Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Велотуризм Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

В Дании всё спокойно. Дневник событий и впечатлений о путешествии с велосипедом по загранице

Дата: 19 июля - 4 августа 1999 г. (непосредственно на велослёте в Дании - с 25 июля по 1 августа)

Автор: Владислав Тарасов

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вооружившись российскими, американскими и датскими пенёнзами, группа из пяти человек (вообще-то человек был лишь один - Вова Секирин), в июле 1999 года влезла в поезд, направляющийся из Перми в столицу нашей великой Родины. Чтобы потом прибыть в Данию на очередной слёт Международного союза велосипедистов.

Почему только Владимир человек? Потому, что он мужчина в цвете лет, лишь немногим за 46, а его спутники - три пятидесятилетние дамы и отрок 16 лет, сын одной из них, Анастасии Александровны (среди своих - Ная или уменьшительно-ласкательно - Найка). Других дам зовут Татьяна и Нина. Поскольку все дамы знают друг друга очень-очень давно, по большей части все они обращаются друг к другу уменьшительно-ласкательно, особенно за глаза. А вот руководителя группы все в глаза называют Володей (кроме, конечно, Серёги, который вынужден по молодости лет предварять обращение к начальнику экспедиции тёплым словом "дядя"), а за глаза величают только уважительно - Вова Секирин.

События, конечно, давно минувших дней. Но, наткнувшись на эти дневниковые записи в семейном архиве и с удовольствием их перечитав, решил: может быть, они будут интересны и другим "скитальцам". Редакторское перо лишь слегка тронуло записи Нины, сделанные во время путешествия. Буханка хлеба в России в ту пору стоила 5-8 рублей.

В ДАНИЮ, ПО ДАНИИ И ОБРАТНО

19 июля 1999 г.

Жарко. C утра не могла найти кепку. Помню, что стирала. Куда положила, не помню.

Приехали на вокзал самые первые с Семеном. Потом Вова Секирин своим ходом. Потом Ная с Сережкой в сопровождении своего Вовы и старшего сына Сашки; а перед самым приходом поезда явились Татьяна с Игорем.

Погрузились без проблем. На зачехлённые велосипеды, велорюкзаки и прочий груз проводники не обратили никакого внимания почти. Наши с Найкой сыновья, её и Танькин мужья помахали руками у окошка, вагончик тронулся.

За постель взяли с Найки в 1-ом вагоне 15 рублей, дали еще 2 пакетика кофе с молоком, с Сережки - 10 р. во 2-ом вагоне и ничего не дали, с Секирина в 4-ом вагоне - 10 р., тоже ничего не дали. С нас с Татьяной, в 13-ом вагоне - по 15,2 и тоже ничего не дали.

В вагонах душно. Жара. На остановках гуляем, а Найка спит, так как на работе шеф-придурок ее достал.

Такое впечатление, что мы едем все в одном вагоне, так как Секирин раза 3 обегал весь поезд, сначала один, потом с Серегой. У нас в купе два раза ели, и утром еще будем у нас завтракать. Припасы тают.

Затраты за сегодняшний день: 15,2 - постель, 5 - мороженое

20 июля, вторник

До Москвы, несмотря на дешевый поезд, доехали нормально.

Но опоздал поезд на 30 минут, что нам было совсем не на руку. Камо, зять нашей приятельницы, встретил. Мы его нагло эксплуатировали. Вместе с нами он тащил вещи до вокзала из 13 вагона.

Рванули за визами - я, Вова Секирин, Серега. Визы получили без проблем, а датские кроны ни в одном банке не сумели купить, но купили на вокзале доллары.

С Ярославского на Белорусский переезжали на метро, купивши билеты на себя и на груз. Времени в обрез. Пообедать не успели. Ели в вагоне то, что было взято из дома.

Расходы на поездку по сегодняшний день: 1733,5 р. у меня.

Скинулись по 50 р. на всякие расходы. В Орше будет таможня. Выпили бутылку жигулевского пива на всех. Какое-то странное. И съели по мороженке. Вкусная.

21 июля 1999 г.

Доехали до Бреста нормально. Границу пересекли тоже нормально. К нам таможня не придиралась, хотя вагон весь перешерстили. Затраты на пересечение границы - 54 р.

Ушло также 13,3 доллара на билеты нам и на велосипеды с каждого до польского портового города Свиноустья.

В Тересполе, пока ждали поезд, приготовили еду - суп с тушенкой и с пакетом и вскипятили чай. Ели на лавочке на вокзале. Полаялись с одним поляком из-за того, что ели на лавочке - некультурно, де, люди будут тут сидеть, - он прав, конечно, но какой-то придурковатый. А Ирины Соловьевой с клееночкой нам не хватило, факт.

Общий вид, конечно, культурней, чем у нас (в Польше, имеется в виду).

И асфальт глаже, и почище, а так все похоже.

Потом мы опомнились, что надо покупать билеты на велосипеды, злотых не хватило, надо срочно менять доллары. Короче, на электричку чуть не опоздали. Секирин ее держал. Потом я хватилась - паспорта нет, а электричка уже идет. Со мной чуть не приступ. Потом мысль - может, Ная взяла. Спрашиваю - взяла. Ух, гора с плеч! Едем в электричке до Варшавы. Электричка идет быстро. До Варшавы доехали хорошо (до Всходни) в багажном отделении вагона. Отсек - в полвагона, мы ехали вместе с велосипедами одни, и посидели, и полежали.

В Варшаве прямо на перроне, в дальнем конце, приготовили ужин - рисовая каша с тушенкой и чай.

Ожидая электричку на Щецин, встретили московских велотуристов, едущих тоже на слет, семья: муж, жена, две девочки (впоследствии оказалось, что одна из них вовсе мальчик). Поговорили. Они нас сильно запугали криминалом в поездах именно на этом направлении. Мы струхнули, хотели уж было ехать утром, но в кассе нам сказали, что билеты в таком случае аннулируются, нужно будет покупать новые. Для нас это неприемлемо, даже в целях обеспечения безопасности. Без денег остаться еще опаснее. Поэтому мы мужественно решаем ехать согласно уже купленным билетам, вечерним рейсом. Едем в тесном 8-местном купе, положивши ноги на сумки и противоположный диван.

Перед погрузкой купили два батона и хлеб - вкусный - и воду минеральную.

А Секирин обтряс какую-то яблоню, ели недозрелые яблоки. Найке очень понравились.

21 июля

Доехали до Щецина - почти полное купе. Я более-менее выспалась. Народищу полно. Первую станцию Щецин (не главную) проехали (поздно проснулись и не поняли). Вышли на следующей, вроде бы Щецин-главная. Через пять минут погрузились в электричку до Свиноустья вместе с московским Николаем и его семейством. Только они - в спальном вагоне, а мы совсем в другом вагоне.

У Свиноустья красивые места. Леса хвойные, есть, наконец, пригорки. Местность полусельская, кемпинги.

Попытались купить на завтра билеты на паром. Оказалось, злотых наменяли мало. Пока кассирша пыталась вдолбить в наши неграмотные головы, почему столько, а не столько, все менялы разбежались. А в канторе низковат курс. Будем покупать завтра.

Собрали велосипеды, проехали 0,5 км и сделали привал - сварили обед и соснули 0,5 часа. Поляк, живущий рядом, воды не дал. Ходили за водой в близлежащий офис. Потом разыскали путь на пляж и приехали туда. Секирин и Серега немедленно искупались, а мы нагулялись по берегу, нафотографировались, съели по мороженке в баре пляжном и поехали искать ночлег.

Нашли удобное местечко рядом в лесу, приготовили ужин, сидим, пишем мемуары.

В лесу рядом с нами - черника, брусника, в сумке секиринские яблоки. Из всего этого получился вкусный компот. Шеф-повар, конечно, Вова Секирин. Хлеб в Польше вкусный.

22 июля 1999 г.

Купили билеты на паром. Наменяли для этого доллары (200 - Секирин, 100 - Ная, 100 - я).

На пароме классно. Взяли три "бродячих" места и одну 2-местную каюту со всеми удобствами, но без окна. Классная каюта. Выспались все, вымылись, нагулялись, нафотографировались. Выпили "Наполеон", купленный в Тересполе у белорусски-контрабандистки за 3,5 доллара. Пился хорошо, но башка несвежая (часа 2,5 спала). Пытаемся разглядеть на карте Вюссенберг, ничего не видим, хотя карта подробная, потом какой-то пацан показал.

На датском берегу по приходу в Копенгаген прошли таможню без проблем и быстро. Некоторые слова таможенник произносит по-русски четко и правильно. Второй спросил про водку и сигареты. Соврали, что всего по две 0,5 бутылки. Не проверял. Весь таможенный проход занял 0,5 часа.

И въехали мы в Копенгаген. Город, конечно, необычный - старина, чистота. Башки искрутили. Надо ехать, куда - не знаем, языка не знаем. Расспросы - каля-маля. Наконец, с помощью молодого хорошего датчанина вышли на нужное направление по другую сторону от центра города. Молодого человека зовут Хендрик. Он пожелал нам счастливого пути, а мы подарили ему сердечко из уральского селенита - подвеску.

Народищу на улицах на велосипедах навалом - едут все возрасты и рассекают быстро. При этом одеты кто во что - и в цивильные костюмы, и куртки с обычными брюками, и в платья, и в юбки, и во что угодно. Довольно просто. Везде велодорожки со своими дорожными знаками и светофорами, а также и с двухсторонним движением могут быть.

Итак, пришла ночь. Надо вставать. Куда - непонятно. Видим - парк, водоем, деревья с широкими кронами прямо у дороги на стриженой лужайке. Прекрасно. Тут и поставили палатку. Перекресток как на ладони. Огни всю ночь, машины всю ночь, но нас практически не видно. Рядом бензоколонка и магазин, а букетики и цветы в горшочках на улице рядом с магазином так и простояли всю ночь. Девушка из магазина давала нам два раза воду, а утром пустила в туалет. Как я уже после поняла, разрешения можно было и не спрашивать, никому не запрещено - магазин ведь.

24 июля 1999 г.

Утром раненько быстро убрали палатку, приготовили завтрак, и без пятнадцати шесть вперед, на Роскильде (35 км).

Отвлекусь ненадолго от маршрута. Очень важно все-таки, поезжая в другую страну, знать язык, на котором можно полноценно общаться, в данном случае, это любой из наиболее употребляемых в Европе - английский или немецкий. Если бы знал кто-то из нас эти языки в достаточной мере, наша жизнь в походе была бы намного легче, интереснее и полноценнее. А так мы были несколько ущербны.

В одном месте мы с Найкой и Серегой проехали вперед. Секирин, ехавший с остальными сзади, увидел какой-то указатель на нужную, якобы, нам дорогу, догнал нас и велел вернуться. Проехали назад пять км, на перекрёстке стали разбираться. Мы не приняли вариант Вовы Секирина, и, как оказалось потом, правильно сделали. Но 10 км дополнительно намотали. Мораль - не отрывайся от группы.

Так или иначе, доехали до Роскильде, а там идет один араб по тротуару. Услышав наши разговоры, ахнул: "Так вы русские?" Теперь уже мы ахнули: "А вы тоже?" Оказалось, он учился в Москве - филолог по Скандинавии. Долго мило беседовали, он дал свой телефон и рассказал нам о дальнейшей дороге. Секирину предложил помощь в виде своего друга, который занимается продажей машин. Заехали на вокзал на разведку. Билеты до места на всех - 765 крон = 113 $ = примерно 3000 рублей, чтобы проехать примерно 100 км. Круто (на всех). Посему рванули своим ходом. А точнее, неспешно покатили. Дорогу расспрашиваем, где шпрехая, где спикая, где пшикая. Потом начали врубаться в обстановку, анализировать карты, стоящие на обочинах около кемпингов, остановок, мест отдыха. И указатели. Постепенно все стало ясно и понятно. Доехали до Слагельзе (от Копенгагена более 90 км). Уселись на поезд (по мосту через залив длиной 18 км иначе, как на поезде, переехать нельзя, велосипедное движение не предусмотрено) - 400 крон на всех (примерно 30 км). Кондуктор в вагоне говорит - платите за провоз велосипедов еще 150 крон. Мы жалистным голосом говорим: нема пенёнзов... Он говорит: ну да ладно, типа, бог с вами. Большое мерси.

Проехали 0,5 часа - отдали 70 долларов. Тут же на вокзале разбили палатку, Секирин наворовал слив с дерева, вкусные, но недозрелые. А сейчас уже орет - быстро всем жрать-завтракать. Палатку уже собрали.

25 июля 1999 г.

Своим ходом рванули на Одензе. Но что на Одензе - это мы уже потом поняли. 20 км, потом на Вюссенберг - надо было пройти 23 км, а мы свернули налево, на Томмируп, думая, что мероприятие проходит именно там, но оказалось, что в самом Вюссенберге. И в результате намотали лишних 10-12 км, итого за день 55 км.

Флора у них тут - лепота. Трава растет мощно, толстые стебли, сочная. Деревья тоже мощные, но, в основном, лиственные; хвойные они разводят в питомниках.

Пейзажи красивые-красивые, а уж до чего все аккуратно сделано, прибрано, вычищено, украшено - только на картинках так бывает. Мастера они насчет приусадебного дизайна. У всех по-разному все сделано, но у всех красиво.

Что интересно, на улицах городков и деревень среди этих декоративных домиков, сколько ехали, народу не видели, только дети иногда играют. И тишина как на кладбище.

Коровы у них тут здоровенные, на такой траве, и овцы толстые, волосатые, видно, что сильно породистые.

Поля и те, до чего ухоженные, аж противно.

А уж дороги - это отдельная песня. Какая бы глухая деревня ни была, дорога гладчайшая, красивейшая, вдоль дороги сразу после асфальта - красивая трава и цветы. И обязательно велодорожка, иногда с двухсторонним движением, своими знаками и светофорами. Но это в городе. А в деревне любая дорога - вся как велодорожка, так как машины редки.

Приехавши в лагерь, получили информацию, футболки, кепки, проспекты, карты путешествий на каждый день. Хорошо, что были уже знакомые русские - Николай с семьей - они нам сильно помогли, потому что знают языки. Николай шпарит на английском как на русском. Они с женой, оказывается, корреспонденты ОРТ, а мальчик у них, Андрюша, ведет передачу утреннюю "Доброе утро" - три, что ли, раза в неделю. До этого путешествия они за день до него приехали все из Монголии (двое детей) и рванули сюда - все в прикиде, с классными велосипедами. В прошлые годы изъездили всю Европу и не только Европу.

Когда мы ехали сюда из Одензе, публика из лагеря (почти все в красных футболках и кепках, выданных организаторами) ехала в Одензе. Мы не знали, что они едут на открытие мероприятия к памятнику Андерсену - говорят, очень было здорово все организовано на открытии - сцены из произведений Андерсена и все такое.

А вечером мы, принявши холодный душ (горячей воды не хватало) пошли на общее сборище в зал. По поводу открытия мероприятия. Там выступали организаторы, представители всех участвующих стран: Франция, Германия, Польша, Норвегия, Россия, Бельгия, Чехословакия и т.д. - двадцать с лишним стран - и был концерт польской фольклорной самодеятельности. Очень симпатичная молодежь. Что необычно для нас - и молодые люди, не только девушки, пляшут национальные танцы с удовольствием. После сборища мы подошли к организатору Йоргену Бьерингу, поговорили с ним через толмача - Николая. Я толкнула пламенную речь: есть, де, у нас на Урале более достойные для поездки на это мероприятие, один из них среди нас, но мы с Наей и Татьяной тоже не лыком шиты, катались по Уралу, Сахалину, в других регионах нашей большой страны. Группа единомышленников у нас очень многочисленная, но не все смогли приехать - так сложились обстоятельства. И подарили Йоргену фигурку медведя из селенита.

27 июля 1999 г.

Итак, мы на месте. Вчера вечером перед сном к нам подошел Михал Рачинский - поляк, один из руководителей польского велосипедного союза. Очень хорошо говорит по-русски: "Мне нужны велотуристы из Перми". - "Это мы".

Он сильно обрадовался, и мы проговорили до 11 вечера, пока нас не облаял (предельно вежливо) сосед (немец). Завтра, де, поход, мы уже спим. Ну, мы орали, конечно. Извинились и разошлись.

Вообще, на фоне европейцев мы смотримся как цыгане по темпераменту (позже, во время посещения замка на воде в Гжескове, нас приняли за испанцев - думаю, по той же причине).

Михал хотел встретиться с Иркой Соколовой (она на прошлом слёте, который проходил в Польше, всех обошла на 90-километровой дистанции) и хочет иметь еще несколько экземпляров книги Булгакова "Велотуризм" - чем больше, тем лучше. Приглашал всех на веломероприятия в Польшу. Тут, говорит, ерунда, все старые и пьют без конца с утра до вечера (ну, конечно, совсем не так как у нас в России), а у нас, говорит, в Польше, катаются и соревнуются по-настоящему.

Сбросились по 30 долларов на датские кроны, таким образом, всего сбросились по 90 долларов. Затраты на датские кроны уже разделены поровну и в дальнейшем расчете индивидуальных затрат на общие нужды участвовать не должны. Наменяли крон на доллары - на плату за участие в велослете и за проезд через мост (150 долларов на 1005 крон).

Сегодня день прошел довольно "интересно". С утра подсчитывали расходы и деньги. Покатались по Вюссенбергу - малюсенький городок. А потом мы втроём прокатили 15 км до Томмирупа и обратно, а Секирин и Серега уехали по маршруту на 145 км.

А мы с легкой Танькиной руки в Томмирупе посетили магазины - все, какие были на пути. Выяснили, что продукты у них дороже наших в 3-4 раза, вино такой же цены. И тряпки тоже, как у нас, которые качественные в магазинах дорогих. Купили - Найка жилет джинсовый, футболку, Танька - куртку, штанов целую кучу, а я штанцы и спортивные трусы Семену. Мужиков еще нет.

27 июля 1999 г.

Мужики приехали вчера в 22 ч. Путешествие им сильно понравилось.

Сегодня всей кучей мотались в Одензе. Хотели толкнуть селенит. Ничего не вышло. У них с рук брать не принято. Не доверяют. И в магазине не взяли. Предложила одной тетке у лавки продавца паршивым янтарем селенитовое яичко, дак ни в какую. Резко отвечает: "Ноу". Продавец сразу ко мне - нельзя, мол, у моей лавки тут торговать. Походили по городу, пофотографировались. Народ одевается очень просто: футболка, шорты и еще какая-нибудь ерунда - все очень просто. Одензе - главный город на острове Фюнен, второй после Копенгагена.

Дороги в Дании - чудо, а сельские дороги - чудо из чудес. Ровненькие, с разметочками. Что в городе, что за городом - никакой пыли, грязи, красота, лепота. Воздух чистейший. Кататься на велосипеде - одно удовольствие, поэтому они все и катаются.

В секонд-хенде купила две футболки - себе и внучке Кате, всего набрала барахла на 30 крон.

Накатали за день 35 км.

Каждый вечер в лагере развлекаловка - оркестры, певцы. Народ слушает, смотрит, пьет пиво, общается - все одновременно. Пьяных нет.

Расплатилась с Секириным и деньгами, и долларами. И пока ничего не должна. Но рублями придется занять на билет до Перми.

29 июля 1999 г.

Сегодня предприняли грандиозное путешествие - 90 км до замка на воде "Гжесков". Парк хорош, но бывает намного лучше, например, в Петергофе и в Павловске. А этот не произвел, хотя Сереге было интересно - музеи автомобилей, мотоциклов и т.д. А мне денег жалко.

А вчера, 28 июля, мы ездили на Северное море. Загорали, купались - классно, погода была что надо. Вода прохладная, но чистая и приятная. Накатали примерно 50 км. Без Секирина. Последние два дня он пытался купить машину, но, говорят, нельзя везти через Польшу. Обломы все.

Сегодня много беседовали с Зимиными. Смотрели фотографии, альбомы со статьями и т.д.

С утра аврал. Собираемся сваливать. Встали полшестого. Погода - опять безоблачно и жара. Как мы приехали - погода все жарче и жарче. 27 градусов - пекло. Кататься, конечно, наслаждение, но я все равно как бы устаю - старая, опять же жара, сердечно-сосудистая моя система в жару ведет себя хуже. Часто надо ко времени куда-то ехать, торопиться - вот это утомляет.

Ну так вот, наконец собрались. Поскольку я везу кастрюлю и палатку, то собираюсь самая последняя. Вот и теперь уже все отъехали к конторе - охотиться за проспектами. Николай и Люба Зимины подошли. Николай помог мне взгромоздить на багажник рюкзак, поговорили о последующих ралли. В будущем году такое мероприятие намечается в Бельгии. Он сказал, что бельгийцы - на самом последнем месте по организации ралли. По степени организации велоралли европейские страны располагаются по местам следующим образом: Португалия, Польша, Франция, Испания, Дания и т.д., Бельгия.

Николай - шустрый малый. Они с Любой окончили МГУ - мехмат. Он - кандидат физико-математических наук. Но быстро перестроился вместе со страной. Все они (семья) в крутом велоприкиде, велосипеды американские. Объездили буквально весь мир. Были в пустыне и на Байкале (по льду на велосипедах), у чукчей и на югах.

Общителен он до предела, говорить может без конца, причем на нескольких языках. У их палатки все время люди, друзья, разговоры. Прекрасный семьянин. Дети всегда в поле его зрения. Постоянно с ними общается, направляет. Ребятки уже оба (12 и 10 лет) работают - пишут статьи о путешествиях в разные журналы (все публикации собраны в спецальбомах, аккуратно).

Андрюша (старший) ведет передачу на ОРТ - "Доброе утро". Маша тоже готовится к подобной работе. Очень обаятельная, отзывчивая девочка.

Завидую тому, как хорошо воспитываются эти дети.

Да, так вот, выехали и поехали своим ходом до города на острове Фюнен Nyborg, где мы должны сесть на поезд и пересечь длиннющий мост (18 км), и, если хватит денег, еще пару перегонов проехать. Поезд - сильно для нас дорогая штука. 50 км - 430 крон на пятерых, на наши деньги - 1300 р. А на велосипедах мост переезжать нельзя - не предусмотрено.

Хотели схитрить, проехать лишний перегон, - ничего не вышло. Кондукторша держала поезд, пока мы не выгрузились - сама нам напомнила и выгружала вещи. Наивные мы идиоты. Хорошо хоть разобрали велосипеды и поместили их в чехлы (по совету Николая) - уже не пришлось за них платить.

Итак, за день прошли 45 км по Фюнену, мост, 30 км по Зеландии - на поезде, 23 км еще на велосипедах, итого 68 км.

Вечером уже забурились сдуру на автобан, где нет велосипедной дорожки, и машины едут со скоростью под двести км с воем. Нам все бибикали - мол, дураки, куда прете, нельзя. Мы остановились. Начали думать, как быть дальше. Тут подъезжает полицейский - весь в белой форме на белоснежной крутой машине и давай объяснять нам на тарабарском, возможно датском, языке, что тут нельзя ездить на велосипедах. Мы ему, соответственно: мол, сейчас пойдем обратно. Нервный какой-то - укатил. Тут же - еще одна белоснежная машина. Двое полицейских. Шпрехаем на deutsch. Один из них повел пешком до разводки примерно с километр, поставил на нужную нам дорогу. Все объяснил (что смогли - поняли) и пожелал счастливого пути.

Ночевали вблизи кемпинга - рядом с выпасом быков на поле, огороженном проводами с током, чтобы быки не ходили, куда не надо.

31 июля 1999 г.

Проехав еще 57 км, добрались до Копенгагена. Пообедали на том же самом пруду и в том же парке, где ночевали, в первый раз приехав в Копенгаген. Сварили супец и чай. Сахар кончился. Купили хлеба - стоит на наши деньги около 60 рублей.

Вокруг пруда бегает народ - сгоняет жир и тренируется. В пруду полно уток и гусей, и ни один человек не купается. Так хорошо у пруда - ветерок и тенек. Я отдыхаю от жары. Ехать по жаре мне тяжело, несмотря на прекрасную дорогу, прекрасные пейзажи, отсутствие пыли. Слабая сердечно-сосудистая система дает себя знать.

После обеда осматривали город. Парки прекрасные, а вот здания, фасады - для нас слишком скромны-аскетичны, иногда просты до грубости.

В самом центре есть интересные сооружения, но их архитектура не находит отклика в душе. Больше нравится наше - Питер, Москва, Суздаль, Новгород, Верхотурье и другие родные места.

Везет нам на встречи. Немец Людгер, услышав русскую речь, спросил, куда нам надо, водил за собой на велосипеде (а на велосипедах все от мала до стара рассекают) по всему городу, привел на пляж, где мы приготовили суп. Поели без хлеба, чай без сахара. Обменялись адресами с Людгером (он пил пиво) и расстались. Людгер работает в Дании, а в отпуск ездит домой, в Германию, на велосипеде.

А когда поехали в центр пофографироваться, то встретили одну армянку, живущую в Дании, и она нам часа два рассказывала о датчанах и о жизни в Дании, и о своей жизни. Видать, сильно наскучала. И даже пригласила нас на чашку кофе. Мы скромно и мужественно отказались.

Фотографироваться было уже темно, рванули в порт, в кромешной тьме поставили на лужайке под деревом палатку и поспали до полшестого, а потом быстро свернулись и понеслись в центр (ничего не ели - и некогда, и нечего) фотографироваться. А недалеко от места нашей ночевки оказалась "Русалочка" (с ней и сфотографировались), но это было уже

1 августа 1999 г.

Фотографировались в центре города у всяких памятников и на королевской площади, пока нас не нашел Серега и не велел ехать в порт, так как они с Секириным набрали кучу монет в закрытом на ремонт фонтане, и их надо было срочно (до отхода парома осталось мало времени) чистить, чтобы купить на них хлеба.

Давай чистить. Кое-как отчистили несколько монет (боялись - не возьмут), набрали невкусного датского хлеба и рванули на погрузку. Погрузились, купили каюту на два места. Помылись, выспались. Я пишу, Найка с Танькой где-то загорают, Секирин с Серегой чистят монеты на воду и на пиво. Итого начистили что-то поболее 100 крон - накупили воды, пива, шоколада - короче, кутили. Скоро Свиноустье. Такое впечатление, что из дому мы очень давно. Столько нагромоздилось всего за это время.

Конечно, если бы мы не на велосипедах и не в палатке, нам бы никаких денег не хватило бы на такое путешествие. Хлеб здесь дороже в 10 раз, мясо в 5 раз, транспорт раз в 26, бензин - в 10 раз и т.д. Говорят, Дания - самая дорогая страна Европы.

Увидели мы больше и объективней, будучи на велосипедах, так сказать, изнутри. И в дома заходили за водой, и с народом разговаривали. Отношение к нам было доброжелательным, велосипеды опять же помогали.

В Свиноустье купили билеты на поезд до Тернополя и поехали, на ночь глядя, с пересадками в Щецине, Познани, Варшаве. Все наголодались, устали, недоспали, переругались.

2 августа 1999 г.

В Варшаве познакомились с городом - совершенно не произвел впечатления. Если б не Старое Место, то смотреть было бы совершенно нечего. Продали водку с маленьким наваром. Бальзам так и не смогли продать - не знают они такого.

Сейчас сидим в Тернополе, чтобы уехать в Брест. Потратили последние пенёнзы.

Перешли границу, сидя в электричке. Купили билеты на поезд до Москвы. Если бы брали до Перми, то билеты влетели бы в большую копеечку.

3 августа 1999 г.

Поезда ждали часа три. Едем в поезде, в соседнем купе девчонки из загранпоездки - рассказывают, как съездили.

Итого. Поездка обошлась в 7000 рублей на круг.

Долги Секирину отдала. Ему должны: Ная 3,8 доллара, Таня - 1,4 доллара.

Хочу в Бельгию и иже с ней.

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея