Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Река Ципа, река Витим

Водное путешествие IV к.с. по Забайкалью

Автор - Геннадий Сергеев (Уфа)

Путешествие по Забайкалью было одним из самых запоминающихся путешествий, в которых я когда-либо принимал участие. Команда турклуба "Кировец" города Уфы была на самом пике своего подъема, и мало кто мог поконкурировать с нами в то время в городе по количеству выпускаемых групп на маршруты и массовости походов выходного дня. На реку Ципа наша группа шла не первой. Два года назад уже прошли по ней ребята, и под впечатлением рассказов об этой прекрасной реке мы и организовали новое путешествие. Впоследствии, уже по нашим стопам, пойдут новые группы нашего клуба (да и только нашего). Оговорюсь сразу - дневника я не вел, и поэтому синхронизации по времени не будет. А команда подобралась как на подбор. Может я несколько преувеличиваю, но костяк этой команды в различных вариантах в дальнейшем пройдет не одну и не две пятерки (откровенно говоря, в те времена шестерок-то и не было). Наша команда традиционно шла на надувных плотах (ТЛП) местного РТИ с использованием защитных фартуков, которые не позволяли проникать воде внутрь плота. Собственно, это были прототипы рафтов, достаточно хорошо управляемые и вполне надежные. Командором группы был бессменный лидер клуба "Кировец" Ефимов Геннадий или просто Е.Г. Под его руководством я пройду добрую треть своих путешествий, да, впрочем, и не только я. Путешествие проводилось в июле месяце, а перед тем как собраться на Ципу мы провели тренировочный поход 3 к.с. на Кавказе в мае месяце этой же группой (ну почти этой, за малыми исключениями) по реке Алазани. Хочу заметить, что это не то путешествие по Алазани, о котором я рассказал уже на "Скитальце " - то было раньше - и здесь я был просто участником (хотя, надо сказать, что об этом путешествии я мог бы наверное не меньше изложить, благо говорить-то было о чем). Но сейчас не об этом. Мы мчались в поезде уже который день. Далек и долог путь от Уфы до Читы, и право ж об этом не будем. Добраться до Ципы нелегко. От Читы до Романовки на ГАЗ-66, от Романовки до Богдарино с военными, на их транспорте (всевозможных тягачах) и далее на АН-2 на Уакит. Можно было бы и с Улан-Уде прямо на Уакит, но что-то не сложилось. В Уаките мы уже знали к кому идти для дальнейшего путешествия по стоячей (почти) реке до метеостанции Ую. И долго не мешкая, на моторке, мы отправились по плесам Ципы. А в Ую нас встречал дядя Миша. Он еще не забыл, как наши ребята здесь проходили в позапрошлом году, пригласил к себе в дом и угостил вяленой рыбой. А рыбы на этой реке как ни в одной другой. И в этом мы убедимся буквально на следующий день. От Ую мы уже на собственном ходу отправляемся в дальнейшее путешествие. Еще не заходя в зону порогов, мы делаем остановку на ночлег, и нам выпадает удача поймать огромную щуку. Меня убеждали, да и в СМИ где-то читал, что щуки не бывают больше 1 метра. А тут на тебе - поймали - и замерили (в качестве измерителя служил спичечный коробок - ничего другого под рукой не было) оказалось - 1 м 10 см. Замерили еще раз. Все как есть. Ни добавить, ни убавить. А главное поймали-то мы вдвоем с Ваней. Оба не рыбаки. Все знающие рыбаки пошли ловить в места, только им ведомые. А мы пошли просто прогулять и посмотреть на природу, но со спиннингом, и причем неплохим. Ловил Ваня, я помогал. И когда леска натянулась, мы не сразу поняли, что вовсе не за корягу прицепили крючок. А, подтягивая ее к берегу, немного испугались - что с ней делать-то, с дурой такой, ведь мы хотели какую-нибудь средненькую, а тут на тебе… Благо берег был пологий и весь в траве, так что получился плавный переход с воды на берег. Не давая слабинку, Ваня как заправский рыбак аккуратно вытянул щуку на берег в траву. Та почти не сопротивлялась, наверное, еще не поняла как мы ее обхитрили. Что делать дальше я, конечно, не знал, да и Ваня, наверное, тоже, но на всякий случай затащили ее по траве подальше на берег. Потом она начала брыкаться. Пришлось ее несколько оглушить. Вроде успокоилась. Дальше рыбачить не было необходимости, и чтобы доставить эту рыбину в лагерь (на стоянку), мы взяли рядом лежащую сухую жердину в диаметре где-то 2,5-3 см и попытались вставить через жабры, чтобы в дальнейшем можно было нести ее вдвоем (одному было неудобно, да и тяжеловато). Но не тут-то было. Наша рыбина, долго не думая, сжала челюсти и жердина переломилась, как соломинка. Это нас немного возмутило, но главное о чем мы подумали, это - хорошо еще что не пальцы попали под челюсти. Потом мы срубили свежую ветку примерно тех же размеров, и уже после этого как ни тужилась щука, она уже ничего не смогла. Взвалив на плечи жердину с рыбиной, мы вдвоем через кустарник и по тропе устремились к стоянке. На жердине, покачиваясь в такт нашей ходьбе, висела Щука. Ее хвост иногда доставал до земли, и издалека мы с Ваней смахивали на бравых рыболовов или даже охотников с внушительной дичью. Мы элегантно и с гордостью вышли из-за близлежащих кустов к нашей стоянке и во всей красе явились перед группой, которая никак не ожидала такого чуда и тем более от нас. Рыбаки были в трансе. Они никак не могли поверить в такой улов и норовили потрогать, взвесить и замерить. Командор, он же по совместительству и кинооператор, потребовал от нас как настоящий киношник нескольких дублей съемок прихода с добычей в лагерь, в чем мы, естественно, не могли отказать. Не отказали и фотокорреспондентам, о чем и сейчас не жалеем. Остался кадр, запечатлевший тот момент. Ваня оставил на память себе голову и челюсти от щуки, ну а мы приложились всей группой к остальной части рыбины. Получилась знатная уха, да и жареха тоже (и не на один раз).

Водная часть маршрута уже в некоторых отчетах описана. Сложность и мощь порогов реки Ципы, я думаю, неоспоримы. Остались в памяти эпизоды прохождения некоторых из них. Наибольшее впечатление произвел порог под номером 19. К этому времени экипажи уже начали притираться друг к другу, и взаимопонимание между членами команд приходило в норму. Мы достаточно ровно и без особых проблем прошли предыдущие препятствия. Параллельно с нами шла команда из Питера (тогда еще Ленинграда) под руководством Семенова. Они с любопытством осматривали наши суда (ТЛП), покрытые сверху фартуками, и чем-то напоминающими летающие тарелки. В какой-то момент маневренность ТЛП и слаженность действий экипажа снискали некое уважение со стороны соседей. По-видимому, в то время они впервые видели такой вариант плавсредства. Для нас же это было привычно, и мы без особых проблем преодолевали препятствия. Порог 19 был в то время действительно хорош, и мы решили рискнуть пройти его по центру, где была большая бочка с жестким гребешком. Глубина провала с берега не просматривалась и этого мы недооценили. Но была дана команда нашего командора - "вперед", и первый экипаж во главе с ЕГ устремился в пучину "главного порога" р. Ципы. Второй экипаж в количестве 6 человек был наготове пойти следом для спасработ (как вариант - слева по берегу, минуя коварную бочку). Одновременно эта же команда проводила кино и фотосъемку. В экипаже я сидел спереди и слева. Моей задачей было как можно дальше зацепиться за вал в бочке и вместе с напарником с правой стороны вытащить (не дать перевернуться) плот через гребешок. Вошли хорошо, ровно и без проблем. Справа был косой вал, и он мог нас развернуть, но этого не произошло, и в основную бочку мы вошли ровно. Однако это не спасло нас от переворота. Глубина провала была приличной, и со стороны снимающих на какое-то мгновение мы исчезли с поля зрения (провалились) и нас не было видно. Затем наш плот, словно резиновый мячик, который выбивает вратарь футбольной команды, стремительно взвился вверх и вертикально (без какого бы то ни было пропеллера). Описав петлю "Нестерова", плот шлепнулся обратной плоскостью, и его понесло по валам. А перед этим снимающие на фото заметили, как выпал один, другой и третий член экипажа. Лишь один удерживался в плоту и до последнего пытался зацепиться за вал. Это был левый первый. И это заметно на фото. Надо отдать должное хладнокровию второго экипажа, которые до последнего снимали на фото и кинокамеру, в результате чего получились неплохие фото, да и кино тоже (правда черно-белое). Ефимов Володя снимал на кинокамеру и в глазок видоискателя считал вслух: один, два, три, где четвертый? - а вот и он - все. После этого экипаж второго плота под командой Краснобородкина устремился к своему плоту и по левому берегу, минуя злополучную бочку, энергично загребая, помчался за перевернутым плотом на подмогу. Но помощи уже не требовалось - экипаж первого плота один за другим, помогая друг другу, забрались на перевернутый плот, не потеряв при этом ни одного весла, зачалились на левом берегу, пройдя при этом пару порогов (может, просто шивер). Зачалились удачно перед правым поворотом, где был большой завал с прижимом на левый берег. Но мы успели зачалиться до поворота. Зачалились мы, правда, только тремя членами экипажа. Четвертый оказался немного впереди плота и, видимо, немного растерялся, но весла не потерял и зачалился, самостоятельно загребая веслом и используя спасик в качестве плавсредства. Правда, он оказался на правом берегу. Его звали Ваней или просто Иваном. Для него этот переворот был неплохим адреналином. Парень был не робкого десятка и в миру занимался карате, да и случаи на большой земле у него бывали. Но здесь… Он не имел большого опыта в водных путешествиях. И это было для него новым. Как признался он после - это "было что-то". После всего этого и через некоторое время он был в восторге, но это было после. А пока ему предстояло перебраться на наш берег. И в этом мы готовы были помочь ему, хотя это было и не совсем сподручно (перебираться на другой берег на этом участке). Но мы видели, что у него все в порядке и поэтому не спешили на тот берег, а занялись проверкой состояния перевернутого плота. После обратного переворота плота, уже на берегу, первое, что бросилось в глаза - это отпечаток на фартуке (а он находился все это время под водой) от грифа гитары. Было заметно все в подробностях: каждый лад и струна - так отшлифовалась поверхность прорезиненного капрона, которая укрывала гитару, ту что хранилась у нас под фартуком, дабы не замочить ее в порогах. Мне стало несколько грустно за ее состояние, ведь она была все же моей. И ей, похоже, досталось, так как все это время она заменяла днище в перевернутом плоту при зачаливании - а камней в пороге хватало. При вскрытии фартука на самом деле она не так уж и пострадала - всего в двух-трех местах сломалась дека и после просушки (это уже вечером) я подклеил ее эпоксидкой, которая по случаю оказалась у Шуры Краснобородкина. Впоследствии она еще долго служила мне. Пока мы разбирались с плотом, появился наш неутомимый смельчак Иван - он самостоятельно переплыл с одного берега на другой в спасжилете и веслом, чем немало озадачил нас и командора. Но хорошо то, что хорошо. После проверки снаряжения мы были готовы к дальнейшему путешествию. Командор выделил по 20 г спирта для нормализации состояния и команда была готова к выходу. Все сидели на своих местах, и лишь мое место было свободным, так как я стоял на берегу и держал наготове чалку. Наш плот стоял возле бухточки и напоминал летающую тарелку с ярко оранжевым фартуком, под которым лежал надувной матрац для объема, образуя некую форму, которая позволяла воде легко скатываться с плота. Там же приютилась и моя гитара. Подошел Семенов из соседней группы и спросил, загадочно поглядывая в сторону нашего плота (и конкретно на возвышенность под фартуком, намекая на то что одно место у нас пусто). Потом оглянулся на меня и, поняв, что сказал что-то не то, медленно пошел в сторону своей группы. Им еще предстояло пройти порог. И они видели наш оверкиль. Мы не сразу поняли, что он хотел сказать, и на всякий случай пригласили их группу в гости вечером. Потом мы помахали ему рукой и пошли дальше. Только через какое-то время поняли, о чем он хотел спросить и на что намекал: подумал, что у нас случай с летальным исходом. Видимо у нас кое-какой стресс все-таки был, и мы его так до конца и не поняли, ну и ладно. А теперь как это было глазами конкретного члена экипажа перевернутого плота, то бишь вашего покорного слуги. Я сидел в плоту слева и спереди. Задачу свою понял и действовал до последнего. Вошли в порог хорошо, ровно. Яма оказалась приличной, и мы ввалились в нее всем своим плотом. Сначала легкая невесомость, потом сплошная стена из воды, попытка зацепиться за что-то такое, что не сразу и определишь. Потом плот становится вертикально. Все это кажется каким-то замедленным, а в сущности нас выстреливает как из пушки вверх и мы описываем дугу. И никакой зацеп за вал нас не спасает. Чувствую, как в вертикальном положении мои друзья вываливаются из своих мест, на месте остается только передний правый. Остальные где-то внизу. Я пытаюсь все еще находиться на месте и это видно по фото, но это лишь попытка и ничто не может удержать наш плот в равновесии, кроме одного единственного варианта - переворота. Я в воде. Не сразу понимаешь, в чем дело, но уже не так качает по валам, да и вертикальное положение уже только в другом направлении. Я не смог освободиться от плота. Ноги зажаты капроновым фартуком, и я продолжаю движение вместе с плотом, но головой уже вниз. Мысли работают. Чувствую, глубина есть - ни один камень пока не задел. Надо выбираться. Делаю попытку. Не получается. Капрон оказался прочным. В ушах слегка звенит. Весло в руках - выполняю наказ: весло не терять (без него хуже). Еще несколько попыток, и капрон не выдерживает моего желания выбраться из воды. Наверху уже все остальные члены экипажа. Одного снесло в сторону - это Иван - он самостоятельно орудует веслом, и, похоже, за него нечего опасаться. Закидываем весла на плот. Делаю попытку выбраться, но зацепиться наверху не за что, и руки соскальзывают с баллонов. Вода в реке не холодная, можно сказать теплая, и это радует. На другой реке мало бы не показалось - длительное купание без гидрашки. Хотя мы долго и не купались. В попытке забраться и зачалиться, мы прошли еще пару порогов. Сделал еще попытку выбраться на плот, но бахилы, которые были на мне, наполнились водой и болтались на веревке, которая ослабла к тому времени, создавая как бы дополнительный водный парус, и почему-то все время норовили затянуть обратно под плот, не давая мне в последний момент выбраться на него. После неудачных попыток, мы скооперировались с ЕГ и помогли забраться Риму, затем закинули меня на плот и чуть позже вытянули ЕГ уже вместе с Римом, находясь на плоту. На все это ушло не более пяти минут. После этого в перевернутом состоянии мы зачалили плот.
Ближе к вечеру сделали стоянку. Я занялся гитарой, рыбаки отправились порыбачить. Рядом с рекой частенько встречалась голубика, и мы с охоткой паслись на этих незапланированных плантациях. Вода в реке была достаточно теплой, и мы частенько купались в ней. Вместе с тем было много мошкары, и она донимала нас несказанно. Кто как мог защищался от нее. Особенно доставалось нашему завхозу - Алексееву. Его лицо несколько раз на дню меняло очертания, и он напоминал нам тогда то китайца, а то и японца. Аллергия на укусы мошкары у него была нешуточной. Да и большего количества этих паразитов в других местах (на других реках) я что-то не припомню. По-видимому, этот год был их. И нужно было приспосабливаться к этому. На следующий день наша группа вновь встретилась на воде с группой Семенова, и на этот раз они пригласили нас в гости. Стоянка у них была на другом берегу и поэтому для того, чтобы сходить в гости мы снарядили плоты, взялись за весла… Но перед этим завхоз достал банку со спиртом (в гости полагается идти не с пустыми руками) и кое-какой провиант. Но когда настала пора отчаливать, в какой-то момент, Алексеев оступился (а точнее просто поскользнулся на мокром булыгане при попытке запрыгнуть на плот) и полетел в воду. Все бы ничего, да банка звонко треснулась о камень и разлетелась вдребезги. Народ так и остался стоять на месте с открытым ртом, и только все тот же Алексеев не растерялся и быстренько прильнул к тому месту реки, где только что произошло непоправимое. Он уверял, отхлебывая одну порцию за другой, сложив руки ладошками вместе, что градусы все еще на месте. Но командор строго взглянул на завхоза, достал н.з. из своего запаса и сказал, что свою порцию Леха принял. И с этими словами мы отправились на тот берег, в гости. Было хорошо и приятно пообщаться с соседней группой. Вечер прошел удачно. Были песни, была гитара.
Больше на маршруте с группой Семенова мы не виделись - график движения был другим. Запомнились пороги 48-49 и один из последних на р. Ципе серьезных порогов - 119-й. Связка порогов 48-49 сама по себе хороша, но что добавило остроты - это незапланированная пробоина баллона у второго экипажа. В одной из бочек экипаж шестивесельного "вельбота" (плота) хорошенько тряхнуло, и у командора этого экипажа Краснобородкина неудачно пробило чехол от ножа, который был привязан на поясе. Как результат - в самом интересном месте и на средине реки плот начал сдуваться. При таком количестве людей и груза (экипаж из 6 человек) ситуация была аварийной. Но энергичные и слаженные действия экипажа принесли положительные плоды, и плот на последних "парах" плавучести сумел-таки причалить к левому берегу. Откровенно говоря, передняя секция плота была не повреждена, и это, наверное, спасло в данной ситуации. Пришлось делать незапланированную остановку и производить ремонт плота, ну и чехла для ножа. Оргвывод сделан был незамедлительно, и все ножи были (у кого они были) в приказном порядке перемещены с пояса на другие места.
119-й порог был хорош, и мы не стали излишне рисковать, сместились влево и прошли его без проблем. Маршрут подходил к концу. Вот и стрелка с Витимом. Продукты кончались, и пойманная рыба нашими рыбаками, обработанная и засоленная тут же на весле (в течение 10-15 минут) шла в употребление. В Бамбуйке маршрут наш заканчивался, и мы должны были вылететь на АН-2 в Читу. Но этого не случилось. Первый рейс был только через три дня, и мы решили идти по Витиму до Усть-Муи. В те времена ветки Бамовской еще не было, и мы могли лишь созерцать место, где должен был быть мост через реку Витим по словам геологов, кстати подарившим нам большущий булыганчик нефрита изумрудного цвета - просто так, на память... А до этого мы зашли в Бамбуйковский магазинчик и буквально были ошарашены изобилием товаров. У нас в Уфе тогда ничего подобного не было (может, это только впечатление после выхода из тайги - не знаю). Но мы затарились продуктами на сей момент и впрок. Вышли из магазина и зрелище было, наверное, со стороны потрясающим - горячие и белые буханки хлеба буквально разрывались и исчезали у нас на глазах. Пожалуй, нужно было бы еще раз зайти потом за хлебом. Да, продукты перед Бамбуйкой у нас были на исходе, и этим, пожалуй, можно было бы сказать все. Витим достаточно резво нес нас где-то в средней части, были валы даже до 2-3 метров и было приятно покататься по ним. Ближе к устью реки Муи, впадавшей в Витим слева, течение замедлилось, появились множество рукавов, где мы откровенно "запарились" грести по плесам. Но нам повезло, и через какое-то время мы встретили моторную лодку, которая и взялп нас на буксир. Поздно ночью мы были в поселке Усть-Муя, а утром нам повезло с самолетом. Так и закончилось путешествие нашей группы по Забайкалью.

Записано: август 2003 г.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 qiu, 08.12.2006
мне нужно узнать о нефрите. я из китае.
хочу заработывать вместе с русскими по освоении нефрита
 qiu, 08.12.2006
мне нужно узнать о нефрите. я из китае.
хочу заработывать вместе с русскими по освоении нефрита
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.

Фотографии:


















































© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100