Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Can't connect to sql server. Reason: Can't create a new thread (errno 35); if you are not out of available memory, you can consult the manual for a possible OS-dependent bug
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

Отчет о велосипедном спортивном походе IV категории сложности по Памиру

Дата: 25 апреля - 11 мая 2002 г.

Маршрутная книжка № 12/02

Руководитель: Тарасов В.М. (Пермь)

Свердловская областная и зональная туристко-спортивная маршрутно-квалификационная комиссия рассмотрела отчет и считает, что поход может быть зачтен всем участникам и руководителю. Поход имеет IV категорию сложности

Содержание

  1. Аннотация
  2. Справочные сведения о походе
  3. Сведения об участниках похода
  4. Краткое описание района путешествия
  5. Организация похода
  6. График движения
  7. Техническое описание маршрута похода
  8. Материальное обеспечение группы
    - снаряжение групповое
    - снаряжение личное
  9. Весовые характеристики
  10. Расходы
  11. Выводы и рекомендации

Автор, т.е. я, Владислав Тарасов, стал пользователем Интернета совсем недавно. А велоподборку в "Скитальце" пролистал и вовсе только на днях. Чужие воспоминания всколыхнули собственные. Достал наш старенький отчёт, прокатился по волнам памяти и подумал - может, кому-то это тоже будет немножко интересно. Сокращая повествование, хотел убрать всю официальщину, но кое-какую всё-таки оставил - и она может быть полезной. Ниже я об этом ещё упомяну, но скажу и сейчас - без заверенной маршрутной книжки и командировочных удостоверений наша повесть была бы намного печальнее.

АННОТАЦИЯ

Четверо велотуристов - все жители Перми - проехали на своих двухколесных машинах дорогами и бездорожьем Восточного и Западного Памира.

Двое уже бывали в этих краях, а двое осуществляли свою голубую мечту. Обе пары в горах, в том числе и Средней Азии, бывали неоднократно. Сев на велосипеды на киргизско-таджикской границе группа, перейдя по Восточно-Памирскому тракту перевалы Кызыл-Арт, Ак-Булак и пустыню Маркансу, свернула к перевалу Аильутек. По проселкам и тропам вышла к кишлаку Гудара. По долине реки Бартанг достигла столицы Памира города Хорог. Вновь выйдя на Восточно-Памирский тракт достигла села Караарт, проехав на велосипедах в общей сложности 963 километра с перепадами высот до 2200 метров. Причем выпало три дня, в течение которых туристы не видели людей вообще, а еще в течение пяти дней в пути встречались лишь убогие приюты пастухов.

Группа пополнила опыт холодных ночевок, передвижения в сложных (сильный ветер, снег, пыльные бури) климатических условиях и получила много сведений о природе и людях Крыши мира. А люди здесь хорошие. И лепешки вкусные (я у себя в Перми по сию пору такие же покупаю у пекарей-таджиков; и шир-чай частенько по утрам пью. - прим. В.Тарасова).

По сравнению с заявленным в маршрутной книжке маршрутом произошли некоторые изменения. Пришлось начать активную часть похода не из села Караарт, а от киргизско-таджикской границы, что несколько увеличило километраж и добавило к прочим трудностям преодоление пары лишних перевалов (Кызыл-Арт и Ак-Булак). Из-за снега на перевалах дороги, ведущей в Гудару, пришлось воспользоваться другим путем в этот кишлак, - конной тропой - и использовать лошадок для транспортировки велосипедов.

Подъезд к началу маршрута двоих участников осуществлялся поездами Пермь-Свердловск и Свердловск-Бишкек, далее частным автотранспортом, других двоих участников - самолетом Пермь-Ташкент, далее автотранспортом. Место сбора группы - турбаза в городе Ош, из которого прошла непосредственная заброска автотранспортом на маршрут.

СПРАВОЧНЫЕ СВЕДЕНИЯ О ПОХОДЕ

Маршрут: киргизско-таджикская граница - пер. Кызыл-Арт (4280 м)- оз. Каракуль - с. Караарт - р. Музкол - р. Кокуйбель - развилка кишл. Акташ - пер. Аильутек (4125) - пер. Аильутек - возврат к развилке - кишл. Акташ - кишл. Гудара (долина р. Бартанг) - кишл. Совноб - кишл. Рошорв - кишл. Чадуд - кишл. Синондж - г. Рушан - г. Хорог - кишл. Шазуд - пер. Койтезек (4272) - пер. Тагаркаты (4168) - р. Аличур - пер. Найзаташ (4314) - г. Мургаб (на высоте 3600 м) - пер. Акбайтал (4655) - р. Музкол - с. Караарт.

Общая протяженность маршрута: 963 км
из них зачетные: 936 км
Дороги с асфальтовым покрытием: 505 км
из них с разбитым асфальтом: 260 км
Перепад высот на маршруте: 2200 м
Число дней похода: 16
Число дневок: 0
Ночевки в полевых условиях: 9
Ночевки в тепле: 4
Заявочные документы рассмотрены Свердловской областной и зональной маршрутно-квалификационной комиссией.
Печать МКК 166-00-56665555.

СВЕДЕНИЯ ОБ УЧАСТНИКАХ ПОХОДА

1. Тарасов Владислав Михайлович, 1947, руководитель

2. Бердников Виктор Евгеньевич, 1951

3. Реутов Вениамин Алексеевич, 1952

4. Дёмина Наталья Анатольевна, 1955

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ РАЙОНА ПОХОДА

Памир - это такая возвышенная часть Земли. Говорят, что "Крышей мира" эту горную страну назвал великий путешественник Марко Поло, которого сюда занесло в 1271 году проездом в Китай (впрочем, в те далекие годы Памир Китаю и принадлежал). Есть у Памира древнее название Арья-Варти, по смыслу подходящее под определение Марко Поло: в соответствии с мифом именно отсюда пошел род человеческий, а поначалу жили здесь огромные великаны, которые с высоты вселенской крыши обозревали весь окружающий мир. Видимо, процесс обзора происходил с высшей точки - пика Коммунизма (7495 м).

Письменные источники упоминают Памир со 2-4 века до н.э. Какое-то время, как уже отмечено, был он частью Китайской империи. В 19 веке на Западном Памире поочередно правили эмир Бухары и шах Афганистана. В конце того же 19 века, по просьбе местного населения, Памир перешел под протекторат российской короны.

При советской власти, в 1925 году, была образована Горно-Бадахшанская автономная область, включенная в состав Таджикской ССР. Это название сохранилось по сию пору, и ГБАО (эту аббревиатуру в Таджикистане понимают лучше, чем полное название) входит теперь в состав независимой Республики Таджикистан, занимая по площади примерно треть государства.

В годы развитого социализма Горный Бадахшан занимал первое место в Союзе по количеству людей с высшим образованием в расчете на тысячу человек. Внимание к образованию сохраняется до сих пор: при всей, прямо скажем, нищете населения, в Таджикистане обязательно среднее одиннадцатилетнее образование, а выпускники школ из кишлаков, затерянных в памирских горах, на равных со столичными жителями поступают в вузы Душанбе.

Памир в географическом плане делится на две части: Восточный и Западный. Западный - это долины рек Язгулем, Бартанг, Гунт, Вищхарв, Мик-Су, Оби-Хингау и др. Восточный - высокогорные долины и хребты: Алайская долина, Алычурская (свыше 4000 м): хребты Петра Великого, Пщарт, Ранг-Куль, Мустанг, Базардаринский, Медианский и др.

Озер много. Самое большое - Кара-Куль (на высоте 3900, очень соленое, рыба в нем не водится). Поменьше Баланкуль, Зоркуль, Дрункуль, Аджаркуль. Особая статья - Сарезское озеро, образовавшееся в начале века в результате землетрясения.

Реки бурные, холодные. Кроме названных выше - Пяндж, Щох-Дара, Оксу, Муксу, Мургаб и масса других, менее протяженных.

Горячие источники бьют у пос. Гарм-Чашма. Тут были всесоюзные здравницы, но они сейчас практически умерли.

Номенклатура фауны не шибко велика, но разнообразна - сурки, горные орлы, архары, гюрза, красные волки (заходят из Афганистана), паланги-барсы, медведи, щер-тигр. Особинка - гунда, земляная оса, в 100 раз ядовитее каракурта.

Из растений всякие колючки и мхи, есть также душица и зверобой, золотой корень, а еще имеются ищим и эфедра.

Полезных ископаемых не счесть. Большие запасы золота, различных драгоценных камней, но и при Союзе всё это разрабатывалось неважно, а сейчас и вовсе. Тем не менее, на трассе Хорог-Ош различные посты проверяют туристов на наличие в карманах не только наркотиков, но и драгкамней, особенно рубинов и сапфиров.

Большую часть населения на Восточном Памире составляют киргизы; на Западном - горные таджики или памирцы, которые, как они сами утверждают, русский язык знают лучше таджикского. Есть еще семь народностей, называющиеся по местам, где они проживают. Рушанцы, например. Весь встреченный нами народ хороший, гостеприимный; к русским на Памире относятся благосклонно.

Столица Горного Бадахшана - город Хорог, расположенный на высоте 2200 м. Соединяет его с "материком" Памирский тракт. У тракта две части: Ош - Хорог и Душанбе - Хорог. От Оша дорога обустроена лучше. Ее нитка такова: Ош - Гюльча - пер. Чирчик - Сары-Таш - пер. Кызыл-Арт - мимо соленого оз. Кара-Куль через пустыню Маркансу и Музкол на перевал Акбайтал - Мургаб - пер.Найзаташ - пер. Хайгуш - перевал Койтезек - по долине р. Гунт - Хорог.

От Сары Таш уже виден Памир, в частности, пик Ленина во всей красе.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОХОДА

Состав группы сложился из опытных туристов.

Вениамин Реутов и Наталья Демина имеют на счету ряд горных походов, в том числе 6 категории сложности.

Виктор Бердников и Владислав Тарасов - неоднократные участники и руководители велопоходов, в том числе в горных местностях.

В свое время Виктор и Владислав в составе группы из 10 человек проезжали на велосипедах по Тянь-Шаню, и путешествие по Памиру был для них логическим продолжением походной судьбы. Первая же пара бывала на Памире неоднократно и возжелала пройти знакомыми местами на велосипеде, дабы по-настоящему насладиться красотами Крыши мира. Именно Вениамин и Наталья стали инициаторами и основными разработчиками маршрута. Виктор и Владислав были приглашены в качестве специалистов по технологии езды на велосипедах и их техническому обслуживанию.

Идею поддержала Пермская областная федерация туризма, которая, в свою очередь, добилась финансовой поддержки похода у Пермского областного комитета по физкультуре, спорту и туризму.

Прекрасная общефизическая подготовка "горников" позволила им быстро овладеть двухколесной техникой. Заранее был выбран наиболее подходящий тип велосипедов, произведена их регулировка, подгонка. Для "велосипедников" не слишком сложной оказалась адаптация к условиям путешествия в высокогорье, навыки педалекручения помогли преодолевать тяготы горной болезни. Опыт общения в самых разных походах помогли группе в целом без особых издержек перенести психологические перегрузки и трудности велопохода.

По ходу похода в него были внесены коррективы:

а) группа была вынуждена начать активную часть не в Караарте, как намечалось, а раньше, на киргизско-таджикской границе, поскольку не сумела найти водителя автомашины с пропуском в обе пограничные зоны;

б) в долину Бартанга группа проникла не через перевал Аильутек поскольку он был закрыт, а от кишлака Акташ пешком по конной тропе;

в) не сумели посетить оз.Сарезское, потому что на это не было разрешения пограничных властей.

По этим причинам и в результате многочисленных и долгих проверок на различных постах, вторая часть похода прошла в некотором цейтноте.

Тем не менее, группа успела главное: испытать себя, насладиться горами и душевным расположением к себе горцев.

Варианты подъезда и отъезда к маршруту были проработаны еще в Перми и со счастливым концом проведены в жизнь.

Реутов и Демина из Перми самолетом долетели до Ташкента, и в принципе сразу же могли бы автотранспортом добраться до Оша, но им было необходимо прежде попасть в Душанбе, чтобы оформить группе пропуска в таджикскую погранзону. До Худжента добрались автотранспортом, до Душанбе долетели самолетом, а уж вернувшись из Душанбе снова в Худжент, до Оша добирались автотранспортом.

Бердников и Тарасов поездом из Перми добрались до Екатеринбурга и в тот же день поездом "Свердловск - Бишкек" уехали в Бишкек. За полтора дня решив здесь через фирму "Тянь-Шань-Тревел" (предварительные телефонные переговоры с этой фирмой Вениамин вёл еще из Перми) проблему с пропусками в киргизскую погранзону, отправились автотранспортом в Ош. Встреча группы произошла на турбазе, расположенной рядом с городским стадионом.

Как такового рейсового автобусного сообщения до Оша не существует. Но нанять "такси" (так здесь называют частников, занимающихся извозом) трудности не представляет. Ездит всё, что ездит: уазики ("буханки" по-пермски, а по-местному "таблетки"), волги, жигули, москвичи, иномарки и даже икарусы, хотя движение многоместных автобусов через перевалы Тюз-Ашуу и Алабель запрещено. Цены - в зависимости от комфорта и заполненности транспортных средств.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ МАРШРУТА

День первый, 25 апреля

Киргизско-таджикская граница - начало подъема на перевал Кызыл-Арт (4280 м)

8 км

Активную часть группа начала несколько раньше, чем было запланировано в Перми: намеревались заброситься автотранспортом до таджикского села Караарт, но не смогли в киргизском Оше найти "таксиста", имеющего разрешение на въезд в таджикскую погранзону. Так что нашим велосипедам и нам самим нежданно-негаданно довелось "попробовать" кусочек Алайской долины и преодолеть пару лишних перевалов.

К пограничному посту наш уазик подъезжает к 15 часам. Довольно много времени отнимают формальности, хотя мы энергично трясем полученными в Бишкеке и Душанбе разрешительными бумагами. Наконец все службы дают добро, но сил ехать уже нет - надо пообедать. Прячемся от ветра за стеной останков какого-то сооружения, раскочегариваем примус и только около 17 часов садимся в седла велосипедов.

Под колесами асфальт - изрядно побитый, в "волнах" и "воронках". Едем не спеша, плотной группой, обмениваемся впечатлениями по поводу вида заснеженных гор, поднимающихся к небу рядом с дорогой. У дорожной насыпи перекатывает камни речка, вкус которой мы вскоре узнаем, остановившись на ночлег через полтора часа кручения педалей. Справа от дороги просторные галечные косы, на одной из которых ставим обе наши палатки. Пока варили ужин и водили пальцем по карте, обсуждая завтрашний маршрут, стемнело. Момент сей наступил в 20.15. За ужином Бердников и Тарасов ощутили первые признаки горной болезни: кушать совсем не хотелось. Ночью, часа в 2, небо показывало звезды, а термометр - 4.

День второй, 26 апреля

Начало подъема на перевал Кызыл-Арт - пост ГАИ

34 км

Под утро выпал снег. Но очень скудно: палатки и землю (камни) вокруг прикрыло едва ли на полсантиметра. В 6 утра столбик термометра покоится на - 3. Уже светло. На дороге в обе стороны активизировалось движение ЗИЛов и КаМАЗов: в Хорог грузовики идут полные, обратно - пустые.

За завтраком Бердников и Тарасов рассказывают друг другу, как у них болит голова, как поташнивает, как каждое движение - даже ложку поднести ко рту - требует гигантских усилий всего организма. Наталья Дёмина кормит страдальцев таблетками "от головы". Вениамин Реутов бодр и весел.

Стартуем в 9.30. На дороге маленький караван разбивается надвое: Витя со Славой охают "в обозе", Веня с Наташей испытывают все немаленькие возможности новеньких горных велосипедов, но делают это в пределах видимости, не слишком отдаляясь от своих страждущих товарищей.

Асфальт через пару километров кончается, начинается перевал Кызыл-Арт, седловина которого располагается на высоте 4280 м.

Несмотря на имеющиеся на велосипедах мощные передачи, всё чаще приходится спешиваться: "Хорошо идти рядом с верным другом!" - шутит Владислав, похлопывая по рулю свой "Турист". Дорога контрастная - местами плотная, местами рыхлая. Щебенка, камень, иной раз гравий - всё вперемежку. Мы хватаем воздух раскрытыми ртами, ЗИЛы, иногда обгоняющие нас - раскрытыми капотами.

Через 8 км от стоянки показываются домики дорожных ремонтников и начинается серпантин. Подъем на вершину составляет в километрах 3,5, а в часах - 2, поскольку "болящим" приходится отдыхиваться каждые 10-15 метров. Несмотря на затрачиваемые усилия, организму не жарко. Снег, выпавший в конце ночи, не то, что тает - испаряется. На седловине перевала оказываемся только в 14.00. Здесь туман, видимость 30-40 метров, однако справа у дороги сквозь облако различаем скульптуру горного козла - архара. Набор высоты составил 1200 м.

"Устремляемся" вниз почти с той же скоростью, с которой брали Кызыл-Арт. Разогнаться мешают валуны, ямы, рытвины, колдобины, бугры и - чем ниже, тем активнее - дорожная аномалия, носящая у велотуристов обозначение "стиральная доска". К "естественным" препятствиям добавляются искусственные: дорогу преграждает шлагбаум. Вновь трясем бумагами, но таможенник требует еще одну: декларацию, да еще заполненную на киргизской границе. Киргизы нам ничего не выдавали, ничего такого мы не заполняли. Но таможенник стоит на своем до тех пор, пока из кармана Вени в карман блюстителя закона не переходит аргумент в виде российской сторублёвки.

Что интересно и контрастно: пока Веня вел сложные дипломатические переговоры, в смежной конурке товарищи строгого таможенника согревали нас у печки горячим чаем, кормили лепешками и угощали свежей черешней.

Разгоряченные всем этим, продолжаем отбивать внутренности на колдобинах Кызыл-Арта и часам к пяти, незаметно одолев перевал Ак-Булак (4150 м), достигаем следующего поста - теперь уже гаишного, всего в паре км от таможенного. И метрах в 200-300 от седловины перевала. Здесь от нас ничего не требуют, только записывают в толстую книгу, причем на русском языке! Потом безостановочно подливают нам в пиалы чай и ломают лепешки.

Между тем ветер становится все злее, тени все длиннее; двигаться дальше есть смысл только для поиска ночлега. А ночлег - вот он. Гаишники такие славные ребята, и соседняя с жилой половина вагончика у них совершенно свободная, не считая лежащей там туши архара. Получаем радушное "Ночуйте!" и стелем на полу свои спальники. Температура что наружного, что внутреннего воздуха одинакова (забегая вперед, ночью - 5), но ведь под крышей!

День третий, 27 апреля

Пост ГАИ у седловины перевала Ак-Булак- река Музкол

70 км

Ночью снова выпало немножко снежку. Выезжаем по морозцу с опаской, поначалу колеса юзят, но к полудню солнышко испаряет последние снежинки и лед. Прыгая на колдобинах, приканчиваем последние километры спуска с перевал Ак-Булак, после чего всерьез и надолго появляется асфальт. Ветер (естественно, в лицо), с утра слабый, с течением времени усиливается, но, пока мы еще на спуске, особенно не докучает. Через 19 км от стоянки нас останавливает живописный вид: уходящая вниз сверкающая лента асфальта и слепящая гладь замерзшего озера Каракуль.

Долго фотографируемся, и по этому, причем очень гладкому, асфальту, скатываемся вниз. Вокруг пустыня Маркансу: песок, камни, колючки. И колючая проволока, отделяющая Таджикистан от Китая. Дорога пошла как стол, но выжать больше 12 км в час не можем: встречный ветер злобствует. Бердников с Тарасовым всё чаще переходят на шаг, а в середине дня к ним присоединяется Наталья - горная болезнь достала и ее. Вениамин бодр и весел.

На одном из "перекуров" внимательно вглядываемся в карту: с утра за плечами 32 км и получается, что еще в 5-ти - село Караарт. Карта не врет, как и наши спидометры. Через некоторое время вползаем в посёлок. В местной придорожной харчевне подают ячье мясо, к которому мы требуем "много луку", будто у нас не горная болезнь, а цинга. После обеда проходим очередной пост с проверкой документов. Здесь придирок нет, но документы пробуют чуть ли не на зуб.

Движемся час, два, три, три с половиной… Дорога прямая как стрела. Но от встречного ветра силы тают. Слева, в 2-3 км от трассы, то ли кишлак, то ли кошара. Устремляемся по проселку туда в надежде разжиться водичкой, а то и заночевать, но кишлак оказался за "колючкой", дорогу преградили железные ворота без охраны, но с огромным замком. Пришлось возвращаться не солоно хлебавши.

Нудный путь вдоль "китайской" колючей проволоки продолжается. Наконец, дорога делает загиб, уходя влево в ущелье, прячась в нем от ветра. Позади 54 км, мы знаем, что как раз в месте этого загиба вправо должна уходить дорога на перевал Аильутек и далее на кишлак Гудару, откуда мы должны спуститься к Хорогу по берегу реки Бартанг. Именно этот маршрут проложен у нас по карте, в Караарте мы получили подтверждение существования этой дороги и имеем даже четкий ориентир, полученный у местных жителей: "Слева будет могильник, и недалеко вправо пойдет нужная вам дорога". Но хороший асфальт, спуск и ветер, теперь почти что в спину, увеличивают скорость наших велосипедов настолько, что мы пролетаем немного дальше могильника. Тут же тормозим, начинаем разворачиваться, но вернуться не успеваем: рядом останавливается ЗИЛ и его водитель-киргиз, разузнав, куда нам надо, советует: "Здесь, конечно, вам будет ближе, но тяжелее - дорога пойдет в гору. А если спуститесь 4 км по тракту, то снова будет отворот, и путь пойдет без подъема. Силы и время сэкономите!".

Внимаем совету, летим вниз и действительно через 4,5 км завершаем спуск и одновременно видим хотя и не слишком четко обозначенную, но колею, уходящую вправо. Уже смеркается, и Веня предлагает не продолжать движение, а ночевать: "Вот тут поставим палатки, вода есть (речка тянется справа у дороги), а утречком - в путь!" Но место открытое, ветер, по обыкновению, злобствует, а водитель говорил, что еще километрах в пяти за мостом располагается стойбище, в котором нас наверняка приютят. А так хочется поспать под надежной крышей, в тепле…

Почти в полной темноте подъезжаем к стойбищу: две юрты, останки домика дорожного смотрителя, за стенами которого прячутся от ветра десяток овец, три коровы и лохматый ишак. Напротив, в паре километров, у подножия горы светятся электрические огни. "Это пограничная застава", - сообщает нам хозяин стойбища Умарали Кадыров. Семейство "таджикских киргизов" встречает нас как близких родственников: поит, кормит, и под толстенными одеялами спать укладывает.

День четвертый, 28 апреля

Река Музкол - река Кокуйбель

34 км

Утром ишак поехал на Музкол за водой. Вернее, поехали на нем аксакал с внуком - сыном Умарали. Кроме людей на худых боках ослика примостились еще два бидона по 40 литров. А ночью в стойбище случилось пополнение - родился ягненок.

Как оказалось, еще одна колея, по которой мы можем выехать на Гудару, начинается прямо здесь, у юрт, и ведет она в ту сторону, откуда мы вчера приехали, что вполне естественно, - но по левому берегу реки. То есть на тракт нам не нужно возвращаться. "Только перевал сейчас наверняка закрыт, там снег еще не растаял", - с сомнением глядя на наши велосипеды, говорит Умарали. "Да мы уж как-нибудь…"

Дорога сносная: хотя и грунтовая, но плотная. Пересекли маленький замерзший приток. Поутру, пока ветер еще не так зол, ехалось даже с удовольствием. Вокруг ни души, горы радуют глаз. Первая десятиминутная остановка у одинокого огромного валуна с воткнутым в его расщелину шестом. Рядом кости животных и множество их же лепешек, видно не одни мы такие умные, чтобы укрываться за этим камнем от ветра.

А ветер усиливается, ехать все трудней. Время от времени, когда колея вдруг начинает делиться, сверяемся с картой. По балке выезжаем в долину и по ее кромке доходим до замерзшей реки. После обеденного перерыва продолжаем путь по каменистой пустыне и, выехав, наконец, на нужную дорогу, еще 5 км боремся со встречным ветром. Пустыню сменило ущелье с замерзшей рекой Кокуйбель. Проехав за весь день 34 км (было две поломки велосипедов), в 19.00 становимся на ночлег на ветру все у той же покрытой льдом и снегом реки.

День пятый, 29 апреля

Река Кокуйбель - перевал Аильутек

78 км

Под утро по традиции выпал легкий снежок, припорошив камни, палатки и велосипеды. Термометр показывает - 5 . Ветер начал свою работу прямо с раннего утра, с 5.30, когда Владислав выполз из палатки, чтобы заняться своим "Туристом", который предыдущим днем капризничал. Вскрытие показало, что в трещотке полетели пружинки - вещь обычная. С пружинками Владислав возиться не стал, хотя они и были в запасе - на их место сунул кусочки поролона.

Стартовали в 8.30 по солнышку, заправившись вермишелевым супом и чаем. У своих нор посвистывают, стоя на задних лапках, сурки, скрываясь при приближении велосипедистов. Мы то и дело запечатлеваем на пленку местные красоты.

Первый слева прижим к реке. Вода в основном покрыта льдом и лишь на перекатах журчит в промоинах. По просевшему железобетонному мостику переходим на правый берег. Через 18 км останавливаемся для приема чая под обрывистым берегом реки с очаровательным видом на заснеженные вершины.

Еще через 6 км, впервые за долгое время, появляются следы человеческой деятельности в виде столбика-указателя с надписью "Акташ". Установлен он на перекрестке, если так можно назвать обширное каменистое плато со слабыми следами автомобильных шин. Указатель указывает влево, следовательно, вправо должна уходить дорога на перевал Аильутек. Посоветовавшись, и даже поругавшись, выбираем правый путь, поскольку Аильутек, пусть и заснеженный, входит в нитку заявленного маршрута.

4 км проходит в езде по усыпанному камнями плато, и - очередной ремонт, теперь уже машины Вениамина - она тоже не реагирует на кручение педалей. Ремонт не то, чтобы сложный, но длительный. У подножия начинающихся холмов натыкаемся на кошару. Из жилого строения выходит молодой таджик, практически не говорящий по-русски, но жестами красноречиво показывающий, что на перевале снег по пояс, а то и по грудь. Все равно едем вперед, поднимаясь и спускаясь по холмам.

Дело не в нашей упертости. В конце концов кому-то нужно проверить картографические и аборигенские сведения с точки зрения велотуризма. Решаем, что в худшем случае это будет разведка боем, и наш скромный героизм облегчит принятие решений для наших последователей.

Через три километра естественная преграда: река размыла дорогу. Форсирование потока вброд проходит без особых затрат сил и времени. Идем дальше, но путь становится сложней, дорога сырая, а кое-где на ней встречается мокрый снег. В конце дня, одолев еще 18 км, догадываемся, что мы на седловине перевала Аильутек - поскольку река под тем же названием потекла вниз по ходу нашего движения. Обещанный снег лежит, но редкими островками и никак не по пояс. Заночевали: справа река в широком русле, прямо - гора, на которую утром предстоит подняться. Склон ее подозрительно прикрыт снегом.

День шестой, 30 апреля

Перевал Аильутек - перевал Кокджар - кишлак Акташ - кошара Содомшо

44 км

Встаем пораньше с расчетом, что ночью подморозит, снег с утра будет тверже и наст облегчит наше продвижение. Но, как назло, ночь выдалась теплее предыдущих.

Это только так говорится, что мы поднялись на перевал. Речка-то течет вниз, да дорога-то карабкается вверх. Стали карабкаться и мы. Два километра передвигались более-менее, а потом пошли обещанные снега по пояс. Оказывается, незаметно начался очередной перевал - Кокджар, которого не было на нашей карте, но о наличии которого нас предупреждали все эти дни. Этот перевал представляет собой обход прижима на реке Кокджар, вдоль которой идет дорога на запад от перевала Аильутек.

Не то что вести велосипеды, но даже идти налегке пешком оказалось по этому перевалу невозможно. Просто погружаешься в рыхлый снег как в трясину.

Всё, разведка завершена: в этом снегу брода нет. Раньше конца мая велосипедистам сюда соваться не стоит. Если, конечно, не очень хочется экстрима.

Отступаем на позиции упомянутой выше размытой рекой дороги, где после обратного брода готовим обед, пытаемся обсохнуть на выглянувшем было солнышке, но попадаем под внезапный снежный заряд. За обедом посоветовались и решили попробовать запасной вариант проникновения в долину реки Бартанг, для чего следовало вернуться к "перекрестку" и для начала двинуть на кишлак Акташ, где, согласно легенде, полученной Вениамином от одного туристического деятеля в Душанбе, нас ждали "12 км конной тропы по прижимам реки Кокуйбель, а потом до самой Гудары километров 40 хорошей дороги, по которой ходят уазики". Все полны желания проверить реальные источники этой легенды.

Оставшиеся километры до кошары при попутном ветре мы пролетели как на крыльях, и хотели пролететь без остановки дальше, но хозяева буквально уговорили зайти в жилище и кроме чаепития устроили для нас концерт национальной музыки, песни и пляски. Потрясающее гостеприимство!

Через 15 км от "перекрестка" мы вошли в безлюдный кишлак Акташ, предварительно форсировав вброд Кокуйбель, а еще через 7, уже в сумерках, достигли стойбища. Два семейства таджиков-памирцев, пасущих в этих местах государственных яков, стали убеждать нас, что никакой "дороги для уазиков" здесь нет, а есть конная тропа, тянущаяся до Гудары 60 км и используемая преимущественно зимой, когда можно идти по льду замерзшего Кокуйбеля. Мы опять-таки вежливо не поверили аборигенам, что не помешало им обогреть, накормить и спать уложить заблудших, по их мнению, путешественников. Чем больше сомнения будоражили душу, тем больше мы чувствовали себя обязанными продолжить нашу разведывательную деятельность.

День седьмой, 1 мая

Кошара Содомшо - летовка Навруза

18 км

Утром "глава фирмы" Содомшо, осведомившись, кормили ли нас мясом в предыдущей кошаре (или якшаре?) велел женщинам подавать завтрак. Сначала чай - на выбор зеленый или черный. Памирцы охотнее пьют черный и с сахаром, особенно если сахар предлагают гости. Кок-чай значит зеленый, кара-чай - черный, а шир-чай - это вкуснятина и здоровятина с молоком, солью, маслом и накрошенной в пиалу лепешкой. Выпьешь-съешь пару пиал - и полдня сыт. Кроме всего этого под занавес застолья подали казан телятины. Ячьей, разумеется. Перо бессильно описать все прелести вкушения этой действительно "небесной" пищи. А после телятины снова кок- и кара-чай и лепешки…

Хорошо выспавшись под теплыми одеялами у теплой печки, мы не изменили решению идти вперед "своим ходом". Чему способствовали яркое солнышко и легкий морозец, сковавший слегка болотистую местность.

Но кайф продолжался недолго. Продвинувшись вперед, где по тропинке, где по фирну, на 6 км, мы осознали правоту убеленного сединами Содомшо: нет впереди никакой дороги. А вот сведения руководителя душанбинской турфирмы "Памир-тревел" Садулло Хасанова насчет хождения по здешним местам уазиков оказались, хотя и светлой, но легендой.

Отдохнув и пообедав на полянке у излучины Кокуйбеля, заключили контракт с догнавшими нас сыном Содомшо Азизом и старшим по следующей кошаре Наврузом. Под налетевшим ветром и снегом 12 км провели пустые велосипеды (баулы несли упомянутые выше господа и еще двое их товарищей) и достигли летовки Навруза, откуда договорились продолжить путь в кишлак Гудару, используя лошадей. "Изюминкой" на подходе к летовке стали переход по осыпи над клокочущей внизу рекой и форсирование вброд той же клокочущей водной артерии с закатанными под самый пояс штанинами.

День восьмой, 2 мая

Летовка Навруза - кишлак Гудара

0 км на велосипедах, примерно 50-60 пешком

Наши таджикские "шерпы" Азиз и Навруз в 6 утра навьючили двух лошадей велосипедами и прочим нашим скарбом. Люди шли пешком.

Конная тропа - понятие условное. Кое-где на нашем длинном переходе попадалось действительно нечто как бы типа тропы, а в основном конно-пешая группа продвигалась по каменистым кручам. Бродов преодолели не менее 12, переходя одну и ту же речку в поисках приемлемой стези (как бы типа). Владислав оказался мудрее всех, неся в своем мини-рюкзачке шлепки, которые надевал при форсировании реки, защищая свои ступни от острых камней. Остальные входили в воду совсем босиком. Вода достигала колен, выше колен и лишь в 2-3 случаях доходила до паха (ребята были все рослые). Один раз, примерно на середине дистанции, лошади отказались входить в быструю и глубокую воду, их побудили выполнить задачу палками. Эти же орудия, опираясь на них, люди использовали для обеспечения собственного перехода через бурный поток.

Вокруг было красиво и относительно тепло, а каждый переход реки очень взбадривал и снимал усталость. В Гудару прибыли в 20.30, когда уже почти совсем стемнело. Хорошо, что последние 2-3 км тропа слилась с автомобильной дорогой, ниспадающей с не взятого нами перевала заваленного снегом перевала Кокджар.

День девятый, 3 мая

Кишлак Гудара - кишлак Рошорв

48 км

Завершилась ночевка в доме двоюродной сестры Навруза. Всё то же ошарашивающее гостеприимство. Но за коней, за "шерпство" мы заплатили, и по местным понятиям, очень неплохо. Как выразился Бердников, на старте болезненно воспринявший необходимость платить 425 рублей: "За такое шоу - не жалко!" Действительно, если бы не видели собственными глазами, ни за что не поверили бы, что лошади могут передвигаться по таким кручам, а мы сами в теплых куртках, но без штанов - преодолевать броды с ледяной водой и ни разу после этого не чихнуть.

Обсуждая вчерашний переход, пришли к выводу, что, в принципе, можно было бы преодолеть этот путь и без вмешательства лошадей. Но только челночным способом, перенося на закорках поочередно то велосипеды, то баулы. При самом лучшем раскладе на такой мартышко-сизифов труд ушло бы минимум 4 дня. А с лошадками получилась своего рода дневка на ходу.

Стартовали только в 11 - после употребления в качестве завтрака мяса архара, после ремонта велосипедов (они были изрядно побиты о камни в узких расселинах, сквозь которые продирались лошадки); после второго завтрака из чая, шир-чая и свежеиспеченных лепешек.

Через 3 км - после короткого, но крутого перевала - кишлак Посор, два года назад уже посещенный Веней и Наташей. В торжественной обстановке, при стечении всего населения данной местности вручаются кирзовые сапоги Юрику Ашурову, чьи два ишака два года назад "забрасывали" вещи и лыжи Вени и Наташи на маршрут лыжного туризма. Тогда, увидев на ногах Юрика разбитые еще во время службы в Советской Армии кирзачи, наши товарищи пообещали ему новые - и выполнили обещание!

Путь по долине реки Бартанг оказался гораздо приятней предыдущего. Во-первых, теплее. Во-вторых, менее ветрено. Снег - только на дальних вершинах. Вода в реке чудесного зеленого цвета (говорят, что слово "бартанг" так и переводится: "зелёная вода"). Через 18 км от Гудары на каменном ложе появляется кишлак Рухч, а ещё через 12 - кишлак Совноб. Это центр сельсовета. Здесь есть администрация с печатью, которую необходимо поставить на наши путевые документы, чтобы в Свердловской зональной МКК, где мы заявлялись на маршрут, поверили, что мы были здесь.

Спускаться вниз, в Совноб, ой как неохота (объездная дорога на Хорог идет поверху, по склонам хребта), но Виктор Бердников ради коллектива готов на подвиг: красиво планирует вниз, в местном административном офисе украшает маршрутную книжку чернильным кругляшом и перерезает нам путь на следующем перекрестке, не дав возможности своим товарищам как следует без него отдохнуть.

Еще 7 км по горам, по камням, и мы въезжаем на территорию метеостанции. Здесь два метеоролога (остальные ушли в Совноб играть в волейбол - практически национальную игру Таджикистана, поскольку в самом маленьком кишлаке есть площадка и всегда над ней летает мяч и звучат азартные голоса игроков и болельщиков) пекут на керосинке лепешку из последней муки (транспорт с продуктами где-то затерялся), кормят этой лепешкой нас и на наше "спасибо" говорят: "Это вам спасибо, мы уже два года не слышали русской речи".

Покинув станцию, мы еще некоторое время где едем, где идем, боремся со встречным ветром, который особенно свирепеет на перевалах, поднимая с дороги пыль и песок. Камень, щебень… То поднимаемся в кручу, то трясемся вниз по булыжникам. Как ни странно, велосипеды безропотно сносят все превратности судьбы. В 18.30 спидометр бесстрастно фиксирует оставленные позади 32 км. Не густо, но характер дороги не позволяет достичь лучших результатов. Проехав с утра до вечера 48 км, останавливаемся на ночлег на уютной песчаной косе слева от дороги (как выяснилось утром, в 3 км от кишлака Рошорв). Бердников и Тарасов решают не ставить свою палатку, засыпают в спальных мешках прямо под звездами.

День десятый, 4 мая

Кишлак Рошорв - кишлак Синондж

88 км

Ночь была теплая, ранним утром на термометре +6.

Уже вчера Бердников и Тарасов ехали довольно шустро, а сегодня и вообще простились со всеми симптомами горной болезни и с самого утра были в прямом и переносном смысле в седле. А вот Наталья приуныла. Усталость и груз ответственности медика за судьбу "пациентов" сделали свое дело. Очень кстати оказался на пути кишлак Чадуд, где удалось отдохнуть и "заправиться". А вокруг красота: зеленый Бартанг, оранжевое солнце, белые вершины, цветущие абрикосовыми деревьями кишлаки с неизменным чаем и лепешками. Давно уже закончились бензин в примусе и концентраты в рюкзаках, а мы сыты!

В сумерках въезжаем в кишлак Синондж и нахально ждем, когда кто-нибудь пригласит нас на ночлег. Учитель английского по имени Султан (или просто Саша) располагает нас на ночлег в гостевом домике, проявляет всяческую заботу. В этом кишлаке есть даже туалет! Начальник здешней милиции оказывает честь своим посещением, мы все вместе долго пьем чай, едим яичницу, жареную картошку, угощаемся сушеными ягодами тутовника, рассказываем друг другу истории о непростой нашей жизни, вместе сожалеем о потерянном Союзе.

День одиннадцатый, 5 мая

Кишлак Синондж - п. Рушан - р. Пяндж

73 км

Утром стартуем после небольшой, минут на 20, заминки: сынишка хозяина дома никак не мог заставить себя слезть с велосипеда Виктора, на котором попросил "минуточку" покататься.

Характер дороги не изменился: вверх-вниз, камни-щебенка, ямы-бугры. Так и добрались до Рушана. Вернее, полюбовались им издали: стоит сей райцентр в 3-4 км от трассы, дело было уже к вечеру и потому было принято решение следовать дальше, а по наступлении сумерек организовать ночлег где-нибудь при дороге, благо Пяндж течет вдоль нее. Километрах в 10 от перекрестка заснули под звездами, поскольку палатки, в связи с теплой погодой, ставить не было необходимости.

День двенадцатый, 6 мая

Р. Пяндж - кишлак Шазуд

110 км

Не дожидаясь восхода, свернули свои пожитки - и в путь. Стремились поскорее добраться до Хорога, чтобы походить по островку цивилизации, осмотреть достопримечательности, закупить продукты, посидеть в чайхане. Хотя рассиживаться особенно некогда - слишком много времени ушло на покорение горных дорог. Вот и приходится вставать ни свет, ни заря и наверстывать упущенное время… Благо обстоятельства позволяют: ровная долина, асфальт, теплый ветерок в спину, закончившаяся в пользу туристов борьба с горной болезнью.

Перед въездом в Хорог справа у дороги грозно возвышаетя бронетранспортер - КПП наших пограничников. Никаких проверок, лишь помахали рукой! А ведь за речкой-поколенкой - афганские кишлаки.

В 9 утра, оставив позади 40 км, мы уже сидим за лагманом в хорогской ашхане, а в честь нашего вхождения в столицу Памира в уголке этой общепитовской точки жарятся шашлыки. Больше ни на что времени не остается, хотя, планируя еще дома маршрут, собирались посетить знаменитый ботанический сад, находящийся на высоте от 2320 до 2380 м над уровнем моря и насчитывающим много тысяч видов растений. Впрочем, как рассказали соседи по столику, сад нынче в большом запустении.

Город покидаем около полудня, и, пройдя пост ГБ, ГАИ и борьбы с контрабандой "в одном флаконе" (7 км от центра, гэбэшник просит подарить ему велосипед. Но мы ему решительно отказываем, объяснив, что велик для нас - не роскошь, а средство существования). Дальше двигаемся без стрессов и эксцессов. Местное население обустраивает свою землю, собирая с нее камни и укладывая их в ограды, Долина реки Гунт впечатляет: широченная, с белоснежными вершинами по краям.

Условия путешествия прежние: асфальт, относительно ровный рельеф местности и теплый ветерок в спину. И даже начавшийся подъем на выходе из долины не слишком замедляет движение. Легко набрали по асфальту почти всю высоту перевала Койтезек (4271 м) и лишь на взлете близ седловины затормозились на крутизне и щебенке серпантина. Стремительный спуск и почти такое же стремительное прохождение перевала Харгуш (4091 м) и еще одного непонятного перевала, с не покрытой асфальтом "шапкой".

Природные и человеческие факторы способствовали прохождению рекордного количества километров: с утра и до кишлака Шазуд мы промчали 100 км и еще 10 до укрытия в придорожных холмах, где обнаружилось нечто типа грота, в котором мы разбили наши палатки. За водой пришлось спускаться вниз, к речке на правой стороне дороги.

День тринадцатый, 7 мая

Кишлак Шазуд (условно) - р. Аличур

118 км

Самочувствие с утра у всех великолепное, Наталья на асфальте просто ожила и рвется в бой, торопя мужичков с поглощением завтрака. Выкатываемся на трассу вместе с солнышком. Честно говоря, по сравнению с увиденным раньше, места вокруг просто унылые. Неинтересные холмы, будто гигантским червяком изборожденные. Путь однообразен и нуден. Обедаем в кишлаке и продолжаем крутить педали. Монотонность движения убаюкивает, и если бы не бибиканье встречных грузовиков, можно было бы и заснуть прямо в седле. Но засыпаем в палатках в ничем не примечательном месте на речке Аличур, успев проехать за день 118 км. Лишь в середине следующего дня узнаем от менявшего колесо водителя, что накануне невзначай проскочили горячий источник.

День четырнадцатый, 8 мая

Р. Аличур - Мургаб

90 км

Несмотря на высокую скорость передвижения, практиковавшуюся в последние дни, мы все-таки испытываем дефицит времени и, боясь опоздать к поезду/самолету, решаем пренебречь запланированной при разработке маршрута дневкой. Хотя местечко для дневки встретили классное - родниковое озеро Акбалык, кишащее рыбой. Рыбу, правда, ловить нельзя - озеро считается священным.

90 км до Мургаба были немного веселее предыдущих, в основном, за счет возросшей пересеченки. Особенно развлеклись при штурме перевала Найзаташ. Для нас, хорошо отдохнувших на асфальте и уже давно забывших, что такое горная болезнь, штурм высоты 4314 метров, тем более далеко не от уровня моря, не был слишком тяжелой задачей - если честно, то о взятии перевала догадались только после того, как начали спускаться. Легко вскочили на следующий перевал - Джамантал (4730 м). Покруче, чем предыдущий, но набор высоты всего около 80 метров. Оба перевала преодолевались по хорошему дорожному покрытию. А вот дальше, до самого Мургаба, был скорее не асфальт, а его останки. Заночевали на речке Мургаб, километра 2 не дойдя до одноименного села, и с километр уйдя вниз по течению.

День пятнадцатый, 9 мая

Р. Мургаб - р. Музкол

85 км

Утром решили не тратить времени на приготовление пищи. Проехав минут 15, спешились и позавтракали в ашхане в Мургабе. Пообедали через 20 км в кишлаке Чечекты.

Через 30 км еще раз заправились, использовав закупленные в Мургабе продукты, на ручейке в непосредственной близости от места очередного испытания - перевала Акбайтал. Перевал оказался крут и долог: Перепад высот 300 м, дорожного покрытия никакого. Очень осторожно спустились по щебенке с крутизны, но когда вновь начался асфальт, с ветерком в спину домчались до речки Музкол и пересекли ее, для ночевки выбрав местечко на левом берегу ее протоки.

День шестнадцатый, 10 мая

Р. Музкол - Караарт

82 км

Последний день, проведенный на велосипедах, не был отмечен ничем особенным. Все 82 км - в меру побитый асфальт, в меру пересеченный рельеф местности, в меру красивые заснеженные вершины по краям долины. В принципе, этот кусочек трассы не стоил кручения педалей, и въехав под вечер в Караарт, мы с удовольствием уселись в кабины КаМАЗов двух узбеков-напарников, отвезших в Хорог гуманитарный груз для Афганистана и возвращавшихся порожняком в Ош.

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ГРУППЫ

СНАРЯЖЕНИЕ ГРУППОВОЕ

Палатки:

2-местная, натяжная, с комплектом пластиковых стоек и колышков, капрон с водоотталкивающей пропиткой, японского производства.
2-местная, натяжная, с комплектом дюралевых стоек и колышков, капрон без пропитки, п/э тент, п/э подстилка, самоделка.

Спальное:

Спальные мешки для каждого.
Коврики пенополиуретановые для каждого

Костровое:

Примус "Шмель". Запас бензина перевозился в креплениях на рамах двух велосипедов в 1-литровых пластиковых бутылках.
Котелки дюралевые объемом 3 и 2,5 л, половник.
Спички (3 кор.), сухое горючее (150 г), мини-ножовка.
Посудомой-гель (150 г).
Нож - 2 шт.

Медицинская аптечка: стандартная, пополненная средствами от горной болезни - дексаметазоном, реланиумом - и кремом от солнца.
Трос противоугонный с замком
Фонари - 2 шт., свечи - 4 шт.
Компас - 1 шт.
Папка пластиковая с документами.
Велоспидометры электронные - 2 шт.
Набор инструмента, запчастей (спицы - 30 шт).
Фотоаппарат - 2 шт.

СНАРЯЖЕНИЕ ЛИЧНОЕ

Велосипед (промыт, смазан, люфты отрегулированы). У Тарасова - старенький, но зато проверенный харьковский "Турист" с двумя ведущими (48 и 40 зубьев) и четырьмя задними (самая большая 28 зубьев). Колеса стандартные, резина тоже стандартная, 32х622 мм, а вот спицы поставлены более толстые, от дорожного велосипеда. У остальных новенькие, лишь слегка объезженные велосипеды с резиной 57х600 мм, с тремя ведущими и шестью ведомыми звездочками.

Велобаул. Велобаулы у всех цельные, типа "велоштаны".
Велонасос.
Велоаптечка.
Стандартный набор велоинструмента.
Спицы - 5 шт.
Запасная камера.
Ложка, кружка, миска, фляжка.
Куртка утепленная, две пары перчаток, две пары обуви, шапочка от холода, шапочка от солнца, костюм спортивный, костюм ветровой, три смены белья и пр.
Очки солнцезащитные.

ВЕСОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Из продуктов на весь поход везли только тушенку, поскольку это изделие аборигены делают невкусным и дорогим. Всё остальное подкупали в пути по мере поглощения. Поэтому груз вместе с баулами и наполненными водой фляжками не превышал 20 кг на человека.

РАСХОДЫ

Курс валют на апрель-май 2002 г.

1 киргизский сом = 0,7 рубля (если по-простому - в обменниках дают 150 сом за 100 рублей. Курс зависит от города, от месторасположения обменника в городе. В дальних селах больше любят национальные деньги, поскольку менять их декханам негде. Поэтому в кишлаках курс рубля может быть значительно ниже, чем даже на вокзале в Бишкеке. В Оше российские рубли уважают, больше всего за них дают сомов в обменниках у городского рынка.

1 таджикский сомони = 9,8 рубля. Это официальный курс. Он тоже варьируется в зависимости от географического положения путешественника на территории данной страны. В глубинке лучше оперировать местной валютой - так экономичней.

Расходы (на 1 человека)

Стоимость пропуска в таджикскую погранзону - 40 $.
Стоимость пропуска в киргизскую погранзону - 15 $.
Стоимость билета на поезд:
Пермь - Свердловск 163,70 руб.; постель 25 руб.
Свердловск - Бишкек 974,00 руб.; постель 30 руб.
Бишкек - Свердловск 974,00 руб.; постель 30 руб.
Свердловск - Пермь 183,70 руб.; постель 25 руб.
Стоимость проезда на уазике Бишкек - Ош 400 сом.
Стоимость проезда на уазике Ош - таджикская граница 420 сом
Плата за лошадей на конной тропе до кишл. Гудара 425 руб.
Стоимость проезда на камазе Караарт-Ош 150 руб.
Стоимость проезда на жигулях Ош - Бишкек 700 сом
Перелет Пермь - Ташкент 4500 руб.
Перелет Ташкент - Пермь 6200 руб.
Проезд уазиком Ташкент - Худжент 250 руб.
Перелет Худжент - Душанбе 40$
Перелет Душанбе - Худжент 40$
Проезд уазиком Худжент - Ош 15$ + 150 руб.
Проезд уазиком Ош - Ташкент 500 сом
Койка на турбазе в Оше за сутки 50 сом
душ там же 15 сом

ЕДА

Продукты питания в Оше в среднем процентов на 30 дешевле, чем в Перми. Здесь был осуществлен закуп сухофруктов, орехов, крупы, макарон и даже достаточно редкого для этих мест продукта - сала.

Обед в чайхане Оша обходится на треть, а то и вдвое дешевле, чем в Бишкеке. Порция лагмана, лепешка, чай - этого вполне хватает, чтобы насытиться, поскольку порции немаленькие. 25 сом за такой обед - смешные деньги. На трассе "общепит" подороже, но все равно карман не опустошает.

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОБЩЕНИЮ С НАСЕЛЕНИЕМ

За исключением должностных лиц на дорожных постах, местное население, вне зависимости от национальности, относится к путешественникам доброжелательно. Русским языком лучше владеют люди старше 30 лет. Для получения сведений о дороге, достопримечательностях и вообще по всем вопросам следует обращаться к лицам мужского пола 30 - 60 лет. Жители кишлаков любят общаться, их дружелюбие возрастает по мере проявления путешественниками интереса к их жизни. За угощение и ночлег платы не возьмут, но с удовольствием примут упаковку аспирина, тюбик крема, пачку чая.

С лицами должностными на многочисленных дорожных постах сложнее. Общаясь с водителями, везшими нас из Караарта, мы вместе вывели формулировку: "У гаишника национальности нет! Его национальность - гаишник!" Всегда следует держать при себе паспорта, пропуска, дорожные документы (наша маршрутная книжка со многими печатями впечатляла многих). При придирках не надо заискивать или сразу лезть в карман, следует держать себя уверенно.

РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ВЫБОРУ ВЕЛОСИПЕДОВ

"Турист", конечно, хорош на равнине (особенно на асфальте); да и в горах, вследствие хорошей его подготовки к походу, вел себя хорошо, но владелец завидовал товарищам, которые гораздо уверенней и быстрей спускались на толстых шинах с перевалов и преодолевали препятствия в виде крупной или рыхлой щебенки.

"Соревнования" в гору чаще выигрывал Бердников, у которого педали были оснащены тупликсами. Помогала эта деталь и Тарасову.

ПОЛОМКИ ВЕЛОСИПЕДОВ

*Велосипед "Турист" (Тарасов). Лопнули 4 спицы (очень мало! В предыдущих походах вылетало гораздо больше). Заменили. Появились "прокруты" - сломались пружинки трещетки. Вместо пружинок вставили кусочки поролона. С этими "запчастями" ехалось не хуже.

*Велосипед типа "байк" (Бердников). Поломка плоской пружины в переключателе ведомых звездочек. Из подручных материалов изготовить пружину не удалось. Пришлось жестко фиксировать переключатель на одной из звездочек, количество зубьев которой наиболее подходило к рельефу дороги.

*Велосипед типа "байк" (Реутов). "Прокруты" в результате поломки пружин трещетки. Пружинки заменили запасными.

*Нарушение регулировок всех велосипедов после перевозки на лошадях ("восьмерки" на колесах, ослабление крепления навесного оборудования, изгиб вилок и пр.). Все недостатки устранили собственными силами.

СОСТОЯНИЕ ОРГАНИЗМА

Горной болезни оказался не подвержен лишь Вениамин. Но он, как горник и альпинист имеет мощную закалку. Он все время был бодр и весел. На втором месте по устойчивости к горной болезни - Наталья, у которой период адаптации прошел быстро. Долго мучились Владислав и Виктор, которым даже предварительная двухдневная акклиматизация в Оше на высоте 1500 м не помогла.

Симптомы тутек (так по-местному называют горную болезнь) - головная боль и постоянное поташнивание. Поначалу думали, что в уазике угорели. Идти трудно, работать трудно, даже в спальник залезать приходилось с перекурами. При езде, однако, эта самая тутек чувствовалась меньше. Таблетки помогали мало. Местные говорят, что надо много пить, причем сладкого, но аппетита даже на чай не было. Стало отпускать дней через пять.

Других болезней не наблюдалось. Ни соплей, ни бронхитов. Даже хронический радикулит у Тарасова молчал. Было подозрение, что велосипедное седло Натальи немножко некорректно с ней обошлось. Вовремя примененный крем позволил сгладить антагонизм. Вообще, крем (вазелин) для самой важной в велосипедизме контактной точки нужно стремиться использовать предупредительно.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Can't connect to sql server. Reason: Can't create a new thread (errno 35); if you are not out of available memory, you can consult the manual for a possible OS-dependent bugStatus: 500 Content-type: text/html

Software error:

1 at Libro/Session.pm line 117.

For help, please send mail to the webmaster (slava@skitalets.ru), giving this error message and the time and date of the error.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100