустынной, но вдалеке уже виднелись огни станции Коноша-2, в сторону которой я и направился по путям, а затем по автодороге. Километров через 5 дошёл, там немного отдохнул и продолжил путь. Пообщался с местными путейцами, они мне пересказали какой-то эпизод из фильма про Белого Бима, который я не смотрел, объяснили, что ему автоматической стрелкой что-то там придавило, поэтому сказали быть осторожнее.

Остальные 5 км до Коноши-1 шёл по шпалам, т.к. автодорога делала большой крюк. А поскольку шёл по первому главному пути, приходилось пропускать проходящие грузовые и пассажирские поезда.

В час ночи дошёл до Коноши-1, купил сухариков, плитку шоколада, а через некоторое время сел на электричку до Вологды. Вагон был пустой, где-то сразу пришли кондуктора-контролёры. Моё нежелание платить им не понравилось, но сделать они ничего не смогли, побарагозили и ушли. Лёг спать, рюкзак положил рядом, вроде никто ничего не спёр В Вологде немного погулял по вокзалу и сел в тот же состав, поехавший уже до Буя. Бесплатно доехал тоже без всяких проблем, кондуктора попались не особо настойчивые. В Буе первым делом пошёл в столовую локомотивного депо, но там оказался санитарный день. Поэтому пошёл до трассы и сразу поймал машину до Чистых Боров, перед которыми был отворот налево на дирекцию КАЭС. Подумал, что это очень странно, ведь КАЭС так и не сделали, а дирекция уже работает.

Затем доехал до Костромы, проехав мимо села Домнино, в котором по преданиям и жил знаменитый полупроводник Иван Сусанин, в честь которого и назван этот район и райцентр, село Сусанино. Ехал в какой-то иномарке, водитель и его пассажир общались без использования русского мата, что является большой редкостью. Уже начал засыпать, когда подъехали к городу. Они начали показывать достопримечательности, среди которых был и аэропорт, который, оказывается, находился у выезда на мою трассу. Быстро очнулся ото сна, вышел на последней крупной остановке у выезда, купил выпечку, немного перекусил. Затем пошёл в аэропорт, там узнал, что рейс Кострома-Шарья-Боговарово на Ан-2 временно отменен с июня 2008 г. А полетать-то мне хотелось, поэтому решил взять билет на вертолёт до Кинешмы, но мест не было. Единственное направление, куда можно было забронировать место - до деревни Ломовской, находящейся в Некрасовском районе Ярославской области. Дежурная по аэропорту даже не знала расположения деревни, поэтому пришлось находить информацию с помощью смартфона. Билет стоил 84 рубля в одну сторону, забронировал туда и обратно.

После этого поехал на центральную площадь на автобусе №5. Местные жительницы рассказали мне о столовой на центральной площади в здании администрации, я там очень сытно поел за 40 рублей. Затем встретились с Борисом, представителем Хоспиталити в Костроме. Встретились у МакДональдса, потом поехали к нему. Жил с очень умной, красивой и даже любившей его женой (что не так часто попадается), которая вернулась на следующий день из СПб и Кронштадта. Он показал творчество своей группы "Оригами", других интересных альтернативных костромских групп, рассказал про них. Затем посмотрели сериал про доктора Хауса, мне понравилось, поэтому впоследствии мне переписали 2 первых сезона сериала.

На следующий день познакомился с женой Бориса, нашли очень много общих интересов. Затем погулял по городу, поел в той же самой столовой. В 14 часов отправился в аэропорт, прокатился на вертолёте над рекой Костромой и Волгой, очень понравилось, при первой возможности прокачусь еще раз в другом направлении (предпочтительно - в кинешемском, билет до Кинешмы, райцентра Ивановской области, стоит всего 185 руб).

После аэропорта пошёл искать местное непастеризованное пиво, нашёл таковое и купил (рублей где-то за 70). Взял к нему закуски, попрощался с хозяевами квартиры, поблагодарил их и отправился на поезд №644 до Свечи. За день до этого сделали с Тестом мне билет до Шабалино, хотя надо было сделать до Свечи - цена та же. Электронный билет получал вне очереди, как известно, его нужно получать именно так.

Сел в поезд, занял нижнее лежачее место, выпил пиво, немного пообщался с попутчиками: бабушкой с внуком, едущими из Костромы в Котельничский район. Они были очень удивлены, увидев путешественника, побывавшего в таком большом количестве стран.

В Шабалино решил не выходить, а из спортивного интереса доехать до Свечи. Проводнице было без разницы, она ничего не запоминала. В Свече сходил в столовую и поел там за очень дешево. Потом еще сутки жил в Шабалино, куда мне привезли новые и чистые вещи, там ел тоже в очень дешевой столовой. Утром в воскресенье выехал на запад, запланировав попасть в Буй к вечеру. Но застопившаяся машина ехала во Владимир, поэтому решил поехать сразу туда. Ехали через Ветлугу-Урень, впервые проехал по той дороге. Перед НН возле Бора попали в пробку: тогда все огородники возвращались со своих участков и движение было парализовано.

Когда доехали до отворота на Владимир, было уже темно, поэтому стопить не очень хотелось. На последнюю электричку я уже не успевал. Водитель умудрился по рации найти мне прямую машину до Москвы, пересел на нее у начала владимирской объездной. Но доехали только до Покрова: в Малой Дубне был какой-то ремонт, поэтому грузовые пропускали медленно. Некоторые отправлялись в объезд, через Орехово-Зуево. Водитель решил переночевать в Покрове и подождать, может утром поток рассосется. В результате, мы проспали самое оптимальное время (4 часа утра) и пришлось ехать через Орехово-Зуево. Сел там на электричку и бесплатно доехал до Курского вокзала Москвы.

Часть III. Глава 5: Вологодчина

Приехав на Курский вокзал, сразу же пересел на электричку с курского направления, идущую до Дмитровской. Съездил до Дмитровского шоссе, сделал одно доброе дело, которое меня попросили сделать Затем прогулялся по Москве с LakeF и его спутницей, которые получали финскую визу и направлялись на юг Норвегии. Потом съездил на Горбушку, взял новое зарядное устройство для аккумуляторов фотоаппарата (старое сломалось в Шабалино) всего за 300 руб. Ни разу в эту поездку не проехал на метро, выбирал только наземный транспорт, в т.ч. электрички. Возле Комсомольской в "Перекрестке" закупился продуктами, взял половину куры-гриль и сел на электричку до Александрова.

Выезжал уже вечером, всё было переполнено, пришлось стоять в тамбуре почти до Пушкино. Выходить надо было раньше, т.к. когда приехал в Александров, солнце уже село и нужный мне автобусный маршрут до ярославской трассы уже не ходил. Попытался узнать про новое расписание электрички, идущей резервом до Балакирево - все кассирши не признавались. Было уже 22 часа вечера, решил добраться пешком до трассы и стопить в светоотражателях, но потом передумал и вернулся на вокзал. Появилась идея прокатиться до Кинешмы на ночном дешевом поезде с общими вагонами. Пока ждал поезда, бесплатно зарядил телефон и аккумуляторы фотоаппарата в киоске пополнения счета на перроне.

Менее, чем за час до прибытия поезда взял билет, но получилось с комиссионным сбором Стоило около 250 руб. Взял 0.5 л бутылку "Оболони", сел в поезд и сразу же уснул.

Утром немного погулял по Кинешме, дешевых столовых не нашёл. Самое дешевое, что было - кафе на вокзале. Прошёлся до центра, ничего особо интересного не увидел. Затем до автодороги, там сел на автобус до Заволжска. Купил билет за 15 руб до какой-то развилки, которую мне представили как трассу на Островское. Проехал по ней несколько км и вернулся назад на следующей машине, водитель которой объяснил, что ехать надо через Заволжск, а эта дорога ведёт в другом направлении.

Застопил Рено-Логан до Заволжска, осмотрел полуумирающий городок. На автовокзале дорого продавали всякую выпечку, покупать не стал. Дошёл до трассы и доехал на "Оке" до деревни Комарово - мужик из Иваново рассказал, что один его знакомый лет так 65 поссорился со всеми и решил типа вернуться к истокам - уехать в родную деревню, а квартиру отдать в обмен на дом в той деревне этому самому водителю. Поэтому он и пытался найти ему тут дом получше. Из Комарово уехал на УАЗике-"буханке" с чувашскими номерами, ехавшем из Чебоксаров в Углич с остановкой в Заволжске. Водитель до меня уже успел подобрать одного пассажира, желавшего уехать от развилки у Островского в сторону Кадыя. Эдакий такой обросший дедок собрался ехать туда за грибами. Пока ехали, он выпил 3 бутылки боярышника, запил газировкой и постоянно курил "Приму". Километров через 30 водитель спросил, где его высадить, тот сказал, что едет в Заволжск, водитель немного офигел от этого в результате довезли его до отворота на трассу Киров-Кострома и вытолкали из машины.

Доехал с ними до поворота возле Судиславля на Галич. Оттуда уехал на "Газели" до Чухломы, пол-дороги в ней проспал. В Чухломе застопилось такси с лезгином, уроженцем Дербента, ехашвим в Солигалич, куда мне и надо было. Проехали через центр, бегло осмотрел его, водитель довёз до отворота на железнодорожный вокзал. Зашёл на станцию (железнодорожный цех Солигаличского известкового комбината) Солигалич имени Румянцева - бывшего до прошлого года её начальником. Ветка не входила в состав РЖД - здесь проходит Монзенская железная дорога, о которой можно прочитать, например, здесь - ve.free-travels.ru/articles/item.php?country=monza.

Дежурная по станции встретила хорошо, сказала, что грузовой на Ламсу отправится часа через 2-3. Оставил ей рюкзак и отправился назад, в город, смотреть достопримечательности. Центр был очень красив, сразу понравился. Церкви очень симпатичные. Есть 1.5 литровый лимонад, стоивший 35 руб, срок хранения - всего 5 дней! и сделанный исключительно из натуральных компонентов. Естественно, я его купил - по вкусу напоминал лимонады из далёкого советского детства.

Осмотрел торговые ряды, санаторий и сел на вечерний бесплатный служебный автобус до карьера в 18.30, отправляющийся от центра. На нем доехал почти до станции. Посидел пару часов в кабинете дежурной, зарядил батареи телефона и посмотрел вместе с дежурной "Спокойной ночи, малыши" Почему-то у них показывал только один канал.

Я планировал проехать не по простому маршруту - на Вохтогу, а по довольно сложному - до Кемы. Новый дежрный по станции сказал, что утром пойдёт мотовоз до Кемы, но потом уже сказал, что может пойти и до Юзы, и до Иды. Сказал, что ему говорили, что до Кемы тепловозы уже не ходят. Пассажирский поезд, ходивший из Вохтоги до Иды, уже 2 года как следовал только по определенным дням недели - в среду, пятницу и выходные. Во вторник, когда я там оказался, его там не было. Всё это не особо радовало Первоначально решив ночевать в зале ожидания Солигалича, я решил доехать до Ламсы, оттуда на тепловозах проехать на Иду и там уже определиться с маршрутом. Это было серьезной тактической ошибкой.

Более часа ехали 12 км до Ламсы на тепловозе с известняком и лесом. Молодая дежурная с лицом, выражающим отсутствие интеллекта и татуировкой на ноге, очень плохо относилась к путешественникам, поэтому в дежурке сидеть не дала, даже в её прихожей. В дом для ночевки машинистов пускать отказалась принципиально. Других зданий на Ламсе нет, поэтому ночевать пришлось в каком-то полуразрушенном сарае, который вполне мог не дотянуть до утра и развалиться.

На улице было довольно прохладно для лета, из-за этого спать было проблематично. Утром пришёл в себя от гудка мотовоза, ехавшего до Стеклянки - соседней станции в сторону Вохтоги. Принял его за мотовоз на восток, уточнил, что тот мотовоз (его почему-то называют "подарок") пойдёт где-то в 8 утра и, скорее всего, дойдёт только до Юзы, станции в 30 км от Кемы.

Дождался мотовоза, сел в него, ехать пришлось с рабочими, постоянно курившими всякую дрянь. Заехали в Солигалич (можно было спокойно переночевать там), забрали трех человек: тракториста, начальника чего-то там, и его заместителя. Все ехали в Юзу. Туда приехали через несколько часов. Перед этим долго стояли у въездного красного светофора в Гремячем: дежурная по станции, похоже, что уснула на рабочем месте.

В Юзе узнал, что мотовоз поедет до 21 км, к месту вырубки леса, но время его отправления неизвестно: вся бригада пошла обедать. Меня не пригласили, попросил у них часть свежего батона, коих у них было довольно много - отказали. Съел банку тушенки и морепродукты, взятые в Москве, немного выспался на заднем сидении мотовоза. Пока я спал, несколько рабочих съездили на пару километров вперед за водой на мотовозе и назад.

Где-то в 16 часов поехали до 21 км. По пути видели трех медведей, гуляющих по рельсам, местные пожалели, что не взяли ружья. Это меня отнюдь не порадовало Доехал до 21 км и пошёл оставшиеся 10 км пешком. Шёл дождь, между шпалами росло много травы, из-за этого весь промок. Около 7 часов вечера увидел вдали какую-то вышку и расхождение путей. По виду это как-то не походило на Кему, которую я себе представлял.

Около расхождения путей увидел в 500 метрах сзади от себя медвежонка, смотревшего в мою сторону. Решил прибавить шагу, чтобы побыстрее пробраться до цивилизации. Дошёл до какого-то небольшого здания слева от жд без всяких опознавательных надписей. На нем висел кодовый замок, на котором стоял не очень сложный код "000? Зашёл в еще тёплое здание станции. По журналу отправлений я установил, что раз в несколько дней на мотовозе сюда утром из Юзы (или еще откуда-то) приезжают дежурные, а вечером уезжают. Переночевал на кровати, снабженной одеялом и подушкой. Утром в 9 часов продолжил путь: дошёл до другого здания, находившегося на станции. В этот момент обернулся, услышав гудок мотовоза - на нем как раз приехали дежурная по станции Кема и еще кто-то, наверное, стрелочница, тут все стрелки ручные.

Подъехал на мотовозе несколько сотен метров, прошёл последние метры Монзы пешком, она заканчивалась сразу после переезда. Как мне сказали, станция Кема уже продана и скоро её разберут.

Свернул на грунтовку, дошёл до деревни Макарово, где началась бетонка. Рядом с деревней стояла легковушка с 78ми питерскими номерами, что довольно необычно для таких мест. Пошёл по бетонке дальше. По пути почему-то встретилась машина из 51 региона (Мурманская область), свернувшая на одном из отворотов в лес. Как её сюда занесло - непонятно.

Первые признаки движения по дороге начались возле деревни Верховина, возле нее куда-то налево свернул УАЗик со стороны Никольска, а в саму деревню заехал продуктовый ГАЗ. Прошёл еще километров 10 и застопил этот самый возвращающийся ГАЗ. Сейчас он ехал не в Никольск, а в Малую Кему, деревню, на которую ведёт отворот возле посёлка Борок. Проехали Борок, вышел на развилке, откуда застопил МАЗ до Никольска. Водитель не поверил, что я был в Средней Азии (про Африку я обычно не говорю - никогда не верят :), показал ему штампы, он очень сильно удивился и всю поездку завидовал моим путешествиям.

В Никольске осмотрел город. Была очень симпатичная церковь, почему-то без окон и дверей - все замурованы. Установил, что в городе есть две столовые: одна возле рынка (местного сельпо), а вторая - где-то за мостом. Не было времени искать и зашёл в закусочную, тоже принадлежащую сельпо. Взял там немного солёную никольскую минералку и поел на 50 рублей (почему-то рожки стоили 10 руб, а все остальное, суп и котлета, относительно дешево).

Дошёл до выезда на Тотьму, долго стопил, но все показывали, что отворачивают. Наконец остановился легковой "Форд" до какой-то деревни Милофаново километрах в 70. Оттуда уже уехать было сложно, пришлось застопить Камаз, который, оказывается, ехал из Никольска аж в Москву: вёз туда стройматериалы. Проехали село им. Бабушкина, Тотьму, которая мне внешне очень понравилась, решил обязательно посетить её в одну из следующих поездок. Поели в каком-то придорожном кафе, водитель, несмотря на мои протесты, решил меня угостить за свой счёт.

Доехали до поста у М-8, там остановились на ночлег. Где-то в 4 утра продолжили путь и доехал до Вологды. Вышел у трассы на Кириллов. Машины почему-то не стопились. Где-то минут через 20 нашёл прямую машину на 75 км вперед, почти до границы с Кирилловским районом. Там очень сильно застрял: стоял почти 2 часа, застопился только Камаз МЧС, ехавший в Николо-Торжок. Там застопилась сразу первая машина - джип-хьюндай, едущий аж в Вытегру. Решил осмотреть Белое и Онежское озёра в одну из следующих поездок и поехал с ними до их конечного пункта. В Вытегре бегло осмотрел посёлок и пошёл на трассу до Питера, хотя при движении на Петрозаводск местные жители почему-то указывали трассу до Медвежьегорска. Подъехал на легковушке до конца посёлка через первый шлюз Волгобалта. Здесь сразу же застопился ГАЗ с ленинградскими номерами, который, похоже, что останавливаться не планировал, но моя активная жестикуляция его убедила Ехал он до Подпорожья, добрался с ним до отворота на Петрозаводск возле Ошты (после войны названной Оштинским Погостом). Как я впоследствии узнал, здесь советские войска остановили наступление финских. На развилке, где я вышел, был соответствующий монумент: "здесь был остановлен враг". На следующей машине с вологодскими номерами попал уже в Ленинградскую область: деревню Вознесенье, разделенную рекой Свирь на две части. Моста там не было, т.к. деревня находится в низине, а Свирь находится на Волго-Балтийском пути. Паром отправлялся раз в час-два, до его отправления купил выпечку в магазине и попытался вписаться в машины, некоторые отсылали, т.к. по их словам места нету (ага, когда в машине всего 2 пассажира :), некоторые говорили, что едут только до конца деревни (угу, с карельскими 10ми номерами :), один водитель на джипе-фольксвагене, ехавший один, честно и без всяких отмазок сказал, что брать просто ну не хочет и всё.

Дошёл до конца деревни, еще час ждал следующего парома. Застопил "Ниву" с вологодскими номерами до Петрозаводска. Пока ехали, написал смску Юле из Хоспиталити, живущей там, о том, чтобы встретила где-нибудь в центре. Договорились с ней о встрече на площади Ленина. Познакомился с её подружками, они все первоначально планировали пойти домой, но я заинтересовал их небольшой лекцией про дешевые авиабилеты: все они очень любили путешествовать, поэтому все пошли к Юле пить чай и изучать наиболее дешевые направления полётов.

Теперь до понедельника планирую жить в Петрозаводске, а затем - проехать вдоль Ладожского озера до Сортавалы.

Часть III. Глава 6: Карелия

Пожил несколько дней в Петрозаводске: осмотрел центр города, набережную, на которой находятся различные деревянные фигуры из Калевалы и всякие подарки городов-побратимов. Еще есть водный вокзал, т.к. Петрозаводск находится не на реке и не на море, а на озере, но в русском языке "озерный вокзал" звучит как-то нелепо.

Утром в понедельник выехал дальше, в сторону Олонца - я запланировал проехать вдоль Ладожского озера. Сначала на автобусе 53-1 (тут почему-то некоторые автобусные номера пишутся через черточку) добрался до выезда, развилки из четырех дорог, одна из которых мне и была нужна. Сразу же поймал "Оку" с супружеской парой лет 40-50 на несколько километров вперед, почти до Пряжинского района. Затем на десятке доехал до следующего райцентра, Пряжи. Немного застрял на первом отвороте, но самозастопившаяся пассажирская "Газель" предложила проехать до какого-то посёлка, заканчивающегося на "озеро". Подобных местных топонимов здесь очень много, поэтому все запомнить довольно сложно.

Провезли всего 1-2 км, после чего свернули направо, на Сортавалу, а мне надо было на Олонец. Ждал где-то час, пока не остановилась "пятерка" с женщиной за рулем почти до Олонца. Оттуда, на довольно скоростном отвороте, я смог уехать на быстрой питерской иномарке до отворота на Олонец, хотя можно было и в Питер.

Потом еще с какой-то женщиной на "Ладе" до центра Олонца (странно, что они тут не боятся останавливаться, обычно в России существует обратная тенденция). В центре Олонца поел за 70 рублей в каком-то кафе, положил денег на телефон, затем дошёл до трассы, на нескольких машинах проехал пару десятков километров, а затем на раздолбанном "Москвиче" какой-то пенсионер довёз до Видлицы.

Узнав, что я впервые в этих местах, он решил показать мне красоты местности: перед Видлицей свернули налево, прямо на берег Ладожского озера (оно же - Латооккаярви по-фински). Пофотографировал там немного, места действительно красивые, имеет смысл съездить туда отдохнуть.

В Видлице попалась машина с какими-то местными люмпенами до Салмы. На заднем сидении рядом со мной сидел какой-то дебил лет 30-35, постоянно предлагавший свернуть к озеру и искупаться (когда на улице +5 градусов). Граница Олонецкого и следующего, Питкярантского района когда-то была границей Российской империи и Шведского королевства. Впоследствии, в 1917-1940 годах здесь была граница РСФСР и Финляндии. После Зимней войны все эти территории перешли к РСФСР, а сейчас являются частью Карелии. При этом все финско-карельские топонимы были сохранены, что порой выглядит очень забавно Кстати, в деревне Погранкондуши даже сохранился пограничный камень с давних времён.

Доехал до центра Салмы, решил прогуляться по посёлку, но кроме готичной заброшенной церкви ничего особенного там не увидел. Прогулялся до железнодорожной станции, представлявшей собой небольшой разъезд с закрытым зданием вокзала, уточнил, что здесь ходит всего один поезд - из Янисъярви в Лодейное Поле и назад. К нему еще цепляют прицепные вагоны до Петрозаводска и Питера.

На трассе застопил питерского дальнобойщика, везшего крабные палочки в Сортавалу. С ним проехал весь остаток пути. В Сортавале осмотрел центр - от старого финского города осталось не так уж и мало интересного, как и в Выборге. Совсем рядом был Валаам, куда ходил "Метеор", но сейчас он мне пока не был нужен. В центре Сортавалы стоял памятник герою Калевалы Вайнемяйнену, в честь его названа и главная площадь города.

Сходил на вокзал, уточнил наличие мест в поезде до Костомукши, пока всё было нормально. Взял пива (красное "Степан Разин", 2.5 литра), закуски, выпил на вокзале, пока ждал поезд, случайно познакомился с какой-то девушкой из Сургута, учившейся в Питере, а сейчас возвращающейся с практики из Мончегорска. Она ездила на Валаам, а теперь хотела посетить Петрозаводск.

Билет без сбора взять не получилось, пришлось заплатить на 80 рублей дороже Сел на питерско-костомукшинский поезд, на нем доехал до конца. Костомукша находится в паре километрах от границы, но это не пограничная зона, её убрали в 2007 году. При этом пограничники ведут себя очень настороженно, один из них выявил меня в поезде, осмотрел документы, потом сказал, что меня встретят в Костомукше и проведут беседу.

В Костомукше встретил какой-то сотрудник ФПС ФСБ, помимо меня взяли еще трех украинцев, их отпустили, увидев их обратный билет в соседний посёлок; и одного беларуса. Нас отвезли в воинскую часть и отвели на верхний этаж. Меня, похоже, решили оставить на десерт, пока допрашивали беларуса, меня оставили в их комнате для приготовления пищи, я заряжал телефон и приготовил себе чай.

Затем отправился на "беседу", меня очень культурно и вежливо опрашивал начальник: откуда я, какое у меня образование, чего я тут забыл, и куда планирую поехать. Рассказал ему свои планы до сентября, он очень удивился Потом попил со мной чаю, он осмотрел фотографии и авиабилеты, но задерживать меня не стал, где-то после 2 часов ожидания и беседы отпустил.

Попрощался с ним и пошёл смотреть город. Костомукша оказалась необычным городом, она была построена финнами в 1982 году, дома финские, подъезды сделаны из мрамора, кругом очень много всего красивого построено. Совсем недалеко от центра находится живописное озеро. Вообще, город очень сильно мне запомнился: всё красиво, народ очень интеллигентный и культурный, много молодёжи.

В самом центре находится одно из градообразующих предприятий - ОАО "Карельский окатыш". На всех остановках указано время отправления автобусов, многие из которых (ведомственные) возят бесплатно, а все желающие ездят на них.

Доехал до трассы, оттуда застопилась какая-то легковушка в соседнюю деревню. Местный житель долго жаловался на нелегкую судьбу, что ему платят всего 4000 руб пенсии, а костомукшинские получают намного больше. Затем на ПАЗике, везшего рабочих костомукшинского АТП, довезли до Ледмозера, которое было уже в следующем районе.

Провезли через весь посёлок, тоже ничего интересного. Выезд на трассу был очень удобен, водитель ЛиАЗа предлагал подвезли километров на 15-20 вперед, я отказался: это заведомо проигрышный вариант. И правильно сделал, попалась легковушка аж до Кеми, куда мне и надо было. Вообще, я хотел заехать в Беломорск и осмотреть петроглифы, но решил оставить это на следующую поездку.

В Кеми в центр сначала не поехал, стал ждать машину в сторону Лоухи (название посёлка Лоухи не склоняется, это имя хитроумной ведьмы из Калевалы). Но ничего не дождался, смеркалось, вокруг летало много мошек и комаров, а перспектив никаких не ожидалось. Подъехал на почтовом ГАЗе до вокзала Кеми, о котором в ВЭ было написано, что он закрывается в 22 часа и там можно переночевать. Это оказалось ошибкой, ведь кассы должны работать круглосуточно. Было очень много паломников и туристов на Соловки и с них, часть сидела, часть лежала на полу. Зашёл в магазин, глянул на стенд с пивом. Очень удивился, увидев беларусское пиво (это в двух тысячах то километрах от Беларуси!) всего за 40 руб/1.5 литра. И выбор был довольно большим - "Лидское", "Речицкое", "Александрия", ну и, разумеется, "Крыниця".

Решил поддержать лидское пивоварение. К пиву еще купил колбасы и сухариков. Сыр в косичках остался еще с Сортавалы, где я слишком много его приобрел.

Первоначально планировал переночевать на вокзале и культурно доехать на электричке до Лоухи, затем выйти на трассу и уехать в Кандалакшу. При этом многие перспективы были неясны: насчет ночевки и насчет пересечения границы областей, с которой периодически бывают проблемы.

Исключительно из спортивного интереса и особо ни на что не надеясь, отправился к локомотиву пассажирского поезда Москва-Мурманск, попытался впроситься. Меня не то, чтобы послали, но извинились и вежливо отказали. Предположил, что может получиться в следующий раз. После отправления пассажирского пошёл к третьему пути, где стоял уже готовый к отправлению электровоз ВЛ. Выложил его машинисту сразу всю информацию о себе и не дожидаясь его решения сразу спросил, где лучше залезать, чтобы не заметили: с этой стороны или с той. Машинист пытался меня послать, но, видимо, не смог, и сказал, чтобы зашёл с обратной стороны в заднюю кабину, его помощник специально сходил открыть мне дверь, она была заперта на ключ изнутри.

Выпил пиво, закусил и к утру приехал в Кандалакшу.

Часть III. Глава 7: Кольский полуостров

Утром приехал в Кандалакшу. Немного не верилось, что наконец-то оказался в такой далёкой от Перми Мурманской области. Первым делом посетил железнодорожный вокзал, представлявший собой небольшой деревянный домик (что странно для такого относительно большого города и такой важной станции). Глянул расписание электричек в Лоухи, куда мне уже не было нужно, и в Апатиты. Узнал про железнодорожную столовую: по словам работников станции, она находилась в здании локомотивного депо, куда я и отправился. Но работала она не круглосуточно, а всего лишь с 10 до 15 часов. И цены были не настолько низкие, как в центральной России. Решил посетить Умбу, о которой столь восторженно отзывались питерские американцы, с которыми я общался в Архангельске.

Попытался узнать у таксистов, где находится выезд на трассу, но они начали глумиться: типа пойдёшь туда-то и туда-то, а там висит щит, какие машины сегодня бесплатно везут до Умбы. Перешёл железную дорогу и оказался в центре города, ничего интересного не представлявшего. Интуитивно отправился в сторону предполагаемого выезда, в конце концов достиг моста через реку. Перешёл его и начал стопить. Минут через 10 остановилась машина до соседнего посёлка. Оттуда на Камазе, ехавшем на карьер, доехал до моста через какую-то речку, камазист меня специально подвез на 3 километра вперед, объяснив, что мне там ждать машину будет повеселее Там застопил Форд-транзит уже до Умбы. С водителем очень хорошо пообщались, он сначала решил, что я веду какой-то неправильный образ жизни, я ему полностью объяснил свою сущность, красочно рассказал о дешевых авиабилетах и оставил контакты, т.к. ему сразу же захотелось куда-нибудь слетать.

В Умбе договорились с ним, что через час встретимся и вместе поедем в сторону его родного города, Полярных Зарей. Он даже обещал мне позвонить, я ему оставил номер телефона, но так и не дождался впоследствии звонка.

В посёлке прошёлся по какому-то деревянному настилу, здесь какой-то турист кормил белок семечками, а они охотно их ели прямо из его рук. Белки были почти ручными, я одну погладил, вторую даже взял на руки, они не боялись. У них еще очень забавный такой мохнатый хвост Разговорились с туристом, попутно фотографировавшим зверушек - он был из Вентспилса в Латвии, гражданства Латвии не имел, зато с паспортом негражданина мог ездить от Дублина до Владивостока без визы (везёт ведь людям). Поговорили о состоянии дел на рынке лоукостов Прибалтики - про эйр шпунтик и про райн.

Прошёлся по прибрежной части посёлка, ничего особо живописного не увидел. Одну из достопримечательностей посёлка - старинный каменный лабиринт в 8 км от посёлка - посмотреть так и не успевал. Прогулялся по старинной центральной улице, интересной тем, что она деревянная (это очень понравилось американцам). Но для меня после Антипаюты это не было чем-то особенным - там весь посёлок такой. Обзор центра Терского района был закончен, столовых тут не нашёл, поэтому отправился стопить в обратную сторону, на Кандалакшу.

Поймался УАЗик-"буханка" с рабочими до Кандалакши, которые проехали 5 километров и им позвонили и сказали, что надо поставить трубы еще на одном объекте в Умбе, поэтому им пришлось возвращаться, а мне - выходить. Через 5 минут застопился еще один УАЗ-"буханка", принадлежащий "Почте России", везший корреспонденцию из Умбы до Кандалакши на железнодорожную станцию. Водитель искренне мне симпатизировал и очень хотел помочь, поэтому провёл небольшую экскурсию по Кандалакше и вывез до трассы на город-спутник Полярные Зори в микрорайон "Нева-3?, находившийся рядом с кандалакшским заводом Русала. Встал за переездом, т.к. в таких местах всегда удобно останавливать машины, особенно, когда есть только одна важная дорога - вперёд, имеется широкая обочина и нет слишком большого потока машин. Все эти критерии наличествовали, поэтому через 30 секунд остановилась иномарка до Полярных Зорей. Очень быстро доехали до города, по сравнению с унылой Кандалакшей он выглядел довольно богато: ведь здесь располагалась Кольская АЭС, на которой работают многие жители города. Из-за этого квартиры здесь стоят довольно дорого. Еще, как я знал до этого, тут есть какой-то канал охлаждения АЭС, в котором радиационный фон ниже, чем везде, а температура всегда стабильна - 27 градусов в любое время года. Здесь вполне можно купаться, местные жители так и делают, я тоже планировал, но водитель, привезший сюда, рассказал, что тут за это штрафуют, да и в канале глубоко и можно на какую-нить железяку напороться.

Довезли меня почти до выезда, прошёлся один квартал до огромного монумента с названием города и начал стопить. Остановилась навороченная иномарка до Апатитов с двумя длинноногими глямурными блондинками: чуть постарше голубоглазой за рулём и чуть помладше кареглазой рядом с ней. Ехали они на 120 км/ч, иногда слишком рискованно обгоняли, но в целом вели нормально. Периодически разговаривали между собой с использованием богатого запаса русского мата, а еще звонили бойфрендам, сообщая, когда приедут на место. Специально говорили более позднее время прибытия, имея тайный умысел - чтобы их там дольше ждали.

Довезли до Апатитов, немного прогулялся по улице, ведущей к вокзалу. Купил пиццу и пару булок апатитского хлебокомбината - стоили относительно дешево. Сам город выглядел немного депрессивно: кое-где виднелись брошенные квартиры, посреди одного из дворов стояла разбитая автомашина. На вокзале узнал, есть ли в ближайшее время локомотивы на Кировск или рабочие поезда на Оленегорск: ни того, ни другого не было. Поел в буфете на вокзале (почему-то принадлежащему какому-то местному санаторию, из-за этого цены были явно завышены). Рядом ела группа туристов-горняков по виду из Москвы или Питера, похоже, что возвращавшихся из похода. Вышел из вокзала, поднялся на мост через железную дорогу и прошёлся через центр. В городе был геологический институт РАН и еще всякие научные здания. Перешёл еще раз железную дорогу, на этот раз ветку, ведущую в Кировск и стал стопить возле свалки снега, в настоящий момент почему-то не действующей.

Сразу же остановилась машина до Кировска. Водитель мучался проблемой безработицы - на градообразующем предприятии "Апатит" он работать не хотел, т.к. ему, с тремя дипломами о высшем образовании, из которых два красных, предложили "для начала" пойти сварщиком, что ему, естественно, не понравилось. В Кировске (кстати, родине нашего губернатора) осмотрел центральную площадь, по которой гуляла местная интеллигенция с пивом. Спустился вниз, к зданию железнодорожного вокзала, осмотрел и сфотографировал его развалины: не хуже, чем римского Колизея.

Узнал о движении на железной дороге: поезда довольно часто ходят до 25 км, куда есть автодорога возле Мончегорска. В принципе, можно было извратиться и поехать, но решил вернуться в Апатиты и переночевать на том вокзале, был уже вечер. Мончегорск в мои планы уже не входил: времени было мало. Застопил какую-то рейсовую "Газель" до Кировска, водитель меня довёз до выезда на Апатиты. Там остановилась "Дэу", водитель которой упорно не говорил, куда едет. Поговорив с ним, установил, что он решил довезти меня до отворота на Апатиты с М-18, проехав просто так 30 км вперед и 30 км назад! К сожалению, очень редко встречается такой альтруизм Кстати, когда я вышел из машины у трассы, в сторону отворота шло двое стопщиков, явно планировавших попасть в Апатиты. Разумеется, он остановился и их взял.

Машины на Мончегорск не стопились, было уже 20 часов и я начал обдумывать альтернативные варианты. В этот момент остановился "Форд-транзит", на котором ехала кареглазая блондинка (с которой я попал в Апатиты из Полярных Зорей) вместе со своим бойфрендом (за рулем). Они очень удивились моему появлению здесь и вообще всему маршруту, т.к. видели меня в Кировске, куда тоже заезжали. Поговорил с ним, им очень захотелось дешево попасть в Марокко, поэтому оставил свои контакты.

Специально для меня они заехали в Мончегорск, проехали по двум центральным улицам, город расположен очень компактно и имел прямые улицы. При въезде стоял огромный памятник с державшим молот над головой мужиком, очень напоминавшим первобытного человека, а в конце центральной улицы памятник воинам Заполярной дивизии, у которых лица не отражали наличие интеллекта. Еще был центральный парк и где-то на центральной улице стоял памятник лосю. Вокруг Мончегорска растительности не было никакой: всё благодаря местному комбинату, из-за которого тут периодически даже кислотные дожди идут.

К счастью, машина ехала в Оленегорск, так что представилась возможность осмотреть и этот город. Называется он не из-за того, что здесь домашние олени, а из-за того, что иногда в окрестностях видно обычных, диких оленей. Дома были типовыми, ведь здесь располагалась военная часть. Ничего особенного не было, увидел относительно большой стадион, памятник какому-то чукче, похожего на телепузика зеленого цвета, и двум его верным оленям. Автобусы уже не ходили, хотя ехать на них я и не планировал. Пошёл на железнодорожный вокзал, допил бутылку лидского пива и зарядил одну из батарей телефона. Перед этим попробовал вписаться в локомотив, но неудачно. Вообще, хотелось впоследствии попасть на локомотиве в Никель, т.к. там погранзона и въезд только по пропускам, а машинистов вряд ли контролируют. Допил пива и культурно лёг спать на лежачей лавке. Проснулся часов в 10 утра и пошёл на трассу. Шёл не в том направлении, куда было нужно - до поворотного круга в 3 км от города, откуда я приехал. Правильнее было идти до выезда всего в километре от вокзала, который был выездным для оленегорских машин. Ошибка стоила мне получасовой задержки, но зато у меня получилось застопить УАЗ-"буханку" скорой помощи(!), зачем-то ехавшую с врачом в белом халате в Мурманск. Подобное случалось в моей практике всего один раз: как-то ехал на Газели "Скорой помощи" (слишком уж скорой - машина мчалась до 150 км/ч, иногда водитель даже включал спецсигнал) от Бураево до Уфы, но местными жителями она почему-то использовалась больше как автобус.

Пообщался с врачом и водителем, оба очень удивились моему путешествию. Водитель обладал богатой фантазией и выдумал, что в 1980х часто бывал в Перми. Почему-то не мог вспомнить ни одной улицы, про наши автовокзал и железнодорожный вокзал говорил всякий бред. Еще сказал, что в Печенгский район меня без всякого сомнения не пустят, ведь даже его, жителя Мурманской области, развернули на посту в Титовке и в жесткой форме отправили обратно. Он не сомневался, что со мной будет то же самое. Высадили меня возле предполагаемого ими отворота на город-спутник Мурманска Колу, из которой шла трасса на Никель и Киркенес, водитель сказал, что он всегда якобы ездит здесь, если ему надо отвернуть в Колу (надо было проехать всего километр и я бы оказался в Коле, а дорога вела в направлени аэропорта - совсем в другую сторону). Прошёлся пару километров до следующей дороги, идущей паралелльно этой. Местный житель моего возраста, ехавший со стороны аэропорта и слушавший Круга, провёз меня почти туда, куда мне и надо было - до выезда на Лотту (куда я надеюсь уехать в субботу) и до дороги на Никель в объезд Мурманска - пока не был построен новый мост, все машины шли здесь.

На той развилке моментально поймалась машина до Дровяного, которое было уже за новым мостом. Там минут через 30 ожидания застопилась "Нива" до Гаджиево, ЗАТО, являвшегося базой для подводных лодок. Тот отворот был ключевым - 2/3 машин сворачивали здесь, 1/3 шли в нужном мне направлении. Местный житель сел на автобус до Никеля и удивился, почему я тоже не еду - сказал, что не хочу. На следующей машине, еще одной "Ниве" до Заозерного, сразу же обогнал автобус и еще большое количество ранее проехавших мимо меня машин. Одна из них, под управлением дагестанца из Каспийска, остановилась у отворота на Заозерный. Вокруг были довольно красивые пейзажи - бедная растительностью тундра, в которой лежали какие-то огромные камни. Наконец, подъехали к отвороту на Титовку, было довольно страшновато - ведь пропуска не было, а границу пересекать я не планировал. Сказал погранцам, что еду в Норвегию, они как-то пофигистично оглядели внутренний паспорт, загран с визой и пропустили. Водитель довёз до Печенги. Осмотрел бывший древний финский город Петсамо, окончательно потерянный финнами после Великой Отечественной Войны. Древностей тут, к сожалению, не осталось. Вокруг были совершенно неинтересные типовые здания, еще хуже, чем в Оленегорске. На двери каждого из подъездов была написана фамилия и звание военного-ответственного по подъезду. Все магазины и различные учреждения располагались внутри подъездов - нигде даже не было сделано специального входа. Посреди располагалось разрушенное здание универмага "Печенга", т.к. был дождь, пришлось пообедать внутри него. Первоначально решив поехать в Линаахамари в 12 км в сторону Варангер-фьорда, передумал, т.к. решил, что там будет то же самое. Да и времени оставалось мало - ведь в 23 часа должен был пойти поезд из Никеля до Мурманска. Дошёл до трассы, на "шестёрке" два солдата, один из которых был из Перми и жил на Крохалевке, довезли до Заполярного. Город выглядел как-то странно, многие здания были разноцветными, но всё равно чувствовалась депрессивность и заброшенность. Прошёлся по проспекту под сильным дождём, на выезде минут через 20 ожидания поймал машину до Никеля - туда ехали этнические жители Кавказа - отец и сын - смотреть, как продвигается торговля фруктами на их точке. Доехали до развилки Никель-Киркенес. Если бы я захотел ехать в ту сторону, это было бы довольно сложным, машин туда явно ездит немного, а туман был сильнейшим, не было видно ничего даже вблизи. Когда спустились вниз, туман начал рассеиваться, и я наконец-то увидел Никель, город всего в километре от которого начинается Норвегия - её территория начиналась у соседнего озера. При этом никаких пограничников видно не было. Сходил в центр, купил продуктов, в т.ч. 1.5 литра пива "Волга", осмотрел брошенные пятиэтажки и центральную площадь с непропорционально высокого роста Лениным и доской "Социалистическое соревнование". Прошёл мимо продовольственного магазина, принадлежавшего некоему ООО "Нахалёнок" с забавной картинкой и магазина "ЛапУсик", в котором продавались товары для домашних животных. Какой то вандал изменил в объявлении об открытии магазина первую часть названия на другую часть тела зверушек мужского пола.

В целом, город почему-то понравился, почувствовал, что не зря сюда приехал. Вокзал находился в 5 километрах от центра, прошёл по основной дороге, пришлось подняться почти до вершины горы и пройти мимо грязнейшего здания никелевого комбината, часть из которого уже была разрушена. Туман, через который я шёл, явно содержал какие-то кислотные выбросы - воздух был очень едким и было сложно его вдыхать. Из-за завода, как и в Мончегорске, вокруг не было никакой растительности, всё выглядело хуже, чем в пустыне. Прошёл мимо огромной свалки отечественных автомобилей и двух заброшенных домов и оказался на железнодорожной станции Никель-Мурманский, конечной станции Октябрьской железной дороги. Вокзал тут работал с 21 до 23 часов, грузовых поездов в ближайшее время не ожидалось, поэтому собрался ехать на пассажирском, который с 25.05.2008 действовал как пригородный. Решив, что в поезд мало кто сядет, да и пограничники еще могут быть, из-за чего возникнут проблемы, купил билет до Мурманска - это обошлось в 73 рубля. Поезд шёл с очень удобным расписанием - прибывал в 22.45, отправлялся в 23.45 и в 9 утра был уже в Мурманске. По приходу сразу же зашёл в него - проводник так и не взглянул за всю поездку на наличие у меня билета в поезде было 2 вагона - а ля плацкарт и а ля самолетного типа. Естественно, я выбрал первый, зашёл, расстелил спальник (зря, т.к. в поезде топили и потом было очень жарко) и уснул.

Никаких пограничников не было, я был единственным пассажиром от Никеля до Заполярного, но впоследствии вошло много народу, даже на полке, на которой я спал, кто-то сидел, и даже было много тех, кому не хватило места. В Мурманске минут 5 складывал вещи, вышел из поезда и списался с представителем Хоспиталити в Мурманске Сергеем. Он дал адрес своего друга - Вацлава, у которого мне и предстояло жить до субботы, когда мне предстоит выехать в сторону КПП Лотта - Райя-Йосеппи, чтобы попробовать попасть в Финляндию, а отттуда - в Норвегию. На этом эта часть окончена, продолжение надеюсь, что последует.

Часть IV. Европа

Глава 1: Лапландия

Итак, мне предстояло пересечь всю Норвегию, чтобы потом оказаться в аэропорту Осло-Ригге, откуда у меня куплен билет до Приштины. Когда-то год назад, в феврале 2007 года, я уже был в Норвегии, но поездка прошла очень неудачно: прилетел в аэропорт Торп поздно вечером, когда было уже темно, заранее договорившись с представителем Хоспиталити, поспешил сесть в последний автобус-шатл до города. За автобус пришлось отдать 25 евро, что было в 2 раза дороже авиабилета из Франкфурт-Хана. Помимо этого норвег подвёл: когда я уже ехал в автобусе, прислал смску, что свалил в Италию отдыхать. Из-за этого мне пришлось ночевать на перроне железнодорожного вокзала, сам вокзал был закрыт. Город не очень понравился, Осло-фьорд совсем не впечатлил, поэтому утром я уехал стопом в Швецию. Поэтому в этот раз надо было серьезно подготовиться к поездке.

Еще в мае, из Иркутска я начал искать представителей Хоспиталити, желающих видеть меня у себя в гостях. Несколько человек мне ответили положительно. Приехав в Мурманск, начал разбираться со вписками, написал в первое из предполагаемых мест остановки - посёлок Лаксельв. Мне ответили очень оперативно и сообщили домашний адрес. Закупился продуктами, так как небезосновательно предполагал, что цены тут не очень низкие Взял несколько банок консервов с рыбой, морской капусты и тушенки.

После этого отправился искать дорогу к выезду. Когда я ехал в Никель, я уже оказывался на нужной мне развилке, но чтобы попасть туда снова, надо было проехать или через всю Колу (город-спутник Мурманска, а не напиток :), или через объездную Колы. Изначально я хотел попробовать первый вариант, но из-за отсутствия пригородных автобусов в ближайшее время в ту сторону, пришлось ехать на автобусе 24 маршрута, идущем в посёлок Абрам-Мыс, располагавшийся на противоположной стороне Кольского залива, где я до этого проживал 2 дня.

Вышел на объездной и начал стопить. На первой машине доехал до конца объездной, а на следующей - до Верхнетуломского, последнего крупного посёлка на трассе. Далее, 200 километров до границы, населенных пунктов почти не было. Единственным надежным транспортом стали машины с рыбаками (в тех краях довольно хорошая рыбалка). С двумя пересадками добрался до 162-го километра трассы, где располагалась рыбацкая избушка. Она была совсем недалеко от трассы, но пришлось пройти через болото. Для лучшей проходимости накидал туда больших камней. В избушке никого не было, имелась довольно неплохая вентиляция: не было душно, хотя и не было окон. Кто-то сделал там печку и разложил несколько чистых одеял. Переночевал там, в 9 утра позавтракал и пошёл на трассу. Еще с одними рыбаками проехал километров 50, затем с дорожниками - до места их работы. Здесь увидел, как из посёлка, рядом с которым я стоял, выезжает легковой мерседес с немецкими номерами. Застопил его, на нем ехали русские немцы, жившие где-то на севере Германии и решившие съездить на родину на машине. Щас они ехали в обратном направлении, т.к. бензин кончился, а ближайшая заправка была в 150 километрах. Доехали до посёлка Светлый, оттуда еще с одними рыбаками. Пару километров пришлось пройти пешком, т.к. вдали виднелась замечательная позиция для остановки машин - граница асфальта и гравийной дороги, располагавшаяся рядом с отворотом. В таких местах всегда получается застопить практически любую машину, даже если её водитель не очень хочет останавливаться. Подобное произошло и в этот раз, застопилась навороченная иномарка с очень недружелюбным водителем, не хотевшим меня везти в Ивало. Предложил ему компромисснный вариант - до пограничного поста. Он оставил меня у начала пограничной зоны - в 15 км от КПП. Местность была по периметру обнесена решеткой с колючей проволокой и, судя по следам от шин, регулярно патрулировалась. Ждал еще где-то минут 20, пока не подъехал Форд-Транзит с водителем и пассажиром. Оба были довольно эрудированными, но очень уж боялись, что к ним придерутся погранцы. Пока заправлялись, после долгих размышлений все-таки решили взять меня до Ивало. Дальше они планировали ехать в сторону Швецию (у пассажира, гражданина РФ, был там дом).

Въехали на КПП "Лотта", названном по имени протекающей вдоль трассы реки. Пограничники долго осматривали все мои 3 паспорта, но ничего нелегального так и не нашли. Пропустили нас и мы наконец-то въехали на территорию Европейского Союза. Финский пограничник слушал радио и пил чай, водитель поздоровался с ним по-фински ("терве"), на финском языке сказал, что он с пассажиром едут в Швецию, а я - в Рованиеми, столицу губернии Лапин (то бишь финской Лапландии, как известно, есть еще Лапландия в Швеции). Пограничник спросил меня цель поездки, для бизнеса или нет. Ответил ему, что туризм, он взял печать и поставил штампик КПП "Райя-Йосеппи" рядом с визой.

Сразу после границы начался отличный асфальт и очень часто на дороге появлялись северные олени. Я раньше думал, что они большие, величиной с лося, оказалось, что примерно с козу, зато с огромными рогами. Такой вот он, северный олень.

Ивало оказалось стандартным маленьким европоcёлком с протестантской церковью, кафешками и большим количеством магазинов. Меня высадили в центре, у развилки, а мне надо было на север, в сторону Инари. Дошёл до трассы и начал стопить, машины долго и упорно не останавливались. Застопился какой-то старый автобус, я решил было, что рейсовый Оказалось, несколько финнов-байкеров купили его и превратили в дом на колесах. Все сделано в евростиле, очень комфортно и уютно, были даже розетки и микроволновка. Мне сразу же предложили Лапин Культу, которой у них было 2 ящика. За полчаса езды успел выпить 5 банок. В Инари напоили меня чаем и подарили наклейку с Лапландией. Кстати, там в магазине продавали открытку с фоткой со сношающившмися оленями и забавной подписью, надо было купить.

Затем высадили возле Инари, у развилки - они повернули в сторону Киркенеса. Стопить было довольно сложно, на всякий случай попробовал с табличкой, затем кулаком с большим пальцем - то же самое. Вернулся к первоначальной позиции - с ладонью и сразу же застопил машину до Каргасниеми, пограничного города с Норвегией. Довезли до самой таможни, за которой уже виднелся норвежский флаг и табличка, извещающая о въезде в Королевство Норвегия.

Часть IV. Глава 2: Северная Норвегия

Таможня в Каригасниеми функционировала, домик был открыт и туда постоянно кто-то заходил. Но по сути ничего не делала: ни одну из машин так и не останавливали. Да и не следили за этим вроде как, хотя и последний русский водитель, с которым я ехал до Ивало, сказал, что иногда из-за кустов могут выскочить норвежские/финские таможенники и провести небольшой досмотр.

Итак, прошёл мимо неё, сфотографировал, в Европе КПП не считаются стратегически важным объектом и начал стопить. Хотя до первого норвежского города со странным названием Карашок (почему-то на картах пишут Карасйок) было очень мало километров, машины не останавливались. На всякий случай повесил на рюкзак табличку с названием города, не помогло, поэтому табличку выкинул.

В конце концов через час остановилась машина с норвежскими номерами, в которой ехали русскоговорящая саамка, прожившая до 1980х годов в России и её муж, местный саам. Незаметно мы въехали в фюльке (то бишь область) Финнмарк Норвегии, основным населением которым является саамы. А еще выехали на трассу Е6, которая тянется от КПП Стурскуг на российской границе и аж до Копенгагена По ней мне и придётся ехать через всю Норвегию. Видели белые пластиковые пакеты, в которых заворачивают сено, чтобы не сгнило от дождя. Местные называют их слоновьими яйцами Саамка рассказала про Ловозеро, о том, как там живут саамы в натуральных условиях, то бишь в чумах с оленями, поэтому когда в следующий раз буду на Кольском полуострове - заеду.

Затем въехали в сам Карашок. Город небольшой, главная достопримечательность - саамский парламент в форме большого чума. Местные говорят, что он сделан в форме акулы, проглотившей большую птицу :), архитектор почему-то был норвежец, а не саам. Проехали мимо самого парламента, рассказали, что там проводят очень интересные экскурсии и даже бесплатно. Было воскресенье, поэтому ничего не работало, но на двери висел мертвый заяц в очень интересной позе Саамка долго удивлялась этому: сказала, что кто-то в знак протеста, видимо, повесил, а её муж, водитель, позвонил на саамское телевидение, где он работал, чтоб сняли репортаж про это.

Вывезли к выезду из города, пожелали удачи. Начал стопить на Лаксельв, но всё было как-то тормознуто. Решил уже было, что автостопа в Норвегии нету, но остановился какой-то саам и подкинул до военной базы, где он работал. Там висела табличка - не фотографировать и большой комментарий на русском языке. Был уже вечер, 19 часов по норвежскому времени, оставалось 20 км до Лаксельва, где я планировал обрести ночлег, но машины стопились крайне заторможенно - решил, что саамы еще тормознутее финнов.

Но всё-таки остановилась легковушка с женщиной за рулём (разумеется, саамкой) и с немного полноватой дочкой на переднем сидении, изредка бросающей на меня внимательные взгляды Ехали они в Лаксельв, спросили - куда я. Сказал, что тоже, к знакомым. Спросили имя и адрес, оказалось, они знают моего будущего хостера. Спросили: предупредил или нет заранее, сказал, что ага. Лаксельв оказался небольшим посёлком рядом с первым фьордом, который я увидел в Норвегии. Вокруг были довольно высокие горы, вершины которых утопали в тумане. Наверху даже снег был.

Довезли прямо до входа в дом, постучался в открытую дверь и зашёл. Встретила хозяйка, не удивившаяся даже моему появлению Она пила чай с каким-то негром из Нигера, который давно обрёл норвежское гражданство и жил недалеко на ПМЖ. Хозяйка работала учителем, имела большой дом и двух детей, первым же делом пригласила ужинать - ко столу подала национальную норвежскую пищу - рыбу с рисом и вкусным соусом. К ней еще и вина французского.

После ужина посидел в инете и написал следующему предполагаемому хостеру, который пару дней назад спросил меня, когда же я наконец приеду. Хостера звали John-Olav Ny, фамилия была очень странная Работал он плотником, спросил у него адрес в Тромсё, где он живет. Он вскоре ответил смской, что живёт вовсе не в Тромсё, а в 12 км от некоего села Свенсби, рядом с деревней Ягерватнет в местности Фингамбукта. Разыскал всё это на карте, кроме Фингамбукты всё нашлось. Решил, что получится так же, как и сейчас: в деревнях местные жители знают друг друга и быстро подскажут, где и как его найти. Уснул в оптимистичном настроении на кровати, с которой согнали хозяйкиного сына его перевели на другое место, он готовился в школе - в этом году в Норвегии 18 августа начинались школьные и университетские занятия.

На следующее утро пошёл на трассу. Заметил, что жители в 95% случаев вешают рядом со своим домом не флаг Норвегии, а вымпел, состоящий из белой полосы на красном фоне. Флаг вывешивают только по торжественным случаям. Например, по случаю начала учебного года.

Итак, дошёл до выезда и минут так через 20 застопил прямую машину до Альты. Какой-то местный житель ехал в Осло, его товарищ вёз его в альтинский аэропорт, т.к. намного дешевле долететь на самолёте. По пути попадались северные олени, среди них были и дикие, и домашние. Многие просто стояли на трассе, прям как у нас коровы. Дорога проходила в объезд гор, по берегам фьордов, места были довольно живописные. Когда доехали до отворота на мыс Нордкапп, самую северную точку Европы, лесотундра окончательно перешла в тундру. Около отворота заехали на заправку, там меня угостили довольно дорогим хотдогом (около 150 рублей). Затем проехали отворот на самый северный город мира - Хаммерфест. Водитель и пассажир убедили меня в том, что смотреть там нечего, на Нордкаппе самый обычный мыс, такой же, как и вокруг нашего маршрута, а Хаммерфест - типичный город, отличающийся от других только наличием соответствующих монументов. Еще наезжали на политику России по отношению к Грузии, говорят, что наши слишком жестокие. Сказал, что вроде наш ответ был относительно адекватный, не выдвигать же за ввод грузинских войск в Ю.Осетию Саакашвили на Нобелевскую премию мира.

Альта оказалась очень неудобным еврогородом. Главное неудобство в том, что город располагался в длину вдоль трассы. Хотя мы и проехали километра 3 от начала города до аэропорта, мне пришлось идти в 2 раза больше до музея, где кончался город. Хотя от выезда и до выезда ходил автобус №2, но ехать на нем было неохота, вполне могли заставить заплатить, а крон у меня не было.

Шёл относительно быстро. На одной из остановок обнаружил огромное создание непонятного пола возраста лет так 18, ждущее автобуса. До окончания Альты оно доехало на автобусе и зачем-то перешло на другую сторону, дождалось автобуса в обратном направлении и уехало назад. Видимо, таким образом здесь любят проводить досуг.

Итак, выезд находился возле начала трассы, идущей на Финляндию, недалеко от музея. Ждал где-то часа полтора, водители очень любили приветливо махать или улыбаться, видимо, думая, что это меня развеселит. Из некоторых машин местные гопники порой показывали непристойные жесты.

В конце концов, остановилась машина с несколько полноватой женщиной, едущей в посёлок возле какого-то фьорда. Посёлок был интересен довольно красивыми пейзажами и музеем линкора "Тирпиц", создававшим когда-то большие проблемы конвою PQ-17, доставлявшему в СССР грузы от союзников. Высадили меня возле европейской готичной церкви, откуда уехал еще на несколько километров вперед. Там наконец-то поймалась прямая легковушка с зелеными номерами до Линсби (в Норвегии зелёные номера означают то, что машиной владеет юридическое лицо). Водитель заехал на час на базу в каком-то посёлке, в это время я съел банку тушенки, надо было как-то уничтожать запасы продуктов.

Через час продолжили путь, въехали в фюльке Трумс и доехали до первого для меня парома в Норвегии. Он ходил через один из фьордов, дабы сократить дорогу до Тромсё водителям, едущим из Финнмарка. Во всех норвежских паромах обязательно взимают плату за проезд пассажиров, что в других странах происходит не всегда. Сказал водителю, что у меня только рубли. Платить за мой проезд водитель отказался, сказал, что денег типа нету. К счастью, сборщик платежей оказался гуманным - проезд разрешил. Линсби находилось на противоположном берегу фьорда, поэтому ехать дальше с водителем смысла не было. Пофоткал немного с верхней палубы, вернулся вниз и впросился в навороченный джип, ехавший в Тромсё, как оказалось, в Норвегии это было довольно эффективной тактикой: водители опасаются местных, а если видят, что русский путешественник, обязательно возьмут.

Джип довёз до Свенсбю, в 12 км от которого и располагался загадочный Ягерватнет и Фингамбукта. По пути проехали первые тоннели, которых при движении на юг стало впоследствии всё больше и больше. Интересно, что у каждого тоннеля в Норвегии есть своё имя.

В Свенсбю была еще одна паромная переправа, с той стороны было всего 50 км до Тромсё. Водитель остался ждать парома, я рассмотрел карту местности, вывешенную у переправы местной администрацией коммуны (то бишь административного района фюльке), на которой действительно присутствовали Ягерватнет и Фингамбукта, в которой домов указано почему-то не было.

Итак, наступил вечер - около 20 часов - и было два варианта - ждать машину у начала трассы или пытаться пройти пешком 12 км и пытаться чего-нить застопить в процессе движения. Выбрал второй вариант, т.к. норвеги уж больно тормознуты и недоверчивы.

Несколько раз пытался застопить проезжающие машины, но ничего не останавливалось. Наконец застопился какой-то грузовик с зелеными номерами, на нем подъехал до Ягерватнета. Оттуда прошёлся в сторону предполагаемой Фингамбукты, никаких указателей не было, местные такого названия тоже не знали. Спросил у какой-то пенсионерки, знает ли она такого, она на плохом английском сказала, что Фингамбукта еще километрах в 10 дальше и никакого Йона Олава она не знает.

Уже темнело, зашёл в один из домов возле готичной церкви в 3 километрах от развилки. Узнал у жителей, знают ли они такого, сказали, что ага, показали передовицу местной газеты с его фоткой на фоне дома: там была целая статья о его жизни в заброшенном доме без электричества, воды и т.д., поскольку для него довольно дорого снимать дом или покупать новый. Один из обитателей дома позвонил своей жене, она через минут 5 подъехала. Оказалось, что она из Никеля, живёт тут уже больше 15 лет. Поговорили с ней о местной жизни, об этом самом Йоне-Олаве, она мне посочувствовала с такой впиской :), сказала, что в другой день может быть и было место переночевать у них, а так мне придётся жить почти что в сарае.

Еле нашли моего вписчика, телефон у него не отвечал, поэтому пришлось разыскивать его лично, он работал на какой-то ферме. Оказалось, я прошёл лишних 3 километра. Думал, приедет на машине и довезёт обратно - ага, щас. Приехал на велосипеде и привёз еще один, для меня Доехали до его дома, поужинали при свечах - электричества не было. Попробовал норвежский чай в гранулах, помню, пил такой только в детстве. Дом походил на заброшенную дачу, но еда была относительно нормальная. Вписчик зимой работал таксистом в Осло и жил у родителей, а летом приезжал сюда, на берег Линденсфьорда, жил в этом доме и плотничал по заказу. Мотивация была вполне понятна: места здесь были очень живописны, здесь был пожалуй, один из красивейших фьордов, увиденных мной за всю поездку. Спать пришлось в собственном спальнике на диване, зато в персональной комнате.

Утром принял решение остаться еще на сутки: вписчица, проживавшая недалеко от Нарвика, чем-то заболела и попросила изменить планы. Позавтракали, поехали на велосипедах на ферму, где он работал. По пути встретили какого-то его знакомого, у которого пролезли неизвестные вирусы на комп, меня попросили помочь. Йон-Олав сказал, что этот самый знакомый имеет своё турагентство в Непале и живёт зимой в Таиланде, на Пхукете. Но каждое лето тоже приезжает сюда, потому что родился здесь и потому, что красиво.

Приехали на какой-то участок, из спортивного интереса немного помог в работе с сеном, оно обрабатывалось специальной машиной и спрессовывалось в большие тюки. За это хозяева участка очень сытно накормили: подали очень вкусно приготовленную жареную рыбу. Глава фермы рассказал о своей большой любви к русской литературе, и, разумеется, к Достоевскому, заставил меня осмотреть его собрание сочинений - действительно, огромное.

Потом Йон-Олав отправился на ферму работать с поросятами, а я - к владельцу компьютера. Главной проблемой была какая-то хрень, позиционирующая себя как антивирус, который надо было купить, чтобы он исчез. С большим трудом его убрал, он упорно не хотел удаляться из реестра и автозагрузки. Заодно поставил ему Касперского, Аутпостовский файрволл, AdAware и еще пару подобных программ. Случайно залез в куки, натолкнулся на огромное количество порно-сайтов слегка голубоватого содержания Помимо этого, в его документах обнаружились пара роликов на подобную тематику, что дало некоторые основания подозревать его в нетрадиционной ориентации.

Зашёл Йон-Олав, выпили втроём пива, еще накормил различной едой. В это время еще пытался настроить вай-фай раутер, который упорно не хотел принимать настройки, предоставленные его провайдером. Хозяин дома предложил мне остаться на ночь, типа он знает, как тяжело жить в сарае, тут вон даже есть душ, а еще у него есть свободная кровать, а он будет типа спать в комнате на втором этаже. От этого мне стало совсем страшно Но к счастью, всё обошлось, договорились, что следующим утром зайду и доделаю, а за это хозяин машины отвезёт меня аж до Е-6, что для меня было очень даже актуально и важно.

Утром доехал на велосипеде до владельца компьютера, он сдуру решил купить этот псевдоантивирус, к моему приходу он уже заплатил за него 300 крон. Где-то через полчаса наконец-то я окончательно его удалил, хозяин дал мне еды в дорогу, хлеба и икры, которую я так и не попробовал :), попрощался с Йоном-Олавом, пригласил его в Россию и Пермь. Он, кстати, тоже шахматист и как-то участвовал в командном первенствен в Мурманске, тогда он представлял Финнмарк, т.к. раньше жил в Вадсё.

Потом поехали в сторону Е-6, владелец компьютера довёз меня до ресторана, где очень сытно накормил. Понравилось норвежское мороженое, очень вкусное. Затем высадил на относительно удобной позиции на трассе за развилкой возле Тромсё, подарил 500 крон (2250 руб) - за работу по восстановлению системы.

Теперь мне надо было попасть в Нарвик. Местная жительница-полячка, у которой я хотел раньше вписаться, так и не ответила на смску, поэтому я на всякий случай написал письмо нарвикскому жителю, который в тот день должен был вернуться из Финляндии о том, что если у него получаться меня вписать - пусть ответит смской. Короче, я уже ни на что не расчитывал, и планировал переночевать в аэропорту или на ж/д вокзале, к тому я уже начал уставать от гостеприимства местных жителей - надо было съедать остатки своих продуктов, ведь с ними просто не пустят в самолёт.

Всего через минуту застопил таиландку, которая жила в Кируне, в Швеции, а щас ездила в гости к своему бойфренду из Тромсё - ди-джею, которого впервые увидела только сейчас. Часто названивала ему в процессе поездки и заигрывала. А еще орала и смеялась слишком уж громко, порой было очень уж сложно слышать это.

Вскоре выехали из Трумса и оказались в фюльке Нордланд - северной земле, центром которой являлся Нарвик. Неожиданно пришёл ответ от представителя Хоспиталити оттуда, он предлагал мне встретиться в 19 часов у фонтана на центральной площади. Вышел у отворота на Швецию, затем на грузовике с дорожными рабочими доехал до этого самого фонтана в центре Нарвика. Прогулялся вокруг - город был довольно молодым, всего 100 лет. Построен только как порт: сюда проложена железная дорога из Швеции для того, чтобы отправлять грузы морским транспортом. Во время 2 мировой войны сильно был разрушен как нашими и немцами, так и союзниками, так что ничего особо старинного тут не было На центральной площади стоял указатель: сколько отсюда до различных городов мира. Дошёл до станции, осмотрел её с обратной стороны, там стояли пассажирские вагоны шведских железных дорог. Отсюда можно уехать до Стокгольма, но не до Осло, столицы Норвегии, прямая железная дорога начинается только в Будё.

Итак, встретился с представителем Хоспиталити, он отвёз в своё жилище прямо в центре. Интересно, что он побывал аж в 150 странах мира (включая Бутан, Туркменистан и КНДР, но в них, к сожалению, через турфирму). Мы быстро нашли с ним общий язык, интересно, что он очень ненавидел представителей нетрадиционной ориентации (его бы в Ягерватнет ), цыган и прочих нелегальных мигрантов (кстати, он работал в какой-то государственной организации, занимающейся борьбой с оными). Жены у него почему-то не было, хотя ему за 40. А еще он как-то оказался в Мурманске и прожил там несколько дней, каждый день ему поставляли бесплатных и красивейших девушек. Это были одни из чудеснейших дней в его жизни, теперь он поскорее хочет вернуться в Россию. Бухнули с ним водки по случаю знакомства, сразу же обнаружилась еда, которую почему-то сразу он мне не предложил, решил сэкономить, походу Конечно, пригласил его в Пермь.

Следующий вписчик жил в посёлке Несна, что в 80 километрах от Му-и-Раны на юге Нордланда. Утром дошёл до выезда, хотя город был намного больше Альты - проблема с поиском выезда не стояла - удобная позиция для стопа находилась возле огромного тоннеля в 10 минутах ходьбы от центра. Тут стоял минут 15, пока не остановилась какая-то машина. Водитель на русском языке с ужасным акцентом сказал - вот, тут только ведь свои и могут помочь. Оказалось, что он с Приморья, но уехал оттуда где-то в начале 90х. Сейчас у него какой-то западный акцент, который ощущается у всех русскоязычных, кто больше 10 лет живет в Скандинавии. Долго обсуждали Норвегию и норвегов, он сказал, что они до преклонного возраста остаются детьми, поэтому норвежки с ними не знакомятся, а они пытаются найти русскую жену, которой впоследствии придётся выносить его капризы и мучаться всю оставшуюся жизнь. Поинтересовался - сложно ли переехать сюда, он сказал, что да - один его знакомый ежемесячно платит норвежке всего лишь за штамп в паспорте. Иногда она даже поднимает таксу, и ему приходится платить, ведь норвежское гражданство хочется.

Провёз меня 40 километров, сказал напоследок оптимистичное "держись!" и уехал. Здесь машины резко закончились, в основном, они поворачивали куда-то в сторону. Через 40 минут остановилась легковушка со шведскими номерами: житель юга Швеции путешествовал по Норвегии и сейчас ехал в сторону Му-и-Раны. Но до самой Му-и-Раны он доезжать сегодня не планировал, хотел остановиться в какой-то гостинице в 50 километров от нее. Всю поездку долго с ним общались на различные темы: обсуждали политику, в которой у нас были диаметрально противоположные точки зрения Он ругал руководство России за авантюру в Грузии, я объяснял, что другого выбора у Медведева и Путина, наверное, не было. Еще долго говорили о Швеции, Норвегии и России, он спрашивал о наших топонимах, я - об их. Он рассказал о самом страшном случае в его жизни, когда какой-то алкоголик натравил на него собаку и пытался отнять кошелек, потом угрожал ему, если он донесет об этом в полицию. В результате, он добился-таки, чтобы того посадили. Объяснил ему, что в России такое невозможно, как правило, подобные преступления совершаются спонтанно, всякими там наркоманами, которые потом об этом забывают. А случаи в жизни бывают и намного страшнее.

Еще обсуждали проблемы географии: он мне на полном серьёзе утверждал, что Новгород - шведский топоним, типа место для новой фермы или как-то там. Я ему попытался в свою очередь доказать русское происхождение Стокгольма, он от этого жутко злился Еще он говорил, что флаг Украины произошёл от шведского флага и сейчас на Украине есть посёлок, где старожилы разговаривают на шведском языке (неужели потомки Мазепы на Полтавщине :). Название посёлка он сказал на шведском, как называется на русском или английском - не знает. Остановились, я его угостил орской тушенкой - он очень удивился, что в России такое есть.

Незаметно проехали через единственную паромную переправу, располагающуюся на Е-6 и подъехали к месту его предполагаемой ночевки. Он сказал - а знаешь, что я щас решил? я довезу тебя до Му-и-Раны Проехали вдоль многочисленных фьордов и тоннелей до начала подъёма - на самой вершине перевала располагалась граница Полярного круга. Вышли там, я пофоткался. Еще он угостил едой в полярнокружном кафе, располагавшемся там же. Под одним из камней увидел нескольких леммингов, совершенно не боявшихся людей.

Затем поехали дальше, уже подъезжали к Му-и-Рановскому фьорду, как вдруг появились тучи. В 18 часов подъехали к началу дороги на Несну и он сказал - а знаешь, что я щас решил? правильно, я довезу тебя до Несны.

Довёз до Несны, помог найти вписчика. Они там о чем-то поговорили между собой, он вежливо пригласил водителя на кофе, но водитель вежливо отказался - сказал, что нужно ехать в Му-и-Рану, где он планировал остановиться на ночлег. Попрощались с водителем, я ему записал свой полный адрес и все координаты на русском и английском языке, сказал, что он обязательно должен посетить Россию. Жаль было прощаться, действительно интересный собеседник был.

Вписчик оказался режиссером местного му-и-ранского телевидения. Несна - небольшим посёлком на мысе между двух фьордов на вершине горы. Из гавани ходили паромы на противоположный берег, утром я планировал проехаться на одном из этих паромов.

Поужинал - вписчик жил один, без жены, недавно развелся. Сейчас встречался с очень страшной любовницей из соседней деревни, показал мне фотку, мне стало искренне его жаль. Его дети учились щас в США, мне выделили комнату одного из детей. Выпили виски, посмотрели ролики, сделанные им и я отправился спать. Вписчик обладал слишком уж американским типом мышления, что напрягало. Еще постоянно улыбался голливудской улыбкой, что тоже немного бесило.

Проснулся утром, увидел, что на улице дождь. Вписчик подарил кепку с символикой Му-и-Раны и Полярного круга (непонятно, зачем нужна кепка при дожде). Попрощался с ним, дошёл до парома в 100 метрах от дома. При входе билеты не проверяли, зашёл и сел в салон на верхней палубе. Взял пару путеводителей о трассе №17, идущей из Будё почти до Тронхейма в объезд Е-6 через многочисленные паромные переправы и фьорды. Сейчас я как бы находился на одной из её участков.

Пришёл кассир, сказал ему, что у меня только рубли. Для убедительности показал старые рубли 1991-1994 гг. выпуска. Он сказал, что рубли принять не может, то бишь поездка на пароме снова оказалась бесплатной. Решил попробовать вписаться на пароме до Е-6, но получилось только до Сандершайна - все машины ехали только туда. Я выбрал себе грузовик - до этого я не ездил на них по Норвегии. Довезли 20 километров, там продолжил стопить и застопил еще один грузовик - уже до Мушена на Е-6. Проехали через новые тоннели и по берегу очередного фьорда и оказались в Мушене. Там прошёл через объездную и стал стопить у выезда. Машины упорно не останавливались и где-то минут через 20 минут застопилась знакомая машина со шведским номером :)))) Не меньше, чем я, удивленный встречей швед подвёз меня еще километров 50, пока не подъехал к последнему отвороту на нужный ему посёлок в Швеции. Он подобрал для меня лучшую позицию за отворотом , еще раз попрощались (уже окончательно) и я начал стопить, дабы найти машину, пересекающую границу немного задолбавшего длинного Нордланда и следующего фюльке, Норд-Трондэлега, самой северной из центральных провинций Норвегии.

Часть IV. Глава 3: Южная Норвегия

С машинами было совсем сложно, но где-то через час ожидания, ровно в полдень, наконец-то остановился грузовик. Водитель ехал куда-то чуть южнее Тронхейма и всегда подвозил стопщиков. Вскоре наконец-то въехали в Нор-Трондэлэг, он меня накормил бифштексом и десертом в каком-то кафе в местности Намдален. Вскоре проехали относительно крупный город Стейнкер - столицу фюльке, затем подъехали к аэропорту Тронхейма и въехали в Сюр-Трондэлэг, ранее бывшее одной административной единицей с Нор-Трондэлэгом. Здесь начался один из самых длинных на Е-6 Хэлл-Тоннель, который очень любили фотографировать англоговорящие иностранцы (в переводе это означает "адский"). Через несколько километров начались пригороды Тронхейма. Мы заехали на один из объектов, где водитель всего за несколько минут погрузил многотонную будку в свой прицеп с помощью различных автоматических штуковин.

В Тронхейме попали в пробку - всё-таки пятница была. В сам город решил не заезжать и вышел, когда водитель свернул на Е-39, идущую в сторону Бергена.

На развилке была удобнейшая позиция и машина застопилась сразу же. В ней была семья, едущая в Осло с одной остановкой на ночь. Но в столицу Норвегии мне пока нужно не было, мне нужно было всего лишь добраться до посёлка Сортен, откуда должна была идти дорога в Рорус, на которой и расположен загадочный Рогнес, в котором жил один из участников Хоспиталити-клуба, пригласивший меня в гости. Несколько дней назад он даже сообщил свой номер дома смской, я надеялся, что мне это как-то поможет.

Семья заехала в кафе, мне там купили мороженое и напоили горячим шоколадом. Там такая фишка: покупаешь специальную кружку за 49 крон (250 руб), а затем можешь сколько хочешь пить кофе или горячий шоколад на любой из заправок, принадлежащих фирме. А на некоторых - даже чай.

В Сортене вышел и попытался стопить в сторону предполагаемого Рогнеса - не получалось, опять водители улыбались и махали, но не останавливались. Где-то через минут 30 остановилась машина, в которой была девушка с собакой. Я не сразу понял, что девушка - глухая, и написал ей на бумаге, что я русский и что мне надо в какой-то Рогнес. Она очень удивилась этому Наконец доехали до Рогнеса, я там вышел. Посмотрел номера на домах - нужного мне видно не было. Зашёл в ближайший, спросил, где находится такой-то дом, в котором проживает такой-то. Они минут 5 куда-то звонили и смсили и в результате выяснили, что нужный мне индивид проживает в бывшей школе, которую он выкупил у муниципалитета. Конечно, они захотели довезти меня до места назначения и удостовериться, всё ли нормально.

Оказалось, мой хостер действительно проживает в экс-школе, но выглядит она не как в РФ: почти как импортный эсклюзивный дом отдыха. В бывшей столовой располагается бар (коллекция пивных банок, в т.ч. из Бразилии и Танзании, где был хостер). В этот раз я останавливался у какого-то студента, очень любящего народную музыку разных стран. Поздним вечером к нему приехал какой-то поляк и под норвежский самогон (есть и такой) показывал польскую народную музыку, они вместе угорали под неё Я самогон тогда не употребил, пообещал ему выслать русскую народную, если найду - то обязательно вышлю.

Утром хостер довёз меня до Сортена, оттуда я сразу же застопил прямой грузовик до Осло. Но нужно мне было в Лиллехаммер, в котором жил следующий хостер, его я уже уведомил о своем предстоящем приезде. Водителем грузовика был немец по имени Вольфганг, который любил подвозить стопщиков и слушать классический хард-рок. Тоже кормил и поил меня, меня это немного уже начинало бесить: ведь консервы надо было успеть съесть до вылета, а выбрасывать - жалко. Перед Лиллехаммером был Лиллепутхаммер - миниатюрная модель города, сделанная для детей. Затем позвонили лиллехаммерскому хостеру, он сказал, что встретит возле заправки "Статойл" у трассы, водитель хотя и торопился, но добросовестно ждал, пока он подойдёт и передал меня из рук в руки.

Первым делом хостер проверил мой паспорт: типа по правилам Хоспиталити-клуба, хотя я раньше не видел, чтобы так делали Затем повёл к себе домой, жил он тоже один, без жены, хотя ему было почти 50. У него в гостях был знакомый из Ставангера, я сначала даже усомнился в их ориентации, но потом осознал, что нормальные 90% вещей в доме было посвящено важнейшему событию в жизни Лиллехаммера, произошедшему в 1994 году - зимней Олимпиаде, для которой даже был построен огромнейший стадион.

Хозяин накормил не очень вкусным ужином, затем сходили на прогулку по городу: осмотрели центр города, здесь тоже почти всё было посвящено тематике олимпиады. Здесь даже на гербе коммуны Лиллехаммер изображен лыжник; считается, что тут были изобретены лыжи, с ними много легенд связано - например, как местные жители на лыжах спасли какого-то норвежского принца от злодеев.

Потом пошли в местную пивоварню, там стоял огромный агрегат, производящий отменное нефильтрованное и непастеризованное пиво - как светлое, так и темное. Кружка стоила где-то от 300 руб. Атмосфера в пивоварне была почти как из ремарковского "Черного обелиска". Продегустировал различные сорта за счёт хостера, сфоткался с ним на фоне огромнейшей для такого маленького города коллекции пивных бутылок (были и из России, разумеется). Вечером в пивоварню пришли участники какого-то клуба - те, кому было ровно 50 лет Потом на автопилоте дошли до дому. Спать пришлось на матрасе на полу.

Утром поехали на "Тойоте" хостера на главную достопримечательность Лиллехаммера - Олимпийский стадион. Оказалось, что он там работал продавцом сувениров (очень дорогих) - это помогло мне подняться на башню, с которой был прекрасный обзор на много км вокруг, прокатиться на канатке в оба конца (башня+канатка в одну сторону стоят 45 крон = 230 руб). В свободное время я решил прогуляться по тропе, где бегали когда-то лыжники и биатлонисты, дошёл даже до места стрельбищ, по пути назад осмотрел какое-то озеро. Интересно, что в лесу очень много грибов (не галлюциногенных, хотя может и такие есть) - местные не собирают их, боятся. За время прогулки я мог не отходя от тропы набрать штук тыщу, не меньше самых лучших белых, красноголовиков, рыжиков и т.д.

Вернулся на башню, хозяин подарил мне футболку с символикой Норвегии (стоимость - 1000 руб), сфоткались с ним напоследок, затем я пошёл на трассу. По пути сфоткал летающих лыжников, которые даже летом тренируются Съел пару банок консервов, к счастью, утром меня накормить не успели.

Дойдя до автобана, обнаружил, что там уже стоят несколько стопщиков с табличками (наверное, поляков) в самых различых местах. Трое стоят у развилки - где от Е-6 отходит дорога на город, двое - у дороги, ведущей к Е-6. Еще пара девушек безуспешно пытается впроситься на бензозаправке.

Я решил стопить в месте, где дорога из Лиллехаммера вливается в Е-6, пытаясь таким образом сигнализировать о намерении ехать в сторону Осло машинам из обоих потоков. Разумеется, без всяких табличек. Минуты через 3 рядом уже стоял какой-то микроавтобус, в котором ехал какой-то путешественник из Бергена, едущий по Е-6 около 30 км и сворачивающий направо. Затем на развилке застопилась легковушка, заполненная наполовину продукцией из МакДональдса. Водитель был лет 18, спросил меня на английском откуда я. Сказал, что из России. Он спросил без акцента: русский я что ли? Оказалось, он из Набережных Челнов, сейчас проживает в Хаммере (в переводе - молоток, не путать с Лиллехаммером - маленьким молотком и в выходные работает в Маке. Без чьей-либо помощи уже имеет два гражданства - российское и норвежское, пособие по безработице около 1000 евро, собственный дом, машину, ну и работу по выходным в Маке. Довёз меня до Хаммера, там я на полосе разгона застопил машину с иракцем, живущим в Осло. С ним и доехал до столицы. Пока ехали - я позвонил архангельской девушке Кате, обучающейся там на факультете art science. Договорились с ней встретиться в 21 час в ее общежитии, она скинула адрес.

Привезли меня почти к ж/д вокзалу Осло, смотреть город как-то не тянуло, год назад уже был здесь. Решил посидеть возле терминала для регистрации электронных билетов. Хотя там был специальный браузер без строки ввода адреса, я всё-таки смог перейти на русскоязычные сайты и даже запустить аську.

Вечером поехал к Кате на бесплатном метро (проезд как бы 150 руб, штраф около 9000 руб). Было немного страшно, т.к. до этого мне рассказывали о зверствах норвежских контролеров Выпили мартини с южноафриканским студентом под национальную малийскую музыку. Немного поговорили о путешествиях, я показал им фотографии, из-за этого утром оставил кабель от фотоаппарата.

Следующим утром поехал снова на вокзал, снова зашёл в инет и начал искать оптимальное место для выезда из Осло. Решил ехать на электричке до следующей остановки. Зашёл в вагон для пассажиров, имеющих билеты Есть еще специальный вагон с кондуктором, для тех, кто не имеет билетов. Сел в электричку до Мосса и, как оказалось, она не останавливается на всех остановках, только на крупных станциях. Вышел на первой станции, прошёлся в сторону моря, где через 3 километра обнаружилась трасса. Застопил гоночную хонду на 30 км вперед, до отворота на паром до Драммена. Вёл ливанец, работающий в автосервисе, очень хорошо отзывающийся о русских. Ехали, разумеется, на очень высокой скорости: все некоренные норвежцы очень любят быструю езду и не любят тормознутых норвежцев. Затем остановились 2 негра, узнали, куда я еду и извинились, сказали, что не туда. И, наконец, остановилась легковушка с зелеными номерами до Мосса. Сказал, что еду в аэропорт Ригге - водитель проехал лишние 20 км, чтобы завезти меня туда.

Аэропорт был новым - его открыли меньше полугода назад. Отсюда по Европе летают регулярные рейсы Норведжиан Эйр Шаттла (сокращенно просто - Норведжиан), лоукоста и самой популярной авиакомпании в стране. Тут было пустынно, встречающих и уезжающих не было. Занял кожаный диван, положил на него рюкзак и просидел в Интернете весь вечер. Ночью я был в аэропорту один и прекрасно выспался на кожаном диване. Утром доел последние консервы, написал предполагаемым хостерам из Косово, зарегистрировался в автомате для регистрации электронных билетов - выбрал себе место 4А. Потом - контроль, на котором у меня отобрали старый советский консервный нож и икру, подаренную жителем Ягерватнета, которому я чинил компьютер. Её я так и не попробовал.

В зал для посадки зашёл первым. Вскоре тут начали скапливаться люди с лицами, не очень похожими на норвежцев Некоторые были даже в национальных албанских костюмах. У многих был документ ООН, удостоверяющий личность гражданина Косово до введения паспорта, у некоторых, самых хитрых - красный Norge Passport и всего лишь у одного-двух человек (тоже албанцев) был синий Пасош Савезной Републики Jугославиjа. С российским паспортом, естественно, никого кроме меня не было На пограконтроле его бегло осмотрели и поставили штамп вылета "Rygge" на странице рядом с визой. Потом - посадка, взлёт, полёт над фьордами, морем, какими-то евространами, последние улыбающиеся западные лица, что я видел - стюардессы и стюарда, и, наконец, прибытие в аэропорт Приштины с опозданием на 15 минут.

Часть IV. Глава 4: Косово

Итак, прилетел я в Приштину, на автобусе доехал до здания аэропорта. Затем - паспортный контроль. Наверное, я был первым обладателем российского паспорта, прилетевшим сюда; полицейский на паспортном контроле очень удивился, но без всяких вопросов поставил штамп Республики Косово, чем-то похожий на таджикский. Сначала хотел на страницу с шенгенскими визами, я ему сказал, что лучше на следующую - место надо экономить. Затем таможенник спросил, есть ли чего для декларирования. Сказал, что нету. Никаких дискриминационных проблем не было, вообще, так получилось, что всё Косово (за небольшим исключением - см. ниже) я проехал в футболке, на которой было на кириллице и латинице написано название одного из высших учебных заведений Москвы.

Вышел из аэропорта прямо к толпе встречающих и провожающих. Похоже, что летние дешевые рейсы Приштина-Осло были направлены на то, чтобы отправить всех косоваров на родину, но почему-то в обратном направлении летело намного больше народу - все билеты были проданы еще за месяц.

Вокруг было очень темно, времени было 20 часов. Как я позже узнал, электростанция "Обилич", дающая ток энергопотребителям Косово имеет тенденцию работать 2 часа, затем на 2 часа вырубается. Поэтому в это время освещение было только у аэропорта, оно обеспечивалось собственным электрогенератором.

Сразу же подошли таксисты, начали предлагать свои услуги. Спросил их, в какой стороне трасса и Приштина. Как я узнал заранее, аэропорт находится в 17 км от города. Перед полетом договорился с товарищем из Приштины, что встретимся возле некоего Гранд Отеля в 21 час, поэтому надо было успеть попасть туда. Дошёл до темной дороги, по которой периодически ездили машины, попытался стопить. Минут через 5 остановился старый миниавтобус-мерседес с тремя молодыми албанцами. Спросили, откуда я, ответил что из России, думал, что сзади ножичком пырнут - но вроде обошлось.

Довезли до основной трассы, там в темноте как-то удалось застопить легковушку до Приштины. Водитель говорил на итальянском, немецком и албанском. Сербско-хорватский, русский и английский не понимал, поэтому общаться было не очень удобно. Привёз в центр, на какую-то центральную улицу. Вокруг было очень много молодёжи, старше 30 лет никого практически не было, что выглядело очень странно. Многие бухали и развлекались: в автоматы играли, в кафе-ресторанах сидели. В некоторых играла албанская музыка.

Без 10 минут 21 час я уже был у Гранд-Отеля, тут и встретился со хостером из Приштины - албанцем лет 25 с очень хитрой мордой, которого я нашёл в Качсерфинге. У него помимо меня останавливался некий американец примерно моего возраста, с которым они уже нашли общий язык - тут вообще очень любят американцев Он идеально говорил на английском, в этом плане мне до него было очень далеко. Очень негативно отзывался и о сербах, и о русских: говорил, что этот народ один и тот же, что нас здесь никто не любит и никогда не полюбит. Попробовал с ним говорить на сербско-хорватском - он не стал, сказал, что якобы языка не знает. Провёл нам небольшую экскурсию, в кафе попробовали албанский кебаб с какими-то сосисками. Решил, что раз уж он так нас не любит, пусть оплачивает банкет :), к тому же он выбрал один из самых дорогих ресторанов, понтуется, типа. Сказал ему, что у меня только норвежские и российские деньги, подарил даже немного старых российских рублей 1991-1994, вдруг он их сможет поменять. Он предложил мне съездить в Грачаницу - сербский анклав в Косово, типа я там их смогу поменять, т.к. там живут мои друзья-братья-сербы.

Косовар, у которого я жил, очень не любит Сербию, старый сербский паспорт он выкинул, хотя с 1 января паспорт РС будет в белом листе Шенгенских стран - можно будет ездить без визы. Провёл нам небольшую экскурсию, прошли по центральной пешеходной улице, затем в старый город, где было несколько мечетей. Осмотрели здания правительства Республики Косово: довольно маленькие и не особо интересные. Никаких следов войны в Приштине не сохранилось, вообще город напоминал огромный рынок а ля Марокко. Кстати, местные девушки выглядели очень даже интересно и специфично Сказал это хозяину, он довольно ответил: велком ту Косово.

Потом дошли до огромного забора, на котором висит список и фотографии пособников албанских террористов, пропавших в ходе наведения конституционного порядка сербскими властями. К сожалению, в результате оккупации НАТО операция была прекращена. Списка и фотографий пропавших, убитых и уехавших сербов почему-то нигде не было.

Везде в городе были памятники албанским-террористам, у некоторых в руках были винтовки, у всех были звериные лица и рядом с ними висели красные албанские флаги. Хостер рассказывал про некоторых: вот этот с дивизией убил столько-то врагов, а этот без дивизии - столько-то.

Рядом со стеной был огромный памятник некоему Джордже, жившему в 15 веке. Спросил косовара, что это за персонаж, он разъяснил, что он якобы предотвратил захват Европы Османской империей. Я поинтересовался, знает ли он о Видовдане, князе Лазаре и битве на Косовом поле, он сказал, что разумеется: участвовали в ней албанцы, ну да, конечно, им помогала горстка сербов.

Ночевали в его квартире, спать мне пришлось на полу. Вписку в Призрене я найти так и не смог, хотя и попытался - с ноутбука хозяина. У одного из косовских представителей Кучсерфинга в профайле висело предупреждение - внимание, ни в коем случае и ни под каким предлогом не ездите автостопом по Косово.

Наутро попрощались с косоваром и пошли с американцем в кафе. Покушали за 4 евро с человека, потом оказалось, что он забыл "эбаут май проблем": что у меня нет евро. Сходили до ближайшего обменника, где не принимали ни норвежские кроны, ни российские рубли. В кафе на меня не обиделись, сказали - в следующий раз занесешь Поблагодарил их, американец на меня обиделся за всё это и решил смотреть город отдельно.

Пошёл в сторону трассы и на одном из перекрестков обнаружил непонятно, как здесь оказавшиеся очень интересные сувениры из Югославии и Швейцарии. Их, разумеется, взял с собой. По пути видел сербскую православную церковь, огражденную забором с колючей проволокой. Похожие атрибуты имеют место быть возле сербских кладбищ, по-моему, это как-то не очень хорошо.

По пути разработал план. Умные люди сказали мне, что в Македонию меня скорее всего не пустят, т.к. соглашение, по которому ездить можно по ваучерам фактически не работает. Похожая информация была в различных отчетах и Википедии. Я решил в Косовску Митровицу (косовары именуют её просто Митровицей) пока не ехать, т.к. скорее всего придётся выезжать в Сербию через нее: была информация, что остальные наземные КПП работают как-то неправильно. План был следующим: Печ (по-албански - "Пей"), затем Дьяковица, где я заранее нашёл вписку (хозяин написал мне следующее - цитирую в переводе с английского дословно: "даже если твоя страна "россия" не признает Республику Косово, все равно приезжай" :)), затем по плану Призрен, выезд на трассу Приштина-Скопье и попытка проникнуть в Македонию.

Дошёл до печской трассы, хотя надо было ехать на автобусе нумер 2 - город был слишком растянут в длину. Проезд на автобусе стоил всего 30 евроцентов, хотя думаю, что возможно было из спортивного интереса проехать и бесплатно. Сначала застопилась машина, принадлежащая Косовской железной дороге (есть и такая: в Косово относительно развитая железнодорожная сеть). Доехал на 30 км вперед до какого-то кладбища автомобилей, у многих даже не оторваны регистрационные номера, можно было набрать на сувениры Косовские номера состояли из трех цифр, дефиса, букв KS (я решил, что это расшифровка лозунга Kosovo - je Serbija) дефиса и еще трех цифр.

От свалки (по-сербски она, кстати, называется "отпад", хотя я это узнал только в Македонии) я уехал до деревни Малышево, недалеко от известного Ораховаца, которая по-албански называлась как-то по-другому. Вообще, в Косово два государственных разговорных языка и три письменных - албанский, сербский-кириллица и сербский-латиница. На указателях у многих населенных пунктов местные националисты зарисовали черной краской названия на кириллице, видимо, считали, что албанский язык чем-то лучше. Вокруг трассы было много памятников террористам и их пособникам, возле многих монументов были те же красные албанские флаги, они гораздо популярнее официального косовского флага, в котором на синем фоне эдакий растекшийся желток - силуэт всего края Косово и Метохии.

Водитель, ехавший в Малышево, вообще-то жил в Германии и номера на машине были тоже немецкие, он привёз машину своим родственникам-косоварам. Албанская диаспора очень раскинута по всему миру. Даже в России есть: у меня есть знакомый албанец из Ростова, успевший даже отсидеть за финансовые махинации Многие в Европе и мире считают албанцев и косоваров, в частности, рассадником наркомании, проституции, краж, грабежей, бандитизма и прочих правонарушений, что, в общем-то, имеет под собой весомые основания. Из-за этого страны, признавшие Косово (скорее всего они это сделали только для того, чтобы косовары уехали из этих стран на родину :), очень не любят давать визы обладателям проездных документов ООН и новых паспортов Республики Косово, которые выдаются уже с июля этого года.

На отвороте застопился грузовик с белградскими номерами, что для Косово большая редкость, сербских машин здесь почти нет, я читал, что даже их изредка отстреливают (уж очень косовары не любят сербов). Водитель пару лет работал в Новосибирске и немного говорил по-русски, заодно я немного подучился сербско-хорватскому. Заехали в какое-то кафе, попили чаю, он тут был очень вкусным. По пути до Печа многократно проезжали разрушенные сербские дома, коих было очень много, однако у серба-водителя совсем не было какой-то ненависти к албанцам. Сербы именуют косоваров шептарами. Впоследствии, где-то уже в Сербии, я спросил местного жителя - а кто же тогда есть албанцы? Он ответил, что албанцы - те, которые в Албании - среди них и католики, и мусульмане. А шептары - те, которые вне Албании и по всему миру - среди них самые радикально настроенные, самые агрессивные, короче, типа самые отбросы албанского народа.

Водитель довёз меня до Печа, за это время из разговоров с водителем я немного научился сербско-хорватскому (ну или сербскому, мне впоследствии доказывали, что это разные языки). Большинство албанцев его не признавали и старались говорить на английском. Далее маршрут грузовика был в сторону Черногории - на Подгорицу и Бар, водитель пригласил меня ехать дальше, но план менять не хотелось. Изначально разрабатывая маршрут, я планировал проехать по часовой стрелке вокруг Югославии - из Косово через Черногорию, Хорватию до Загреба, затем через Баню-Луку и Сараево до Белграда, оттуда уже в Македонию и через Болгарию (если введет безвизовый транзит по шенгенской визе) или Грецию на Турцию. Но в июле маршрут был изменен, я решил вместо Греции и Болгарии посетить Словению и маленький кусочек Италии: область Фриуле-Венеция-Джулия, а затем из аэропорта Тревизо улететь в Бухарест, тогда поступила информация, что Румыния разрешает следование транзитом через свою территорию обладателям шенгенских виз. Теперь карта маршрута выглядела очень красиво и правильно, не надо было проезжать через одни и те же города и должно было получиться проехать во все интересные места бывшей Югославии (если меня впустят во все страны).

Итак, в Пече вышел из машины и пошёл в центр. Сразу же приметил кафе, решил потом попробовать местной еды. Сходил на железнодорожную станцию, осмотрел дизель-поезд Косовской железной дороги Печ-Приштина, проезд на котором по всему маршруту следования стоил 3 евро. На перроне обнаружил железнодорожную ветку, ведущую перпендикулярно от основных путей в гараж местному жителю (интересно, что там может быть такое).

Посидел немного в интернете, написал товарищу из Дьяковицы, но он чего-то не отвечал. Прогулялся по городу, осмотрел разрушенные сербские дома, коих тут было не очень много, в Косово сербы жили, как правило, в отдельных деревнях - типа Митровицы и Грачаницы. Кладбище в центре города, естественно, тоже было албанским. Сходил в кафе, съел кебаб за 2 евро, с продавцом принципиально говорил только на смеси русского и сербско-хорватского.

Отправился к выезду, располагавшемуся возле итальянской военной базы, купил вкусного мороженого, которое делается с помощью автормата - за 30 евроцентов - была ужасная жара. Вскоре застопилась машина до Дечанов, которое албанцами тоже называлось как-то по-другому. Посередине посёлка, напоминавшего большой рынок, опять стоял памятник очередному террористу с суровым лицом. Водитель сказал, что мне сейчас нужно идти право. Я удивился: как это вправо, если туда дороги нет? Как я впоследствии узнал, "лево" по-сербски - тоже "лево", а вот наше "право" у них "десно". А их "право" - это наше "прямо".

У выезда из Дечанов купил литровую пачку сока (сделанного в Косово) за 60 евроцентов, выпил её одним залпом. Пошёл к выезду, машин было существенно меньше, чем от Печа до Дечанов. Застопилась "Застава" - небольшая машина Крагуевацкого автозавода, названная в честь национального герба Хорватии. Водитель очень хорошо относился к России, хотя был только в Казахстане, работал там инженером на строительстве и у него было оттуда много друзей, в т.ч. и русских. Он всех приглашал посетить Косово, но они отказывались. Видимо, из-за этого, он проявил своё гостеприимство на мне, довёз до Дьяковицы (албанское название Гякова звучит гораздо менее приятнее), отвёл в кафе, накормил огромной пиццей и напоил пивом "Печко" - единственным сортом пива, производившимся в Косово. Хорошо пообщались с водителем на русско-сербском, он был довольно интересным собеседником, хотя в то же время и албанцем Он позвонил моему вписчику, как оказалось, он только в этот день вернулся из многодневной командировки в Черногорию, то есть мне очень повезло с проживанием Вписчик машины не имел, общались с ним на смеси сербского и английского с преобладанием английского. Выделил у себя в доме мне отдельную комнату, настоятельно попросил переодеть футболку, дал какую-то черную. Мотивировал тем, что в Дьяковице русских уж очень не любят: наши танки под управлением доблестных сербских войск перебили большую часть жителей города. Вообще, город очень сильно пострадал во время конфликта, но ныне следов войны почти не осталось.

Затем пошли смотреть город: старая часть показалась довольно красивой, хотя многое было восстановлено. В самом центре старого города была старейшая мечеть Косово, построенная когда-то совсем давно. После экскурсии выпили пива косовского, затем македонского и словенского. Пока пили пиво возле его дома, в самом центре города, "Обилич" не работал и весь город был в полной темноте. В результате нашего разговора вписчик пришёл к выводу, что лучше жилось под Сербией, тогда им вполне комфортно жилось, а сейчас с косовским паспортом даже не съездишь никуда. Я ему предложил съездить в Сербию и продлить его старый сербский пасош, а затем приехать в гости в Пермь, пообещал ему найти относительно дешевые лоукостные билеты, он, недолго подумав, согласился.

Утром он проводил до трассы, попрощались и я пошёл стопить в сторону Призрена. До выезда шёл минут 30 по какой-то прямой улице, идущей возле разрушенных домов и бывшей сербской церкви.

Первая же легковушка была аж до Тираны, с Албанией у Косово по понятным причинам очень тесные связи. На заднем сидении валялась всякая одежда, видимо, везли её продавать на рынок. Как и всем прошлым водителям сказал, что я из России, никаких негативных эмоций ими тоже выражено не было.

После въезда в Призрен они повернули на Албанию, а я остался где-то возле автовокзала. Таксисты попытались привлечь меня ехать с ними в Кукеш (на российских картах пишется Кукес - для благозвучности), Тирану или Приштину, я, разумеется, отказался. Пройдя пару километров в сторону центра, я дошёл до старого центра города. Вдали виднелся какой-то древний албанский замок, до которого я идти не стал. На здании правительства висел текст с благодарностями каждой из стран, признавших Республику Косово в качестве независимого государства. Благодарности были на языках этих стран - типа Thank you, America; Dzakuemo, Polska; Tak, Norge. Самая последняя из благодарностей предназначалась Мальте - на тот момент она самая последняя признала Косово. В киосках с сувенирами продавались футболки с флагами Косово, Албании, США - эти флаги были самыми популярными в крае и висели везде, где только можно. Ни одного российского (а также испанского и словацкого - по той же причине) флага в Косово, разумеется, не было.

Некоторые югославские города очень похожи планировкой центра: есть небольшая речка (в которую иногда сливается канализация), вокруг нее набережные и через нее несколько мостов. То же самое было и в Призрене, и в македонской Битоле, и в боснийском Сараево. На противоположной стороне от центра стоял памятник очередному террористу, а за ним - старый город, расположившийся на небольшом подъёме. Купил мороженого за 20 центов, затем по пути на трассу - еще одну порцию. Возле автодороги на Приштину была немецкая военная база, которую запрещалось фотографировать. Часто по Призрену проезжали автомашины с военными номерами и немецким флагом - это силы KFOR NATO. Кстати, во многих местах Косово висят плакаты, где представители этого самого КФОР изображаются верными друзьями косовского народа.

Прошёл базу, небольшую объездную дорогу, и начал стопить. Первая машина была до Сухой Реки, косовары, естественно, именовали её по-своему. Водитель свернул куда-то на Ораховац (по-косовски - Раховец). Следующая машина была почти до трассы Приштина-Скопье, водителем был албанец-директор рекламного агентства примерно моих лет, оставил мне свою визитку. Затем прошёл через какой-то город, купил там бутылку воды за 50 евроцентов и уехал до скопьевской трассы. С парой пересадок добрался-таки до приграничного города, там съел еще один кебаб за полтора евро. Стал стопить, чтобы проехать пару километров до КПП - пешком идти не хотелось. Все показывали, что отворачивают направо, поэтому пошёл пешком. Последний водитель, которого я пытался застопить, увидел это, вернулся и довёз до поста.

На границе никаких проблем не было, без проблем поставили выездную печать, прошёл пост и оказался возле флага с желтым солнцем на красном фоне - у въезда в Республику Македонию, название которой по вине Греции было превращено в FYROM.

Вероятность того, что меня развернут, была велика, и я уже морально готовился возвращаться в Приштину и ехать в Сербию. Дошёл до пограничного поста, где погранец не глядя штамповал югославские, македонские и ООНовские паспорта. Увидев красный паспорт, он очень удивился - спросил на английском, а где же виза Македонии? Я достал из рюкзака заготовку, сделанную еще в Архангельске - бронь гостиницы в Охриде и распечатку визового режима с Македонией. Он почитал всё это и отнёс начальству, меня послал туда же. Начальник спросил, а где же оригинал ваучера, заверенный печатью турагентства или гостиницы. Сказал ему, что это оригинал и он может в этом убедиться, если позвонит в гостиницу и проверит. Я ждал минут 5, пока начальник звонил своему руководству и что-то узнавал. В конце концов он на английском сказал - ладно, щас так и сделаем: звоним, если твой ваучер действительно нормальный, то ноу проблем и ты нормально въезжаешь, если нет - то сорри. В гостинице, к счастью, всё подтвердили, начальник и погранец, увидивший первым мой паспорт, извинились, поставили штамп "Долно Блаце" почему-то вверх ногами и я наконец-то въехал в Республику Македонию.

Часть IV. Глава 5: Македония

Возле границы дежурили таксисты, я решил, что местные могут испугаться останавливаться - тут скорее всего существует мафия, которая может всё это контролировать. Дошёл до выездного поста, на котором висели литовский и польский флаги, оттуда без труда застопил машину прямо до центра Скопье. Привезли меня прямо к пазару (перевод, думаю, не нужен), я перевел 5 евро в македонские динары (получилось 307 динаров). Прошёлся по пазару, ничего особо интересного не было. Купил мороженого всего за 5 динаров (он тут именуется "сладолед"), затем огромный кебаб за 60, во всех кафе бесплатным бонусом к кебабам идёт стакан чистой воды, в Косово было так же.

Сходил в интернет-кафе, написал всем представителям Хоспиталити, изъявившим желание принять меня у себя, почему-то ни один не ответил. В конце концов пошёл куда-то в глубь города, попал под сильнейший дождь и решил позвонить с таксофона, стоящего в каком-то павильоне, где продавались яйца (похоже, что только для прикрытия). Два номера не отвечали, но третий всё же ответил и сказал, что подъедет и заберет меня. Звонок обошёлся довольно дорого - в 3 евро. Неужели на мобильный в Скопье позвонить стоило 1 евро за минуту? Т.к. цену мне заранее не сообщили, я понял, что меня, как доверчивого иностранца решили обмануть, поэтому сказал, что у меня только российские рубли. Узнав, что я русский, македонский продавец отнюдь не проникся идеями панславянства, а, наоборот, разозлился, сказал: аааа, сербский брат, значит. Очень резко отозвался о политике России на Кавказе, сказал, что у нас тупое руководство. Пришедшему вписчику пришлось заплатить за меня, на следующее утро я разменял еще 5 евро и отдал ему эту сумму, а то как-то нехорошо получалось.

Вписчика звали Драган, он учил русский: у него была гэрлфрэнд из Киева, он с ней познакомился в Черногории. У него уже многие останавливались, но его семья меня тепло приняла: вкусно напоили-накормили. Заставил его общаться со мной на македонско-сербско-русском, а то совсем как-то неудобно с братьями-славянами общаться на вражеском языке.

На следующее утро я съел бурек - это был эдакий слоеный пирог с мясом, очень популярный в экс-Югославии, не имеющий ничего общего с нашим чебуреком. Затем решил поехать в Охрид и куда-нибудь дальше, т.к. в этот день к нему должна была приехать итальянка, я слишком рано приехал в Македонию и он пригласил её на 29-30 августа. После этого я запланировал вернуться назад и еще раз переночевать в Скопье.

Он довёз меня до выезда на трассу, моментально застопилась машина до соседнего города - Тетово, одного из мест проживания македонских албанцев. Интересно, что их в Скопье было очень много, после албанских беспорядков 2001 года все названия дублировались на албанском языке, а некоторые на кириллице - замазывались.

На развилке у Тетово была очень неудобная позиция: всё-таки автобан. Минут через 20 остановился македонский дальнобойщик, ехавший из Вены в Тирану через много границ, с ним добрался почти до Охрида: посёлка, в котором расположен аэропорт имени Святого Павла; сюда прилетают наиболее богатые отдыхающие на Охридском озере.

Написал с телефона дальнобойщика смски в Охрид, где местный житель желал меня напоить алкогольными напитками в своём баре, и в Битолу, где я решил остановиться.

Затем на какой-то легковушке добрался до Охрида, прошёл через центр до берега озера (так называются озёра по югославянски). Прошёл по берегу, сначала решил искупаться, но везде были отдыхающие. Поэтому передумал и вернулся назад, в центр. Охрид является родиной славянской письменности: именно здесь Наум, канонизированный православной церковью, ученик Кирилла, модернизировал глаголицу и создал на её основе алфавит, используемый нами, то бишь кириллицу.

На вершине горы была видна крепость, но смотреть её не было времени - надо было успеть попасть в Битолу, мне пришла смска из Битолы, в которой сообщалось, что мне надо быть в 19 часов в центре, возле какой-то башни с часами.

Дошёл до окраины города, где застопил выехавший из переулка старый "Фиат" с битольскими номерами. Супружеская пара лет 50-60 возвращалась домой после празднования, ехали очень медленно, хотя, по их словам, этот "Фиат" когда-то был даже гоночным.

Приехали на то самое место без 10 минут 19, выйдя из машины встретился с братом вписчика. Т.к. сам вписчик по имени Миле был на каком-то фестивале, содержать меня всё время пребывания предстояло его брату моего возраста. Самого вписчика, лет 20-21, я впоследствии видел всего три раза.

Итак, он меня отвез домой на такси, там меня очень хорошо накормили, постоянно интересовались, что я хочу, а что - не хочу. Затем повел показывать город, напоив скопьевским пивом и показав пару свежих забавных роликов из YouTube - у него был iPhone. Говорили с ним на югославянско-английском языке с преобладанием югославянского, т.к. хотелось его выучить или хотя бы нормально понимать. Затем прошлись по центральной улице Битолы, посмотрели на конкурс детских рисунков, организованный в рамках фестиваля его братом - моим вписчиком.

На следующее утро сходили в местный "клуб", молодое поколение лет 20-30 приходило сюда играть в карты, бильярд, пить пиво или кофе (в разумных объёмах). Затем посмотрели культурное мероприятие, организованное опять в рамках фестиваля: на английском языке участниками фестиваля из Южной Кореи, США, Европы и экс-Югославии демонстрировалась сценка о том, как молодое поколение пьет и курит, подталкивают других к воровству, их родители, уставая на работе от капризов начальства, дома избивают своих жен и детей. Интересно, что почти все участники фестиваля, как позже выяснилось, и пили, и курили (и даже траву), и никаких угрызений совести не испытывали.

Потом отправились домой, я получил смску от охридского представителя хоспиталити, предлагающего в 23.30 встретиться в его баре. Я уж было решил выезжать, но, к счастью, семья пригласила бухнуть с ними македонскую ракию вместе с их друзьями, зашедшими к ним в гости. Все очень удивлялись, как можно 50-градусную ракию пить стаканами, объяснил им, что я русский После этого ехать я передумал, немного поспал, посмотрел телевизор, все каналы были на английском языке, но с субтитрами на сербско-хорватском транслите. Странно, что наибольшей популярностью в разных домах, где я останавливался, пользовалось боснийское телевидение, его смотрели наиболее часто, а не национальное, например.

Вечером снова выпили пива сходили на заключительный концерт, выступала местная битольская группа "Pumpers", затем наиболее понравившаяся мне на том концерте хорватская группа из Загреба, потом еще кто-то из Черногории и, наконец, одна из популярнейших групп экс-Югославии из Скопье - "Супер Хикс" - аналог нашего "Ленинграда", её творчество в жанре ска и регги наиболее пришлось по душе слушателям. После концерта сходили на бухалово с участниками фестиваля, некоторые были уже пьяные в зюзю, например, австрийский юноша нёс полный бред.

Где-то в 4 утра добрались до дома. На следующее утро брат вписчика проводил до трассы, тепло попрощались, пригласил его обязательно посетить мою родину.

Начал стопить. Первая машина была скоростной иномаркой с водителем-лицом подозрительной ориентации в обтягивающей футболке и подозрительно высоким голосом. Он спросил, как же это я так путешествую автостопом, ведь это опасно, вполне могут попаться бисексуалы или даже геи (похоже, это из его тайных желаний). Я сказал, что пока, к счастью, такого еще не попадалось, поэтому он замолчал (видимо, обиделся) и всю дальнейшую дорогу ехали молча.

Через 30 км свернул. Там вскоре застопилась машина уже до Скопье. Возле Велеса начался замечательный автобан, на нем доехали до пригородов македонской столицы. У восточной части города - општины с исконно македонским названием "Гази Баба" и преобладанием албанского населения были очень узкие и плохие дороги, поэтому мы проезжали её довольно долго. Позвонил с телефона водителя вписчику, доехал от Битольского Пазара (сокращенно Бит-Пазара) - центра города на автобусе 2 до его дома. Предварительно поменял деньги, все македонские перевел в евро, получилось аж 3.90, чтобы не мелочиться, мне дали 4.

Дома у вписчика написал отчет про Норвегию, вечером поужинал и утром 1 сентября он довёз меня до трассы, ведущей в сторону Куманово. Проехал на каком-то микроавтобусе, везшем школьников (по виду - албанских) к открытию нового учебного года.

Затем с парой пересадок доехал до самого Куманово, город смотреть не стал, вышел сразу у автобана. Попытался стопить, но было бессмысленно: все машины пролетали мимо. Не стал стопить такси, выехавшее из Куманово, но как ни странно, оно остановилось и довезло меня до КПП Табановце.

На выезде пограничник посмотрел паспорт и не нашёл визы. Удивился, позвонил начальству, сказал, что я въезжал на Долно Блаце тогда-то. Выездного штампа ставить не стал, хотя я потребовал. Сказал: пускай твои братья-сербы ставят.

Часть IV. Глава 6: Сербия

Прошёл пару сотен метров и сразу началась Сербия. Пока шёл между постами, подменил паспорта, в новом были только 4 штампа РФ и Казахстана + монгольская виза со штампами. Это было нужно во-первых, чтобы экономить свободное место, коего остался всего один разворот, а во-вторых, чтобы не аннулировали косовские штампы и не придрались, такое сербскими властями действительно делается, видел своими глазами.

На въезде никаких вопросов не задавали, ваучер или визу не спрашивали, недоуменно полистали паспорт в поиске македонских штампов, а затем просто поставили штамп "Прешево".

За постом пообщался с водителем машины с ужгородскими номерами, он тоже не имел визы, но ваучера у него не было, и сейчас он ждал, когда его македонские товарищи привезут из Скопье на КПП оригинал приглашения, заверенный печатью нотариуса. Хорошо, что у меня всё было гораздо проще.

Машины стопились плохо, доехал до какой-то деревни на раздолбанной легковушке, затем до отворота на Косово с местными жителями, интересно, что на табличке с указателем были указаны не Приштина или Призрен, а населенная сербами Грачаница и Печская патриархия.

Оттуда уже попался мини-грузовик до Ниша, где я имел больше всего вписок - думаю, что штук 10, не меньше Поэтому был выбор, и я остановился на участнике Хоспиталити, который мне написал аж 4 раза, беспокоился, когда и как я приеду Позвонил с телефона водителя вписчику, обсудили вместе с водителем, где лучше встретиться и решили, что у бензоколонки в центре. Выбор был, мягко говоря, не самым лучшим.

Вписчик долго искал меня, видимо, он зачем-то решил, что я буду находиться возле заправочных автоматов. Ему было около 22 лет, и он жил вместе с товарищами в съемном доме. Ничего хорошего это не сулило Помимо этого, они еще были вегетарианцами, а значит, сытный мясной обед исключался.

Смотрели телевизор, все фильмы идут на английском языке, субтитры - на сербско-хорватской латинице. Изучал тексты, некоторые слова забавные, оказывается, Дед Мороз по сербско-хорватски - Дедо Мраз.

Накормили какой-то дрянью из сои и повели к товарищу, стороннику радикальной партии Шешеля. Выпили там ракии, они почему-то пьют её маленькими глотками и очень быстро пьянеют. Без особого труда обыграл хозяина в шахматы, потом пошли куда-то в город, где выпили еще бутылку ракии и говорили об истории Сербии и её политике. Интересно было наблюдать дискуссию между сторонниками различных идеологий: в Сербии наиболее популярны три партии. Первая и самая популярная - проевропейская партия нынешнего президента (по-сербски - председника) Бориса Тадича, который обещает привести к 2014 году Сербию в ЕС. К его заслугам можно отнести сдачу Косово без боя и передачу Караджича Гаагскому трибуналу. Его предшественик, экс-премьер Сербии и Черногории Зоран Джинджич, сыгравший активную роль в т.н. "бульдозерной" революции 2000 года и сдавший Милошевича, был несколько лет назад убит в здании правительства.

Следующая по популярности партия - радикальная, её возглавляет Воислав Шешель, считающий себя четником и идейным наследником генерала Дражи Михайловича, во время второй мировой войны доблестно боровшимся против усташей и немецко-фашистских войск. Его противники называют его сербским Жириновским, его предложения порой бывают слишком радикальны Он считает нужным ввести войска в Косово и вернуть территорию, исторически принадлежающую Сербии (Косово и Метохия, большая часть Боснии и небольшая часть Хорватии). Третья партия - относительно умеренного бывшего диссидента Воислава Коштуницы, его лозунг на выборах: "Поддержи Сербию!", он отрицательно относится ко вступлению в ЕС и к потере Косово, хотя, будучи президентом, сыграл большую роль в сдаче Милошевича.

Итак, выпили мы ракию, а затем я ушёл спать домой, все остальные сидели до 5 утра. На следующее утро товарищ вписчика (сам он очень сильно спал) довёз меня до автобана, ведущего на Белград, до него было всего 200 км. Но следующим по плану у меня был Крагуевац, четвертый город в Сербии (второй - Новый Сад, третий - Ниш) и мощный промышленный центр.

Первой машиной была старый советский ВАЗ, как известно, название "Жигули" не используется в Европе, чтобы не ассоциировалось с жиголо Водитель - инженер, несколько раз бывший в России - в Москве, Питере, Мурманске и зачем-то в Мончегорске. Он работал в своём НИИ над доработкой японского двигателя для автомобиля, работающего на водороде и получавшего его из воды. Рассказал мне вкратце принцип работы и о своих доработках, я в основном понял, годы обучения в ФМШ №9 не прошли зря Внезапно его озарила очень хорошая идея, угостить гостя из России местным пивом. Завернули в кафе. Сербского пива "Елен" (на банке изображен такой здоровый рогатый елен) в наличии не было и он взял нам "Амстел", сделанный почему-то в Греции, в каком-то филиале Хейнекена. Затем попрощались с водителем, он свернул в свой посёлок, а я застопил дальнобойщика в сторону Белграда. Доехал с ним до отворота на Крагуевац, оттуда еще на одном грузовике - до Крагуеваца. От водителя позвонил местному жителю из Хоспиталити, он встретил в центре. Машины у него не было, довёз до дома на такси. У него был двухэтажный особняк, жил с родителями, очень любившими Бориса Тадича, у них были различные вещи с символикой его партии. Накормили хорошим обедом, посмотрел вместе с ними заседание Скупштины, их постоянно транслируют в прямом эфире для того, чтобы простые жители страны смогли увидеть, чем занимаются их народные избранники У нас после начала 90х это как-то постепенно заглохло.

Ближе к вечеру пошли в гости к гэрлфренду моего вписчика, она жила вместе с родителями и подругой. Её отец очень любил русских и очень долго жал мне руку. Смотрели какой-то теннисный матч, в котором играла сербка против какой-то испанки. Потом пошли куда-то в кафе, где выпили много местного пива. Затем в буречную, где меня накормили буреком. Проводили девушек до дома и когда уже собирались уходить, отец девушки подарил мне литровую бутылку домашней сербской сливовицы.

На следующее утро попрощался с семьей вписчика и им самим, пожелал побыстрее приехать в гости , он проводил до трассы. Я решил ехать в Белград не по автобану, а по старой дороге. Первая же машина попалась до Аранжеловаца, прямо до места, где производится самая популярная в Сербии минеральная вода "Князь Милош". Оттуда уже была прямая машина сразу до Белграда. Позвонил с телефона водителя моей белградской вписчице, девушке по имени Весна, она отправила смской свой адрес (почему-то на телефон водителя, а не на мой, хотя я попросил об этом). Сказала, что ключи будут лежать под ковриком, я этому очень удивился.

Въехали в Белград. Проехали возле многочисленных зданий разрушенных НАТО в ходе агрессии - всё выглядит очень жестко. В центре довезли прямо до нужной мне улицы, дошёл до дома Весны, которой внутри не было. Ключ действительно оказался под ковром, открыл дверь, там оказался офис, в котором сидела подруга Весны. Оставил рюкзак и ушёл смотреть город. Пофоткал центр, очень живописную старую крепость Калемегдан у впадения Савы в Дунай. Прошёлся по центральным улицам и вернулся домой, там уже была Весна, сидевшая за компом и постоянно что-то печатавшая. Со мной общалась редко, максимум сказала мне пару фраз. У нее были кошки (по-сербски - "мачки"), одну из которых звали Мурлыца , с ними она успевала общаться более детально.

Утром узнал у нее, как доехать до трассы и отправился в столицу автономного края Войводина - город Нови Сад. Решил ехать не по автобану, а по дороге-дублеру. Доехал на каком-то 700м автобусе от площади Зеленый Венец до конца района Земун, там вышел на трассу. Стопил где-то с час, затем с парой пересадок добрался до Нового Сада.

Местный вписчик Райко встретил меня на центральной площади. В письме в Хоспиталити он написал, что имеет очень хорошие условия для проживания, я на это клюнул.

Работает полицейским, живет в относительно хорошей квартире. Общались с ним на тему беспошлинной торговли России и Сербии, договор о которой действовал еще со времени СФРЮ. Решили посмотреть цены на разные товары и чего-нибудь организовать.

Выпили очень хорошей ракии, пожалуй, лучшей из тех, что я раньше пробовал, он её получил в подарок от местных предпринимателей Затем пошли в ресторан, он накормил очень вкусным ужином с дунайской рыбой. Потом он отправился на работу, а я поехал на дунайский пляж, который почему-то был платный. Речка оказалась довольно грязной, но теплой.

Вечером он решил познакомить меня с культурной жизнью Войводины и повёз в ночной клуб. Перед этим дал мне комплект одежды "фэнси" - типа стиль одежды что ли такой эдакая навороченная рубашка, которую он за 10 евро как-то взял в Барселоне и брюки стильные к ней.

Поехали вместе с его товарищем, посмотрели на местную культурную интеллигенцию. Затем съездили в самую большую крепость в Европе, которая находится в пригороде Нового Сада. Там пообщались о сербском национальном духе, о республике Сербской Краине в Хорватии и республике Сербской в Боснии, о Вуковаре, куда я планировал ехать дальше, месте боевой славы доблестной Югославской Народной Армии, боровшейся с хорватскими националистами.

Затем протестировал местный кебаб. Мне сказали, что лучшие делаются в Баня-Луке, куда я тоже планировал ехать, жаль, что впоследствии попробовать его там так и не получилось.

Утром попрощался со вписчиком, пригласил его в Россию и сел на городской автобус, идущий на трассу в сторону селения с красивым названием Бачка-Паланка. С парой пересадок доехал до деревни Челарево, упоминавшейся в Хазарском словаре М. Павича, как место археологических раскопок - здесь было обнаружено средневековое кладбище.

Оттуда уже без труда поймал прямую машину до сербско-хорватской границы. Прошёл сербский пограничный контроль и получил выездной штамп "Бачка-Паланка".

Часть IV. Глава 7: Славония и Босния

После поста застопил "Ладу" до ближайшего хорватского селения Илок, затем переехали "Мост Дружбы" через Дунай, по которому проходила граница.

На хорватской стороне кириллица окончательно закончилась, вокруг появилась латиница и флаги Независимого Хорватского Государства с шашечками внутри. Интересно, что кириллица совсем не популярна в братской Сербии, она постепенно выходит из моды, ведь экономически невыгодно делать указатели или товары на кириллице, т.к. иностранцы её очень боятся и не понимают.

Подъехали к хорватскому посту "Илок", спросили паспорт, визы не обнаружили и захотели увидеть ваучер. Пускать меня без проверки не захотели, решили позвонить в Осиек, где я забронировал гостиницу на день, им всё подтвердили, и я смог въехать в Хорватию.

Сразу же попалась прямая машина с пока еще незнакомыми мне словенскими номерами до Любляны. Проехали Илок, затем - Вуковар, в котором много зданий пострадало в ходе военных действий. К сожалению, почтим всем сербам пришлось покинуть эти места, местные националисты их очень не любят.

Затем - не особо интересные Винковцы, и, наконец, "Путь дружбы", автобан Белград-Загреб. По нему проехал километров 50 и оказался в Бабиной Греде, где меня уже ждали. Встретился в 15 часов возле церкви с местной жительницей из Хоспиталити. Разумеется, вся семья была хорватской, в доме много всяких католических изображений. Русских и сербов тут не то, чтобы не любят, но относятся к нам очень недобро. Вечером пошли на свадьбу, на которой было аж 500 человек. Оркестр с мандолиной исполнял народные хорватские песни, было много всякой аппетитной еды: различные сорта мяса, пирожных, тортов. В конце ведущий попросил всех встать и помолиться, когда все крестились, я, из солидарности, перекрестился по-православному, соседи по столу посмотрели на меня с ужасом .

На следующее утро хозяйка отвезла до Босанского Шамаца, который был всего в 5 км от Бабиной Греды. Историческая область Славония, принадлежащая Хорватии, граничит с Боснией и Герцеговиной, поэтому я решил именно здесь и въехать туда. На посту осмотрели ваучер, хозяйка была очень разговорчивой, т.к. думала, что ко мне никаких вопросов не будет, поэтому выдала им много лишний информации и они, в принципе, на основании этого мне вообще могли отказать в последующих въездах в страну , ведь я не останавливался в гостинице, а жил в ее доме.

Боснийская граница была намного проще: никаких ваучеров не было нужно, просто посмотрели паспорт и поставили заветный штамп "Шамац" - на кириллице. Здесь она снова началась вокруг, ведь я въезжал в Республику Сербскую, одну из двух субъектов федерации в Боснии. Хорватка очень не любила эти места, как и всех сербов, очень негативно к ним относилась. Рассказывала про злодеяния ЮНА в Вуковаре, о том, как сербы вдруг пошли резать бедных и несчастных мирных хорватов. Республику Сербскую она, разумеется, не любит - ведь именно отсюда в Бабину Греду прилетали снаряды сербских частей, боровшихся с националистами. Но всё-таки, сюда она часто ездит, ведь тут сигареты стоят в 2 раза дешевле, чем в Хорватии.

Довезла меня до выезда из Шамаца на трассу, попрощались с ней и она уехала за своими сигаретами.

Стал стопить, первая же машина остановилась. Сказал водителю, лет 25, что я русский, он воскликнул, что он сербский четник Очень восторженно говорил о нас, братья-русах, ненавидел новых усташей - хорватских националистов. Проезжая мимо католической церкви в каком-то хорватском селе, его почему-то не успели уничтожить во время войны, показал прихожанам средний палец.

Вообще, было отрадно, что молодое поколение Республики Сербской растет в национальном, православном, патриотическом духе.

Да, ехал он в Баня-Луку, куда мне и надо было. Боснию он страной не считал, воспринимал себя жителем Республики Сербской. Скоро в ней должны были пройти выборы и вокруг висели агитационные плакаты различных партий и движений. Самым популярным и красивым, несомненно, был плакат Сербской Демократической Партии, на котором нарисован серб в футболке с гербом Республики Сербской, держащий правую руку на сердце с поднятым большим пальцем и с вытянутыми указательным и средним. Вверху на красивой кириллице написано "Боже Правде!" - это гимн Сербии.

Выпили с ним по бутылке пива "Нектар", которое делается в Баня-Луке, столице Республики Сербской. Затем доехали с ним до её центра, где я стал ждать Сржана, представителя Хоспиталити в Баня-Луке. Сразу же поехали на праздник его семьи, все её 300 представителей съехались с разных концов мира, такое организуется ими раз в 2 года. Наелся и напился там не хуже, чем в Хорватии, вообще, пиво "Нектар" пилось там бочками Затем отец Сржана, постоянно называвший меня "братушкой" и постоянно смотревший восторженно на гостя из России, попросил спеть песню "Подмосковные вечера", старшее поколение в Югославии знает только её. Вообще, петь не хотелось, но пришлось Помогло среднее музыкальное образование в хоровой капелле и действие пива Аккомпанировали мне под гармошку, под нее помимо этого исполнялись народные сербские песни.

Затем Сржан отвёз на какой-то концерт, после этого вернулись домой.

Утром написал в Сараево. В Хоспиталити я никого так и не нашёл, народу уж очень мало, поэтому пришлось воспользоваться Качсерфингом, там обнаружился некий турок, живущий в Сараево, я запланировал остановиться у него. Съездили в баня-луцкую крепость (лука - это, кстати, порт) на реке Врбас, а после хозяин отвёз до трассы, пожелав сричного (счастливого) пути и снова назвав братушкой.

На каком-то раздолбанном микроавтобусе доехал до отворота на Бихач и западную часть Республики Сербской, в 25 км от Яйце. Здесь резко кончился трафик, несмотря на то, что граница между Республикой Сербской и бошняцко-хорватской федерацией Боснии и Герцеговины не является государственной, машин проходило очень мало.

Ждал полтора часа, пока всё-таки не застопился мини-грузовик с молчаливым водителем непонятной национальности. Проехали серию тоннелей и Црну Реку, по которой проходит граница. Здесь перевернутые флаги России и плакаты "Боже Правде" закончились, началась мусульманская земля. Перед въездом в Яйце висела растяжка, на которой сообщалось о дне "освобождения" города НАТОвскими войсками во время военных действий в июне 1995 года.

Везде было много мечетей, которые один македонский водитель называл русскими ракетами СКАТ они действительно на них похожи.

Довезли до отворота на Мостар - до какого-то мусульманского посёлка.

Валюта в Боснии - конвертируемая марка. Стоит где-то рублей 20. Изначально я деньги менять не планировал, но есть всё-таки хотелось.

Прошёл посёлок, застопил местную легковушку на 10 км вперёд. Водитель перевозил хлеб и подарил мне лаваш, который очень мне пригодился.

Здесь автостоп резко закончился и машины останавливаться перестали. Уже темнело, было 18 часов и надо было как-то успеть добраться до Сараево.

Решил попробовать сесть на междугородный автобус, их тут было очень много. Сначала остановил автобус Бихач-Сараево, водитель-хорват старые российские деньги принимать отказался, но до Травника в 30 км всё-таки довёз. Здесь окончательно стемнело, а фонарей было очень мало. Решил остановить еще один автобус, следовавший из Мостара в Зеницу. Доехал на нем до отворота на единственный боснийский автобан.

В полной темноте умудрился застопить первую проезжавшую машину с босняцкой женщиной. Проехали город с не очень красивым названием Какань и в посёлке Високо она свернула направо. Отсюда получилось застопить такси до Сараево, таксист-мусульманин позвонил моему хостеру, он предложил мне добраться в старый город, т.к. он сейчас находился там с кем-то еще. Таксист же ехал в аэропорт, довёз меня до трамвайных путей, где я пересел на трамвай, выполняющий роль наземного метро, почти как в Волгограде. Вообще, в Боснии очень хорошо использовали электротранспорт, электричество здесь стоило дешево, поэтому троллейбусов и трамваев было много даже в 22 часа. Автобусы же поздним вечером не ходили. Проверок в трамвае №3 не было, я спокойно доехал до старого города, где возле фонтана встретился с хостером, представителем Европейской Комиссии в Боснии. Раньше он работал директором полиции в небольшом турецком городе, а щас правительство Турции пригласило его занять этот ответственный пост.

Познакомился с двумя другими его вписчиками - американцем и американкой, путешествующими по Восточной Европе. Американка очень удивлялась, почему же сербы так не любят американцев и так любят русских. А еще завидовала, почему я понимаю сербско-хорватский, а ей его так сложно выучить. Вообще, вела себя немного нагло Не любила Республику Сербскую, воспринимала её всего лишь как неинтересную область Боснии. Больше всего ей тут нравились хорватские города: Мостар, про который она постоянно говорила и Зеница. Старый град в Сараево меня как-то не впечатлил. После отправились на машине с дипломатическими номерами домой к хостеру, он накормил небольшим ужином и напоил турецким чаем. Выиграл его пару раз в шахматы, он сказал, что я довольно хорошо играю С американцами он общался хуже, чем со мной, к тому же, они часто вели себя очень бесцеремонно.

Утром проводил до трамвая, я еще раз решил посмотреть центр, но он меня снова не впечатлил, поэтому доехал на трамвае 3 до конечной, оттуда прошёлся до предполагаемого выезда на Требинье, час стопил, но было бесполезно. Затем проехался на городском автобусе, который шёл аж на 30 км от города. Там остановил автобус с кондиционером до Мостара - на улице была сильная жара. Оказалось, что я выбрал неправильную дорогу, в мусульманско-хорватской части Боснии нет указателей на сербские населенные пункты а ля Баня-Лука или Требинье, поэтому пришлось посмотреть пропиаренный американкой Мостар. В городе было много туристов, разрушенные доблестными сербскими войсками дома соседствовали со старыми постройками. Центр града находился возле моста, который и дал название городу. Здесь меня тоже ничего не впечатлило, поэтому пошёл на автобусную остановку и сел на первый попавшийся автобус, который, как оказалось, ходил раз в 3 часа. Мне очень повезло: он как раз шёл на трассу в сторону Требинье. Водитель не стал придираться к российским рублям и бесплатный проезд дозволил.

Здесь застопил машину с хорватскими дубровницкими номерами, непонятно куда ехавшую. Оказалось, что в Требинье, оттуда водитель впоследствии поворачивал в сторону хорватской границы. Проехали последний хорватский город Столац с интересной крепостью и отворотом на Неум, единственный морской город в Боснии. Тут снова оказались в Республике Сербской, машин на дороге было очень мало, вокруг были довольно красивые пейзажи а ля Дикий Запад - водитель сказал, что здесь часто снимают ковбойские фильмы.

В Требинье я выбрал дорогу на Никшич, стопить получилось очень плохо, смог уехать всего лишь до ближайшей деревни. В это время стемнело и останавливаться перестали совсем. Но вдруг получилось остановить такси, ехавшее аж в Черногорию, но через неофициальный переход, куда мне было нельзя. К тому же, я планировал попасть через Никшич на Подгорицу, пока я был в Бабиной Греде, удачно нашлась вписка в Хоспиталити в столице Црной Горы. Доехал с ним до отворота, с помощью освещения на сотовом обнаружил какой-то заброшенный дом, очевидно, разбомбленный во время войны. Скорее всего, тут раньше жили сербы - записи в тетрадке, валявшейся в доме были на кириллице. Выпил пару стаканов крагуевацкой сливовицы, закусил оставшимися из Мурманска хлебцами и лавашом, подаренным в Боснии. Расстелил спальник и спокойно уснул на полу, рядом с дверцами от машин, использованными во время войны в качестве бруствера.

Часть IV. Глава 8: Черногория

Проснулся от солнечного света - уже было утро. Отряхнулся, оказалось, вокруг была разбитая штукатурка, крыша у дома была повреждена авианалетами НАТО.

Вышел и начал стопить, благо недалеко было идти Боснийские машины упорно не останавливались, минут через 20 затормозила полицейская машина, выехавшая из-за отворота, куда свернул ночной таксист. Логично предположил, что это боснийская пограничная служба охряняет свои владения. Довезли до боснийского поста, выездного штампа ставить не стали. Почему-то поехали дальше, оказалось, погранцы-то в машине - черногорские Ни разу такого не видел, чтобы гос.органы одной страны ехали при исполнении службы через другую страну.

Подъехали к черногорскому посту - влепили штамп, почти такой же, как и в Сербии, но на латинице. Видимо, таким образом стремятся в Европу. Спросили сколько денег, скромно сказал, что 50 евро, а то не складывается с имиджем путешествующего попутными машинами.

Провезли еще 10 км и свернули вправо куда-то. Вернулся к трасе и застопил первую же машину - до Никшича, первого черногорского города у меня на пути. Сразу же начались горы и озёра, пейзажи были великолепны. Затем спустились в Никшич, водитель решил устроить мне экскурсию по городу, зачем-то искал туристическое бюро: узнать, где находится самое интересное. Так и не нашёл, поэтому экскурсия провалилась Высадил в самом центре, на местной пешеходной улице. Прошёл мимо памятника Петру Негошу, зашёл в магазин, где купил на 1 евро вкусный и дешевый набор для завтрака: пачку сосисок, ореховые снеки, очень популярные в экс-Югославии и большую плитку шоколада. Дошёл до парка, там оказался кран с питьевой водой, откуда пили все желающие. Набрал 2 литра воды в бутылку, купленную под Бачкой-Паланкой, на улице была жара и пол-бутылки пришлось выпить сразу же.

Потом поглядел на город, самое интересное, что заметил, так это пара старинных православных монастырей.

Пошёл на трассу, после получасового ожидания застопилась легковушка до столицы Черногории, Подгорицы, ранее именуемой Титоградом. Написал смску Тияне, жительнице этого города, которая совсем недавно написала мне через Хоспиталити. Договорилсь о встрече у фонтана, но получилось так, что встретились совсем в другом месте на соседней улице, у другого фонтана Тияна оказалась стройной длинноногой брюнеткой, типичной черногорской девушкой. Она прекрасно говорила по-русски и было непонятно, зачем вообще писала мне на английском, видимо, стеснялась.

Кушать у них дома было нечего, вместе с такой же стройной мамой они пробовали какую-то диету и сегодня у них был фруктовый день. Помимо фруктов они постоянно курили, раз в 10 минут, что немного бесило. Купили мне черногорский бурек, угостили местным вином.

На следующее утро я решил объехать всю южную часть Черногории, ведь она не особо большая. Взял с собой бутылку воды из-под крана, она там очень чистая. Тияна довезла меня до выезда на трассу. С парой пересадок доехал до Будвы, где наконец-то увидел Адриатическое море - перед городом был большой участок с серпантином. Водитель, довезший меня до Будвы, был несколько странноватым, почему-то настойчиво пытался узнать о моей личной жизни, незадолго до Будвы у меня уже имелось большое желание выйти из его автомобиля.

В Будве появилось много надписей на русском языке, во всей Югославии говорят, что русские купили Црна Гору. Где-то здесь, в пригороде Будвы под названием Яз, через несколько дней должен был состояться концерт популярной певицы Мадонны. В самом городе смотреть, пожалуй, было нечего, и я решил отправиться сразу в сторону Бара. Стопить было неудобно, отсутствовали карманы для голосования и вокруг были жилые кварталы.

Прошёл пару километров и застопил на автобусной остановке машину до курортного посёлка Петроваца. Водитель примерно моих лет обрадовался тому, что я русский, сразу же позвонил девушке из Питера, с которой завел курортный роман и попросил перевести ей пару сообщений Почему-то между собой они говорили на английском, девушка упорно не желала розуметь српский.

В Петроваце я дошёл до развилки, там где вторая дорога, идущая с Подгорицы, вливается в приморскую трассу. Машины в Черногории стопились очень хорошо, и я через 5 минут уже был в авто с белградскими номерами, водитель ехал в деловую поездку в Бар. Помимо этого, он был большим любителем пива и пляжей, хотел посетить все пляжи в Черногории. Проехали Бар, по словам подгорицской вписчицы, некрасивейший город Црна Горы, возле него остановились, вместе с водителем выпили немало литров никшичского пива, а затем водитель решил посетить интереснейший пляж Черногории (по совместительству - самый большой пляж на Адриатике) - Великий (то бишь Большой). Он идёт почти от Улциня и до албанской границы. Чуть южнее его начинается дельта пограничной с Албанией реки Бояна, где на острове Ада располагается нудистский пляж, туда меня почему-то не потянуло.

Первый раз за год искупался в море, оно тут было теплым и мелким, а пляжи - песчаными. Народу было мало, сезон заканчивался и были последние жаркие дни. Через пару часов водитель уехал в Бар, а я остался на пляже.

Очнулся около 17 часов, немного протрезвел и понял, что надо бы успеть в Подгорицу, ведь в 19 уже темнеет, а ехать тут далековато. Дошёл до дороги, застопил такси, оказавшееся не бесплатным. Сказал таксисту, что денег он не получит, он провёз километр и высадил. С помощью активной жестикуляции остановил еще одну легковушку, доехал на ней до Улциня. Оттуда сразу же поймалась машина до Бара. На барском вокзале водитель должен был встретить какую-то не очень умную девушку, которая с утра не могла попасть из Подгорицы в Бар. Пока мы ехали, сообразительная девушка так и не смогла сесть в поезд, поэтому водитель решил съездить за ней в Подгорицу. Возле Бара начинался автобан, сразу за городом был огромный тоннель. После него проехали мимо Скадарского езера (по-албански оно зовётся Шкодером, как и их город, расположенный на нём). Хотя здесь сделали национальный парк, озеро мне не понравилось, совершенно не живописное, грязное, да и вообще, зачем оно нужно, если рядом есть море?

В Подгорице пришлось пройти через весь центр до дома вписчицы. Вместе с ней и её товарищами сходили в какой-то бар, где меня снова напоили пивом и местной ракией. Пообщался с товарищами на тему русской обсценной лексики, рассказал им, как по-русски называются "курец" и "пичка" (по сербско-хорватски - половые органы). Еще пара других матерных словообразующих, обозначающих женщину легкого поведения и процесс совокупления, в их языке аналогичны нашим.

На следующее утро попрощался со вписчицей. Она хотела приехать в Россию, нашёл ей дешевые билеты всего за 68 евро из хорватского Сплита, пригласил в гости. Съел бурек, дошёл до трассы. Там самозастопился вчерашний водитель, довезший меня до Будвы. Слушать его бред было тяжко, но как-то дотерпел почти до конца пути. В Язе он наконец-то свернул вправо и я остался на трассе, ведущей в сторону хорватской Дубровацко-Неретвинской жупании.

Машины стопиться упорно не желали. Почему-то остановился навороченнейший Мерседес с будвинскими номерами, водитель которого на чистом русском языке с московским акцентом спросил, как тут лучше проехать в сторону Котора и хорватской границы. Объяснил им, добавил, что и сам щас еду в Дубровник. Несмотря на то, что в машине помимо водителя было еще трое человек, меня охотно взяли. Водитель по имени Дмитрий являлся руководителем одной крупной телекоммуникационной компании, сейчас он вместе со своим знакомым и двумя девушками отдыхал в Черногории и решил посетить Хорватию, местные сказали им, что никаких виз туда не надо.

Я объяснил им что с ними будет на границе, они не поверили Но на всякий случай решили последовать моему совету, сделать ваучер. Перед Котором снова был серпантин. Заехали куда-то в пригород, спросили местных про Интернет, те опять оказались русскими.

Центр Котора был несколько попсовым и лубочным, хотя сама крепость, расположенная на горе, была довольно интересной. Интернет, расположенный в баре в Старом Граде стоил 4 евро за час, быстро оформил им бронь в гостинице на хорватском острове Корчула. Москвичи почему-то не могли понять сербский, тоже пользовались английским, причем говорили на нем очень хреново.

Где-то после Котора подъехали к интересной бухте, в которой располагались два острова с монастырями, расположенными на них. Затем - неинтересный Херцег-Нови, еще пара каких-то деревень и, наконец, КПП "Дебелый Брег", на котором нас выпустили после быстрой проверки документов, никаких штампов так и не поставили.

Часть IV. Глава 9: Независимое Хорватское Государство

Проехали маленький кусочек на нейтральной полосе и подъехали к знаку "Република Хорватска" возле КПП "Карасовичи". Машины, стоявшие в очереди, были из различных стран Европы, на одной, со швейцарскими номерами, ехали 4 негра, они помахали паспортами, их сразу же пропустили.

У нас всё было намного сложнее, как только пограничники увидели наши красные паспорта, сразу же заинтересовались наличием хорватской визы. Виз не было, зато были ваучеры. Дал им свои, сделанные еще в Архангельске на Дубровник и Сплит, и второй, сделанный в Которе на москвичей. Нас попросили постоять в стороне, погранец отдал начальнику брони, тот долго звонил во все гостиницы и уточнил, действительны ли брони.

Я пару раз собирался сходить до погранцов и спросить, когда же нас пропустят, москвичи не отпускали - боялись, что они обидятся и откажут во въезде. В конце концов, меня это задолбало, сходил к погранцам, поговорил с ними на сербско-хорватском, они рассказали, что руководство гостиницы просило передать, что все места в гостинице заняты и бронь была передана в соседнюю гостиницу, тоже на острове Корчула. Погранец проштамповал паспорта и впустил нас на землю Хорватскую.

Продолжили путь. Природа вокруг постепенно менялась, черногорская нам понравилась намного больше, по мнению спутниц-девушек, хорватские горы - облезлые, а море - некрасивое.

Проехали аэропорт Чилипи, куда летает одна очень хорошая и дешевая авиакомпания с лондонского аэродрома Гатвик. Затем - Кавтат, в который мы решили заехать для купания на местном пляже, который тоже не понравился, вокруг были евроотдыхающие: пышненькие девушки с бойфрендами, пенсионеры и пенсионерки с вечно улыбающимися лицами. Русских здесь уже не было.

После Кавтата доехали до Дубровника, проехали отворот в центр, здесь центр отображался эдакой большой точкой. Затем проехали второй отворот - на спальные районы Дубровника, пересекли мост имени доктора Франьо Туджмана, хорватского националиста, первого президента Хорватии, очень сильно не любившего сербов. При его активном участии был организован геноцид сербов в Хорватии, самой черной страницей которого стал разгром Республики Сербской Краины со столицей в Книне, при этом много сербов погибло или было изгнано из страны. С его же санкции многим сербским семьям пришлось покинуть восточную часть Хорватии - Славонию, где я уже был.

Только за мостом получилось развернуться и вернуться в центр. Там москвичи очень долго искали парковку, нашли её где-то в 10 минутах ходьбы от центра. Тут меня не очень вежливо послали, сказали: иди, а то привыкнем еще к тебе. Похоже, что они уже хотели ужинать, но делиться им не очень хотелось Попрощался и пошёл смотреть город.

Сам город понравился, особенно, если бы было поменьше туристов, их тут было слишком уж много. При входе в Старый Град висела схема центра на нескольких языках. Отдельно были подписаны "разрушения, совершенные сербскими и черногорскими войсками в 1991-1992 гг", видимо, для того, чтобы западные туристы возненавидели наших православных братьев.

Спросил у представительниц российской сборной по плаванию, сидевших в форме (тут был чемпионат какой-то) о курсе куны к евро и рублю и про то, где лучше менять. Потом перевел в куны 2 евро, курс в сувенирных лавках в центре оказался грабительский, но банки уже были закрыты.

Купил еды: снова сосисок, ореховых снэков и шоколад на все имеющиеся куны. Ночевать сначала решил в аэропорту Чилипи, но на автобус, следующий до Кавтата меня со старыми российскими рублями не впустили. Проезд стоил 10 кун = 50 рублей. Решил подняться на самую вершину горы, в низовье которой располагается город. Поднимался где-то пару часов, разложил спальник, выпил треть бутылки сливовицы, съел закуску (интересно, что нигде, кроме России и стран экс-СССР алкоголь не закусывают, даже пиво).

Утром проснулся и пошёл на трассу. Сел зачем-то на городской автобус, повернувший перед мостом направо и увезший меня в сторону центра. Долго возвращался назад, перешёл мост Туджмана и начал стопить.

Почти сразу же остановился очень старый Мерс, водитель и пассажир которого ехали в Неум, маленький герцеговинский город, единственный в Боснии и Герцеговине располагавшийся на побережье моря.

Проехали пригороды Дубровника, вскоре доехали до поста, проехали хорватский пост вне очереди по специальному зеленому коридору с подписью "Transit", документы никто не проверял.

Сразу за ним был маленький постик с флагом Боснии и Герцеговины, но погранцы там сидели в стороне и к машинам совсем не подходили. Вскоре после поста начался Неретванский кантон Герцеговины, населенный преимущественно хорватами. По сути Неум оказался таким же хорватским городом, везде были флаги с шашечками, а в кафе, куда водитель с пассажиром пригласили меня отведать сытный мясной обед, принимали те же самые хорватские куны.

Довезли меня до центра, где был поворот на Столац, который я уже проезжал, эта дорога соединяет Неум с центром кантона в Мостаре.

Отсюда доехал с местным жителем на 7 км вперед. С ним же проехал границу, где хорватский пограничник посмотрел карасовичский штамп, проверил паспорт на валидность и не задавал никаких вопросов относительно визы или ваучера (хотя ваучер на Сплит у меня имелся).

Затем с жителем Сараево, возвращавшимся из Черногории, подъехал до отворота на Мостар и Сараево. Оттуда - до какой-то Макарской на микроавтобусе с дубровацкими номерами. Дальше, до Сплита, я ехал на этой же машине, но уже с другим водителем.

В Сплите я написал местному жителю по имени Матко о том, что я готов с ним встретиться на автобусной остановке возле гипермаркета ЛИДЛ. Он жил недалеко от него, но в данный момент работал - предложил мне встретиться в 16.30. Я прошёлся до моря, которое было рядом, в последний раз искупался в Хорватии. Этот день был последним жарким, после этого резко наступили холода.

Встретились с хозяином, угостил его српской сливовицей. Узнав о наличии оной, он сказал "браво" - итальянские слова очень популярны в бывшей Югославии. Затем встретились с его знакомыми, поехали куда-то в центр. Так получилось, что я очень плохо помню всё, что было в тот вечер.

Очнулся утром на лавке возле залива, сидящим и смотрящим куда-то в сторону горизонта. В 50 метрах от меня сидел какой-то алкаш и чего-то рассказывал пьяным голосом. Почувствовал странную легкость в кармане, специально закрепленном двумя ремнями и молнией: он был разрезан, а все паспорта и фотоаппарат (с флеш-картой) исчезли.

Как-то сумел сориентироваться и добраться с парой пересадок на нужную остановку, не спрашивая ни у кого маршрута. Прошёлся от остановки наугад и дошёл до дома и квартиры, где дрых хозяин. Он как-то пофигистично отнесся к пропаже паспортов и фотика, потом всё-таки позвонил в полицию, в одном из участков обнаружились почти все паспорта. Съездили туда, мне их выдали без всяких заявлений. Еще раз переночевал у хозяина и на следующее утро я пошёл на трассу в сторону Задара.

На автобан ехать было как-то не совсем удобно, он находился в стороне, да и стопить там должно быть сложно. Сел на автобус 60 до центра, там меня сразу же поймали контролёры. Говорят, нет билета - плати 50 кун. Европейские пенсионеры-туристы, имевшие билет, но не прокомпостировавшие его, очень перепугались. Штраф платить они не стали бы, но не из-за денег, им было очень стыдно Они даже покинули автобус по просьбе контролёров. Мне же терять было нечего, на сказки про полицаев я не купился, лениво помахал перед контролёром рашн манями 1991-1993 гг. выпуска. Специально сделал вид, что никуда не спешу, сел поудобнее.

Контролёрам это очень не понравилось и они начали торговаться: предложили мне купить билет за 5 кун (25 рублей) у водителя. Помахал снова рашн манями, они повертели их, вернули и пожелали удачной поездки.

На глазах контролёров сел на следующий автобус №37, идущий в отдаленный пригород Сплита. Ехали по очень длинной улице доктора Франьо Туджмана, причем в одном месте даже был памятник этому деятелю.

Вышел на конечной автобуса, прошёлся до автодороги. Машины разгонялись и останавливаться не хотели. Застопилась местная легковушка до соседней деревни, затем автобус Дубровник-Риека, довезший еще на пару километров.

Затем попался грузовик до Задара. Проехали мимо побережья, большого количества живописных островов, через Шибеникско-Книнскую жупанию и въехали в Задар.

Позвонил с телефона водителя хорвату по имени Борис, он предложил встретиться на автовокзале - "колодворе" - в результате деятельности Анте Старчевича в 19 веке, в "хорватском" языке появились очень старые и примитивные слова, только для того, чтобы он отличался от сербского (например, ногомет - футбол, крух - хлеб и т.д.).

Водитель довёз меня до колодвора, я встретился там с Борисом, ему было лет 50. Вспомнилась реклама про кошку 6 лет, которая резвилась и играла, как котёнок тут был похожий случай сначала я предположил, что это может быть связано с его нетрадиционной ориентацией, но оказалось, что с этим всё в порядке, раньше у него была жена, а сейчас в Мюнхене была любовница.

Он накормил очень вкусной едой: профессионально приготовил мясо, картофель-фри, замечательное самодельное мороженое со взбитыми сливками и т.д. Рассказал, что раньше у него останавливался кто-то из ЮАР, когда вписчик в шутку похлопал его по плечу, тот внезапно сообщил, что ему надо ехать дальше, а потом написал плохой отзыв ему на страницу.

Затем поехали смотреть город, глянули центр, католические храмы и православную церковь, осмотрели очень мне запомнившийся подводный орган, музыку на котором играет прибой. Сходили в самый дорогой ресторан, где он угостил меня местным пивом.

Утром сделал мне еды в дорогу, приготовил её так же профессионально. Довёз меня до автобана Сплит-Риека-Загреб, с парой пересадок очень мучительно и долго добирался до Карловаца. В город не стал заезжать, поймал Ниву до Загреба. Водитель пообщался с хозяином, они договорились, где я с ним встречусь. У хозяина было несколько наркоманское лицо Встретились на трамвайной остановке, поехали к нему домой. Поел какую-то относительно вкусную полукашу, полусуп с непонятным содержимым. Вечером сходили к его товарищу, посидел там в Интернете.

Утром поехал в сторону трассы через центр, Загреб показался типичным западным городом, ничего интересного тут не было. Проехал на автобусе от трамвайной остановки "Любляница" до развилки, где от дороги на Любляну отходят ответвления на Марибор и на объездную. До границы было всего 15 км, но стопить было очень неудобно: автобан всё-таки. Через некоторое время остановился мини-грузовик до Самобора, его водитель предложил за деньги доставить меня до границы, я отказался. Следующая машина была с люблянскими номерами, но ехала куда-то недалеко от границы. И водитель хотел пересечь границу в другом месте, тут надо было платить деньги за проезд по автобану, но всё же довёз меня через какие-то сельские дороги почти до КПП "Брегана". Хорватские пограничники поинтересовались наличием ваучера, сказал им, что он есть. Других вопросов не было, поставили очень чёткий штамп и пожелали сричного пути.

Часть IV. Глава 10: Возвращение в Шенген

Совсем недалеко уже был виден словенский бело-сине-красный флаг с какой-то непонятной эмблемой. Как оказалось, это гора Триглав, самая высокая гора Словении, являющаяся символом страны.

Прошёлся до КПП "Обрежье", пограничники были удивлены даже не тем, что у меня российский паспорт, а тем, что моя шенгенская виза - финская Проверили её по базе, наверное, успешно нашли, поэтому пропустили.

Здесь начинался автобан, какой-то местный житель подвёз меня на пару километров вперёд, решив, что так для меня будет лучше. На дороге, ведущей к автобану от заправки, я застопил грузовик с македонскими велесскими номерами, ехавший аж в столицу Франции Париж. Знавший русский язык водитель угостил виноградом и зачем-то включил сборку популярных эстрадных песен на русском языке, видимо, думая, что они мне понравятся.

Пейзажи в Словении были очень похожи на европейские: на австрийские или северо-итальянские, из-за Альп, наверное.

Подъехали к Любляне, вдалеке уже виднелись Альпы и дорога на австрийские города Грац (по-словенски - Городец) и Виллах (по-словенски - Беляк). Попросил водителя позвонить в Любляну моим вписчикам из Хоспиталити - он договорился, что оставит меня на АЗС, где я через полчаса с ними встречусь. Вариантов для остановки было очень много, но я выбрал семейную пару у которой никто раньше не останавливался. Выбор оказался верным.

Встретили меня вовремя, супруги приехали вместе, улыбались уже фальшивыми западными улыбками. Попросил их говорить на словенском с элементами сербско-хорватского, английский очень уж резал слух в славянской стране. Поужинали каким-то супом с сосисками и поехали на экскурсию.

Итак, сама Любляна представляет собой разросшуюся деревню вокруг замка. Символ города, изображенный на номерных знаках LJ представляет собой замок, на вершине которого сидет змай (змей то бишь), охраняющий его от врагов.

Доехали до старого города, оставили машину возле министерства финансов и пошли гулять. Дошли до центральной площади, где было много японцев, затем прошли тройной мост через реку Любляницу, сделанный в форме Триглава, о котором упоминалось выше.

Оттуда мы пошли к замку, поднялись на лифте на его вершину. Затем хозяева купили нам билеты на посещение какого-то виртуального музея, который был действительно виртуальным: в нем ничего не было Единственное, что было - подъём на самую высокую баншю замка, с которой видно весь город. Жаль, фотоаппарата не было, хорошие кадры бы получились.

Потом пошли в какую-то кондитерскую под названием Црвена Звезда, где отведали вкусных пирожных за 6 евро. Сказал им, что в Кировской области они могут купить не менее вкусные пирожные за 20 евроцентов, они не поверили.

Прошлись еще по городу, выпили австрийского пива (словенское пиво "Лешко Златорог", которое я когда-то пил в Косово, вписчики не любили) вместе со знакомым моих вписчиков, потомком русских эмигрантов из Орловской губернии, который был очень рад видеть меня здесь. Ночью пришлось спать в комнате хозяйского сына, которого перевели на чердак.

Утром довезли до въезда на автобан и сказали, что машину надо ловить именно здесь. Порекомендовали действовать как в Европе: сделать табличку, смущенно улыбаться и голосовать большим пальцем. Я проигнорировал их советы и пошёл дальше, к началу трассы. Там после некоторого ожидания застопилась легковушка до Новой Горицы, города, построенного Тито рядом с крупным итальянским городом Гориция, должным стать витриной югославского социализма.

Конечно, можно было ехать и туда, но мне хотелось посетить город Трст (по-итальянски - Триест), из-за которого после Второй мировой войны было так много проблем между Югославией и Италией - обе стороны претендовали на него, но Сталин настоял на том, чтобы Триест остался в Италии: итальянский коммунист Пальмиро Тольятти попросил сделать это для того, чтобы итальянская компартия получила достаточную поддержку для формирования правительства (чего у нее так и не получилось). Но вся область, центром которой был раньше Триест, оказалась в СФРЮ, а ныне в Словении (местность в районе Копера).

Итак, доехал я до отворота на Горицу, проехав мимо Постойны, где находятся известные постойненские пещеры. Затем на микроавтобусе, ехавшем в Копер, добрался до отворота на Триест. Здесь уже до границы с Италией оставалось всего 6 километров, но машин не было.

Остановилась полиция, проверила у меня документы, сказала, что на автобане стопить плохо. Предложил им довезти себя до выездного КПП. Недолго думая, согласились Прошёл через словенский пост и на итальянском меня остановили снова, удивились, что меня довезла сюда словенская полицейская машина. Быстро посмотрели паспорт и отпустили. Другой итальянский мент в это время застопил хорватского дальнобойщика из Загреба и проверил у него документы. Пока проверял, я впросился к нему до Триеста. Сразу же за постом проехали итальянское село и выехали на дорогу, идущую в Триест. Написал смску итальянцу, у которого я должен был остановиться там, указал свой номер, чтобы он ответил.

Триест уже не был похож на Любляну: гораздо больше новых, относительно высоких зданий. Прокатился по городу на бесплатных автобусах, осмотрел его и не нашёл ничего интересного. Была главная площадь, по которой ходило турьё и фотографировало стандартные достопримечательности.

Наконец, пришла долгожданная смска с ответом. Затем мы договорились встретиться с товарищем вписчика на железнодорожной станции в 16.30. Погулял по станции Триест, когда-то, год назад, я объехал большую часть северной и центральной Италии от Тревизо до Неаполя, от Сорренто до Бергамо, предъявляя всего лишь старый студенческий билет. Было интересно, сработает ли такая тактика здесь, в Фриуле-Венеции-Джулии.

Встретился с товарищем вписчика. Сам вписчик работал в рыбном отделе супермаркета, обещал к вечеру хороший рыбный ужин.

Отправился к нему домой, посидел в Интернете. Вечером приехал какой-то немец, очень любящий Италию. В 9 часов сели за стол, съели очень хорошо приготовленные блюда из рыбы и морепродуктов вместе с замечательным итальянским вином.

Утром надо было рано проснуться: я решил поехать на поезде в 7 утра, т.к. была вероятность, что меня могут высадить. Первая электричка шла до Венеции через Тревизо, город, в котором находился нужный мне аэропорт. Контролёру предъявил студенческий, рассказал байку про мультитикет. К моему удивлению, не прокатило, контролёр вывел меня в тамбур и объяснил, что оставить меня тут не может, поймает начальство - возьмёт с него штраф 100 евро, а с меня - 60 евро. Поэтому пусть я лучше выйду на ближайшей станции Монфальконе, пойду в полицию, а она мне напишет бумагу, что у меня есть только российские деньги.

На станции Монфальконе поглядел расписание и увидел поезд Москва-Венеция, маскирующийся под поезд Будапешт-Венеция - именно тут он въезжает в пределы Италии. Затем зашёл в местное ЛОВД, сказали, что никакую бумагу дать не могут и посоветовали ехать до высадки, чтобы меня потом сдавали в полицию, а потом снова садиться на поезд и ехать. Естественно, так бы я не успел на самолёт.

Сел на следующую электричку, идущую до соседнего города Удине, недалеко от границы с Австрией и от того же самого Виллаха-Беляка. Мой студенческий снова не понравился контролёру, и он предложил мне выйти на остановочном пункте в 7 км от Удине. Кое-как смог застопить машину до города, водитель довёз даже до вокзала. Затем сел на ближайший поезд на Венецию, на котором всё-таки доехал до Тревизо без контроля.

Выходя, вспомнил, что до аэропорта ходит автобус №6, когда-то я уже здесь был и его видел. Сел на автобус, махнув перед водителем студенческим билетом и доехал до аэропорта. Сам город был в типичном классическом стиле, всякие там старые дома, храмы, памятники и т.д.

Доехал до аэропорта, как раз к началу регистрации на рейс до Бухареста. Зарегистрировался первым, прошёл контроль. Вдруг, сидя в зале ожидания, слышу, как меня приглашают пройти к стойке для регистрации. Вернулся, думаю, чего это может быть. Улыбающаяся девушка на регистрации объясняет мне, что т.к. у меня нет визы, в Румынию я не лечу - облом. Иду к главной, которой показываю распечатки из Тиматика, постановление ЕС на английском языке (их она не смотрела почему-то). Она сдуру решила, что я лечу транзитом и спросила, есть ли у меня авиабилет. В Архангельске я предусмотрел такую ситуацию и нарисовал билет из бухарестского аэропорта Банеса, для того, чтобы сотрудники убедились, что всё нормально и пропустили. Но я просчитал не всё, девушка решила позвонить в Бухарест и проверить, есть ли такой рейс. Ей сказали, что, наверное, это из Отопени - главный бухарестский аэропорт. Насчет визового режима сказали, что сейчас позвонят главному и всё спросят.

Поговорив с ними, девушка улыбнулась стандартной улыбкой и сказала, чтобы я сел и подождал. Сурово глядя на нее, вежливо сказал, что ничего страшного, постою. Через пару минут её это вывело из себя и она куда-то вышла Вернулась радостная, говорит, всё нормально, если есть билет, то лететь транзитом можно.

Я начал анализировать, что же теперь сказать румынским пограничникам, ведь на билете написана Банеса, а рейса такого оттуда нет.

Вскоре объявили посадку, всех пассажиров довезли на автобусе до трапа бело-розового самолёта ВиззЭйра. Занял своё любимое место в начале салона под буквой А, взлетели. Во время полёта читал бортовой журнал Визза, писали про различные свои дестинэйшны. Например, про какую-то пивную в Киеве: её обязательно рекомендовали посетить иностранцам, т.к. здесь за энной кружкой Чернигiвського у кого-то родилась идея проведения пресловутой "оранжевой революции". А еще про Львов: про какое-то кафе, где нужно уточнить официанту, что не являешься коммунистом. Бред и антисоветчина, короче.

Всего через час пошли на снижение и мягко приземлились в аэропорту Банеса.

Часть IV. Глава 11: Домой

После приземления довезли на автобусах до паспортного контроля. Прошёл к окошку контроля одним из первых. Погранец полистал паспорт и визу не нашёл, спросил, чего за хрень. Объяснил, дал ему распечатку, он пригласил начальника смены. Тот спросил, где билет, сказал ему, что поеду на поезде, билет куплю на вокзале, а заранее купить билет за пределами Румынии не получилось.

Мне приказали ждать, вокруг меня встали два пограничника, чтобы я не убежал ни вперед, ни назад. Спросили, взял ли я все вещи, сказал, что да. Я уже морально готовился к возвращению в Тревизо и ждал, когда пройдут все пассажиры. Затем начальник вышел и сказал, что ему надо какую-то гарантию, что я здесь не останусь, ведь билетов у меня нет. Спросил, чем я вообще занимаюсь, сказал ему, что студент. Попросил посмотреть студенческий, показал ему старый и непродленный Тот подумал и спросил маршрут и КПП, где я буду выезжать. Сказал, что поеду на поездах в Галац, а там поеду в Джурджулешты и Рени. Он внес чего-то в компьютер и поставил штамп на страницу рядом с визой: туда, куда я его и попросил.

Вышел в зал прибытия, там уже стояли двое с табличкой, на которой было написано моё имя на латинице. Это была семейная пара, оба были армянами. Девушка из Еревана, на русском, естественно, говорила хорошо, а вот её муж - американский армянин и на русском не говорил. Поздоровались с ними, в этот момент вышел начальник смены погранцов и очень удивился тому, что я с кем-то тут встречаюсь и общаюсь на русском языке Спросил меня, кто это, сказал, что друзья.

Сразу же поехали домой к хозяевам на их новеньком джипе-БМВ. Они жили в престижнейшем трехэтажном коттедже на окраине города, у них двое детей, которых воспитывает румынская гувернантка. Мне выделили для сна комнату одного из детей с огромной кроватью. Оставил дома рюкзак, и мы поехали в город, долго пробирались через пробки, хотя было 8 часов вечера. Центр показался очень однообразным, кругом были монументальные здания времён Чаушеску. Хозяева рассказали, что ходить в одиночку по улицам с рюкзаком тут опасно, местные любят разводить туристов всякими изощренными способами. Периодически попадались цыгане, некоторые из них ехали на повозках, это почти в центре столицы-то.

Затем меня повезли в дорогой ресторан, где накормили национальной едой. На второе попробовал мамалыгу, с которой у меня ассоциировалась Румыния: когда-то в детстве читал книжки румынских авторов На вкус кукурузная каша почему-то была как хлеб. Отведал тёмного румынского пива, очень вкусного.

За соседним столиком двое отмечали какой-то праздник и были уже готовы. Рядом с ними оркестр исполнял национальную румынскую музыку, они им подпевали. Один из них, гордо посмотрев на меня (видимо, заметил, что я иностранец), дал солисту 100 евро, затем еще сотню, а потом - еще По моим подсчётам, на весь концерт ушло около 2000 евро. Спросил у хозяина: тут все местные такие богатые? Он объяснил, что этот, похоже, ограбил или обманул кого-то и срубил много лёгких денег, которых ему не жалко.

Народ же выглядел очень бедно. Когда ехали домой, проехали мимо цыган, которых здесь много. Мне рассказали, что у них свои паспорта, свой правитель и живут они по своим законам (по которым, наверное, нужно лошадей воровать :)).

Утром попрощался с хозяйкой, она дала продукты мне в дорогу, её муж довёз меня до конца первой деревни на трассе в сторону Бузэу, дал в подарок бутылку коньяка "Арарат". Предложил денег, я наотрез отказался.

Стал стопить, сразу же возле меня на полном ходу затормозила иномарка. Водитель ехал в Бузэу, совсем недавно вернулся из Франции, поэтому ему сложно было говорить по-английски. Сказал, что совсем недавно был студентом и тоже ехал стопом, поэтому знает, как это - стоять на трассе, где никто не останавливается. До Бузэу доехали быстро, предложил ему провезти меня по объездной до выезда на Брейлу и Галац, все равно ему было без разницы.

Оттуда уехал на Форде-Транзите с бухарестскими номерами, ехавшем в Галац. Сначала заехали в Брейлу, проехались по всему городу. Интересно, что в Румынии очень развита трамвайная сеть, как в столице, так и во всяких маленьких городах. Ничего особо специфичного в Брейле не было, а Галац находился совсем рядом, его даже было видно от выезда из города.

Проехали мимо порта, справа был Дунай, который через несколько километров разделяется на несколько гирл, одно из которых, Килийское, частично находится в Украине. Интересно, что Чаушеску, стремившийся к неподконтрольности со стороны СССР, сделал канал по имени "Голубая магистраль", идущий в обход дельты, которая контролировалась советскими военными кораблями. Помимо этого он и заработать хотел: заставить все торговые корабли идти через румынский канал. Сейчас там очень острая конкуренция, проезд по украинскому каналу стоит на 40% ниже, чем по румынским.

Итак, доехали мы до Галаца, проехали его насквозь, тоже было очень много трамваев. Улицы относительно узкие, атмосфера приятная, поэтому город понравился. Водитель ехал до самого выезда, куда-то в порт. Я вышел у какого-то железнодорожного переезда, там почему-то была наша колея и вагоны УЗ. Прошёл 100 метров, поднялся на мост, где трамвайная линия шла в сторону государственной границы. Спросил у местных направление на Рени и Джурджулешты (по-ихнему - Рень и Джурджулешть), они показали.

Застопил какую-то "Дачию" (она именно "Дачия", а не "Дакия"), водитель которой не знал ни русского, ни английского. На румынском мне объяснил, что едет до самой границы. Спросил его, переезжает ли её, ответил, что нет.

Подъехали к переезду, находящемуся рядом со станцией Галац. Опять вокруг были вагоны УЗ и даже РЖД, кое-где стояли наши тепловозы. Шлагбаум был очень своеобразный, у меня сложилось впечатление, что он открывается и закрывается полностью вручную. Это в Евросоюзе-то.

Доехали до границы по почти пустой дороге. Водитель свернул налево, в какую-то деревню, расположенную на реке Прут, ведь именно здесь она впадает в Дунай. По Пруту проходит граница Молдавии и Румынии. Украина граничит с Румынией по Дунаю. Таким образом, я сейчас въезжал не на Украину, а в маленький, километровый кусочек Молдовы.

На посту румын-погранец сказал на ломанном русском: жди машину, пешком переходить нельзя. Меня подсадили к какому-то румыну и его жене, заглянул в их паспорта, в них было не меньше 200 штампов о въезде и выезде в Джурджулешты. Видимо, бензин сливают. Румынских штампов, естественно, не было, на Западе так принято.

На машине подъехал к посту, погранец взял охапку паспортов, я внимательно смотрел за своим, показал ему, куда ставить штамп, ведь место заканчивалось. На визу и всё остальное ему было без разницы: я выезжал, а не въезжал.

Проехали мост через Прут, ничего почти не изменилось, благодаря Мирче Снегуру и его команде в Молдавии используется румынский язык и государственная символика Румынии.

Подъехали к посту, где я снова заменил паспорта, проштамповал второй паспорт штампом "Джурджулешты", сходил в обменник, где перевел в гривны 60 леев, валявшихся дома уже несколько лет. Сразу за постом высадили, тут уже стояли наготове такси с Кагульскими номерами и автобусы в Кагул и Кишинёв.

Спросил местных, далеко ли до Реней, сказали, что 7 км. Посоветовали пройти до лукойловской заправки, а там стопить. Дошёл, но машин не было, все сворачивали в сторону Кагула. Пошёл в сторону поста, который оказался совсем рядом, от заправки его не было видно, т.к. находился за холмом.

Застопилась машина с кагульскими номерами, водитель ехал в Рени забирать жену с работы. Я заполнил миграционку, водитель вложил в мой паспорт 5 гривен и отдал молдавскому пограничнику. Тот выругался на него, отдал деньги и сказал ему на молдавском: оставь себе на закуску.

Выездной пост Джурджулешты-Рени был совместным, совсем рядом сидели уже украинские пограничники. Я написал в миграционке адрес проживания на улице Дерибасовской, пограничник сначала решил мне отказать во въезде, но когда узнал, что я еду стопом - разрешил, сказал, что знает, как это бывает порой сложно. Сказал, чтобы в следующий раз писал настоящие данные, а то у них из-за этого бывают проблемы.

Въехал в Одесскую область, об этом оповещала соответствующая стелла. Водитель довёз до Реней, в которых я когда-то уже был. Поезд, на котором я тогда уехал, Рени-Кишинёв, ныне был отменён и ходил от молдавской Этулии, куда можно было попасть из Реней на дизеле УЗ, это было зачем-то сделано по решению Одеськой зализници.

На центральной площади подключился к Лайфу, старая симка Билайн.ua, которую когда-то сделал в Ужгороде, уже не работала: долго её не использовал. Поменял валюту по относительно хорошему курсу: гривна снова растёт в цене и сейчас уже нельзя найти курс, лучше чем 19.5.

Отправился на трассу, доехал до Орловки с водителем, везшим продукты в Болград. Затем - до Новосельского, где местные отвернули на другую трассу в сторону Болграда, по которой я когда-то уже проезжал.

Солнце уже заходило, времени оставалось мало, а позиция была очень неудобной. Всё-таки смог застопить очень медленный Камаз до Измаила. Здесь уже всё выглядело почти, как на родине, купил чернигiвського бiлого, сухариков и кальмаров-анчоусов. Отправился искать вокзал. Спросил местного, лет 40, как дойти до вокзала; он специально сделал крюк, чтобы показать мне его расположение, пока шли, он успел рассказать несколько свежих и оригинальных анекдотов, а еще жестко, но тоже забавно обругать Ющенко, Тимошенко и компанию. Короче, типичный одессит.

Взял билет на ночной поезд до Одессы за 13 гривен = 65 рублей. Вспомнилась кассирша из Благовещенска, объяснявшая мне, что в России самые низкие пассажирские железнодорожные тарифы.

Выпил пиво, сел в поезд.

Утром доехал до развилки на тираспольскую и ренийскую трассу. Киевская, оказывается, находилась в стороне. Проехал до неё на попутной машине. С парой пересадок проехал до Раздельненского района. Некоторые водители сразу же высказывали желание получить с меня энное количество гривен, таких я посылал.

У границы Раздельненского района старый "Москвич", на котором я ехал, поломался и заводиться отказывался. Вышел из него, застопил навороченный джип до Белой Церкви. Доехал до Умани, в сам город заезжать не стал, решил оставить его на потом. На развилке застопился еще один старый "Москвич" до Черкассов, водитель возвращался из Винницкой области, ездил туда в командировку, заодно успел заехать к родственникам в Умань. Проехали мимо шевченковских мест, родины националиста-правозащитника Чорновила и географического центра Украины, который находится где-то здесь.

Затем - Смела, в которой находится один из крупнейших железнодорожных узлов Одесской ж/д: в честь шевченковских мест, расположенных неподалеку, станцию так и назвали - им. Т. Шевченко.

Черкассы показались самым обычным городом, пару часов погулял по ним, ничего интересного не обнаружил. Деньги (как гривны, так и рубли) уже кончались, перевёл сотню рублей в гривны, дабы доехать до Чернигова с честно купленным билетом. До Гребёнки решил проехать зайцем, несмотря на дешевизну билета - всего 2 гривны, бюджет у меня был очень ограничен. Пришлось поругаться с кондукторами, здесь они оказались хитрыми и решили получить за проезд больше, чем требовалось: не 2 гривны, а аж 6.

В Гребёнке ждать ночной пригородный до Нежина было неохота. Купил на последние лишние гривны какую-то булочку, сел в дизель до Прилуков. Провёл на вокзале несколько часов, было уже холодно и спать пришлось укрывшись спальником.

Купил за 7 гривен билет до Чернигова, так и не понадобившийся, контроля не было до Нежина. В Нежине основная часть пассажиров побежала на киевскую электричку, я же сел на электричку до Чернигова.

По приезду начался сильный дождь. Сел на какой-то автобус, довезший до выезда в стороны границы с Беларусью и Россией: автоперехода "Сеньковка". Сменив пару машин, застопил легковушку, идущую туда, куда мне и надо было: в город Климово Брянской области. Именно отсюда ходит поезд №85/86 "Старая Русь" Климов-Москва, содержащий в себе общий вагон. Когда-то он ходил через Семёновку до Новгорода-Северского, но сейчас железная дорога на границе законсервирована, а Украиной туда была построена новая ветка, через Шостку, до которой пустили много скоростных электропоездов из Киева.

Итак, в Климове я пришёл на вокзал, но оказалось, что билетов на сегодняшний поезд совсем нет - даже плацкартных, купейных и сидячих. Единственное место из ближайшего населенного пункта было из Брянска, да и то - СВшное. Решил поехать в Новозыбков, но билет в общий вагон от Климова до Москвы купить всё же получилось через Интернет, пока я ехал в почему-то бесплатном автобусе Климов-Новозыбков. В Новозыбкове взял прекрасное и недорогое местное непастеризованное пиво, помимо него, как-то здесь оказавшееся пиво из Берегово в Закарпатье. Получил билет на вокзале Новозыбкова, сел на тот же бесплатный автобус до Климова, на котором и приехал. Взял куру-гриль, побольше закуски, съел и выпил всё в поезде.

Утром приехал в Москву, разобрался с различными делами (в т.ч. визовыми), сел на поезд №18 "Кама" сообщением Москва-Пермь 2 (хотя были места и на другие поезда, более дешевые, так получилось по причинам, от меня не зависящим), и на следующий вечер был уже в Перми.

Общие затраты за поездку, протяженностью в 5 месяцев и 1 день - около 20000 рублей.

Всем удачных путешествий!

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея