Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Реки Бусэйн-Гол, Дават-Сайлаг-Гол, Джолгын-Гол, Джаваш-Гол, Шишхид-Гол, Кызыл-Хем и Каа-Хем

Водное путешествие VI к.с. (пеше-водное) по Саяну (Монголия)
или путешествие из Кунгуртука в Эржей через Уш-Бильдыр

Август 2004 г.

Автор
- Геннадий Сергеев (Уфа)

-Двадцать лет спустя-

Нитка маршрута: г. Уфа - г. Красноярск - г. Абакан - г. Кызыл - п. Кунгуртук - р. Балыктыг-Хем (брод) - р. Эмми (брод) - р. Сарыг-Эр (брод) - перевал Чжаб-Даба - р. Узун-Оймак - р. Бусэйн-Гол (сплав) до р. Сайлаг-Гол - пеший переход по р. Сайлаг-Гол на перевал Сайлагин-Даба - пеший переход по Дават-Сайлаг-Гол до стрелки с р. Тагвийн-Гол - сплав по Дават-Сайлаг -Гол до стрелки с р. Дожолгын-Гол - радиальный выход на р. Джолгын-Гол - сплав по Джолгын-Гол (первопрохождение) - р. Джаваш-Гол (первопрохождение Джавашского прорыва) - р. Шишхид-Гол - р. Кызыл-Хем - р. Каа-Хем - п. Эржей - п. Сизим - г. Кызыл - г. Абакан - г. Уфа.

Это путешествие меня сразу заинтересовало, и я почти не сопротивлялся (внутренне), когда мне предложили пройти спортивный маршрут (пеше-водный) VI к.с. по Саяну. Что привлекало в нем - это, прежде всего, нестандартный подход и новизна задуманного его руководителями. А собрались в путешествие две группы, как вы уже догадываетесь - из Уфы (руководитель Илистанов Рафаэль) и команда из Москвы (руководитель Цветкова Светлана). Нестандартного и интересного было много, и об этом поговорим по порядку. Как вы понимаете, дневника я не вел и поэтому просто расскажу, как это было, с небольшой долей эмоций.

Представлю участников похода.

Группа из Уфы:
Илистанов Рафаэль - руководитель (г. Уфа)
Сергеев Михаил - зам. руководителя (г. Уфа)
Глазачев Евгений (г. Белорецк)
Сергеев Геннадий (г. Уфа)
Юнусов Наиль (г. Набережные Челны)
Поршуков Сергей (г. Междуреченск)

Группа из Москвы:
Цветкова Светлана - руководитель (г. Москва)
Медведев Петр (г. Москва)
Иванов Николай (г. Москва)
Ихсанов Ильяс (г. Набережные Челны)
Джаникян Гагик (г. Москва)
Забельян Аведик (г. Москва)

Прежде всего, хотелось посмотреть, что изменилось в Кунгуртуке - начале нашего маршрута, с тех давних времен (1985-го, абсолютно сухого, перестроечного года), когда я с командой отправлялся на Каа-Хем (с Балыктыг-Хема). Но тогда это был водный маршрут, и пешки практически не было. Была хорошая спортивная река с элементами хорошей рыбалки.
На этот раз предстояло пройти более 120 км пешки, преодолеть два перевала (1767 м, 2175 м), сплавиться по 7-8 рекам, сделать два первопрохождения (реки Джолгын-Гол и Джавашского прорыва), разобрать и собрать 3-4 раза катамараны, чтобы после каждого сплава по одной из речек, дальше устремиться в пеший путь, и, наконец, пройти реки Шишхид-Гол, Кызыл-Хем, Каа-Хем. Скажу сразу - все это мы сделали, мы прошли этот, я бы сказал - достаточно сложный маршрут.
До Кунгуртука добирались со сложностями, не в пример первому моему походу, когда мы на самолете за 30 минут и 12 рублей добрались из Кызыла. Тогда было еще "то" время, и самолеты летали часто и недорого. На этот раз пришлось добираться на автомобиле ("Урал"). А это где-то 500 км, и из них только 200 по асфальту, а все остальное, как говорится, без ящика водки не проедешь. С автомобилем помогла фирма "Алаш Трэвел" в г. Кызыле. По времени наш путь составил где-то 3 суток, с учетом поломок в авто. На самом же деле "Урал" сломался, не доехав 25-30 км до Кунгуртука и практически уже на равнине, взяв все перевалы (2500 м) до этого и проехав всяческое бездорожье. Пришлось дальнейшее путешествие осуществлять на попутном транспорте (местного значения -тоже "Урале", но уже с открытым кузовом). С ним договорился наш водитель-тувинец, бывший житель Кунгуртука. На этот раз мы были гостями в автомобиле и нас усадили в него после почетно-занятых мест (тувинцами и 3 баранами).
По мере продвижения по долине к Кунгуртуку, "Урал" тормозил возле всех близлежащих юрт и подсаживал в кузов всех желающих. Всего в кузове собралось 37 человек, тут же лежали наши 12 рюкзаков, рядом понуро стояли 3 барана, … на крыше кабины приютились 4 человека, а в саму кабину умудрились забраться еще шесть тувинцев. По стойке "смирно", вертикально в кузове и при скорости 50-60 км \час, мы достаточно быстро добрались до Кугуртука. Благо погода баловала, и солнце светило не в пример вчерашнему дождливому дню. Естественным желанием было зайти в магазин. Там мы приобрели некоторые недостающие у нас вещи. Здесь же свободно взяли баночного пива и тут же его прикончили. Нам нужно было добраться до стрелки Сарыг-Эра с Балыктыг-Хемом. И мы практически договорились в Кызыле с фирмой "Алаш Трэвел" о том, что нас доставят до реки Сарыг-Эр на "Урале", но он сломался, а новые друзья довезли нас до хутора возле реки Эми перед болотом и отказались далее ехать, сославшись на то, что летом здесь не ездят. А путь до реки Сарыг-Эра был еще где-то 12-15 км по болоту со слабо заметной тропой. С местным джигитом договориться не сумели по поводу лошадей, который просил по 1000 руб. за лошадь. Договорились с попутчиками, двумя джигитами, которых нам было явно недостаточно. Частично разгрузившись на две лошади, по три рюкзака на каждую, мы двинулись в путь. Пройдя 2-3 км, поняли, что лошади не выдерживают, падают в болоте. Замочили почти все рюкзаки. После некоторых сомнений, мы отпустили их. Загрузившись, снова помчали навстречу своей мечте. Ближе к вечеру вышли из болота. Ночевать пришлось в спартанских условиях - все было мокрым. Я не был готов к тому, чтобы мой рюкзак полностью погружали в воду. На костре кое-как подсушил самое нужное. А назавтра впереди была вполне неплохая дорога, по которой можно было бы промчаться на "Урале" (со скоростью 50 км/час). Но у нас его не было, и это несколько огорчало. К обеду мы все были на р. Сарыг-Эр, сделали брод через реку. Дальше нам нужно было через перевал Чжаб-Даба (1767 м), выйти на р. Узун-Оймак и далее - в долину реки Бусэйн-Гол. Я вместе с Мишей начинал дежурство, и поэтому мы быстренько приготовили супчик, чай и все что полагается к столу. Я успел разложить остатки своих непросушенных вещей (а их было больше, чем сухих). За время обеда все идеально просохло, и мой рюкзачок стал податливее на подъем не только из-за уменьшения некоторого количества продуктов, но и излишней влаги, которую я со вчерашнего дня так старательно нес в рюкзаке. Вновь проскакали джигиты, помахали рукой нам, пожелали удачи. Мы также поприветствовали их и отправились через высохшее болото в распадок, по направлению к перевалу. Через пару часов, двигаясь по кочкам и между ними по еле угадываемой тропе, вошли в лес. Здесь тропа была отчетливой, хорошо обозначенной. Погода изменилась - сильная жара спала, подул ветер, началась гроза. Ветер был не просто сильный, а, пожалуй, даже чуть сильнее, и поэтому то тут, то там выворачивались мощные деревья с корнями. Пришлось остановиться, выбрать более или менее безопасное место, где деревья, на наш взгляд, выглядели чуточку надежнее. А чтобы время не уходило даром, угощались голубикой, которой здесь в изобилии. Ветер стих, дождь же еще долгое время продолжал поливать. По тропе, с уже новыми препятствиями, образованными поваленными только что деревьями, группа направилась по распадку к перевалу. Чем дальше продвигались вверх, тем меньше было ручьев, встречались пересохшие, а пить хотелось неимоверно, особенно после перекусов. Приходилось с чашкой собирать росу с кустарников голубики, и тем самым утолять жажду. Было большим счастьем, когда через некоторое время встретили остатки ручья, где по крохе можно было нацедить влагу. Пройдя какое-то время, вышли на небольшую речку-ручей. Находясь вблизи ее, народ заполнял пластиковые бутыли водой про запас и уже держал ее при себе, на всякий случай. Ближе к вечеру сделали стоянку. Вода была. Хотя вода была и сверху. Дождь поливал и совсем не хотел переставать. Натянули тент, сделали костер. Дождь притих, как бы приглашая к дальнейшим действиям с нашей стороны. Мы моментально воспользовались этим и поставили палатки. До перевала оставалось совсем немного. На высоте 1408 метров мы заночевали. Сам перевал оставили на завтра с высотой 1767 м. Высоту и координаты определяли по GPS. Этот прибор показался нам достаточно удобным и надежным. Приходилось, правда, экономить батарейки, но это уже в основном на водной части маршрута. Наутро дождь слегка притих, в какое-то время выглянуло даже солнце, и этого хватило, чтобы по-быстрому собраться, снять палатки и тент и отправиться снова в гору, на перевал. Но погода не дала себе разгуляться, и по заказу Светланы (она уверяла, что для пешки мелкий моросящий дождь - то, что надо) начала выправляться в ее сторону, дождь достал нас и начал поливать, как сквозь сито. Перед самым перевалом дождь перешел в один сплошной поток. Идти было невозможно, и мы спрятались под огромный кедр. Чуть-чуть переждали. Дождь не унимался, но нужно было идти. И мы пошли. Сверху вода, снизу вода, … всюду вода - один сплошной "влажниковый период". Через полчаса мы были уже на перевале Чжаб-Даба. Здесь стояло величавое дерево, да и вообще растительности хватало. На дереве висело множество тряпочек и веревочек - традиционные местные знаки буддийской веры (показывающие священные места или что-то похожее). Сделали общую фотографию на перевале, отправились дальше и после некоторого спуска, пришлось вновь преодолевать локальную вершину. Но дальше пошло на спуск, и народ несколько повеселел. Сергей, ободренный таким поворотом дел, достал дополнительно сумку и успевал собирать грибы, которые в изобилии произрастали вдоль всей тропы. В основном, это были маховики. Чуть-чуть не дойдя до реки Узун-Оймак, на одном из притоков (ручьев) остановились на ночлег. Было мокро и сыро. Кто как мог, подсушился. Развели большой костер. Приняли "командирских", жить стало легче. Наутро сырость была такой же. Единственное, что ободряло - дождь давал передышку на сборы. Башмаки были сырыми, и их было бесполезно сушить. Скажу наперед, что за все 10-12 дней пешки башмаки так и не просохли, и было удивительно, как они еще выдерживали такие тропы, болота… У многих появились первые мозоли. Находясь рядом с ручьем и принимая порцию водных процедур сверху, как-то не задумались о том, что может и не быть воды рядом (как это было вчера). Никто не набрал воды в пластиковые бутыли (вес рюкзака не хотелось увеличивать), и нам пришлось очень даже пожалеть впоследствии об этом. Тропа надолго отдалилась от ручья. Погода чуть изменилась, стало проглядывать солнце, припекать. Долина реки Узун-Оймак приближалась и была достаточно широкой, но воды рядом не было. Еле угадываемая тропа продиралась сквозь высокую (местами в рост человека) березку, и ставить башмак в узкие проемы между кочками было трудно. Хотелось пить. Мы второй день подряд наступали на те же грабли. Ближе к обеду тропа вплотную подошла к реке Узун-Оймак. Мы были рады ей как никогда. Хотя, чуть отдохнув и утолив жажду, приготовив обед, мы немного были обескуражены этой рекой. Мы в тайне надеялись, что можно будет сплавиться по ней, но - увы! - она была слишком мала. Нам предстояло еще пройти по долине реки вплоть до стрелки с рекой Бусэйн-Гол. На этот раз все затарились водой, и это, по-видимому, сыграло определенную штуку (может правильнее - шутку). Правда, тропа больше не отдалялась надолго от реки, и воды было предостаточно.
