Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Водный туризм Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Отчет о водно-пешем походе на Алтае

Дата: 28.06 - 11.07.2008 г.

Автор: Михаил Кудринский

 

Общие сведения о походе

  1. Место: р.Катунь, Алтай
  2. Время: 28.06 - 11.07.2008 г.
  3. Продолжительность: 2 недели
  4. Продолжительность водной части: 1.07.2008г.-5.07.2008г. (5 дней)
  5. Пройденное расстояние: ? 60 км.
  6. Продолжительность пешей части: 7.07.2008г. (1 день)
  7. Пройденное расстояние: ? 20-25 км.
  8. Экипаж: 8 человек
  9. Сплав средства: ПСН-10 (2шт.)
  10. Категория: сами решайте, мы не за этим туда

Нитка маршрута

Подробная нитка маршрута

Состав команды

Плот "Шлюзовой" - 4 человека:

  1. Кувшинов Андрей - капитан, руководитель похода - 1982г. - Капитан, Кап, Кэп
  2. Кувшинов Алексей Алексеевич - рулевой, зам. руководителя, опытный сплавщик - 1953г. - Профессор, Алексеич
  3. Лесин Максим - гребец, техническая подготовка - 1984г. - Макс
  4. Юрченко Игорь - гребец, банщик - 1983г. - Горын

Плот "Бывалый" - 4 человека:

  1. Кудринский Михаил - рулевой, информационная поддержка - 1984г. - Скам, Скамишка
  2. Шейников Игорь - рулевой, фотограф - 1984г. - Игорь
  3. Петюшин Юрий - гребец, полиглот - 1984г. - Юрец
  4. Дорогой Леонид - гребец, рыбак - 1984г. - Леон

Отправной точкой нашего похода стала Самара. Там на ж/д вокзале, мы все встретились, чтобы продолжить двигаться уже всем вместе.

Состав нашей команды восемь человек, из которых четверо самарцы, остальные добрались к месту встречи из Тольятти на электричке.

Мы сели в поезд Самара-Новосибирск ночью с 28 на 29 июня, и нам предстояло провести в нем 40 часов. Это долгий путь, но мы провели это время достаточно бодро, сказались положительные эмоции от предвкушения похода, отдыха, природы.

В Новосибирске мы пересели в заказанную нами газель, которая должна была привести нас к начальному месту нашего сплава, а это около 750 км, или 13 часов пути. Поезд показался сказкой.

Ехали мы ночью, но поспать в таких условиях удалось едва ли, правда об этом уже никто не упоминал, когда утром открыв глаза и протерев запотевшие стекла окон, мы увидели за ними такую красоту, это был Алтай. (фото 1)

Мы не отрываясь смотрели на все это великолепие, и иногда просили водителя останавливаться, чтобы запечатлеть картину в своей и фотоаппарата памяти, но делали мы это очень быстро, потому что температура в горах утром была градусов пять выше нуля.

Мы высадились на Чуе, в том месте, где она впадает в Катунь. Разбившись на пары дежурных, первая занялась готовкой еды. Питьевой воды у нас с собой не было, так что дежурные готовили на воде из Чуи. Остальные члены экипажей готовили плоты к сплаву. (фото 4)

Как судно назовешь, так и …продолжение, думаю, все знают, поэтому к этапу присвоения названий плотам, их экипажи подошли ответственно. Один плот был назван "Шлюзовой", в честь одноименного района города Тольятти, где проживает его экипаж, второй плот получил название "Бывалый", за свой неоднозначный внешний вид. (фото 2, фото 3)

Забегая чуть вперед, могу сказать, что свое название плот "Бывалый" начал отрабатывать тут же, что выразилось в небольшой дырке в поперечине, которая помогла сразу освоить навыки постановки заплатки.

Наши плоты, при помощи инженерных гениев некоторых из нас и, главным образом, советов нашего опытного сплавщика, профессора Алексея Алексеевича, получив апгрейд конструкции, в виде продольного бревна для увеличения жесткости, были готовы к спуску на воду.

Природа в месте стыка Чуи и Катуни очень отдаленно напоминало то, что мы ожидали увидеть от Алтая, и что уже видели из окон маршрутки несколько часов назад. Вокруг были голые горы, несколько напоминавшие турецкие, деревьев помимо тополей мы не обнаружили, под ногами была сухая и жесткая трава и какие-то колючки, среди которых, прыгало, скакало, летало огромное количество кузнечиков. Больше всего запомнились, и не понравились, какие-то летающие насекомые, которые были размером с большую стрекозу. Они летали прямо над головой, и не ясно было чего от них ждать.

