Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Регионы > Азия Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

В одиночку через Большой Гималайский хребет
Отчет об одиночном походе по Гималаям (Западный Непал, район Симикот-Хилса)

Автор: dsapu (Киев)

Об авторе: в 1986 г. окончил факультет международных отношений Киевского государственного университета

Источник: dsapu.livejournal.com

Повод для этих заметок - желание записать те впечатления и эмоции, которые всплывают из памяти, когда просматриваю фотографии из этого похода.

Сейчас по прошествии почти четырех месяцев ощущение авантюрности и неразумного риска той затеи только усилилось.

Кратко о предыстории

Мы, три мужичка и одна девушка, отправились и благополучно совершили путешествие по маршруту Катманду - Кайлас.

А именно: перелет в Непалганж - переезд Сурхет - перелет на вертолете в Симикот - переход через села Дарапури, Керми, Ялбанг, Мучу, Яри, перевал Нара Ла (4580), и на четвертый день пешего пути вышли к Хилсе на Китайской границе. Шли с двумя проводниками и с двумя носильщиками. Пересекли границу. Переночевали в Пуранге. Переночевали в ашраме у монастыря на озере Манасаровар. Обошли вокруг Кайласа через перевал Дролма Ла (5630). Вернулись на Манасаровар.

Впечатлений и фотографий от этого похода масса. Но начать хочется не с них. Тем более, что маршрут хоть и не частый, но худо бедно предлагается почти всеми соответствующими турагенствами. И соответственно описан и запечатлен настоящими фоторгафами.

Друзья-попутчики остались в ашраме дожидаться джип, на котором они отправились в Катманду. А я в сопровождении Лабы, тибетца-проводника, поехал к китайско-непальской границев. По дороге заехали в Пуранг за китайским офицером-пограничником. Вместе с ним и с гидом отправились к погран переходу. Поскольку китайский офицер не понимал по английски, перед Лабой была поставлена задача за сорок минут пути до границы убедить китайца, разрешить мне пересечь границу не через мост, а отпустить меня в по тропе в горы по китайской территории, под честное слово, что я пойду не обратно в Китай, а перейду границу с Непалом.

Свернули с шоссе на горную дорогу и через десять минут оказались на китайской порганзаставе.

Все вышли из джипа и встали под мачтой с китайским флагом. Китаец достал мой паспорт и держа его в руке перед собой торжественно что-то спросил.

Лаба перевел: "Вы обещаете, что уйдете в Непал и не вернетесь обратно в Китай чтобы ни случилось?" И добавил: "Скажите это так, чтобы он понял, что вы клянетесь"

После этого мне торжествноо вручили паспорт. И я стал карабкаться вверх по тропе под оценивающими взглядами китайцев.

Для того чтобы подняться по тропе на гребень мне понадобилось минут сорок. Остановившись на гребне я увидел отъезжающий с погранзаставы джип. Китаец посчитал, что точка невозврата пройдена.

Часа через полтора пути я пересек таки Китайскую границу.

Тропа, по которой мы группой прошли из Непала в Тибет - это древний паломнический путь из Индии к горе Кайлас. А тот маршрут, которым отправился я, был обозначен на моей карте, как альтернативный. Китайская погранзастава, с которой я стартовал, находится на высоте 3900. Поднявшись в течение часа на 4200 следующие пять дней я ниже 4000 не спускался.

Я расчитывал в день проходить тринадцать часов. Рассветает в это время года здесь в 4 утра, а темнеет в 18:30. По моим расчетам у меня были все шансы к концу четвертого дня прийти в Симикот и на следующее утро вылететь через Непалганж в Катманду.

Во времена моей туристической юности было такое выражение "пробежать маршрут на бутербродах", что подразумевало отказ от приготовления пищи и давало возможность не тащить примус, котелок и даже металическую кружку. Вот и этот маршрут я решил "пробежать на сникерсах". Весь запас провианта состоял из шести минисникерсов из расчета половинка на завтрак и половинка на ужин и немного прозапас, если задержусь в пути.

Вес рюкзака удалось довести примерно до 11-12 кг.

В первый день я расчитывал дойти до деревни Манапема и переночевать в ней или в ее окрестностях. Однако стали приближаться сумерки и я понял, что взял излишне вверх и моя тропа прошла над Манапемой, которая осталась внизу и уже позади

Тропа становилась все уже и теперь все время проходила по середине обрыва горы: справа - обрыв метров на пятьсот-шестсот, слева - скала уходила вверх метров на двести- триста.

Место для ночлега начал присматривать в начале седьмого. Палатку поставил практически на тропе под навесом скалы. Осыпи камней казались вполне возможными. Во время первого ночлега ложился спать с опаской: вдруг кто по тропе пойдет и наткнется на палатку. В последующие дни стала понятна наивность этих страхов: во-первых по этой тропе если кто и ходил, то раз в полгода в лучшем случае, а во-вторых, в этих горах, если кого встретил, то это подарок судьбы, а не опасность.

На следующий день я расчитывал:

1. Пройти перевал Какадзе Ламка Ланна (4300).

2. Решил не заходить в монастырь Тиль, поскольку это потребует сделать небольшой крюк часа на три, а я все еще наивно полагал, что моя цель - к концу четвертого дня быть в Симикоте.

3. Пройти мимо деревни Хаизи (произносить ее название так, чтобы меня понимали, я так и не научился)

4. Дойти до монастыря Занг и в нем переночевать

Проснулся я в облаке. Быстро собрался и в 4:00 уже пошел по тропе. Тропа была покрыта инеем и изморозью. Скользко. Впервые стало немного страшновато - ногу подвернешь - не выберешься. Первые три часа видимость была весьма ограничена: ни дна ущелья, ни вершин не видно.

Затем тропа взяла вверх, а облака стали опускаться вниз. Тропа стала поспокойнее. В одной из скал в нескольких пещерах приютился маленький заброшеный монастырь. В котором могло бы проживать 10-12 монахов. Буддистские флажки выцвели и истлели. Если когда-нибудь еще раз занесет на этот маршрут, то именно здесь постараюсь спланировать стоянку.

Порой попадались неприятные осыпи, и сверху летело 2-3 камня, но поблизости всегда оказывался валун, за которым можно укрыться.

За очередным поворотом тропа раздвоилась. Появилась возможность пойти или вверх, или вниз по склону. Пробежав метров двести вверх, убедился что тропа уходит за гребень. Дна ущелья по прежнему видно не было, так что свериться с картой и сориентироваться по изгибам и притокам реки на дне ущелья не удалось. Стало понятно, что перевал Какадзе Ламка Ланна (4300) я проскочил не заметив. Предположил, что тропа вверх - это тропа к монастырю Тиль, и пошел вниз.

Как учили гималайские проводники: бросил снизу вверх пару небольших камней с криком: "Сосо!", воззвав тем самым к помощи и покровительству духа гор.

Тропа стала шире, появилась растительность, трава и мелкий кустарник. Стало ощущаться, что здесь бывают люди.

Еще часа через два пути вниз на берегу левого притока Карнали показалось поселение. Стало понятно, что это скорее всего деревня-монастырь Тиль.

Это означало, что на развилке тропы я выбрал правильный путь только благодаря духу гор. По своей карте и компасу сориентировался неправильно.

Мое приближение к монастырю заметили загодя. И входя в поселок я замечал опасливые взгляды наблюдателей с крыш. Женщины на улице, покрытой толстым слоем мягкого навоза, оказались радостно-общительными. На все вопросы отвечали "чаа" и приглашали идти за собой, дескать, сначала - чай, потом разговоры.

Стандартное жилище гималайской горной деревни - трехэтажное. Первый этаж - хлев, второй кладовки, хранилища, третий жилая комната-кухня с печкой (единственная отапливаемая в доме).

Меня провели на третий этаж. Вдоль стен большой комнаты сидели и пили чай человек пятнадцать - пожилые мужчины и женщины.

Меня потчивали тибетсим чаем, который закусывают мукой и сахаром, и лепешкой (роти), к которой дали два соуса - очень острый густой красный и ароматный зеленый.

В застольной беседе мне предложили остаться на ночлег, одобрили и восхитились моим желанием дойти сегдня до монастыря Занг и сообщили мне, что Занг очень большой по сравнению с Тиль.

Самому смелому старику было поручено проводить меня до околицы и показать тропу.

Ходьба по тропе вдоль реки Такчи Чу (чу - река) после горной тропы казалась прогулкой. По местным меркам, это даже не дорога, это магистраль. По пути встречались пастухи со стадами буйволов, просто мирно отдыхающие на берегу, просто путники.

Через часа три пути я вошел в деревню Хаизи. Деревня окруженна широкими полями, повсюду работающие люди: кто-то возделывает поле, кто-то таскает какието-мешки, кто-то гонит скот. Ошущение благоденствия и пасторального благополучия. Все посматривают на меня искоса, но внимания подчеркнуто не обращают, продолжая заниматься своими делами. На крыше одного из домов, как обычно, сидит старик (лет 40-45). На мой вопрос о дороге на Занг, он гортанно что-то кричит мальчишкам, которые гурьбой через минуту приводят молодого парня, вполне вменяемо говорящего по-английски. Заговори он по-русски, это было бы не намного удивительнее.

Дорога ведущая на Занг до выхода из Хаизи украшена бортиками из камней и буддийскими арками-башенками. Полная илюзия сказочности. Даже подобие крепостной стены присутствует. Напоминает сказочное королевство из гаринской Золушки или "Старой, старой сказки" с Олегом Далем.

Часа четыре пути и, никого не встретив по дороге, вхожу в деревню-монастырь Занг. Шесть часов вечера, близяться сумереки.

В центре деревни обращаюсь к двум молодым мужичкам на смеси тибетского и непальского. Спрашиваю о возможности переночевать. Каждый из них на ломаном английском предложил переночевать у него. На вопрос, сколько стоит, ответили: "Нисколько. Если завтра что-нибудь оставишь - хорошо, не оставишь - спасибо скажешь".

Люди, встреченые мной в этот день, вели себя совсем не так, как местные жители в деревнях на туристических маршрутах в Гималаях. Там - заискивание, активное попрошайничество детей и явное желание взрослых обжулить. Здесь - спокойная уравновешенность, внутреннее достоинство, разговор на равных.

Жилище - типичное трехэтажное. Впервые увидел туалет в доме на втором этаже. Отдельная комната с засовом. В полу - дырка, внизу - хлев, где шевелится какая-то домашняя скотина. Все очень чистенько, вымыто-подметено. Вонь правда сильная, но к этому быстро привыкаешь.

Оказалось, что радушный хозяин поселил меня в дом к своей сестре.

Сестра явно принарядилась. Да и хозяин пришел поговорить с гостем переодевшись в новые кроссовки и спортивную куртку.

Угощали меня момо с мясом яка (момо - тибетские хинкали) и тибетским чаем. От предложения попробовать местный самогон я отказался.

Сказал, что иду в Симикот и завтра хочу дойти до перевала и перейти его, если успею. Сказал, что названия перевала не помню. Мой собеседник иронично-осуждающе покачал головой и сказал: "Ты собираешься идти через Нялу Лана и не знаешь, как он называется?"

Из дальнейшего разговоря я узнал, что перевал Нялу Лана (4990) круглый год покрыт снегом. Часто непроходим. Но мне может повезти, потому что погода стоит достаточно прохладная. К тому же, две недели назад кто-то через этот перевал приходил в Занг. Перевал сейчас проходим только с 4 до 5:30 утра. Потом снег подтаивает, и идти по нему невозможно.

Стало ясно, что будет непросто. Опыта прохождения снежных перевалов у меня не было. Да еще в одиночку и на такой высоте.

Показалось, что неплохо было бы взять проводника через перевал.

Мой радушный хозяин нарисовал мне абрис.

Мне предстояло:

- пройти примерно три часа до моста через реку. Перейти его. Пройти через деревню Гумма Йок.

- полтора-два часа пути на то чтобы дойти до песчаной гряды и преодолеть ее;

- вдоль реки и озера дойти до деревни Талунг и переночевать там.

Послушав мой план-график, хозяин его одобрил.

Про себя я решил, что в деревне Талунг, которая на моей карте была обозначена примерно в пяти километрах от перевала Нялу Лана, я переночую и обязательно возьму проводника через перевал.

Вышел в 4 утра. Еще не рассвело, но уже серело.

Первые три часа перехода вдоль реки прошли легко и весело. Хрустел под ногами снег. Река кое-где покрытая ледяной коркой провоцировала перейти ее по льду и срезать дорогу.

Мост нашелся сразу.

К мосту шла еще одна тропа. Судя по карте, она через перевал вела в Китай.

Правда, на моей карте был обозначен еще один мост через еще один приток реки. Но мой хозяин, рисуя абрис, упорно рисовал второй мост паралельно первому и различал их как старый и новый мосты. Так оно и оказалось. Наученый опытом я уже больше доверял абрису.

Ориентироваться по притокам рек, обозначенных на моей карте, оказалось не просто. Очень часто река, обозначенная как приток с новым названием и значительно тоньше прорисованная на карте, в действительности оказывалась несравнимо полноводнее и мощнее, чем основная река. Некоторые притоки - не обозначены вообще, а некоторые обозначенные - не существуют, по крайней мере в это время года. Так что часто, ожидая выйти к правому притоку, обнаруживал, что вышел к левому. Приходилось гадать, где здесь основное русло, по мнению картографа, или это необозначеный приток, или что еще.

Не покидало ощущение, что карта была составлена лишь со слов, побывавших здесь. Или, может быть, картографом, прошедшим маршрут, но поленившимся делать заметки, и рисовавшим по памяти несколько месяцев спустя.

Тропы здесь не было. Но песчаная гряда, обозначенная на абрисе, была видна издалека и служила отличным ориентиром. Вместо обозначеной на карте деревни Гумма Йок в метрах пятистах от моего пути виднелись каменные остовы жилищ. Отсутствие деревни меня тогда не насторожило.

Высота песчаной гряды - метров сто. Белоснежный песок, как на пляже. Подъем занял минут двадцать.

Передо мной было две долины. Прямо - озеро, из которого вытекает река. Налево река, впадающая в реку, вытекающую из озера.

Тут я совершил ошибку.

Между мной и озером лежал, как казалось, топкий солончак. Ничего похожего на тропу. Я двинулся в левую долину и вскоре нащупал явственную тропу. Перешел по камням довольно полноводную и быструю реку. Тропа повела мення круто вверх и на запад. Прошел по ней до гребня и убедился, что тропа не забирает южнее. Сомнения окрепли и, обратившись к помощи Сосо, повернул назад.

В неправильном направлении шел часа полтора. Теперь захотелось исправиться и немного компенсировать потерянное время. Принял решение не возвращаться к песчаной гряде, а перейти реку сразу и перевалить через гребень разделяющий левую и правую долины.

Перейти реку по камням не удалось. Пришлось переходить вброд. Некоторый опыт сплавов на Алтае помог не бояться сильного течения. Переход через гребень (особенно спуск) также оказался сложнее, чем предвиделось. На всех этих маневрах потерял еще часа полтора.

Наконец, вышел на тропу, идущую вдоль озера.

Озеро закончилось и путь (тропы уже не было) пролегал по долине реки. На берегу этой реки, согласно карте, должна находиться деревня Талунг. Пропустить невозможно - долина узкая, река - вот она.

Резких подъемов не было, но долина очень заметно поднималась вверх. Река превратилась в ручей. Земля была покрыта снегом.

Настораживало отсутствие тропы.

Судя по карте и времени в пути, я давно уже должен был прийти в Талунг.

Снег стал глубже. Стало сумрачнее. Горы вокруг - выше и покрыты снегом от основания.

Долина закончилась. Ручей ушер в гигантскую осыпь поднимающуюся направо. Пути вперед не было.

Сбился с пути.

Скинул рюкзак, сел. Матернул Сосо. Но тут же извинился. Стало страшно ссориться с духом гор.

Время - начало четвертого. Через три с половиной - четыре часа стемнеет.

Варианты действий:

- карабкаться вверх по осыпи, надеясь, что деревня Талунг - впереди;

- ночевать здесь и разбираться в проблеме завтра;

- возвращаться в Занг и брать проводника.

Это сейчас очевидна правильность третьего решения. Там и тогда первые два рассматривались и анализировались всерьез.

План следующий:

Засветло постараться успеть перевалить песчаную гряду и дойти до моста. Если это удасться, попробовать с фонариком в сумереках идти в Занг (От моста до Занга уже есть тропа). Покуда возможно - идти. Не дойду - переночевать в палатке, и как можно раньше завтра добежать до Занга. Взять проводника.

И побежал. Тут уж было не до фотогрфий. На бегу, вспомнил о своих планах к вечеру четверга быть в Катманду. Утешил себя тем, что обратные билеты на Киев у меня только через неделю. Так что, два-три дня задержки в горах - не трагедия.

Песчаную гряду перевалил даже с небольшим опережением графика.

Но после двадцати минут быстрой ходьбы уперся в бурную реку без малейших признаков моста. Местность незнакомая - я здесь не проходил. Вернулся к песчаной гряде. Опускались сумереки. Быстро пошел вдоль другой реки. И здесь я не проходил. Решил, что будет не разумно потерять единственный оставшийся ориентир - песчаную гряду. Вернулся в пределы ее видимости.

Заблудился.

Поднялся сильный ветер и пошел дождь со снегом. Поставил палатку с подветренной стороны большого камня.

Подумал, что больше не буду загадывать, когда я хочу попасть в Катманду. Буду радоваться, когда попаду. А билет - х с ним с билетом.

Варианты действий на завтра:

- искать мост и идти в Занг;

- возвращаться к осыпи и подниматься по ней дальше, в поисках деревни Талунг.

Решение оставил на утро.

Ночь запомнилась. Снились мои друзья-попутчики по Кайласу. Один жаловался, что у него болит ахил, а второй - что тянет мышцу. -Врете, - отвечал я им, -Ничего у вас не может болеть. Вас нет. Я один". Утром заметил, что у меня немного побаливает левый ахил.

Утром многое оказалось проще. Вариант "вернуться и штурмовать осыпь" уже не рассматривался. После двух с половиной часов поисков со второй попытки вышел к мосту и побежал в Занг.

Еще три с половиной часа пути, и я - в Занг.

Пока с полевых работ звали моего давешнего хозяина, женщины напоили меня тибетским чаем с мукой. Рассказывали, односельчанам обо мне, особо подчеркивая, что я накануне отказался от самогона.

Пришел мой вчерашний знакомый. Сказал, что не удивлен, что я заблудился - дело не хитрое. И согласился за некоторое вознаграждение быть моим проводником в Талунг. Но только на лошадях, и только до Талунга. Через перевал он не пойдет.

И мы тронулись.

Через два часа хода мы были у песчаной гряды. Спешились. Перекусили: провожатый поделился со мной каким-то сухим рассыпчатым сыром и бутылкой китайского лимонада,

Перевалили через гряду и по краю солончака направились , к моему изумлению, в ту самую долину, в дальнем тупике которой я уже бывал накануне.

Еще через два часа пути, провожатый спешился, потянулся и с улыбкой сказал: "Талунг". Кругом не было ни намека на жилье. Я здесь вчера проходил. До того места, где я повернул назад было еще часа два пути.

И он объяснил: Талунг - не деревня. Здесь нет деревень и никогда не было. Талунг - долина. Есть верхний Талунг, нижний Талунг и верхний Талунг. Мы сейчас в точке - средний Талунг.

А где перевал?

До перевала нужно идти еще часа два. Потом, перед вон теми черными пятнами повернуть в ущелье налево. Заблудиться нельзя. Путь один. Если повернуть не в то ущелье - то пути там нет.

На мое требование довести меня то ущелья, ведущего к перевалу, провожатый скорбно отказался: если он немедленно не повернет назад, то засветло не успеет вернуться в Занг. Было видно, что ему очень неловко и его мучает совесть, что он оставляет меня одного, но иначе он поступить не может. Он быстро вскочил на своего коня, подхватил повод моего, и ускакал.

Два часа - и я практически на том же месте, где и вчера. Черные пятна, по мере приближения к ним, перстали быть ориентиром. Влево уходило три заснеженных ущелья. Все три выглядели непроходимыми примерно в одинаковой степени. Не знай я наверняка, что одно из них ведет к перевалу, никогда бы и не предположил, что в них можно сунуться. Идти по снегу было сложно. Где снег глубокий - проваливался, где мелкий - при малейшем нклоне съезжал вниз.

Поставил палатку на границе непрерывного заснежения. Съел полсникерса и оставил выбор ущелья, по котрому идти к перевалу на утро. Хотя конечно предположения у меня уже были.

Из моей карты, которой я уже почти не верил, и абриса, я знал, что маршрут прохождения перевала Нялу Лана (4990) должен быть следующий:

По верхнему Талунгу я шел на юго-юго-запад. Проходить же перевал нужно было по курсу северо-северо-восток, т.е сделав поворот на 180*. А спускаться с перевала следовало по курсу строго на юг. Соответственно из трех ущелий я выбрал то, которое более явно имело седловину слева.

Вышел в четыре утра. Снег скрипит, Но идти сложно. Уклон становится все круче. То, что нужно пройти перевал не больше, чем за два часа, заставляет спешить. Через некоторое время я заметил, что дышу, как тенисистка: выдыхаю вголос.

Адреналина добавляла не 100% уверенность, что ущелье выбрано правильно.

Примерно через час (на часы не смотрел - не до того) перевалил через гребень ущелья и оказался в гигантском цирке - громадная территория км 20 в диаметре со всех сторон окруженная вершинами и гребнями. К сожалению тогда было не до фото. Гребень слева от меня казался наименее непроходимым. Уверенность в правильности пути окрепла.

Еще час крутого подъема (иногда похоже было на 45*). Поднимался на каждом шаге вбивая носок ботинка в снег. Передать ощущения победы и счастья, когда перевал был взят, не смогу. Но зависти к "тем, у кого вершина еще впереди" не было точно. Была радость, что у меня эта моя вершина уже позади. Так тяжело в горах мне еще не было.

Отдышавшись и насладившись победой, я посмотрел, куда мне предстояло идти и в первый и последний раз за весь поход пдумал, про возможный спуск на лыжах.

И пошел веселый спуск.

К вечеру этого дня я должен был по плану выйти в перевалу Куки Лана (4900). Судя по карте его можно обойти. Но после победы над Нялу Лана такая мысль даже в голову не приходила.

Первую половину дня путь шел в основном вниз. Тропа кое-где едва просматривалась, но в целом, заблудиться было сложно. Логика рельефа вела туда, куда нужно.

Сразу за перевалом Нялу Лана - красивое и чистое озеро Селима Цо (Цо - озеро). Если проходить маршрут в обратном направлении - отличное место для стоянки перед штурмом перевала. Тут же каменные остовы жилищ с очагами.

Затем несколько часов по долине высохшей в это время реки.

Примерно на высоте 4000 вдруг попадаешь в лес. Деревья сухие, но живые. Некоторые из них кажутся обожженными. Скалы вокруг - масляно-черного цвета. Ощущение сказочной нереальности.

Затем, вновь подъем к перевалу.

Палатку поставил на горе на границе непрерывного снега. Ровной площадки найти не удалось - спускатся вниз не хотелось.

Забыл набрать воду внизу. Набрал во флягу снег, положил за пазуху в надежде, что растает. Не растаял. На ночь взял флягу в спальник. Утром во фляге все еще был снег. Это ночь была самая холодная в этом походе.

Утром чуть дольше обычного вылазил из спальника и дрожжа от холода собирал палатку. Вышел не в 4;00, как обычно, а в 4:20.

Последние двести - двести пятдесят метров поъема до перевала были крутыми - круче 45%. Солнце к этому времени взошло и разогрело снег. Неожиданно и очень резко снег перестал держать ногу и начал съезжать. До перевала - метрв двадцать всего. Если не удержаться - съедешь вниз метров на триста. Ничего страшного, но сегодня тогда уже не подняться - придется ночевать и повторять попытку завтра на рассвете. Четырьмя ногами-руками, локтями-коленями загребая и задыхаясьвыполз на гребень животом, перевалился через него. И почувствовал, что медленно, но с ускорением съезжаю по мокрому льду, лежа на животе ногами вперед куда-то влево и вниз. На мое счастье это была лишь ложбинка с лужой от растаявшего снега на дне. Отходил пару минут. Сел, достал флягу. Снег в ней растаял, вода была даже теплая.

Вид с перевала Куки Лана (4900) показался очень живописным. Наверное, еще и потому, что самое сложное было позади и непреодолимых препятствий впереди больше не предвиделось.

Тропа пошла вниз. Поначалу едва заметная, становилась все явственнее и шире.

Затяжные спуски чередовались с достаточно крутыми и долгими подъемами.

Стали попадаться домашние животные, потом деревни.

Через четыре часа пути, стало понятно, что есть опасность не дойти засветло до Симикота.

Пришлось напрячься и ускориться. Жарко, пыльно. Тропа постоянно ветвится. То и дело приходится спрашивать дорогу. Начинают встречаться пьяные. Суббота. Цивилизация.

Больше фотографий нет. Было не до красот. Да и красоты после снежных вершин не воспринимались.

Пришел в Симикот. Поселился в гестхауз. Теплый душ. Ощущение фантастического блаженства. Обнаружил, что слегка подморозил большие пальцы на ногах. Закзал ужин - ничего более вкусного не ел в жизни. Пиво. Собеседник - непалец-выпускник какого-то питерского вуза. Работает здесь наблюдателем ООН за противостоянием маоистских отрядов и правительственных войск.

Политические перепетий в Непале в последние годы - отдельная тема. Можно на выбор писать или диссертацию, или авантюрный роман.

Пришел представитель авиакомпании. Ему уже рассказали про русского, который пришел из Занга. Заверил, что на самолет завтра посадит.

Все. Назавтра я улетел.

Краткие итоги

Здоровье

Взвесившись в аэропору, обнаружил, что сбросил 10 кг: с 79 до 69.

Жена утверждает, что примерно месяц по возвращении я не храпел-не дышал-не шевелился во сне, и "не пах человеком". Десять кг восстановил за два месяца и все вошло в норму

Снаряжение

Палатка Вауде показала себя замечательно. Легкая, компактная, проста в установке в одиночку. Всего одна поломка, но ремнабор помог.

Спальник Ханнах - Шерпа 2 (комфорт -3, минимум - 10) - любительское фуфло. Мерз нещадно. Двадцать раз пожалел, что пожмотился в Катманду купить профессиональный Вауде за 300 долл.

Вообще снаряжение, любое и всяческое нужно покупать в Катманду в Тамеле. Такого выбора при разнообразии и вменяемости цен не видел больше нигде.

Одиночное путешествие

В Непале запрещено ходить в горы без проводника. Это в первую очередь мера по трудоустройству местного населения. На всех маршрутах - посты туристической полиции. Отсутствие таковых на моем пути означает абсолютную нехоженость этого маршрута.

Мое одиночный поход состоялся благодаря Непальской маленькой турфирмочке. В прошлом году я вдвоем с их проводником за четыре дня пробежал маршрут из Луклы (2600?) в Горак Шеп (5150) (почти базовый лагерь под Эверестом) и обратно. Обычно на этот маршрут отводится минимум 12 дней. Была разработана легенда: Турполицейским я должен был рассказывать, что собирались мы идти вдвоем, но товарищ заболел и стался в Китае, а я так люблю Неапал и горы...

Определяющее ощущение по возвращении: я смог, но никогда больше.

Тоже было и в прошлом году после окрестностей Эвереста.

Так что, на будущий год в апреле-мае:

или Пакистанские Гималаи, или Непал, а может группу поведу по этому маршруту.

1 сентября 2009 г.

Фотографии

2. Это вид на пограничную Хилсу на непальской территории. При желпнии можно рассмотреть пограничный мост. А справ видно белый домик китайской погранзаставы

3. Пограничный стоб: слева -Китай, справа - Непал

4. По левому берегу - Непал, по правому - Китай

6. Тропа почти не видна

7. Найди тропу

12. Заброшенный монастырь в скале

13. Здесь бывают люди

19. Это самое начало высокогорной (4000м) плодороднейшей и трудноступной долины Лими (Лими вэлли)

20. Дорога на Занг

21. Дервня Занг на рассвете

22. Вид с гребня песчаной гряды назад, на урочище Гумма Йок

23. Вид с гребня песчаной гряды

27. Осыпь

28. Вид утром из палатки в урочище Гумма Йок

29. Монастырь Занг: Беседа на завалинке

30. Талунг. Черные пятна на горе как ориентир

31. Верхний Талунг: справа - осыпь, налево - путь к перевалу

32. Ущелье, ведущее к перевала Нялу Лана (4990). Сам перевал не виден

33. Вид на цирк с перевала Нялу Лана (4990)

34. Вид вперед с перевала Нялу Лана (4990)

35. Вид на озеро Селима Цо

43. Перевал Куки Лана (4900)

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея