Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS



Курчум-84. Дневник с позднейшими комментариями

Автор: Борис Карабин (Балашиха)

31.07.84 - 01.08.84 (вторник-среда). Итак, в поход по Курчуму. Давно вынашиваемые планы (про эту реку я узнал пару лет назад, подробности мне рассказывали в прошлом году - на Чулышманском семинаре - бывавшие там люди) стали реальностью. Самолет ТУ-154, рейсом 533 за 3.5 часа должен перенести нас из Москвы в Усть-Каменогорск – из обычной повседневной суеты в праздник походной жизни. Вылетаем более-менее по расписанию, но из-за тумана Усть-Каменогорск не принимает, и нас сажают в Павлодаре. Через полтора часа опять взлетаем и около 7 часов по Москве все же добираемся до Усть-Каменогорска.

Отсюда в 4-20, 8-50 и 11-20 (по Москве) летают самолеты до Курчума. Стоимость билета – 7 руб., время полета – 45 минут. Тут же берем билеты на рейс 1779 (вылет в 11-20). За багаж заставляют платить в полном объеме (т.е. за весь вес) из-за негабарита.

Телефоны агентства Аэрофлота в УКГ1: 5-35-35; 2-84-84;9-65-65.

Расписание полетов из аэропорта УКГ:

УКГ – Курчум: рейс №1797, отпр. в 4-08; рейс №1779, отпр. в 11-20; рейс №1787 (через Самарку), отпр. в 8-15; самолеты ИЛ-142.

УКГ – Катон-Карагай: рейс № 1725, отпр. в 4-30; рейс №1727, отпр. в 7-00, самолеты ЯК-40.

УКГ – Карагужиха: (1-й, 3-й, 5-й дни недели): рейс №1789, отпр. в 6-30, вертолет МИ-8.

УКГ – Алексеевка: рейс №1781, отпр. в 6-25, самолет АН-2.

В Курчуме пешком (автобус не подошел к самолету) за 30 минут доходим до автостанции. Идти надо по асфальтовой дороге до пересечения с шоссе, затем налево до конца поселка.

Берем билеты на завтра до Маралихи – дальше рейсового транспорта нет.

Расписание движения автобусов по автостанции Курчум: (время местное)

Курчум – Маралиха: 8-00 – 17-00; 110 км; 1руб. 78коп.
Курчум – Калинино: 9-30 – 16-45;
Курчум – Чердояк: отпр.: 7-00; 14-15;
приб.: 12-00; 19-15; 65 км;
Курчум – Акчий: отпр.: 7-20; 15-00;
приб.: 12-35; 19-15;
Курчум – Аксуай
(на оз. Зайсан):
отпр.: 8-30, ежд.; 12-20, пн., ср., пт.
Курчум – УКГ: отпр.: 6-15; 10-00;12-00; 14-15;
приб.: 13-00; 17-00; 19-00;21-00; 360 км;
Курчум – Самарка: отпр.: 18-00 (?)
Курчум – Куйган: отпр.: 5-40; 6-40; 9-20; 10-30; 12-50; 15-20; 17-10; 20 км; 30 коп.
Курчум – Бурабай: отпр.: 7-00; 17-00;
приб.: 9-24; 19-24; 45 км.

Ночуем в гостинице. Рядом очень богатый книжный магазин. На полках спокойно лежит такое, что в Москве просто не дошло бы до прилавков или же было бы мгновенно с них сметено. Не удержавшись, набираем целую стопку книг, хотя как их тащить совершенно непонятно – у меня, например, вес упаковки с байдаркой и так подбирается к 60 кг.

Выручает очень доброжелательная администраторша гостиницы, согласившаяся приютить наши книги у себя до нашего возвращения. Да будет это имя вписано в длинный реестр истинных друзей туристов: Кочнева Надежда Андреевна, Восточно-Казахстанская обл., пос. Курчум, ул. Комсомольская 8.

Погода весь день солнечная, жарко.

02.08.84 (четверг). С 8-10 до 11-45 едем в Маралиху. Что удивительно: в ПАЗике используются только сидячие места, штатным числом 23 шт. Маралиха - обычный горный поселок. Это последний на нашем маршруте пункт, где есть пекарня, почта. Есть здесь и магазины.

Телеграмму дать не успеваем, так как подвернулась попутка до с. Пугачева (примерно 30 км вверх по реке).

Дорога – то вверх, чуть ли не вертикально, то вниз, почти отвесно. Трясет как в грохоте. Доехали за 2 часа 15 минут. Теперь надо искать попутку в следующий пункт – Платово3. Местные, также как и в Маралихе, говорят, что обычно машины ходят по утрам. И до Платово, и даже до Каражира, куда нам, собственно и надо. Ходят они и по вечерам, но мы машину до Платово пропустили, т.к. вели неудачные переговоры с трактористом Сериком.

Ночевали на острове, перейдя Курчум вброд по протоке, напротив магазинов и кузницы.

Весь день было солнечно, но к вечеру погода испортилась. Ночью шел дождь, но было тепло.

03.08.84 (пятница). Встали в 5-50, готовность – к 8-00. Машин нет. Решили идти до Платово пешком (это примерно 10 км ). К 12-20 дошли. (То есть достигли деревни, т.к. собственно дошли мы гораздо раньше.) Отдыхаем до 14-50 и снова в путь. Около 16 часов перебредаем р. Озерную, бегущую здесь четырьмя протоками глубиной по колено.

У последней протоки навстречу нам попадается ЗИЛ-157 с шофером Василием и казахом-бригадиром пчеловодов. Они тут же разворачиваются и подбрасывают нас через оставшуюся часть реки и еще примерно на километр. Но машина неисправна и они уезжают, отдав нам написанную по-казахски записку, адресованную хозяину второй пасеки – Казизу, чтобы пустил нас переночевать.

В 16-45 пошел сильный дождь, но быстро кончился. Невдалеке от первой пасеки нас догоняет гусеничный трактор с тележкой. Едут за дровами в Каражир. Тракторист с сыном берут нас с собой и примерно за два с половиной часа по нагромождению камней, которое с трудом можно назвать дорогой, мы приезжаем в Каражир4. Похоже, что по этой дороге от Платова до Каражира 23- 26 км.

Каражир – несколько брошенных домиков. Здесь же тракторный брод через Курчум. Расстаемся с трактористом, дальше наши пути расходятся.. Примерно в 1 км выше в него впадает р. Сорная. По описанию, нам надо подняться выше Сорной. Взбираемся на «прилавок»5, спускаемся вниз и неожиданно попадаем в болото. Пора бы лагерь ставить, но мест для палатки нет. Отличные места виднеются на другом – левом – берегу, но туда не добраться. Позже нам рассказали, что это болото тянется до р. Брусовой – это около 3.5 км.

Возвращаясь из безрезультатного пробега по окрестностям в поисках места для стоянки, еще издали замечаю у наших рюкзаков двух местных на конях. Черт! Кто такие и чего хотят неизвестно, а у меня с собой даже ножа нет! Однако, смотрю – мирно стоят и беседуют с Людмилой. По дороге подхватываю какую-то не очень внушительную палку (официальная версия – на дрова) и с максимальной скоростью, позволяющей сохранять внешнее спокойствие, подхожу. Слава Богу, никаких причин для беспокойства. Это Самаркан Казбекович Торгаев6 с сыном – хозяева ближайшей пасеки. Они подтверждают мои наблюдения о непригодности ближайших окрестностей для постановки палатки и вежливо предлагают переночевать у них. Это в 1.5 км ниже Каражира. Обычно мы так не поступаем, но сейчас уже темнеет, мы здорово вымотались сегодня и потому после недолгого совещания соглашаемся. Правда приходится немного вернуться назад, но часть дороги моя упаковка едет на лошади. Беру рюкзак Людмилы. После 58 кг в моей упаковке, он кажется пушинкой и я готов чуть ли не бежать. На спуске лошадь бастует. Приходится опять взваливать на плечи свой изрядно надоевший груз, однако, это ненадолго. Вскоре приходим на пасеку. По сути это хутор, где живет и ведет полунатуральное хозяйство одна большая семья.

Место отличное, очень живописное. Масса некрупной, но очень душистой земляники, есть черная и красная смородина, сыроежки, рыжики, подберезовики. Говорят, здесь на светлую мушку берет хариус.

Хозяева очень гостеприимны. Накормили нас бараниной, напоили казахским чаем, кумысом.

04.08.84 (суббота). День отдыха. Решили, что начнем сплав отсюда. Выше, в пределах нашей досягаемости, никаких «изюминок» на маршруте все равно нет, к тому же я жестко ограничен в сроках. Да и спортивные цели в этом походе хоть и важны, но не стоят на первом месте.

Ставим лагерь на земляничной поляне недалеко от пасеки и целый день отдыхаем7. Погода солнечная, жарко. Правда, пару раз срывался пятиминутный дождик, но настроения это не портило. Ночь же была очень холодной. Все-таки высота здесь довольно приличная, и это сказывается.

05.08.84 (воскресенье). Встаем поздно, в десять часов. Ночью замерзли, а под утро на солнышке угрелись и проспали. Днем опять жарко, но временами снизу из долины набегают тучи и срывается короткий дождь. Подготовка к сплаву затягивается дотемна, поскольку как следует подготовиться дома не удалось8.

06.08.84 (понедельник). Сегодня - на воду, а дел еще на две недели. Хорошо, хоть ночь была теплой, и встали не поздно. Тем не менее, сборы затянулись и вышли в 15-30.

Расход воды в точке старта оценен мною примерно в 30-35 м 3  /сек, скорость течения – 9-10 км/час, уклон большой, видимый на глаз.

Сразу же за правым поворотом увидели буруны и причалили для просмотра. Но это была локальная «бочка» у левого берега. Далее – около 200 м быстротока и продолжение правого поворота. За ним – порог «Турбина»9.

Порог несложный, с чистыми проходами чуть правее центра, можно идти без просмотра.

Дальше, сразу же за левым поворотом, начинается препятствие №2 – порог «Каражирский». Длина около 500 м, два сложных слива с фигурными «бочками» почти через всю реку. Глубина пенных ям около 1 метра. Просмотр для байдарок обязателен, лучше – с левого берега. Оба ключевых слива и косые «бочки» можно обойти у самого левого берега. Далее – несложная шивера.

После порога более-менее спокойный быстроток на протяжении нескольких извилин реки.

Перед крутым правым поворотом с невысокого обрыва левого берега по камням падает заметный приток. Справа в этом месте скалы отступают от берега. За этим правым поворотом на небольшой полянке встали на ночлег в 18-10. Расстояние от препятствия №2 примерно 1.5- 2 км. Чуть ниже нас справа в реку впадает ручей. Где-то рядом должен быть порог «Подкова», но его пока не видно.

07.08.84 (вторник). Ночь прошла хорошо – тепло. Утро тоже солнечное. Встаем, не торопясь, завтракаем. Мне надо заполнить дневник и заклеить протершиеся гидроштаны, поэтому экипаж отпускаю в свободный поиск по окрестностям. Ремонт затягивается до 12-50, поэтому, учитывая собранные 1.5 л ягод, решаем обедать здесь же, а потом, с более-менее спокойной совестью искать пропавшую «Подкову». Место стоянки неплохое. Людмила нашла даже 3 белых гриба.

Выход – в 15-30. Через 10 - 15 минут подходим к порогу. Шумит он несильно и мы чуть не влетаем в него сходу. Чалимся к правому берегу прямо перед сливом со здоровенной плиты. Чуть выше порога – левый приток.

Порог длинный (около 400 м), но несложный. Главное – попасть по очень мелкому входу в правую протоку после основных сливов. Проходим чисто.

Дальше – несколько красивых слаломных шивер. Скорость течения примерно 10   км/час, уклон виден невооруженным глазом.