Река нас поразила сразу, еще из окон маршрутки. Мы ехали, и как завороженные смотрели на реку, которая потрясала своей мощью. Обратили внимание и на цвет воды, мы знали, что Катунь, это река с повышенным содержанием ртути, но что такое знание, когда ты этого не видел. Увиденное превосходит все ожидания. (фото 5)

Чуя оказалась еще более мутной, правда здесь больше несколько других примесей. Камни на берегу были покрыты слоем какой-то смеси глины и цемента, тут приходит в голову мысль, что упоминающиеся в известной песне чистые реки Алтая, автор наблюдал в местах очень далеких от этих)))

Мы начали сплав, река была широкая, спокойная, течение несло нас довольно шустро. С плотами мы научились управляться довольно быстро. Препятствия мы еще не проходили, но как ведет себя плот на воде, и как его заставлять подчиняться нашей воле, мы уже освоили.

Первую остановку мы сделали в Ине (фото 6). Причалили к правому берегу, набрать питьевой воды и отправили засланцев в поселок за хлебом и картошкой. Ходили долго, и когда вернулись, рассказали, что местные аборигены встречают не с цветами и шариками, а довольно острыми взглядами, так что ходить в поселки нужно быстро и по делу.

Первую стоянку на ночь мы сделали через несколько часов после Ини. На правом берегу в замечательном улове с песчаным пляжем. Природа в этом месте ничем не поменялась, так же много сухой травы, кустарников, и мало пригодных дров, за которые иногда принимались и камни, очень на них похожие. Так же мы обнаружили в этом месте коровьи лепешки, а утром, рядом с лагерем обнаружили и причину этих лепешек. Коровы пришли в это место пастись, и далеко не в первый раз, потому как по горам они передвигались гораздо проворнее чем мы. Это позволяли им делать короткие ноги, что существенно отличает их от их равнинных собратьев.

Стоянка оказалась очень богатой на события и впечатления. Вечером, ответственный за рыбалку Леон, поставил сети, но далось ему это не так-то просто. Течение даже в улове достаточное, чтобы сеть унести, но самоотверженный рывок в холодную катуньскую воду и сеть спасена, правда, забытый при плаванье в кармане фотоаппарат, прибывал в коме несколько следующих дней. Труды Леона были не напрасны, и утром он собрал улов в виде двух рыб! Честно говоря, все эту идею считали несколько наивной, и на какой-либо улов не рассчитывали. (фото 7)

В этот день у нас были грандиозные планы по количеству пройденного пути по реке. Мы запланировали пройти Ильгуменский порог, и встать перед Кадринской трубой. На деле же вышло далеко не так, но все по порядку.

Река уже не была такой спокойной, то и дело нам попадались шиверы и небольшие валы, которые мы старались обходить, потому что плоты справлялись с ними не так как того хотелось нам. От брызг и волн, то и дело накапливалась вода внутри плота, от чего он становился тяжелее и неповоротливее.

Плот "Шлюзовой" был с сохраненным полностью тентом, и вода должна была меньше попадать внутрь плота, но и доступа на ходу к ней практически не было, поэтому чтобы вычерпать воду из плота, необходимо было причаливать к берегу, что создало впоследствии, некоторые трудности.

Плот "Бывалый", тент сохранил лишь частями, поэтому вода попадала внутрь, гораздо обильнее, но и экипаж мог легко и быстро ее вычерпывать.

Мы остановились у села Малый Яломан, все с той же целью купить хлеба и набрать питьевой воды. Двое засланцев отправились в село, а остальные члены команды принялись устранять последствия пройденного пути и обмениваться впечатлениями, которых хватало у всех.

Экипаж "Шлюзового" рассказывал как попал в небольшую бочку, но и ее хватило, чтобы заполнить плот водой почти полностью, а "бывалые" говорили о шивере на волнах которой так подкинуло, что чуть было не выбросило из плота некоторых членов экипажа. В одном сходились все, это было здорова!

Тем временем засланцы вернулись с одной единственной булкой белого хлеба. Добыть в деревне ее оказалось сложно, потому что в магазине хлеб не продают, т.к. местные жители пекут для себя его сами. Благодаря найденному "языку" в виде мальчишки лет десяти, удалось узнать, у кого в деревне можно купить хлеб, но больше одной булки они не продали. (фото 8)

Собравшись, мы пошли дальше.

Следующую остановку мы сделали на правом берегу, предположительно за несколько километров до Ильгуменского порога. Мы встали на легкий перекус. На этой стоянке мы впервые встретили коммерческий сплав, они тоже причалили к этой стоянке для перекуса.

Увидев наши плоты на фоне рафтов (фото 9), мы еще больше засомневались в надежности наших сплав средств. Инструкторы и другие участники коммерческого сплава, тоже смотрели на нас с большим любопытством. Спрашивали про наши ощущения от плотов с некоторой иронией, и еще спросили, сегодня ли мы пойдем на Ильгумень, наверное, хотели посмотреть на это зрелище.

Мы снялись со стоянки, и пошли дальше. Ориентируясь по лоции, мы дошли до Ильгуменского порога. Причалились к левому берегу, и вся команда отправилась просматривать порог. Он был страшен, но мы наметили пути прохождения, и намеревались их пройти. Идти было решено по очереди, чтобы снять прохождение на камеру.

Во время просмотра порога, его прошел еще один коммерческий сплав на рафтах. То, что они прошли его без просмотра, нам тогда странным не показалось.

Первым пошел "Шлюзовой", придерживаясь выбранного направления, он довольно спокойно проходит, и чалиться у левого берега. "Бывалый", по тому же пути, но чуть с большей печалью*, тоже проходит порог. Все в восторге, эйфории, мы прошли Ильгуменский порог. (фото 10, фото 11, фото 12)

Дальше шли спокойно, выбирая место для стоянки на ночь. И все было бы хорошо, верней, все было бы очень плохо, если бы прошедший до этого, мимо нас коммерческий сплав, который мы обнаружили на левом берегу, не стал нам кричать, что мы идем прямо в порог. Не сразу разобрав, чего же от нас хотят, наши плоты все-таки причаливают к левому берегу для выяснения обстоятельств. Каково же было наше удивление, что мы чуть не влетели в Ильгуменский порог! (фото 13, фото 14)

Посмотрев на порог, мы увидели, что это в действительности такое, а то, что до этого мы прошли, прозвали "псевдоильгуменской шиверой".

Обсуждения по поводу прохождения порога были долгими. Большинство из нас понимало, что при выборе плотов мы явно переоценили их возможности. Валы намного превышали длину плота, в купе с катастрофической наполняемостью водой, прохождение порога на наших плотах превратилось бы в неуправляемое кидание по волнам. Лучший итог этого занятия был бы долгой попыткой экипажа причалить перевернутый плот к берегу.

Мы наблюдали, как проходят порог на рафтах другие команды, и заметили, что вещи они обносили, и по возможности на рафтах оставались самые опытные, сильные гребцы и отважные искатели острых ощущений. Одного из таких мы встретили на берегу, он оказался норвежцем. Наш полиглот Юрец, обменялся с ним парой слов, и оказалось, что он при обносе вещей, он немного задержался, и спрашивал, не видели ли мы тут его группу.

Обносить, в отличии от коммерческих, мы решили по правому берегу, там же находилось и прекрасное место для ночевки, но для начала надо было как-то переправиться, ведь мы причалили к левому берегу.

Мы стали бурлачить плоты вверх по течению, чтобы было достаточно времени и расстояния для переправы на левый берег. Задача стояла не из легких, и опасения были у многих, ведь если не успеть пересечь течение реки, то оно понесет прямо в порог. (фото 15)

Наши плоты не отличаются высокой маневренностью и быстроходностью, мы уже это знали, потому как чалка к берегу всегда отнимала много сил, а тут нам нужно насквозь пройти через сильнейшее течение перед порогом. Нам нужно было осуществить задуманное до темноты, а день уже подходил к концу.

Экипаж "Бывалого", используя своеобразную технику, победил в соревновании бурлаков, и получил право первыми переправляться на другой берег.

Начал плот хорошо, слаженные действия гребцов под четким командованием Скамишки, позволяли продвигаться поперек течения к противоположному берегу. Достигнув середины потока, плот уже довольно далеко снесло от того места, где остался "Шлюзовой". Силы и задор гребцов уже порядком иссякли, и плот все сложнее было держать поперек течения, но останавливаться было нельзя, порог все ближе, а берег, казался, недостижимым. Из последних сил экипаж отчаянно боролся с течением, и ему удалось, сквозь невероятную усталость, выбраться из течения, и причалить к берегу в намеченной точке. "Шлюзовой", так же благополучно, повторил подвиг "Бывалого".

На стоянку встали, когда солнце уже скрылось за горизонтом, а ужинали так и вовсе при свете налобных фонариков.

В этот день, мы пожинали плоды от затопляемости плотов. Многие вещи промокли, и если слегка намокший спальник и книга "Крестный отец", не смотря на всю художественную ценность произведения Марио Пьюзо, сушились так себе, то за мокрым паспортом и размытым обратным билетом уход был более трепетным. Этот урок, мы освоили, и в следующие дни, при более тщательной упаковке вещей, таких последствий удалось избежать.

Подъем на следующее утро был ранним, предстояло очень многое сделать. Обнос был метров 200-300, но вещей, провизии, снаряжения хватило на несколько заходов (фото 16, фото 17). Спуск к воде, был осложнен густыми зарослями какого-то колючего кустарника. Мы прорубили довольно широкий коридор, чтобы не повредить плоты, но без повреждений не обошлось. В очередной раз досталось "Бывалому". Обнос порога, пробоина и перевязка бревен на плотах, отняли много времени. За этот день, мы успели лишь дойти до Кадринской трубы и встали на стоянку по правому берегу.

Мы отбивались от графика, и поэтому капитан решил изменить распорядок дня. Подъем теперь намечался на более раннее время, причем дежурные, должны были встать еще раньше, для приготовления завтрака. Временной отрезок между подъемом и спуском на воду, сократился до минимума. Все эти положения были одобрены и закреплены подписями членов команды на "Декларации об ужесточении режима дня".

Прошедшие дни отняли много сил, поэтому нужно было хорошо отдохнуть, а завтра нам предстояло идти по Кадринской трубе.

Надо сказать, что природа к этому моменту существенно изменилась. Горы вокруг были обильно покрыты деревьями, на дрова использовали хвойные, коих было уже в достатке.

Следующий день сразу же дал понять, что легким он не будет. Очередная пробоина, теперь уже на "Шлюзовом", привела к тому, что лопнула половина дна, и исправить эту неисправность не было никакой возможности. Потеряв много времени, и сгрузив часть вещей из "Шлюзового" в "Бывалый" мы продолжили сплав.

Погода ухудшилась, и нам пришлось облачиться в штормовые костюмы, чтобы хоть как-то защититься от холодной воды, и сохранить тепло в теле. (фото 18, фото 19)

Кадринская труба, оказалась, довольно веселым порогом. Река становиться уже, и на протяжении нескольких километров не прерывается череда шивер и валов. Берега каменистые и причалиться к ним крайне сложно.

Плот "Бывалый", перегруженный и с двумя пробоинами, одна из которых не давала о себе забыть, шел хорошо. Скапливающуюся внутри плота воду, вычерпывали в любую спокойную минуту, спускавший из-за пробоин баллон подкачивали тоже на ходу, а вот плоту "Шлюзовой" приходилось сложнее. Вода скапливалась внутри плота, и доступа из-за тента к ней не было, приходилось довольно часто чалиться к берегу, чтобы вычерпать воду. Однажды, даже привело к тому, что плот "Бывалый", заметив чалку "Шлюзового", направился к берегу и, не успев к намеченной точке, сначала лагом прошел небольшой слив, а потом налетел на огромный камень. К повреждениям у плота это не привело, но неприятных секунд экипажу добавило. После этого, под натиском бывалых, была срезана часть тента со "Шлюзового", чтобы получить доступ к воде на ходу.

После Кадринской трубы, по лоции был порог Мешок, или Поганка, как его называли местные инструкторы. Мы остановились в улове, чтобы разведать обстановку. Осмотревшись, мы увидели впереди песчаный берег по правому берегу, и решили остановиться там для перекуса и разведки порога, до которого было еще довольно далеко, наверное, около километра.

Место было живописное, напротив нашей стоянки возвышалась огромная гора, на которой были видны каменные насыпи, образовавшиеся после камнепада, а подножье горы было отвесной скалой. Река в этом месте разделяется огромной каменной насыпью, образуя у левого берега большой залив, зайти в который, наверное, невозможно на любом самоходном сплав средстве, потому что обратное течение очень сильное.

После просмотра местности и порога было решено переправляться на левый берег, потому что порог мы скорей всего будем обносить, а по правому берегу это сделать нельзя.

Порог Мешок был не такой мощный как Ильгуменский, но тем он и коварен. Берега у порога сплошь из огромных камней, поэтому рядом с берегом идти опасно, а по центру, из-за подводных камней образуются воронки и поганки. (фото 20, фото 21, фото 22)

Экипажи обоих плотов уже попадал в небольшие воронки в Кадринской трубе, и ощущения были не из приятных. Плот осаживался в воду практически до краев, и начинало закручивать по часовой стрелке, грести в такой ситуации бесполезно. Днище у плота сплошное, и соприкасается с водой всей площадью, попасть в воронку при этом очень просто.

Переправа была не менее сложной, чем перед Ильгуменским порогом, но второй раз, уже не вызывал таких опасений. По достижении левого берега, нам пришлось еще довольно долго бурлачить плоты, но уже не вверх по реке, а вниз. Берег был каменистым, и обнести плоты по берегу не представлялось возможным, но и по берегу его вести оказалось очень сложно. Вода была жутко холодной, а течении у берега не на много уступает ему в середине. Плот удерживать удавалось прикладывая очень много сил, и сноровки. У берега периодически попадались сливы с камней, а глубина позволяла идти лишь в шаге от берега, еще один шаг мог погрузить в воду по грудь, а то и вовсе с головой.

Дойдя до более менее сносного места, мы вытащили плоты на берег, а сами разделились. Одна часть ушла смотреть местность для обноса, и будущей стоянки, а другая часть команды, еще раз пошли смотреть на порог.

Напряжение между участниками похода росло. Мнения по возможности пройти или обнести порог разделились, и, в общем-то, дружный коллектив, распался на два лагеря с абсолютно противоположными мнениями.

Первое мнение, высказывалось нашим капитаном Андреем, и было таким, что порог надо обносить, потому что проходить его опасно на наших ненадежных плотах, а второе мнение, которое высказывалось меньшинством во главе с Юрцом, что этот порог пройти можно, а опасности есть везде, иначе можно весь маршрут пройти по берегу.

