Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Онега - 2003

17.07-13.08.2003

Отчет о водном походе по Белому морю и рекам Архангельской области по маршруту: ст. Кодино - р. Кодина - р. Онега - Онежская губа Белого моря: о. Кий - Ворзогоры - губа Нименьга; - р. Малошуйка - ст. Малошуйка, 2к/с

Авторы - Алексей Дещеревский, Ольга Дещеревская, Анна Иванова (Пущино)

Поход совершен на байдарках типа "Салют" и "Таймень"

Общественное объединение клуб "Азимут", г. Пущино
ЦДОД "Старт", г. Пущино
Содержание отчета:
1. Состав группы
2. Основное общественное снаряжение
3. Финансовый отчет
4. Резюме маршрута, А. Дещеревский
5. Описание маршрута, А. Дещеревский
5.1. Река Кодина
5.2. Река Онега от устья Кодины до ст. Порог
5.3. Река Онега от ст. Порог до г. Онега
5.4. Белое море: г. Онега - о. Кий
5.5. Белое море: о. Кий - Ворзогоры - губа Нименьга
5.6. Река Малошуйка: устье - г. Малошуйка
6. Походный дневник, О. Дещеревская
7. Походный дневник, А. Иванова
8. Некоторые термины водников и просто туристов, О. Дещеревская

В начало страницы   1. Состав группы (в скобках - возраст):
1. Вечерков Денис (12)
2. Гирин Саша (12)
3. Дещеревский Леша (рук., автор отчета)
4. Дещеревская Оля (14, завхоз, автор дневника)
5. Дещеревский Олег (12)
6. Дручков Андрей (11)
7. Михайлов Дима (14)
8. Парубенко Илья (14)
9. Иванова Анна (зам. рук., автор дневника)
10. Иванова Таня (14)
11. Смирнов Андрей (зам. рук)
12. Смирнов Родислав (7)

В начало страницы   2. Основное общественное снаряжение
1. Плавсредства: Таймень-3, 2 шт. (3+4 чел), Салют-2 (3 чел), надувная лодка "Скаут" (2 чел); спасжилеты - на каждого;
2. Ремнабор: плоскогубцы, ножницы, пилка, напильник; нитки, иглы, прочие швейные принадлежности; резина на заплатки - 1кг (практически не использовалась); клей - 1.5 л (истратили 0.5л, подновляя проклейки); бензин - 0.4 л (надо было брать больше!)
3. Палатки: каркасные: 2 шт (2+2чел), домики: 2 шт (3+5чел)
4. Тент общественный: 2 шт; веревки разные (сушка, привязка)
5. Костровое: котелки: 8+6+5+3+2л, сковорода Ж300, поддон 300х400 мм, половник; фляжки - из расчета 5л/чел; тросик, пила двуручная (лучше бы взяли пилу-цепь!), топор, спички, гермоспички (на каждую лодку), косинус, скатерть, тряпка.
6. Топонабор: компас, карты - на каждую лодку; часы, в т.ч. 2 будильника
7. Бинокль, монокль: всего 2 шт, для 3 глаз
8. Культнабор: чтиво, гитара, ручка, бумага, карты игральные и др.
9. Рыбнабор: 1 компл.
10. Фонарь (пальчик)
11. Фотоаппарат (фотоаппаратов брали несколько, но реально снимали только двумя, из которых к тому же один сломался. Надо было брать два аппарата, но работающих! А тем, кто весь поход провозил фотоаппарат в рюкзаке, и не привез ни одного снимка, пусть будет урок на будущее...)
12. Аптечка.

В начало страницы   3. Краткий финансовый отчет
1. Проезд "туда": Пущино-Бутово: 400р; Бутово-Каланчевка: 30р; Москва-Кодино: 3520р 3950
2. Продукты (дополнительно к раскладке): дополнительное питание в поезде "туда": 150р; колбаса в поход, 4х500гр: 430р; хлеб и перекусы, 9кг: 200р; молоко, творог, хлеб и др. до Онеги: 710р; продукты в Онеге на вторую часть похода: 650р; молоко, творог и др. в Ворзогорах: 260р; покупки в Малошуйке: 80р; питание в поезде обратно: 50р; батарейки: 10р. 2540
3. Половина стоимости гитары (куплена в Онеге походе взамен сломанной по дороге на поезд): 500
4. Проезд "обратно": Малошуйка-Вологда: 1700р; Вологда-МСК: 1240р; МСК-Серпухов: 140р 3080
Итого: 10070

Всего собрано: 8х1000=8000р, спонсорская помощь 2200р, итого 10200р.
Общие траты в походе: 10070р.
Остаток в сумме 130р истрачен на сладости к послепоходному чаепитию.
Долевой вклад Ивановых (передано после похода) в сумме 120р перечислен в фонд секции.

Итого: вместе с продуктовой раскладкой (из дома брали продукты на 515р/чел) общие затраты на поход в расчете на одного участника составили 1000+275+515=1790р, в т.ч. спонсорская помощь 275р.

В начало страницы   4. Резюме маршрута (А. Дещеревский)
Пройденный нами за месяц маршрут оказался очень разнообразным и насыщенным всевозможной экзотикой. Фактически поход состоял из пяти абсолютно непохожих частей: Кодина, Онега до порогов, пороги, Белое море (остров Кий - Ворзогоры - Нименьга), подъем против течения по Малошуйке. Описаний на большую часть пути найти не удалось, поэтому поход фактически совершался в режиме первопрохождения.
Первая часть маршрута - сплав по таежной, в буквальном смысле этого слова, реке Кодине. Несмотря на удобные подъезды, река совершенно не освоена туристами. Раньше в Кодино был целлюлозо-бумажный комбинат, но теперь он не работает. Вода в реке чистая, с торфяным оттенком.
Берега Кодины почти везде высокие, обрывистые, много оползней. Удобный "причал" приходится поискать. Лес у воды - лиственный, на возвышениях - смешанный. На реке есть несложные пороги (в нашу, малую, воду - 1к/с), а вот следы пребывания людей практически отсутствуют. Есть рыбацкие избушки (большинство давно брошено), да отдельные рыбацкие стоянки поблизости от деревень. Туристических стоянок нет совсем, хотя жители Кодино, вроде бы, видели в этом году на реке группу байдарочников, а также каких-то велосипедистов. Практически все стоянки мы разбивали на целине - но если немного поработать над благоустройством, почти везде можно оборудовать вполне комфортабельный лагерь.
Из-за запоздалой весны мы не встретили на Кодине никаких ягод, кроме земляники на прибрежных откосах. Обычно в двадцатых числах июля здесь можно найти смородину, морошку и первую чернику. В реке много рыбы.
Вторая часть маршрута - Большая Онега. Широкая полноводная река со слабым течением. Берега обычно лесные (леса очень богаты!) Много брошенных деревень, но есть и жилые. Можно недорого купить молоко или творог. Помимо молока, грибов и ягод, этот участок интересе памятниками старины. Из Порога в Усть-Кожу дважды в неделю ходит Заря; при наличии пассажиров она может подниматься до Мондино.
Третья часть маршрута - онежские пороги. Характер реки здесь резко меняется, ландшафт напоминает Кавказ или Среднюю Азию. Долина реки корытообразная, выложена валунами или камнями. Борта долины обрывистые, песчаные или каменно-осыпные, на склонах сосновый или смешанный лес. Наиболее сильный порог - под железнодорожным мостом. Основное препятствие - высокие валы. Течение очень сильное, перегрести невозможно, но большая ширина реки оставляет пространство для маневра. Высадив пассажиров, мы прошли пороги на байдарках без фартуков, почти не набрав воды, но новичкам повторять наш маневр не советуем. В целом, онежские пороги можно оценить 2 к/с.
Морская часть путешествия резко отличается от речной. Определяющую роль при выборе тактики движения играют приливы (скорость течения до 5-10км/ч) и ветер. Про морехождение на байдарке написано много, специфика Онежской губы - исключительно малые глубины. Осушка порой простирается на 3-5км, и в отлив сесть на мель можно в самом неожиданном месте. Летом вода нагревается сильнее, чем воздух, поэтому очень часты миражи и оптические обманы. Штурманская работа довольно сложна, но умелому капитану она доставит огромное удовольствие. Островов в этой части Онежской губы немного, но они исключительно живописны. Главная проблема в сухую погоду - пресная вода, ну и следует иметь в запасе не менее 5-7 дней на случай неходовой погоды.
Последний отрезок нашего пути - по Малошуйке - оказался исключительно трудоемким. Из-за отсутствия хорошей карты мы ошибочно решили, что здесь будет легче всего подняться до станции. Как выяснилось на месте, набор высоты до моста ж/д составляет почти 30м. Многочисленные пороги достаточно сложны для прохождения против течения; фактически мы несколько километров проводились, стоя по пояс в воде, и лишь изредка переплывали чуть более глубокие плесы. Вероятно, для завершения маршрута гораздо лучше подходит соседняя Нименьга или Нюхча.

В начало страницы   5. Описание маршрута (А. Дещеревский)
5.1. Река Кодина
Как и в прошлый раз, речку для похода мы нашли по карте. Нет, я вовсе не против традиционных маршрутов, проверенных многими поколениями туристов! Но почему-то каждый год мы стремимся в новое место, и каждый раз сталкиваемся с одной и той же проблемой: куда поехать? Вот и сейчас, пролистав кучу книг, описаний и интернет-файлов, относящихся к Архангелогородщине, мы опять оказались у разбитого корыта. Ни одной речки без недостатков! Кожа, Сывтуга, Илекса, Нюхча - чересчур порожисты. Ундоша и Кена текут через закрытые территории. Покшенга и Пукшеньга - много идти против течения, и добираться непросто... В конце концов осталось три варианта: Ваймуга-Сия, Кельда-Кулой-Пинега и Кодина-Онега-Белое море-остров Кий-Нименьга-Нюхча. Первый вариант интересен Сийскими озерами, монастырем и близостью космодрома, однако могут возникнуть проблемы с обратным выездом в цивилизацию. Второй маршрут проходит через карстовый район, и Кулой-Пинежский перехват - довольно редкое геологическое явление, а заканчивается пинежскими пещерами.. Но идти все же решили по Кодмне-Онеге: там МОРЕ!!! Хотелось за один поход увидеть побольше, найти что-то такое, чего нигде больше не встретишь...
Правда, настораживало полное отсутствие описаний как на Кодину, так и на нижнее течение Онеги. Карта у нас была только пятикилометровая, мало ли какие необозначенные на ней объекты поджидают нас по дороге? Зато удалось оценить средний уклон Кодины: 0.3м/км. Вполне разумная величина, по крайней мере водопадов можно не ждать...
После усиленных поисков в интернете обнаружилась страничка архангельского агентства "Белый ветер", которое предлагало туристам сплав по Кодине, обещая клиентам бурную радость после чудесного спасения на ужасных кодинских порогах. Интересно, что буквально через неделю после того, как я закинул в эхо-конференции вопрос с подробной ниткой нашего маршрута, "Белый ветер" неожиданно продлил свой тур, дополнив сплав по Кодине онежскими порогами и островом Кий. Ну чем не плагиат? Впрочем, их описание маршрута по Кодине, временная раскладка и километраж вызвали у нас серьезные сомнения в том, плавали ли вообще беловетровцы по Кодине (а если плавали, то насколько профессионально оценили реку). То есть большой пользы из описания мы не извлекли, за исключением одной важной детали: оказывается, по Кодине все-таки плавают! А когда чуть позже мы узнали от жителя Онеги Андрея zeroas@yandex.ru, что в большую воду в Кодино поднимаются моторки, сомнения в проходимости реки и вовсе отпали. А вот мысль начать сплав чуть выше, от поселка Сухая Вычера или слияния Вычеры с Лапоручьем, пришлось оставить. Как рассказал нам Андрей, помимо маловодья, там нас ожидали бы еще и многочисленные (особенно на Сухой Вычере) лесные завалы.
Из поезда выгрузились на мосту через Кодину, не доезжая до поселка 5км. Об остановке заранее, еще в Обозерском, договорились с машинистом поезда Плесецк-Онега, к которому в Обозерском прицепили наш московский вагон. В расписании есть одна остановка между станциями Мошное и Кодино (кажется, она называется 317 км), но эта "платформа" расположена в нескольких километрах от реки, и выходить надо не на ней, а попросить об остановке именно у моста. Интересно, что несмотря на наличие в расписании подобных "платформ", остановки на них фактически выполняются "по требованию".
Место для сборки байдарок у моста не очень удобное. Река течет в узком глубоком овраге, практически без поймы. Мы с трудом разместили у берега три байдарки. Андрей надувал Скаут чуть ниже по течению, подальше от железных штырей и арматуры. Поскольку стапелились у самого моста, при каждом прохождении поезда приходилось прятаться и смотреть, чтобы случайно свалившийся сверху камень не трахнул кого-нибудь по башке. Нет, не зря бывалые водники утверждают, что даже на простых реках туристу не помешает хорошая каска!
Кодина здесь - уже достаточно большая и широкая река. Глубина даже в засуху более, чем достаточна для байдарки. Лесных завалов нет и в помине, течение 2-3 км/ч.
Отчалили в 17.30, решив заночевать в первом же подходящем месте, желательно до поселка. Приемлемую стоянку нашли в устье заметного левого притока (Сивручья?) Коэффициент извилистости реки на этом участке (по 5-километровой карте) - не ниже 1.5, берега неудобные.
На второй день зашли в поселок, купили продукты, которые для экономии веса не стали тащить из Москвы. Возле поселка на береговых откосах довольно много земляники, других ягод нет вовсе. Весна запоздала, и 20 июля еще нет ни черники, ни смородины, ни морошки. А вот комары, похоже, только что вылупились и очень злые! Да, зря мы не взяли с собой какой-нибудь дэты...
Правый приток - р. Вычера - не намного меньше Кодины. Обозначенного на карте автомобильного моста ниже поселка давно уже нет, только следы торчащих на берегу бревен. Река петляет заметно меньше вчерашнего (Кизв"1.2-1.3), попадаются несложные перекаты. Всего в этот день шли около 6 часов, встали на ночевку на целине на Л берегу в 2км ниже устья р. Шоглы. Хотели остановиться пораньше - но не нашли ни одного хорошего места. Река почти не посещается туристами, стоянки если и есть, то только рыбацкие и для байдарочников неудобные. Впрочем, берега часто песчаные, и если вытоптать травку, то получается довольно неплохо. Может, через год-два трафик возрастет, и проблема с "насиженными" стоянками решится сама собой....
Андрей, который на Скауте шел сзади, заметил рыбацкую избу чуть выше нашего лагеря (примерно в 1км ниже устья Шоглы), и обиделся, что мы там не остановились. Завтра попробуем отправить его вперед, пусть сам выбирает место стоянки.
Третий день сплава. Река примерно такая же, как накануне. Лес по берегам в основном лиственный, берега крутые и оползневые. Найти удобный выход из воды - проблема, готовых стоянок нет вовсе. Примерно в часе сплава от р. Шоглы Кодина сильно петляет, пересекая идущую с севера на юг гряду высоких песчаных холмов, покрытых сосновым лесом. Несмотря на высокие неприступные берега, здесь видимо самые лучшие на Кодине места. Жаль, мы поленились вылезти на просмотр. Да и рановато как-то останавливаться на ночевку всего через час сплава...
В итоге заночевали у остатков автомобильного моста через Кодину в 1 км выше Костручья. Дорога давно брошена, постепенно зарастает молодыми березками, но пройти или проехать на мотоцикле еще можно, особенно со стороны правого берега, где дорогу используют местные рыбаки. Прямо на дороге есть ровные места для палаток, дров тоже хватает. Первый раз за поход место сухое и продуваемое, ночуем почти без комариков.
Четвертый день сплава: прошли Костручей и почти все пороги. Течение на порогах довольно сильное, местами до 10км/час. Берега сильно заросли, троп нет, что затрудняет просмотр. Но река мелкая, поэтому опасных для байдарки валов и больших волн нет, можно сплавляться без фартука. Зато из воды обильно торчат валуны, а с берегов свисают поваленные деревья, так что неопытному экипажу, возможно, лучше будет провести лодку вдоль берега. В нашей группе этот способ прохождения успешно применяли Аня и Таня, и только в одном месте они попросили меня и Олега пройти порог на их лодке.
На ночевку остановились на живописной зеленой поляне на Л берегу около последнего из нарисованных на 5-км карте порогов. (На самом деле порожков чуть больше). На островке есть прекрасный песчаный пляж, в лесу - хорошая чистая поляна, дров немеряно. Как ни странно, комаров тоже было по-божески. Единственный недостаток этого места - неудобный подход к воде - мы исправили, соорудив у берега настоящий деревянный причал из сосновых стволов, в изобилии валяющихся в лесу.
После дневки отправились дальше. Ниже порогов течение слабеет до 1-2км/ч. Перед деревней Поле река начинает жутко петлять, коэффициент извилистости около 2. Чтобы не терять время, отправили в деревню продотряд, условившись, что он пройдет поселок насквозь и будет ждать нас (или мы его) в устье притока ниже деревни. Увы, место встречи оказалось не слишком гостеприимным. Из-за обмеления реки грязное глинистое дно обнажилось, выйти на берег без сапог невозможно. Чтобы искупаться, поднимаюсь вверх по течению до каменистых гряд, глубоко вдающихся в русло. Там более чистое дно и меньше кровососущих тварей.
На берегу есть рыбацкие тропинки и неплохой лужок для палаток, но комары! Похоже, у них симбиоз с рыбаками. За редчайшим исключением, все засидки и избушки стоят в жутко комариных местах. Похоже, чтобы комаров не было, ночевать надо там, где не ловится рыба...
Здесь нас ели сильнее, чем в любом другом лагере. Впрочем, приречная поляна показалась бы раем по сравнению с дорогой Поле-Бор, которую мы назвали "дорогой смерти". Столько кровососов я еще не видел никогда в жизни, даже когда работал на Енисее! А вот в поселке, что удивительно, нет ни одной летающей твари! Правду, видать, сказывают здешние старожилы: заколдованное место! А может, и не заколдованное, обычная ландшафтно-географическая аномалия. Деревня стоит на высоком сухом бугре, и комары сюда просто не долетают...
Последний, шестой день сплава по Кодине оказался самым скучным. Течение исчезло совсем, коэффициент извилистости около 1.3. Не дай бог здесь нарваться на встречный ветер!
В поселке Бор реку пересекает строящаяся дорога Онега-Вонгуда-Глазаниха-Плесецк. В отличие от дороги Поле-Обозерская, нарисованной на пятикилометровке, новая трасса довольно далеко идет на юг вдоль Онеги. К сожалению, никто из местных не смог показать по карте нитку этой новой дороги
На ночевку остановились в устье Кодины, на кошенном поле. Кругом - следы активного рыболовства: тропинки, кострища, яма для шашлыков... На краю поля - ивняк, дров хватает.
Всего сплав по Кодине продолжался более 20 часов. Мы растянули эти часы на шесть ходовых дней (и одну дневку). Если не затягивать со стапелем в первый день похода, и идти чуть-чуть поспортивнее, можно, наверно, уложиться дня за три-четыре. Общую протяженность реки от ж/д моста до устья мы оценили как 105-110км. Даже удивительно, как это туристы из "Белого ветра" умудряются расправляться с Кодиной за два ходовых дня! Хотя, в большую воду, река, наверно, проходится заметно быстрее...