Горы расступаются – полное впечатление окончания ущелья. На левом берегу видим палатку и столик – видимо для косарей. Через реку натянут трос – здесь переправа на салике. Справа на берегу видна пасека. Проходим чуть ниже и на левом повороте перед разделением реки на протоки чалимся к маленькому песчаному пляжику. Время – 18-10. Стоянка. На берегу – заросли костяники. А чуть выше по течению за полчаса я набрал каску грибов. В основном – волнушки, подберезовики, сыроежки. Есть несколько рыжиков. Видел и белые грузди, но их уже один раз ели до нас.

Ночь прошла без происшествий и без дождя. Прохладно.

08.08.84 (среда). С утра солнечно. Не торопясь, собираемся. Завтрак прямо-таки праздничный: гречка, грибы, курага, конфеты. Утром опять набираем грибов – с собой.

Ниже старта река сразу же разбивается на несколько проток. Протоки узкие, с крутым падением. Постоянны прижимы к кустам и крутым берегам на поворотах. В некоторых протоках завалы!!

Наши подозрения об окончании ущелья вроде бы подтверждаются. Да-а, насколько же летняя река отличается от майской, описанной в лоции Янина!

Примерно через 40-50 минут сплава по всем ориентирам должно быть с. Платово, но его с воды не видно. Еще через 45 минут подходим к Пугачеву (точнее – «селу Пугачева», как написал мне наш гостеприимный хозяин). Низко над водой здесь натянут трос паромной переправы. Ну и скорость!

Делаем остановку и покупаем в магазине отличные свежие пряники – гораздо лучше тех московских, что мы тащили с собой.

В 16-45 отчаливаем и продолжаем весьма скоростной и местами довольно напряженный сплав.

Через 40 – 50 минут наша байдарка попадает в аварию. Не успев вовремя уйти от локальной «бочки» у левого берега, мы влетаем в ее край. Мой матрос получает ошеломляющий (в прямом и первоначальном смысле этого слова) удар валом и на ближайшие несколько десятков секунд10 выбывает из игры, сохранив только некоторые основные рефлексы. Я успеваю сделать нужный на входе левый крен, но из-за отсутствия бедренных упоров, – только коленками переложить его уже не могу, и мы благополучно ложимся. Хорошо, что «бочка» не держит, а ниже – чистый быстроток. Выбираемся быстро, хотя струя под поверхностью несколько мешает, забивая нас обратно в кокпиты. Мешает и спасжилет, который сильно тянет наверх, перекашивая тело в лодке.

Приходится отрабатывать приемы самостраховки. Я выступаю в роли спасательного судна: хватаю карабин от спасконца и на весле шурую к берегу. Прибрежные камни все в иле и водорослях, я скольжу, теряю драгоценные секунды. Вот-вот рванет, а зацепиться я не успеваю. Падаю на спину, ногами к лодке: карабин в вытянутой руке, весло – в другой. Судорожно ищу ногами опору покрепче. Рывок – и меня тянет по камням. Однако и лодка получает тормозящий импульс. Но вот нога находит надежную опору. Напрягаюсь, стараясь выпрямить спину. Удалось! Лодка сходит с основной струи, благо она на плаву и сопротивление ее невелико (а то сдернуло бы меня как пушинку, и что тогда?). Теперь только держаться, пока лодку с матросом не прибьет к берегу. Помочь мне «экипаж» пока не в состоянии, хорошо, хоть за лодку держится и весло не упустила…

Короче, в 17-25 вся «эпопея» завершена. Экипаж и вещи на берегу. Оказалось, что мы причалили к очень неплохому месту (правый берег). Впервые здесь замечен зверобой, масса дикого лука. Листьев земляники тоже полно, правда, с ягодами хуже. Пока не зашло солнце – развязываем мешки с вещами. Все сухое, отлично! Переодеваемся, ставим лагерь, начинаем готовить ужин. Только сейчас обнаруживается потеря – пакет с грибами, который на остановке в с. Пугачева отвязали, чтобы дать место пряникам. Ну а потом, поскольку «все уже кончилось, дальше ничего серьезного нет», пакет просто ехал на коленях у моего доблестного матроса.

После ужина решили сходить посмотреть на «бочку», которая обошлась с нами так неласково. Снимаю с куста мешок с фотоаппаратом, развязываю его, и…хорошая струя воды окатывает мои ноги. Единственный мешок, который я не развязал и не проверил сразу – протек! Он ведь болтался у меня на шее и во время спасработ сдвинулся угол, замотанный изоляцией, через который был пропущен ремешок фотоаппарата. Пленка в аппарате (хорошо хоть уже была перемотана в кассету) и запасная подмокли. Ну вот, как всегда. Все самое интересное – и без кадров. Раскладываем аппарат сушиться на камнях и идем без него. Продираемся звериной тропой сквозь густейший кустарник, обходим старицу и, наконец, выходим на берег, как раз напротив места «киля». Да, пары хороших гребков нам не хватило, чтобы уйти на свободную часть реки, а здесь мы скатились с полутораметрового слива и врубились полулагом в хорошую «белую стену». Ладно, будет опыт и память.

После «праздничного» ужина (сегодня, кстати, середина похода) – десерт: утренние ягоды и долгое сидение у хорошего яркого костра. Ночь – ясная, теплая.

09.08.84 (четверг). Подъем, как обычно, около 9-15. Тепло и ясно. Ленивые сборы под ласковым солнышком. Опять стоит только чуть-чуть отойти от лагеря, как сразу же попадаются грибы. Запасаемся и зверобоем, диким луком.

Во время прогулки видели бурундука на дереве. Он подпустил нас метров на пять, долго рассматривал, но, очевидно, придя к неутешительным выводам, насмешливо-презрительно засвистел и ускакал.

Обедать решаем здесь же. Пока обедаем, к берегу пристает оранжевый капроновый катамаран с тремя мужиками из Кирова. Они идут сверху, от порога-водопада. Сам водопад не проходили. Говорят, что там может уместиться только каяк, да еще, может быть, такая лодка как наша. Вверху видели четверых из Вильнюса – те уже второй раз на Курчуме (1982 и 1984 гг.). В прошлом году, по их же сведениям, здесь были две группы из Кирова, группы из Зыряновска, Свердловска. В этом году – шесть человек из Оренбурга, группа из Кемерово. В общем, река достаточно посещаемая.

Кировцы забрасывались каким-то хитрым способом через с. Солдатово, минуя Катон-Карагай, чтобы не соваться в погранзону. Оставляю им свой адрес в надежде получить схему подходов. У них она снята с первого листа из отчета Янина – того самого, которого нет у меня - он отсутствовал и в отчете, присланном мне из Тюмени11.

Ставим рекорд по выходу: 15-40. Река несложная. То идет одним руслом, то разбивается на протоки. Но долина остается узкой и протоки короткие. Скорость – 10-12 км/час.

С 16-40 до 17-20 делаем перекус: чай из фляги, бутерброды, пряники. Еще через 30 минут после плавного правого поворота подходим к мощному деревянному мосту на бетонных опорах.

По описанию, под мостом начинается порог «Мостовой» с мощными «бочками» и валами до небес. Пристаем к правому берегу перед входной шиверой и идем смотреть. Под мостом, в сужении русла раскачало валы под полтора метра, но пологие и узкие. Есть полосы чистой гладкой воды. Затем небольшой быстроток и слив. Справа действительно здоровенная плита и после нее «бочка», но от нее легко уйти.

Выписываем зигзаги между валами, так как мокнуть неохота, и спокойно проходим.

Сразу же за мостом начинаются строения села Маралиха. Останавливаемся, чтобы дать телеграмму, но (время уже 18-10) почта закрыта. Она работает с 9-00 до 17-00, перерыв с 13-00 до 14-00. Зато открыт продмаг, где нам достается последняя буханка пушистого и ароматного хлеба.

В 18-45 отчаливаем и примерно через 35-40 минут пристаем на левом берегу у начала правого поворота, на лугу в разрыве скал. Правда, по берегу тянется какая-то дорога, но, похоже, ей пользуются достаточно редко. На вершинах окрестных холмов видны какие-то столбики, явно искусственного происхождения.

Ставим лагерь и идем на экскурсию, на ближайшую вершину. Интересное дело: поднялись то всего ничего – метров на 150-200, а какой вид! Гуляем по вершинам гольцов, смотрим на мир свысока. Лагерь – как игрушечный, а лодка вообще почти не видна! Сняли почти круговую панораму с одной из вершин, проводили солнышко и спустились в лагерь.

Отбой в 23-30. Ночи становятся все теплее – теряем высоту. Уклон реки не меняется – около 10-12 м/км.

Ниже Маралихи Курчум теряет прозрачность – слева впадает мутная протока со стоянки золотоискателей напротив деревни.

10.08.84 (пятница). Ночь прошла нормально. Было тепло и ясно. Утром решаем, что кому-нибудь надо отправиться в Маралиху, до которой по берегу примерно час ходу, чтобы дать в Москву телеграмму о прохождении и заглянуть в книжный магазин, который так расхваливал Янин. Идет Людмила, поэтому спускаем нашу пустую лодку и я переправляю ее на другой берег. Как легко идет незагруженная лодка!

Пока суд да дело, идут ленивые сборы под ярким теплым солнышком, варятся вчерашние грибы. Постоянно приходится перекладывать вещи в тень, защищая резину от ультрафиолета…

Наконец, «ходок» возвращается. Увы, из покупок только буханка хлеба. Книжный магазин закрыт, и надолго, а времени ждать у нас уже нет.

Солнце уже давно перевалило зенит и решаем пообедать на месте. Жарко. Возимся медленно и когда мы наконец-то готовы к выходу, на часах уже около пяти пополудни! Очередной рекорд12!

Река стала проще, но спать все равно не дает. Постоянные прижимы, протоки, камни в русле. Прошли пару порогов. Вода стала мощнее, но везде есть чистые проходы, видные с наплыва, поэтому пороги не требуют просмотра.

Через час-полтора хода долина начинает расширяться, чувствуется присутствие людей. Подходим к гравийному карьеру справа – возможно, это место Янин назвал порогом «Искусственный». На правом берегу железные будки.

Около 19-45 начинаем искать место для ночлега, но горы опять подступили к реке и это непросто. Наконец, примерно в 20-15 отыскиваем местечко на правом берегу. Здесь ниже паводкового уровня в кустах много застрявших веток и даже достаточно крупных стволов, а выше – луг, густо заросший травой (местами по пояс, а то и по грудь) и кустарником (акация, шиповник, черемуха). В разнотравье фиолетовыми фонариками светятся стрелки дикого лука. На берегу много зверобоя, но он уже отцветает.

После вечернего чая я решаю устроить нодью из небольших стволов осины, принесенных паводком и высушенных жарким солнцем. Долго сидим у неяркого доброго огня. Однако завтра предстоит тяжелый день – предфинишная пилежка – и, увы, надо идти спать. Прохладно, но небо ясное. Вечером дул несильный бриз снизу, ночью почти безветренно.

11.08.84 (суббота). Утром нас разбудили человеческие голоса – по левому берегу перекликались рыбаки. Где-то неподалеку должен быть поселок Токбура.

Утро солнечное, постоянно дует несильный ветер.

Выходим в 13-50. Через 50 минут хода – наплавной мост из бревен с тросом над ним. Проход по узкой мелкой левой протоке.

Река совсем выходит из гор, но скорость течения остается высокой: в среднем 8-9 км/час. Примерно через час хода видим над рекой натянутый для переправы трос, слева видна дорога и вдали какие-то постройки. По времени должен быть поселок Бурабай, но вроде и непохоже.

Метров через 300-400 после этого места (на левом берегу - праздник Нептуна) наша байдарка – увы – совершает второй оверкиль в совершенно безобидной ситуации: очередной прижим к кустам хотели пройти по краю струи и улова, но не выдержали крена и улово, закусив деку, благополучно нас положило. Обошлось без потерь, не стали даже переодеваться – решили идти до обеда. Через полчаса, идя самыми левыми протоками, видим какой-то поселок. Спрашиваем у ребятишек на берегу – отвечают: «Абай».

Отплываем за поворот и останавливаемся на перекус. Он длится около 40 минут, после чего опять трогаемся в путь. Вскоре проходим под линией ЛЭП. По описанию их две и обе ниже Бурабая. Однако, вторую видим только через 20 минут.

На левом – высоком – берегу сельскохозяйственные постройки. Река вновь начинает петлять по протокам, как бы играя с нами в прятки: то рванет через кусты, то разделится сразу на четыре протоки, то подсунет затопленное в русле дерево или нырнет под завал… И все это на скорости 8-9 км/час! В общем, в любую секунду может понадобиться то каска, то спасжилет, то ремнабор.

На окрестных скалах и между прибрежными деревьями снует масса крупных, темных, явно хищных птиц. Тут же плещутся выводки уток, пренебрежительно крякая вслед бесшумным, мощным хищникам. Интересное соседство. И еще более интересно, чем кормится такая громадная хищная стая?

В 19-40, вывалившись из очередного прижима на левом повороте, видим над водой три натянутых над водой друг за другом троса – паромная переправа. На левом берегу зеленая будка гидропоста, а ней белые стены домов. На правом берегу, на старом толстом дереве у берега висит незажженный керосиновый фонарь. За деревом участок, огороженный жердями. Вообще, пейзаж чем-то неуловимо напоминает Украину, если не смотреть на старые выгоревшие скалы, сутуло опустившие свои подножья в прохладные воды Курчума.

Итак, за 4.5 часа на воде мы отмахали около 70 км, войдя в график и даже чуть опережая его, ибо по всем приметам дошли до плотины у с. Вознесенское!

Ниже переправы, перед крутым правым поворотом, ближе к левому берегу реки - большой остров с высокими крутыми берегами. На нем мы и останавливаемся.

Хотя остров имеет высоту 1.5- 2 м, на его поверхности явные следы весенних паводков. Представляю, что здесь творится в мае! На микрополяне, где мы расположились, есть зверобой, на опушке впервые встречаем ежевику. Как и на всем маршруте, есть шиповник.

Ночь была ясной, теплой, дул мягкий ветерок.

12.08.84 (воскресенье). Итак – финишный рывок и мы у цели. До пос. Курчум около 30 км. Выходим необычно рано (для этого похода) - в 12-00. Только зашли за поворот – увидели плотину. Пристаем у пологого правого берега и идем смотреть. Воды мало, и вся она идет через узкий (около 3- 4 м ) слив и почти вертикально падает с двухметровой высоты на отмель. Значит – «прохождение крайним правым вариантом» - обнос по правому берегу. Левый – скалистый, да еще с какими-то гидротехническими сооружениями. (По Янину там есть обводной канал, но пройти по нему на туристских судах нельзя). Обносим лодку, почти не разгружая. Тяжеловато, но надо экономить время.

И снова река петляет по протокам и рвется через кусты. Встречаются неожиданные и сложные завалы. В одном месте пришлось проводить «посуду» через – а, точнее, - сквозь упавшее в воду дерево.

Через полтора часа хода подплываем к поселку на левом берегу. Пожилой, пляжного вида, мужик объясняет нам, что это поселок Дарсун (?!), что до Курчума около 10 км и перед ним река делится на две протоки, левая из которых проходит рядом с городскими банями.

Десять километров при таком течении и с учетом того, что постоянно приходится подтабанивать в прижимах или при выборе протоки – это около часа ходу. Идем 30 минут, но протоки все не кончаются. Я стараюсь выбирать левые, но они, как назло, все маловодные или все в завалах. Около 14-30 встречаем двух рыбаков, которые говорят, что по берегу до Курчума 3 км. Вылезаем на берег – сплошные кусты. Идем дальше – то же самое.

Минут через 15 новая встреча – группа местных отдыхающих. По их словам, оказывается, мы давно уже в правой половине реки и в левую протоку уже никак не попадем по воде. Сворачивать туда надо было около пос. Дарственное (я так думаю это то, что нам представили как Дарсун). Сейчас же есть такие варианты: а): плыть до автомобильного моста на дороге Курчум-УКГ (примерно 7- 8 км по дороге до Курчума), либо

б) пройти немного по реке до места, где за правым поворотом правый берег каменистый, обрывистый, а слева будет маленькая речка. (Откуда речке взяться на острове? я так понимаю, что это протока, ну, да ладно, не будем придираться к словам). Оттуда, мол, надо перейти «полынное место», и будет нам Курчум.

Идем до правого поворота. На нем влево уходит мелкая и узкая протока. Впихиваемся в нее, но напрасно: через 200- 300 м она соединяется с основным руслом. Вот и правый берег стал повыше – примерно 1.5- 2 м, довольно крутой, внизу – галька. В одном месте берег понижается и видно, как в воду упираются дорожные колеи. Значит – брод, пригодный и для нас.

Брод идет чуть наискосок вниз по течению и в том месте, где он выходит на левый берег видна тихая лагуна – то ли заливчик, то ли выход протоки. Пристаем прямо у протоки (с берега видно, что течение, хоть и слабое, в ней есть). Ниже нее из реки вновь выползает дорога и уходит в сторону, где должен быть Курчум. Я отправляюсь на разведку и узнаю, что действительно эта дорога выведет нас через полтора километра к левой – «городской» - протоке реки.

- Мост есть? – Нет. Протока хоть и широкая, но мелкая – по колено перебрести можно.

Ну и ладно. Возвращаюсь, начинаем ставить лагерь чуть выше протоки, в двадцати метрах от воды. Развешиваем на просушку мешки и веревки. Я иду мыть лодку перед разборкой и пока стою с ней по колено в воде, мелкие наглые мальки хариуса обкусывают мне ноги. Вовсю светит солнце. Над рекой какая-то пыльная тишина. Все, финиш!

Вроде бы можно кричать «Ура!», но что-то не хочется. Уж больно хороша была речка, и слишком быстро промелькнули эти удивительные две недели.

Вечером происходит почти неизбежное на финише сложного похода выяснение отношений, так что спать мы ложимся поздно. Ночью нас будит конский топот. Кажется, что табун мустангов сейчас на всем скаку пролетит по лагерю. Вылезаю наружу: 3-4 лошади, стреноженные, мирно перебираются поближе к реке. Людей не видно.

13.08.84 (понедельник). Просыпаемся поздно. В палатке очень тепло, даже жарко. Пока выбираемся из спальников и одеваемся – идут разговоры о том, как хорошо будет искупаться. Открываем вход и, вместе с теплым воздухом, все наше желание купаться мгновенно улетучивается. Небо по-осеннему затянуто тучами, дует прохладный ветерок, вот-вот сорвется дождь. Лето кончилось. Как вовремя мы успели!

Окончательно собираемся, упаковываемся. Из остатков муки пекутся последние оладьи, доедаем собранную вчера ежевику, которой здесь много, и трогаемся в путь.

Рюкзаки хоть и нелегкие, но далеко не такие как на старте, и мы чуть ли не бегом, за 10-15 минут доходим до города. Здесь река шириной 35-40 м, но ясно виден брод глубиной меньше чем по колено. Правда, в воде кое-где торчит проволока и видны осколки бутылок, так что идти надо со всей осторожностью.

Левее брода – железный мост, рядом с ним двухэтажное каменное здание городской бани. Обогнув ее слева, выходим на улицу Исабекова, которая приводит нас к гостинице.

В вестибюле нас встречает наша знакомая – Надежда Андреевна. Она устраивает нас на те же места, что и при первой ночевке. Идем в аэропорт (ул. Комсомольская). Увы, там нас встречают не так радушно как в гостинице. Мест нет, заказ, сделанный заранее из гостиницы они игнорируют, и вообще… Остается одна возможность: первым автобусом до пристани Куйган, а оттуда – на «Метеоре» до Аблакетки – эта пристань находится в черте УКГ.

Остаток вечера коротаем за чтением ранее купленных здесь книг, прерываясь только для визита в буфет и поглощения своих «законных» двойных порций пельменей. Укладываемся спать рано, попросив разбудить нас в пять часов утра.

14.08.84 (вторник). Ровно в пять нас будят, а уже в 5-20 мы под рюкзаками шагаем к автостанции. Приходим туда в 5-38. В 5-40 должен быть автобус, но его нет. Появляется он только в 5-50, а в 6-25 мы уже сидим на дебаркадере пристани Куйган. Дует ветер, холодно, кассы закрыты. Кой черт принес нас сюда в такую рань? Могли бы еще целый час поспать до следующего автобуса! Ну, да ладно, зато у кассы мы – первые.

Расписание движения «Метеоров» от пристани Куйган (неполное, время местное):

Куйган – Приозерный: отправление в 13-40;

Куйган – Аблакетка (УКГ, 309 км ): отправление в 8-30; 12-10.

Расписание движения автобусов Куйган – Курчум:

отпр.: 7-18; 7-34; 9-54; 14-44; 15-54;17-18; 20-14;

приб.: 6-09; 7-14; 9-49; 11-04; 13-19; 15-49; 18-25;

Вместе с нами сюда приехали четверо «диких» мужиков из УКГ, которые неделю отдыхали на озере Караколь (исток р. Озерная), а затем сплавлялись по Курчуму от с. Пугачева до Бурабая, отставая от нас на сутки. Они рассказывают, что на Караколе ночами очень холодно, да и вообще, во второй половине августа в горах в любой момент может выпасть снег. Очень хвалили Убу в верхнем течении.

В 8-00 открывается касса, а в 8-30 «Метеор-6», мелко дрожа корпусом в предвкушении вольного полета над волнами, отваливает от пирса.

Мы пересекаем все Бухтарминское водохранилище, около полудня попав в короткий, но необычайно мощный шквал с крупным – со смородину – градом, и в такой плотный туман, что вынуждены были сбавить ход до самого малого. Около четверти часа наш гордый корабль вынужден был пресмыкаться на брюхе, нетерпеливо сигналя ревуном в ожидании возможности подняться на свои крылья и развить положенные 70 км/час.

У шлюзов – пересадка. Чтобы не терять воду из водохранилища при частом шлюзовании судов (а высота плотины, по рассказам местных, около 90 м ), нас на автобусе везут ниже шлюзов и пересаживают на другой «Метеор». Еще час пути, и около 15 часов мы высаживаемся на пристани Аблакетка. Отсюда автобусом №27 доезжаем до остановки «Дом быта» (билет – 10 коп., в городе оплата только талонами), откуда, миновав рынок, выходим к главпочтамту. Здесь конечная остановка автобуса №12, который полуэкспрессным рейсом за 20-25 минут доставляет нас в аэропорт «Усть-Каменогорск».

Сдаем вещи в камеру хранения и возвращаемся в город. Первый визит – на рынок. Цены нас несколько озадачивают: яблоки – до 2.5 руб., дыни – 2 руб., помидоры – 3 руб., стакан вишни – 50 коп., полуторалитровая банка слив – 1.2 руб., стручок болгарского перца – 10-20 коп. Тем не менее, набиваем авоську витаминами во всевозможных оболочках: яблоки, помидоры, сливы-ткемали, вишне-смородина, дыни, перец.

На углу ул. Пролетарской и ул. Кирова около ресторана и гостиницы «Усть-Каменогорск» обедаем в столовой. Вечером гуляем по городу. Смотреть тут особо нечего, а в книжные магазины мы уже опоздали. Они находятся по следующим адресам: ул. Кирова 72 – «Знания», ул.Ушанова, ул. Гоголя, наб. Иртыша. На наб. Красных Орлов есть спортивный магазин (открыт до 20-00).

Ночуем в аэропорту, а утром улетаем без приключений в Москву и около 10-50 в Домодедово уже получаем вещи.

Поход окончен. Что ж, остается только помнить о нем, повторяя нашу обычную молитву: «До свидания, Речка! Здравствуйте, новые Реки!!»

***

Послесловие

На этом дневник 1984 года заканчивается. Ниже следуют необходимые замечания, сделанные при подготовке этого текста к печати в 2004 году.

Курчумский поход – один из самых необычных (но и самых хороших) походов в туристской жизни нашей семьи. Идея этого похода возникла как бы вдруг, чуть больше чем за месяц до его осуществления. Он был задуман и совершен как принципиально автономное путешествие одного байдарочного смешанного экипажа. Основной целью его было выявление дальнейших перспектив нашего экипажа. Попутно же проводилась комплексная проверка наших сил и знаний, испытание нескольких элементов снаряжения, отработка тактики байдарочных походов. И, разумеется, маршрут был выбран в новом для нас районе, где давно хотелось бы побывать. Да, река была выбрана не самая простая, но у меня имелся достаточный «запас прочности» для нее в смысле опыта, и в тот год я был в очень неплохой физической форме. Сейчас, с рюкзаком в 58 кг я бы, наверное, не очень далеко ушел, даже если бы меня подняли и поставили на асфальт, а тогда я ведь с ним сам вставал! Мой доблестный матрос весной перед походом окончил школу СТП (где я работал начальником и мог оценить степень подготовленности каждого слушателя). Кроме того, за год до этого похода нам уже доводилось сидеть в одной байдарке – в майском походе по Пруту, где и обнаружилось, что мы неплохо понимаем друг друга на воде.

А еще было большое желание нормально пройти эту реку, что мы и сделали.

Очень ограниченное время, минимальный состав группы, необходимость срочно и довольно серьезно менять ранее намеченные планы - все это не могло не сказаться на качестве подготовки. Так, выходной вес оказался почти на 10 кг выше расчетного и составил по данным взвешивания в аэропорту Домодедово 58 кг для упаковки с байдаркой и 22 кг для второго рюкзака. Правда, надо сказать, что мы взяли все необходимые элементы снаряжения, которые обычная группа берет с собой в поход такой сложности: полный ремнабор, солидную аптечку, запасные лопасти для весла, специально изготовленный комплект варочной посуды, таганок, топор, пилу-ножевку, «общественный тент» и т.д. Лодка была оборудована обвязкой, чалкой и спасконцом. Оба мы имели гидрокостюмы и защиту на них, спасжилеты со стропорезами, каски. Не экономили на запасной одежде, имея полный двойной комплект, да еще и по свитеру впридачу, поскольку старт планировался на приличной высоте в горах. По полной программе были взяты продукты, что позволило бы, при необходимости, обойтись без заходов в населенные пункты на всем маршруте13). Не надо забывать, что это были времена всеобщего дефицита, и рассчитывать на гарантированную закупку продуктов на месте было нельзя. Вдобавок ко всему, у меня было всего две недели отпуска, и мы не могли (да и не хотели) терять время на походы по окрестным деревням.

В качестве запасного (при сложностях проникновения в погранзону), был проработан маршрут по Убе. С собой у нас было два комплекта описаний: и на Курчум, и на Убу.

Что получилось в итоге? Как нетрудно заметить из дневника, маршрут мы успешно преодолели, самостоятельно и без потерь справившись со всеми возникавшими трудностями. Основная цель похода (чего, естественно, не могло быть в дневнике) также была достигнута: с 1986 года мы – вместе и не расстаемся ни на воде, ни на берегу.

Очень много дал этот поход и в плане набора туристского опыта, отработки той системы снаряжения и питания, которой мы пользуемся по сей день. После этого похода я стал заранее взвешивать каждый элемент снаряжения и более тщательно считать выходной вес. (Подробнее обо всем этом можно прочитать в соответствующих разделах нашего сайта).

Что больше всего запомнилось? В первую очередь – доброжелательность подавляющего большинства людей, с которыми мы встречались на маршруте и на подъездах. Необычная красота природы Рудного Алтая, альпийские луга с мелкой, но очень душистой и вкусной земляникой. Очень эмоциональным оказался наш первый оверкиль – мы оба вспоминаем его до сих пор. На реке запомнились даже не пороги, а ее стремительное течение, не дававшее расслабиться ни на секунду даже в самых вроде бы простых местах. Группа Янина, прошедшая Курчум дважды (то, что известно мне) по весне, на камерных плотах и катамаранах, оценила реку на участке от Каражира и ниже «ориентировочно третьей категорией сложности»14. Для летнего уровня воды и для байдарок я считаю, что река «тянет» на «тройку с плюсом» из-за очень большого уклона и, соответственно, скорости течения, местами достигающей 12-15 км/час. Причем скорость не уменьшалась ниже 8-9 км/час практически ни на одном участке маршрута. Это делает сплав очень напряженным даже в низовьях, а в сочетании с наличием многочисленных узких, непросматриваемых проток, зачастую перегороженных завалами – и опасным для групп, имеющих опыт, скажем, карельских «троек», с порогами в виде локальных сливов, соединяющих два озера.

В общем, Курчум – очень неплохая река для хорошо подготовленных групп, но в качестве первой реки в азиатской части бывшего СССР, советовать бы ее я не стал.

Комментарии к тексту дневника

1 Так в дневнике я иногда называл Усть-Каменогорск - для экономии места. Да не обидятся на меня жители этого славного города!

2 Полет на ИЛ-14 от УКГ до Курчума запомнился нам некоторой нестандартностью. Во-первых, самолет был не обычной гражданской авиации, а военно-транспортной. Сужу по отсутствию внутренней обшивки корпуса, откидным деревянным лавкам вдоль бортов (как в грузовиках), на которых размещались пассажиры, отсутствию багажного отсека (вместо него в хвосте был стеллаж, куда каждый собственноручно переносил из здания аэропорта свой багаж). Во-вторых, по нашим ощущениям, самолет этот был списан как минимум лет десять назад, поскольку при малейшей попытке стронуть его с места, начинал скрипеть и стонать всеми своими лонжеронами и нервюрами как довоенная полуторка, чем поначалу вызывал ответные колебания наших собственных «нервюр». (Впрочем, вспомнив о фантастической прочности и живучести этих машин, а также, глядя на безмятежные лица наших соседей, мы быстро успокоились.) Стюардесса также выглядела не совсем обычно: под два метра ростом (точно помню, что выше меня, а во мне около 180 см ), с рельефными мышцами и фигурой самбистки, одетая не в форменный костюм Аэрофлота, а в нечто среднее между комбинезоном авиатехника и коротким борцовским кимоно, впрочем, выглядевшее весьма аккуратно и даже красиво. После загрузки багажа и размещения пассажиров, она прислонилась спиной к кормовой переборке салона рядом со своим пустующим креслом и так простояла весь полет, вежливо, но твердо пресекая любые попытки кого-нибудь из пассажиров покинуть свое место. Но апофеозом подготовки к полету стало появление в салоне солдата с автоматом и какого-то человека в штатском, явно старшего по званию, чем солдат и, наверное, даже чем стюардесса. Кивнув ей, как знакомой, эта пара заняла последние места в корме по обе стороны от прохода, причем солдат еще демонстративно погремел затвором автомата. Надо сказать, что в те времена довольно часты были угоны самолетов за границу, а этот рейс проходил невдалеке от территории хоть и не капиталистического, но не вполне тогда дружественного Китая. Для себя я объясняю все описанные факты именно этим (хотя, может я и не прав). Больше всего меня интересовало тогда, действительно ли в случае нештатной ситуации солдат станет стрелять из автомата в тесном пространстве летящего самолета. Ведь в этом случае вероятность благополучной посадки, где бы то ни было, резко уменьшилась бы.

3 В принципе, добраться к истокам р. Курчум можно с меньшим количеством пересадок – через райцентр Катон-Карагай. Но для этого надо иметь пропуск в погранзону и нам, ввиду отсутствия маршрутной книжки, это не светило.

4 Воспоминание об этой дороге до сих пор остаются одними из самых ярких в моей походной жизни. Во-первых, мы ехали вчетвером в обычной кабине трактора, где, вдобавок ко всему, стояли еще и дополнительные аккумуляторы, судя по их размерам, снятые с проплывавшей мимо подводной лодки. Во-вторых, в течение всего времени движения надо было изо всех сил распираться в кабине руками и ногами, ибо при малейшей попытке расслабить мышцы, я тут же получал увесистую оплеуху от ближайшей железяки. То, что тракторист называл дорогой, на самом деле представляло собой обычный некрупный курумник. Единственное, что отличало эти камни от остальных, так это многочисленные белесые царапины и сколы – очевидно аналог следов шин обычной машины на обычной дороге. За все время пути вряд ли трактор проехал хоть 50 м подряд по прямой, но, тем не менее, скорость его оставалась достаточно высокой, что еще больше усиливало тряску. Думаю, что после этой поездки я вряд ли обратил бы внимание на качку, окажись я на каком-нибудь корабле в обычный 11-12-балльный шторм. Несколько раз трактор садился на брюхо. Тогда его невозмутимый наездник давал задний ход и с разгону таранил мешавший проехать камень. За кормой трактора послушно трепыхалась самодельного вида платформа без бортов, опиравшаяся на пухлые самолетные колесики. На ней тряслись и наши рюкзаки, сохранность которых вызывала у меня серьезные опасения. Однако, как ни странно, все доехало, и доехало без повреждений.

5 «прилавок» - вслед за Ю. Афанасьевым – начальником нашей инструкторской школы – я стал так называть крутые, часто отвесные, борта долин рек, выводящие на плоскогорье. Такие места нередки в Сибири и на Урале.

6 Так он сам позднее написал мне свое имя.

7 Как анекдот, вспоминается небольшое происшествие, случившееся в этот день. С утра сын хозяина – парень лет 16-17-ти, остававшийся в доме за старшего (отец уехал спозаранку, когда мы еще спали), как-то странно на меня посматривал. Я, естественно, начал перебирать в уме все свои слова и дела, пытаясь понять, не обидел ли ненароком кого-нибудь. Ситуация прояснилась, когда меня пригласили на конюшню и попросили передвинуть оставленную там с вечера упаковку с байдаркой, так как в темноте я поставил ее на какой-то элемент упряжи, который очень нужен. Думая, что хозяева из деликатности не хотят трогать чужие вещи, я извинился и сказал, что не имел бы никаких возражений, если бы мой рюкзак передвинули и без меня.

- Да я его поднять не мог – ответил парень. – Как ты с ним ходишь?

8 Вообще то это не мой стиль, однако, весь поход этот был уж очень нестандартным.

9 Здесь и далее, если не указано иное, нумерация и названия препятствий взяты из отчета тюменского водника, одного из первопроходцев нескольких рек Рудного Алтая - А. Янина. История такая: в 1983 г. на Чулышмане, во время всесоюзной школы старших инструкторов по водному туризму, я познакомился с Б. Дорожкиным из Тюмени, который в составе группы Янина бывал на Курчуме. При подготовке к этому походу, я написал ему письмо с просьбой поделиться информацией о реке. В ответ пришла бандероль, причем не от моего тезки, а от самого Янина. Там был оригинал отчета о походе на Курчум и маленькая записка с просьбой вернуть отчет, когда он перестанет быть нужным. Вот были времена, и вот были люди!

10 В оригинале было написано: «5 минут», но я полагаю, что это явное преувеличение.

11 Увы, на этот раз мои надежды, весьма, впрочем, слабые, не оправдались.

12 До сих пор мне не удалось побить этот рекорд. Надеюсь, он так и останется непревзойденным. А вам слабо?

13 Как все это уместилось в нашу 4.5-метровую, каркасно-надувную, полуспортивную самоделку – до сих пор остается загадкой даже для меня. Забито было все свободное пространство внутри лодки, до последнего сантиметра. (Например, специально изготовленный комплект варочной посуды имел такие размеры, что устанавливался вместо первого шпангоута, воспринимая все положеные нагрузки через урезаную сковородку, служившую противнем). И наши долгие ежедневные сборы в значительной степени объясняются и трудностями укладки вещей в байдарку.

14 Цитата из отчета о походе 1980 года.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:






Схемы маршрута (пересняты с отчета
первопроходца этой реки - А. Янина)


Схема порога "Каражирский"


Схема порога "Мостовой"



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100