Справедливости ради, нужно сказать, что мы не были в полной уверенности, что перед нами порог Мешок, высказывались предположения, что это может быть Шабаш. Этот аргумент был очень весомым при обсуждении обносить или не обносить.

Для начала, мы решили, что обнесем вещи, и поставим лагерь, а на следующий день, посмотрим еще раз на порог, и, может быть, на легких плотах пройдем порог, пусть даже и не полностью.

Максим, человек, который раздобыл и подготовил для нас лоции, схемы порогов, и вообще ответственный за техническую сторону подготовки и самого похода, сделал все очень грамотно и хорошо, но проблема оказалось в том, что мы совершенно не сумели по ним сориентироваться, и определять препятствия.

Обнос был гораздо длиннее, чем предыдущий. Берег был крутой и каменистый, поэтому нам нужно было сначала подняться наверх по уклону, и там открывалась перед нами довольно ровная долина, на которой мы обнаружили обилие растущей клубники, пастбище коз, избушку пастуха и пару его собак.

С одной из этих собак, мы познакомились сразу же, как вышли на ровную поверхность. Она неслась в нашу сторону, и не ясно было, что от нее ждать, но этот пес оказался очень дружелюбным. Он наверное, за долгое время не видел никаких людей, кроме пастуха, и у него было огромное желание играться с нами. Мы прозвали его Гарик.

Нам предстояло перенести вещи, на расстояние около двух километров по этой ровной долине, а потом спуститься по крутому склону к воде. (фото 23, фото 24)

Мы поставили лагерь у воды, готовили ужин, но напряжение среди участников не спадало. Нам нужно было определиться с нашими дальнейшими действиями.

На следующий день мы вернулись к месту где оставляли плоты, но порог, все-таки, не пошли. Погода была ужасная, шел дождь, было довольно холодно. Лезть в воду в таких условиях, не хотелось вовсе, но вот плоты нужно было нести к стоянке в любом случае.

На пригорок поднимали ввосьмером каждый плот по отдельности, а вот дальше каждый экипаж нес свой плот. Плоты нести не очень удобно, а тем более на далекие расстояния по довольно извилистой горной тропинки, изобиловавшей крупными камнями и узкими проходами через елки. Погода, ни сколько нам не способствовала. Дождь изредка заряжал очень сильно, приходилось останавливаться, и прятаться от него.

Спуск к воде, намечался еще сложнее. Уклон был очень крутой, а тропинка, по которой ходили мы, слишком узкая для проноса плота. Мы выбрали место, где было поменьше деревьев, кустов, но там оказались крупные камни. Они намокли от дождя, и стали скользкими.

Первый плот мы спускали все вместе, но это было крайне сложное и ничуть не веселое занятие. Поскользнуться на камне, или пораниться от колючего куста не хотел никто, но мы все таки плот спустили вниз, а второй отложили, потому что дождь лил уже как из ведра.

Наш первоначальный маршрут, который должен был закончиться в Чемале, мы до намеченного дня пройти явно не успевали ни при каких обстоятельствах. Слишком медленно мы шли, и слишком много препятствий перед нами еще оставалось, которые не факт, что мы проходили бы по воде. Обсуждение было бурным, но вариантов у нас было крайне мало. Наше положение было не простое. Один из возможных вариантов был дойти до Куюса, а там на транспорте добраться до Чемала, но расстояние оставалось пройти еще довольно много, не факт, что мы успевали.

Надо сказать, что мы имели очень четкие границы во времени. В Чемале, в назначенный день, нас должна была ждать наша заказная маршрутка, которая везла нас в Новосибирск. Билеты на поезд до Самары были уже куплены, и не успей мы на поезд, у нас, при таком раскладе, возникали серьезные проблемы с деньгами.

Капитан ушел вечером в горы, чтобы обдумать в спокойной тихой обстановке наше положение. Вернулся он значительно повеселевшим, и видно было, он нашел какое-то решение.

Предложение капитана, оказалось не такое уж и веселое. Он сходил к пастуху и узнал у него интересные вещи.

Порог Шабаш, ждал нас впереди, значит, перед нами предстояло очень серьезное препятствие, которое пройти мы не сможем, надо будет опять делать обнос, что ставило нас в еще более сложное положение. Капитана это не тревожило, он сказал, что двухнедельная вахта у пастуха кончается завтра, и послезавтра он пойдет к себе в деревню. Дорога лежит через горы, и равна где-то 20-25 километрам. Его село находиться на трассе, с которого можно добраться до Чемала, до него где-то 200 км.

Идея капитану очень нравилась, его привлекала идея пешего участка нашего похода, но другие члены команды, похожего восторга не испытывали. Нужно было обсуждать.

При первом взгляде на эту идею, она кажется ужасающей, но потом большинство приняли ее, как единственно возможную в нашей ситуации. Остальная часть команды, к слову сказать, та же, что предлагала пройти Мешок, снова оказалась недовольна позицией большинства, и упорно предлагала идти дальше. Основой непринятия предложения капитана, было то, что мы пришли сюда идти по воде, а не по суше, что мы прошли всего три дня, что мы сдаемся, и просто боимся идти дальше.

Восемь взрослых парней, находятся вместе на протяжении уже недели, в диких условиях, практически без связи с внешним миром, то конечно в такой ситуации, конфликты неизбежны. Люди просто перенасытились общением друг с другом, сложные условия похода откладывают на каждого свой отпечаток. Все это прекрасно понимают, и в такой ситуации, должны сохранять спокойствие, и все вопросы решать сообща, высказывая каждый собственное мнение, но решение и окончательное слово, должно всегда оставаться за руководителем похода.

Бунт был подавлен цивилизованным путем, хотя люди, конечно, остались при своем мнении, но так, наверное, и должно было быть. Следующий день была дневка. Необходимо было отдохнуть, набраться сил и подготовиться к тяжелейшему пешему походу, который стартовал рано утром.

Мы проснулись от жары, долго поспать не удалось, но время до обеда, пока опасность солнечных лучей не достигла пика, все использовали для загорания. Крем от загара, и буквально час солнечных ванн, и тело приобрело ожидаемый окрас. Разогрелось тело очень сильно, поэтому многие даже искупались в ледяной воде реки, а дальше все попрятались в тень. (фото 25, фото 26)

Днем мимо нас проходили группы сплавщиков. Разные по составу и сплав средствам, но все нам махали, приветствовали, и мы, конечно же, кричали им. Они удивлялись нашим плотам, и один такой разговор, очень хорошо это отразил. Было примерно так:

- (иронично) Ребят, вы на этом (подразумевая плоты) идете?

- (еще более иронично и хором) конечно!!! Это лучшие судна!

- (с издевкой) Ну, вы отчаянные!

- (с еще болей издевкой) Ничего! И вы когда-нибудь дорастете!!!

Последняя фраза, сказанная Юрцом, сразила всех. Теперь, про нас точно будут ходить легенды среди сплавщиков, подумали мы))).

В этот день мы ощутили, как быстро может меняться погода в этой местности. Жара спала мгновенно, и внезапно все небо заволокло тучами, и подул сильный ветер. Сначала, мы не придали этому большого значения, но ветер усиливался, и превратился в штормовой. Мы быстро закрепили колья палатки камнями, а вещи растаскали по укромным местам, но и самим пришлось залезть в палатки и держать их уже изнутри. Ветер стих, так же быстро, как и начался, и установилась довольно комфортная погода, для того, чтобы подготовиться к перевалу. (фото 27)

Оставалось еще достаточно много еды, горючей жидкости и самое главное плоты. Они упаковывались в сумки, и весили около 60 килограмм. Нести, даже вдвоем, их было неудобно, и их было решено оставить пастуху. Тенты мы срезали, и вечером, сделали из них баню. Главным проектировщиком и конструктором бани был Горын. (фото 28)

Еду выбирали и сортировали тщательно, потому что лишние граммы нести никто не желал.

Еду, которой не посчастливилось быть выбранной для перевала, мы попытались съесть, но даже наших возможностей не хватило, чтобы уничтожить почти недельный запас, оставшееся просто жгли.

Подъем в назначенный день был очень рано, нужно было уже в семь часов быть собранными и готовыми идти. Погода в этот день нас баловать не захотела. Моросил дождь, было довольно прохладно. Скажу, что такая погода сохранилась на весь путь, но вряд ли кто-то пожалел, что не было солнца и было прохладно. (фото 29, фото 30)

Пастух дядя Толя и его две собаки, провели с нами вчера весь вечер. Мы расспрашивали его об этих местах, о их жизни, о его деревне. Рассказывал он не многословно, нам постоянно нужно было задавать вопросы, чтобы он продолжал какую-нибудь историю. Мы заметили у многих людей на Алтае одну особенность в языке, вместо "Да", они в ответе на вопрос говорят "Ну", и тянут его. Интонация при этом как у нашего привычного "Да", а не задумчивая, как у нашего "ну".

Вторая собака у пастуха была серьезная и умная, породы Лайка. Она не подходила к нам, и не игралась как Гарик, а лишь наблюдала со стороны. Мы хотели ее накормить, но еду она из миски стала есть только тогда, когда мы положили ее на то расстояние от нас, которое она сама выбрала, ближе она не подходила. Гарик же, бегал по нашему лагерю, и готов был залезть в любую тарелку, и даже стащил у нас пакет с сушками, когда мы отвлеклись.

Дядя Толя был нашим проводником в этом непростом пути через горный перевал, но двигался он гораздо быстрее, потому что был на лошади. Мы же растягивались длинной цепочкой, часто отдыхали. Идти было тяжело, все время в гору, тропа узкая и скользкая от грязи, трава мокрая, да и дождь так и продолжал моросить.

Чем дальше мы шли, тем чаще мы останавливались, казалось, что силы вообще нас покинули, но отдыхать долго мы не могли, потому что тело мгновенно остывало и становилось холодно. О мокрых ногах никто уже не вспоминал, это было неизбежно.

На очередном привале, когда мы прошли всего километров пять в гору, мы уговорили дядю Толю взвалить на его лошадь, четыре наших рюкзака. Мы выбрали самые тяжелые, и стало намного легче, теперь у нас был один рюкзак на двоих, что давало возможность отдыха. Разбившись на пары, мы, меняясь, несли оставшиеся рюкзаки, дорога пошла веселее, но не долго, потому что подъем становился все более крутой. (фото 31, фото 32)

По предварительным данным, нам предстояло подняться на высоту около двух тысяч метров. Эти данные впоследствии подтвердились, гора на высшей точке перевала составляет 1986 метров, но, конечно, надо учитывать, что мы находились на высоте, выше уровня моря.

Думать об этом совершенно не хотелось, энергии и сил тратилось очень много, но мы пытались друг друга поддерживать. Разговаривали на отвлеченные темы, шутили, и это немного отвлекало от усталости. Чтобы добавить себе еще сил, мы решили сделать привал, на более длительное время. Перекусить и выпить, калории, энергия и внутреннее тепло нам были очень нужны. Вставать не хотелось, но идти было нужно, пройти этот маршрут мы обязаны были до темноты, т.к. ночевать в горах желания не было, ни у кого.

Вид с гор был великолепным, воздух чистым, но наслаждаться этими красотами в полной мере нам не давала дикая усталость. Поражало другое. Лайка пастуха, все это время шла с нами, причем, не просто шла, а можно сказать пасла нас.

Она всю дорогу бегала вокруг нас. Впереди она бежала, чтобы просмотреть возможные опасности, а когда мы слишком сильно растягивались, то она бежала назад, за самого последнего идущего, и лаем сигнализировала, насколько он отстал, ну и подгоняя последних ближе ко всем. Потрясающая собака.

Вершина перевала, такая далекая и недостижимая, была достигнута. Нам нужно было передохнуть, подпитать силы и идти дальше, казалось, это будет уже легче. (фото 33, фото 34)

На перевале мы попытались поймать сотовую связь, но ее не было. Предупредить нашу маршрутку о таком повороте нашего похода, мы пока не могли.

Спуск действительно был легче, но дорога осложнялась тем, что была очень скользкой. Шли мы долго, но привал сделали всего один раз, откуда только силы брали. Все чаще стали встречаться признаки приближения жизни людей. Огороженные пастбища, сенокосы, хижины, и все те же коротконогие коровы. Максим заметив, что помимо коротких ног, вымя у коровы было маленьким, и в вопросе к дяде Толе, высказав предположение о мясной направленности их выращивания, получил утвердительный ответ: "Нууу".

Мы дошли до дороги, поблагодарили дядю Толю с лошадью, сфотографировались на память и устроили лежбище на обочине. Усталость была ужасная, многих сморило, к тому же немного потеплело, и иногда даже выглядывало солнце. (фото 35)

Нужно было ловить машину и двигаться к Чемалу. Сделать оказалось это не так просто. Машин ездило мало, подходящего нам транспорта еще меньше, а останавливались и вовсе единицы. Мы определили цену, которую могли заплатить, но водители называли сумму, превышающую ее в несколько раз, но мы не сдавались, знали, нам повезет.

Мы приметили минивен с табличкой "Чемал" на лобовом стекле, но он был полный и ехал в другую сторону. Вскоре, он ехал уже в нужную нам сторону, и без пассажиров. Он остановился, но водитель, так же как и остальные начал загибать цену, говоря километраж, превышающий истинный, наверное, предполагая, что мы не знаем реального положения дел. Грамотные переговоры, и вот уже мы грузим свои рюкзаки к нему в машину, и едем на наших условиях. Ехали тесно, но на это уже никто не обращал внимания, мы уже грезили отдыхом, ужином и баней.

По дороге мы один раз остановились, потому что у нашего транспорта пробило колесо. Момент был бы не важен, но когда мы перед Чемалом заехали в шиномонтаж, то водитель, которого не покинуло чувство неудовлетворенности переговоров по цене проезда, стал предлагать нам, чтобы мы заплатили ему больше. Мы, естественно, отказали ему в такой просьбе, на что он обвинил нас в жадности, и высадил сразу же как только проехали знак въезда в город Чемал. Спасибо тебе, счастливой дороги и щедрых тебе попутчиков, наш бескорыстный друг.

В Чемале, у нас наконец-то появилась связь с нашими водителями, но они, мотивировав, загруженность графика, не пожелали осуществить наш заказ на несколько дней раньше. Обидно, досадно, но ладно.

Мы решили разместиться и переночевать у реки. Берег был часто посещаемым местом местных жителей. Обилие мусора, бутылок, и полное отсутствие дров, не самое приятное место для стоянки, но все были сильно уставшими, чтобы искать что-либо лучшее.

Мы нашли поблизости баню, и в два захода ходили мыться. Баня была не самая лучшая, но наличие жаркого пара, горячей воды и кружки холодного пива, нам хватало. Тем более, хозяин дома, который любезно предложил нам свою баню, оказался интересным собеседником. Он по вахтовому методу, ездит работать на границу с Монголией, на телефонную станцию Ростелекома, да и о местной жизни рассказывал много интересного.

В лагере очень чувствовалась близость к городу, к людям. Небольшие кучки людей, то и дело приходили к берегу, после полного единения в горах, это было не привычно, и радости не вызывало.

Вообще, наличие цивилизации, по разному сказалось на членах нашей команды. Часть старалась находиться в лагере, и подольше продлить отчуждение от внешнего мира, но на Игоре, такая близость города, сказывалась неожиданно для нас.

По прибытию в Чемал, он был рад ощутить вокруг себя признаки цивилизации. Наличие сотовой связи, магазинов, продуктов в них и возможности купить все, что ему потребуется, вызвали у него такие эмоции, которые не вызвало ничего из того, что происходило с нами в походе.

На следующий день нам нужно было отсюда выбираться. Наша маршрутка раньше приехать никак не могла, или не хотела, значит надо двигаться в Новосибирск самим. Вечером в нужном нам направлении шел автобус, и мы приобрели на него билеты.

Время до вечера, проводили по-разному. Неудовлетворенная водной частью похода часть команды, отправилась на коммерческий сплав, по порогам близ Чемала. Сплавлялись, как здесь принято, на рафтах, но по их рассказам, ощущения от порогов намного меньше, чем при прохождении обычной шиверы или вала на наших плотах.

Оставшиеся в лагере, пытались просушить намокшие вещи, что было затруднительно, погода быстро изменялась. Светит солнце, и выкладываешь свои вещи на сушку, но проходит 30 минут, и небо начинает заволакиваться облаками и начинается дождь. Дождь продолжается тоже минут 30-40, и снова устанавливается ясная безоблачная погода. В таком режиме, погода продолжала находиться целый день.

Следующим утром, мы приехали в Новосибирск. Наш поезд был только через три дня, и мы обменяли билеты, но из-за отсутствия билетов на многие проходящие рейсы, мы уезжали рано утром следующего дня. Целые сутки в Новосибирске.

Мы отправились гулять по городу, но предварительно сдали вещи в камеру хранения. Стоит заметить, что вещь, сдаваемая на хранение, должна быть монолитной. На ней не должно быть никаких висячих и привязанных элементов. Нам пришлось много времени и воображения потратить, чтобы упаковать все личное снаряжение по требованиям.

Мы сходили в кинотеатр, где благополучно поспали, погуляли по парку, в общем, Новосибирск оставил впечатление хорошего и чистого города, вахтерши, на вокзале которого, владеют английским.

Поезд до Самары, привез нас домой и на этом наше путешествие закончилось.

Итог и вывод из нашего похода можно сделать следующий. При походе на реку, нужно быть уверенными в вашем сплав средстве, это не должно быть судно, которое при малейшем на него воздействии лопается. Нужно тщательно изучать маршрут путешествия, и очень внимательно ориентироваться по лоции и карте. И последнее, всегда нужно быть готовым к непредвиденным обстоятельствам, в первую очередь психологически. Нет ничего зазорного в том, чтобы сойти с намеченного курса, главное это безопасность и сохранность членов экипажа.

* - "печаль" - шуточное название валов, шивер, воронок и прочих препятствий на реке. Чем больше вал, тем больше "печаль".

Фотографии

1. Горы Алтая

2. Плот "Шлюзовой"

3. Плот "Бывалый"

4. Наша команда в начале сплава

5. Вид реки с Чуйского тракта

6. Река Иня

7. Пойманные хариус и таймень

8. В селе Малый Яломан

9. Встреча с коммерческим сплавом на перекусе

10. Псевдоильгуменская шивера

11, 12. Плот "Шлюзовой" проходит Псевдоильгуменскую шиверу

13, 14. Ильгуменский порог

15. Бурлаки перед Ильгуменским порогом

16, 17. Обнос Ильгуменского порога

18, 19. Где-то в Кадринской трубе

20-22. Порог Мешок

23, 24. Обнос порога Мешок

25, 26. Стоянка после порога Мешок

27. Штормовой ветер на дневке

28. Баня на дневке

29, 30. Готовимся к перевалу через горы - пешей части маршрута

31, 32. Привал где-то в горах

33, 34. Виды с гор

35. Конец пешей части. На Чуйском тракте в 200-стах километрах от Чемала

36. Плот "Шлюзовой"

37. Стрелка Чуя и Катунь

38. Плот "Бывалый"

39. Пастбище пастуха

40. Наши на коммерческом сплаве

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея