Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

Отчет о водном походе по Северной Карелии

Дата: 19 июля - 2 августа 2006 г.

Маршрут похода: Ст. Чупа - оз. Тикшеозеро - р. Винча - оз. Челозеро - оз. Кукас - оз. Челозеро - Нотозеро - Ковдозеро - ст. Княжая

Автор отчета: Виктор Гудков (Москва)

 

Состав участников: Виктор Гудков - 62 года, его племянник Дмитрий - 30 лет.

Плавсредства: надувная лодка "Нырок-21" и байдарка "Щука-1".

17 июля. День отъезда

С утра, находясь еще на даче, начал погрузку вещей в машину. Кулечки, сумки, рюкзак на 120 л., лодки, рыболовные снасти, палатка и прочие вещи заполнили все свободное место в машине. В Москве еще предстоит докупить продукты, недостающие мелочи, а также ожидаются еще и Димины вещи. Однако! Выехал в 10 часов и благополучно доехал до дома.

Впереди ещё много времени, отправление поезда в 1-17 ночи. Сразу побежал по магазинам. Диму ожидаю в 18-00. В 18-30 звонок в дверь. Сначала вижу рюкзак с привязанным к нему ковриком, а за ним уже и самого Диму. Становится почему-то жарко. Решили сначала перекусить, а уж затем упаковываться, одновременно продумывая, куда чего убирать. Приступив к сбору, выяснилось, что остается много вещей, не находящих себе места. Объемные и легкие привязали к рюкзакам, а для тяжелых, в основном продуктов, пришлось выделить отдельную сумку.

Напоследок сфотографировались и за полтора часа до отхода электрички начали погрузку. Для этого пришлось затащить заднее сиденье из "Нивы" домой, что бы в машину поместились все вещи.

Здесь следует пояснить, каким образом мы решили проводить себя на своей же машине. Дело в том, что я живу в пяти остановках от ж.д. станции "Выхино", а поезд "Москва-Мурманск" отправляется с Ленинградского вокзала. Мне казалось логично при таком количестве вещей воспользоваться электричкой Выхино-Казанский вокзал, т.к. Ленинградский находится на одной площади с Казанским вокзалом. До "Выхино" решено было довести вещи на своей машине, отогнать ее в гараж, оставить ключи и права дома и вернуться к ожидающему с вещами Диме. Так оно выходило дешево и, как мне казалось, при определенном запасе времени всю эту груду вещей можно спокойно доставить к поезду.

Еще днем я заехал на "Выхино", осмотрел весь путь до платформы, узнал расписание электричек и даже выяснил, нужно ли оплачивать багаж, что бы потом не бегать в кассу. Короче все было предусмотрено. Для подстраховки остановился на предпоследней электричке, что бы была в запасе еще одна, гарантированно успевающая доставить нас на Казанский.

В 23-00 разгрузка прямо у ж.д. касс. Еще успеть поставить в гараж машину, занести ключи и права домой, вернуться к кассам, преодолеть со всем этим грузом турникет и длинную лестницу, ведущую на платформу, а в 23-40 наша электричка. Очень нервничаю, времени в обрез, как ни старались, а выехали всё равно поздновато. Дима покупает билеты, спокоен.

Гоню в гараж, оттуда бегом домой, по дороге последний звонок с мобильного жене, в походе мобильник не понадобится. Ставлю квартиру на охрану и опять бегу на остановку. Уже жарко, подходит троллейбус, и я за 10 минут до отхода электрички у касс, где ожидает меня Дима. Не останавливаясь, вскидываю рюкзак, беру в одну руку сумку и удочки, чтобы в другую взять мешок с байдаркой. Взгляд шарит по оставшимся вещам и не находит его. Немой вопрос к Диме. Глаза чисты и спокойны.

Вот она излишняя централизация власти. Все понимаю и срываюсь с места в темноту привокзальной площади, где перед этим видел одиноко стоящее такси. К счастью машина была на месте, а в окошко выглядывало приятной наружности женское личико. Путаясь и сбиваясь от волнения, объясняю ситуацию, поехали. По дороге вспоминаю, что ключи от гаража и от машины отнес домой. Объясняю, соглашается. Чтобы не делать большой крюк вокруг нашего длиннющего дома, останавливаюсь у магазина напротив окон, даю аванс и через арку в доме бегу к подъезду. Врываюсь домой, снимаю с охраны, беру ключи, ставлю на охрану, при этом пытаюсь контролировать себя в правильной последовательности всех моих действий и бегу к такси, стоит. Мчимся в гараж: открываю, затем заднюю дверьмашины и на ощупь из глубины салона вытаскиваю черный тюк с лодкой, притаившийся за передними сиденьями. Кладу на заднее сиденье такси, все закрываю, сажусь, едем. Постепенно успокаиваюсь и даже начинаю отвечать на вопросы водителя, заинтересовавшегося нашим путешествием. Удивляется, желает и прощаемся. Сильно благодарю и со всех ног бегу к Диме. Женский крик в ночной тишине заставляет остановиться меня и обернуться. Водитель пытается достать с заднего сиденья, опять забытую мною, злополучную лодку. Бегу назад, еще больше благодарю и снова бегу.

Всё, успеваем! Пять минут уходит, чтобы хоть как-то восстановиться. Весь мокрый, утираюсь платком, рубаху хоть выжимай, местные бомжи, пристраивающиеся на ночь под крышей касс, сочувствуют нам. Наконец двинулись, прошу Диму контролировать меня. Еле протиснулись через турникет и в два приема одолели длинную лестницу, вот и платформа. Пытаюсь шутить, рановато прибыли, ещё мол 10 минут. Проходит двадцать - электрички не видно, шутить не хочется. Ещё пять... до отхода нашего поезда 47 минут, платформа "Выхино" и мы при ней.

Но вот вдали показался луч фары электрички, я уже даже не снимаю с себя рюкзак. На вопрос к одинокому пассажиру о времени следования до Казанского вокзала, был получен ответ: 20-25 минут. Значит, прибудем на Казанский почти в час ночи. Пока стояли, даже не подумал, чтобы перебраться поближе к первому вагону, сели в предпоследний. Не помню, когда в последний раз ехал по этому маршруту, вновь изучаю названия станций.

Вот и Казанский00-55.Я - рюкзак, телега с большой лодкой, сумка. Дима - рюкзак, тюк с байдаркой и удилища. Прёмся в начало платформы. На выходе через турникет большая очередь с какого-то дальнего рейса. Кругом тюки, чемоданы, сумки. Нахожу в кармане билеты и с криком "Нам на Ленинградский" - пробиваемся к турникету. Возражающих не оказалось. Пытаемся пропихнуть телегу с лодкой под вращающийся шлагбаум и намертво застреваем. Дима бросает свои вещи и помогает выдергивать назад телегу. Со второй попытки высвобождаем телегу и, расталкивая толпу, устремляемся в другой конец зала, где выпускают через проём. Обиженных опять не было. Прошли, теперь найти бы выход в городи пересечь площадь к Ленинградскому. Вспоминаю, что есть переход ближе к ж.д. мосту. Увидели выход в город через зал ожидания и бросились туда.

Мы на площади, часы на одной из башен показывают 1-03. На светофоре стоял большой поток машин, еле успеваем проскочить, а встречный поток остановили уже мы, размахивая над головой удилищем. По дороге, не останавливаясь, узнаем направление движения к поездам дальнего следования. Последняя лестница, а рядом въезд для телег, по которому я и устремился вверх. Вот и поезд, время 1-10 и вперед к четвертому вагону. Последние усилия, и тут у Димы обрываются лямки у рюкзака, не выдержав нагрузки. Я отрываюсь вперед, как будто смог бы задержать поезд. Но главное скинуть свои вещи и помочь Диме. Всё, я у вагона и бегу к Диме, теперь и он мокрый, но мы не опоздали! Две минуты в запасе.

Протискиваемся через весь вагон к другому тамбуру, там наши верхние полки. Чтобы не загораживать проход, покидали временно всё на наши вторые полки. Женщина в купе поинтересовалась, как мы будем спать на третьих полках. Объяснили, что когда все устроятся, мы перебросим их наверх, она усомнилась. Через полчаса вещи были на местах - она удивилась. Поехали!!!

18 июля. Дорога

Едем, едим, лежим, пишу, отдыхаем, пьем….кофе без сахара, сахар на дне рюкзака. На душе хорошо, за окном дождь. Прогноз по Мурманску на завтра +10. Но это в Мурманске, а мы едем на юг…. Мурманской области.

19 июля. Первый день

В 6-10 подъезжаем к станции Чупа. Из окна вижу всевозможные виды автомашин для доставки туристов на отправные точки. В основном это УАЗики, Буханки и НИВЫ с прицепами, приспособленные для местных дорог. Это единственный бизнес для местных жителей, когда день год кормит. Поэтому я не удивился цене в 3500руб. за доставку на место отправления, находящееся в 40км. от станции. Пришлось скооперироваться еще с тремя такими же туристами, едущими до той же точки. Да еще и сбросили цену до 3000руб., правда, до другой губы, удлиняющей маршрут на 5км., но плыть, не тащить.

Поехали. Первые 10км., до пересечения с Мурманской трассой, шоссе, а далее грунтовка, ухудшающаяся по мере удаления от станции. Через два часа были на месте. Теперь можно не спешить, поставил котелок на спиртовку, и стали распаковываться, надувать лодки и загружать их. Попили на дорожку чайку. Чтобы при обносах меньше разгружаться, в Щуку на дно в герму уложили тяжелые продукты, одновременно исполнявшие роль балласта, а сверху привязали опять же в гермах всю запасную одежду, спальники и пр. вещи. Попробовав поднять ее, убедились, что она транспортабельна, да и при прохождении порогов все было защищено от воды. Все оставшиеся вещи засунули в рюкзаки и поставили их на корму и на нос Нырка. Такая схема загрузки позволила нам делать обносы и волоки с минимальными ходками. Взваливая рюкзаки на себя, несли одновременно большую лодку, а затем, не разгружая, тащили Щуку. А если порог был проходим, то перетаскивали только одни рюкзаки, чтобы не замочить в них вещи.

Прособирались долго, даже наши попутчики уже собрали байдарку и уплыли. Но вот отчалили и мы. Пересекли небольшой залив и через его горловину выплыли на большую воду. И сразу почувствовали на себе, что такое северный ветер. Попытались идти нужным курсом, но встречный ветер сносил нас к берегу и не давал двигаться вперед. После тщетных попыток, пришлось спрятаться за мысочек и там искать место для стоянки, чтобы переждать непогоду. Вот так начался первый день маршрута, сразу спутав все карты. Не особо расстроившись, стали разбивать лагерь и сразу куда-то ушли все треволнения последних дней. Выпитый коньяк и запах багульника довершили свое дело, проспал 13 часов.

20 июля. Второй день

Встали поздно, собирались еще дольше, забываем, где что лежит, думаю, через пару дней все утрясется. Отчалили, за мысом ветер не унимается, ничего не остается, как грести. Показалась новая партия туристов на байдарках уже сегодняшнего прибытия, идут раза в два быстрее нас. В основном сдерживаю я, Щука еще ухитряется пробиваться против волны и ветра, а я еще к тому же пытаюсь забрасывать на ходу спиннинг и ловить на дорожку. Для себя решил никуда не торопиться, как получиться. В конце концов, решаем все мы, как плыть и куда плыть. А вот и первая поклевка, подматываю катушку, тащу и у самой лодки сход. Судя по натяжению лески, рыбка была приличной. Второй заброс и поклевка не заставляет себя ждать. На этот раз подсекаю порезче и даю рыбе погулять, т.к. подсачека, конечно же, нет. Такая тактика дает результат, хоть и с трудом, но вытягиваю окуня в лодку. Ура! Первая рыба и последняя на сегодня. Удилище в трубу и вперед.

Тем временем погода преподносит новые сюрпризы. Налетающие порывы ветра проносят над нами грозовые тучи, поливающие нас холодными дождями, хорошо хоть кратковременными. К тому же плохо ориентируемся, кругом много островов, а берег изрезан глубокими заливами, карта и компас не помогают, приходится держать курс на Ирингору, хорошо видную вдалеке. Проплывая мимо красивого островка, решили на нем задержаться на обед. Чтобы обезопасить себя от порывов ветра и возможных дождей, поставили тент, столько раз, выручивший нас в походе. Дима почистил окуня, которого я и поджарил, получилась полная сковорода.

Отдохнув, поплыли дальше и уже под вечер нашли выход вр. Винчу. Сразу за мостиком Винча раздваивается на два рукава, чтобы через километр снова слиться в один рукав. Пошли правым, как рекомендовали отчеты. А вот и первый порожек.

Больше волнуюсь за Диму и Щуку. Для Димы это первый в его жизни поход по порогам, а Щуку удалось опробовать только накануне на даче в р. Рузе. Объясняю Диме, как идти, ну а вышло все наоборот. Дима прошел, а меня вынесло на обливняк, где я и застрял. Пришлось вылезать из лодки и сталкивать ее. Дальше без приключений доплыли до слияния рукавов и вошли в озерко с островом посредине. Из озера вправо вытекает р. Пудос, а в левом его углу вытекает Винча, образуя порог Акапорог. Решили заночевать на острове.

21 июля. Третий день

Сегодня нам предстоят первые серьезные испытания. Доносящийся до островка шум первого порога, напоминает нам об этом. Собираемся уже быстрее, но все равно отплываем только в 11-30. Через пять минут уже у входа в порог, справа от которого возвышаются два громадных камня, на одном из которых нарисована большая буква "О". Причалив слева от мостика, перенесли по нему весь груз и лодки. После просмотра решили сплавляться только на Нырке, а Щуку обнести в конец порога. Так и сделали, сначала сплавился я, а затем, не поленились перетащить Нырок назад, сплавился и Дима.

Эмоций было, хоть отбавляй. Обменявшись впечатлениями, пришли к выводу, что для такой лодки это не порог. С тем поплыли дальше. Миновав небольшой перекат, подплыли к "Еловым порогам". Их всего девять. По отчетам, наиболее труднопроходимыми считаются пятый и девятый, еще волнуюсь. Проходим первые из них, не разгружая, даже Нырок. Пороги хорошо просматриваются с воды. Считаю их, боясь сбиться и залететь без просмотра в пятый. По мере прохождения порогов, отмечаю, что Щука справляется с препятствиями ничуть не хуже Нырка, постепенно успокаиваюсь.

А вот и пятый. После просмотра решили проходить на пустом Нырке, а затем дать возможность испытать и Щуку в более серьезном пороге. Пройдя его сначала на Нырке, передал спасжилет Диме и остался внизу на страховке, одновременноснимая прохождение. Щука легко справилась с порогом. Вылив воду из лодок, двинулись дальше. Благополучно прошли ещё три порога, и вот, наконец, последний из "Еловых" - девятый. Пошли на просмотр.

Действительно, он оказался самым интересным и сложным. Длинный, с высокими валами и часто нагромождёнными камнями. Перетащили рюкзаки и на обратном пути ещё раз просмотрели его, наметив схему прохождения. Волнения уже не было, предыдущие пороги показали, что обе лодки адекватно реагируют на все водные преграды. При прохождении этого порога, Дима, войдя во вкус, даже начал отрабатывать свой план испытания Щуки, что в дальнейшем уменьшило опасения относительно её возможностей и помогло сэкономить время на обносахи быть более уверенными на порогах и в большую волну на плесах.

Пройдя девятый порог, набрав воды в лодки, сделали техническую остановку. За порогом увидели двух ребят, ловящих рыбу с катамарана, с интересом наблюдавшими за всеми нашими действиями. Пообщавшись насчет рыбалки, поплыли дальше, получив от них информацию о следующем пороге и приняв предложение встать лагерем рядом с ними, тем более следующий порог был "Собачий" а время близилось уже к вечеру. Вскоре мы услышали шум, усиливающийся по мере приближения к нему. Неугомонный Дима тем временем, используя тихую воду, выписывал на лодке развороты на ходу, плыл задом наперёд, что вполне ему удавалось. Наблюдая за ним, я отметил, что освоение приемов управления лодкой продвигалось очень и очень быстро.

Причалив слева перед порогом, пошли смотреть место для лагеря. Оно оказалось над самым порогом, поодаль стояла группа с катамарана - ещё два парня. Несмотря на грохот, исходящий от ревущей воды, посчитали, что монотонность шума и усталость не помешают нашему сну, что в дальнейшем не подтвердилось. Начали разбивать лагерь, готовить ужин.

Тем временем вокруг нас происходили интересные события. По мостику проехали и остановились за ним две машины: УАЗ и Мицубиси Паджеро с калужскими номерами, из которых выскочили дети и взрослые и, галдя, стали бегать вокруг водопада, фотографируя друг друга. Затем так же быстро сели и уехали. Отметив про себя, что хорошо бы, когда ни будь прокатиться сюда на своей Ниве, продолжил обустройство. В это время к берегу причалил тот самый катамаран с двумя парнями, и мы познакомились уже поближе. Ими оказались четверо ребят из Москвы. Они прошли уже р. Кереть, перебросились на р. Винчу, и планировали окончить маршрут на Ноль озере. В дальнейшем мы тесно сблизились, исследующие три дня были вместе.

Вдруг на мостике показалась большая группа людей, осматривающих порог, отчего создалось впечатление, что мы попали в место паломничества. Подошли к нам, ребята были слегка возбуждены. Познакомились и с ними. Оказалось, они 12 часов тряслись в КАМАЗе отг. Костомукши, что бы покорить в выходные дни пороги Собачий и Падун. Мероприятие намечалось на следующее утро. Все они 20 лет назад съехались со всего Союза на строительство не помню уж какого комбината, так с тех пор и работают на нем. При комбинате существует Экстрим клуб "Сплав", членами которого они и являются. Почему Экстрим клуб, я понял, когда на следующий день поближе познакомился с этими водопадами.

Наконец, мы остались одни, хотел написать в тиши леса, но вспомнил тот грохот водопада, с которым нам пришлось провести всю ночь. Приняли по сто грамм, слишком впечатляющим оказался прошедший день, как от физической нагрузки, так и в эмоциональном плане, поужинали и забрались в палатку. Надо отметить, что без той физической подготовки, какую я для себя провёл, готовясь к этому походу, крайне трудно было бы сразу втянуться в тот тяжелый походный ритм, который у нас начался. Сразу оговорюсь, это касается только меня, в 30 лет этот вопрос даже и не затрагивался бы. Ну и, конечно, этот день прибавил опыта, столь необходимого нам в дальнейшем. Надо также отметить, каким бы не выдавался тяжелым очередной день похода, но, засыпая и просыпаясь, я испытывал чувство абсолютнейшего счастья, сравнимого разве, что только с детскими годами.

22июля. Четвёртый день

Легко перейдя в состояние активной бодрости и, позавидовав крепкому сну племянника, вылез из палатки. Водопад грохотал, не прекращая перемалывать массы воды в камнях. Восходящее солнце добавило новых ощущений природе и, взяв фотоаппарат, отправился на фотосъёмку. Переправился по мостику на противоположную сторону и берегом пошел в конец порога, не переставая щелкать камерой. Дискета быстро таяла, а порог приоткрывал всё новые и новые свои красоты. Получив массу удовольствия от съёмки, вернулся в лагерь. Разжег костёр, повесил котелок с водой и устроил побудку Диме. В дальнейшем по такому порядку проходило каждое утро, взамен готовки еды назначил его бессменным мойщиком посуды.

Позавтракав, пошел узнать судьбу вчерашних экстремалов. Пройдя мостик и сотню метров по дороге, увидел картину, достойную описания. Посреди поляны стоял КАМАЗ с большим фургоном, а рядом заканчивали надувать гигантский плот, в то время как члены экипажа облачали себя в соответствующую экипировку. Помимо гидрокостюмов, они привязывали друг другу скотчем наколенники и налокотники. Узнав меня и увидев у меня приличную камеру, попросили поснимать их прохождение, хотя я и сам не хотел упустить такую возможность. Видя, что сплав начнётся ещё не скоро, вернулся в лагерь. Проходя мостик, увидел, как шофер КАМАЗа забрасывает спиннинг в водовороты под берег, и не мог не поинтересоваться, кого и на что он ловит. Выяснив, вспомнил, что специально купленные на "Птичке" "Мушки" на хариуса, забыл дома. Почему- то даже не расстроился, т. к. на рыбалку, при прохождении порогов даже не оставалось времени, а, выбирая из двух увлечений фото или рыбалка, отдавал всегда предпочтение первому, боясь пропустить хоть что-либо из увиденного вокруг.

Придя в лагерь, увидел, что наши новые знакомые уже были собраны, да и у нас уже было всё готово к отплытию. Посовещавшись с Димой, решили, что не стоит упускать возможность продолжить оттачивать мастерство, когда рядом есть, кому обеспечить страховку. Обнесли главный водопад, но и продолжение порога было достойное. Первыми прошли ребята на катамаране и остались ждать нас внизу. Сначала Дима на Щуке, долго не мог отчалить от берега, т.к. сильная струя на повороте прижимала его к берегу. Наконец это ему удалось, и я наблюдал его проход уже через окуляр фотоаппарата, настроив его в режим непрерывной съемки, чтобы в дальнейшем отобрать лучшие кадры. Пройдя чисто весь порог, Дима передал мне шлем, позаимствовавший у ребят и мой спасжилетв обмен на фотоаппарат. Настала моя пора. Один из членов команды катамарана помог мне оттолкнуться от берега, и меня понесло вниз. В отличие от Щуки, которая пробивала стоячие волны, Нырок подбрасывало на каждой большой волне, высоко задирая нос, и задача состояла только в том, чтобы удержать лодку строго носом по курсу. Все это походило на какой то аттракцион. Получив порцию адреналина, стали дожидаться главного зрелища, прохождение основного порога ребятами из Костомукши.

И вот у мостика увидели оживление. Члены экипажа рассаживались по местам. Выбрав удобную точку для съемки, приготовился. По команде главного, все дружно оттолкнулись от берега и быстро стали выгребать на струю в главный слив. На всё ушло не более десяти секунд, плот ухнулся в первый каскад водопада, затем во второй и далее, не останавливаясь в пороге, погребли к знаменитому "Падуну". Зрелище действительно оказалось впечатляющим и нам ничего не оставалось делать, как пустится вдогонку. А внизу в километре уже гремел "Падун".

Причалив к правому берегу, начали обнос, после чего пошли смотреть водопад, т.к. река делала большую петлю и тропа проходила вдали от воды. Собственно водопадом назвать его было трудно.

Это скорее слив воды между деревянными стенками, сделанными когда-то для сплава леса, но какой!!!

Протяжённостью метров сорок, уклоном около тридцати градусов и шириной не более 6 метров, в которой вся эта громадная масса воды с бешеной скоростью несётся вниз, набирая в куче водоворотов новых сил, а затем, в виде настоящего водопада падает вниз. Обойдя этот слив, я остановился для фотосъёмки, выбрав, правда, не лучшую точку съёмки, так как мне не удалось переправится на противоположный берег, откуда хорошо просматривался весь водопад. Рядом со мной расположились наши катамаранщики, чтобы подстраховать ребят с плота, а затем и самим начать сплав с этого места.

Стали ждать. Попросили девушку, стоящую на другом берегу и видящую весь слив, дать отмашку, когда плот начнёт движение. Наконец отмашка, но к моему глубокому разочарованию, кроме брызг и шлемов трудно было что-либо разглядеть. Я всё же сделал несколько снимков. Плот благополучно прошёл слив, водовороты и причалил к берегу. Забрав с берега девушку, отчалили для прохождения второго каскада водопада. Я продолжал снимать, как вдруг в видоискателе фотоаппарата увидел, как корму плота подбросило верх, и один из членов экипажа вылетел в воду. Я оторвался от фотоаппарата и увидел, как в "бочке" крутит парня. Несколько раз его выносило на поверхность, и он снова погружался в воду, несмотря на спас-жилет, пока не оказался с боку этой "бочки", откуда его потащило вниз. Тут уже спас-жилет сыграл свою роль. Плот затормозил внизу и подобрал парня. А в это время, катамаранщики, увидев эту сцену, оттолкнулись от берега, чтобы придти на помощь, но их снесло на камень, и они ещё долго снимались с него, пока все не закончилось. Впоследствии, я встретился с потерпевшим, он всё-таки прилично стукнулся о камни, и показал ему отснятые кадры.

Они вызвали у него бурный восторг, как у ребёнка. Мы обменялись адресами, попрощались, и я обещал выслать отснятый материал, что впоследствии и сделал.

Немного постояв на берегу, любуясь радугой над водопадом, образовавшейся из миллиардов капелек воды в лучах солнца, спустились к лодкам и прошли нижнюю часть порога. Вскоре показался и "Хариус". По сложности прохождения, его верхняя часть была, пожалуй, самой трудной из всех прошедших нами порогов. Просмотрев его, я в категорической форме запретил проходить этот участок, тем более что мы остались вдвоем, хотя Дима настаивал на его полном прохождении. Обнеся верхнюю часть порога, дальше сплавились на обеих лодках, хотя и оставшаяся часть была непростой.

Уже по утвердившейся схеме, когда сначала сплавляется один из нас, второй в это время фотографирует или проводит видеосъёмку, далее, первый идёт ко второму для передачи спасжилета и занимает его место для съёмки. Порой на одном пороге приходилось набегать по тропам обноса более километра. А если учесть, что тропы обноса представляют собой утоптанную туристами растительность, растущую на тонком плодородном слое на камнях, где, ступая и без рюкзаков, надо смотреть постоянно под ноги, то к концу дня, подустав и потеряв бдительность, торопясь передать спасжилет, не рассчитал и врезался головой в наклонно расположенное над тропой дерево. Вырубившись на несколько секунд, и лёжа во мху с зайчиками в глазах, в который раз пожалел, что не взяли шлемы. Придя в себя, побежал дальше. За день это было второе падение. На предыдущем пороге в такой же ситуации, я споткнулся о камень, спеша с фотоаппаратом на выбранную точку для съёмки. Там меня спасло то, что я успел сгруппироваться и упасть всем телом на правый бок, не дав фотоаппарату даже коснуться земли, а подо мной, к счастью, не оказалось камней. Посчитав, что два падения в один день многовато для меня, решил, что пора делать стоянку, но оставалось пройти ещё один порог, чтобы встать на Пайозере и сделать днёвку на следующий день. Приложив руку к голове, нащупал большую шишку. Однако!!!

Порог "Домашний" оказался не таким уж и домашним. Если бы я увидел его ещё вчера, то навряд ли решился бы проходить его. Для каркасных байдарок он представляет определённую опасность, ввиду поломки каркаса при падении вниз с двухметровой высоты на камни и по прочитанным мною отчётам, байдарочники предпочитают его обносить. Посчитав, что в наших лодках ломаться нечему, а также накопленный опыт двух дней и непреодолимое желание покорить очередной порог и на этой ноте закончить свой день, решились на проход. Дима занял удобное место для фотосъёмки. Видно было, что не только мы выбирали это место для этой цели. Оно мысочком выступало в реку, что позволяло иметь отличный обзор порога. Вещи с моей лодки были перенесены, а Щуку мы даже и не разгружали.

Отчалив от берега, и не рассчитав силы течения, мгновенно оказался на самой середине реки с наиболее отвесным сливом в пороге. В дополнение всего меня развернуло боком и в таком виде скинуло вниз. Будь это Щука - не миновать аверкиля, мое же корыто сильно накренилось, так что пришлось бросить вёсла и навалиться телом на борт. В результате чего выровнял лодку, но окончательно потерял контроль над управлением, и меня уже кормой выбросило на камни. Наваливаясь попеременно всем телом то на нос, то на корму, удалось столкнуть лодку.

Неудовлетворённым причалил к берегу, занял место Димы и стал ждать, одновременно анализируя причину неудачи. Придя к выводу, что, несмотря на ряд преимуществ надувной лодки, основным из которых является большая устойчивость в порогах, имеются и серьёзные недостатки, как, например, плохая управляемость, хотя общий бал по совокупности её качеств в этом походе, я бы поставил четвёрку с минусом. Размышляя над этим, увидел Диму, который уже приближался к порогу, держась ближе к берегу, видимо учёл мои ошибки. Если, не считая унесённой с головы любимой шляпы, проход прошёл отлично. Впереди стоянка. Катамаранщики застолбили для нас за порогом место перед впадением Винчи в Пайозеро. На сегодня всё. Подводя итоги прошедшего дня, окончательно уверовал в возможности Щуки, а её испытания, проведённые на следующий день Димой с ребятами на пороге "Хариус", подтвердили это. Да здравствует Щука! Ей осталось только сдать экзамен на большой воде, что она и сделала с честью в конце маршрута.

23 июля. Пятый день

Сегодня днёвка и у ребят и у нас. Отоспались, погода благоприятствует. Ничего достойного для фотосъёмки не увидел и решил сплавать порыбачить на Пайозеро, а Дима с двумя парнями перетащили Щуку по берегу на предыдущий порог "Хариус" для испытаний. Из описаний я знал, что в Пайозере неплохая рыбалка. Боясь зацепов о топляки, о которых вычитал в тех же отчётах, решил сразу плыть на глубокие места в озере и поблеснить окуня. Плывя вдоль берега на достаточно большом расстоянии, осматривался по сторонам. Посередине озера находился живописный остров с хорошими стоянками, занятыми туристами. По берегам тоже достаточно мест для стоянок. За этим занятием случилась первая поклёвка, вытащил окунька. Ловил на Мепсовскую вертушку №4. Забросив повторно блесну и распустив леску, положил спиннинг на борт лодки, придерживая его ногой. То, что произошло в следующий миг, можно охарактеризовать Булдаковской фразой "А что это было?". Спиннинг выскочил у меня из-под ноги, и я едва успел схватить его за рукоять. Леску начало с визгом сматывать с катушки, несмотря на затянутый тормоз. Лодка резко остановилась.

Я так растерялся, что начал тянуть, изогнувшееся в дугу удилище на себя, вместо того чтобы ослабить тормоз. Ещё секунда и всё было кончено, леска ослабла, и я долго выбирал её на катушку. К моему удивлению блесна оказалась на месте. Придя в себя, забросил для порядка пару раз в том же направлении и ничего не поймав, поплыл дальше. Судя по тому, какую громадную щучью голову мы нашли утром в муравейнике за палаткой, забытой предыдущими туристами и предназначавшейся видимо на сувенир, могу предположить, что один из таких экземпляров схватил и мою блесну. Тем временем, неплохо брал окунь, и вскоре у меня в лодке была кучка окуней на уху и жарёнку. Время шло к обеду, и я поплыл к стоянке.

Дима с ребятами уже вернулись с порога и решили продолжить развлечения, но уже с катамараном. Как они говорили "поколбаситься" на нём. Я поплыл с ними на своей лодке к порогу, чтобы пофотографировать их за этим занятием, а затем вернулся и принялся за обед. Наварив ухи и нажарив рыбы, пообедали и отдохнули. Вечером решил сходить с фотоаппаратом к боковой струе порога, образовавшую сеть маленьких водопадов. Вода очень эффектно переливалась и блестела в лучах заходящего солнца, и я пожалел, что не взял с собой ещё и фотоштатив. Затем поплыл по озеру, и мне удалось сделать несколько вечерних снимков озера. День заканчивался. На завтра предстояло идти на Кукас, мою Мекку, с которой всё и начиналось зимой.

24 июля. Шестой день

Наутро собравшись, обменялись с ребятами телефонами и попросили их позвонить нашим в Москве.

Сделали на память совместное фото и посвятили Диму в "водники", с приглашением в дальнейшем, участвовать в совместных водных походах. На том и расстались.

Проплыв Пайозеро, вошли в Тюри-порог, соединяющее Пайозеро и озеро Каменное. Неестественно красивое небо отражалось в глади Каменного озера, с которого открывался вид на Ирин-гору и гору Винчи. На выходе из озера Каменного начинался порог "Каменный", соединяющий с оз. Челозеро. Сразу за мостом резкий слив с бочкой. Памятуя, ещё свежие впечатления об аналогичной бочке на пороге "Падун", где крутило парня, начинаю обнос этого места, несмотря на просьбы Димы о прохождении всего порога на лодке. Дальнейший участок порога мне понравился больше какого-либо.

Длинный, с высокими стоячими волнами, большим перепадом и зажатым в скалистых берегах. Оставив лодки на исходных позициях, понесли рюкзаки по красивой тропе уже на берег Челозера.

На выходе в Челозеро, увидели хорошую стоянку, на которой расположилась большая группа туристов, в составе которой было много детей. Мужчины готовили баню на берегу озера, а женщины хлопотали у костра. От них мы и узнали, что двумя днями раньше, именно в этой бочке "Тюрипорога", погиб молодой парнишка на резиновой лодке. Мне показалось, что на Диму даже и этот факт до конца не подействовал, он всё пытался доказать мне свою правоту. Найдя хорошее место для съёмки, откуда просматривался и старт, и весь прямой участок порога вплоть до места, где река уходила за поворот, попросил Диму отснять на видео проход моей лодки. Съемка прохода оказалась очень эффектной. И вот мы в Челозере, Длиной километров десять и узкое, оно протянулось с запада на восток. Не спеша, греясь в теплых лучах солнца, гребли на запад, забрасывая одновременно спиннинг. Целью сегодняшнего дня, как можно ближе подплыть к месту волока, находящегося в конце озера и остановиться лагерем. Таким местом оказался маленький островок, почти напротив волока, где мы и заночевали.

25 июля. Седьмой день

Уже в 12 часов мы разгружались на берегу в месте волока, где было уже многолюдно. Некоторые группы уже заканчивали перетаскивать вещи с Кукаса, другие тащили им навстречу. В поле нашего зрения попалась знакомого вида байдарка, принадлежащая двум ребятам, начинавшим вместе с нами маршрут, но избравшим другой путь на оз. Кукас. Наши лодки, лежащие у дороги в середине волока, также были замечены ими. Поэтому, когда мы встретились на тропе, то очень были рады друг другу. Вообще хочется отметить, что такой доброжелательной атмосферы, царившей там, мне редко приходилось где-либо встречать. Все обменивались впечатлениями, узнавали о деталях дальнейшего пути, фотографировались на память. Протяженность волока не превышала трёх километров. Часть пути проходила тропой, далее по хорошей дороге до озерка, переплыв которое, оставались последние сто метров по тропке и вот мы уже на берегу долгожданного Кукаса.

С первых метров озеро очаровало меня. Вдоль левого берега возвышались горы с загадочными названиями г. Немиттовара, г. Шуривара, а справа, вдоль которого мы плыли, в воду уходили скальные выходы с соснами на них, неизвестно каким образом цепляющимися своими корнями за расселины. Сквозь прозрачную воду просматривалось галечное дно. Это озеро получило название "Карельский Байкал", из-за своей формы, глубины, достигающей ста шестидесяти метров и чистейшей воды. По мере продвижения в глубь озера, преобладающий в этих местах северо-западный ветер все более усиливался, замедляя наше движение. Предстояло подумать об обеде, а подходящего места не находилось. Увидев большую каменную плиту, уходящую в воду, решили высадиться на неё. Выложив из камней очаг, закрывающий от ветра, развели костёр и приготовили обед.

Тем временем северная природа менялась буквально на глазах. На горизонте, куда нам предстояло плыть, грозовые тучи выливали потоки воды в озеро, а в просветах, пробивающиеся лучи света создавали живописные светлые пятна, отражающиеся на воде. Я бегал по берегу, стараясь заснять ежеминутно меняющиеся световые эффекты. Наконец-то небо просветлело, мы собрались и в начале одиннадцатого поплыли дальше. Лучи заходящего солнца освещали берега, высвечивая сосны на скалах. Надо отметить, что северный продолжительный день вносил свои коррективы в нашу жизнь: мы вставали утром часов в десять, но и ложились поздно. Во сне себя не ограничивали, спалось отлично.

26 июля. Восьмой день

Время за полночь, а мы плывем и ищем стоянку. Слева обозначился мыс, за которым озеро образует глубокий узкий залив, напоминающий как бы вторую штанину и ведущий к волоку на Тикше озеро. Высадившись на самом мысу, увидели старое костровище, а вот место для палатки нашли с трудом, да и то пришлось его выравнивать кусками мха. Ветер тем временем всё усиливался, пришлось дополнительно придавить колышки от палатки камнями, а лодки вытащить подальше на берег. Чтобы хоть как-то спрятаться от ветра, нашли маленькое местечко, почти у воды, с подветренной стороны этого мыса. Попили чаю и завалились спать.

Утро не прибавило оптимизма, ветер не прекращался, решили дождаться погоды. За завтраком, проводя ревизию продуктам, нашёл банку вареной сгущёнки. Не знаю, кто больше обрадовался этому, но про себя решил на будущее, делать побольше таких заначек. Чтобы не скучать, после завтрака решено было обследовать наш берег. Мы полезли на скалы, покрытые мхом, откуда просматривались острова, отделяющие западную часть озера. Вид был изумительный, только хмурое небо и сосны, растущие на скалах и закрывающие собой озеро, не позволяли в полной мере передать всю красоту этой панорамы. Дима решил эту проблему со свойственной ему лёгкостью, он взобрался на одну из сосен и долго ещё созерцал это великолепие. Вечер коротали за кружкой чая, так пролетел ещё один день на Кукасе.

27 июля. Девятый день

Рано проснувшись, видно сказался день отдыха, увидели, что всё остаётся без перемен. Ветер и не думает стихать. Сидеть ещё один день на месте, продуваемом ветрами, не захотелось, и мы решаем вернуться назад в Челозеро и продолжить наш маршрут. При попутном ветре быстро долетели до волока порядка пятнадцати километров. В тот день никого там не встретили и, не спеша, стали перетаскивать вещи. На этот раз дорога показалась мне длиннее, а Диме наоборот. В отличие от него, я точно знал, что второй банки сгущёнки мне уже не найти.

На берегу Челозера подкрепились, т. к. предполагалось в этот день проплыть по возможности до оз. Пудос, пока был попутный ветер. Так же быстро прошли Челозеро и вот последняя встреча с "нашей" Винчей. Вытекая из Челозера и впадая в Нотозеро, образует одноименный порог Винча.

Каково же было наше удивление, когда, причалив к берегу, увидели наших попутчиков, с которыми мы добирались на одной машине к начальной точке нашего маршрута. Они возвращались тоже с Кукаса, но в отличие от нас, добирались туда другим путем. Обменялись впечатлениями. Они торопились, их ждала машина в Нольозере.

Обнесли рюкзаки и прошли порог, попрощавшись с Винчей. Далее плыли уже по расширявшемуся руслу, где за поворотом метрах в пятистах открывалось Нотозеро. Сначала меня удивило, что все стоянки, а их здесь было несколько, были заняты. Всё стало ясно, когда, проплывая последнюю стоянку, мальчик с берега предупредил нас о шторме на озере. Пройдя почти в устье, ощутили на себе силу ветра. Ничего не оставалось, как начать искать стоянку. За неимением лучшего, остановились в глубине леса, хотя ветер и там доставал нас сквозь редкие сосны. Пришлось натянуть испытанный временем тент. Вслед за нами остановились и наши знакомые, не решившись идти через озеро. Опять погода вносила свои коррективы в наш маршрут, и только тонкая красная полоска на севере зарождала в душе надежду на улучшение погоды на завтра.

28 июля. Десятый день

С утра понял, что ещё один день ожидания может серьёзно изменить планы нашего маршрута. Вариантов окончания у нас было всего два, это ст. Княжая, куда мы и предполагали добраться при благоприятном стечении обстоятельств и Ноль озеро, откуда всего 16 км пешком до ст. Полярный круг. Благоприятным мы считали относительно тихую погоду, чтобы можно было пересечь огромное Ковд озеро. Ну а при таком ветре, какой сопровождал нас последние три дня, нечего и думать туда соваться. Стал прикидывать, сколько времени займёт у нас путь до Нольозера идо ст. Полярный круг. Посчитав, что даже с посещением Иван горы, на всё уйдёт не более трёх дней, и мы укладываемся в отведённое нам время похода. Успокоившись, стали коротать время, бродя по берегу в поисках сувениров, всевозможных деревянных корешков причудливой формы и красивых камней в изобилии встречающихся там же. К вечеру, не выдержав видно безделья, отчалила группа на катамаранах, стоящая невдалеке от нас, за ними большая кампания на байдарках и, выбрав момент, когда ветер несколько стих, уплыли и наши знакомые. На берегу остались одни мы, решив при любой погоде плыть назавтра.

29 июля. Одиннадцатый день

С вечера прибрались, поэтому отплытие в 10-30 можно назвать очень ранним. К нашему счастью ветер поутих, но боковая волна ещё была достаточно большой. Несмотря на это, потихоньку продвигались вдоль берега по направлению к озеру Пудос. Озеро Пудос - это скорее вытянутая с запада на восток узкая губа, защищённая от северных ветров береговой линией. Когда мы нашли вход в это озеро, во всю светило солнце и стоял полный штиль. Погода вселяла надежду на удачные снимки с Ивангоры. Впереди маячила Иван-гора, которую мы должны были покорить в обязательном порядке. Начали искать место, где можно было бы оставить лодки и начать подъём на гору. Углубившись в один из заливов, причалили к густо разбросанным камням, торчащим из воды, по которым и допрыгали до берега. На берегу обнаружили стоянку туристов, с дежурившим у костра мужчиной моих лет. Поговорив, выяснили, где начинается тропа на гору, сколько времени требуется на подъём и т.д.

Не теряя времени, взяв только фотоаппаратуру, двинулись в путь.

Тропа хорошо прослеживалась, видимо, желающих побывать на вершине было предостаточно. По мере продвижения вверх, в некоторых местах приходилось подтягиваться на руках, хватаясь за растущие деревца. Дима попутно собирал и ел голубику, не упуская такой возможности. Наконец, мы остановились на самой верхней площадке, откуда открывался вид на север, представлявший собой сплошную сеть озёр и островов. Береговая линия была отчерчена тонкой жёлтой полоской, придававшей ему схожесть с рисованной крупномасштабной картой. Замерев от восторга, долго любовались всем этим. Не удовлетворившись увиденным, Дима залез на сосну, чтобы сделать киносъёмку панорамы, приглашая последовать его примеру. Я вежливо отказался, сославшись на то, что удержание тяжелого фотоаппарата требует как минимум двух рук. Он бы ещё долго любовался открывшимся видом, но я напомнил ему, что нам ещё надо перелезть на южную сторону горы, да и о стоянке надо подумать. Поднявшись ещё немного, мы очутились на южном склоне, где застали группу туристов, нежившихся на солнце. В дымке на горизонте проглядывалось Тикше озеро, откуда мы начинали наш маршрут. Незаметно пролетел целый час, как мы были уже на вершине, пора было и спускаться. С большим сожалением начали спуск.

Было около семи часов вечера, когда мы отчалили к противоположному берегу, на посещение Ивангоры у нас ушло четыре часа. Переплыв озеро и двигаясь вдоль берега, подыскивали удобное место для стоянки, когда моему взору открылся высокий каменный утёс, выступающий с берега в воду. Я подумал о красоте, открывающейся с него на озеро и Ивангору, и предложил Диме соорудить на нём стоянку, решив, что вещи как-нибудь туда затащим. Дима, романтическая натура, сразу же откликнулся на мое предложение. Мы причалили с двух сторон утёса, воткнув лодки между валунами, и стали разгружаться. Предвкушая, как перед обедом, я налью две столовые ложки спирта с витаминными добавками, предназначенного для горелки котелка, разбавлю двумя ложками озёрной воды и, сидя у костра на краю утёса, буду любоваться Ивангорой, покорённой до того нами. С этими радужными мыслями взобрался на утёс, что бы осмотреться. Дима поднялся с другой стороны, где мы и встретились.

Оглядевшись, остались довольны. Выбрали место для палатки, костра и спустились вниз к лодкам. Подъём и спуск оказались не из лёгких, в одном месте пришлось даже подтягиваться, цепляясь руками за камни, а ещё предстояло перетащить наверх рюкзаки, палатку, гермы, набитые вещами, и прочую мелочь, находящуюся в лодках в разбросанном виде. Начали подъём, выбрав следующую тактику, Дима подтаскивал из лодки вещи до того места, где нельзя с ними было подняться, и на вытянутых руках передавал мне, а я подтягивал их на себя и переносил и хуже на самый верх утеса. С другой стороны, где причалил Дима, подниматься было ещё сложнее. Изрядно разогревшись, перетащили, наконец, все вещи наверх. Велев Диме разводить костёр на выбранном месте, сам спустился вниз, чтобы набрать воды в пластиковые бутылки, которые были в лодках.

Не помню, что заставило меня вернуться наверх, но то, что я увидел, повергло меня в шок. Дима бегал по краю утёса и затаптывал огонь, распространявшийся во все стороны. Присоединившись к Диме, начал прыгать по камням, сбивая ногами пламя. Ветер, дувший с озера, помогал огню распространяться вширь и возгораться вновь после тушения. Дело в том, что ягель, покрывавший сплошным ковром камни, был настолько сух, а растущие среди него кустики водяники, похожие на хвою и содержащие эфирные масла, представляли прекрасный горючий материал. Вот такая подстилка была кругом, и я представить себе не мог, что Дима не подготовит место для костра. Когда основные очаги огня были сбиты, потребовалось много воды для тушения тлеющей подстилки. В нашем распоряжении была только одна трёхлитровая кастрюля, а пламя то тут, то там, при более сильном порыве ветра, вновь разгоралось. Учитывая сложности подъёма, тем более с кастрюлей наполненной водой, я отправил Диму вниз к воде, а сам остался наверху и оттуда, вылив очередную кастрюлю в огонь, кидал её сверху вниз, где её ловил Дима, набирал воды и поднимался к месту передачи её мне, куда я уже успевал спуститься. Быстро передав кастрюлю с водой мне, сам скатывался вниз к воде, в то время, как я успевал взобраться наверх и залить очередной очаг, после чего кидал вниз кастрюлю, где её ловил Дима и цикл повторялся. Так мы наладили бесперебойную подачу воды наверх, наверняка заслужив бы звание "Юного пожарника", если бы ещё ранее не загремели за поджег. Позже, рассматривая на мониторе фото этого утёса с Димой наверху, определил его высоту, равную примерно десяти метрам, что соответствовало бы подъёму с первого на пятый этаж. Тем временем из расщелины громадной глыбы повалил густой дым. Убедившись, что наверху дела обстояли благополучно, перекинулись на этот участок. Дело в том, что вся окружающая растительность растёт на тонком плодородном слое, покрывающим камни и напоминающим по структуре торф, который может долго тлеть с последующим возгоранием. Поэтому мы лили и лили в расщелину воду, как в бездонную бочку. Прошли уже более двух часов, а мы всё носились вверх вниз. И только, когда не осталось даже самого маленького дымка, мы остановились.

Сразу навалилась такая усталость, что уже не хотелось никуда двигаться, через силу спустился к воде. Освободившись от грязной и мокрой от пота одежды, в чём мать родила, бросился в ледяную воду. Быстро придя в чувство, вылез на берег, насухо вытерся и одел заранее приготовленное чистое бельё. Ещё предстояло поставить палатку, подготовить место для костра, сварить что-нибудь, поесть и упасть. Глядя на обожжённую землю, хотелось спуститься вниз и развести костёр у воды на камнях, но перетаскивать вниз вещи уже не было сил. Решено было очистить место, на котором мы расположились от дёрна и выложить из камней очаг. Подрубая дёрн топором, завернули его в рулон и таким образом освободили площадку 1х1м. С берега притащили камней и, соблюдая все правила противопожарной безопасности, развели костёр. Заполнили на всякий пожарный все бутылки и кастрюлю водой. Часы показывали 22-00, лучи заходящего солнца освещали стоящую перед нами сосну и Ивангору. Залюбовавшись сосной, сидел на краю утёса Дима. Чтобы сделать ему что ни будь приятное, я достал фотоаппарат и сфотографировал её. Как мы и предполагали, на утёсе нам было хорошо. Проверив в последний раз, не идёт где-либо дымок, налил несколько ложек витаминного продукта в кружку, из стоящей рядом кастрюли с водой зачерпнул столько же ложек воды и с удовольствием выпил тёплую жидкость, после чего зачитал приказ о внеочередной днёвке. День заканчивался.

30 июля. Двенадцатый день

Проснулся в 10-30 с ощущением, что тебя вытащили из-под катка. Правда успокаивало то, что сегодня день отдыха и не надо никуда торопиться. Погода обещала быть отличной, а мысль о повторном восхождении на Ивангору, посетившая меня сразу после спуска, была отметена. Хотелось просто лежать и ничего не делать, но завтрак никто не отменял, и я принялся кашеварить, а Дима решил собрать голубики, в изобилии растущей кругом. Манная каша с голубикой, протёртой с сахаром, в соотношении 1:1, подсластила нам жизнь, а остатки сырокопчёной колбасы с кофе, окончательно вернули нас к жизни. Немного полежав, наслаждаясь тишиной, решил спуститься на берег поснимать природу. Через час, придя в лагерь, увидел Диму, лежащего в куртке и капюшоне между камней на толстом слое мха, хотя уже было по настоящему жарко, впервые за весь поход. Посоветовав ему прогуляться в лес. Я нашёл нечитанные газеты, купленные ещё в поезде, и принялся за чтение. Дима нехотя отправился в лес, не разоблачаясь из своей одежды.

Незаметно летело время, прошло уже четыре часа, как ушёл Дима. И я стал немного волноваться, понимая, что заблудиться на узком перешейке всего в 200-300 метров невозможно. Тут как раз показался и Дима. Оказывается, собирая голубику, он заснул прямо между кочек и проспал так больше двух часов, несмотря на тучи комаров на болоте. Позавидовав его нервной системе, принялись готовить запоздалый обед. За едой я высказал предположение, что если и завтра простоит такая погода, то мы, пожалуй, смогли бы пересечь Ковд озеро и закончить маршрут в намеченной по первоначальному варианту точке, что с радостью было воспринято Димой. Вопрос был решён положительно.

31 июля. Тринадцатый день

Проснувшись, долго собирались, как будто и не было дня отдыха. Перед отплытием Диме пришла в голову мысль искупаться, таким образом попрощаться с гостеприимным озером. Мне ничего не оставалось делать, как поддержать его, хотя особого желания и не было. Выскочив из воды как ошпаренный, бегал по камням, согреваясь, в то время как Дима устроил водное представление. Он то нырял, то с шумом и брызгами выныривал высоко над водой, как будто хотел наверстать упущенное. Потом, по его признаниям, он полдня согревался, гребя в лодке.

До волока, обозначенным указателем, надо было плыть всего метров 300 и столько же перетаскивать по суше. И вот мы уже в Нот озере. Взяв поправку на магнитное склонение, составляющую в этих местах около 20 градусов, поплыли строго на север и через час точно вышли к проливу Тюле, соединяющим Нот озеро с Лопским озером. По пути неплохо брал окунь, а в проливе даже попался на блесну язь. Пять километров живописного пролива, пересекаем Лопское озеро и по Лопской протоке попадаем в Ковд озеро. Справа на берегу увидели, первые за весь поход, признаки человеческого жилья, бывшую деревню Лопская Запань, состоящую из нескольких домов и используемых в настоящее время, как дачи. Навстречу попалась байдарка с двумя пожилыми москвичами. От них узнал, что в составе двух байдарок они вышли из Зеленоборска, куда мы и плыли, и попали в сильный шторм, который раскидал их лодки в разные стороны, и они пять дней отсиживались на одном из островов, ничего не зная о судьбе второй лодки. Пожелав им найти друг друга, распрощались и поплыли дальше.

Тем временем погода опять начала портиться, похолодало, дул ветер и в голову начали закрадываться мысли, правильно ли я принял решение идти через громадное Ковдозеро. Однако, отбросив все сомнения, плыли дальше, пытаясь привязаться к карте. К часам девяти нам удалось окончательно соорентироваться и мы стали искать место для стоянки. И тут я увидел около берега характерное волнение воды, знакомое мне по Волге, когда окунь бьёт малька. На этот раз я плыл в Щуке, а спиннинг находился в другой лодке. Подождав Диму, взял у него удилище, сказав, что сейчас буду показывать мастер-класс по ловле рыбы. Забросив блесну дальше того места, где играл окунь, стал сматывать леску. Поклёвка не заставила себя ждать, и первая рыбка отправился в лодку, вызвав у Димы неописуемый восторг. Второй заброс и ещё окунь, после чего пришлось объяснить ему причину успеха. Что бы не терять время, остановились метрах в ста от этого места и, пока Дима разгружался, я вернулся и поймал ещё несколько окуней. Затем организовали уютную стоянку, начистили рыбы и поужинали. Назавтра предстояло пройти ещё одно и последнее испытание, Ковдозеро.

1 августа. Четырнадцатый день

Открыв глаза, почувствовал что выспался. Часы-брелок показывали 8 часов. Имея в запасе два полных дня и 25 км. пути, посчитал, что можно не торопиться и дать поспать Диме. Лёжа, вспомнил вчерашнюю рыбалку, вопрошающий взгляд жены, по прибытии домой "Ну и сколько щук поймал?", и на моё хлопанье глазами, самый убийственный вопрос: "Зачем же ты всё это приобретал?", имея в виду всевозможные рыболовные принадлежности, которые я всю зиму подкупал на "Птичке". Прервав эти размышления, вылез из палатки и, не умываясь, сел в лодку, что бы поблеснить. Поклёвки не заставили себя ждать, несколько хороших окуней уже лежали в лодке, как на очередном забросе удилище изогнулось больше обычного. Памятуя прошлые рыбалки, сильно подсёк и стал выбирать леску. Подтянув поближе к лодке, увидел, что это была щука. Сердце ёкнуло от азарта, одновременно волнуясь за леску, к которой привязал без металлического поводка блесну. Но всё обошлось, блесна крепко зацепилась за край пасти и я, хоть и с трудом, но всё же вытащил щуку в лодку. Посчитав задачу выполненной, поплыл к стоянке. Стали собираться. Погода тем временем не менялась, сильный ветер гнал низкие тучи и я мог только догадываться, что творилось сейчас на плёсе, который предстояло нам пересечь, тем более ветер был чётко боковым нашему направлению. Дима пошёл на Щуке, ему и спасжилет. Помолился и в путь.

Первый двухкилометровый плёс до островов прошли благополучно, дальше предстояло пройти 7,5 км. без единого по пути островка. Определили по компасу направление, засекли еле угадывающуюся на горизонте точку и взяли поправку градусов 30 на снос, отчалили. Чем дальше, тем больше волна. Если не считать, что мою лодку несколько раз захлестнуло волной, всё шло под нашим контролем, надо было только во время успеть развернуть и подставить нос лодки особо большой волне, а дальше выдерживать нужный курс. Наблюдая за поведением Щуки, также отмечал адекватное её поведение на волне. Она напоминала поплавок, который то поднимался на гребень волны, то проваливался вниз меж волнами.

Потихоньку волнение прошло, но появилось ощущение укачивания. Когда через два с половиной часа мы, наконец, причалили в тихий заливчик, ощущение по выходе на берег у нас с Димой было одинаковое, нас покачивало из стороны в сторону. Поменявшись лодками, поплыли дальше, но уже под защитой береговой линии. У туристов на берегу узнали наше местонахождение, оно в точности совпало с нашими расчётами. Порадовавшись за наши навигационные познания, продолжили маршрут. Решено было остановиться поближе к конечной точке пути, чтобы назавтра плыть не более трёх часов. Такое место нашли на островке, где и разбили лагерь. Последний вечер отметили большим количеством жареной щуки, окунёвой ухи и остатками коньяка для Димы и витаминного напитка для меня, после чего, пошатываясь, видно от перенесённой качки, отошли ко сну.

2 августа. День последний

Утро, как нарочно, выдалось солнечным и тихим, как бы дразня нас перед отъездом. Отплытие было намечено на16-00, поэтому времени было предостаточно. Побродив по острову в поисках интересного кадра, улёгся на солнышке с блокнотом в руках, чтобы восстановить события последних дней. Дима бродил по гранитной набережной. Перед обедом провёл последнюю ревизию продуктам. Собственно и проводить то нечему было, всё было съедено подчистую, оставалось только пять пакетиков с супом. После обеда на десерт, Дима из остатков сухого молока, сахарного песка и большого куска твёрдого какао, который мы так и не смогли разгрызть, сварил в крышке котелка горячий напиток. При всей моей любви к сладкому, всю порцию сразу мы не осилили, настолько он был приторным и сытным. Однако силы придал немерено, и последний пятикилометровый плёс проскочили играючи. Ещё 7км. по заливу и вот показались на берегу дома Зеленоборска.

Собирались ближе к Лесобирже и по дороге, проходящей вблизи воды, тронулись к станции. Вот тут то я и понял всю свою наивность в отношении предполагаемого пешеходного16-ти километрового перехода от Ноль озера до ст. Полярный круг. Даже без продуктов ноша не была рассчитана на такой переход. И, если бы не Дима, взявший на себя основную нагрузку, то эти 3км. до станции для меня могли бы стать и последними.

Скинув вещи на пустую платформу, узнали у одиноко коротающих время пары байдарочников о времени прибытия московского поезда, у которых в отличие от нас, были обратные билеты. Ближайшим был поезд в0-15. Кассы уже не работали, и мы выяснили у дежурного, что билеты можно будет приобрести в девятом штабном вагоне по прибытии поезда. За разговорами не заметили, как стрелки часов показали 24-00. Объявили о прибытии поезда, и мы потащили вещи к своим вагонам.

Поезд подошёл вовремя. Но начальник штабного вагона сообщил нам, что плацкартных билетов нет, есть только купейные, на которые денег у нас не было. Он предложил нам заплатить за проезд до ст. Кемь, где останавливаются все поезда и кассы работают круглосуточно. Мы затащили вещи в тамбур, а сами заняли пока пустующее купе.

В Кеми Дима добежал до касс, что бы уточнить, нет ли плацкартных билетов в нашем поезде. Оказалось, что плацкартных билетов не было не только на наш, но и на все московские поезда на три дня вперёд. Пришлось вытаскивать вещи на платформу и чесать затылок. Тот же начальник штабного посоветовал спросить билеты на поезда южного направления, идущие через Тверь в объезд Москвы. И, о, удача, таковые оказались. Три часа в зале ожидания с такими же туристами, пролетели быстро и мы уже в поезде. Боковые верхние приютили наши тела, и я больше не видел Диму сидящим, он на все 100% использовал последнюю возможность отоспаться. В Твери были в пять утра, а в шесть с этой же платформы электричка на Москву. Проезд для Димы обошёлся штрафом в67 руб., а мне, как пенсионеру, бесплатно.

Уже знакомым маршрутом перетащились с Ленинградского на Казанский, и на каком то суперэкспрессе за 15 мин. домчались до ст. Выхино. Там вскочив в маршрутку, добрался до дома, чтобы взять права. Войдя в квартиру, опешил, увидев жену, которая никак не должна была быть в Москве. Расцеловавшись, отправился в гараж, чтобы на машине вернуться за Димой, дожидавшегося меня с вещами. Уже на станции, загружая машину под песню Кукина о "Маршрутах далёких….", льющуюся из динамиков на волне "Русские песни", подумал о символичности такого окончания нашего путешествия. Дома нас уже ждала большая сковорода с яичницей, шкварчащей на плите. Нам снова было хорошо.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
 Катя, внучка В.Гудкова, 30.11.2007
Поход здоровский!!! Дедушка рассказывал мне много про него, но не с такими подробностями. После того, как мне рассказали, я просто загорелась желанием съездитьв такой походик!!!!!!Советую съездить!!!!
 Шугаев Алексей, 12.02.2008
А сколько весит Нырок?Антистапель лучше делать в Затоне, там до автобуса-10м, ходит до вокзала через 30мин.С Княжой лучше доехать до Лоухи, там вокзал круглосуточный, местным дизель-поездом.
 Паша, 28.06.2009
Заброска на тикшеозеро, кукас, винчу, нольозеро от Чупы УАЗ(БУХАНКА)89215236608
 Юра, 06.07.2009
Помогу с заброской на тикшеозеро, винчу, кукас, челозеро, пажма, нольозеро из Чупы.Машина уаз(буханка) 89215236608
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.

Фотографии

Заброска на Тикшеозеро

Перед стапелем

Первый трофей

На Тикшозере

На острове

За валунами Акапорог

Перед порогом

Прохождение Акапорога

Порог пройден

Тихая Винча

Четвёртый Верхний Еловый порог

Прохождение порога на Щуке

Девятый Нижний Еловый порог

Прохождение девятого Еловово порога

Всё в порядке

Стоянка у Собачьего порога

Порог Собачий

Слив порога Падун

На страховке

Проход плотом порога Падун

Катамаран в нижней части порога Падун

Прохождение на Щуке порога Хариус

Порог Хариус

Порог Домашний

Прохождение порога Домашний на Нырке

Прохождение порога Домашний на Щуке

Малые водопады Карелии

Водопадики

Вечер на озере Пайозеро

Фотография на память

Ритуал посвящения в водники

Озеро Каменное

озеро Челозеро

Встречи на волоке

Водопады на реке Кукса

Последние метры волока

Привал на озере Кукас

Каменные плиты

Перед ненастьем

Туча прошла

На пятачке полуострова

Лодки отдыхают

Вид на озеро Кукас

Тихая гавань

Сгущёнка

Чаепитие

Попытка собрать палатку

Скалы на озере Кукас

Погода нас не балует

В ожидании хорошей погоды

Озеро Пудос, впереди Ивангора

У подножья Ивангоры

Подъём на Ивангору

На обзорной площадке Ивангоры

Долго будет Карелия сниться…

Стоянка на утёсе

вереск на камнях

всюду жизнь

Озеро Пудос

Две сосны

Купание в озере

Стоянка на оз. Ковдозеро

Утренний улов

Укрылись в тихой гаване

Наша навигация

Гранитные набережные Карелии

Определяем направление

Прозрачная вода Ковдозера

В лучах северного солнца

Последний плёс

Скоро поезд




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100