В начало страницы   5.2. Река Онега от устья Кодины до ст. Порог
После маленькой Кодины Онега производит впечатление настоящего моря. Ширина реки 300-500м, берега - невысокие обрывы, под которыми можно найти песчаный или глинистый, реже галечный пляж. Течение медленное, немного убыстряется на нередких здесь перекатах.
В 4 км от устья Кодины - устье Мудьюги. Андрей здорово раздосадован, что накануне мы не дошли до этого места, хотя после долгой гребли по стоячей воде вчера вечером мало кто согласился бы идти еще 4 км ради ожидающей нас впереди неизвестности. К тому же непонятно, чем устье Мудьюги лучше устья Кодины. Точно такой же берег, такие же рыбацкие кострища на травяных откосах, только нет сена под палатки и деревьев, чтобы растянуть наши "домики". Впрочем, у Андрея палатка каркасная, ему наши проблемы не актуальны...
В Мондино сохранилась пара жилых домов, но коров здесь не держат и молока нет. Зато есть прекрасно сохранившаяся огромная деревянная церковь. Чтобы вдоволь по ней полазить, захватите налобный фонарь. Подсобные помещения и проходы в этих строениях изначально были не очень-то светлыми, а теперь многие окна забиты досками. Но вообще-то эти деревянные небоскребы действительно впечатляют!
Сразу за Мондино на правом берегу - заброшенная деревня Кирилловская. Тяжелое впечатление оставляют полуразвалившиеся покосившиеся избы, остатки домашней утвари, засохшие деревья из бывшего сада. Совсем недавно здесь бурлила жизнь: мычали в подполе коровы, кудахтали куры, дымились печи... В каждом доме все было продумано и обустроено. Где-то теперь их хозяева, живы ли те, кто помнит эту деревню?
На ночевку встали чуть ниже деревни, на правом берегу Шомборучья. Узкий высокий гребень как будто специально создан для диких туристов! Удивительно, но здесь нет ни одного комара! После таежной непродуваемой Кодины (прозванной нами "Шкодина") это кажется чудом!
Только Андрею и Родиславу место не приглянулось. Еще больше Андрею не нравится, что за день мы прошли всего несколько километров. Убедившись, что дальше никто плыть не хочет, Андрей прибегнул к последнему средству - сказал, что они пйдут дальше вдвоем и заночуют перед деревней. Ну и ладно - с утра мы обычно встаем раньше, чем Родислав и Андрей, и завтра легко их догоним. А все снаряжение, котлы и продукты у них есть - еще в Москве Андрей предложил брать шмотки с запасом, поскольку в конце похода предполагал от нас отделиться.
Правда, наутро мы никуда не поплыли. Место просто замечательное, всем хочется остаться на дневку. Мы с Олей поехали на остров разведать ягоду в огромном моховом болоте, а Илья с Димой на байдарке поспешили в деревню, чтобы купить молоко или творог и проведать Андрея. Мы с Олей не только вдоволь наелись голубики, черники, шикши и прошлогодней клюквы, но и принесли смесь этих ягод к традиционному вечернему варенью вместо поднадоевшей уже смородины. А вот ребят в деревне ждало разочарование: оказывается, коров нет и здесь. Кстати, в километровку, выпущенную ФГУП "Аэрогеодезия" (С-Пб, 2002г), надо внести поправку: на самом деле находящаяся на правом берегу деревня Октябрьское вовсе не умерла, жилых домов здесь даже больше, чем в левобережном Карамино. Видимо, оживлению правого берега (и умиранию левого) поспособствовала прокладка дороги. Хотя, в таком случае непонятно, почему выжило расположенное на острове Мондино, а не правобережное Кирилловское...
На следующий день вышли пораньше, чтобы успеть до ветра. Просторы здесь - как на озере, и если задует чуть посильнее, можно вообще остаться на месте. Но даже несильный встречный ветер может здорово тормозить байдарки, не говоря уж о резиновой лодке.
В Каменном наконец-то нашли жилую деревню с действующими коровами. Что интересно, молоко нам продали прямо из лодки местные жители, направлявшиеся на сенокос. Моторка подошла к нашей флотилии примерно в двух километрах выше деревни.
Но в поселок мы все равно зашли, чтобы осмотреть местную церковь. Ее недавно ограбили, и теперь помещение запирают. А вот напиться так и не удалось: все колодцы на удивление гнилые и вода вонючая. В Онеге и то лучше, хотя негигиенично набирать жидкость и мыть посуду прямо между толпящимися на пляже коровами...
В Чижиково сделали еще одну остановку. Опять купили молочное, сварили обед на прекрасной зеленой лужайке напротив деревни. Последний переход - до острова Еловей. Остановились на правом берегу в 3км выше деревни Корельское. Мне страшно понравились чистые травяные лужайки под огромными елками и соснами над самым обрывом. Но по общему мнению, подниматься туда чересчур неудобно, даже если отрыть в обрыве ступеньки. В итоге пришвартовались чуть ниже, на небольшой полянке точно у верхней кромки острова Еловей.
Утром устроили экспедицию на болото. Позор, но составители упомянутой выше километровки "забыли" нанести здоровый правый приток, вытекающий из болота! Такой ручей (или канал?) не стыдно показать и на пятикилометровке, а уж при стотысячном масштабе его отсутствие иначе, как браком, не назовешь! Тем более, в таком легкодоступном и посещаемом месте...
Само болото (к нему мы дошли по обозначенной на карте просеке) очень понравилось: смотрится весьма эффектно. Но ягод нет, и это обидно. Зато чуть ближе к реке, по краю обозначенной на карте заболоченной полянки (находящейся в 2км к ВСВ от о.Еловей) обнаружилась вполне спелая морошка! Наконец-то мы вдоволь напробуемся этой северной диковинки! Есть и черника. По всему видно: ягоды не теряют времени зря и наливаются соком! Жаль только, что идти к этому удовольствию довольно сложно: просеки заросли и просматриваются с трудом. К тому же начинаются они в 200м от реки и с берега совершенно не видны, а поиски здорово осложняются густыми зарослями прибрежного чернолесья и непоказанным на карте топким ручьем-каналом.
Следующий день проходил по стандартному сценарию. Ранний подъем, серия часовых переходов, купание, обед... Из достопримечательностей нас заинтересовали остатки разобранной узкоколейной дороги на левом берегу Онеги в 2 км ниже Корельского. Увы, после тщательных поисков удалось обнаружить только пару ржавых костылей да следы насыпей, заметные лишь по другому типу травы. Попутно выявились очередные неточности километровки: и ЛЭП, и дорога нарисованы с искажениями, и только граница леса отражена более-менее благопристойно.
Наиболее приятное место обнаружилось на правом берегу Онеги напротив урочища Руслованга. В узком лесном перешейке между рекой и болотом - исключительно удобные полянки, где так и хочется поставить лагерь. На огромном моховом болоте изобилие голубики, по краю - морошка. Берег - песок с примесью глины. Очень интересен поперечный профиль русла реки. Дно сперва очень пологое, а на некотором расстоянии от берега внезапно круто уходит вниз. И это при полном отсутствии течения! Совершенно очевидно, что на фарватере глубина русла намного превосходит базис эрозии этого участка реки, даже если принять за него скальное дно близ станции Порог. Интересно, какие геологические процессы сформировали такое русло...
На обед остановились на галечнике в 1-2 км выше Нерюжской Запани. Этот правобережный пляж виден за несколько километров. Место посещаемое: есть следы кострища, каменный стол. Подход к воде очень удобный и чистый, а вот хорошее место для палатки пришлось поискать.
Пока готовился суп, нас догнали Андрей с Родиславом. Но к нашему берегу не пристали, зачалились на другой стороне и ушли в лес за морошкой. Пообедав, но так и не дождавшись Андрея, решили вставать на ночевку. В километре от лагеря - болото Шагомох, можно собрать морошки на варенье домой. Спешить, вроде бы, некуда, да и незачем - живем, как на курорте.
Через час к нам причалили Родислав и Андрей. Доели оставленный им супчик, осмотрели стоянку... Увы, ночевать на выбранном нами месте Андрей категорически отказался, решил во что бы то ни стало сегодня же дойти до моря. Но нам на байдарках идти сегодня в пороги - безумие. Во-первых, мы уже полдня, как на веслах, а описания порогов у нас нет, и неясно, насколько сложны они для байдарок. Во-вторых, мы обязательно должны проходить пороги утром, чтобы вечернее солнце не слепило глаза, и был запас времени на случай обноса. В-третьих, перед порогами мы собирались дооборудовать лодки обвязками, проверить прочность лаг, усиливающих кильсон, получше упаковать вещи... По-видимому, Андрей принял эти обстоятельства во внимание, и его решение идти дальше было просто вежливым способом окончательно отделиться от группы. Да, не каждый интеллигентный и культурный человек способен вынести три недели непрерывного общения с компанией из десятка не замолкающих ни на минуту ребятенков, которые к тому же (как впрочем и их руководитель) не отличаются особой воспитанностью...

В начало страницы   5.3. Река Онега от ст. Порог до г. Онега
Июль 2003г получился в Поонежье крайне сухим (в Заонежье реки обмелели еще сильнее). Засуха чувствовалась уже на Кодине, но совсем низкую воду мы встретили на Онеге (и позже на Малошуйке). Из-за мелководья вода сильно прогрелась, в Черном море и то холоднее. Днем прибрежные камни раскаляются так, что нельзя ходить по ним босиком. Погодная аномалия усилила впечатление от приустьевых онежских порогов: Кавказ, да и только!
Кроме первого - железнодорожного - порога, остальные сложностей не представляют. Надо только все время следить за течением, чтобы не налететь на валун или не уйти в каменистое мелководье. Байдаркам без фартуков приходится также избегать чересчур высоких валов.
По плану, мы хотели спуститься почти до края приливной зоны, чтобы за следующий переход добраться до острова Кий. В предполагаемом месте ночевки встретили Андрея с Родиславом. К нашему удивлению, вместо солнечного соснового правобережья, Андрей выбрал для остановки мрачноватый галечный пляж на левом берегу речки. Оказывается, там он нашел единственную в этих краях яму для ловли рыбы. (Впрочем, следов обильной рыбалки в его лагере мы что-то не заметили). А вообще-то подходящих площадок для остановки на этом участке Онеги хватает: от тенистых горных расщелин на склонах промытого Онегой каньона до солнечных травянистых полянок у самой реки. По просьбе Андрея, чтобы не пугать рыбу в облюбованной им яме, лагерь поставили на другом берегу речки. На следующий день устроили дневку, во время которой насобирали черники и сварили вторую порцию варенья домой. Но вообще-то самые ягодные места здесь располагаются на левом берегу речки, на Лебяжьих озерах за ниткой железной дороги.
Чуть выше нашего лагеря в наиболее удаленной от автодороги Онега-Вонгуда части полуострова стоит уютная лесная избушка. Летом здесь постоянно живет рыбак - Юрий Михайлович (но не Лужков), а на выходные к нему приезжают знакомые из поселка. Избушка знаменита тем, что сюда уже несколько раз наведывались телевизионщики: и местные, архангельские, и московские, и даже откуда-то из Европы. В основном, интересовались эндемичными методами рыбной ловли. Интересно, конечно, но по-моему, гораздо более экзотическим способом рыбалят на Ворзогорах.
В лагере на Онеге главной нашей проблемой было узнать расписание приливов, чтобы пройти Онежскую губу с попутным течением. Для этого нам с Димой даже пришлось на байдарке догонять моторную лодку, что мы довольно успешно и сделали. Раздобыв у рыбаков "секретную" информацию, выставили на берегу байдарочное весло: условный знак для Андрея, чтобы он переправился к нам и узнал детали.

В начало страницы   5.4. Белое море: г. Онега - о. Кий
Онежская губа во время отлива мало отличается от реки. Течение даже сильнее, чем в Онеге выше порогов. Вплоть до Анды Кирпичной близость моря совершенно не ощущается, если не считать периодических подъемов воды. Затем губа расширяется, и камышовые заросли делят русло на две протоки, которые соединяются только у рыбопитомника Шелекса. Мне показалось, что в правой протоке течение немного сильнее.
От Шелексы течение слабеет, глубина и ширина реки возрастают. Но вода еще пресная. В отлив она остается таковой вплоть до Пихнемского мыса, а в прилив соль может ощущаться сразу за Онежским портом.
С отливом успели дойти до Андой Кирпичной. После обеда, переждав приливное течение, двинулись дальше. До порта Онеги шли часа два. Еще два часа ушло на закупку продуктов, телефонные переговоры и прочие развлечения. Переговорный пункт находится в километре от берега (приставать надо на пляже сразу за портом), там же расположен центр города и большинство магазинов. Цены, несмотря на северный край, вполне умеренные. Мучное и крупы стоят, как в Пущино, а овощи или арбузы даже дешевле, чем в это же время в Москве. Видимо, по пути из Астрахани в Онегу дальнобойщики меньше тратятся на бензин и на взятки, чем при попытке въехать в первопрестольную. На радостях мы закупили сладостей и зелени для салата, заправили водой все имеющиеся емкости и отправились дальше, к острову Кий.
К сожалению, встречный ветер и незапланированные задержки в Онеге не позволили нам выполнить намеченное - дойти до острова Кий с отливом. Позади было уже две трети пути, когда отливное течение стихло. Вдали на горизонте едва заметно зеленел оставленный нами берег, впереди уже маячила желанная цель, как вдруг мы обнаружили, что плыть дальше нельзя: ПОСРЕДИ МОРЯ БАЙДАРКИ СЕЛИ НА МЕЛЬ!!!
Причем это была не какая-нибудь коса или банка, нет, мелководье простиралось во все стороны на многие километры! Что делать? Скоро начнется прилив и унесет нас обратно на берег! Скорость течения здесь 5-7км/час...
К счастью, в километре обнаружился небольшой островок, на карте он обозначен как о.Горантьева. По щиколотку в воде, прямо по морскому дну мы побрели пешком к скалистому берегу, с трудом таща за собой облегченные лодки. Несмотря на отсутствие экипажей, байдаркам едва-едва хватало глубины. И это в добрых пяти километрах от нормальной земли! Да, только здесь, в Онежской губе Белого моря я по-настоящему понял, почему истинные моряки никогда не говорят: "По морю мы плаваем!", но только - "По морю мы ХОДИМ!!!"
Выбравшись на голый, казалось бы, островок, для начала хорошенько поужинали. Дрова можно найти даже на самом захудалом каменном лбе, торчащем из моря, на Горантьева же, несмотря на отсутствие настоящего леса, дров - море!
После ужина легли спать без палаток, прямо на скалах. Камни теплые и приятные, но коврики все же стелим. После береговой тайги полное отсутствие хоть какого-то гнуса усиливает ощущение нереальности происходящего. Я уж не говорю про фантастические краски закатного моря, мерцающие вдали огоньки прибрежных деревень, плеск прибоя и запах водорослей...
Утром с отливом пошли дальше. Как нам рассказали в Онеге, на острове Кий теперь особый режим, и его самовольное посещение строго карается. За нарушение, тем более за ночевку на острове - какие-то огромные штрафы. Хочешь приехать - покупай экскурсионный тур примерно за 200руб/сут, и вперед! На катере привезут, на катере увезут, еще и покормят, и на экскурсию по монастырю сводят. Видали мы этот катер: перегруженная калоша, еле-еле приливное течение перегребает. Когда эта развалюха проходила мимо о.Горантьева, мы подняли над лагерем свой флаг, и в ответ получили приветственные сигналы. Но вот смысл следующего маневра перегруженного пассажировоза так и не поняли: внезапно катер развернулся на 180 градусов и проследовал мимо нашего острова... задом!
Чтобы не дразнить гусей, точнее, егерей, и выбрать наиболее уединенное место стоянки где-нибудь на отшибе, мы обогнули Кий с северо-запада. Заодно получилась небольшая обзорная экскурсия вокруг этого заповедного уголка архангелогородщины. В итоге лагерь поставили на северо-восточной оконечности острова. Впрочем, полного уединения нет даже здесь: сразу за гребнем стоят какие-то сарайчики, похожие на дачу. Ну и черт с ними, - не выспавшись, мы хотели как можно быстрее поставить лагерь. Знаков "приставать запрещено" нет, про музей-заповедник мы знать не знаем, а пристали туту вынужденно, чтобы переждать встречное течение. В крайнем случае, снимемся и уйдем на следующий остров...
Утром пошли к соседям знакомиться. Нам рассказали удивительную историю. Оказывается, в эпоху заката социализма здесь, на острове Кий, выделяли дачные участки жителям Онеги. Понятно, что это были не самые простые ее жители, и все же, все же...
Прошли годы, и из десятка дачных хозяйств осталось одно. Очень уж трудно содержать эту дачу. Регулярного сообщения с Онегой нет - нужен свой катер, но в шторм даже на катере не пройдешь, можно застрять на острове на неделю. Продукты и пресную воду надо возить с берега; вырастить что-то - проблема. Правда, после дождей воду берут в лужах между камнями, но летом дожди бывают далеко не всегда, и на полив воды не хватает. Единственное, чего здесь много, так это дров, но чтобы организовать баню, опять-таки нужна, как минимум, бочка несоленой воды. И что самое неприятное, на острове работает дом отдыха и постоянно полно отдыхающих, которые шастают по всей территории и иногда не прочь что-нибудь утащить. Поэтому в курортный сезон, а он тут длится полгода, на даче постоянно должен кто-то дежурить...
Единственную оставшуюся дачу сообща поддерживают несколько семей. У них есть собственный катер человек на пятнадцать (игрушка не из дешевых), моторки и много другого полезного барахла. Занимаются преимущественно подводным плаванием, ради этого базу и держат. На одной из моторок, дежурившей напротив нашего лагеря, - огромная надпись ГИМС (собираясь в поход, мы так боялись встречи с этими хищниками)!
Поскольку в единственная оставшаяся в нашем конце острова пресноводная лужа почти пересохла, на следующий после прибытия день мы устроили экспедицию за водой. Около монастыря есть пресное озерцо, но колодезная вода гораздо вкуснее. Единственный на острове колодец находится недалеко от монастыря, в 50м к югу от столовой. Кстати, здешний дом отдыха - едва ли не старейший в России, основан в 1924г. Теоретически, вид посторонних туристов, нахально черпающих воду прямо под носом у домоотдыховского начальства, может привести к каким-то осложнениям, но мы ходили за водой дважды и ни разу не встретили никого, кроме отдыхающих и помощников поваров, которые отнеслись к нам вполне доброжелательно.
Уходить с острова не хотелось. Во-первых, из-за солнечной жаркой погоды не только реки, но и море прогрелось до небывалых 20-25 (в прилив - 15-20) градусов, и мы жили, как на южном курорте. Во-вторых, я все еще верил, что нам удастся уйти с острова днем, с приливом, при попутном ветре и слабом волнении...
Через пару дней нас посетил егерь с турбазы. Оказывается, он видел, как мы шли мимо острова, и даже искал наш лагерь, но не нашел и решил, что мы уплыли еще куда-то. К нашему удивлению, осмотрев палатки и прочее имущество, он не только не стал кого-то ругать или чего-то просить, но наоборот, посоветовал более удобное место для костра, от которого мы отказались, посчитав пожароопасным. То ли с режимом на острове не так строго (а штрафуют только приезжающих на моторке), то ли на егеря произвела впечатление чистота и порядок вокруг наших палаток. Мы не только благоустроили прилегающую территорию, но и собрали весь мусор на соседних тропинках. Кстати, формально архипелаг Кий состоит из нескольких островов (см.схему архипелага на щите-плакате у дома отдыха), и строго говоря, мы расположились не на самом острове Кий, а на одном из его соседей. Впрочем, вряд ли это имеет большое юридическое значение...

В начало страницы   5.5. Белое море: о. Кий - Ворзогоры - губа Нименьга
Наконец, ждать дальше стало невмоготу, и мы решили продолжить плавание. Уличив момент, вышли в море, несмотря на свежий северный ветер и ощутимое волнение. До монастыря прошли восточной стороной острова, прячась от волн. Последний раз набрали воды в колодце у столовой, впереди - открытое море! Однако уходить от берега в такую погоду слишком опасно, поэтому доковыляв с попутным течением до о.Горантьева, высаживаемся на знакомые скалы.
В обед произошло серьезное ЧП. Снимая чай, Саша вылил на ногу полный котел кипятка. Пришлось столкнуть несчастного в море, чтобы нога немного остыла, затем приступили к перевязке. Сначала сняли верхний слой кожи - почерневшей пожухлой пленкой она свисала по краям раны. Видимо, на ногу попал не только кипяток, но и перегретый пар. Затем к ране для дезинфекции приложили смоченный спиртом бинт (после похода медики сказали, что без этого, наверно, можно было бы обойтись). На обработанную поверхность наложили густой слой синтомицина, прикрыв его бинтом, присыпанным толченым фурацилином и стрептоцидом.
К вечеру ветер стих, волнение улеглось, и мы продолжили путь. Очень кстати начался отлив, и понес наши лодки в сторону Ворзогор. Из-за волнения крейсерская скорость байдарки, тем более с детским экипажем, может упасть до 2-3 км/ч, если бы не отлив, было бы довольно рискованно идти от о.Горантьева через Онежскй залив напрямую на Ворзогоры.
Вот и намеченный мыс, огромные песчаные пляжи. К берегу из-за отлива подойти не смогли: даже около мыса, где наибольшая глубина, осушка простирается на километр с лишним. Ничего не поделать! Если хочешь ловить попутное течение, приходится ходить по морю не только в максимальную воду, как это рекомендуют путеводители...
Взяв самое необходимое, оставили у байдарок дежурного и пошли к берегу. Местами дно не песчаное, а глинистое. Не то чтобы топко, но на ноги липнет грязь, что не очень приятно.
Поставив палатки на сосновой лужайке, варим ужин, периодически меняя дежурного у байдарок. Вода прибывает, зевать некогда! Выбирая наиболее глубокие проходы, дежурный медленно, но верно ведет флотилию к берегу. Вскоре море поднялось к самому пляжу, и мы смогли с удобством разгрузить суда и вынуть лодки на берег.
С восточной стороны Ворзогорского мыса, где мы стояли первые несколько дней, удобнее всего жить возле обозначенной карте избушки, там где высокий склон вплотную подходит к берегу. Западнее прибой бьется прямо в крутые откосы. Исключительно красивое место, но палатку поставить негде. Если отойти чуть южнее, то между морем и лесом, примыкающим к высокому склону, окажется широкий песчаный пляж.
Около избушки есть малина, но в начале августа она еще не созрела. В лесу полно черники, шикши и голубики, опять варим варенье. Главный недостаток этого места - отсутствие хорошей воды. В километре к югу есть пара озер и проточное болотце, но оно сплошь усеяно коровьим и конским навозом, и брать воду оттуда мы не рискнули. Вместо этого Илья и Дима сходили в деревню (по дороге до нее всего лишь два километра), заодно купили творог и молоко. Правда, родники в деревне тоже не очень чистые, взятую оттуда воду желательно кипятить.
Через пару дней мы обогнули мыс и встали со стороны Нименьги, к ЗЮЗ от г. Высочиха. Здесь тоже очень красиво. Одна беда - на берег наведываются отдыхающие из Поньги и даже Ворзогор (у деревни купаться негде), поэтому грязновато. Ну, не дано понять современному человеку, что брошенная на пляже бутылка, пластиковая упаковка или консервная банка будут лежать здесь десятилетиями, не разлагаясь. Я уж не говорю о стеклотаре, кирпичах, газетах и прочей "мелочи". Издержки технологической эры: отходы стали намного долговечнее, чем раньше, а психология не поменялась. Типичные горожане приезжают на море раз в год и искренне удивляются, что за недоумки так изгадили берег. И тут же оставляют после себя еще большую гору отходов! Ну, не вмещается в их убогую голову столь сложная цепь причинно-следственных связей.... Тем более удивительно созерцать деревенский народ, который каждую неделю посещает одно и то же место, и тем не менее тоже не заботится убрать за собой мусор...
Интересно, что обе ворзогорские деревни живут ягодами, скотом и рыбой. Однако мы не увидели ни одной лодки. Как же ворзогорцы ходят в море? А вот как! Оказывается, в Онежской губе высота прилива почти не меняется в течение месяца. Дважды в сутки вода отступает и поднимается почти на три метра. А дно очень пологое... Ну что, догадались? Да, точно: ворзогорцы в море не ходят, они туда ездят на тракторе!!! Как только вода отступает, из деревни на морское дно спускает самый обычный трактор, и начинает проверять загодя выставленные сети. Без трактора никак: сухое дно простирается на несколько километров, пешком не успеешь! Собрав застрявшую в сетях рыбу, тракторист возвращается домой, обычно с полной тележкой добычи. Вот это технология, ради этого стоило ехать на Белое море!
Из-за Сашиной травмы мы сократили маршрут, чтобы быть поближе к населенным пунктам. Дальше Нименьги не пойдем, ночевать будем поближе к людям. Однако надежда пополнить в деревне запасы медикаментов оказалась тщетной. Аптеки здесь нет, медпункт на лето закрыт, даже бинтов не купишь. Лечение идет очень неплохо, но запасы медсредств истощились, а перевязки больному приходится делать каждый день. Если не вскрывать повязку (эта процедура - самая болезненная), то обширный глубокий ожог может загноиться с самыми серьезными последствиями, вплоть до гангрены. Но даже при более благоприятном исходе, если рана вдруг заживет, повязка намертво присохнет и снять ее можно будет лишь вместе с кожей.
К счастью, Оля познакомилась с отдыхающими из Поньги, которые снимают в Ворзогорах дачу, а на море приехали на мотоцикле. Узнав о нашей беде, они предложили свозить больного к фельдшеру. Благодаря протекции главы семейства Сергея нас все-таки принял муж фельдшера, тоже Сергей. Прямо на лавочке перед домом он промыл рану перекисью и положил вместо синтомицина специальную противоожоговую пену, с которой Саша доехал до Малошуйки.
Возле нашей стоянки есть небольшой родничок. Он находится в нескольких шагах от дороги: от развилки-выезда к морю нужно пройти по дороге около 50м к югу, там влево уходит четкая тропка. Но воду мы из него не брали: во-первых, из-за засухи родник обмелел, а во-вторых, в воде валяются какие-то бумажки и мусор. Поэтому за водой опять ходили в деревню. Но если в более сырую погоду приехать сюда с лопатой и провести небольшую рекультивацию, то запасы жидкости можно будет пополнять прямо около лагеря.
Еще с этой стоянки очень удобно ходить на болото Никольский мох. Там мы нашли обильную голубику и чернику. Вдоль дороги вдоволь малины, правда из-за засухи она слегка мелковата. Конечно, здесь есть и черника, и шикша, а еще ребята нашли в поле какую-то вкусную низкорослую ягоду, по виду напоминающую ежевику.
Сильный ветер несколько дней не давал выйти в море. На самый крайний случай, в отлив можно пешком провести байдарки вдоль берега по мелководью, куда не доходят большие волны. Но плыть все же приятнее, поэтому в ожидании хорошей погоды мы перенесли лагерь с прибрежного бугра под кроны соснового леса - как раз туда, где между двумя дорогами из земли сочится описанный выше родник. Еще через пару дней ветер стих, и выждав начало отлива, мы двинулись вдоль берега в сторону Нименьги-Малошуйки. Чтобы преодолеть прибойную зону (для байдарки это самое сложное и опасное место), старт задержали примерно на час. Когда уровень моря немного понизился, по углублению между песчаными косами мы легко вышли в море и двинулись на юго-запад, внимательно вглядываясь в паузы между гребнями волн, чтобы не налететь на какую-нибудь из обильно расставленных здесь сетей. Их железные, да и деревянные колья с легкостью могут продырявить оболочку байдарки. К счастью, заранее взятые азимуты на безопасный выход из бухты позволили миновать эту напасть.
С попутным отливным течением дошли примерно до Малошуйки. Волны усиливаются, стараемся держаться поближе к берегу. Четких ориентиров почти нет, а по удаленным мысам из за атмосферных явлений ориентироваться непросто, тем более, что точность нашей двухкилометровки вызывает некоторые сомнения.
Отлив уже слабел, когда байдарки вышли к намеченной точке и сели на грунт. По плану, здесь следует пообедать (не ждать же четыре часа, сидя в лодках!) и дождаться прилива, который затащит нас вверх по реке до конца приливной зоны. Но как пообедать на морском дне?
К счастью, совсем рядом - зеленый травяной берег, есть даже парочка бревен для большого костра. Оставив дежурного по байдаркам, взяли все необходимое и отправились к берегу. На глаз до него метров пятьсот - по чистому морскому песочку можно пройти за несколько минут!
...Только через полчаса ходьбы, изрядно устав и убедившись, что желанный берег все не приближается, мы поняли свою ошибку. Да, вот наглядный пример миража, столь частого в этих краях! В жаркие летние дни вода и морское дно прогреваются гораздо сильнее, чем воздух, и атмосферная рефракция может в несколько раз сократить видимое расстояние до объекта. Острова, даже находящиеся далеко за горизонтом, неожиданно как бы всплывают над морем. Детали берега видны столь отчетливо, что кажется, он совсем рядом!
Ну вот наконец-то и берег. Но что это? Морское дно понижается, и по нему из моря на берег с ревом уходит бурный поток соленой воды. Конечно, все слышали про Кара-Богаз-Гол, но там вода вытекает из озера! А куда может деваться река, вытекающая из мирового океана?!?
Поразмышлять подольше о геоландшафтной загадке мы не смогли - Дима обнаружил брод, и мы вышли на берег. Заготовка дров в точке обеда - отдельное весьма интересное занятие. До леса полкилометра топкого лугового высокотравья. Зато возле деревьев мы нашли огромные заросли крупной и наконец-то полностью спелой голубики. Ее здесь никто не собирает.

В начало страницы   5.6. Река Малошуйка: устье - г. Малошуйка
С началом прилива мы вернулись к байдаркам и пошли дальше вдоль берега. Периодически щупаем веслами дно: в устьевом фарватере глубина должна быть больше двух метров. И точно, вот глубокое место, это река!
Приливное течение быстро несет нас вверх по узкому руслу Малошуйки. Вот, кстати, и соленая река, которую мы не могли перейти во время обеда. Она впадает в Малошуйку в середине приливной зоны. Когда море отступает, вода из Малошуйки уходит гораздо быстрее, чем с окрестного мелководья. Возникает локальный базис эрозии, куда и устремляется море. Вытекающие из него ручьи и речушки размыли себе русло в прибрежном глинистом грунте. Получились настоящие каньоны, иногда они уходят от берега на несколько километров.
По плану, мы хотели заночевать возле устья, в первом же месте с хорошей водой. Завтра у нас будет целый день, чтобы подняться до станции. Увы, запланированное место ночевки уже занято: там расположилась не обозначенная ни каких картах МТФ, и все окрестности пронизаны жутким тарахтением сепаратора. Может, попробуем подняться повыше?
Бороться с течением пока несложно, но впереди за поворотом - деревня. Скоро семь, часа через четыре стемнеет. Оба возможных решения не лишены существенных недостатков. Что же делать? Дружные детские крики призывают сегодня же дойти до станции. Ах, если бы кричатели знали, что их ожидает, может быть, они бы не стали растрачивать последние силы на эти вопли, а то и вообще предпочли бы остаться здесь на ночевку?
До глобального поворота реки, где наш курс с южного меняется на восточный, флотилия дошла довольно легко. На повороте - масса лодочных гаражей, отсюда жители Малошуйки выходят в море. При желании отсюда, наверно, можно уехать на станцию.
Сразу за поворотом течение ускоряется, камней в русле все больше. Местами лодки легче вести бечевой. Вот, наконец, и церковь. Она довольно интересна, но у самого входа висят оголенные провода - при лазании надо соблюдать осторожность. Будет жалко, если и этот деревянный ансамбль когда-нибудь ветреной ночью погибнет от короткого замыкания..
По реке от церкви до моста менее километра, однако этот участок мы шли около часа. Посланные на мост по берегу Саша, Дима и Олег не смогли нас дождаться и решили сходить в поселок. Мы оказались в трудном положении: скоро ночь, до места стоянки еще подниматься и подниматься, а три члена группы исчезли и вернутся неизвестно когда. Прождав у моста почти час, решили продолжить движение. Местную молодежь попросили предупредить ребят, чтобы по возвращении они шли вдоль речки, пока не найдут нашу группу. Даже днем пешеходу очень непросто найти движущиеся по речке байдарки, а в свете наступающих сумерек перспективы беглецов выглядели совсем неприятно. Вдруг подходящее для лагеря место окажется на другом берегу, или за островом? Река петляет, шумит... Обнаружить наш лагерь, тем более докричаться, будет непросто. Кроме того, все надеялись, что Дима и Олег сменят кого-то из уставших байдаркопроводцев, на деле же вместо помощи мы получили очередное ЧП.
Выше деревни характер реки не меняется. Только один из плесов имеет длину около километра. Между плесами - многочисленные пороги, их даже днем идти очень непросто.
Темнота настигла нас примерно в полутора километрах от деревни. До железной дороги еще столько же, а силы на исходе. Уставшей и промокшей от постоянных проводок группе нужен хороший лагерь с большим количеством дров, по возможности скрытый от местного населения. На левом берегу - большая поляна, Илья предлагает остаться здесь. Но рядом дорога, за дровами надо лазить в крапиву, и очень неудобно ставить палатки. А самое главное, если верить карте, отсюда до станции больше двух километров (дорога огибает излучину речки), а если проплыть метров четыреста, то идти придется всего километр. К тому же не по поселку, а по железной дороге, где меньше посторонних глаз и можно организовать движение в несколько ходок. Если учесть, что на станцию придется ходить часто - за билетами, в больницу, и наконец, с вещами, то проплыть самую малость, по-моему, просто необходимо...
Приемлемое место ночевки обнаружилось на крутом повороте реки, в полукилометре от железной дороги. Сухая лесная поляна невысоко над рекой, с удобным спуском к воде, совершенно закрытая от посторонних глаз. Дров - море, а на случай дождя есть елки. Вынув на берег наименее водостойкие гермы (на дне байдарки плескалась вода, набравшаяся во время проводок), я отправился назад, чтобы помочь отставшим. Сначала привел Аню с Таней - они сидели на противоположном берегу речки в сотне метров от выбранного мной места. Дети выбились из сил гораздо раньше, идти до них пришлось почти полкилометра. На той самой зеленой поляне, где я оставил Илью, они развели костер и решили дождаться утра. Но сегодня воскресенье, мало ли кто будет гулять здесь под утро. Пришлось вытащить их из спальников, расстеленных прямо на земле (полиэтилен не в счет) под открытым небом, и через силу заставить идти дальше. Конечно, вылезать из спальников неприятно, а после сверхсложного двенадцатичасового "рабочего" дня - еще и очень тяжело просто физически. Но раз уж мы решили дойти сегодня до станции, надо идти до конца, чтобы затраченные усилия не пропали.
Да, зря мы не остались около фермы! День все равно не сэкономили - после бессонной ночи с утра лагерь спал до двенадцати, об отъезде этим же вечером не могло быть и речи. Если уж идти по Малошуйке вверх, делать это надо обязательно днем, при свете и со свежими силами...
Подъем по реке оказался труднее, чем ожидалось. За шесть часов мы набрали больше двадцати метров по высоте. Нименьга, не говоря уж о Нюхче, в этом смысле наверняка значительно проще! А вот на Кушреке набор высоты тоже около 20 м, но там хотя бы нет населенки...
Утром я долго никого не будил. После вчерашнего не грех хорошо выспаться. Только в полдень мы приступили к распаковке и разборке байдарок (накануне их вынули на берег прямо с вещами). Помыв, заклеив и подшив шкуры, мы разложили все на просушку, и около пяти вечера отправились в город. Только детская байдарка была еще совсем не готова, но Андрей и Денис тоже пошли город. После возвращения у них будет достаточно времени, чтобы привести все в порядок. В этот момент я рассчитывал через час-два вернуться в лагерь с билетами, а к трем часам ночи - отнести вещи на станцию и сесть на рабочий поезд Малошуйка-Емца. Правда, накануне Диме в поселке сказали, что от моста до станции еще идти и идти, но карта уверенно позволяла проигнорировать эту гипотезу. Мало ли какую ерунду могла наговорить детям воскресным вечером подвыпившая местная молодежь!
Увы, неправдоподобные слухи оказались истинной правдой! Станция в Малошуйке действительно располагается не там, где она нарисована на карте, а в противоположном конце поселка. От моста до нее ровно два километра!
Видимо, при подъеме по Малошуйке следует останавливаться на антистапель не у моста, а сразу за деревней Абрамовская, на правом (орографически) берегу речки. Здесь плохо с дровами и по выходным часто наведывается отдыхающая молодежь из поселка, зато к станции можно идти по дороге. Этот путь заметно длиннее (пять-шесть километров в зависимости от выбранного места), зато он, скорее всего, оказался бы менее трудоемким, поскольку на дороге с большой вероятностью можно нанять машину для перевозки наиболее тяжелого груза.
Еще одна неприятность поджидала нас уже в кассе. Оказывается, вечером станция не работает, касса открыта только в 6-7, 12-16 и 23-24часа, а предварительная продажа происходит только с 12 до 16. (Ночью я еще раз сходил на станцию, но билеты на мурманский поезд так и не дали, велели подойти утром). Зато в больнице все прошло как нельзя лучше: Сашу приняли, перевязали и наложили новую пену, с которой он доехал до дома.
В лагерь мы вернулись около девяти. Некоторые особо активные члены нашего коллектива предлагали напрячься и уехать сегодня же ночью, но перед глазами стоял наглядный пример вчерашнего дня, и я решил отложить выезд на завтра. Куда спешить: продуктов хватает, больной поправляется, а местные жители если и появляются, то только по другую сторону речки...
Увы, младшие дети, которые накануне были готовы трудиться всю ночь, чтобы сразу уехать, утром не смогли заставить себя встать вместе с дежурными. Поэтому когда я, Дима и Аня отправились в первую ходку, упаковка с каркасом от детской байдарки была еще не готова. А жаль: пожалуй, я мог бы прицепить ее к себе на станок вместе с тайменевской шкурой... Договорились, что Андрей, Денис и Саша сложат свою лодку, пока мы будем ходить на станцию, и донесут ее до железной дороги, чтобы третья ходка Ильи и Димы получилась чуть покороче. Сам я смогу сходить за вещами только два раза: после двенадцати придется дежурить у кассы.
Третий поход в кассу оказался ненамного удачнее предыдущих. Сначала нам не хотели давать групповую скидку из-за неправильно оформленных документов, потом у кассира и вовсе зависла машина. Поезд уже стоял на перроне, когда связь все-таки появилась. Хорошо, что мы заняли очередь первыми - некоторым пассажирам пришлось запрыгивать в уже поехавший поезд. На этом фоне пропажа шкуры от детской байдарки выглядела всего лишь логическим завершением свалившихся на нас неприятностей. Всего-то полчаса не смогла она пролежать в кустах у железной дороги. Ясно, что ее утащили не случайные прохожие (их там не бывает), а воры, целенаправленно следившие за группой. Я даже знаю, кто это был! Наверняка это те две старушки, у которых я спрашивал время. Они собирались по ягоды, но неожиданно повернули обратно, когда убедились, что дети не могут поднять весь груз сразу и носят вещи по очереди. Поскольку за рюкзаками хозяева все время следили, эти старушки унесли часть байдарки, дожидавшуюся, пока за ней вернутся Илья и Дима. Я очень надеюсь, что обеих старушек хватил дома инфаркт, когда они развернули чехол и увидели внутри вместо лодки всего лишь гнилую, латаную-перелатаную шкуру тридцатилетнего возраста от давным-давно снятого с производства "Салюта". Не так жалко саму шкуру, но на фоне приветливого и очень доброжелательного отношения к нам местных жителей встретиться с такой подлостью было крайне обидно.

В начало страницы   6. Дневник похода (О. Дещеревская)
По привычке меня избрали завхозом. Вообще-то, сначала я была не против этой должности: составила продуктовую раскладку и раздала каждому участнику будущего похода листочек со списком продуктов. Тут из Москвы вернулся Леша, руководитель, и привез некоторые важные известия. Двое из шести идущих в поход москвичей были включены в нашу раскладку, и вот они внесли замечания по поводу продуктов. Я капитально перекроила список и раздала еще по одному листочку новой версии. К счастью, продукты еще никто не купил. Однако меня терзали смутные предчувствия, поэтому нашу еду я решила не покупать. Пока. Сомнения впоследствии подтвердились - за день(!) до отъезда выяснилось, что входящие в нашу раскладку Леша и Таня не едут по серьезной причине. Второй раз капитально переделав список, я раздала уже по третьему листочку. Продукты все уже купили и довольно злились. В результате взяли очень много кураги, а некоторые сладости пришлось оставить на съедение мамам и папам.
17 июля. Наконец мы в поезде. "Провожающие, покиньте вагон", - и вся группа, попутно знакомясь, трогается в путь. Можно считать - ура! - поход начался.
Впервые с огромным удивлением обнаруживаю, что наши места расположены не около туалета. Все пущинские ребята и Аня с Таней претендуют на верхние полки. К счастью, многие пассажиры, наоборот, стремятся вниз, и мы удачно обмениваемся. В купе, где я оказалась, даже открывается окно!! И закрывается!!!
Счастье омрачает только одно: при выгрузке из электрички (кстати, всего за 17 секунд!) на гитару грохнулся Андрей с рюкзаком - и отломил гриф. "Закрытый перелом, - постановил заведующий аптечкой. - Накладываем шину". "Придется оставить в Москве", - сказал уже более грустно руководитель о единственном и неповторимом инструменте, прошедшем уже много походов. Видимо, придется у костра петь вокалом.
- Проезжаем Плесецк, - сообщает Леша. - Возможно, мы в походе увидим старты космических кораблей отсюда. Оказывается, в обыкновенный монокль плесецкие ракеты видели в ясную погоду из Москвы! А мы-то будем намного ближе.
Развели картофельное пюре, поужинали. В Данилове купили пряники и печенье.
18 июля. Поезд приезжает в Кодино по расписанию в 9:54. Как ни странно, он даже не опоздал (правда, многие остановки в пути сокращали). За тридцать минут до выхода рюкзаки уже собраны, и тут Леша объявляет, что части людей лучше пойти в первый вагон, чтобы всем не толпиться в одном тамбуре. Тут я вспоминаю, что наш вагон двадцать второй (и последний) и несколько удивляюсь. Зачем идти до первого вагона-то?
Утром, когда наш вагон перецепляли, Леша попросил машиниста, чтобы нас остановили прямо у моста через речку Кодину.
Все-таки идем в начало поезда. Доходим до конца следующего вагона - смотрю, там в тамбуре в окошко виден тепловоз. Поезд, оказывается, из двух вагонов - первого и двадцать второго!!
Речка очень даже замечательная: неширокая, с крутыми берегами. Вылезаем, проходим по мосту на левый (орографически) берег. Дежурные разводят костер, а дальше следует обычная процедура стапеля и упаковки всего в гермомешки. Делаю первые фотографии.
По мосту, под которым и остановилась наша группа, изредка проходят поезда: либо длинные товарные со страшным грохотом, либо одиночные тепловозы с вагонами (но тоже со страшным грохотом). При этом с моста, как решил Леша, могут падать камни, поэтому, когда приближается поезд, кто-то кричит: "Камнепад!" - и все разбегаются либо под мост, либо подальше от его краев в стороны. Прямо как в горах.
Байдарки Леши ("Титаник") и Ани и надувная лодка Андрея были уже собраны, когда начали сборку детской байдарки. На ней поплывут трое ребят из Пущино. Экипажи у нас не жесткие - будем по желанию меняться. На первый переход меня посадили капитаном в детское судно.
Как показала предварительная разведка, здесь нет не только ягод (кроме неспелой брусники и зеленой смородины), но и грибов. Хотя лес вполне привлекательный. Куда мы попали! А у нас в Подмосковье как раз пошла первая волна белых грибов… Тут мы только землянику немного поели на железнодорожной насыпи.
На речке попадаются цепочки перекатов. Сегодня по причине позднего выхода (часов в пять) плывем немного, встаем на стрелке притока слева, Сивручье. При высадке из байды Саня залил сапоги, Андрей долго смеялся. Ягод и грибов тут тоже нет, только старые червивые подберезовики и подосиновики. Я по случайности нашла два молодых гриба, которые потом бросили в суп. Рыба пока ловится мелкая и мало. Родислав пытается испечь рыбин длиной в кисть руки, причем делает это он следующим образом: кладет на землю, потом сверху разводит костерчик. Через десять минут достает угольки, и папа настоятельно рекомендует ему самому вот это не есть.
Слышен шум поездов. Сначала думали, что это плесецкие ракеты.
Чего тут действительно много, так это комаров и мошки. У Олега, кажется, аллергическая реакция на укусы. Его лицо в нескольких местах покраснело, губа вспухла.
19 июля. Утром Леша не выдержал отсутствия подножного корма и сказал, что нужно идти по Белому морю как можно дальше на запад. Может, там была другая погода. В прошлом году Андрей был на Калге, а мы на севере Карелии, поэтому он предложил идти до острова Олений (в устье Калги), а мы до Кандалакши. "Вот бы до Мурманска дойти". "Тогда уж сразу до Лондона". "Заодно и продуктов закупим". На этом и сошлись. Ну, до Лондона, не до Лондона, а плыть надо.
До поселка Кодино находили землянику на обрывах на правом берегу. Когда останавливались поесть, Саня залил сапоги. Андрей смеялся. Опять проходили перекатики. Из детской байдарки доносились вопли:
- Камень!
- Где?
- Справа… теперь слева… теперь…
- Ладно, обходим справа.
- Да нет, не там!
- Ты как хочешь, я справа.
- А я слева.
После этого оба садятся на камень, а балласт (то есть я) выпрыгивает и проталкивает байду. Один раз меня даже забыли на таком камешке, правда, потом вернулись.
Примерно в двенадцать прибываем в поселок Кодино и отправляемся в магазин. Цены тут ниже московских. Есть сухое молоко, пряники, фрукты, хлеб и многое другое. У нас один товарищ взял вместо блинной (с сухим молоком, яичным порошком и прочими прибамбасами) 2 кг обычной муки. Когда завхоз, то есть я, возмутился, он сказал: "Зато высшего сорта". Поэтому в магазине купили яйца, сухое молоко и соду для блинов. В 13:00 выплыли из Кодино.
Через час остановились на обед у протоки из озера. Илья с Димой пошли на поиски озера по едва заметной тропе, дошли до первого червивого подберезовика и вернулись обратно спрашивать, что это за гриб. Второй раз идти уже не захотели.
Опять проплывали пороги, фотографировали Дена на камне и долго догоняли другие байдарки. Один раз балластов высаживали на берег - проходили мелкую шиверу. Ден запечатлел на пленку корячащегося Лешу, пока тот снимал с камней байду Ани.
Уже становится поздно. Долго ищем место стоянки, раз пять вылезаем на берег, в конце концов это надоедает. Встаем в первом попавшемся месте ("на два с половиной балла по пятибалльной шкале"). Вытаптываем высокую траву до леса. Ого! С дровами проблем не будет. В темном еловом лесу - полно упавших бревен, много сухих елочек. Как и полагается, уйма комаров. Но выбора нет - уже восемь. Подыскиваем места для палаток, разгребая коряги. Пока ужинали, ломали головы, что тут жрут комары, когда нас нет.
До сих пор слышны поезда. Вечером Дима выпытывал у Леши формулу нитроглицерина. Так и не выпытал.
20 июля.
- Подъем! Кто не встал, того побьем! - сообщают на весь лагерь дежурные.
Первый переход плыву балластом в детской байдарке в компании с Димой и Ильей. "Впереди камень". "Обходим снизу". "Ладно, сверху пройдем… - хрясь! - …вылезай, проталкивай".
На перекус ели смородину, теперь выборочно спелую. Я даже на варенье набрала. Илья откуда-то выкопал гнилое деревянное весло. Хотел заставить грести меня. Сейчас!!! Мне и балластом хорошо. Перед отчаливанием он все-таки запихнул весло под борт. Чтоб перекуса больше дали, что ли?
Я окончательно убедилась, что детская байдарка плывет либо прямо, либо быстро, но всегда заворачивает вправо…
На очередной перекус остановились около рыбацкой избы. Наконец-то Андрей с Родиславом нашли грибы - козлята. Опять плыву в детской байде, но теперь капитан - Олег, а матрос - Дима.
Увидели утку с утятами. В Диме и Олеге проснулся охотничий инстинкт. Сначала они полминуты гнались за утятами. А потом полминуты табанили и ждали, когда они вынырнут. Утята оказались не глупые, выныривали сзади. К счастью для утят и для меня, так и не подплыли.
У берега был замечен плот. Наша байдарка первая - и мы решаем поприкалываться. Цепляем плот к задней чалке, я вылезаю на него и беру деревянное весло (пожалуй, оно пригодится и для более благородных целей, чем перекус). Пытаюсь грести. Получается с трудом. Догоняют другие байдарки. Меня фотографируют, потом на плот залезает Андрей из догнавшего события "Титаника", его тоже щелкают. Я оказываюсь в Лешиной байде, катастрофически быстро удаляясь от Олегиного буксира. Где-то через полчаса он догнал нас, но уже без плота. А как было бы здорово прыгать с него в воду на дневке! Правда, Олег добрался бы, возможно, только к полночи.
Усиленно ищем место для дневки. Заметили на правом берегу рыбацкую избушку. Но берег топкий, много комаров, а сверху на берегу мрачно. Гребем дальше. Доплыли до пересечения обозначенной на карте дороги с речкой. По дороге лет десять никто не ездил, мост разрушен. Поразмыслив, решаем, что на продуваемом бугре будет мало комаров. Прямо около моста сверху есть полянка. Здесь и останавливаемся на ночевку. До заката еще долго, и после мощного перекуса Леша раздает всем дырявые гермомешки. Часа два народ усиленно драит места склеек, затем по лагерю разливается запах резинового клея. От него отбрасывают копыта даже комары. Мне, Денису и Олегу досталось заклеивать дырки в байдарке. Сначала, когда шкуришь, поливая бензином (технология такая), воняет и вообще противно, зато потом, когда сохнет клей на заплатках, весело! Сидишь и только приклеившихся комаров вынимаешь.
Несколько человек отправились на рыбалку, а перед этим почти все купались. Кстати, у рыбаков появился конкурент - на речке ныряет и плещется чайка. Небось, уже наелась рыбы. Не то что мы.
Из муки, пока не испортились яйца, сделали первые в походе блины. Теперь мы их со смородиновым вареньем едиммм. Внямвкусно! Рыбаки дали попробовать 0.5 г рыбы (наловили, как в анекдоте: маленьких отпускали, а больших в спичечный коробок складывали). Тем временем Олег с Андреем подрались, прыгая по ремнабору. Леша объявил им по замечанию. 5 замечаний - внеочередное дежурство. У Андрея их уже шесть! Замечания искупаются благодарностями - это если ты грибов или ягод набрал, или рыбы наловил, или сделал чего-нибудь полезное для группы. По этому поводу Аня мечтательно сказала: "Вот набрать бы благодарностей, а потом прыгать в свое удовольствие по ремнабору".
После сытного ужина расползлись по палаткам и заснули. Леша заметил, что отсюда хороший вид на Плесецк.
21 июля.
- Кушать подано! Садитесь жрать.
Да, каждые дежурные будят лагерь по-своему.
Сегодня я замерзла меньше, чем вчера. Хотя дырку в спальнике все же нужно зашить.
Поели какую-то кашу, даже не поняла, какую. Но понравилось. В дежурство Ани выдают очень много перекусов: об этом можно судить хотя бы по тому, что каждому выдали два огромных пряника. Заначки явно потолстели.
Выплыли первыми в десять часов. Сажусь капитаном в детской байдарке. Дима - матрос, Илья - балласт. В 11:15 подошли к первому из трех обозначенных на карте порогов. Река разбивается на две протоки. Более шумная - правая, а воды больше в левой. Сюда и идем. Изо всех сил отгребаем от камней, течение все убыстряется. Проходим метров сорок до поворота направо и чалимся: дальше еще страшнее. Ждем Лешу. Доплывают обе байдарки, руководитель разрабатывает прохождение порога. Течение можно перегрести, поэтому почти без проблем все три байдарки преодолевают препятствие. Правда, Аня с Таней предпочли прогуляться по берегу, а через порог на их байде прокатились Леша с Олегом. Я бы даже назвала это место перекатом или шиверой. Гораздо позже узнала, что эта штука называется порогом Подкова.
В 12:00 проплыли по правой протоке второй порог. Почему-то его никто не запомнил, после него встретили Андрея на лодке.
В 12:20 проплыли третий порог. Река разбивается на три протоки. Леша идет в правую: "Если через минуту не вернемся, идите за нами". Руководитель не возвращается, поэтому отчаливает наша байда. Проплываем за поворот и видим мелкую такую шиверку, слева - поглубже, но течение не сильное. Наша байдарка, естественно, не успевает повернуть, садимся на камни. Все втроем вылезаем, набираем сапоги, успокаиваемся, проталкиваем и плывем дальше. Мы теперь можем плыть куда угодно: уже все по фигу. Догоняем остальные экипажи.
Через 40 минут доходим еще до одного порога. Плывем по левой, более глубокой протоке. Сразу за ним встаем на обед. М-м-м… На ночевку. М-м-м… На дневку. Место замечательное, только вещи далеко до леса тащить по поляне. Вытаптывая в траве тропу, носим гермы. Комаров относительно мало, зато есть слепни. Прекрасное место для купания: посреди реки - остров, за ним - огромная коса-лягушатник. Еще не поставив палатку, отправляемся купаться. Дно с корягами, но на косе их нет - можно преспокойно бултыхаться.
После обеда Денис, Илья и я отправляемся по берегу за красной смородиной. Неспелой ее тут полно, спелой нашли немного, буквально по ложке варенья. Делать нечего. Мне очень хочется чем-нибудь заменить гитару, и я начинаю извращаться. Стараюсь натянуть на кружок древесины капроновую нитку. Не звучит. "Нужно сделать длиннее", - советует Леша. Пытаемся расколоть сосновый чурбан, ломаем топор. Сделанный после этого ножиком маленький лук стреляет метров на пять, тоже почти не звучит.
22 июля. Сегодня, что нас больше всего радует, можно спать "до посинения". Дневка. Утром купаемся, затем едим. Обед решили сэкономить, вместо этого Андрей варит уху. Леша разведал в лесу ситуацию с ягодами. На окраине заросшей ламбины (озера) он отыскал шикшу (по-другому - воронику), мелкую черную ягоду, водянистую на вкус, растущую на вечнозеленых веточках с иголками-листьями. На самом болоте была неспелая клюква и голубика, а на западном краю - локальный участок неспелой морошки. Вообще, морошки в этом году почти нет - местные сказали, что во время ее цветения были заморозки, а потом ураган.
Аня предложила давать за 100г убитых комаров 100г шоколада. Комаров тут мало, можно было бы всех их перебить. Массу комара приняли равной 10мг. Олег даже начал собирать комаров в пакетик и гордо всем показывал.
Варенье сделали комбинированное: из смородины, шикши, морошки, голубики и клюквы. Косточки шикши хрустели на зубах, а так - вкусно. Особенно с блинами. Купались несколько раз, мешают только слепни. Соорудили деревянные мостки.
После ужина все дети, кроме Родислава, залезли в доисторическую пущинскую палатку из клуба "Азимут" (туристского, при котором и существует детская секция под предводительством Леши). Это та самая палатка, которую пять лет назад подарил нашему клубу известный московский велотурист Антон Крупенников, за что ему большое спасибо.
В палатке допоздна бесились, рассказывали анекдоты и страшилки, играли во всякие прикольные игры. Прорвали несколько дырок в ветхой ткани палатки. Особый фурор произвела Олегина страшилка про чудовище в нашем лесу. Перед сном опять купались - всем очень понравилось.
23 июля. Выплыли в 9:50, пустив балластов идти по лесной дороге, срезающей изгиб речки. Через пять минут проплыли шиверу, затем посадили ушедших. В 10:15 прошли еще один перекат. Плывя, видели уток. Потом спорили, кто плескался впереди байдарки: утка, рыбка или лягушка.
- С берега - лягушка, а тут - рыбка.
- Нет, сам ты рыбка. Это утка.
- Ну, глуши ее веслом - посмотрим.
- Так ушла уже.
Поплыли дальше. Илья, матрос, все никак не может удобно усесться. "Какой придурок упаковывал нос? - возмутился он. - Я, что ли?"
"Чего-то я не хочу сесть на эту мель". - "Ну и не садись".
В 10:55 прошли еще один перекат. Леша и Аня - где-то сзади. Поэтому с 11 плывем в режиме бревна, изредка лениво подгребая, чтобы не врезаться в берег. Минут через 10 догоняет Аня. Плывем, чередуя отдых и обливание друг друга при помощи весел.
В 12:50 нас догнал Леша, раздал штук пять замечаний за то, что не ждали (а Андрей сильно отстал), а затем причалил в первом же дурацком месте на обед. Пока готовится суп, сушим вещи - экипажи нашей и Аниной байд мокрые с ног до головы. Наконец догнал Андрей, молча посмотрел на нас и поплыл дальше. Минут через пятнадцать он вернулся, но суп был уже съеден. Выдали ему порцию перекусов, он опять уплыл.
Через три часа отчалили с обеда. Останавливались, ели смородину. Ее тут много, но пока не везде поспела. Минут двадцать перекусывали.
В 18:00 экспедиция в составе Ани, Ильи, Дена и меня отправилась в деревню Поле за продуктами. Через полчаса мы уже движемся к точке встречи, нагруженные едой. Купили 5кг прошлогодней картошки, 5л молока аж по 10 руб/л, и 2кг творога. Хлеб тут привозной, будет только завтра.
Река делает вокруг деревни петлю, встречаться решили за Полем, у притока. Идем примерно в этом направлении и попадаем на высшую точку деревни - холм с церковью. Мы с Ильей и Деном залезаем внутрь. Церковь старая, деревянная, недействующая. Певучая тишина. Есть вырезанная по дереву надпись "1948". Ден замечает винтовую лестницу наверх, поднимаемся. Из темноты попадаем сначала на вторую площадку, потом на третью. Ступеньки местами обвалились, приходится цепляться за прорези в боковых досках. Последнюю лестницу на самый верх, где раньше был купол, преодолеваем, сняв сапоги, потому что ступенек посередине тут нет. Сверху открывается замечательный вид на Поле и окрестности. Пейзаж похож на карту. Примерно представляю, куда идти. Через пятнадцать минут выходим на песчаную дорогу, обозначенную на карте. Дорога сразу обращает на себя внимание огромным количеством комаров, мошки и слепней. Леша обозвал ее "Дорогой смерти". В общем, "жуть, как жруть".
Выясняется, что наши уже ставят лагерь. Место в устье Карручья ну самое ужасное: берег глинистый, грязный, спуск скользкий, полно комаров, вокруг муравейники. Хотя лучше мы вряд ли бы нашли… Стоянок тут вообще мало. И время уже позднее. Ужин получился мощный: макароны, творог, рыба и блины с вареньем, а еще молоко. Я зашила 8 не маленьких дырок в клубной палатке, чтобы можно было беситься без комаров. За день сочинили начало нового хита "Зачем Илюха утопил Санька…" на мелодию одной известной песни.
24 июля. Леша проснулся раньше подъема и стал тормошить меня и остальных. Пока мы с Олегом складывали одежду в герму, дежурные застучали ложкой об кружку - сигнал того, что каша готова. Через пять минут дежурные стучат вторично. Стукачи долго не живут. Кушаем кашу, относим гермы к реке. В 10:15 выплываем.
Дима, я, Илья садимся в байду Леши. Илья ловит рыбу на крутящуюся блесну. Вдруг он кричит: "Назад! Наверно, зацепилась". Сматывает леску - и мы видим большую щуку. Запихиваем ее в байдарку. "Новичкам везет!" - радуется рыбак.
На одном из небольших обрывов останавливаемся на перекус. Оказывается, обрывы здесь пошли грязные, поэтому только разминаемся и плывем дальше. Ягод нет. Через 10 минут останавливаемся на получасовой перекус.
Места здесь пошли совсем плохие. Никак не можем найти место для дневки. На Кодине было запланировано еще две дневки, а мы уже близко от устья.
Поднялся ветер. Естественно, встречный. Мне даже показалось, что на перекусе спутали направление и поплыли обратно. Дошли до деревни Большой Бор. Ручей с пляжем подозрительно похож на ручей у предыдущей деревни. Может, мы действительно плыли в другую сторону?
Дима, Илья, Саня, Ден и я отправляемся в деревню. После долгих расспросов находим один из магазинов (их тут 4) и покупаем продукты. Еще дольше ищем, где можно купить молоко. Все частники сдают его в приемный пункт утром и вечером, и мы еле-еле доходим до женщины, у которой остался запас. Цена - по 5 рублей за литр. В Поле мы явно переплатили. Церковь, обозначенная на карте, закрыта, и полазить нельзя. Действующие "достопримечательности" здесь - колодцы: они расположены на деревянных помостах, а воду черпают жестяными посудинами на длинных ручках.
Возвратились где-то в четыре. К шести обнесли понтонный мост (его скоро не будет - рядом строится капитальный), поплыли дальше. В 19:20 дошли до Онеги, решили остаться на ночевку слева, в устье. Опять кушали блины с творогом, причем так объелись, что кто-то выбросил фигурно обкусанный блин на глинистый пляж. Его нашел Леша, долго возмущался и угрожал, что печь будем по одному вместо трех на человека.
Пытались купаться, но берег очень неудобный: с чистыми ногами выйти из воды проблематично. Зато рыба плещется и закат обалденный. Вид отсюда чем-то напоминает "Вечерний звон", только церкви нет. Для палаток натаскали сено - луг за полосой прибрежных кустарников кошеный.
25 июля. Ветер на больших реках обычно поднимается к полудню, а ближе к вечеру стихает. Вчера хотели спать до упора, а плыть вечером. Но утром дежурные объявили, что ветер и не собирается подниматься, поэтому пришлось вставать рано. Выплыли в 11:15, потом пару раз останавливались на перекус и передрыг. Пережидали первый за поход ливень. Вспомнили давно забытое ощущение - стук дождя по байдарке и полиэтилену. Деревню Мондино можно заметить по куполу, как будто близкому, над прибрежными кустами. Полазили по старой деревянной церкви. Она здесь намного впечатлительнее, чем в Поле: объемнее, кажется, что старше, а из полной темноты лестницы, где двигаешься на ощупь, попадаешь на чердак, где можно идти только по балкам - бревнам. Церковь произвела на всех колоссальное впечатление, хотя нужно было взять фонарик (впрочем, я потом задумалась, может, и не надо).
Леша тем временем поймал языка и расспросил о жизни. Оказалось, деревню хотели восстанавливать, а церковь реставрировать, но сгорела соседняя деревня, и все средства бросили на нее. Сейчас в Мондино 4 жилых дома. Насчет ягод - оказалось, на островах Белого моря все поспевает раньше (он сказал, что если и застанем морошку, то самый конец). Здесь же есть черника, уже спелая, но пока мелкая.
В 17:00 доплыли до устья Шомборучья (полчаса простояли на правом берегу у разрушенной деревни). Ручей неширокий, сразу за устьем - берег с камешками, обрывчик, сверху - луг и пара сосенок. Неподалеку лес. Решаем остановиться. Комаров НЕТ! Слепни есть. Но мало. Андрею и Родиславу место катастрофически не нравится, они, пообедав, уплывают. В принципе, они могут и отделиться от нас: все необходимое для жизни, включая продукты, у них есть.
Кстати, эхо здесь потрясающее в сторону другого берега: слышно слово из трех слогов. Долго кричали и слушали. Сходимся на том, что если будут ягоды, остаемся на дневку. Вечером решаем, что остаемся в любом случае. Купаться здесь здорово.
После ужина народ, обрадовавшись будущей дневке, набился в детскую палатку и начал беситься. Изучали разные способы гадания. В результате легли в 1:30.
26 июля. Илья с Димой переплыли Онегу.
До обеда купались и бездельничали. Мы с Олегом и Лешей тоже переплыли Онегу. Таня и Ден собирались, но так и не собрались. Течение тут ощутимое, но не сильное. По карте здесь перекат. Пообедав, наша группа разделилась. Четверо уплыли вниз по реке к Андрею и в деревню за продуктами, двое (в том числе я) поперлись за ягодами на противоположный берег, потому что на правом ягод не нашли.
Черники тут дофигища (правда, не очень крупной). Комаров - еще больше. На рукаве собственной штормовки можно убить штук 20 за раз (или зараз). Действительно, можно собирать килограммами! Правда, смысла никакого нет.
Пройдя метров пятьсот, набрели на болото, где собирали прошлогоднюю клюкву, а также голубику, нашли чуть-чуть морошки и шикши. Много времени мы не выдержали, повернули обратно. Грибов мало, несмотря на вчерашний дождь.
Вернулись часа через два. Какой здесь курорт по сравнению с левым берегом!
Совсем скоро к берегу причалили и те, кто плавали в деревню и к Андрею. Рассказали, что его место им не понравилось, - наше лучше. В деревне нет магазина, а местные жители им ничего не продали. Завязался разговор, что капитану естественно отождествлять себя и экипаж с байдаркой: "мы сели на мель", "у меня в шкуре дыра" и тому подобное. Что у Леши в носу ремнабор, это еще как-то, но что в корме - гитара???
Провела ревизию продуктов. Чего-то мне кажется, что перекусов осталось меньше, чем должно было… Аня добавляет в обычную муку (вместо блинной) сухое молоко, растительное масло, соду - получается нормально. Народу даже больше нравится, чем раньше. На ужин ели блины с вареньем вприкуску с воспоминаниями о твороге и молоке.
Вечером в палатке долго ржали непонятно над чем. Получилось - "жуть, как ржуть". Потом тихо разговаривали. Соседняя палатка никак не может уснуть. Андрей в тишине вопит: "Оль!" "Что?" "Заткнись!" По этому поводу смеялся даже Леша.
Когда почти заснули, кто-то на разные лады начал мяукать на берегу. Наконец я не выдержала и вылезла из палатки посмотреть. С камня, показывающегося из воды, слетели три большие птицы. Летя, они переговаривались, а лес на соседнем берегу эхом отражал их разговор. Пожалев, что их спугнула, и немного обалдев от красоты увиденного и услышанного, залезаю обратно в палатку.
27 июля. На дневке должны были дежурить мы с Лешей (он - руководитель, я - завхоз, посему дежурим два раза за весь поход). Но Леша поменялся с Аней и Таней, потому что любит отдыхать на дневке. В результате завтрак и обед сегодня варим мы.
Пищит взятый напрокат Анин будильник. Быстро готовим рисовую кашу. Ого, сколько Леша всыпал крупы! Еле-еле доедаем свои порции. Рыбки сегодня переедят, это точно. Выплываем в 8:40. Идем до острова, где встречаем Андрея и Родислава. Договариваемся вместе обедать на слиянии Большой и Малой Онеги. Пока плыли, встретили моторку. С нее дали 7 л молока и буханку хлеба за 30 рублей. Живем! Высаживались в деревне слева, где видели бабушку с двумя ведрами только что собранной морошки. Все-таки где-то морошка есть.
Часа три, не торопясь и купаясь, обедаем на слиянии двух Онег. В Чижиково купили творог, который решили оставить для вечерних блинов.
Идем длинный переход. Плыву балластом в детской байде. Капитан Ден все опасается, что нас кильнет свежим попутным ветром. Наконец доплываем до следующего острова и останавливаемся на правом берегу около наклонной ели и березы. К вечеру решаем, что завтра будет дневка. Мы с Олегом идем в лес за ягодами для вечернего варенья. Черники, спелой, но пока мелкой, дофигища, как и раньше. Комаров, как и раньше, еще больше. Есть чуть-чуть неспелой морошки. На обратном пути ободрали несколько кустов красной смородины. Она в лесу до сих пор недоспелая.
У меня на руке выскочила какая-то фигня. Ее долго мучили, в конце концов отпустили и завязали бинтом.
После блинов, вечером, Леша высунулся из палатки:
- Мошек нет!
- Это как???
- Я только голову высунул из палатки, а они уже все разлетелись…
28 июля. У меня температура. Пока не 26, а 37. Андрей, врач по образованию, дал какую-то желтую горчатину в кружке, сказал, что это экстракт грейпфрута. Горько, зато эффект замечательный. Понравилось. Андрей запретил есть сладкое. У-у-у-у…
Вчера вечером договорились в шесть утра пойти за ягодами, "пока комары еще спят". Меня, видимо, будили, но недобудили. Просыпаюсь - десять. Дежурные почти сварили завтрак. Облом. Возвращаются ягодники. Втроем собрали 2 л ягод - черники, морошки и голубики - за 2 часа (еще 2 шли). На большом болоте вообще почти ничего не было.
Пару раз фотографировала чаек - они прилетали и громко просили рыбьи потроха. Кончилась вторая и последняя пленка. На обед ели рыбу с гречкой - Андрей поймал большую щуку.
За ужином кушали блины с вареньем и уху. Таня показала в своей тарелке странную жидкость зеленого цвета. Она образовалась при смешивании масла с блинов, рыбы, варенья и мыла.
29 июля. Отплыли рано - в 8:30. Остановились на перекус, купались 40 минут. Народ брызгал друг в друга грязью и принимал грязевые ванны. Кто ее знает, может, она лечебная?
На горизонте Ден увидел башню. Думали-гадали, что это. Саня залил сапоги, когда садились в байдарку. Перекусывали там, где болото Шагомох подходит близко к реке. Леша объявляет: "Через 10 минут идем на болото". Идти тут 50 метров. Я, не дожидаясь, пересекаю полоску леса и выхожу на болото. Морошка! Клюква! Голубика! И всего много! Но чего-то здесь не так. Тут Леша кричит: "Эй, на берегу! Идите все быстрей сюда! Комаров нет!" Точно. КОМАРОВ НЕТ! Болото без комаров - ну и ну! Собрали на варенье прошлогоднюю клюкву, голубику и морошку.
На обед, а впоследствии на ночевку остановились недалеко от конца болота Шагомох. Меня послали на разведку ягод. Обнаружилась морошка. В шесть с небольшим отправились на ее сбор к варенью домой. Набрали литров 6, получилось 5.75 л варенья. Почти не уваривается! Доводили до кипения два раза, сахара 0.5:1 по весу.
По Онеге довольно часто проходят баржи и моторки. Народ качался в спасиках на волнах. Жалко, мне купаться нельзя из-за забинтованной руки. Слышен шум поездов, который сначала принимали за шум баржей и долго высматривали, когда же они доплывут.
30 июля. Выплыли в полдесятого. Чем ближе подплываем к селу Порог, тем лучше видна башня, которую заметили еще давно. Прочитав описание, добытое из Интернета, узнали, что это - "мини "Эйфелева башня". Леша определил, что ее высота - метров 200. Залезать, правда, не пробовали, но фотографировали. Издали в селе Порог заметны подъемные краны. Здесь кончается онежский лесосплав. У берега, связанные цепями, плавают бревна. По бревнам ходят рыбаки: оказывается, рыба приплывает сюда за точащими из коры червячками.
Берега укреплены заборчиками из толстых веток. Не все стволы успевают вытаскивать - часть уплывает вниз по порогам. Мы находили бревна с цепями даже на острове Кий.
В 10:00 на 10 минут устроили перекус. К 11:10 доплыли до Порога. Село большое. Пристаем у правого притока, идем всей толпой за продуктами. Есть 2 магазина, из которых один - почти супермаркет, и лавка с одеждой. Ищу пленку для фотоаппарата. Сказали, что она бывает на почте, но сейчас не оказалось. Возвращаемся с хлебом, молоком, сладким, мороженым (днем свет отключают, и мороженое тает, продают за три рубля), газировкой (в качестве бутылок для воды).
Усевшись на чей-то лодке, едим огромные и сытные рогалики с молоком.
- Кто хочет мои полрогалика?
- Я!
- Давайте, доедайте то, что осталось от Оли, берите еще.
Саня залил сапоги…
В 13:00 выплыли. Впереди самый сложный участок маршрута - онежские пороги. Не побывав, трудно представить, как на реке, которая в полтора раза шире Оки под Серпуховым, могут быть пороги. Но вот они - перед нами. Перед первым порогом, где течение уже достаточно сильное, отрабатываем траверс, заход в улов за камнем, зацеп и подобные маневры. На карте не отмечен порог под железнодорожным мостом, который, как оказалось, самый сильный и впечатляющий. Валы могут захлестнуть байдарку. Порядок прохождения такой: сначала спокойно плывут Леша с Димой, потом весело вопим мы с Олегом, потом нервничают Аня с Таней, а балласты идут по берегу. Сразу после моста сажаем балластов: дальше, как и здесь, по фарватеру довольно глубоко. Встречаем пару моторок, вскоре доплываем до палатки Андрея на левом берегу, останавливаемся на правом берегу, на сосновом мысу. Когда высаживались к Андрею, Саня залил сапоги. На порогах расположены самые живописные на Онеге места для лагерей и дневок: галечные, а порой и песчаные пляжи, сосновые бугры с обилием черники. Удобно сушить вещи и купаться, мало комаров. Минусы - прекрасно слышен шум поездов, ходят рыбаки и много муравьев.
Притаскиваешь из байдарки герму - ешь пару горстей черники. Разгрузив вещи, купаемся. Решаем остаться на дневку. Вечером клеим байды и зашиваем дырки в детской палатке. Дима выпытывал у Леши возможность телепортации комара через стенку палатки. Оказалось, это порядка числа атомов комара в минусовой степени. Хотя через стенку детской после бесиловки…
31 июля. Встаем поздно. Леша идет на болото на разведку ягод, его долго нет. Вернувшись, сообщает: есть морошка и очень красивое озеро, но идти 1 км всем лень. По этому случаю купаемся и бездельничаем. Дима, Олег и Илья упорно пытаются поймать мальков. Андрей, Саня и Ден все-таки решили пособирать чернику с Лешей. Я пытаюсь построить маленькую парилку: камни, накрытые полиэтиленом на солнце. Часа два строю, затем залезаю. Довольно сильно печет. Иду купаться. Дима теперь строит персональный бассейн - яму с водой размером 1 на 1 метр и глубиной в половину колена. По ощущениям, туда помещаются либо руки, либо ноги, либо голова. Да еще и вода мутная.
Идем собирать чернику - по 4 кружки. Черника бывает, кстати, двух видов: синяя и черная - это мы еще в прошлом году в Карелии установили. Здесь обнаружились оба сорта.
По берегу, над обрывом, идет рыбацкая тропинка. Ее приватизировали муравьи, но днем они куда-то исчезают (как и комары и мошка). Тогда тут просто рай. Сегодня в жару только ленивые и Леша не катались в жару в спасжилетах по перекату.
Леша ходил к местным рыбакам в избушку выше по течению. Их там оказалось двое: Юрий Михайлович и Геннадий. Они рассказали, что к ним в избушку приезжало и онежское, и петербургское телевидение. Снимали сюжеты про ловлю рыбы на Онеге. Еще рассказали о жизни, о том, как катер "Зарю" тянули против течения по порогам и т. д.
А в моей голове опять бродят всякие веселые мысли. Здорово, что здесь есть большие папоротники. Можно играть в индейцев. Хотя нет: муравьи будут доставать. Делаю юбку из папоротников, прошивая их иглой. Получается прикольно.
Вечером, но до появления мошки, между Лешей и Аней завязался долгий спор насчет материализма, науки. Выясняем, у кого какие знаки Зодиака и как можно объяснить сходства. Илья за лишнюю пайку черничного варенья согласился его варить. Леша, залезая в палатку, сказал, что над рекой идет снег. Мы выбегаем на берег - действительно, в воздухе полно белых "хлопьев". Это, наверное, поденки - бабочки, живущие один день. Как их много! Над рекой носятся птицы, плещется рыба, но, кажется, насекомых от этого меньше не становится. Залезая в палатку, я подумала, что летом идет два снега: "тополиный" и "поденковый".
1 августа. Илья сказал, что кипятил и заливал варенье до 3:30. Поэтому теперь будет спать. Мы с Олегом берем его в детскую байдарку балластом. Проходим порожек ниже нас, затем Верхнюю и Нижнюю гривы. Аня сказала, что у нее перестал работать фотоаппарат, и подарила мне драгоценную пленку. Не терпится ее вставить и снимать. Слева, на бугре, возвышается деревянная церковь. Идем смотреть. Восхитились архитектурой, поели малины и пошли в деревню Гора. В первом же доме купили 5 л молока по цене 8 руб/л. До прилива проходим 7 из оставшихся до Онеги 15 км. В прилив двигаться в направлении Онеги и острова Кия проблематично: мешает сильное встречное течение. Останавливаемся на правом берегу на обед. Прилив идет довольно быстро, хотя вода поднимается всего на полметра. Обедаем с 11:00 до 13:00. После обеда я первый раз за поход сажусь балластом в Лешину байду. Переход будет большим - до г. Онега, который отсюда видно как на ладони. Ветер дует навстречу, тормозя байдарку сильнее, чем подгоняет отливное течение, поэтому приходится сильно грести. Из воды торчат бревна, на которые садятся чайки и другие более мелкие птицы. Получается, как будто это опасности, помеченные белыми бакенами. Правда, когда байдарка подходит, бакены улетают.
В реке плавают острова мертвых белых насекомых. Рыбы и птицы уже переели.
Через два часа доплываем до порта, сразу за ним останавливаемся на закупки. Леша предполагает купить гитару. Несколько позже приплыла Аня, за ней - детская байдарка. Мне приходится не только сторожить, но и оттаскивать байдарки в воду вслед за отливом. А то придется долго нести по обнажившейся грязи. Приходят Дима и Илья с продуктами. Съедаем по банану и половинке рогалика и ватрушки. Леша купил гитару воронежской фабрики. Видели большие морские суда. Нужно успеть до приливного течения доплыть до следующей цели нашего маршрута - острова Кий. У нас два часа. В детской байде плывут Илья, я и Андрей. Илья замечает какой-то остров перед Кием. Я не вижу, зато хорошо различаю купол монастыря.
Плывем, плывем, тут начинаем чиркать веслами по дну. Все мельче и мельче - наконец байдарка садится на мель. Вода - соленая! Разувшись, вылезаем и ведем судно. Посреди (как нам кажется) моря глубина - 15 см! Доходим до острова перед Кием. Из воды полого поднимаются гранитные плиты. Обходим остров. Везде очень красивые уступы, по берегам скользкие водоросли, сверху - кустарнички, можжевельник и мох, даже небольшие сосенки и какие-то коричневые зверьки величиной с крысу. Между камнями - ванночки с морской водой. А сам гранит - теплый, даже хочется полежать на нем. Дров много, есть принесенные с онежского лесосплава бревна. Над нами кричат чайки. Кричат они по-разному: то будто мяукают, то плачут, то смеются. Когда Олег пошел купаться, чайки кружились над его головой, но, видимо, не решились атаковать торчащий из воды неопознанный объект.
Всем на острове понравилось. Решили остановиться на ночевку.
Прилив уже дает о себе знать: вокруг нашего острова все сильнее идет к устью Онеги течение. Решаем встать в 6 часов и плыть на Кий с отливом. Пробуем гитару. Вроде нормальная. Леша обещал песенки спеть. Саня и Ден сразу попросили показать какие-нибудь аккорды, теперь разучивают Em и Am.
Ребята ждут миражей на Белом море, обещанных Лоцией и парой отчетов о походах. "Ну и где же твои перевернутые острова?" Вечером долго смотрели на двигающуюся и дергающуюся звезду. Решили принять за коллективные глюки. Саня рассказывал, как он нашу байду из Лешиной видел сначала слева, а через мгновение - справа. Вечером на Кий мимо нас прошло несколько катеров. Одному мы кричали и повесили флаг из полотенца. Катер встал на одном месте, повернулся к нам задом и долго стоял. Обсуждали, чего он делает: это у них приветствие такое, он сел на мель, или им до нас дела нет. Леша с Димой уже хотели сплавать к ним на байде и разобраться, как те уплыли, развернувшись, к Кию, причем тоже задним ходом. Мы-то ладно, а вот что подумают в доме отдыха на Кие? …А может, это тоже беломорские глюки?
2 августа. Спим без палаток, на ковриках прямо сверху гранитных плит. Намного, кстати, ровнее, чем в лесу. Когда нет ветра, прилетают в единичных экземплярах комары.
Просыпаться совершенно не хотелось. Кое-как без завтрака доплываем до Кия. Огибаем, становимся на противоположной от дома отдыха с монастырем стороне. Кий представляет собой гранитные холмы, соединенные перемычками, которые в прилив заливает.
Вылезаем на берег. А, мы здесь не одни: замечаем пару домиков. Леша идет на разведку. Оказывается, это - дачи. Ездят сюда на моторках. Раньше дач было 4, а теперь общими усилиями только одна. Дачники рассказали, что за одно только пребывание на острове без ночевки милиционер из дома отдыха дерет с каждого туриста 250 рублей! Если до нас дойдут (в отлив) или доедут на моторке (в прилив), придется уплывать.
Купаемся, ставим палатку, едим блины. Вода здесь о-го-го какая холодная и более прозрачная по сравнению с Онегой. Дима взял подводные очки. Плаваем по очереди.
Залезаем по палаткам дрыхнуть. Андрей, Ден и Саня решили спать на открытом воздухе, потому что дождя не намечается, а комаров почти нет. Я, полежав час в палатке, тоже вылезаю наружу.
- Оль! - тормошит меня кто-то. - Выдавай перекус. Воды теперь дофига.
На островах Белого моря, естественно, есть проблемы с водой. На Кие, как сказали дачники, есть колодцы, но оттуда даже им не дают набирать. Еще где-то есть озерцо.
Кто-то бренчит на гитаре. Аккорд H7 ему явно дается с трудом. Расспрашиваю Андрея, который меня и тормошил, откуда вода. Оказывается, все не так плохо. По выходным дням начальства на Кие нет, деньги не дерут. А сегодня как раз суббота. Повезло. Воду они набрали в колодце и привезли на байде.
Сначала хотели уплывать вечером, если затихнет ветер, потому что воды было немного. А теперь будет полная дневка с ночевкой. Класс.
Вечером играли на уступе гранита в мафию и крокодильчика. Так и не сумели показать слово "облом". Заметили на острове зайца, удивились и побегали за ним.
3 августа. Первый раз просыпаюсь и чувствую себя почти выспавшейся. Шумит море. "Леша, а мы поплывем?" - спрашивает подошедший к палатке дежурный. Во мне просыпается надежда. Леша идет смотреть на волны и ветер.
- Пока не поплывем. При таком ветре можно только в максимум приливного течения дойти до онежского маяка. Если ветер ослабеет - поплывем.
Едим кашу, ложимся опять спать. Андрей, Саня и Олег играют в карточную игру "футбол". Потом показала Сане и Дену аккорды G7, C и Dm. Удивляет упорство, с которым они по десять раз твердят одни и те же переходы. Когда солнце стало пригревать, пошли купаться. Недалеко от лагеря есть места, где можно здорово прыгать в воду (правда, в прилив и лететь совсем ничего). Долго прыгали, ныряли и лежали на солнцем нагретых камнях. Играли в крокодильчика, так и не объяснили слово "пространство". Гонялись за зайцем. Мы с Олегом ходили на соседнюю гору с триангуляционной вышкой за черникой к варенью. Виды с горы не очень, так как она поросла лесом, много мошки. Олег собрал 2 кружки, пошел домой, меня хватило на 6, потому что нашла хорошее место. После возвращения едим блины с вареньем. Бегали за зайцем с фотоаппаратом, в результате узнали, что заяц хозяйский, дачников, и зовут его Степашкой.
Когда мы с Танькой гуляли по острову, нашли лужу с пресной дождевой водой. Ее пришлось процеживать через марлю, обеззараживать марганцовкой, но чай все равно попахивал тиной. На севере были замечены подозрительные облака.
4 августа. Сегодня мы, после двух дневок, должны плыть. Но, проснувшись, я слышу звон дождя по тенту. Неужто можно дальше спать?
Плыть и особенно собираться под дождем никого не прикалывает, поэтому едим самую вкусную за поход рисовую кашу (спасибо дежурным - Андрею, Сане и Дену), и все пущинцы залезают в нашу палатку. Леша, Олег и Дима играют в преферанс. Остальные следят за процессом игры.
- 6 крестей.
- Сколько?
- 6 крестей.
- 6 крестей. 6 крестей… 6 крестей???!!!
Через некоторое время.
- Тебе на меня 10 вистов.
- 10 глистов?!
И потом опять:
- Оказываю "американскую помощь" в размере 40 глистов.
- А откуда у тебя столько?
Дождь утих к 11:00. Решили плыть. Пихаем в байдарку последние бутылки с дождевой водой и в 12:00 выплываем. Минут через 30 причаливаем к монастырю, быстро под дождем смотрим, чтобы по 250 рублей не содрали. Особой радости не получили. Кстати, и официальных туристов в монастырские строения не пускают, показывают только снаружи. Наверно, внутрь пускать стыдно. Зато рассказывают, в каком доме что было. Хотя это видно и так.
В 13:10 отплыли на остров Горантьева, тот, где уже ночевали. Как только я оттолкнулась веслом от берега, начался дождь. Переход получился короткий, но трудный: встречный ветер разогнал большие волны. Через полчаса мы, мокрые и злые, вылезаем на берег.
В суп кинули дикого чеснока. Поев, ложимся спать. На своей шкуре испытываем пословицу "ждать у моря погоды". В 17:00 меня будят. Примерно в 17:50 отплываем. Перед самым отплытием Саня ошпарил ногу чаем. Леша, раздав Андрею и Дену по три замечания за то, что чай долго кипятили и торопились, накладывает бинт с синтомицином. Теперь трое дежурных ходят обиженные.
Дальше наш маршрут пролегает на запад, вдоль побережья Белого моря и железной дороги, до какой-нибудь речки. Потом - подъем вверх до станции. Ближайшие реки - Нименьга и Малошуйка, в перспективе - Нюхча. В Лоции советуют идти так: "...надлежит, оставив примерно в 1.5 мили к S острова Шоглы, лечь на курс 235° и идти им, оставляя остров Баклан в 1.3 мили к SO. Когда пеленг на остров Баклан будет около 120°, нужно лечь на курс 208°. Этим курсом следует идти до тех пор, пока остров Пасканец не придет на правый траверз, затем надлежит стать на якорь". Кроме Леши, никто не понял, что там такое советовали, да и якоря у нас не оказалось, поэтому делаем проще: держим курс на левый остров архипелага Сельдяные Луды. Доплыв, меняемся байдарками. Направление на мыс Ворзогоры. Карельский фарватер отмечен буйками: красными и черными. Отливное течение, сейчас нам попутное, по идее, здесь более сильное.
Остался уже километр.
- Леш, куда гребем?
- На мыс левее правого.
- Мы уже задолбались грести. - Слышится возмущенный голос из детской байды. Балласт Андрей сообщает:
- У меня ноги затекли, у Димы - геморрой, у Ильи - радикулит. Скоро, наконец, доплывем?
В конце концов мы все-таки доплыли и высадились, как только сели на мель. Ну и ну! Тут до берега километр! Сейчас - низшая точка отлива. Берем сапоги в руки, идем искать место. За длинным пляжем - песчаные бугры и сосны, но почему-то здесь неуютно. Ставим палатки почти на песчаной дороге, идущей вдоль берега. Тут много муравьев, мошки, черники и можжевельника. Решили завтра устроить дневку, если где-нибудь достанем воду. Леша ходил, искал болото с морошкой. Сказал, что нашел, только ягод мало. Проехал грузовик, дали нам бинт для Саниной ноги. Теперь бы еще пополнить запас мази - и будет приемлемо.
5 августа. Весь день практически ничего не делали. Илья с Димой пошли в деревню за водой. Остальные собирают ягоды. Мы с Танькой пытаемся полотном от пилы из ремнабора отпилить себе кусочки сухого можжевельника. Черники тут очень много. Пока собирали, обсуждали различные способы деления. По-братски - это когда сестрам не дают. По справедливости - это когда вам совсем не достанется. По совести - самый совестливый берет себе больше…
Потом Олег с Танькой играли в шахматы картами, потому что не нашли шахматы. Карт - 36, шахмат - 32, как раз получается. Долго не могли запомнить, что бубновый и трефовый короли - ферзи, дамы - слоны, а вольты - кони. После этого Олег нашел шахматы, и они начали играть в шашки, затем в уголки. Со стороны все эти нововведения смотрелись очень весело. Саня полдня в палатке твердил аккорды полюбившейся всем песни "Белый спелеолог". Уже более-менее, только у него переход с Am на F занимает пять секунд.
Народ время от времени играл в шишки, поцарапали Олегу глаз, поэтому кидаться друг в друга чем-либо запретили. Опять ели блины с вареньем. Леша предложил завтра плыть в 5 утра с максимальным приливом. Вроде бы все согласились. Саню перебинтовывали.
6 августа. Просыпаюсь от зычного Аниного голоса:
-Бездельнички! Вставайте, уже полдень!
Сообразив, что это она обращается к дежурным - Андрею, Сане и Дену (которых уже не помню когда прозвали троицей) - открываю глаза. В палатке совсем светло. Значит, сейчас не четыре утра. Так я и не поняла, чего мы рано не выплыли. В связи с обстоятельствами едим канную машу, то есть манную кашу, и решаем уплывать в три с очередным приливом. И на этот раз сдержали свое слово, несмотря на ветер.
К пяти дошли до Ворзогор. Несколько человек сходили за молоком, творогом и хлебом. Даже когда ветер не сильный, процедура вынимания байд на берег и спускания на воду - дело сложное. Каждая волна так и норовит захлестнуть внутрь. Все намочили штаны, а Саня залил сапоги.
Примерно через полчаса, пройдя мыс Ворзогорский, останавливаемся, не дойдя немного до следующего мыска. Тут на удивление много отдыхающих. Леша договорился с водителем мотоцикла. Их с Саней свозили в деревню к врачу, Сергею. Он наложил противоожоговую пену и сказал, что можно несколько дней не перебинтовывать.
Тем временем мы знакомимся с друзьями мотоциклиста: Ольгой и нашими ровесниками - Аней и Артемом, обмениваемся адресами. Они - из Поньги, то есть части города Онеги за рекой, приехали сюда отдыхать: рыбачить, купаться, собирать ягоды. Ольга собирает воронику. Оказывается, из нее делают компот и начинку для пирогов.
Дима и Илья принесли из Ворзогор воду. Около лагеря нам показали родник, но он не проточный и довольно неприятный на вид.
Завтра дежурные приготовят кашу к девяти, а когда будем выплывать - посмотрим.
7 августа. Просыпаюсь от звона ливня по тенту. Ветер - чуть ли не штормовой - пытается сорвать палатку. Гудят сосны. Ребята, собиравшиеся утром идти в деревню, расхотели. Позже Андрей, Денис и Саня все-таки берут пустые бутылки и идут. Часа в четыре они возвращаются: с колодезной водой, молоком и творогом. Илья с Димой тоже уже в третий раз прогуливаются до деревни, купив печенье.
После обеденного супа вчетвером идем за голубикой. Вот и болото. Морошки почти нет, прошлогодней клюквы - тоже, зато сколько голубики! Быстро набираем полный кан, и еще в кружки. На обратной дороге поели малины, видели много больших муравейников рядом.
Вечером услышали шум мотоцикла. Оказалось, это наши вчерашние друзья. Приглашаем их на блины с творогом и черничным вареньем. Сейчас - отлив, Сергей снимает расставленные вчера сети. В них оказывается довольно много мелкой камбалы. Интересно ее увидеть вживую. С нами делятся, да к тому же привозят картошку.
В благодарность довольно долго играем им на гитаре песенки. Ане особенно понравилась песенка про десять поросят. Таня попросила написать слова и аккорды "Белого спелеолога". Потом, вечером, Дима пытается сыграть мелодию, происхождение которой до конца не выяснили.
8 августа. Просыпаюсь от порывов ветра. По идее, дежурит Олег, но я ему должна полдежурства, поэтому варим рис вместе. После завтрака идем за хворостом. Каждый должен принести по три охапки. Леша откуда-то достает длинные ветки и носит их та-а-кими охапками, что мы и не поднимем. Я по привычке залезаю на сосну по сучкам. С хорошей сосны вполне собирается куча веток!
Но вот меня зовут: Леша со всеми, кроме Тани и Дена с Андреем, идет на вчерашнее болото. После такого ветра мошки не должно быть, и всем захотелось голубики. Взяли с собой два кана, и Леша предложил устроить соревнование: чей кан быстрее наполнится. Через первые пять кружек лидируем мы с Димой и Саней, а завершительные десятые высыпают Леша, Илья и Олег с большим отрывом. На обратном пути залезаем на стога сена.
Как только пришли, четверо поперлись в деревню, а в это время Леша варил варенье, Дима жарил камбал, я кипятила суп, а Олег заваривал чай. Выглядело происходившее около маленького костра смешно, я даже сфотографировала, пока Леша придерживал суп.
Тем временем вернулись из деревни ушедшие и принесли молоко. Поев супчика, залезли в палатки спать по случаю начавшегося мелкого дождя. Когда проснулись, Леша куда-то вышел, мы устроили бесиловку. Потом Дима, Олег и Леша играли в преферанс. Леша сыграл 8 червей и по-американски отдал Олегу 40 глистов, а Диме еще больше. Потом смеялись, что, вероятно, это черви расплодились. Пока они играли, я наконец зашила низ спальника. А то можно было залезать в него с двух сторон. Потом надела все свои шерстяные вещи и почувствовала себя человеком. Кухню и костер перенесли в лес, чтобы ветер не мешал жить.
9 августа. Просыпаюсь опять от порывов ветра. Слышу сонный Лешин голос:
- Какое сегодня число? Седьмое? Восьмое?
- Девятое…
Досыпаю в кашу половину оставшегося сахара (кстати, совсем мало). Заглядываю в палатку. Леша говорит:
- Это уже ураган. Такое, по статистике, часто бывает в декабре, а иногда - …
- В августе.
- …в январе и феврале. В августе вероятность урагана - нулевая! (Ха-ха-ха). Хотя, наверно, было аномально жаркое лето… Море слишком сильно прогрелось…
Идти в деревню за сахаром и водой никто не хочет. Поэтому залезаем в палатку спать. В 13:30, проснувшись, мы слышим: "Кто все-таки хочет пойти в деревню?" Меня разбирает любопытство, что это за деревня - Ворзогоры, и заодно хочется потратить свои двадцать рублей и поесть малины по дороге. Дима с Ильей тоже решаются пойти, без пяти три отправляемся.
Идти всего полчаса, даже меньше. Перед Ворзогорами открывается замечательный вид. Пейзаж почти карельский: холмы, низинки с болотцами, озеро. На самой горе стоит церковь. Ее реставрируют, и зайти не удалось. Магазин работает до 16:00, поэтому сперва идем туда, затем покупаем 3 кг творога по 30 руб/кг. Пока искали творог, несколько человек спрашивало, откуда мы. Узнав, что из Подмосковья, удивленно спрашивали: "Без взрослых? Втроем?? Пешком???" И я бы удивилась: втроем пошли пешком из Подмосковья в поход, и, судя по звуку, рюкзаки набиты пустыми пивными пластиковыми бутылками… Потом набираем в колодце бутылки. На обратном пути поели малину. Рюкзаки получились по пятнадцать килограмм, но подъемные.
Вернувшись, стали обсуждали планы. Почти всем хочется пораньше вернуться домой. Леша предложил три варианта. Можно ждать до следующего вторника, когда в Ворзогоры приезжает машина с хлебом, и пытаться уехать на ней. Тогда ждем три дня, а потом еще не факт, что уедем. Можно при плохой погоде в отлив тащить по мелководью груженые байды, дойти до Нименьги или Малошуйки, а затем подняться вверх по течению до станции. При этом придется изрядно помучиться. И третий вариант - ждать хорошей погоды, а потом плыть по предыдущему плану. Но хорошая погода в ближайшем месяце может и не наступить.
Большинство настроено решительно куда-нибудь идти. По времени самым быстрым может оказаться вариант №3, если ветер утихнет сегодня. Если нет, то №1 и №2 примерно одинаковы по длительности. Стоимость отъезда на машине больше, а трудозатраты меньше. На вечер запланированы блины из последней муки, творог и варенье. Пока не уплываем. Живем!
Блины получились - объеденье. Вот только творога оказалось ну очень много.
10 августа. Просыпаться никто не хочет, несмотря на то, что дежурные уже у самых палаток орут: "Подъем!" Сегодня на завтрак пюре из подаренной картошки. Получилось очень вкусно, но мало. Собрались довольно быстро, ждем. Либо, чтобы немного утихли волны, либо, чтобы с отливом обнажилась коса, как раз напротив нашего лагеря, и подействовала как волнолом.
В 10:10 выплываем. Я сажусь капитаном в детскую байдарку, беру Олега матросом. Плывем, плывем, плывем, плывем... Стало порядком надоедать. Леша предложил обменять Олега на Андрея. Ну что ж, попробуем. Оказалось еще хуже. Андрей почти не гребет. Да и байдарка услышала о себе много новых слов. Меняю балласта на матроса, в результате кое-как догоняем Лешу. Где-то слева маячит коса, причем явно виден ближний и дальний лес. На карте никакой косы нет. Да и острова на горизонте какие-то странные...
Но вот начинаем чиркать по дну веслами. Леша говорит, до берега километр, я - пять, Илья - восемь. Вылезаем из байд, берем герму с канами и крупами, воду и идем к суше. Глубже, чем по колено, нигде нету.
Сначала казалось, что берег далеко, потом - близко, потом опять далеко. Скоро, наконец, дойдем? Леша прикалывается: "Осваиваем древние традиции хождения по морю". "Марш-бросок "Морское дно", - соглашается Аня.
Да, берег тут идиотский. До леса - километр по болоту и высокой траве. Носили дрова, в том числе - мореные бревна. Слева был замечен триангуляционный знак.
- Так где же Малошуйка? - кто-то задает мучающий всех вопрос. - Доставай карту.
Оказалось, на карте триангуляционный знак совсем рядом от устья. Это прибавляет надежды.
За байдами постоянно следит один сменяющийся дежурный. В полной уверенности почеркать отчет отправляюсь в путь - теперь моя очередь. С берега кажется, что видно, как Земля закругляется. На горизонте "плавают" острова - такой эффект возникает из-за теплоты моря.
А вот где байды? "Примерно туда, - показал Леша. - По следам, потом левее". Сначала кажется, что я байдарки вижу. Потом они словно удаляются. Потом это уже вроде и не байды, а кусок какого-то дальнего берега. К моему счастью, оказалось, что байды. Олег, предыдущий дежурный, уходит к берегу, а я залезаю в байдарку и начинаю строчить. Дальше как в анекдоте про китайца: "Сижу. Пишу. Вдруг смотрю - вода медленно на байдарку наползает. Вылезаю, засучиваю штаны, двигаю байды к берегу насколько можно. Сижу. Пишу. Вдруг смотрю - вода медленно на байдарку наползает" и т. д. Только весь прикол в том, что до берега три километра, а смена придет через полчаса. В конце концов прячу отчет и только байды на веревочке веду.
Пришла Танька, очередная дежурная. Я стартую кросс-пробег с незамысловатым названием "Морское дно". Когда вместе с вещами шли обратно, по-всякому развлекались. Подул встречный ветер с моря, причем такой, что весло наклонно поставишь - не падает. На берегу я убрала фотоаппарат в герму с канами. Как оказалось, зря...
Устье Малошуйки отыскали не сразу. Помогли частые опускания весла в воду в качестве лота. Речной фарватер - полвесла глубиной, а вокруг везде только лопасть уходит.
С приливом добираемся до первого порожка - конца приливно-отливной зоны. Съедаем перекус и рвемся в бой. Впереди самая физически сложная, но короткая часть маршрута - подъем вверх по Малошуйке. Большинство народа горит желанием пройти за деревню Абрамовка сегодня, несмотря на то, что осталось четыре часа до темноты.
- От Ворзогор до станции - трехдневный переход. Будет очень сложно, - предупреждает Леша.
- Поплыли! - вопят все.
До церкви в Абрамовке меня как балласта отправляют по берегу. Ее купола видны издалека. Тут даже три постройки: Никольская шатровая церковь 1638 года, колокольня 1807 года и Сретенская церковь 1873 года. Все они - памятники архитектуры, охраняются государством, что написано на прибитых к ним железных табличках.
Тут меня догнала троица. Залезаем на колокольню и в Никольскую церковь. У этой церкви как будто нет острых углов - все деревянные линии плавные и потемневшие от времени. Вот только от местных она государством ...ммм... не охраняется...
Через полчаса до нас наконец доплывают байдарки. Вернее, байдарки-то доплывают, а капитаны с матросами доходят. По воде. По пояс мокрые. Точь-в-точь бурлаки на Малошуйке. Только вот бурлаки по берегу шли.
Я, Ден и Андрей теперь тащим детскую байду, а Саня, Олег и Дима уходят по берегу. Долго не хочется входить в воду. Но приходится - сначала по колено, потом по пояс. Еще в устье Малошуйки Леша, увидев мель с травой посреди реки, почти ласково сказал: "А вот и первый на Малошуйке остров!" Он небось и не предполагал, как их тут много!!! Река постоянно разбивается на протоки. Хотя перекатиков и порогов тут даже больше, чем проток. По течению здесь, наверное, было бы здорово. А против... И байдарка, и речка услышали о себе много ласковых слов от Андрея и Дена. Течение иногда такое, что стоять нельзя. Что касается температуры - теплее, чем в море, и в движении не холодно.
Один раз, перед пролезанием под бревном, чуть не кильнули байдарку. Но силы пока есть, и мне этот тяни-толкай даже нравится.
Становится все холоднее и холоднее. А также все темнее и темнее. А Лешина и Анина байдарки все дальше и дальше. И развлечение превращается в мучение. Каждый метр дается с трудом. Почти в темноте (ночи-то уже не белые) доходим до конца деревни, затем очередной поворот - и видим Илью на камушке. "Все, дальше не могу", - сообщает он. Но это видно и без слов. Меня всю дорогу занимали три мысли: во-первых, как бы не наскочить на камень и не промокнуть целиком, во-вторых, насколько наша скорость меньше 1 км/ч, и в-третьих, чего эти местные прутся за нами по берегу и ржут. Когда мы дошли до обессилившего Ильи на камушке, силы кончились и у нас троих. Кричим куда-то вперед, в темноту, что больше не можем. Вроде бы Леша и Аня услышали.
Вылезаем на берег, вытаскиваем гермомешки, привязываем байду. Я как самая живая иду в "лес" за хворостом. Вообще, это кусты и чернолесье, правда, во тьме видны и березки. Несмотря на это, хворост есть и даже сухой. Илья, вспомнив азимутские костровые конкурсы, зажигает веточки со второй спички, и, когда костер разгорается, становится более-менее хорошо.
Из продуктов у нас оказались перекусы и герма с напонителями к крупам - тушенкой, сухим молоком, изюмом. Не долго думая, съедаем шоколадку, курагу, сухарики и по горсти сухого молока. Канов у нас все равно нет. В детской байдарке едут почти все гермы пущинских ребят, так что у нас оказывается одежда (правда, подмокшая), спальники и палатка. Но ее решили не ставить, просто положили полиэтилен, а сверху - спальники. Показалось вечностью то время, пока сидели тесным кругом у костра, сушили вещи и разговаривали о подъеме по Малошуйке, Леше с Аней и нашем разделении, завтрашнем дне (который, по сути, уже наступил). Ребята уже спали, когда я почти досушилась, и тут раздался Лешин крик. Кажется, приближается... Пришлось ответить.
Тут до нас добрел Леша. К этому времени нас было уже шесть - раньше он отправил Диму с Олегом к нам, и они решили остаться.
Добравшийся руководитель разбудил мирно спящий народ и стал ругаться, чего мы тут спим. Гонца можно было бы и послать вперед, хотя сил ни у кого не было и думали, что крики в начале были услышаны.
Леша дал нам Саню в проводники, а сам с Димой пошел тащить детскую байдарку. Саня рассказывал всякие страсти о том, как он уже в темноте сидел на каком-то бугре, тут приехали пьяные на мотоцикле и стали светить фарой, потому что перед этим Саня пытался докричаться до Леши. К счастью, все обошлось. Теперь нужно было дойти до этого бугра "по дороге, затем по покосам". Кое-как найдя дорогу и почти сразу свернув на кошеный луг, наугад добираемся до речки. Холм какой-то... "Этот бугор?" - "Этот!" Ну и ну. В темноте дойти куда надо! Потом нас перевозили на другой берег, потом еще шли по лесу до Аниной палатки, в результате заснули в шесть утра, когда добрели Леша и Дима. "Зато" в трех километрах от станции, в месте антистапеля.
11 августа (вернее, его продолжение). Разбудили уже далеко за полдень, однако спать все еще хотелось. Сушим веши, разбираем байдарки, лакомимся черемухой и малиной. В пять отправляется экспедиция в поселок Малошуйка: все, кроме Олега, Ани и Тани. Станция расположена на противоположном от нас берегу, переходим по железнодорожному мосту. На карте обнаружили ошибку: станция отмечена на полтора километра ближе к речке, чем на самом деле. Поселок большой, много магазинов. Купила полбуханки хлеба, немного поплутав, возвращаюсь в лагерь.
Насчет билетов ситуация не ясна. Поезд на Вологду (с последующей пересадкой) идет в в 14:40, нам на него довольно удобно, но касса работает непонятно когда и билетов может не быть. Поезд до Емцы идет ночью, но к нему уже не успеваем собраться.
12 августа. Подъем в восемь. Люди постепенно уходят на станцию - кто когда собрался, а Леша, Дима, Илья и Аня делают несколько ходок с байдарками. Под конец у речки остаемся только мы с Танькой и Аниным рюкзаком, ждем ее. Когда я свой рюкзак сложила, у меня возник один такой интересный вопрос: а я его в принципе подниму? Впоследствии оказалось, что он тяжелее всех, кроме Лешиного и Аниного.
Нашла белый гриб. Ани чего-то долго нет. В 13:30 слышим крики, наконец появляется Аня. Дальше был сложный переход по тропинке, затем по проселочной дороге, затем по железнодорожной насыпи. Встречаем Диму и Андрея, идущих нам навстречу. Выясняется, что в кустах оставили шкуру от детской байдарки, чтобы за ней вернуться. Идем дальше. Дима и Андрей догоняют, но без шкуры. В тех кустах ее уже не было - проверили.
После недолгого стояния на станции и разбирательства с билетами мы с рюкзаками оказываемся в поезде (даже не знаю, в каком, но наш общий вагон едет до Вологды). Первое время штатно сидим на местах около туалета, затем перебираемся на более удобные полки.
Поезд проезжает и мост в селе Порог у "Эйфелевой башни". Смотрим из окна на Онегу, и Кодину, откуда когда-то (кажется, вечность назад) начинался наш маршрут. На Онеге, сильно обмелевшей, валы первого порога под мостом гораздо меньше, чем были тогда. Кодину, кроме меня, по ошибке никто не увидел. А поезд катит нас все дальше на юг, и о том, что день назад мы тащили байдарки вверх по Малошуйке, напоминают только мокрые носки над моей верхней полкой...

В начало страницы   7. Чертов Леша! (А. Иванова)
В этом году обязательно поеду в Карелию, обязательно с заходом на Белое море. Продамся в любую группу, которая едет больше чем на 3 недели(а лучше 4) и где есть подростки. Несправедливо, если у Тани не будет компании.
Списала в турклубе телефоны, созвонилась. В Москве холодно, дождливо. Что-то народ не ломанулся на Север. Так что поедем с Лешей. У него три байдарки - трое взрослых, девять детей - очень хороший коллективчик, да еще папа Андрей с малолетним Родиславом. Правда, Леша рассказывает что-то там про пороги, но если он собирается плыть в 3-хместной байдарке со своими тремя детьми, младшему из которых 11 лет, то, пожалуй, и мы с Таней справимся.
Встретились в кассах на вокзале. Леша произвел впечатление ответственного, предусмотрительного человека. Приволок кучу расписаний, карт (а мне на карты наплевать, чукча не географ). Подробно показал маршрут, говорил о каких-то приливах, отливах, фарватерах. Потом разберусь. Еще дал раскладку, самую лучшую из когда-либо виденных мною. Сохраню ее для потомков. В конце похода вообще продуктов не осталось, но шоколад лучше было взять в виде сала. Андрей же задавал много вопросов по маршруту, говорил, что мы точно его не пройдем. Потом обещал взять коптильню и накормить всех рыбой. Так и вижу, как он будет носиться со снастями, выгуливать и перекладывать червей, любовно оглаживать удочки и снисходительно поучать пацанов, как правильно ловить рыбу. И то, если они будут себя хорошо вести. Других участников до похода я не видела, так как интересы пущинской группировки представлял сам Леша. Еще в Москве договорились не солить сильно еду и заваривать нормальный чай.
За несколько дней до похода Леша сказал, что одна "двушка"не сможет ехать из-за болезни малолетнего ребенка. Ну понятно же, что не поедет одна мама с ребенком. Каково же было мое удивление, когда, приехав на вокзал, я обнаружила кучу детей и одного взрослого, Лешу. (Андрей с горой барахла приехал гораздо позже. Удивительно, что он вообще успел на поезд). К тому же количество детей никак не сходится с количеством мест в байдарках. Ну нет у байдарки трюма!!!!!!! Ну и ладно. Если такой ответственный человек берется путешествовать с таким количеством детей - и мы с Таней справимся.
На платформе Андрей с Денисом так скакали, что я уже стала опасаться за каркасы байдарок. Наконец, мы загружаемся в вагон. Едва ли другие пассажиры смогут заснуть сегодня ночью. Подростки в отрыве от родителей будут скакать, бегать, хлопать дверьми, путешествовать по другим вагонам, при возможности купят пиво, выпьют его и будут горланить, любуясь своей крутизной. Ужас! Но по какой-то причине пацаны резвились не до такой степени. Наверное, Леша хороший, мудрый руководитель.
Утром приехали. Выгрузились. Собрались. Отплыли. Леша отговорил ставить руль и собирать третье весло. Странно это как-то, всегда плавали на трех веслах. Ну ладно, по ходу дела разберусь. Леша сказал, что у каждого капитана должна быть карта и раздал ксерокс. Все изображение черное - где река, где дороги - не разберешь. Я и на цветной-то карте понять ничего не могу. Ну и ладно. Буду пялиться с умным видом, а поплывем последними. Может быть, и не заблудимся на реке. Еще Леша выдал компас, у которого есть веревочка, чтобы носить его на шее. Вещь совершенно бесполезная, но теперь я чувствую себя бывалым туристом. Капитанить, оказывается, и не очень-то интересно. Все время приходится грести. Матросы ждут руководящих указаний, а мне за их спинами вообще ничего не видно. Такое ощущение, что я плетусь в хвосте своего собственного экипажа.
На первую ночевку приплыли без происшествий. Потом наступило утро. Андрей, который взрослый, любовно выгуливал, пересчитывал и упаковывал червей, выживших после поездки в поезде.
На реке действительно стали попадаться пороги или, может быть, перекаты. Иногда приходилось высаживать балластов, и тогда мы с Таней гребли вдвоем. Мы нервничали, паниковали, беспорядочно били веслами. Время бежало слишком быстро. Мы не успевали. Вокруг нас бурлили стремительные потоки, которые неминуемо ввергли бы нас в пучину, в убийственный водоворот и мы точно бы утонули в этом водопаде. Тем интереснее нам было наблюдать, как Леша, который плывет по этой же самой реке, спокойно и без спешки вплывает в этот же самый порог и по своему усмотрению передвигается вправо-влево и даже может останавливаться посреди порога. Такое ощущение, что он делает это по своей воле!!!
Мы же с Таней не можем не нервничать. Именно в пороге право-лево мы путаем, причем вместе. Поэтому, чтобы совсем не угробиться, плыть будем куда течет. Будем тормозить веслами. Если налетим на камень, так хоть не со всего размаха. Если Таня хочет увернуться от камня - она двигает нос, если мне мешает камень - я двигаю корму. И еще: лучше сидеть на камне носом, чем плыть боком. Надеюсь, что эти нехитрые правила сохранят нам жизнь.
У Леши есть идея. Это идея-фикс. Он одержим вареньеварением. Где бы мы ни плыли, он периодически выскакивает на берег, а чаще выгоняет Олю, чтобы искать ягоды. Ягоды есть - зеленые малина и смородина. Они неизменно объявляются полезными для здоровья и мы из них варим варенье к блинам.
О, блины! Мы печем их всегда и везде. Я развожу тесто, а Леша печет. Все бы ничего, но пацаны взяли с собой не блинную муку, а обычную. Зато высшего сорта. И еще малой Андрей взял дрожжи. В первом же магазине мы купили яйца. Леша беспокоится, довезем ли мы их целыми и не могут ли они испортиться. Странный он какой-то. Мне б его проблемы. Приедем в Москву - подарю ему яйцо для эксперимента, чтоб его раз и навсегда покинули эти предрассудки. При комнатной температуре оно месяц не протухнет.
Река Кодина мне не понравилась. Высокая трава, лиственный лес, топкий, чавкающий глинистый берег - это не типичный для Карелии пейзаж. К тому же мы, оказывается, вовсе и не в Карелии, а в Архангельской области. Интересно, море-то будет? В карту, что ли, заглянуть?
На этой реке нас порадовала дневка после порога, там, где был чудный островок. На него можно было переходить пешком, а в самом пороге можно было принимать гидромассажные ванны. Мы вымылись и постирались. Наконец, у меня появилось время сделать удочку. Под Диминым руководством я прикрутила катушку на хворостину, привязала крючочек. Получилось очень похоже. Теперь я тоже буду ловить рыбу. Это очень архаичное и прикольное занятие. Андрей, тот, который взрослый, тоже снует со снастями. То поставит сеть, то снимет, то еще какие-то пассы совершает. Даже покушался на мою веревку, предназначенную для обвязки. Напрасно он назвал ее бельевой веревкой.
Наконец, мы доплыли до конца Кодины. Ночевали на сене. Ужин опять сэкономили. Опять ели ночные блины. Наутро случилось паранормальное явление - был обнаружен почти целый, едва обкусанный блин. Владелец найден не был. С этого дня Леша блины уже не пек. Еще вечером Леша что-то говорил про ширину реки, течение, ветер, который дует не в ту сторону, и соседнюю, как будто бы, деревню.
Я решила уж лучше сразу узнать, куда должен утром дуть ветер. А то маньяки попрутся в старую деревню по руинам шастать, на старину смотреть. Больно надо на святыни пялиться. Лучше сразу плыть в сторону моря и не тратить время по пустоте.
Мы поставили руль и собрали третье весло. Больше всего нам нравиться плыть с Денисом, с ним мы хорошо попадаем в такт, он все время гребет и не бросает весло в отличии от Андрея. Олин экипаж мне разбивать не хочется, они с Димой и Ильей прекрасно справляются сами.
Опять остановились на высоком берегу. Долго дискутировали, плыть дальше или не плыть. Ура! Андрей, который взрослый, решил плыть дальше. Кажется, в борьбе за власть победила власть. Больше он не будет навязывать нам ускоренный темп. Мы решили не плыть. У нас дневка. Ну куда ломиться-то? Погода хорошая. Купаемся. Загораем. В этом месте замечательное эхо. Пацаны кричат ему: "фиг тебе". В течение всего похода у Леши было развлечение по нескольку раз на день кричать, что мы можем увидеть плесецкую ракету. Теперь он объявил, что эта вероятность становиться все вероятней. Это третье маниакальное желание в нашей компании помимо вареньеварения и блинопечения.
На Онеге не такие гнилые берега. Впервые встали на ночевку у самой воды. Не надо тащиться на высокий берег. Мы с Таней помыли байдарку. Она до такой степени была загажена глиной, что это стало уже доставать. Опять сэкономили ужин. Опять печем блины. Опять Андрей, который взрослый, бубнит, что это недопустимо, что растущие организмы должны полноценно питаться. Еще он пугает Олю страшными болезнями, если она будет есть шоколад или сладости. Пацанов это очень обрадовало. Некоторое время Оля отказывалась от своей пайки в их пользу.
Именно на этой стоянке блинопечение достигло своего апогея. Блины пекли все. Добровольно. Я развела тесто, испекла несколько пробных блинов, показала, как должен выглядеть эталон. Потом к блинопечению приступил Андрей. Уже третий блин у него получился идеальным. Саня долго кокетничал, но все же испек два блина и даже не уронил их. Денис, Илья, Дима тоже испекли очень симпатичные блины, ну а Оля допекла все оставшиеся. Таня ленилась.
Последняя дневка была на берегу порога. Выход на берег каменистый, воды по колено. Все катались по порогу, сплавлялись в спасжилетах. В мелких местах вода бежит быстрее и тело постоянно натыкается на камни, его разворачивает боком к течению и тащит. Очень прикольно почувствовать себя байдаркой, буквально на своей шкуре ощутить все эти течения. Сплавляться лучше ногами вперед, на спине. Так лучше тормозить. В глубоких местах, там где по колено, можно плыть против течения, цепляясь за камни. Но там, где мелко, где по грудь лежа, сносит и тащит по камням. Представляю, как чувствует себя рыба, которая идет на нерест, поднимаясь по порогу. Она совсем измученная, тощая. И такие консервы мы потом едим!
Шум порога завораживает. Просто жуть берет, сколько мегатонн пресной воды сливается в море. Нам обязательно придется запасать на море пресную воду. Для этого нам нужны бутылки, но их у нас маловато. И тут Леша совершил очередной подвиг. Он пошел вроде как бы узнать расписание приливов-отливов у местных рыбаков, а на самом деле принес огромный мешок пустых бутылок. Теперь главное - не разбазарить их по дороге.
Потом мы почти доплыли до г. Онеги, уже были видны окраины. Леша уплыл вперед, а мы стали ждать байдарку с троицей, которые отстали. Эти бездельники тащились еле-еле, наверное дискутировали, кому грести. Просили у нас третье весло. Ну зачем им третье, если они и двумя-то не гребут? Потом, в связи с отливом, плыли по очень мелкому месту в сторону какого-то острова. Воздух был какой-то вязкий, казалось, он перенасыщен солнцем. Над водой колыхалось марево. Мне кажется, что если бы мы все не гребли, то нас растащило бы течением по всему морю. Неровен час можно заблудиться. Плывем до тех пор, пока можем плыть. Потом идем по обмелевшему морю пешком. Вода теплая, жарко, солнце катится к вечеру, полная иллюзия, что мы где-то в Астрахани.
Нам попался для ночлега каменистый остров. Опять пекли блины. В каменных ваннах вода зеленая - давно не было дождя. Небо ясное, тепло, о комарах мы и не вспоминаем.
Леша предложил спать прямо на камнях. Пацаны долго выбирают себе камень получше. И вот мы, беспечные туристы, уже спим в своих мешочках, без палаток. С утра море синее неспокойно. Мы совсем не выспались. Плывем на о.Кий, огибая его с дальнего конца. Как-то мне это показалось не очень умным - в такую даль тащиться, но в дальнейшем это сослужило нам хорошую службу. На море была волна, плыть по ней - редкий кайф. Когда нос зарывается в волну, а потом возносится, мне кажется, что у нас не "таймень", а подводная лодка ИВ92. Вот только Оля почему-то вопит, что по такой волне она не поплывет. Странно, ведь пороги ее не пугали. По этой причине мы останавливаемся на дальнем, северном конце острова. Леша предлагал плыть дальше, туда, где песочек и сосны, но дети устали и плыть больше не хотят.
Опять дневка. Жара, комаров нет. Кто лег спать в палатки - выполз на улицу. Троица взяла манеру вообще спать без палатки, т.е. бомжевать. Не к добру...
Купались, загорали, ныряли. Грелись, как морские котики, на камнях. Опять пекли блины. Бегали за зайцем. Играли в "контакт" и в "крокодила". Саня как-то странно угомонился, просил бумагу, устроился с гитарой и решил овладевать нотной грамотой. С этой минуты он упорно играл про спелеолога, которого ищут геологи, ищут туристы, и вот так улыбался. Это занятие он не оставил до конца похода. Был тихий вечер, солнце клонилось к горизонту. Это был последний день лета. Потом началась непогода, и мы решили двигать в сторону пресной воды.
Берега того моря странные. До берега идти далеко, мелко, песочек. Лодки надо перетаскивать, пользуясь приливом. Посуду помыть - надо в такую даль тащиться. Почти мы доплыли до края моря, начался отлив. Пацаны просили перекус. И Леша, впервые за весь поход, решил не портить аппетит перекусом, а полноценно пообедать. Оставив дежурного по лодкам, мы взяли обеденные гермы и потащились на берег. Шли, шли, лодок уже не видно. На берегу - топкий луг, где ничего, кроме ручьев, нет. Ветродуй страшный. Просто физически чувствуешь, как из тебя выдувает калории. Но как утеплиться: до лодок три километра, и с берега их даже не видно. В какую сторону идти, непонятно.
Илья, Дима и Леша пошли в лес по дрова, это еще кил по топкому лугу. Троица, Оля и я попытались развести костер из коряг, но не вышло: коряги все соленые, мокрые и ветер такой, что из костра хворост сдувает. Потом пришел Леша с дровами, и костер все-таки загорелся. Но сваренный суп остыл, пока его разливали по мискам. Поели, побрели обратно к байдаркам. Начался прилив. Долго еще шли по воде, чтобы сесть в лодки. Надо же было так извратить идею о вкусной и здоровой пище!!!
Река оказалась рядом. Действительно, нас втащило в нее приливом. Попадаются пороги или перекаты. Доплыли до церкви. Пущинцы пошли глазеть на святыню. А нам местные сказали, что до станции по порогам 6км, а по дороге 4. Нам бы прислушаться, но слишком уж легко дались нам первые километры. Да и местным особой веры нет.
Дениса приписали к Олиной байде, а мы с Таней тащили свою. Течение все сильнее. Сначала где медленно - плыли, где быстро - тащили по-бурлацки. Потом уже не плыли вообще, а только тащили. Где медленнее - по берегу, а где быстрее - по колено в воде. Темнеет. Леша впереди, детская байдарка сзади. Денис и Андрей суетились, Оля несколько раз проваливалась по пояс. Саня, Олег и Дима бегали по берегу от церкви к станции и обратно. Мы уже устали. Если спотыкаешься, байдарку несет назад и нас тащит. Чертов Леша! Стемнело, вода остывает. Мы уже совсем мокрые. Леша говорит, что до станции еще 2км. Отчаливает и скрывается. Чертов Леша. Мы тащимся дальше. По берегу ходит Дима. Снова догоняем Лешу. Он уже в байдарке один. Говорит, что карта врет, и что теперь уже точно осталось 2км. Отчаливает и скрывается во тьме. Сил уже никаких нет. Остановимся в первом же удобном месте. Течение сильное и глубокое. Едва ли мы устоим на ногах. По счастью, слева поляна. Вылезли, но на воде байду не привязать, пришлось разгружать и вытаскивать на берег. Черт с ним, с костром, ляжем спать. Утро вечера мудренее. Начинаю ставить палатку. Вдруг на другом берегу появляется Леша, переходит к нам. Оказывается, нужная поляна совсем рядом, на другом берегу. Чертов Леша, пусть сам теперь тащит все на тот берег. Уже не видно ни зги, мы не сможем теперь перейти это течение!
Детей, которые шли вдоль берега, уже не видно и не слышно. Такое ощущение, что в этих поворотах реки какая-то аномалия и все исчезли. Леша один со своей чудной полянкой и мы с Таней. Уже светало, когда дети пришли берегом, а Леша с Димой пригнали их лодку. Я настолько устала, что не могу двигать ногами. Сомневаюсь, что утром смогу вообще встать. Видимо, у остальных авантюристов состояние подобное.
День проторчали на полянке. Наконец, потащились на станцию. Я осталась караулить вещи. Оказывается, местные жители, с виду так похожие на бандитов, внутри очень доброжелательные. Если бы мы остались у церкви - сто процентов, нас подвезли бы на станцию.
Делаю второй заход за вещами. Где же лагерь? Черт, я заблудилась! Чертов Леша!!! Ору на всю округу. Наконец-то, Оля откликнулась. Подхожу к ней. Это место мне совершенно не знакомо. Неужели здесь был наш лагерь?!
Не очень-то умно было на месте стоянки оставлять двух девчонок. Собираемся, тащимся. Вообще-то анатомия женского организма иная, чем у мужиков. НЕ следует на Олю такой груз вешать. Доходим до ж/д полотна. Здесь шебуршатся наши ребята, ищут припрятанную в кустах шкуру. Как ни старались, ничего не нашли. Видимо, здешние жители очень бдительны на предмет террактов и бесстрашно отнесли подозрительный предмет, подложенный около рельсов, на свою дачу. Леша, наверно, обрадуется - меньше груза тащить. Жалко, правда, пацаны всю байдарку заклеили и зашили.
Ехали в общем вагоне. Я вообще не знала, что бывают вагоны хуже плацкарта. Наши сквернословы совсем распустились. Непонятно, почему Леша, как руководитель, не пресек это в самом начале похода. Ведь такое агрессивное самовыражение отравляет отдых. Я знаю взрослых, которых по этой причине не берут в тургруппы .
В Вологде пересадка. Запихиваем пущинскую группировку в поезд, убеждаемся, что ничего не забыли. Хотелось погулять по Вологде, посмотреть город, но расписание поездов не способствует. Пришлось садиться в следующий поезд, и вот мы уже в Москве.
По ночам меня мучат кошмары. Мне кажется, что я сплю, уютно устроившись в салютовской шкуре. Меня хватают малошуйские аборигены, и тащат в ночи по камням, задевая за деревья. Очень болят кости. Наверно, такое мероприятие, как прогулка пешком по порогу против течения реки, очень способствует изучению анатомии.

В начало страницы   8. Некоторые термины байдарочников и просто туристов (О. Дещеревская)
Водники - водоплавающие туристы (как правило, водоплавают не сами по себе, а на байдарках, катамаранах, плотах и т. п.)
Байдарка, она же байда - сложная система из алюминиевого каркаса ("костей") и брезентовой покрышки ("шкуры"), в некоторых случаях устойчивая (например, когда перевернута).
Гермомешок, он же герма - мешок из не пропускающей воду ткани, куда на время плытья складывают одежду, продукты и все остальное.
Спасательный жилет, он же спасжилет, он же спасик - куски пенки, обшитые тканью, в форме жилетки - для непотопляемости водоплавающего туриста после киля.
"Салют" и "Таймень" - марки байдарок.
Стапель - сборка байдарки в начале похода, упаковка вещей и еды из рюкзаков в гермы.
Антистапель - обратная процедура.
Киль - переворот байдарки на 180° через борт. Проще: если ты плывешь в байде по порогу и вдруг оказываешься в воде около байды, значит, кильнулись (либо народу набилось ну слишком много).
Нос - перед байдарки.
Корма - зад байдарки.
Дека - брезентовый борт байдарки.
Обвязка - комплект веревок, туго охватывающих байдарку, за которые можно держаться после переворота и за которые можно тащить перевернутую лодку на берег
Капитан - человек, сидящий в байдарке последним, гребущий и командующий маневрами.
Матрос - сидящий первым и гребущий.
Балласт - сидящий посередине и бездельничающий (или составляющий словарь "некоторых терминов байдарочников и просто туристов")
Траверс - пересечение реки с помощью течения, не смещаясь вверх или вниз по течению.
Табанить - отчаянно грести назад.
Чалиться, причаливать - парковать лодку к берегу, привязывать чалку, то есть веревку от носа байдарки, к деревьям на берегу, в общем, приставать.
Отчаливать - уплывать, то есть отставать.
Фарватер - самое глубокое место реки, где плавают суда.
Осушка - прибрежная часть моря, которая в отлив становится сушей
Шкурить - усиленно драить шкуркой (то есть наждачной бумагой).
Завхоз - человек, распоряжающийся едой.
Ремнабор - ремонтный набор.
Топонабор - карты, бумаги, документы, компас - все, что нужно для ориентирования
Умнабор - это не для содержимого головы, а всего лишь для ее умывания
Кан - плоский котелок.
Орографически - стоя лицом вниз по течению.

Термины Лоции не объясняются (пусть их Леша объясняет : ).

* * *

...Конечно, гораздо большее осталось за страницами отчета. Это и необъятные закаты на Онеге, и сладко-соленый вкус морской воды, и теплые гранитные уступы острова Кий, и отблески костра на лицах тесно сидящего круга друзей. Чтобы постичь эти чувства и впечатления, недостаточно читать или спрашивать тех, кто там побывал. Нужно просто когда-нибудь пойти в поход.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 zeroas, 16.08.2005
:) случайно ведь нашел,
могли бы и написать, а я кстати с вами вместе в поезде ехал когда вы уже назад ехали. а вот еше Вы молодцы. GL
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100