Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Река Китой, 2003 год

Автор -
Оксана Похватная (Владивосток)

Участники путешествия:
1. Непогодин М.М. - руководитель
2. Корниенко Ю.В.
3. Немчин К.Н.
4. Распопин В.А.
5. Малков А.С.
6. Фищенко А.В.
7. Никитенко А.Н.
8. Похватная О.В.

Нитка маршрута:
г. Хабаровск - ст. Слюдянка - верховья р. Китой - р. Китой (сплав) - п. Расдолье - г. Ангарск - г. Хабаровск

Оригинал отчета размещен на сайте турклуба "Сплав"
http://vladsplav.narod.ru/pohodi/pohodi.htm

Статья о маршруте
Маршрут по реке Китой проходит в Восточных Саянах, одном из красивейших мест Сибири. Саяны - обширная горная страна, состоящая из двух горных систем Восточных и Западных Саян. Восточные Саяны простираются более чем на 1000 км. С северо-запада на юго-восток, от Енисея до Байкала. Эта горная область входит в состав бассейна Енисея - крупнейшей водной артерии нашей страны.
Река Китой, по которой мы совершали сплав, крупный приток Ангары. Китой начинается со склонов горного узла Нуку-Дабан на высоте 2091м. Длина реки 322км, общее падение - 1453 м. Питание Китоя смешанное: 63% - дождевое, 30% - подземное, 7% - снеговое.
Административно маршрут проходит по западу республики Бурятия и юго-западу Иркутской области. Район мало населен. Основные пункты заброски - город Слюдянка и Нижнеудинск (Уда - авиазаброска).
Наша группа состояла из восьми человек - сборной городов Хабаровска (Центр "Грань") и Владивостока (т/к "Сплав"). Прибыв ночью в Слюдянку нам пришлось выдержать натиск местных автолюбителей зарабатывающих на доставке туристов к маршруту. Ночевали на вокзале, а утром встретили нашего руководителя, который возвращался с Алтая. В принципе найти машину - это не проблема. Вопрос стоял только в цене. Немного помучавшись машина "ГАЗель" была найдена за более ли менее приемлемую цену.
Из Слюдянки автодорога ведет через с.Кырен и с.Монды на Самарту. Дорога хорошая, живописаня: справа стеной стоят Тункинские гольцы, слева - отроги Хамар-Дабана. На въезде в Тункинский национальный парк стоит пост, тормозящий все машины. Нам повезло, и нас не остановили, обошлось без объяснений. Светило солнце, пейзажи за окном поражали все больше и больше. Но никто из нас и не мог догадываться, что это последний солнечный день на маршруте.
Остановились на левом берегу Китоя возле карьера. Дорога заняла около 7 часов. Строительство катамаранов началось в тот же день. Затрудняло это мероприятие лишь одно - дождь.
На воду встали к 17 часам следующего дня. Очень трудно было сориентироваться, где мы находимся. В верховьях река довольно энергичная, правда, иногда встречались перекаты шкуродерного типа. Жертвой одного такого переката стал хабаровский катамаран. Полтора часа ремонтных работ и мы опять бороздили воды Китоя, удивляясь и восхищаясь пейзажами.
Согласно прочитанному описанию первыми серьезными препятствиями Китоя являются пороги 18-19 после которых, через 70м начинаются Верхние Щеки и порог-водопад. Все жили в ожидании этого чуда, принимая любое скальное сужение за Верхние Щеки. Все наши опасения были развеяны после левого притока, на котором была отличная стоянка с древесной стружкой, место стапеля ни одной группы водников. Это был крупный приток Саган-Сайр. Точно сориентировавшись, мы уверенно шли вперед навстречу серьезным препятствиям.
Дождь начался во второй половине дня и закончился только на следующий день к обеду. Вода за ночь поднялась более чем на метр. Из зеленоватого Китой приобрел коричневый цвет. От всего происходящего становилось не по себе. В голове крутились фразы из описания : "…в большую воду все препятствия Китоя усложняются в 1,5-2 раза и носят криминальный характер".
К порогам 18-19 подходили осторожно. Около 19 зачалились на просмотр.

Верхние щеки
Порог 19 с описанием вряд ли имел что-то общее. От надводных камней не осталось и следа. Основная струя била под правым берегом образую мощную косую бочку. Всю эту картину дополняли локальные бочки и огромные валы. Все плесы превратились в быстротоки на которых зачалиться было проблематично. Пробежав, до конца порога, мы увидели, воздушное облако над рекой - это был водопад. Вся вода разом рушилась вниз, образуя что-то сумасшедшее. Стоя на 15-и метровом отвесном берегу до лица долетали брызги. Вторую ступень водопада мы так и не обнаружили, т.к. скорее всего первая "плавно" перетекала во вторую. Восхищаясь увиденным возникал вопрос: " Как же выглядит порог "Винт" в эту воду, который по рассказам спокойно ходится?" А выглядел он следующим образом, река делала крутой зигзаг, поворачивая сперва на 90 градусов влево и тут же на 90 градусов вправо. Здесь основная струя разгоняется и делает крутой поворот налево, образуя трек. На повороте в струе стоит 3-4 жестких вала, после которых почти вся река сваливается в прямой мощнейший слив высотой 2-2,5 м. Сразу за сливом река поворачивает вправо образуя прижим и входит в скальный коридор с высокими отвесными стенками более ли менее успокаиваясь. Увиденное в Верхних Щеках шокировало. Долго предаваться этому состоянию было некогда, т.к. нас ждал обнос вещей и катов. Встали за "Винтом" на левом берегу, по этому же берегу и делали обнос.
На следующий день рюкзаки занесли за порог "Выходной", а препятствия I и II Верхних Щек и "Выходной" брали налегке. Порог I был оторжествлен первым килем хабаровского катамарана, одна гандола которого залезла на камень затормозив его и в сливе около метра развернув кат лагом кильнуло. Спасы сработали мгновенно. Двумя выбросками были спасены катамаран и один оторвавшийся человек.
Впереди нас ждало еще одно серьезное препятствие порог "Выходной". Длина порога 100м. Сам он состоял из горки, с довольно большим уклоном образуя мощные бочки и валы. И хотя вода заметно падала никаких надводных камней в русле реки, согласно описания, не было. Оба катамарана успешно прошли этот порог с взаимостраховкой.
Ночевали на стрелке Ара-Ошея с Китоем. Место для стоянки воистину созданное Богом. Одна мелочь омрачала все - дождь.

Участок от Верхних Щек до Моткиных Щек
Длина данного участка 32км на котором располагаются Горлык-Гольский и Хунде-Гольский каскады. Сложность порогов на этом отрезке не превышала IV категорию и проблем для прохождения не представляло. Многие пороги шли сходу. Просмотр требовали лишь препятствия 35, 37, 39.

Каньон Моткины Щеки
После порога 40, перед нами открылась панорама - 2 огромные скалы по обеим сторонам реки. Вот они знаменитые "Ворота" - вход в Моткины Щеки. Зачалились сразу на левом берегу. Там же увидели много судов: двоек, четверок, плотов. Как выяснилось позже сборная "солянка" из Риги, Питера, Ярославля, Пскова готовилась к прохождению Моткиных Щек. Они любезно передали нам свою стоянку с лавочками и столом, а сами тронулись в путь. Было решено рюкзаки перенести на стоянку, а самим пройти порог 41, после чего разобрать суда для обноса первых трех частей Моткиных Щек.
Обнос начался с утра следующего дня. Рюкзаки были неподъемные. В голове проносилась цифра 12 км. Но на наше удивление через 4,5 км мы неожиданно оказались возле р.Эхе-Гол, через которую необходимо было наводить переправу.
Единственное хорошее место для стоянки заняла группа из Челябинска и нам пришлось ночевать где-то наверху. Многие из нас пережили душевное расстройство, потому что до этого мы ночевали на хорошо обжитых стоянках, а тут пришлось утопать в воде и мху.
Переправу на следующий день наводить не пришлось, т.к. челябинцы натянули ее задолго до нас и любезно согласились оставить нам свои веревки и карабины с условием, что на Моткин Голе мы их догоним и вернем все в целости и сохранности. Быстро переправившись, продолжили маршрут. По дороге собирали грибы. Через 3,5 км подошли к р.Моткин Гол. Откуда взялись 12 км обноса по описанию для нас до сих пор остается загадкой. Челябинск занял верхнюю площадку перед спуском к реке мы же расположились на нижней. Впереди нас ждала постройка катов и сплав по 4-ой части Мотниных Щек. В этот же день начался дождь, который продолжался более 2-х суток. Вода побурела. По нашим подсчетам к моменту выхода на воду она поднялась на 3м. Речушка Моткин Гол выросла до невообразимых размеров. Спустив суда по отвесной скале, сплав начался с порога 64. Зачалиться перед ним и просмотреть нам не удалось, т.к. катамаран при такой бешеной воде несло как щепку и с криками капитана : "Все! Идем порог! …Закалываемся!" мы влетели в 64-й. Огромные валы, бочки и мощь, которая несет тебя вперед. Зачалившись трудно было осознать, что мы с ходу прошли такое препятствие и очень даже удачно. Второй кат нашим руководителем был извещен о желательной траектории прохождения, а мы уже стояли на страховке. Они прошли так же успешно, не считая, что налетели на корягу и порвали 2 уха на катамаране. Ниже нас ждал порог 65 - самый сложный на 4-м участке Моткиных Щек. В нашу воду все камни в пороге были залиты, на месте которых образовались мощные бочки. Вся струя била в прижим левого берега. Частично просмотрев порог был выбран путь прохождения: справа в слив, минуя огромную бочку и прижим зачалиться к правому берегу. Приморский кат в слив зашел немного лагом и его снесло на так называемую "поганку" под правым скальным берегом, где его держало некоторое время потоком воды, то поднимая вверх, то опуская. Хабаровский же кат зашел в слив ровно, и его снесло к центру вынося на мощный прижим левого берега, от которого они успели уйти. Решив, что на сегодня эмоций хватит мы встали на ночевку на стрелке р.Малый Моткин Гол.
Утро следующего дня обрадовало окончанием дождя. Вода упала сантиметров на 20. Впереди ждали более ли менее сложные препятствия 73, 75, 77. 72-й прошли отлично перебив основную струю уходя от прижима под левый берег. 73-й за неимением берегов, а только скальных стенок шли сходу слева. Разогнавшись, мы влетели в огромную бочку. Катамаран сначала упал вниз, как будто в бездну, потом его стало поднимать. Несколько секунд он стоял почти вертикально и перевернулся. Оказавшись на поверхности воды, я заметила впереди катамаран с тремя членами экипажа, которые уже стремительно неслись в следующий порог. Капитан крикнул: "Плыви к берегу!". Слева небольшой улов, куда надо было заплыть, перебив струю. Сил практически не осталось, плыть мешало весло, и мне пришлось его бросить, хоть было и ужасно жаль. Отдышавшись в улове и выбравшись на берег через 10 минут я увидела хабаровский кат в перевернутом состоянии. Вчетвером зацепившись за кат они пошли в следующие пороги, помахав им рукой, я двинулась вверх по кулуару на поиски своих товарищей.
Выбравшись на самый верх, приходилось спускаться в самый низ до обрыва, просматривая берег, потом опять вверх обходя распадки и опять вниз. Так скитания продолжались 6 часов. Помогло одно - постоянные крики. Я кричала, а мои спасатели услышали меня с другого берега. Установив визуальный контакт, они жестами объяснили куда идти. Труднее всего оказалось то, что они не знали что со мной, смогла ли я выбраться на берег или пошла дальше в пороги.
Воссоединившись с группой радости спасателей и спасенного не было предела. Итак, 5 км порогов Моткиных Щек 2 катамарана прошли в перевернутом состоянии.
На следующий день нас ждал выход из каньона и билютинский каскад. Каскад шли осторожно, т.к. сказывался вчерашний переворот. После каскада по описанию пороги заканчиваются и остаются шиверы I-II категории сложности. В нашу воду они превратились в порожки III-IV, где в одном нас чуть не кильнуло.
В конце дня добрались до метеостанции Дабады, где нам любезно был предложен домик с печкой. После 3-х недель дождей и холода это было очень кстати.
На следующий день за 6 часов по нашей воде мы сделали 75 км и добрались до с.Раздоле где успешно разобрались и отправились в Ангарск.
И в последнюю походную ночь, сидя у костра, мы пришли к выводу, что, не смотря на каждодневный дождь, холодный ветер и ледяную воду можно смело преклонить колени перед красотами и величием Восточных Саян. Острые пики заснеженных вершин, изумрудная река Китой, белые ленты водопадов привлекают и завораживают. Вот такой он - незабываемый и ни на что не похожий район реки Китой - сказочная страна, куда хочется возвращаться снова и снова.


Дневник похода и описание
Начиная повествование, хочется отметить, что я с нетерпением ждала того момента, когда сяду за эти строки. Вот хочется писать, хоть убейте. Может данная летопись будет не столь привлекательна как прошлая, но тем не менее…..
Начну с самого начала, а именно с подготовки и морального настроя. Собиралось нас четверо из Владика: Степанов, Фищенко, Никитенко и я, собирался и Биндасов, но надежды было мало. Чуть ли не в последний момент Степанов отказался, и нас осталось трое. Как вы себе представляете троих на четверке бороздящих воды Китоя. Не какой - нибудь там речки , а КИТОЯ.
Начитавшись отчетов по реке, я некоторое время пребывала в прострации. О, ужас, летящий на крыльях ночи, о, этот Китой!!! Сумасшедшее описание: мощные бочки, куча прижимов, 2-х метровые сливы . Все это нагоняло страх. А тут еще идти втроем "Я вас умоляю!" как сказал бы не безызвестный всем Антоха Кириченко. Г.Г. тут же придумал ГРЕБЬ! От этой мысли мурашки проносились по всему телу. Все что угодно, 15 дней не есть, иголки под ногти, звезду на груди ножом, но только не гребь.
Хабаровск обрадовал тем, что их идет пятеро и нас трое. От сердца отлегло. Чувство блаженства продолжалось недолго, всего несколько дней. Позже выяснилось, что их идет шестеро и нам опять светит гребь. Гребь снилась в ночных кошмарах, нагнетая и вводя в депрессию. Мы отчаянно старались найти хоть кого-то, но все попытки били тщетны.
В день отъезда я добросовестно отработала до обеда и пошла покупать нож, как оказалось позже такой же, как у Вовки.
Собрались в клубе задолго до поезда. Собрали вещи, выслушали наставления от собирающихся на Туюн. и поехали на вокзал. Рюкзаки отвез Лехин Ф карифан, а мы с Никитенкой отправились на автобусе. Наши ожидания по поводу провожающей группы не оправдались. Никого не было. Позже подошли Лехины Ф друзья , потом Г.Г., Мележик, Биндасов, Кудря, Лукьянцева, Олеся, Корчевский, Степанов с братом. Многие, откланявшись, распрощались, остались Степановы, Толик, Биндасов и Корч. Настроения не было никакого - мы тупили. Миха нас пытался развлечь, Толик рассказывал о преимуществах греби, Корчевский постоянно хотел колбасы, а мы тупили. Начался ливень, и в поезд залезли все мокрые. Ни радости, ни печали мы не ощущали, лишь чувство голода закралось в каждом из нас. Лехе Н мама приготовила руладу и буженину в поезд . Он протрещал все уши какая она вкусная и как мы будем ее в поезде есть, но тронувшись и осмотрев продукты в пакетах ее не оказалось. Она была забыта в клубе. Постараться описать эмоции двух голодных людей вряд ли получиться. Да, я думаю, и не стоит. В итоге, в случившимся, была обвинена я и еще не один день дороги косые взгляды и упреки летели в мой адрес.
Дорога была более чем скучна. С хабаровчанами встречались только на больших станциях на перроне. Юльку то я знала, а вот остальных видела впервые. Самым общительным показался мальчик в синем костюмчике, который все время улыбался. В Хабаровске он даже сходу пригласил нас на чай, тем самым, оставив хорошее впечатление. Но об этом мальчике и впечатлении позже.
Наш поезд по дороге сбил корову - это было одной из новостей, которая нас немного развлекла.

4.08.2003
В Слюдянку прибыли ночью. Выгружались из поезда под удивления пассажиров. Два каких-то айзера предложили мне вынести рюкзак, я отказалась доверить им самое ценное и поэтому, они довольствовались лишь котлами. Пока выносили раму, Юлька уже без рюкзака побежала к нам, помогая воссоединиться с группой. Все восторженно искали глазами Мишку, который, возвращаясь с Алтая, должен был встречать нас в Слюдянке. Минут десять отупенения и мы уже скинули рюкзаки на вокзале. Возникал вопрос, где Миша. Почему то все было ровно и мы этот вопрос оставили на потом. Купив Андрюхе билет и поставив в маршрутке штамп вокзала двое Лех, Юльча и я отправились искать переговорный пункт, чтобы позвонить в Хабаровск и выяснить выходил ли на связь Михал Михалыч. Помимо того, что он прибудет завтра утром, мы узнали, что вся группа Хабаровск-Владивосток будет ехать с ним, и мы сможем их увидеть. Счастью не было предела. Вернувшись на вокзал, стали думать, чем бы заняться. Сходили перелили спирт в другую бутылку, сбегали на берег Байкала уже с мальчишками Костиком и Вовкой. Оставалось всего-то часов 5 до прибытия поезда. Сон в руку не шел, он шел куда-то в другое место. Зал ожидания в Слюдянке, что может быть трогательнее. Орущий телевизор, показывающий какой-то бокс, а потом кино про войну и толпы бомжей так сладко пахнущих и перемещавшихся с место на место. Закономерность перемещений трудно было угадать, но эти лица… Да, вряд ли можно было их забыть. Несколько ковриков кинули на пол, спальник доставать обламывало. На полу было холодно, а придвинуться поближе друг к другу не позволяло столь короткое знакомство с хабаровчанами. Так прошла ночь , до поезда оставался час. Мы с Лехой Н сходили на Байкал и совершили утренний обряд умывания, чем очень сильно испугали местных детей пришедших встречать рассвет.
Встретили поезд с Алтайцами, они показались уж слишком серьезные и заторможенные и тем не менее веселые возгласы, радостные крики, обнимания - это по-нашему. На вопрос как поход Танюха сухо ответила - "Да ну его нафиг такие походы!" Оставалось только догадываться, что там было. Долго эмоциям предаваться было некогда загудел паровоз и наши друзья помчались домой, а мы с радостью от окончательного воссоединения с нашим руководителем спешили на поиски КСС г.Слюдянка. Шли не понять куда, под восторженные рассказы Михи про Алтайский поход, про коня, про Дамира, про водопад Сапожникова. Из его уст все виделось в розовом цвете, но на самом деле это было далеко не так.
Отметившись в КСС, стали искать машину. На вокзале нам предложили ехать за 7 тысяч с заездом на минеральные источники и + 333 удовольствия. Я, все конечно понимаю, но за такие деньги не хотелось даже этого. Мы разминулись, скитались некоторое время. Но тут прибежал Миха и сказал, что за 5 тыс. нас повезет какой-то мужичок. Нам осталось только перенести рюкзаки через виадук к автобусной остановке. Так и сделали. Спустя некоторое время мы уже мчались по дороге, разглядывая окрестности. Светило солнце, пейзажи за окном поражали все больше и больше. На душе становилось все радостнее и радостнее, что я наконец-то в походе, что на три недели я забуду слово работа, а буду предаваться общению с друзьями и наслаждаться рекой.
Миша все время что-то рассказывал, все смеялись, лица сияли от счастья. Во время рассказов чары Морфея периодически действовали на меня, но я стоически пыталась не закрывать глава. Честно признаюсь, получалось хреново.
До п.Монды ехали по хорошей асфальтной дороге, потом свернули на Орлик в сторону Самарты. Как водитель отозвался, дорога плохая, но по нашим меркам просто кайфовая, ну трясет немного, а так вполне... Виды за окном были неописуемые, ну неописуемые виды, как их описать. С одной стороны отроги Хамар-Дабана, с другой Тункинские гольцы. Красота! Может это и есть счастье - увидеть все это и сохранить в своем сердце, надолго, навсегда.
Подымаясь все выше и выше, в горы, ощущалось окончание пути. Как только стали спускаться в долину реки Китой, начался дождь. Стало неприятно. Дождь вроде успокоился, а нас уже обуревали сомнения, где мы и где Китой. Заприметив какого-то аксакала мы спросили, где же эта чудо-река, на что получили ответ, что поворот мы уже проехали и лучше бы вернуться, а вот то, что блестит справа это он и есть. Боже мой, 7 часов пути и вот она долгожданная цель - река Китой во всей своей красе. Честно говоря, красы то особой и не было. Не большая речушка стремительно несущаяся вниз.
После бессонной ночи и долгой дороги двигались медленно, и, тем не менее, натянули тент и приготовили ужин. Как только это случилось, опять ливанул дождь. Нашему кату было проще, у нас был каркас, а вот хабаровчане, ай-яй. Под ливнем они побрели за каркасом куда-то в лес. Мы же, сидели под тентом, особо не напрягаясь. Мишка достал гитару и пел песни. Все было очень знакомое и любимое. Но шум в голове не давал покоя. Дождь, прекратившись, дал нам время собрать каркас. Строились до темноты, потом ужин, чай с лимоном и спать.

5.08.2003
В дневнике написано встали рано, хотя я что-то сомневаюсь, когда это мы рано вставали в походе. Наверно описка. Приготовив завтрак, опять собирали каты. На воду встали около 16.30. Река хоть и не широкая, зато очень энергичная. Встречались перекаты, на которых приходилось выскакивать и проводить суда. Мы глазели по сторонам, восхищаясь красотами, дополнением всего этого был Юлькин крик, проносящийся над рекой. Во всех смертных грехах был виноват Андрюха - это был его день. Костик же с Вовкой тихо посмеивались, глядя друг на друга.
Мы шли впереди, хабаровский кат позади. И вроде все в поле видимости и тут увидели Андрюху бегущего за нами по берегу. Оказалось, что на очередном перекате кат порвался по шву. Я осталась у нашего, а все пошли на разведку. Вернувшись сообщили утешительную весть, что ничего серьезного и через 1,5 часа мы продолжим путь. Так и случилось. По дороге мы видели фирн - слежавшийся снег. Нарезвились на нем от души. И что самое важное, так это то, что мы не могли сориентироваться по карте. Где приток Саган-Сайр, где Желга, где 18-19 порог и Верхние Щеки. Все как в тумане.
Чем ниже мы спускались по реке, тем больше она показывала свою мощь. С неимоверной быстротой приближался вечер. Впереди был виден уж очень сильный уклон и скальное сужение. Решено было встать на ночевку. Все согласились и лишь Никитенко покосился на меня выражая тем самым, что мол можно еще идти и идти , а ты тут больше все кричишь, что пора вставать. Мысленно пожелав ему удачи, было решено перечалиться нашим экипажем и просмотреть порог.
Реально этого не могло быть, но впереди порог один, другой - это точно 18 и 19 просто мало воды и они вот такие вот манюсенькие, а потом начинается каньон впереди точно водопад. Могли ли мы предположить, что это вовсе не пороги, а 18, 19 и Верхние Щеки нас ждали впереди. На просмотре решили разделиться, Мишка, увидев идеальное место для рыбалки, пошел за удочкой, а мы поползли наверх на просмотр. Ничего впечатляющего не увидев кроме отвесных зеброидных (черно-желтых) скал и более ли менее спокойной воды внизу решили вернуться. Мишки на месте рыбалки не обнаружили, это было странно. Когда подошли к кату увидели, что он уже на другом берегу. Удивились окончательно. Он снимал гидрашку и переодевался. Закралось ощущение, что он не в духе, но подойти спросить я не решилась. Как выяснилось позже, Андрюха кинул ему спиннинг и попал точно на середину реки. Так он там теперь и покоиться перед 18, ах нет, простите просто в бульке. Понятно, что разочарованию рыбака не было предела. Вряд ли можно с чем-нибудь сравнить эту утрату. Позже было объявлено, что Андрюха просто из организации "Грин Пис" и этим поступком он показал, как борется за все живое на планете и что нельзя есть братьев своих меньших.
Вечером пели песни. Вернее пел Хабаровск, Владик же молчал как рыбы, наверно в знак траура по утопленному спиннингу, который продолжался весь поход. У костра в этот день нахлынула какая-то меланхолия. Поход только начался, а у меня возникали странные мыслеформы и образы. Я уже видела, как заканчивается поход, как мы прощаемся на перроне. Песни Митяева вообще нагнетали неудержимую тоску. С таким настроением, по крайней мере я, отошла ко сну.

6.08.2003
"Вот тебе и раз выпал снег…", но об это позже. Утро нас встретило более ли менее нормальной погодой. Леха Н проснулся рано и пробежал по левому берегу просмотреть вперед, никакого порога-водопада он не обнаружил. Это заставляло задуматься, но было не до этого. Думая, что мы бэтмены и уже находимся около порогов 18-19 и что у нас в запасе много дней, мы расслабились. Встали на воду поздно, ближе к обеду. Перечалились на остров, чтобы просмотреть "18 порог" справа вполне спокойный проход, но нам же надо эмоций, поэтому пошли слева. Было бы воды побольше слева был бы хороший порожек, но мы и этот превратили в событие. Наш кат, разогнавшись на струе, носом воткнулся в камень, который свернул с места. Первая утрата - это заглушка на каркасе. Фигня подумали мы. Хабаровский кат прошел the best. Далее река входила в скальное сужение. Вода там была спокойная. Мы плыли, осматриваясь по сторонам как завороженные. Казалось, что находишься в сказке и плывешь на маленькой лодочке среди гор великанов. Долго очаровываться не было времени. Справа втекал крупный приток. Но как его название? Мы радостно обозвали его Желга. Честно говоря, все 2 дня правые притоки у нас были только Желга.
После обеда заморосил дождь, настроение было ни к черту, только один Миша пытался всех развлекать. И тут свершилось чудо большой левый приток с хорошей стоянкой и кучей стружки - место стапеля ни одной группы туристов-водников. Все было ясно из описания - это Саган-Сайр, а практически за ним пороги 5, 6 и т.д. Порог 5 мы узнали сразу из описания: скала левого берега и туда же струя бьет в прижим. Моросящий дождь и все такое нагнетало обстановку. Становилось холодно. Осознав, что мы не так-то и далеко ушли, решили сплавляться до упора. Дождь усиливался, а у меня в голове крутилась одна фраза из отчета Кувалина "…если зеленоватая вода Китоя превращается в коричневый цвет, то…". Цвет воды реально менялся, все мысли хотелось гнать прочь, вряд ли это удавалось, но попытки были.
Шли уже, казалось, на последнем издыхании, все молчали. Валы, бочки, валы, валы и дождь мерзкий и противный. Казалось, что сотни маленьких иголочек впиваются в твое лицо. Дрожь пробирала по всему телу все глубже и глубже, проникая вовнутрь. Руки замерзли так, что, вцепившись в весло, они еще долго сохраняли такое положение на берегу. И вот было решено встать на ночевку. Но место оставляло желать лучшего. Везде мох, мокро. В этот момент мне было уже все равно, я бы даже встала на Луне. Но, настроив себя, что хорошая стоянка в 500 метрах ниже мы отправились дальше. И действительно в 200-300м ниже оказалась отличная стоянка с лавочкой столом и отличным местом для палатки. О, да, это свершилось. Счастью не было предела! Натянули синий тент, поставили палатки. Дежурные готовили ужин под дождем, оставалось самая страшная процедура - снять гидрашку. Можно сколь угодно описывать это, но таких ощущений в городе вряд ли кто-то сможет ощутить. Греет одна единственная мысль, что как только ты ее снимешь, на тебе окажутся сухие вещи и жизнь наладиться. Забегая вперед, хочу сказать, что такие ощущения испытывали каждый день в походе. Гидрашка стала как шкурка, которую одеваешь днем и снимаешь ночью. Глядя на нее дома, после похода, чистую, сухую и теплую, невольно охватывает ностальгия.
Вечером пели песни и пили кофе. Мы с Вовкой и Костиком решили создать общество любителей чая, т.к. кофе на ночь что-то не прельщало. Потом Миха одарил нас с Юлькой апельсинами - воистину едой Богов. Не знаю почему, но именно в этом вечер я почувствовала некое единение 2-х совершенно разных групп. Мишка постоянно шутил, доводя всех окружающих до истерии. Рассказывал стихотворение, которое уже потом с первых слов сопровождалось диким хохотом. "Анна Ванна наш отряд хочет видеть поросят. Мы их не обидим, поглядим и выйдем…" Далее придумывались разные продолжения счастливые и не очень для маленьких и бедных поросят. А еще очень часто он вспоминал Вадика Колупаева, который на Алтае предлагал все препятствия брать по центрам. Так под эгидой "По центрам" прошел и наш поход.
Хабаровчане в очередной раз зашивали свой кат, сидели долго, потом разошлись по палаткам.

7.08.2003
Дождь барабанил по тенту всю ночь. Честно говоря, выходить из палатки не хотелось. Но восклики уже вышедших, по поводу воды интриговали. Чего больше всего боишься, то и случается. Зеленоватая вода Китоя превратилась в грязно коричневый цвет. Бережок, где мы чалились, полностью залило водой. Ночью Леха Ф и Миха вытаскивали каты выше, чтобы их не смыло. Вода прибыла на 1 метр и до обеда еще сантиметров на 25. Решено было обедать на этом месте, т.к. хабаровчанам надо было подделать кат. Мы с Лехой Н. Пошли посмотреть что впереди, но, дойдя до ручейка, который оказался непроходимым, мы развернулись и пошли обратно. Предчувствие и ориентиры говорили о том, что где-то скоро 18 и 19 пороги. Крадучись, как мыши, мы пересекали реку от одного берега к другому, уходя от мощных бочек и валов. На просмотр встали на левом берегу. Впереди был серьезный порог. Огромная косая бочка впереди как будто предупреждала о начале чего-то серьезного. Пробежав еще немного вперед, нам открылся очень интересный вид. Над всей рекой стояло белое туманное облако. В голове каждого увидевшего эту картину промелькнуло - водопад. Согласно описания, зачалиться после 19 не представляло труда, но в нашу воду это было проблематично. Бешеный поток нес реку, и все это рушилось куда-то вниз. По тому же описанию, водопад - сливчик шириной 2-2,5 метров, мы же наблюдали нечто особенное. Вода переваливала через огромные булыганы и падала вниз, образуя бело-коричневую кашу. Нечто подобное, я уже видела, но не в природе, а созданное искусственным путем на Бурейской ГЭС. Я имею в виду не сам слив, а водяную кашу. Оболдев окончательно, мы прошли немного ниже и увидели порог "Винт". Зрелище воистину впечатляющее. Не знаю, как остальных, но этот порог впечатлил меня больше водопада. Вряд ли я смогу описать увиденное, но, глядя на голубой экран компа, я вижу то, что видела там. О-бол-деть! ….Ай-яй , вот фантазия разыгралась то! Итак, о чем это я. Пробежав еще немного дальше, мы увидели нечто похожее на стоянку, по крайней мере, палатку втулить там можно было. Тут прибежал Леха Ф и предложил другое место чуть дальше, все идти туда не хотели, но согласились лишь потому, что это не далеко. Место действительно оказалось реальней. Кострище, обложенное бревнами - уютно. Палатки лучше было ставить внизу на песке. Место было мало, и Лехи сразу отчертили черту для нашей палатки. Стало почему-то не по себе. Так хотелось единения, а тут какая-то черта. Высказавшись по этому поводу в ответ услышала "что-то не то" , что ожидала услышать. После этого размещения старалась не касаться.
Итак, нас ждал обнос. Выглянуло солнышко, которое так радовало глаз. Становилось спокойнее, что эту воду мы обнесем, а теперь солнце, которое не скроется никогда, вода упадет и будет все клево. Сначала перенесли рюкзаки, потом вернулись за катом. Каркас несли Лехи, а гандолы мы с Михой. Мне жалко эти гандолы, но они стоически выстояли. Степановский кат - это вам не халям балям. Первыми дошли до места Юлька и мы с Мишкой. Юльча пошла помогать своим мальчишкам, т.к. они несли охрененно тяжелую раму. Мы же стали разводить костер. Тупили долго, а он не горел. Мишка решил применить проверенный туристический метод - бензин. Вроде разгорелся, начали готовить кушать, потом пришли Лехи с каркасом. Оказывается, они заблудились и ушли на верхнюю тропу. Обнос закончился к глубокому вечеру. Решили завтра нести рюкзаки за порог "Выходной", а самим проходить пороги Верхних Щек налегке. Разговаривали мало. Миша пел песни, но по ним можно было догадаться о накопившейся усталости. Долго не сидели, и спать пошли относительно рано. Ну, рано, это для нас часов 12-1 ночи, а нормально - это часа 3-4 ночи.

8.08.2003
В дневнике опять написана фраза, что утром встали рано. Не знаю, прям, что и сказать. Наверно после долгих укладываний, пробуждение казалось ранним. Рюкзаки собрали быстро, позавтракали и отправились на обнос. Погода начала портиться, небо заволакивало тучами, хотелось солнца и голубого неба, мне кажется, его так никогда не хотелось, так как в этом походе. Я настолько полюбила голубой цвет, я им бредила, просыпалась ночью в холодном поту, но чудес на свете не бывает, не бы-ва-ет! И сколько Мишка с Вовкой не звали Балдоху, он не приходил, наверно он, как и мы, решил отдохнуть и оторваться по полной, где-нибудь на Гаваях. Но мы же отморозки на Гаваи не захотели, нам же Китой подавай на блюдечке с голубой каемочкой, только каемочка была, почему-то не голубая, а коричневая.
Дорога обноса была весьма опасна. Очень скользко и мокро, сорваться в обрыв не представляло никакого труда. Но мы стоически держались на тропе, осторожно делая шаг за шагом.
Добежали быстро, бросили рюкзаки возле водопадика и сразу назад. Хочется отметить, что, по крайней мере, меня очень обламывало опять подниматься по распадку и только потом поворачивать на тропу. Лехе Н я предложила лезть напрямки. Он поддержал мой очередной бред. Вышли на тропу казалось очень скоро, но неизвестно где была вся группа, немного подождав решили идти в лагерь, по дороге мы потеряли друг друга, а когда я пришла все уже были на месте и готовили каты к старту. Собирали их недолго. Упаковали мерзавчики, прикрутили и вперед. Перед этим сгоняли посмотреть на водопад. Вода упала очень сильно. Она посветлела, и от той мощи не осталось и следа, хотя "Винт" по-прежнему впечатлял. Я просто в ауте от этого порога и могу им очень долго восхищаться.
Наметив траекторию прохождения порога: справа в слив и т.д. решено было идти. Нас страховал хабаровский кат. В душе закралось ожидание чего-то серьезного, но когда порог был пройден на лицах застыло недоумение " и это все?" . Уж как-то слишком просто все получилось. Собирался идти второй кат. Мы с Лехой Ф на выбросках, Леха Н с фотиком, Миха с камерой. Все стояли в ожидании "явления Христа народу". Их кат зачалился около самого слива, решив, что им мало места для маневров, они стали подниматься вверх по улову и все казалось бы пойдет отлично, но заехав одной гандолой на камень их кат неторопливо перевернуло. Можно сказать с чувством, с толком, с расстановкой. Первым плыл Андрюха за ним кат. Может я протупила, но выброску кинула я именно ему. Леха Ф же поймал кат. Андрюха в 2 счета оказался на берегу , чего нельзя было сказать о катамаране. На длину всей выброски кат завис в воде, его прижало к камню и держало в бочке. Подтянуть на веревке его было не реально, к тому же весло перекрутилось в выброске и держалось на "честном слове". Наш оператор, т.е. Миха решил исправить положение. Он запрыгнул на кат и попытался раскрутить веревку, чтобы вытащить весло, все попытки оказались тщетными. И тогда он крикнул "Режь веревку!" От этой фразы мы немного затупили, не затупил только Андрюха. Залихватским движением он резанул по натянутой выброске. В этот момент он был похож на черепашку-ниндзя в руках которого, был меч, и хотя Миша кричал уже "Не режь!" было уже поздно. Кат резко дернуло вниз, и он пошел. Весло с счастью поймали , причалили к берегу, поставили его "на ноги". Под впечатлением и с кучей эмоций мы еще некоторое время бегали по берегу, после чего тронулись дальше.
Дальше были какие-то препятствия , честно говоря я не помню, а потом порог "выходной". Первый на маршруте реальный порог, который мы собирались идти. Просмотрев, долго выбирали, как пойдем. Юльку почему-то очень удивило прохождение порога скраю, после долгих дискуссий выбрали по центрам, как учил Вадик. Прошли клево.
Долго ли коротко ли, как в сказке мы плыли до стрелки с Ара-Ошей. Место для стоянки просто потрясающее. И для палаток и для отдыха и приготовления пищи. Этот день был знаменателен еще и потому, что у Евченича был День рождения. Ему подарили Сникерс и говорили много всяких слов в камеру около черепа бедного рогатого животного, который красовался на шесте. Как всегда испортил все дождь, будь он не ладен. И не смотря на это, вечером, опять сидели у костра, а что касается Юльки, Вовки, Мишки, Костика и меня, так мы просидели до 4-х часов ночи. Что делали? Да ничего, болтали. Прошедший день настолько впечатлил, что по пятьдесят пятому кругу мы делились впечатлениями от пройденных порогов, долго смеялись по поводу "Андрюха, режь веревку!", пели песни только про воду. И эта идиллия продолжалась бы до рассвета, если бы не Миха. Он решил, что всех надо отправлять спать и стал махать дубиной. Миша, пытаясь сделать серьезное лицо, кроме дикого хохота никаких чувств уже не вызывал. Немного потупив, мы пришли к выводу, что нам действительно надо поспать и отправились по палаткам.

9.08.2003
Утро нас встретило Лехиным Ф Днем рождения. Мы проснулись от того, что Миха пел песню "пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам…". Мы же еще в спальниках стали его поздравлять. Он быстро оделся и вышел. Мы последовали за ним. Немного затупив от недолгого сна, я решила делать торт, вернее заготовку под торт, т.е. смешать все ингредиенты, а само сокровище лепить вечером. Сказано сделано. Я ушла метров на сто вперед и стала готовить, но перед этим необходимо было раскрошить печенье. Оно оказалось немного твердое, поэтому крошилось с трудом. На помощь пришел Миха. Он запустил свои руки в котел и стал перемешивать печенье со сгущенкой с довольным выражением лица. Думаю, глядя на него, старина Фрейд мог обосновать его эмоции. Ну не будем трогать Зигмунда, а то это получиться уже по Сплавовски - пошло. Итак, немного приложенного усилия и вся масса для тортика уже красовалась в черном полиэтиленовом мешке.
И еще особенно хочется отметить праздничный завтрак - молочные макароны, после которого я дала себе слово, что этот рацион полностью исключу из своей раскладки.
На воду встали как обычно - ближе к обеду. Вода немного упала и приобрела оболденный цвет - зеленовато-перламутровый, хотя ее температура от привычного холодного превратилась в ледяную. Все это дополнял северный ветер, пронизывающий до самых костей. Погода слегка налаживалась, местами выглядывало солнышко, но оно не очень помогало, как я уже говорила, ветер был холодный. Впереди находилось препятствие называемое Горлык-Гольский каскад, а до него несколько несложных порожков. На берегу встретили рыбака с сыном. Они зависли на месте, т.к. не смогли перейти ручей. Немного поболтав, мы двинулись дальше.
Обед решили сделать на притоке Горлык Гол. Стоянка там была тоже очень хорошая. Скрывшись в лесу от ветра, и греясь под лучами вышедшего солнышка, становилось приятно. Мишка пошел рыбачить вверх по Горлык Голу. Поймал там хариуса, которого съели сырым. Довольно оригинально. Больше рыба не ловилась, т.к. на ту удочку они клевать не хотели, а спиннинг покоился на дне Китоя.
Каскад шли без просмотра, пороги хорошо читались с ходу и трудностей в прохождении не представляли. Настроение правда что-то упало. Было холодно. На нашем кате воцарилась тишина. Каждый думал о своем, и только красоты окрестных гор скашивали душевное состояние, не дав проявляться агрессии.
Довольно рано подошли к Хунде Голу. Дальше с порога 30 начинался Хунде-Гольский каскад. По описанию он был немного сложнее первого. На левом берегу была хорошая стоянка, но мы побежали смотреть порог. По дороге встретили очень много голубики. И тут, забыв про пороги, мы стали собирать ягоду, наслаждаясь ее превосходным вкусом. Сколько мы воображали себя коровами я не помню, но как только прозвучало предложение, что можно встать на ночевку всех сразу как ветром сдуло. Юльча осталась собирать ягоду, Лехи куда-то пропали, а все остальные пошли отвязывать рюкзаки.
Лагерь разбили быстро, потом ливанул дождь. Приятного мало, но это было уже естественно. Никто на него не ругался, ну пошел, так пошел. Переживания были только за воду, хотя и не очень сильные. Этот день задолбал и вывел из строя всех. Но у Лехи Ф то день рождения. Лехи появились с грибами, которые пошли на праздничный стол. Мы же с Михой пошли на камни лепить торт. Сначала долго выбирали тему произведения, мысль не шла. И тут родилась идея не изобретать велосипед, а сделать наш кат. Миха почему-то был не в духе, но торт лепил старательно, я была на подмастерьях, так, тесто откатать. К середине фантазия стала разъигрываться, вокруг ката с членами экипажа стали вырастать сладкие валы, потом запасное весло и рюкзаки, смею заметить даже прикрученные к раме. И вот шедевр был готов, он сиял на голубенькой лопасти, валы были обсыпаны сухим молоком, что предавало ощущения белой пены. Торт спрятали в палатке. Спустя немного времени торжественный ужин начался. Мальчишки пили КУКУ (Кука - это минеральная вода, которая продается в районе г.Чита, пустая бутылка из-под нее была взята для разведения спирта. Отсюда и пошло название этого горячительного напитка). Мы подарили благодарственные грамоты, открытки и тортик, после чего началось расчленение нашего экипажа. Пели немного, наверно сказалась усталость, приятнее всего было засыпать в палатке под шум дождя барабанившего по тенту.

10.08.2003
В своем дневнике опять читаю фразу "встали рано…". И в который раз для меня это опять загадка. Как обычно меньше всего хотелось одевать гидрашку, но делать нечего и опять нагрев ее у костра начинаешь зачехляться. Может, я делаю из этого трагедию, но процедура действительно не приятная.
Рюкзаки занесли за 30-й, сами же пошли этот порог налегке. Прошли как обычно хорошо. Лазурная вода радовала глаз. По описанию выделялись пороги 35, 37, 39 на Хунде-Гольском каскаде. Пороги хорошие, шли с просмотром. На 37 на левом берегу мемориальная табличка москвичу, погибшему в этом пороге на плоту. В этом же пороге Миха оставил нас троих и, взяв в руки камеру, делал съемку с носа катамарана. 39 показался мощным и угрюмым. Опять заморосил дождь. Заморосил конечно слабо сказано, просто пошел от души. Порог прошли с взаимостраховкой, как впрочем, и предыдущие. Перед прохождением Андрюха побежал вперед посмотреть порог 40 и, вернувшись, сказал, что видел вдалеке каты и 40-й фанарный порог и можно идти без просмотра. Все переглянулись, но решили поверить. Порог хороший, в одной бочке нас даже прилично подержало, все усмехнулись "вот тебе и без просмотра". Встали в улов подстраховать хабаровскую четверку, но они в этом не нуждались, уверенно пробивая все под ряд.
Впереди открывалась панорама на вход в Моткины Щеки. Две огромные скалы перегораживали реку, образуя ворота, как будто предупреждая всех об опасности, которая за ними находиться. На левом же берегу красовалось множество катов. Это были туристы из Пскова, Питера, Ярославля, Риги. Они сообща ходят очень давно и собирались брать Моткины Щеки полностью. Миша что-то узнавал про пороги 41-45, и мужики сказали, что они идутся спокойно. Мы решили пойти немного просмотреть. В моем понимании было Моткины Щеки - это что запредельное. Только заплываешь за "Ворота" и начинается капец! Но все выглядело довольно мило, если не считать дождь. Мы зашли за 41 и увидели потрясающую стоянку. Лавочки, столик, причем все это было сбито из катамаранных жердей. Группа, которая там в этот момент располагалась, сказала, что они сейчас уходят, и мы смело можем занимать их место. Так же они поведали, что при подъеме воды у Челябинцев ушло 2 катамарана с продуктами и спиртом. (Мешок от ката мы нашли около 30-го порога, который им потом был возращен.) Рюкзаки отнесли на стоянку, сами же решили пройти 41 налегке и зачалиться как раз возле лагеря для последующей разборки.
Порог 41 сам по себе не очень сложный, но странное ощущение, что это уже Моткины Щеки не давало покоя. Просмотрев его, все встало на свои места. Прошли отлично обоими катами. В момент прохождения мы были облагодетельствены (не знаю как правильно пишется) Балдохой и Он "…как седой исполин выпустил солнце из белой пасти…". Настроение сразу поднялось до невообразимых размеров. Зачалившись сразу приступили к разборке катов и установке лагеря. Погода дала немного просушиться. Дежурные были мы с Лехой Н. Странное совпадение, но дрова гореть отказывались и с обедом мы тупили очень долго. После еды я решила помыть голову. Какое блаженство ощущать чистые волосы, которые последний раз мылись в г.Владивостоке перед отъездом. Это и есть счастье!!!! Я думаю, тут никто не поспорит, что такого в городе не испытаешь! Опровергнуть сказанное наверно смогут только бомжи.
Народ последовал этому примеру. До темноты оставалось много времени, и все занимались кто чем. Это как-то расслабляло, принося покой и умиротворение.
Незаметно спустилась темнота, и настало время вечернего песнопения. Пели много, но как смею заметить только Хабаровск, у Владивостока же траур по спиннингу все не кончался. Леха нашел на берегу круглый как яйцо камень, а у меня в ручёнках оказался маркер, ну совершенно случайно, честное слово, и я грязно его разрисовала, подписав Китой 2003. Как выяснилось позже Вовка забрал этот камень, чтобы преподнести в дар Виталичу. Костик старательно вырезал ножом на столе Китой 2003. Как говориться, у кого что болит, что о том и говорит. Но, по-моему, это болело у всей нашей группы. В смысле Китой, вы не подумайте ….опять эти пошлые сплавовские замашки.
Вскоре все разошлись спать, но трое ошалевших людей из нашей группы опять сидели до упора. Упор наступил ох как еще не скоро. Мы много говорили, чего-то вспоминали, потом Миха принес апельсины. И только тогда я поняла, что ничего более вкусного на свете я никогда не ела. Это был глоток божественного нектара, который согревал все тело. Потом, очередной раз глянув на время в GPS, было решено идти спать. Миха куда-то отошел, а потом поднял нас с Юлькой с места и повел смотреть опускающийся с гор туман. Луна светила где-то за горами одарив нас светлыми бликами, от которых казалось очень светло. Легкие туманные облака медленно опускались с гор к реке. Красота была неописуемая. В эти минуты казалось, что мы самые счастливые люди на планете, которые могут видеть все это. Красоту, наполняющую твое сердце, душу, память. С мыслями о прекрасном мы вскоре разошлись по домам.

11.08.2003
С утра началась упаковка рюкзаков. Вышли опять ближе к обеду. Погода испортилась, пошел дождь. Рюкзаки были огромные. В голове мелькали цифры 12 км обноса, становилось не по себе. Дорога нас встретила резким подъемом. От дождя все было мокрое, и мы ползли по грязи съезжая вниз как хомячки, которые не могут выбраться из стеклянной банки. На самом деле дорога местами в такую погоду и с рюкзаком, пристегнутым на поясе, приобретала экстремальный характер. Труднее всего оказалось Лехам, они тащили каркас постоянно челночя. Тут конечно вопрос спорный кому приходилось труднее всего. Хочется еще отметить способ передвижения по-хабаровски. 15 через 5 отсчет по последнему. Это было просто райское наслаждение по сравнению с Кодаром, когда мы шли 25 через 5 отсчет по Г.Г.
Неожиданно тропа вывела нас на стоянку туристов. Как оказалось позже, это был порог 45. Сверху, стоя на скале, творящееся внизу, впечатляло более чем. Мы приготовили обед, покушали. Народ нас предупредил, что впереди болото и нас придется не легко. Как оказалось то болото - это детский лепет, да и на болото это не походило.
Сделав еще 2-3 перехода мы оказались возле Эхе Гола. По счетчику прошли 4,5 км. Единственное хорошее место занял Челябинск, и нам пришлось бродить поверху, в поисках стоянки. Лехи побежали за каркасом, а мы на обустройство лагеря. Мы с Андрюхой отправились за грибами. Насобирали полные котелки, только не того чего надо. Из Андрюхиного котелка половина пошла в мусор, а мои грибы полностью. После этого я поняла, что грибник с меня никакой.
Долго думали, куда поставить палатку, везде мох, мокро. Притулили практически на тропе. Это было, более ли менее пологое место. Лехи ходили, плевались долго и упорно, а мне было пофиг. Дождика не было, мы сидели у костра и грелись. Поужинав, попытались петь, не очень получилось. Просто сидели и ржали как потерпевшие. Миша нам открыл тайну, что раньше мы всегда разбивали лагерь на кладбище староверов, а сегодня мы костер разожгли, прям на могиле старой Веры. Старая Вера три раза там перевернулось, и поэтому было так жарко, и дрова горели очень хорошо. Наприкалывавшись от души все пошли спать кроме… не трудно догадаться. Мы молча сидели возле костра, наслаждаясь его танцами и теплом.
Вступивший в права Морфей окутывал нас своими чарами. Поспав немного около костра, стали расходиться. Эта ночь была просто прелестна в плане сна. Мох был как перина, в которой утопало все тело. Мягко, удобно, хорошо! В эту ночь впервые мне снились сны. Степанов на какой-то кухне жарил сало, от которого я отказалась, т.к. у меня было копченое мясо. Потом на вокзале провожала хабаровчан, потом потеряла Мишу. Короче говоря, полнейший бред.

12.08.2003
День начался с приятного пробуждения. Впереди нас ждал Эхе-Гольский водопад метров 14, настоящее украшение маршрута. Честно говоря, я бредила им. Надеясь на Челябинскую переправу, которую они натянули еще вчера с завтраком и сборами не торопились. Когда снесли рюкзаки к реке, то оказалось, что Челябинцы уже заканчивают переправляться и собираются снимать веревки. Мы засуетились, чтобы переправить хотя бы одного человека для наведения своей. Тут Леха Ф поговорил по душам с их руководителем, надавил на них мол так и так, ваш чехол из под ката нашли и вернули вам, а переправившись все вам возвернем на Моткин Голе и тот согласился.
Прошло не так много времени, а Юлька была уже на том берегу и наши рюкзаки летели по телефонке один за одним. Вовка стал гнать! Это было настолько прикольно, что начинающийся дождик показался мелочью. Он пел "..а все начиналось так красиво и легко, дембельнулся с армии…", потом " наша служба и опасна и трудна. И на первый взгляд как будто не видна…" и все в таком духе. Его просто колбасило от удовольствия. Этот первый приступ безумия открывал нам настоящего Вовку Распопина. Что же касается Костика, то он привычкам не изменял - был серьезен, и только иногда можно было заметить легкую улыбку на его лице, которую вызывал Вован.
Когда все переправились, необходимо было вытягивать веревку. Начали очень активно это делать, потом она перекрутилась, и все попытки ее вытянуть оказались напрасными. Тут Миха не долго думая, закатав штаны до колен, стал переправляться на другой берег. Естественно в воду ушел он не по колено, а по шейку. Вода в Эхе Голе была ни чуть, ни теплее Китойской и оказаться без гидрашки в ней, да ну его нафиг. Успешно распутав веревку, он перебрался на наш берег и стал выжиматься.
Впереди нас ждал еще один день пешки. Выбравшись наверх, мы решили немного отдохнуть. На подъеме встретили мемориальную табличку охотнику, который переправлялся через Эхе Гол и ушел в водопад.
Знаменитый водопад был впереди, он так манил хотя бы одним глазком посмотреть на него. Сверху картина не очень то впечатляла, хотелось посмотреть снизу. Лехи стремительно помчались вниз, я, немного затупив, осталась ждать остальных, которые любовались грибами. Потом все стали поздравлять Виталича, говорили ему ласковые и нежные слова в камеру. Договорились до того, что он уже оказался траншейным змеем. Еще немного полюбовавшись грибами, мы собрались продвигаться вперед. Дождь все шел и шел. Почему-то в этот день пешка казалось труднее. Итак 3,5 км и мы уже проходили мимо челябинцев, которые расположились на верхней площадка возле р.Моткин Гол. Мы же прошли ниже и встали на нижней. В тот же день мальчишки из Хабары отправились рубить каркасы, Лехи побежали за нашим металлическим, а я дежурила с Михой. Мы втроем очень долго чистили грибы, которые собирали по дороге, потом все это готовили. Честно говоря, после того как мы с ними промучились, в готовом виде на них смотреть было невыносимо.
В очередной раз начался дождь, но никто из нас не мог и подумать, что он продлиться не одни сутки и приведет к катастрофическому подъему воды.
Мы сидели и ели, глядя на поток воды, стекающий с тента. Решено было встать очень рано до обеда собрать каты и после встать на воду. У костра сидеть не было сил. Миха пел песни и все казалось бы клево, но мне захотелось пописать дневник. Никому не сказав ни слова, я отправилась в палатку. Как только я там оказалась писать мне стало ломы, и я заснула. Вскоре песни затихли и Лехи пришли домой. Так закончился этот бесславный день.

13.08.2003
Вместо раннего подъема мы проснулись в 11 часов. Дождь барабанил по тенту палатки, и вылезать не хотелось, но пришлось. Дежурные готовили завтрак на бересте, т.к. дров в округе не было, да и горела она очень хорошо. Из всего происходящего было ясно, что сегодня мы никуда не пойдем и типа у нас будет дневка. Мы надеялись, что дождь скоро закончиться, и мы сможем вылезти из-под тента для капитального строительства. Но он не кончался, и поэтому приходилось ютиться под тентом. Прозвучало предложение одеть гидры и собираться под дождем, но это было сверх человеческих сил. Нам было проще, потому что каркас был готовый, а вот Хабара опять стругала, пилила, обтесывала. Ненадолго мы залезли в палатку нашим катом и стали играть в игру про какую-то лошадь, которая ускакала, а потом прискакала и поскакала за носорогом, короче говоря, смеялись как ненормальные. Потом Миха опять кричал стихотворение "Анна Ванна наш отряд хочет видеть поросят…." . У всех на него уже была неадекватная реакция выражающаяся коликами в области живота. Вылезти из палатки заставили голоса подошедших к нашему лагерю челябинцев. Они уже начинали спускать свои честера и каты вниз на веревках.
Пообщавшись с ними, мы активно взялись за постройку. Доделали быстро. Наш кат спускали уже в сумерках. Дождь не прекращался и не затихал ни на минуту. Вода в Китое побурела, стала опять сумасшедшая. Впереди виднелся вход в порог 64 и остров, разделяющий реку на две протоки. Миха шутил, что порог пойдем по центрам, т.е. по острову, минуя все самое серьезное. От шуток становилось спокойнее.
Вечер был какой-то непонятный. Честно говоря, я его вообще не помню. Костер не горел, за неимением дров. Вы подумаете, в лесу и нет дров. Как ни странно именно так. Уж слишком это было центровое место. Спать ложились в предвкушении завтрашнего дня и с надеждой, что дождь кончиться.

14.08.2003
Утро нас ничем не обрадовало. Дождь усилился, подул ветер. Мишка настоятельно порекомендовал намазаться Никофлексом, о чем, по крайней мере я, ничуть не пожалела. Это был один из самых холодных дней нашего похода. Вода стала еще больше, затопив полностью остров в 64 пороге. Приток Моткин Гол превратился в что то сумашедше-ревущее. Вещи собрали быстро, спустили хабаровский кат. Наш же уже был внизу. Все группы пребывающие на этом месте трогаться и не собирались, а у нас билеты, нам край надо успеть в срок. Рюкзаки привязывали по очереди. Сначала наш кат, потом мы с помощью выброски зачалились в соседнем улове, чтобы освободить место для привязки другому кату. Все происходящее более чем настораживало. На левом берегу после впадения Моткин Гола стояла группа туристов, так нашей задачей стало перечалиться корабликом через Моткин Гол и пристать к берегу поболтать с народом и заодно просмотреть порог. Возникали даже мысли обноса в такую воду. Ну не тут то было. Перебить струю нам не удалось. Вся мощь Моткин Гола выхлестнула нас на середину реки и понесла вперед в 64. Зачалиться мы не могли. Наш кат шел сам по себе, и все наши усилия были тщетны. Миха закричал "Все! Идем в порог! …Закалываемся!". Испугаться вряд ли кто-то успел. Траектория прохождения сходу была выбрана верно. Много, очень много огроменных валов и мы уже зачаливались к правому берегу. Внутри творилось что-то неописуемое. Миха с Лехой Н полезли наверх, что предупредить другой кат о траектории прохождения. Мы же с Лехой Ф стояли на выброске. На противоположном берегу находился какой-то лагерь. Заметив нас, они тоже встали на страховку. Хабаровский кат прошел клево, если не считать 2 порванных уха на катамаране, которые они оторвали о корягу перед 64.
Впереди нас ждал порог 65 по описанию V+ в среднюю воду. Когда мы к нему подошли и увидели, что там твориться то…. Сам порог расположен на правом повороте. Множество огромнейших бочек, в которых лечь как нефиг делать. Затем основная струя бьет в скальный прижим левого берега. На самом деле вряд ли можно дать представление о пороге, его надо было просто видеть. Наметили прохождение справа - в слив и стараясь миновать бочки чалиться к правому берегу.
Перед выходом Миха подошел ко всем и спросил какой психологический настрой. В этом случае альтернативы не было. Может конечно и была , но не менее опасная. Мы оказались зажаты в каньоне и обнос был возможен только по практически отвесным скалам.
Итак, отбросив в сторону эмоции наш кат двинулся на прохождение порога 65. Попав в этот слив катамаран упал, как будто в бездну. Какое-то мгновение и нас уже начало сносить к центру, в огромнейшую бочару, "немного" усилий и кат остановился на месте. Сначала мы не могли понять, что случилось. Огромная поганка диаметром дольше ката то поднимала, то опускала нас под правой скалой. Соскочив с нее, зачалились справа. Радости не было предела. Быстренько встали на страховку, ожидая следующий кат. Вскоре их увидели со всей силы несущихся на прижим. Внутри что-то сжалось. Гребок, еще гребок и они уже перебивая струю, летели к нам.
Эти пороги настолько впечатлили, что остальных, которые были до Малого Моткин Гола я уже не помню. День был тяжелый во всех отношения. Во-первых, серьезные препятствия, во-вторых, очень низкая температура, в-третьих, не прекращающийся дождь.
Немного поднявшись вверх, обнаружили хорошее место для стоянки. Как только начали отвязывать рюкзаки на лицах стали проглядывать улыбки, появляться шутки и все такое прочее. Изголодавшись по костру и теплу мальчишки рубили дрова. Мы с Лехой Н готовили обед и ужин сразу. Согревшись и повеселев, пригубили Куки. Весь оставшийся вечер потом сушили до нитки промокшие вещи. Дождик вроде заканчивался. На душе становилось очень хорошо от того, что самое сложное практически позади, а самое главное, если кончиться дождь, то все будет просто супер.

15.08.2003
Обычное походное утро нас встретило моросящим дождем, который то усиливался, то прекращался. Вода упала сантиметров на 20. эти 20 уже грели душу, но хотя с прибывшими 3-мя метрами в каньоне они вряд ли могли соперничать, но тем не менее.
Если говорить о водопадах, то по описанию настоящим украшением маршрута являются водопад на Эхе Голе и м Моткин Голе. У нас же водопады были через каждые 100 м, которые серебренными лентами падали в грязно коричневую воду Китоя.
Собрались быстро. Нас ждали пороги 70 и т.д. Наиболее сложными на участке являлись 73, 75, 77. 70-й и 71-й шли сходу, т.к. просматривались хорошо и ничего серьезного там не было. Перед 72 зачалились на просмотр. Договорились, что в улове перед 73 зачалимся. 73 было не видно и согласно отчету, что просмотр с левого берега был невозможен, т.к. подпирали отвесные скальные стенки. Все было как в лучших домах Парижа - мы зачалились в уловке перед 73. Глянули вниз и пошли. Разогнавшись, наш кат опять в очередной раз упал в бездну, потом поднялся вертикально. В таком положении он простоял несколько секунд и кильнулся. Ощущая себя под водой, в голове вертелись Михины слова: "Воду не глотайте! Вынырните, набирайте воздух в легкие, когда окажитесь на поверхности, под водой же пользуйтесь резервом!". Вынырнув из-под воды, и пытаясь вздохнуть, первое время ничего не получалось, потом еще несколько раз под водой, после чего воздух стал поступать в легкие. Какое счастье. Все это продолжалось несколько секунд. Увидев впереди кат, со всеми нашими стало не по себе. У меня же в руках было только весло. Миха кричал "Плыви к берегу!", но это было немного проблематично. Вода была настолько холодная, что руки я "оставила" свои еще в начале переворота. Кат стремительно уносился из виду и исчез, впереди были видны плюхи очередного порога. В голове мелькали мысли, что если я не брошу весло, то просто не выгребу. Доли секунд сомнений, и оно уже плыло само по себе. Заплыв в улов чуть ли не зубами зацепилась за скалу. Минуты две я осознавала происходящее, потом стала концентрироваться на ощущениях. Руки были не мои, я их практически не чувствовала. Увидев сыпуху выше по течению, я решила переплыть, держась за скалы, из улова в улов. Оказавшись на берегу, мелькала только одна мысль, что сейчас должен идти следующий кат. Из-за поворота он показался уже перевернутый . Все члены экипажа держались за каркас, Юлька уже почти сидела на гандоле. Я им помахала рукой и все!
Вокруг скалы, но выбираться к нашим как-то же надо. Решения родилось само собой. Идти. Я полезла вверх по кулуару. Перед выходом на самый верх было несколько отвесных мест, с которых сорваться было очень просто. В голове вертелась мысль, "ну вот, в воде не утонула, а тут упаду с какой-то скалы, ни-фи-га". Выбравшись наверх, начались мои лесные скитания. Время остановилось. Я шла и шла, движения было для меня жизнь. Дождь сменяло солнце, потом опять дождь. Я почему то была на 100% уверена, что мы обязательно встретимся. Я поднималась на самый верх, обходя распадки, из которых падали водопады, потом спускалась вниз до обрыва, что бы просмотреть реку, потом опять вверх. Меня не покидала мысль, что они не могли так много проплыть перевернутые. Да и вообще мыслей было много. Увидев сыпуху я решила спуститься вниз к реке и ждать, но сидеть долго не смогла . Во-первых, было холодно, а во-вторых, меня все же не покидала мысль , что они не могли долго так плыть перевернутые. Убедив себя окончательно, я решила вернуться назад, чтобы еще раз просмотреть берег. Я уже запаслась берестой, чтобы развести костер, а по дороге даже нашла хорошее упавшее дерево, под которым можно было бы заночевать. Крутились так же мысли, что вверху много групп и их можно было ждать на выходе из Моткиных Щек, в том случае, если они будут их обносить по такой воде. Поймала даже себя на мысли что пора бы уже впасть в панику, ну и расплакаться, например. Этого сделать не получилось. Внутри было все ледяное, не дающее пробиться эмоциям. Возвращаясь назад, я стала кричать, не закрывая рот. Иду, кричу "красота"! И тут я слышу голос, отчетливо слышу, хорошо. Я давай орать еще сильнее. Сначала мне казалось, что это кричат внизу на моем же берегу, потом оказалось, что на противоположном. Я увидела оранжевую куртку, потом красную каску и подумала "я ведь знала, что будет именно так!!!". Миха с Лехой Н маяковали куда надо было идти, они еще и кричали, но близость к реке не давала услышать ни единого слова. Не долго думая, я двинулась вперед. Оказалось, что их долго несло перевернутых. Увидев наш кат на противоположном берегу, я спустилась вниз. Там же стояли Юлька и Леха Ф. Юльча жестикулировала, что меня пошли искать, я ей ответила, что видела их, и они возвращаются. Минут через 20 на противоположном берегу появился Миха. Они перечалились втроем на левый берег, забрали меня на правый и там мы уже ждали ЛехуН, который шел с рюкзаком.
Счастью не было предела, хотя в душе у меня было холодно. На самом деле осознание происходящего оно приходит потом, но только не в тот момент.
Сложнее всего как оказалось было Михе и Лехе Н. Проплывая перевернутым хабаровский кат на вопрос видели ли вы Оксанку они говорили, что видели, наши же поняли что нет. И поэтому, не зная, что со мной случилось, они шерстили противоположный берег, так же спускаясь и поднимаясь по распадкам. Я, по крайней мере, знала, что они с катом пошли в пороги и все должно быть хорошо, а они ничего не знали. К счастью все было позади, мы проплыли минут 5 и зачалились на правом берегу, где уже был мальчишками разбит лагерь.
Вечером все радовались, пили Куку. Как выяснилось позже хабаровский кат на участке 5 км Мотктных Щек киляло три раза. Я, честно говоря, даже не могла представить, что вот сейчас в этот самый момент я могла ночевать в лесу одна, а не сидеть с друзьями около костра.
Пошли спать очень рано, но в который раз трое чокнутых и Леха Ф сидели у костра. Природа нас порадовала в эту ночь, показав нам полную луну буквально на несколько минут. Мы с Лехой пошли спать, а вот Миха и Юлька еще сидели у костра. Как выяснилось утром, Юлька даже не ложилась. Нас ждал ранний подъем.

16.08.2003
Он, как ни странно состоялся, потому что Юльча всех разбудила. Хабаровчане ремонтировали посадки, мы же собирались немного в свободном режиме. Все было готово. Все были очень даже серьезные . Выход из Моткиных Щек ничего особенного не преподнес, тем более что все бочки мы обходили стороной - сказался вчерашний переворот.
К Билютинскому каскаду подошли очень быстро. На пороге 93 несколько табличек. Совсем свежие, 2 шт. 2001г. когда в паводок погибла двойка. Маневрируя среди препятствий, мы вскоре оставили 95 порог позади. По описанию оставались лишь шиверы I-II категории сложности, но они в нашу воду превратились в III-IV в бочке одной из которых нас чуть не кильнуло, изрядно подержав. Вода несла нас как сумасшедших. Если по отчету отрезок проходится за 50 минут, то через 25 мы его уже прошли.
Обедали около избушки на левом берегу. Баня там оболденная, но нам надо было двигаться вперед. Вода несла хорошо, не давая расслабляться. Огромные горы стали потихоньку расступаться и как в сказке полностью исчезли, уступая место братьям своим меньшим. Появились кучевые облака. Обернувшись назад, мы увидели, что долину реки Китой заволокло черными тучами и беспросветным дождем. Возникал вопрос, что же сейчас твориться в каньоне и что будут делать люди, которые ждут воду.
Проехав немного Леха Ф увидел на правом берегу мое весло. О, да, это было счастье. Целое и невредимое. Это был просто подарок судьбы.
Ах, да, забыла рассказать про еще одно мерзкое мероприятие. Это поход в туалет в гидре. Я с ужасом смотрела на мальчишек, которые то и дело сигали в кусты, снимая гидрашку, чтобы сходить в туалет. Почему люди, изобретавшие тот же гидрокастюм, не продумали эту "мелочь". Хоть замочичек маленький что-ли.
Поступило предложение вставать на ночевку, хотя в планах было дойти до метеостанции Дабады. Тут на берегу заметили сигнальный костер и с берега орал какой-то мужик. Мы подплыли, и к нам подбежал мужик с ножом на поясе весь лохматый. Первое впечатление - это пираты, которые сейчас захватят наше судно, а нас возьмут в плен. Оказалось, что двое охотников Серега и Гена уже 4-й день не могут выбраться отсюда, потому что не могут перейти Архут из-за большой воды. Они сказали, что до метеостанции не далеко и пообещали устроить нас в домик с печкой, только бы мы их довезли туда.
Домчались быстро. По дороге у Сереги рот не закрывался, он рассказывал где он был, что это за края и только ствол ружья, так ласково глядящий в мою сторону не давал покоя.
Домик они нам предоставили шикарный. Сами нарубили дрова, сами затопили печку. Короче говоря, 333 удовольствия. Я наконец-то постирала футболку, которая после гидрашки воняла не понять чем. Это был кайф, оказаться в тепле и немного просушить вещи. Леха Ф и Миха отправились общаться с мужиками в баню. Там их угостили некоей Дабадовкой после которой, Миха пребывал в прострации.
Вовка предложил печь оладьи, и хотя тело говорило об усталости, но душа просила приключений, поэтому я поддержала его идею. Мы с ним заводили тесто под Михины песни. Слова вряд кто-то мог разобрать, и все же это веселило. Отужинав, мы взялись за выпечку. Дрова не горели. Вовка пошел рубить, а его сменил Костька. Произошло разделение труда, я наливала тесто, Костик жарил. Позже пришли местные. Серега что-то восторженно рассказывал, приглашал всех еще на Китой, потом на Онот, потом у него что-то откуда-то вытекало. Было весело, по крайней мере, спать не хотелось. На правах хозяина ему не понравилось, как горит печь, и он начал топить… Костика наверно до сих пор бросает в жар при этих воспоминаниях. Закончили оную процедуру около 2-х часов ночи. Попробовали по блинчику и спать. Ощущения тепла и сухости были не реальными. Первый раз за три недели тепло, первый раз не надо было кутаться с головой в спальник, и просить всю ночь Лех подвинулись поближе, чтобы согреться.

17.08.2003
Проснуться в сухости и тепле было так же приятно, как и засыпать. Мы не торопясь, позавтракали. Собирались под Михины песни. Самое приятное это было одевать сухую гидру в теплом домике. За окном моросило, и мокнуть совсем не хотелось. Серега и Гена собирались ехать с нами до Раздолья. Помахав рукой настоящему хозяину станции - Роману мы отчалили. Вода несла нас очень быстро. По дороге, останавливаясь в туалет ели шиповник. Потом мы потерялись. Один кат ушел в одну протоку, другой в другую. Серега уверял, что наша короче и те где-то позади. Мы остановились их подождать. После полу часа ожиданий решили двинуться вниз. Настроение почему-то испортилось. Хотелось найти хабаровский кат. Долго ли коротко ли но в около 18.00 мы уже подплывали к навесному мосту в с.Раздолье. Наши уже разбирали там катамаран. Это было просто супер. Выглянуло солнышко, подарив нам несколько часов просушки. Когда ужинали, ливанул дождик, но тучка быстро прошла, и он кончился.
Мост с.Раздолья - это особенная история . Он очень интересный, подвесной. Говорят, когда было наводнение в 2001г. вода шла намного выше него, но он выстоял. Уже темнело. Мне захотелось пройтись по мосту. Компанию мне никто не составил, и пришлось довольствоваться одиночеством. Наверно, рассказы Сереги, про реку Китой меня очень впечатлили, про то, сколько людей погибло на ней и что она не отдает тела, и стоя посреди моста, глядя на суровый и мрачный закат, темный лес и стремительно несущуюся воду стало не по себе, после чего я поспешила убраться оттуда.
Все были заняты сборами, после этого быстро разошлись спать. Опять же трое сидели всю ночь. Сначала тупили, потом пели, затем стали просматривать видео. Сами того не замечая, подошло время раннего подъема на автобус из Раздолья в Усолье.

18.08.2003
Очень рано сели в автобус. Народу было много, еще мы со своими рюкзаками. Но хочется отметить, что народ местный был настроен позитивно. Видя сны, время дороги пролетело как мгновение. Проснулась от криков "все выходим!" Это оказалось Усолье-Сибирское. Протопав до трамвая мы проехали одну остановку и доехали до ЖД вокзала, где сели на электричку и минут через 30 уже стояли на перроне вокзала г.Ангарска. Немного затупив о том куда бы нам деть рюкзаки, мы решили расположиться на вокзале оставив дежурного. Этим самым дежурным оказался Андрюха, мы же потопали в поисках чего поесть и где бы помыться. Если говорить о городе, то он просто чудо. Тихий, спокойный, красивый. Нас преследовал какой-то рок по поводу мест, где можно было поесть. Все они были закрыты в понедельник. Голод говорил о себе и у некоторых из нас, не буду показывать пальцем, но как бы сказал Вовка - это пухлый, росло раздражение. Более ли менее приличное кафе мы нашли на центральном рынке. Поели от души. Теперь бы в баньку. Отыскали и ее. Парилка, бассейн, душ, что еще надо для полного счастья людям, не мывшимся три недели. Два часа пролетели как мгновение, но, выйдя оттуда, стало легче жить, дышать, воспринимать окружающий мир. С такими прекрасными чувствами мы отправились на вокзал. Андрюху там бедного уже плющило. Мишка нашел место, где можно приготовить ужин и мы отправились туда. Напряга с дровами не было, раздражал только мусор валяющийся рядом. После ужина мы отправились звонить. Поход удался на славу. Тихий, спокойный вечер, теплая компания, что еще надо для счастья. Возвращаясь, я была просвещена Костиком и Вовкой про некоторых тормозов, которые ходят в Грань, кучу интересных историй. Не обошлось 12397 раз без Подугольниковой и Олдонгсо. Всем нам, приморцам, с нетерпением хотелось увидеть обеих. Все уже были свои в доску.
Вернувшись на вокзал, Михалыч и Юлька спали. Вовка, пользуясь случаем, на удивление обезумевших ожидающих стал танцевать стриптиз. Было довольно мило. Потом, рассосавшись по лавкам, мы легли спать.

19.08.2003
Следующий день был не такой впечатляющий как предыдущий. Проснувшись, я узнала, что все почти ушли на приготовление завтрака, а Андрюха уже уехал.
Позавтракав, мы по настоящему и от души затупили. Мнения по поводу ассортимента продуктов в поезд разделились. Не долго думая, Юльча с Вовкой и Костькой ушли. Потом ушел Мишка, потом ушла я , Лехи остались с вещами.
Мы, соединившись, посетили музей часов. Очень понравилось. Потом мы узнали, что они купили продуктов только на троих, предоставив остальным право выбора. Мишка куда-то потерялся, а мы двинулись в поисках Набережной. Уткнувшись в какую-то чащобу, мы решили, что таковой здесь нет, и отправились назад. По дороге я свернула на рынок за продуктами на остальных. В это же время, Лехи оставив Мишку на вокзале, тоже пошли покупать продукты и как выяснилось уже в поезде совсем не лишние.
Придя на вокзал, я застала потрясающую картину "Миша, охраняющий рюкзаки". Он сладко спал на вокзальной скамейке и даже если бы полчище кабанов промчалось мимо, вряд ли бы он проснулся. По пустому чехлу из-под котелков я догадалась, что наши уже готовят обед. Пообедав, Миха стал петь песни, мы же немного расслабились, валяясь на ковриках на полу вокзала, тем самым, шокируя окружающих.
Нас пришел провожать Серега, которого довозили до Раздолья. Он в очередной раз со знанием дела указал нам "точный перрон" на который прибудет наш поезд. Имея прошлый опыт (по поводу самой короткой протоки) следовало бы усомниться, но, имея глупую привычку доверять людям мы поверили ему и вышли, как оказалось позже не на то перрон.
Наш поезд опоздал на 20 минут. В вагоне достались только верхние полки. Далее в поезде время и дни стерлись. Мы все время гнали, доставали пухлого, а он же отвернувшись, не обращал внимания, смотрели видео, ютившись около мизерного экрана. На одной из станций Вовка исполнял танец с лентами, заставив с изумлением смотреть на себя не только нас, но и окружающих. Зрелище воистину достойное аплодисментов. Мы были вместе. Это было так здорово. Две совершенно чужие группы в начале похода смеялись и дурачились как свои. Становилось немного грустно, что настолько близкими мы стали только в конце похода.
Хабаровчане сошли утром. Их никто не встретил, кроме Костькиного папы. Они немного постояли и стали прощаться. Было грустно до безумия. Грела только одна надежда, что все они приедут к нам на закрытие сезона.
Мы же ехали, казалось, целую вечность до Владика. В поезде стало тихо, скучно и даже тортики, купленные в Вяземской, не радовали. Наш поезд опоздал на час. Степанов нас встретил на машине. Первые шаги по загазованному городу дали понять, что поход закончился. Стало еще тоскливее…..
Поход закончился, но в памяти, осталось столько приятных моментов, да что там говорить это был сплошной приятный момент. Если прошлый поход был для меня очень непонятный во всех отношениях, конечно кроме гор, то этот, просто сказка куда действительно хочется возвращаться снова и снова.
Мы стали настоящими друзьями проверенные Китоем. И повторяя слова Лехи Н можно с уверенностью сказать " Оказывается с хабаровчанами ходить можно!" . И это действительно так!

P.S Я знаю и вижу в этом описании много речевых, орфографических и пунктуационных ошибок, но как всегда закончив, мне не хватает на них сил. Не бейте меня сильно пожалуйста, можете материть, ругать по адресу bat78@mail.ru, но только не бейте.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 виктор, 18.03.2006
уважаемые прошу отчета и карт по китой онот
почти соседи
 Фыва Цукен, 18.03.2006
виктор, вы бы на форум зашли. там быстрее ответят.
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:



Начало


Верхние щеки


Порог "Винт"


2-я ступень водопада в
Верхних щеках


п.Слюдянка, после
погрузки рюкзаков


Верховья Китоя, разгрузка


Дорога после пос.Монды


Стапель. Вид из палатки


Нас утро встречает
"рассветом"


Перед выходом.
"А все начиналось так
красиво и легко..."


Верховья


Наш видеоператор на
фоне еще зеленоватой
воды Китоя


Среди лета не поваляться
на снегу "Я вас умоляю!"


Вовка Распопин,
изображающий моржа


Хунде-Гольский каскад


Хунде-Гольский каскад


Порог №1 Верхних Щек


Порог №1 Верхних Щек


Обнос порога-водопада
в Верхних Щеках


Порог №1 В.Щеки
"И что же будет дальше?"


Порог №1 В.Щеки.
Мгновение до оверкиля


Порог №1 В.Щеки
"И тут Остапа понесло..."


Попытки выбраться.
Порог №1 В.Щеки


Порог "Выходной"
Верхние Щеки


Порог "Выходной"
Верхние Щеки
Техника прохождения параллельных весел


Порог "Выходной"
Верхние Щеки


Порог "Выходной"
Верхние Щеки


Порог "Выходной"
Верхние Щеки


Тотем на стрелке Китоя и
Ара-Ошей


Именинник -
Леха Фищенко


Тортик


Хунде-Гольский каскад


Хунде-Гольский каскад


Рок-группа
"Поющие весла"


GPS - неотемлемый
атрибут похода


Очень живое обсуждение



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100