Ближе к вечеру авангард группы был на реке Бусэйн-Гол. Это была совершенно другая река, значительно превосходившая р.Узун-Оймак и, безусловно, по ней можно было сплавляться. Все кто прибывал на берег, тут же, без напоминаний и нагишом (благо дама шла не в авангарде) принимали прохладные ванны в реке. Поставили палатки, начали подготовку к стапелю. Народ подтягивался, и вот уже последние были в лагере. К этому времени Николай Николаевич с Васильичем поймали на блесну парочку ленков и несколько хариусов. Уха должна была бы быть знатной. Вечерело, приготовления к первому стапелю завершались. На завтра оставалось совсем немного. Погода давала возможность и строиться, и рыбачить, и готовить отменную жареху. Солнце садилось, освещая противоположный берег реки Бусэйн-Гол, такой же, как и наш, но там была другая страна - Монголия. Нас это нисколько не огорчало, напротив - мы закатили праздничный ужин, благо и рыба была, и погода позволяла, да и первую пешку мы все же одолели.
Наутро - скорый подъем, подготовка к сплаву. С утра легкий дождь, но ненадолго. Первыми готовы к выходу были Рафаэль с Васильичем. Николай Николаевич с Ильясом подготовили свой катамаран, и он сверкал всей своей неотразимостью. Это был первый спуск его на воду, и Николай Николаевич по этому поводу подготовился основательно - достал из рюкзака бутылку (которую пронес через перевал) и в торжественной обстановке сделал омовение судна шампанским. Все, что осталось от этого торжественного акта, разлили по бокалам членов экипажей. После этого народ засобирался, и вскоре все были готовы к водной части маршрута. Группа уфимцев вышла чуть раньше и в устье реки Узун-Оймак, а это в полукилометре от стоянки, остановилась, дабы подождать москвичей, а заодно и порыбачить. Сразу же повезло. Васильич и Рафа поймали по хорошему ленку. Через некоторое время появились Ильяс и Николай Николаевич, и также начали рыбалить. После того, как последние подтянулись, весь караван из пяти двоек (К-2) направился в путь по Бусэйн-Голу. Группа из Уфы собрала два катамарана, и поэтому на каждом из катамаранов было по дополнительному пассажиру. Порогов не предполагалось на этой реке, поэтому данный вариант вполне был оправдан, оставив сухим еще один катамаран, что для последующей пешки было ощутимым облегчением. Река была шустрой, с хорошим уклоном, разворотами, прижимами. Частенько и в самом неподходящем месте лежали поваленные деревья (в основном - лиственница). Погода радовала, светило солнце как никогда. Природа изумляла своими красотами, вода - своей изумрудностью и чистотой, а рыбаки - своими способностями в ловле рыбы. Ближе к обеду у нас была вновь рыба и для ухи, и для жарехи. Подтверждалась скороговорка местных тувинцев из Кунгуртука, что на Бусэйн-Голе можно ловить рыбу пустым ведром. Миша же, воспользовавшись случаем свободного на катамаране, - с вдохновением снимал на видеокамеру все, что попадет под объектив. Забывшись как-то, но успев при этом отложить камеру в надежное место, он зацепился за поваленную сосну - и был таков. В воде Миша был 10-20 секунд, после чего мы его вытянули на кат. Продвигаясь вперед, авангард наших катамаранов постоянно проверял по GPS точку возможного выхода в районе стрелки с р. Сайлиг-Гол для дальнейшего уже пешего перехода на перевал Сайлагийн-Даба. Достаточно неприметное место выхода и незаметное впадение реки Сайлиг-Гол, похожее скорее на очередную протоку реки Бусэйн-Гола определили при помощи GPS достаточно хорошо. Был уже вечер. Стоянку организовали чуть ниже стрелки реки Сайлиг-Гол. Полянка была неплохой. Начинался антистапель - разборка катамаранов и подготовка к очередной пешке, более длительной и более крутой, чем первая. По поводу завершения первой водной части был неплохой ужин и "командирские".
Наутро было пасмурно. Еще с вечера Миша и Ильяс прогулялись по окрестностям в поисках тропы для продвижения на перевал. Троп было много, и все - звериные. Направление их было, в основном, поперек необходимому нам направлению. Кругом была березка в рост человека, и окрестности просматривались с трудом. Продвигаться по березке было трудно. Васильич и Серега специально надели по этому случаю перчатки, дабы раздвигать сросшиеся кустарники. До леса было километра два-три, а там и тропа, наверное, должна бы быть получше. Но до нее нужно было дойти. Выбрали ориентир на горизонте, в лесу - два сухих мощных дерева, начали продвижение в нужном направлении, продвигаясь по подходящим тропкам, а иногда - и без них. Погода налаживалась. Но идти от этого по бездорожью было не лучше. Еще долгое время - часа три-четыре продвигались в таком режиме, прежде чем вышли на устойчивую тропу в лесу. Мох, брусника, голубика… Через какое-то время начался крутой подъем с выходом на хребет, где справа от тропы (по ходу нашего продвижения), глубоко внизу (метров 100-150) виднелась река Сайлиг-Гол. Время было обеденное и необходимо было останавливаться. Но воды вблизи не было. Пока народ делал привал, неутомимый штурман Ильяс сделал пробежку вперед на 300-400 метров по тропе и возвратился. Он принес радостную весть о том, что тропа - совсем рядом, и плавно подходит к реке. Вдохновленная этим известием, группа двинулась на предстоящий привал. Место было отличным, с красивым видом на реку. Здесь и организовали обед. Было тепло, солнечно и уютно. Народ активно отдыхал от пешки. После обеда продвигались вблизи реки, насколько позволяла тропа. Тропа была набитой, но иногда она терялась, и тогда приходилось затрачивать дополнительные силы на ее поиск. Случались завалы и буреломы. К вечеру погода подпортилась, начал накрапывать дождь. Нужно было искать стоянку. Темнело. Тропа вывела очередной раз на речку. Тут же, на небольшой косе, галечнике, пришлось и организовать стоянку. Место было мало, да и не очень удобно, но выбирать не приходилось. Как обычно, достаточно оперативно натянули тент, расставили палатки. Ночь была теплой. Теплой и сырой.
Наутро - подъем. Народ постепенно втягивался в ритм походной жизни, и сборы не занимали уже большого времени. Речка, где мы остановились, была довольно шустрой. На месте, где утром пошел умываться, струя утянула из рук мыло, да так быстро, что я и моргнуть глазом не успел. И это в начале маршрута!.. "Как бы и зубную щетку не утащило", - мысленно подумал я, отодвигаясь от русла подальше на берег. Погода в этот день не радовала. Было пасмурно, дождь давал периодически о себе знать. Двигались вдоль реки (хотя точнее будет назвать ее ручьем). Приходилось частенько перебираться с одного берега на другой. Поначалу после каждого брода народ пытался отжимать и сливать воду из башмаков, но видя бесконечное множество переходов, постепенно переставал заниматься "ерундой", и в дальнейшем уже все шли, не обращая внимания на суперхолодную воду в ручье. Тропа иногда терялась, и тогда наш рулевой GPS и лоцман - Ильяс, по указу командора, тонким чутьем отыскивал ее, иногда перебираясь то на одну сторону ручья, то на другую. Постепенно тропа начала круче набирать высоту, погода портилась на глазах, а вечер приближался быстрее, чем этого хотелось. Ноги вязли в грязи. Тропа устремилась ввысь, отдаляясь от ручья. Местами тропа начинала напоминать отдельный ручей. Пора искать стоянку. А это никак не вписывается в местность. Мы продолжаем набирать высоту. Радует одно: до перевала остается все меньше и меньше. И вот - небольшая полянка (конечно же, с уклоном) но это она, вся во мху и мокрая, и мы ей рады. Хоть и нет воды, мы останавливаемся и делаем лагерь. Идти дальше нет ни сил, ни желания, да и темно уже. Миша находит в себе силы, берет котелки и спускается куда-то вниз по тайге, мху и кочкам. Через минут двадцать он приходит с водой. А дальше - ужин, "командирские" и сон. Дождь льет всю ночь. К утру чуть прекращается, но не совсем. Собираем рюкзаки под тентом, надеваем в очередной раз мокрые башмаки и вперед - "Алга", как говорит наш командир Рафаэль. Кругом туман, дождь прекращается, сквозь ветки могучих кедров начинают прорисовываться очертания вершин. Они стоят все в снегу. На тропе лежит куча снежных льдинок - это выпавший ночью град. Чем выше поднимаемся вверх, тем чаще встречается трава и кустарники, засыпанные снегом. Солнце постепенно пробивает лучами туман. Погода становится веселее. До перевала остается немного. Останавливаемся на полянке, где много черники, голубики, брусники. Разминаемся. Уточняем координаты. Погода радует. Двигаемся к перевалу. На одной и стоянок по ходу встречаем монгольскую газету, "зачитанную" до дыр. Двигаемся дальше. Лес отступает, тропа становится основательнее, круче взмывает вверх, и вот - мы на перевале. Солнце сияет. Горы все в снегу. Нам повезло, такая красота бывает не всегда. Я уверен, что еще вчера здесь было совсем не так, а сегодня горы открылись перед нами всей красой, какая только может быть. На перевале задерживаемся на полчаса - час. Здесь, как и положено, стоит знак с веревочками и тряпочками, разнообразные атрибуты и знаки тех, кто здесь был. Есть даже разобранный карабин. Мы обратились к Аведику, не оставит ли он свою гитару, которая в первый же день пешки разломилась. Аведик не играл на гитаре, но он нес ее для народа и не согласился, сославшись на то, что мы ее еще починим. Я подтвердил свою готовность в помощи на этом поприще. К слову добавлю, что через пару деньков, встав на воду, я действительно заклеил гитару, но - увы и ах - струн Аведик так и не нашел - куда положил, так и не вспомнил. Такая вот жалость. Однако все это - уже после. А теперь, теперь предстояло спуститься вниз по распадку, где начинает свое течение ручей, а потом и река Дават-Сайлаг-Гол. Тропа была в начале хорошо заметной и протоптанной. Она значительно отличалась от той, по которой мы поднимались на перевал. Видимо, все же с этой стороны перевала народ ходит почаще. Впрочем, забегая вперед, и пройдя большую часть (почти всю, во всяком случае на Монгольской территории - и это почти 10 дней) мы не встретили ни одного человека. Населенки здесь нет никакой. Спуск был не крутым, по широкой долине с большим количеством разных трав. На самом перевале было много мараллевого корня. Чуть ниже, по ходу движения и вдоль притоков-ручьев появился золотой корень. Изредка появлялись невысокие кедрачи, больше смахивающие издали чем-то на кустарник. Они были усыпаны шишками. Можно было подойти и, не особо утруждая себя, достать их руками. Шишки, правда, были еще молодыми, и орешки в них сидели молочные. Разогрев их слегка и поджарив на костре во время обеда, мы долгое время еще двигались по пути, щелкая орешками. Погода продолжала радовать своим солнцем, а окрестности - своей красотой. Постепенно продвигаясь вперед, мы вошли в зону леса. Местами он отодвигался, и тогда тропа вновь приближалась к ручью, где на просторах долины воды было в избытке: в виде болота и просто отдельных проток и ручьев - притоков, скатывающихся с близлежащих гор. Болото становилось все шире, а воды все больше. Вечер приближался как неизбежность. И даже входя в лес, на пригорке не чувствовалось плотного грунта - один сплошной мох, да кочки. Нужно было остановиться. Накрапывал дождь, а мы продолжали продвигаться вперед в поисках лучшего места. И вот когда начало смеркаться, все затормозили, выбрав наиболее, при этих возможностях, подходящее место (даже и с уклоном). Я был опять дежурным. Суета с костром и приготовлением ужина - никаких других воспоминаний об этом вечере память не оставила. Наутро - подъем, завтрак в нашем исполнении и передача дежурства. Вставать не хотелось. Накрапывал дождь, было пасмурно. Ручей был на значительном расстоянии. Миша надел гидрач и через болото, по мокрой траве и сквозь кустарник отправился за водой. Он тонко чувствовал когда надо сходить за водой или разжечь костер, и это было на протяжении всего похода вне зависимости от дежурства. Наконец все было готово, народ поднялся, позавтракал. Нужно было продвигаться дальше. Через час ходьбы болотистые места исчезли, вновь появилась уверенная тропа. Погода не баловала. Было пасмурно и сыро. Мы продвигались по лесу, местами даже с набором высоты, встречая на пути буреломы. Но таковых, к счастью, на этом участке было не так много. Вскоре тропа перебралась через речку (Дават-Сайлаг-Гол) на другую сторону, и нам пришлось наводить канатную переправу для поддержки руками. Вода бушевала, а наш авангард спокойно прошел ее без переправы, но для остальных пришлось переправу все же навести. Чувствовалось, что еще немного воды - и можно будет сплавляться. Но до правого притока, где воды прибавлялось прилично, еще пришлось протопать и несколько раз потерять и снова найти тропу. Немного не доходя до устья р. Тагвийн- Гол, встретили место, где когда-то была заимка или хутор - заброшенная, полуразрушенная изба и остатки хозяйственных построек. На месте было много грибов, голубики, брусники. Вышли на стрелку с р. Тагвийн-Гол. После слияния этих рек нам показалось, что наша река становится сплавной. Правда, по описанию в одном из отчетов значилось, что далее должен быть каньон, который никто не проходил. Делаем остановку. На разведку отправляются Ильяс и Петр II (Почему Петр II а не Петр I - да потому, что Ильяс всегда был первым на пешке, а Петр - вторым, а все остальные - потом, кроме Николая Николаевича, конечно - он вообще был вне конкурса. В общем, извините за каламбур). Одна рация осталась в лагере, другая - у наших разведчиков. В течение часа-другого разведали по правому берегу и доложили по рации о состоянии реки. Вполне проходима, каньона нет. Уклон хороший, река веселая. Дана команда на стапель. Дежурные готовят обед, остальные строятся, разведчики возвращаются в лагерь. Пока авангард возвращался с разведки, в лагере уже полным ходом шла подготовка и сам стапель. Солнце светило, дождь поливал. Над нами и стрелкой рек повисла большущая радуга - символ удачи. Наутро катамараны были готовы к выходу на реку. Течение стремительное, с большим уклоном. Ширина - незначительная, местами в один, два катамарана, а то и вовсе в половину при завалах. Никакого каньона мы не обнаружили.
Воды немного, но для катамарана-двойки вполне приемлемо. Погода прояснилась. Вода в реке чистейшая. Все вокруг так и сияет. Постепенно течение замедляется, появляются протоки, завалы. Через один из них пришлось перебрасывать катамараны. Здоровенное бревно поперек русла. Впрочем, можно было бы его и перепилить, благо раскладная пила была. По правую сторону от русла в долине вырисовываются симпатичные горы, освещенные солнцем. Они голые, без деревьев. Постепенно к ним приближаемся, долина сужается, но поток в русле реки от этого не становится быстрее. Разбои заканчиваются и река величаво выписывая кренделя, иногда аж на 180 град., медленно и степенно пробирается сквозь дремучую тайгу. Местами есть просветы и в них заметны горы и тот распадок, по которому мы должны подняться - правый приток реки Дават-Сайлаг-Гола - Джолгын-Гол. По GPS точнее определяем точку выхода с реки, и, не доходя до стрелки рек, делаем стоянку на левом берегу - на одной из песчаных кос. На правом берегу болотистые места. На стоянке места немного, да и песок. В глубине леса (тайги) сложно пройти даже с десяток метров. Лес сплошной стеной. На песке, после подчаливания, заметили свежие следы медведя и лося. Таких следов здесь встречали почти на каждой остановке. Но встретить медведя не пришлось (может, это и к лучшему). Группа у нас была достаточно большая - 12 человек и, видимо, зверье, почувствовав нас, куда-то сваливало. Правда, один раз, при сплаве, из кустарника напролом пытался выбраться поперек реки лось. Но, завидев на реке катамараны, быстренько ретировался обратно. Из живности довольно часто встречались всякого рода утки и уже в низовьях рек - черные не то гуси, не то лебеди, да и аистов хватало. Но больше всего всевозможных хищных птиц - орлов или ему подобных.
Разместились на полянке. Рыбаки к этому времени наловили хариусов и ленков. Вечером была уха и малосольная рыба. Назавтра предстояла радиалка с выходом на правый приток - Джолгын-Гол (по времени где-то на 5 дней). Разведка и сплав по реке с первопрохождением. В отчете Родина высказывается предположение о том, что там должен быть каньон. В совокупности с большим перепадом и расходом воды не менее, чем в Дават-Сайлаг-Голе, можно было предположить о хорошей сплавной реке. Четыре человека (два катамарана - по одному с каждой группы) оставались в базовом лагере, а остальные с облегченными рюкзаками шли на радиалку. Точнее, 4 человека оставались на месте, выжидали сутки и далее сплавлялись с дополнительным грузом до стрелки с Джолгын-Голом и ниже по реке Джаваш-Гол, организовывали там базовый лагерь, не доходя до Джавашского прорыва. К приходу первопроходцев с р.Джолгын-Гола группа поддержки должна была подготовить баню. Среди четырех оказался и я. Мне не совсем здоровилось. Приболел живот. Остальные трое залечивали раны после первых двух пешек. У меня, слава Богу, не было ни одной мозоли. У меня и Рафаэля. У остальных в той или иной мере были натерты ноги. Но никто не отказывался идти в третью пешку, и с вечера начались приготовления к ней. Были разобраны четыре катамарана и упакованы к последующему переходу. Ближе к обеду все было готово, и мы, из группы поддержки, переправили на своих катамаранах авангард нашей команды. Старшим в группе поддержки назначили меня, и оба командира передали атрибуты командирской принадлежности (власти) - часть карт, компас, один из GPS и т.д. … на временное сохранение мне. Далее было легкое расставание - предположительно на пять дней - и народ, надев рюкзаки, вновь отправился в горы. Нам предстояло выждать сутки на месте, чтобы убедиться в нормальном выходе на радиалку, а далее сплавиться, как уже говорилось, до места встречи - по Давату-Сайлаг-Голу, Джаваш-Голу и, не доходя до Джавшского прорыва, выбрать стоянку. Оговорюсь сразу - расставание было недолгим - трое суток, утром на четвертые основная группа прибыла на место стоянки группы поддержки, где уже была готова к "сдаче в эксплуатацию" баня (ну почти готова).
После выхода основной группы на радиалку, на нашем берегу стало как-то излишне спокойно - народу мало, никто не суетился, каждый занимался своим делом: Гагик залечивал на ногах мозоли, Наиль постоянно заботился о костре и приготовлении пищи для оставшейся Гварди, Аведик из разобранных катамаранов соорудил стол и скамейки, я разбирался с вверенной мне документацией и аппаратами. Время текло незаметно, солнце светило и грело во всю свою мощь, и было удивительно, как это вечером становилось столь же прохладно (скорее - даже холодно), и приходилось надевать на себя все возможное. Особенно это ощущал на себе Наиль. Оставшиеся снасти от рыбаков начали осваивать вместе с Аведиком. Но сколько не бросали блесну, ничего не поймали, хотя в прозрачной и изумрудной реке видели стайки хариусов, наверное, они нас тоже.
В округе была непроходимая тайга, и продираться сквозь заросли и буреломы вдоль реки, дабы сменить место рыбной ловли, не было никакого желания. В общем, мы сутки отстоялись на месте, организовав неплохую дневку, назавтра снялись и пошли вниз до стрелки с Джолгын-Голом. Третий день подряд погода радовала, - мы были на воде, и дождя даже не предполагалось. Река выписывала удивительные кренделя, течение было заметным, хотя и не быстрым. Встречались изредка перекаты, в сочетании с отдельными омутами. Но сколько мы не кидали блесну, рыба не ловилась. Наверное, нужно было сменить тактику ловли, либо снасти. В общем, хреновые из нас (в отсутствии настоящих) получились рыбаки. А природа не обращала на нас никакого внимания и радовалась нашему присутствию, показывая всю свою красоту. Постепенно мы выходили на более широкое пространство долины, появились протоки. По времени должна бы быть и стрелка. А ее все не было, хотя и распадок, откуда должна появиться река, виден был совсем рядом. Долина реки Джолгын-Гола была ничуть не меньше той, по которой мы шли. Ну, вот и правый приток. Он также дробился и втекал отдельными струями. При первой же оценке, было ясно, что воды в реке не так уж и много, а значит, ребятам нашим не сильно повезет. Река, под названием уже Джаваш-Гол продолжала извиваться по широкой долине, местами разбиваясь на протоки. Останавливаться и ждать основную группу в этом месте было неразумно. Мы продолжали движение, просматривая берега для удобной остановки. Критерии были несложными - должны быть камни для бани, должны быть дрова, должно быть уютно и, наконец, не должно быть никаких проток. Иначе мы никогда не состыкуемся. Между тем горы приблизились с обеих сторон, протоки исчезли, и Джаваш-Гол приобрел солидность достаточно широкой (60-70 метров в ширину), полноводной и неторопливой реки. Вот тут-то мы и нашли место для бани, да и для стоянки на полдня. Как позднее мы обнаружим - это место приведет нашу основную группу в истинный восторг. Эта стоянка была, пожалуй, самой лучшей из всех за время похода. (Ну да, если не похвалишь себя - то кто же это сделает за тебя…ха-ха, опять каламбур). Аведик с Гагиком начали заниматься перестройкой своего катамарана. Верховья рек были пройдены - впереди предполагался неизвестный и грозный Джавшский прорыв, а далее - не менее легендарный Шишхид-Гол. А катамаран же у Аведика был собран после второй пешки неуклюже и узковато - для нешироких проток верховья. Они трудились на славу весь день. Катамаран получился неплохим. Я же все это время ходил по галечной косе с мешком и собирал камни для бани. Получилась знатная кучка Джавашских камней. Наиль ходил по близлежащей тайге и отбирал нужные деревья (сухие) для топки бани. К вечеру баня, в основном, была готова, за исключением каркаса. Эту работу мы оставили для всех остальных, благо специалистов по баням там было много. Утром и вечером пробовал половить хариусов, которые стояли в омуте тут же, рядом. Но никакие ухищрения с моей стороны не позволили их выловить. Я заводил блесненку и перед мордами этих хариусов, и сзади - те лишь лениво посматривали на то, как их дурачат. Скажу прямо - после того, как пришла основная группа, я пожаловался на них командору, и тот, поняв мою тревогу и беспокойство, быстренько разобрался, поймав парочку штук. Но рыба и вправду здесь была дурной или просто придуривалась, так как ни Васильич, ни Николай Николаевич не смогли с ними совладать. А банька получилась отменной, с выходом в небольшой омуток реки. Вечером праздничный ужин - со стопкой и за встречу, за баньку, и за первопрохождение реки Джолгын-Гол. Каньона на Джолгын-Голе также не оказалось. Перепад хороший, скорость неплохая. Воды маловато. Описание командирами запротоколировано, так что пересказывать не буду. Наутро готовились к предстоящему прохождению Джавашского прорыва. Судя по местоположению стоянки - это недалеко. Солнце продолжало радовать с раннего утра. И мы, осознавая серьезность предстоящего прохождения Джавашского прорыва и предполагая остановку перед ним с учетом солнечной погоды, не одели гидрокостюмы (не все, а только, те кому было жарковато). А напрасно. Река, постепенно приближаясь к горному массиву и выйдя из долины, стала резво набирать скорость и превратилась в один сплошной поток с хорошеньким уклоном. Сначала это был один сплошной перекат, потом начали появляться отдельные камни, и река стала превращаться в одну сплошную шиверу. Но солнце светило, погода была отличной, и мы мчались по прекрасной реке с хорошо заметным уклоном. Через какое-то время стал замечать, что нога отсиделась, находясь в одном и том же положении, стало сводить мышцу. Похоже, пора было размяться, да и приодеться. Вода все же была холодной, да и валы начали обливать. А Джавашского прорыва все не было видать. Дожидаться его не стали. Я переоделся, да и другие ребята, похоже, сделали такой же маневр, после чего работать стало веселее. Река постепенно наращивала скорость и мощь своих потоков, ну а мы, как бы повинуясь этому, оттачивали свои движения, не сильно сопротивляясь джавашским потокам. Совсем немного, и вот он - первый из восьми каскадов джавашского прорыва - появился на левом повороте. Сделали разведку (по правому берегу). Особых сложностей в прохождении каскадов прорыва не ощутили, и все как один (естественно, со страховкой и после просмотра порогов) прошли успешно. В середине прорыва (по километражу, да и по времени) организовали обед. Мне, как всегда, "повезло", и я отдежурил, вместо того, чтобы ходить и изучать пороги. В это время подул ветер, нагнал тучи,- полил проливной дождь. Ильяс, Петя, Светлана ходили по порогам, делали съемку и зарисовки каскадов. Вечером же, при обсуждении порогов, дали названия порогам, первый из которых стал называться - "Энергетик", а последний назвали в честь Родина - "Родин". Последний каскад практически завершается за 100-200 метров перед стрелкой с р. Шишхид-Гол.
Солнце вновь вышло из-за туч, и все опять сияло и пело. Сделали общий кадр на стрелке. Николай Николаевич тут же выловил нескольких ленков, и мы с трудом вытащили его из воды, чтобы сняться на общее фото для отчета. Васильич не отставал от Николая и выловил также несколько рыбин. Вечером предстояла отличная уха. Мы прошли очередную по счету реку и второе первопрохождение. Солнце приближалось к закату, надо было где-то искать стоянку. Мы с опережением графика одолели Джавашский прорыв, и можно было бы не сильно спешить. Первое впечатление о р. Шишхид-Гол после р. Джаваш-Гол - это просто море, наклоненное в одну из сторон (говорю только о своих впечатлениях). По мощи и расходу воды Шишхид-Гол раз в десять превышает своего собрата и левый приток - Джаваш-Гол. При таком же уклоне (перепаде) реки ширина его и мощь была на порядок больше. Соответственно, тактика и стратегия прохождения должны быть при этом иными. Пожалуй, и катамараны нужны были бы габаритами поболее, чем наши. Во всяком случае, катамараны группы уфимцев. У москвичей каты были что надо. Хотя, забегая наперед, и пройдя эту реку, скажу, что это не явилось помехой для успешного прохождения маршрута в целом. Был уже вечер, и солнце шло в закат, когда мы вошли в воды р. Шишхид-Гола. Глаза слепило встречными лучами солнца, и от этого река казалась впереди более грозной, чем на самом деле. Широченная река и один сплошной перекат, переходящий в шиверу, и наоборот. Нужно было вовремя пересекать русло, перемещаясь в нужном направлении. По лоции должен быть на подходе порог "Трек". И вот он, левый поворот (точнее - левая протока от острова, а справа прохода нет). На правом берегу впадает ручей - характерный признак порога. Сужение русла до предела - 20-30 метров. И это при первоначальной ширине в 80-100 метров! Остановились,- осмотр только входа. Пока командиры осматривают (по правому берегу), полакомились смородиной - отменной крупной черной смородиной. После Джаваша мы еще не привыкли к мощи новой реки и спокойненько ринулись в центр порога, хотя по краям его и не обойдешь, если только сразу после входа не уйти вправо. Но вправо сразу уйти моему экипажу не удалось, так как после разворота и попытки выхода следующий вал нас чуть не опрокинул - пришлось выровнять и пройтись по всем валам с прижимом на выходе к скальному выступу. Возле скалы - отбойный вал, и, по большому счету, можно было и не сильно упираться, выгребая из основной струи. Но валы в пороге приличные - под 3 метра, косые и хлесткие, на входе с обеих сторон и далее (по дуге). Этот порог нас взбодрил и в напомнил нам, что мы на Шишхид-Голе. В дальнейшем шли, предусмотрительно смещаясь по руслу, обходя не описанные препятствия, они были неплохими, хотя в сравнении с "Треком", конечно же, уступали. Солнце уже совсем склонялось к горизонту (да какой там, в горах, горизонт!), когда подошли к порогу "Плотина". Остановились на левом берегу в устье реки. Справа зачалиться перед порогом невозможно - там отвесная стена под 30-40 метров, ну а по воде прямиком - в центр порога и мощнейшую бочку, где кату-"двойке" несдобровать. Долго совещались. Потом прошли порог по левой стороне прямиком из русла (устья реки), проделав замысловатые зигзаги в виде слалома между камнями. Чуть ниже порога нашли неплохую полянку внутри зарослей, там и остановили свой взор, установив палатки на ночлег. Мы с Мишей продолжали дежурство, и к обычному (в соответствии с меню) блюду пришлось готовить и уху, и жареную рыбу. Вечер был знатным. Во-первых, все было вкусно, во-вторых, командиры выделили свои "командирские" за прохождение очередного этапа и начало Шишхид-Гольского. Да и настроение у всех было отличное.
Их-Турши-Гол, так называется левый приток Шишхид-Гола, впадающий непосредственно в районе порога "Плотина" (на входе порога). Очень симпатичный, как, впрочем, и все остальные притоки Шишхид-Гола. Есть одно общее сходство - это то, что они прорываются сквозь скалы - если они многоводны, или падают со скал, образуя водопады, если не так многоводны и не в состоянии прорезать мощные ущелья. Наутро солнце светило, и погода радовала. Вчерашнее прохождение и тот запас времени, который появился в результате опережения графика прохождения, решили использовать с пользой дела, поставив перед собой цель разведки притока Их-Турши-Гола на предмет возможности сплава. Тропу обнаружили на левом берегу притока. Не всегда и везде она была хорошей, но наши следопыты прошли и отсняли видео- и фотокадры. В принципе, если добавить чуть-чуть воды, можно бы было занести каты-двойки и сплавиться. Для каякеров воды было бы достаточно. Есть завалы. Парочка ступеней водопада под 7 метров. По берегу много голубики, брусники. Встречается жимолость, смородина, много грибов. На просмотр времени ушло полдня. После обеда собрались и отправились дальше по Шишхид-Голу. Из описанных препятствий впереди первым предстояло пройти порог "Монгольский"- наиболее сложный из всех порогов на этой реке. В рекомендациях по описанию общеизвестного отчета Родина говорилось, что просматривать его надо за 2-3 км до начала в связи с невозможностью зачаливания перед порогом. Исходили из этого, шли достаточно осторожно, просматривали впереди подозрительные препятствия. Их было достаточно - все без названия, но выглядели совсем неплохо. Времени было до вечера не так уж много, а скалы так и поджимали к воде, особо не располагая к возможностям организации стоянок для ночевки. Дальше - больше. Командиры принимают решение о том, чтобы встать на одном из косогоров правого берега с полянкой вверху метров 50 над водой, во мху и среди бурелома. Устанавливаем лагерь, народ рвется вперед и вверх по горам для просмотра порогов. Вечер, около 18-19 часов. Решение принято - стоянка, обсуждению не подлежит. Установлены палатки (частично), а народа уже никого нет. Прошел по тайге с километр, может меньше, - вернулся, набрал по пути полную штормовку свеженьких моховиков. Просмотрел с высоты порог, никак не обозначенный в документах - довольно приличный, но сверху его все равно в деталях не разглядишь. А по низу никак и не просмотришь - просто не пройдешь. Так что завтра с утра и увидим его вблизи и с воды. Остальной народ ринулся просматривать дальше, желая осмотреть сразу и "Монгольский" порог, но не тут-то было. Продвигаться по бурелому и крутояру среди скал было достаточно проблематично, поэтому весь авангард возвратился в лагерь уже затемно и не солоно хлебавши - уставшие и неудовлетворенные. Конечно же, они видели бурлящие потоки Шишхид-Гола с высоты птичьего полета - но что это даст для прохождения? За время гуляния народа (в т.ч. и дежурных) мы с Наилем сделали приличный ужин с грибами (он даже успел остыть чуток). Я к этому времени набрал спелой брусники для дома в качестве презента из Монголии (2 л пластиковый баллон), залил баллон водой и добавил столовую ложку сахара, как научил Рафа, наш командор. Брусники было в этом месте столь много, что я собрал этот баллон где-то минут за 20. Причем вся она была очень спелой и сладкой. К слову сказать, довез до дома без проблем. Постепенно народ угомонился, обустроился на новой стоянке. Потекли неторопливые разговоры о том, как лучше идти дальше, проводить разведку. Ильяс с дрожью в голосе объявил о том, что весь свой кухонный инвентарь оставил на последней стоянке, возле порога "Плотина". А кружка у него была знатной, да и чашка что надо - все легкое, из нержавейки. Но главное - надо было как-то выходить из положения теперь. И выход будет найден, правда он будет неожидан для нас, так же как и своеобразен, но это потом и завтра… А теперь - теперь народ отдыхал и готовился к завтрашнему прохождению "Монгольского" порога.
Наутро собрались, спустились с полянки к воде, стартовали - и сразу в порог за поворотом. Приличные валы и бочки, куча камней в русле. Возможностей для прохождения достаточно, но выбираем оптимальный. Вперед ушли Ильяс и Николай Николаевич - любители порыбалить и проходить пороги первыми. У них это неплохо получалось. Здесь же на выходе они тормознулись, успели поймать ленка. Остались порыбачить. Мы пошли дальше, иногда останавливаясь, чтобы проверить по описанию, картам и GPS свое местоположение. Иногда проводили разведку. Разведка, в основном, по правому берегу. Тропы есть, но приличные скальные выступы затрудняют перемещения и поэтому рекомендации ходить по горам с просмотром фарватера, да еще по 2-3 км - только изнуряют. Вода, на наш взгляд, была средней. Просмотр со скал с высоты 100 -120 метров практически ничего не дает, только общее представление. Пройдя еще несколько препятствий, коих здесь не сосчитать, зачалились с целью разведки, как полагается по рекомендации. Проходили с часок-другой по верхам и, уставшие, вернулись обратно. До "Монгольского" порога дошли, посмотрели на стрелку с рекой Большой Чавач, крест который расположен прямо возле впадения реки, на монгольской территории, и сам порог. Все это впечатляло. Солнце светило, порог выглядел на все "шесть". Возвратились на место остановки. Ильяса с Николаем все не было. Подождали еще немного отставший экипаж. Их что-то не было. Обед был уже готов и съеден, когда только еще через пару часов они появились из-за поворота. Командиры сильно осерчали на них, так как у нас появилась вынужденная задержка, и мы начали отставать от графика. Николай Николаевич выгрузил с катамарана свою добычу - штук пять-шесть приличных хариусов и ленков, и начал их чистить. А задержка получилась совсем простой. Затормозившись после первого поворота от ночной стоянки, Ильяс, сговорившись с Николаем, прямиком помчался на вчерашнюю стоянку: то бишь на порог "Плотина" за своими кухонными принадлежностями, благо далеко-то не ушли еще. Но все же километров 10 по пересеченной местности Ильясу преодолеть пришлось. Хотя что нашему чемпиону (чемпиону мира по полиатлону) эти десять по пересеченке… До порога "Монгольский" прошли по времени совсем немного. То, что мы ходили пару часов туда и обратно, проскочили минут за 15 и за правым поворотом после очередного порога зачалились в небольшом улове под скалой на правом берегу. Дальше (метров через 50-100) начинался сам порог "Монгольский". Пошли в очередную разведку, уже с целью прохождения и расстановки страховки. По правому берегу - тропа. Решили проходить порог сегодня, но без груза. Рюкзаки - обносить. На месте остановки, в непосредственной близости и метрах в двадцати вверх от реки, была хорошая полянка по типу предыдущей стоянки, но значительно ниже к воде. Всех эта полянка устроила в качестве места для организации ночевки, и мы быстренько перетащили свои вещички наверх. Таким образом, катамараны были облегчены и готовы к прохождению порога. Было решено пройти порог и оставить катамараны ниже порога, а самим заночевать на выбранной поляне. Так и сделали. Порог мощный, со множеством камней и скал посередине русла. По правой протоке на выходе - зубец. На общем выходе из порога - еще один зубец, более серьезный. Слева от нижнего зубца - мощные косые валы и огромная бочка, туда не желательно попадать. Справа от зубца - слив и бочка, по которой вполне можно пройти, но стаскивает влево, и надо поработать, чтобы попасть вправо. Между двумя зубцами впадает правый приток Большой Чавач - граница между Монголией и Россией. Тут же рядом, на Монгольской территории стоит огромный крест с табличкой в память о погибшем в сентябре 1990 года Юрии Шамро из экспедиции Родина. Чуть дальше, в глубь тайги, но на берегу, стоит почти развалившаяся избушка. Вечер. Погода меняется. Начинает основательно поливать дождь. Пока не прошли порог, он все время лил. После того, как прошли - закончился. Первым прошел порог экипаж Рафаэля и Васильича. Неожиданно для нас, они прошли по левой протоке, у левых отвесных скал, где все бурлило и бушевало. На самом деле, после входа в левую протоку они сместились вправо (на воде все виднее), и их только слегка зацепила одна из бочек. На большой скорости прошли по центру и на выходе из порога сместились вправо от нижнего зубца. Все получилось здорово. После этого прошел экипаж Ильяса и Николая, которые повторили почти то же самое, за исключением обхода нижнего зубца - они нырнули в язычок слева от зубца и прошли также нормально. Но было заметно, как их тряхнуло на валах. Экипаж Петра и Светланы прошел по правой протоке, здесь надо было увертываться еще и от верхнего зубца, зато мощность потока ощущалась меньше. Затем прошел наш экипаж с Мишей. Прошли все нормально. Экипаж Сергея и Рафы прошел своим путем - сначала правой протокой, а перед нижним зубцом свалили влево и получилось достаточно красиво. К слову сказать, ниже зубца постоянно дежурил катамаран на страховке, по всему побережью были выставлены страхующие с "морковками". После прохождения катамараны оставили ниже порога, зачалив их на берегу (на суше) - на территории России, а сами отправились вброд через Большой Чавач обратно, на уже организованную стоянку, но в Монголии. Таким образом, мы целую ночь были разлучены со своими катамаранами и находились друг от друга по разные стороны границы. (Возвращаясь по берегу, на линии границы и практически в "Монгольском" пороге я нашел плоский камень весом с десяток килограммов с очертаниями контура границы Башкирии. Показал народу. Те, кто был из Башкирии, сразу поняли о чем я. Сильно удивились. С этим камушком мы снялись в лагере на поляне. Уже дома, в Уфе, увидев эту фотографию, меня многие спрашивали, почему я не взял такой хитрый камушек с собой. Я только пожимал плечами, а сам думал: лишние 10 кг - не помеха только Николаю Николаевичу, но ведь он в Москву такое добро не повезет. И поэтому я оставил его там на стоянке). Вечером настроение у всех было приподнятое - главный порог Шишхид-Гола пройден. Был праздничный ужин - была рыбка и жареная, и вареная. Были "командирские". Наутро - подъем и вновь солнечная погода. Приятно было переходить государственную границу через Большой Чавач с рюкзаками за плечами - туда, где мы оставили вчера катамараны. Да-да всю эту ночь они пролежали вдали от нас, за границей, и были уже в родных просторах нашей необъятной Родины. Вот и мы возвращались на Родину через 10-12 дней после того, как высадились на правом берегу Бусэйн-Гола и отправились по диким таежным тропам Монголии. С тех пор мы не встретили ни одного человека, да и встретим его, к слову сказать, только в Уш-Бельдыре вблизи санатория, находящегося также рядом с границей Монголии. Душа так и пела. В ушах слышались слова песни Шевчука: "Еду я на Родину, пусть кричат"… Все вокруг было очень красивым, и дальнейшие слова песни явно не подходили. А мелодия продолжала и продолжала крутиться в голове, как будто другой музыки в мире нет. В хорошую погоду Большой Чавач особенно красив, а переходить его вброд достаточно сложно, во всяком случае, без опоры на весло или палку. Следующим препятствием после порога "Монгольский" был порог "Пограничный". Он следовал почти сразу же за порогом "Монгольский" на левом повороте, где-то метров в 200-300 от конца первого порога. На правом берегу есть места для зачаливания и просмотра самого порога. В центре самого порога уложены нагромождения скал. Проход возможен как справа, так и слева. Движение по дуге. Хорошие косые валы, бочки. Наш экипаж прошел по правой протоке. Наиль и Серега - по левой. Сам по себе порог Пограничный проще порога "Монгольский". Идем дальше. Куча всевозможных средних препятствий или почти один сплошной поток. Непросто зачалиться, тем более провести разведку. По описанию должен быть "Советский" порог. Зачаливаемся, просматриваем по правому берегу. По камням - валунам, опять брод через правый приток Чавач, и вот он, порог, на правом повороте. Все очень прилично - мощные валы, бочки. Проход (вернее, заход в порог) перед поворотом ближе к левому берегу, на повороте - смещение к центру и на выходе из порога, где по центру расположены три великих кругленьких валуна, - рядом с этими валунами. Все проходили именно так, кто более, а кто менее успешно - определяли по степени "замоченности" на выходе из порога. В целом этот порог понравился больше "Пограничного". Далее следовал порог "Шамро", хотя и перед ним, и после него было достаточно препятствий, тянущих на название "порог". Характерным для порога "Шамро" - было сужение и поворот русла, сначала налево, а потом направо с косой, мощной бочкой по всему руслу реки и далее - еще несколькими мощными бочками. Васильич и Серега проскочили его сходу, приняв его за очередное препятствие, за что и получили от командора нагоняй. После этого были расставлены страховка и операторы для съемки. А так как мы с Михаилом, в основном, и снимали (он - видео, я - фото), то мы постоянно приходили к порогу последними. А места перед порогом для зачаливания было мало даже для одного-двух катов. Как мы с ним зачалились, до сих пор не пойму. Но каты стояли, прижатые к скалам, почти вертикально. Еще более экзотично было стартовать прямо в порог - косую бочку. Но все прошли успешно. Этот порог был по степени прохождения наиболее интересен - пожалуй, самый интересный, после "Монгольского". Больше порогов с названиями на Шишхид-Голе не было обозначено, хотя русло продолжало бурлить в каньоне, зажатое скалами, и препятствий было предостаточно. Один из порогов мы обозвали все-таки "Пирамидкой"- скала посредине русла уж очень напоминала пирамиду. Слева впадал ручей, он падал со скал вертикально вниз метров с 30-40. Таких водопадных притоков на этом участке Шишхид-Гола было много. Практически, река продиралась сквозь скальный коридор, и все притоки Шишхид-Гола представляли из себя водопады. Все это было очень красиво. Солнце не всегда могло осветить водопадные струи, и поэтому фотоснимки в затемненной части скал получались не всегда. А жаль. Постепенно скалы отодвинулись, русло расширилось, и впереди стали видны проблески долины. Шишхид-Гол заканчивал нас испытывать на прочность и постепенно переходил в равнинную реку,- горы отодвигались, становилось просторнее. Но от этого Шишхид-Гол менее красивым не стал, он стал другим, он примирился с тем, что мы прошли его. Солнце светило. Впереди видна была долина: и откуда приходит Бусэйн-Гол (тот самый Бусэйн-Гол, с которого мы начинали свою первую водную одиссею в этом походе), и откуда приходит река Белин. Здесь Шишхид-Гол превращается в Кызыл-Хем, придя на территорию России (Тувы), и все это - долина санатория Уш-Бельдыра, страны, где из под земли выходят горячие (60 градусов) сероводородные источники. Впервые за последние сутки увидели творение человека - росписи краской на скалах типа: "Здесь был Вася". Да, цивилизация налицо… Появились протоки. По берегам - великое множество голубики, костяники, красной смородины. Пока определялись по GPS и сверяли карты, ягодой этой объелись сверх всякой меры. Еще чуть-чуть, вот и водомерный пост, тут же дорога на берегу. Останавливаемся. Идем в санаторий на разведку. На реке встречаем (впервые за последние 15 суток) живого человека, вернее, двух рыбаков-тувинов.
Зачалились на правом берегу, в ста метрах ниже водомерного поста, возле дороги, которая вела к санаторию Уш-Бельдыр (с реки ее не видно, да она и не шибко большая, грунтовая, то бишь галечно-песочная). Впятером отправились наведать санаторий (800 метров от нашей протоки) дабы сделать закупки (если это возможно) да и позвонить (если это также возможно) домой. По второму вопросу сразу же было ясно, что ничего не получится. Связь была с внешним миром, но только по рации, да и то не всегда. Ну да ладно. Мы обрадовались тому, что народа было в санатории достаточно много, и соответственно можно было кое-чем разжиться. Санаторий Уш-Бельдыр представляет из себя старые постройки времен социалистического реализма, по типу бараков, хотя и из бревен. Тут же в центре поселка расположена малая ГЭС ("Уш-Бельдыр-Энерго",- так шутя назвал я ее - все-таки коллеги) - небольшой генератор и система всевозможных водоводов-желобков. Вода стекает откуда-то с гор и при помощи желобов заводится на агрегаты. Электроэнергии, видимо, для поселка хватает. Обслуживающий персонал, в основном, приезжий, на сезон. Рядом видна хозяйственно-огородная деятельность, есть парник. Достопримечательностью санатория являются горячие целебные источники, которые выходят из-под земли при температуре 60 градусов. Тут же в центре поселка бревенчатое сооружение - ванны для принятия процедур. Мы воспользовались такой возможностью и с мылом помылись в ней. Хотя и не рекомендуется находиться в воде более 5 минут для первого раза, мы все же приняли ванны с гораздо большим временем пребывания. И ничего, - все только на пользу (наверное), ведь в походе когда еще в ванной так помоешься? К слову сказать, в стороне от поселка стояла избушка, где в менее цивильном варианте можно было принять горячие ванны. Только одна запарка - сильно горячо. В ванной специально были подведены краны с холодной водой, иначе обожжешься. В поселке прикупили практически все, единственное, чего не было - это пива, а про водку вообще можно было говорить здесь только вполголоса. Результат был, как говорится, "юг" (что означает на местном диалекте - "нет"). На "нет" и суда как говорится… Но самые нужные позиции мы укрепили, и сухари теперь у нас не были в дефиците - взяли пару коробок хлеба (еще горячего, прямо из пекарни). Буханку, другую тут же умяли, не доходя до берега. Пообедали, как следует - уха была знатной, рыбы было вдоволь и даже поболее. К чаю выдали шоколад "Бабаевской" расфасовки, получился праздничный обед. Было уже где-то за 18-00, когда мы отправились дальше. Дошли до стрелки с р. Белин. Зачалились на левом берегу. Тут была и песчаная коса, и лес-тайга чуть поодаль на невысоком берегу. Здесь и заночевали (уже на реке под названием Кызыл-Хем). Вечер приятный, теплый. Солнце на закате. Мы сидим возле костра. Последний вечер вместе. Завтра расставание. Москвичи и ребята из Набережных Челнов вместе с Серегой из Междуреченска с утра отправляются по Кызыл-Хему. Они спешат - им нужно до понедельника оказаться в Кызыле. Самолет в Москву - только один раз в неделю. Мы остаемся на денек, порыбачить и немного расслабиться: нас четверо - два катамарана-двойки (трое из Уфы и Васильич из Белорецка). Вечер затягивается до середины ночи. Все это время продолжается праздничный ужин. Приятные разговоры, обмен адресами. Наутро команда москвичей стартует. Делаем прощальный снимок, обнимаемся и желаем друг другу удачи. Вот и все, совместное путешествие завершено, и теперь, отдохнув денек, нам предстоит уже двумя двойками добираться по Кызыл-Хему и Каа-Хему до Эржея. Начался мелкий дождь, но было по-прежнему тепло. Васильич наловил еще 4-5 линков и после этого заявил, что пора сниматься. Ну что ж, слово рыбака - закон для тех, кто проводит дневку. После обеда, ближе к вечеру, отправились вперед, навстречу с Кызыл-Хемскими порогами. До них еще было далеко и мы, особо себя не утруждая, гидрокостюмы не одели. Миша вдруг объявил, что не может найти кассету - ту, что ему презентовал Аведик для видеокамеры. Свои он почти все кончил за маршрут. И вот теперь вся надежда для предстоящих съемок, можно сказать, рушилась. Все переискали - нет нигде. Скорее всего, кассета выпала при купаниях в ванных в санатории Уш-Бельдыр. Очень жаль. Съемки получились теперь уже очень ограниченными на предстоящем отрезке сплава. А места были чрезвычайно красивые. Не зря об этом отзываются все, кто ходил по Кызыл- Хему. Вначале река нетороплива. Продолжает по инерции как бы прокладывать себе путь по долине со всеми выкрутасами и разворотами. Чем ближе подходим к горам, тем больше ощущается течение. Наконец появились первые препятствия. Препятствия обозначены на карте в цифровом эквиваленте, и лишь избранные созвучны каким-то названиям, то бишь "Черепашки" или "Интеграл". Препятствий достаточно много, неплохие, но все проходятся с воды и без разведки. Вечером, где-то около 20-00 остановились на правом берегу, в бухточке с отличной полянкой, где лежала кучка дров - две поленницы. Видно, здесь бывала нога человека - и это несомненно. Сварили уху, но не рассчитали с непривычки ,и супчик остался назавтра - не смогли одолеть (утром он был также хорош, и мы его подогрели). С утра пораньше умылся, протер глаза и увидел чуть-чуть подальше от нашей стоянки, метрах в пятидесяти, избушку. Довольно приличного вида со всеми атрибутами людской жизни. Здесь тебе и газета "Лесная жизнь" (или что-то подобное) за прошлый год. Здесь и нары, и матрацы, и удочка, и полный набор съестного, и лопаты, и мясорубки. Чего только не было... Избыток продуктов теперь уже наших после закупок в санатории оставили там, в избе. Достал GPS и так, для интереса, посмотрел координаты. Этим все время занимался Ильяс, теперь его не было, и при необходимости приборчик включали без него:
H=1152 м
M=51 гр 28,851
E=097 гр 43,861.
Выходим на воду, не сильно торопясь. Миша постоянно смотрит на карту, сверяется с лоцией, берет компас, делает привязку к местности. В лоции отмечены, как заслуживающие внимания, препятствия под номером 10, 22, 24, ну и еще некоторые. Часть их уже проходим сегодня. Без разведки, сходу. Они действительно хороши. После двух часов движения останавливаемся на пороге "Черепашки". Симпатичный порог. Но в прошлом году почти что день в день здесь погиб представитель из Новосибирска. Почтили память. Вода, наверное, была значительно выше среднего... В этот день прошли еще кучку препятствий и встали на правом берегу уже после 22 порога. Река прежде всего изумляет своей красотой, и при хорошем солнечном дне можно снимать прекрасные видовые фильмы. Здесь и скальные коридоры, и огромные причудливые каменистые острова, и водопады, падающие с высокого плато с высот 100 и более метров. Ну и конечно же пороги с оценкой на 4 и 5. Вечером сделали стоянку на правом берегу. Место показалось мне удачным. Как и вчера, была укромная бухта и полянка на уровне где-то 3-4 метров от воды. Дров было предостаточно. Продуктов - тоже. Спирта почти не осталось - только НЗ. Наутро - подъем и движение вперед. Предстояло несколько порогов на Кызыл-Хеме и дальше - стрелка с Каа-Хемом. Пороги оказались веселенькими, немного пришлось умыться (совсем чуток). Ну, и прекрасный скальный коридор перед стрелкой. Он просто красавец. Не в смысле сложности прохождения, а в прямом смысле. Водоворотов там, конечно же, хватает, при гладкой поверхности зеркала кат тащит то в одну сторону, то в другую.
И вот она - стрелка, ее не сразу-то и определишь, следуя по Кызыл-Хему. Здесь я был когда-то, но шел по Каа-Хему, то бишь с другой стороны стрелки заходил, и мне было очень интересно посмотреть, как это выглядит со стороны Кызыл-Хема. Слева, буквально за 50-70 метров до стрелки, была бухточка, где можно было зачалиться среди скального коридора, и куда я предложил пристать. Но командоры не прислушались, и вот мы входим в зону слияния Каа-Хема с Кызыл-Хемом. Миша достает видеокамеру и снимает. Первый экипаж успевает подгрести к скальному выступу левого берега и, чуть подработав против течения уже в водах Каа-Хема (вверх от стрелки), зачаливает в бухточке, откуда свободно (почти вертикально по тропке среди скал) поднимается на 15-20-метровую высотку, где и расположена полянка туристского музея. Наш экипаж сносит вниз по течению на 50-100 метров ниже, чалимся на левом берегу Каа-Хема (одним веслом никак не получилось ближе). Затем команда "Вперед!", разгрузка, занос катамарана на 100-200 метров вверх по течению Каа-Хема и на ту сторону. Чалимся в соседней бухте. Поднимаемся наверх. К этому времени Васильич уже оставил свой автограф на специальном стенде и прикрепил еще одну стрелку с направлением на Белорецк. Мы не стали оформлять свое присутствие на стрелке. Уфа на надписях уже была. Сам Каа-Хем мне показался не сильно большим, возможно оттого, что Кызыл-Хем раза в полтора больше его при слиянии, и почему название дали Каа-Хем ниже стрелки - для меня загадка. Хотя загадка еще большая заключалась в том, что все хором почему-то называли реку выше стрелки - рекой Балыктыг-Хем, а не Каа-Хем. И я вполне четко припоминаю, что при том походе (1985 г.) эту реку мы называли никак не иначе, как Каа-Хем. А Балыктыг-Хем заканчивается чуть ниже Кунгуртука, на стрелке с р. Сарыг-Эр, где и берет свое начало Каа-Хем. Это кстати видно и из карт (1942 г. и 1972 г.), взятых по случаю у туристов. Об этом говорится и в описаниях реки, и в отчетах по Каа-Хему: после впадения правого притока р. Сарыг-Эр (в устье изба) р. Балыктыг-Хем получает название р. Ка-Хем (схема 3, 4, 5) и резко поворачивает на северо-запад, прорезая горный хребет, стремительно набирает мощь. Появляются перекаты, шиверы с камнями... В разговорах с местными жителями они также подтверждали, что в документах лесников выше стрелки с Кызыл-Хемом - река Каа-Хем.
Чуть ниже стрелки (на левом берегу Каа-Хема) сделали перекус, отправились дальше. Вскоре справа показались избушки. Мы с Мишей проскочили вперед, а Васильч с Рафаэлем посчитали нужным зачалиться. Мы обратили внимание на это лишь спустя некоторое время и остановились на пустынном острове, по центру реки. Где-то час-полтора пришлось ждать. За это время Миша успел подзарядить в очередной раз от солнечной батареи свои аккумуляторы для видеокамеры, а я на галечной осыпи отыскал дополнительную порцию замысловато-красивых камней. Наконец-то катамаран наших друзей показался на горизонте. По их лицам было видно, что встреча была хорошей и гостеприимной. К слову сказать в этой беседе (со свеженькой картошкой и стопариком самогонки) они узнали о том, что в п. Сизим живет брат одного из местных, который иногда помогает туристам на своей Тойоте добраться до Кызыла. Этот адресок, кстати сказать, нам очень пригодился, когда в Эржее (конце маршрута) мы так и не смогли найти попутку в Кызыл. В этот день мы прошли еще пару часов, проскочили порог "Панфиловский". Вечерело, по всем приметам должен быть "Васильевский" порог, но мы до него не дошли - остановила 2-х литровая банка сметаны и надпись не фанерке: "Ак-Шары - для туристов есть все". Мы долго не думали, тем более уже было где-то за 20-00, и сделали стоянку на прекрасной полянке (правый берег), где было предусмотрительно выкошена трава. Кругом были березы, и все было отлично. Из последних суповых наборов сделали борщ, добавили в нее свежей сметанки. Это было что-то. Естественно, что в хутор мы в этот вечер так и не собрались - до него нужно было еще идти около километра по неизвестной тропке, а был уже вечер. Ну а расплатиться за сметану решили утром, сплавившись по реке на километр ниже, как указывалось на фанерке. До утра всю сметану оприходовали вчетвером. Хотя командор что-то не сильно участвовал в этом. Утром отправились дальше, внимательно осматривая берег, но хутора так и не нашли. Забурились в правую (узкую) протоку и, пройдя по ней с километр, на выходе заметили две избушки. Но они наглухо были закрыты. Признаков жизни на данный момент не выдавалось. Меня и Васильича как самых активных пожирателей сметаны отправили на разведку в поисках хутора вверх по течению, в тайгу. Побродив немного и выйдя на устойчивую тропу, вскоре заметили хутор из трех-четырех домов со всевозможными хозпостройками. Тут же встретился и хозяин - в белой рубахе, подпоясанный веревочкой, с большой рыжей бородой, с вилами и в сапогах. Его звали Павлом. Заметив желтую пустую тару из-под сметаны, он сразу же понял по какому поводу мы пришли. Он тут же повернулся, отложил свои дела и пригласил нас в хату. Мы долго общались с ним и его супругой. Хотя они и не были старообрядцами (так утверждали они), но образ жизни вели именно такой, да и поселок Ужеп, где жили их родственники, был старообрядческим. Но вместе с тем Павел объяснил, что у его жены родственники живут в Уфе. Это только придало больший интерес беседе. Вокруг бегали детишки их дочери - 3-4 года, - она работает где-то в Кызыле и на лето привозит сюда их отдыхать. Рядом полянка, специально вырубленная для посадки вертолета. Раза два за лето она прилетает навещать их по пути во время работы. Мы расплатились за сметану, а за одно взяли у них еще сливок, молока, хлеба, печенья, варенья и всякого рода овощей, кедровых орешек. Павел показал свою гостиницу - домик, где можно отдохнуть туристам, баньку, где можно попариться, ванну с радоновым источником, вытекающим из горы (по его словам). В общем, местечко прекрасное. Если бы вечерком сюда забрести - наверное, попарились бы, а так - нужно было спешить. Павел обещал к следующему году поставить баньку прямо на берегу Каа-Хема и приглашал навестить. Нам надо было возвращаться (Миша с Рафаэлем, наверное, заждались). А чтобы обратно не шагать по тайге, Павел предложил доставить нас с ветерком на своей моторке ("Казанке").
Через десять минут мы были уже на месте. Павел взял мешок кедровых орешек и для Миши с Рафаэлем - они остались довольны. Сделали общий кадр на память. Миша взял адресок, и мы, попрощавшись с Павлом, пошли дальше. С ходу прошли "Васильевский" порог. Погода стала меняться, подул встречный ветер, пошел дождь. Продвижение замедлилось. Стало холодно и сыро. Прошли деревеньку (правый берег). Время шло к обеду. Ветер задувал, моросил противный дождь. Решили остановиться, чуточку переждать, а заодно и сделать обед. Тормознули возле одной избы, коих теперь стало все больше по берегам реки. Было безлюдно. А так как дождь лил, не переставая, забрались под навес и рядом с домом, во дворе, приготовили обед. Ветер немного поутих, но дождь не унимался. Пошли дальше. Вскоре появился п. Ужеп, и мы долго пробирались в поисках магазина вдоль берега. Возле одного из уловов заметили хитрое приспособление - качалку воды в близстоящий дом. Устройство представляло из себя обычное бревно с вставленными с боков в него досками - как бы лопастями, развернутыми таким образом, чтобы бревно вращалось. Бревно лежало на стремнине (плавало и вращалось) и через карданный вал (две степени свободы) соединялось и крепилось к береговому причалу. Вращающий момент передавался по карданному валу и через редуктор на помпу, которая засасывала воду и по шлангу отправляла воду в заданное направление. Я подумал - не перевелись ведь Кулибины в России. А электричество в поселке в дефиците (говорят, дают один раз в неделю). Между тем, поиск магазина продолжался. Но разочарование у наших коллег по экипажу было большим, так как курить в поселке они не нашли - староверы в принципе не курят, да и в магазинах эту дурь не держат. Зато водки было предостаточно, и мы воспользовались такой возможностью. Но пива не было. Собственно, в такую сногсшибательно холодную погоду пива и не нужно было. Но продавец оправдывалась, что пиво два дня назад туристы прибрали. И мы ненароком подумали про наших москвичей - погода-то еще два дня назад была теплой (если не сказать, жаркой). Пройдя еще немного, остановились и сделали стоянку на правом берегу. Здесь было много черемухи, красной смородины и мало дров. Дождь продолжал поливать, поэтому, не установив еще лагерь до конца, мы приняли для согреву. И это сыграло положительную роль в жизненно важный момент дня. Дальше было проще. Ужеповский запас таял на глазах. Утром подъем. Опять пасмурно. Опять стоячая вода (подпор "Байбальского" порога). И вот он сам. Просмотрели - большой, есть где поработать веслами. Поработали. Дождь не унимался и уже после порога пошел сплошным ливнем. Еще целый час, а то и два, продолжали двигаться под дождем. Скорость течения была хорошей, и это придавало некоторый оптимизм. Прошли "Шуйский" порог. Далее на правом берегу - хутор Шуя и одноименная река Шуя. Чуть дальше на левом берегу, в укромной бухточке, затерялась турбаза (куча приличненьких избушек с развлечениями - для местной элиты). Но народа там нет. Чуть дальше Рафаэль у сторожа выпросил одну цигарку, это в значительной степени облегчило наши дела - командор подобрел. Но было сыро и холодно. Мы развели костер прямо на территории турбазы ихними дровами (коих возле бани великое множество заготовлено), приготовили чайку, перекусили, и стало жить веселей. До Эржея, по рассказам местных, оставалось 10-15 км, и мы помчались дальше. Солнце начало проглядывать. Течение было неплохим, тем более, что впереди были пороги "Москва", "Эржей" и еще какой-то. Приятно было размяться после плесов. Параллельно с нами, а точнее, догоняя нас, шли в этом месте представители Красноярска - 26, и их командир Серега. У них был кат-четверка, а сзади - моторчик "Honda". Они постоянно обгоняли нас на плесах, и мы подбирались к ним только в порогах. Пороги Каа-Хемские в низовье очень красивы - большие сказочные камни, нагромождения, хорошие валы, мощь струи. Все они проходятся с ходу. Но просто приятно покататься, да и полюбоваться на природу. Четверка из Красноярска все-таки пришла в Эржей первой, и они же первыми нашли магазин. Когда мы причалили к берегу, они были готовы угостить нас, как своих друзей. Мы также навестили магазин. Поинтересовались в деревне по поводу транспорта. На завтра никто не собирался в Кызыл, и мы с чистой совестью отправились на другую сторону реки - туда, где за холмом располагался п. Сизим и где можно было по нашему адресочку договориться о поездке. Пока мы разгружались (я и Васильич), пили пиво с хариусами малосольными, Миша и Рафаэль сходили в поселок, вернулись и по их лицам было видно, что все хорошо. Пошел процесс разборки катамаранов. Наутро, в 9 часов, подъехал легковой грузовик "Тойота", и мы быстренько загрузились в него. Дорога была неплохой в сравнении с той, что вела на Кунгуртук. Еще часок - и мы едем по асфальту. Рядом река, где-то впереди - поселок Сарыг-Сэп, где мы и должны были закончить водную часть маршрута. Внизу, на берегу замечаем вчерашнюю группу из Красноярска - они только что начали разборку катамаранов. Значит, мы чуток их обогнали. В Кызыл приезжаем где-то около обеда и сразу же - в знакомую фирму. Берем билеты на автобус на Абакан (вечерний - рано утром в Абакане). Времени много. Нам показывают город - центр Азии, храм Будды, парк, заходим на рынок. Звоним домой - у Михаила родился внук. Все поздравляют его, - с него коньяк. До вечера сидим у Орлана в фирме. Потом на такси загружаемся и едем на автовокзал. Прощаемся с Орланом и его коллегами. Утром - в Абакане. Билеты на прицепной вагон прямиком до Уфы, но это опять же вечером. А пока развешиваем свои вещички (катамараны…) во дворе рядом стоящего с вокзалом дома. К нам прицепляется какая-то пенсионерка. Васильич убеждает, что и во время войны люди друг другу помогали (и она соглашается с этим). Один мужичок, проезжая мимо на крутой иномарке во дворе, поинтересовался где сплавлялись, а потом предложил газовую переносную плитку, видя, что мы пьем чаек с бутербродами. Мы, конечно же, отказались, но поблагодарили за предложение. В процессе сушки мы поочередно (по парам) сходили в абаканскую баню (хороша!..). Затарились в супермаркете, сходили на рынок, а дальше - двое суток на паровозе (или чуть больше). Вот и все.

28 августа мы были дома, в Уфе. Прошел ровно месяц с того дня, как мы отправились в наше путешествие. Это было как будто вчера, и вместе с тем так давно - 28-е, но только июля, 2004 года. Четыре утра - транспорт не ходит, но нас встречает на своей "десятке" преданный друг Рафы - Марат (Маратонна). Он совсем недавно вернулся с Чулышмана и вот теперь встречает нас …

За время похода мы прошли маршрут, до нас еще никем не пройденный. Описание прохождения упоминается в отчете Родина, в котором говорится о сложностях прохождения данного маршрута. Мы прошли его. Две группы - из Уфы и Москвы. За время похода мы стали единой командой. В будущем мы еще встретимся на новых маршрутах.

Записано - сентябрь 2004 года

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100