Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Ойкс

Автор - Алексей Слепухин (Екатеринбург)

Он стоял на Одинокой скале уже давно. Так давно, что времени был потерян счет. Периодически впадая в раздумья, он возвращался к действительности с ощущением полной прострации во времени и событий. Воспоминания предыдущих моментов путались, наслаиваясь, друг на друга. Так, однажды Ойкс расслабился под действием мягких, скрадывающих лап-лучей весеннего светила и очнулся лишь от пронизывающего дыхания осенней непогоды.
Ойкс чувствовал себя всё хуже и хуже. Давно стерлись черты его лица, лишь оставив грозные глаза да глубокие трещины-морщины. Корпус постанывал под ударами ветров, неизменно блуждающих на его скале, корневище он не чувствовал давно, макушка начала осыпаться. Но он продолжал жить, сам, не зная для чего.
Ойкс был единственным сохранившимся истуканом в Хмурых горах, которого в молодости боялись и уважали. Когда его вырезали, он уже не помнил - время неумолимо перетекало, не давая божку никаких шансов на выживание. Но зато Ойкс помнил лицо человека, что боязливо вырезал его из молодого, крепкого дерева. Оно достигло той поры, когда с большим удовольствием поглядывало на малорослых соседей, пренебрежительно поджимая ветки в те моменты, когда-то один, то другой соперник пытался затмить его красоту. Резчик был невысоким, крепким мужчиной. Он приходил почти каждый день. Сначала слегка приблизившись, он падал на колени и долго кланялся, прося его, Ойкса, помочь ему в жизни. И не случайно выбрал резчик это имя, означавшее "могущественный", идол действительно многое умел и равных по силе в древней магии ему не было. В такие минуты истукан чувствовал себя блаженно, свысока наблюдая на своего создателя.
За всю свою бесконечную жизнь Ойкс не любил ни кого, разве что, его, резчика. Помогать человеку было легко: просьбы были скромны и просты, в отличие от его сородичей. Резчика звали Нуак, и он был незлобливым и уважающим Ойкса. Закончив, наконец, свою работу и очистив всё тело Ойкса и площадку вокруг него, Нуак попятился, скромно прося не гневаться за возможные ошибки и недоделки.
В ответ идол благодарно скрипнул в ответ и резчик, слегка испугавшись, все понял.
Отныне судьба Нуака была в не опасности. Все тяжелые и опасные моменты в его жизни Ойкс легко отводил, не давая хвори ни шанса, поэтому резчик спокойно дожил до старости.
Нуак умер тихо и мирно, безмятежно заснув, как и хотел его покровитель, у костра в теплый летний вечер.
Ойкс видел, как душа покидает бренное тело, слегка повернувшись к нему на прощанье. Это был краткий миг, но этого хватило обоим. Похоронили Нуака неподалеку от божка, там, где на склоне росла красавица-береза. Ойксу она была симпатична, и более подходящего места для друга, он бы не смог выбрать.
К деревянному идолу люди приходили часто. Их просьбы были, в основном, не сложные. Истукан помогал им часто, впрочем, если дело не касалась противоборства с другими идолами. Однажды, в лучах заходящего зимнего солнца к нему робко пришел юноша. Он долго не решался заговорить, и Ойкс помог ему, ласково успокоив. Молодой мужчина просил поддержки в сватовстве. Отец его возлюбленной был против этой свадьбы, не обращая внимания на любовь дочери. Он даже обратился к божку своего племени, чтобы тот помог подыскать богатого жениха.
Узнав все это, Ойкс решил помочь влюбленным. Он стал разговаривать со своим собратом по имени Рум. После переговоров, дело уладилось, и молодые поженились. Юноша долго приходил к Ойксу, принося жертвы и еду. Сам же Ойкс получил возможность познакомиться с представителями древнего народа истуканов.
Поблизости от него жили два деревянных божества: один хмурый, неразговорчивый и старый Либну, другой молодой и вечно задиристый Хаска. Ойкс сначала вынужден был померяться силами с ними обоими, а когда соседи поняли, что он действительно "могущественный", подружились с хозяином Одинокой скалы. Они часто общались между собой, мысленно стараясь решить все спорные вопросы, не доводя дело до конфликта. Ойкс не боялся собратьев-божков, осознавая свою силу; те отвечали ему взаимностью, узнав, как он легко и мудро поступил с Либну и Хаской, показав, что не хочет ссор, но и обиды не потерпит.
Возмужав, Ойкс мог разговаривать и с другими идолами, живущими очень далеко, даже со стариком Апси, чьё трухлявое тело уже стало распадаться. Ойкс пытался ободрить отживающего свой век старца-истукана, но всё было бесполезно. Когда Апси умер, распавшись на небольшие куски, все идолы немного поскрипели своими точеными телами. Это был знак прощания. Все это знали, и слова здесь были излишне.
Вскоре жизнь и у оставшихся деревянных божков тоже изменилась. Все племена людей, живших в округе, были охвачены тревогой - приближалась война. Истуканы пытались сообща помочь жителям Хмурых гор, но время было упущено. Неотвратимость столкновения висела в воздухе.
Воинственные племена подкрались темной ночью и даже всполошные призывы истуканов не помогли.
Враги быстро захватили стойбища, не жалея детей и стариков. Женщин уводили тайными тропами в сопровождении с шаманами, чтобы идолы не могли навлечь на них беду. Шаманы часто камлали у костров, исступленно общаясь со своими духами и бубнами. Вскоре в Хмурых горах не осталось прежних жителей. Впрочем, захватчики не церемонились и с деревянными божками, с удовольствием поджигая их. Радостные крики воинов и шаманские мистерии были слышны издалека, хотя идолы знали о творившихся бедах и без их воплей. В их телах стоном отдавались боль и горечь гибнущих собратьев. Немного погодя, Ойкс остался один. Его сначала не заметили в водовороте битв, и это дало возможность подготовиться ему. Ойкс заранее договорился с деревьями на Одинокой скале, с ветром, часто передыхавшем у него на полянке, и даже с росомахой. Он готовился к серьёзному бою, понимая, что цена этой схватки не только его дальнейшее существование, но и поруганная память собратьев и сотни жизней жителей округи, которых истуканы так и не смогли защитить. Ойкс мысленно перебирал все возможные методы борьбы. Он решил, что просто так не сдастся. Еще не известно, кто будет хозяином Одинокой скалы в сердце Хмурых гор.
Враги крались тихо, но Ойкс знал всё о них. Когда первый смельчак сунулся к его основанию с горящей веткой в руках, первым пришел на помощь старик-кедр. Отчаянно раскачавшись, он упал на человека с факелом. Так погиб первый недруг. Своего соседа-кедра Ойкс вспоминал всегда с благодарностью, улыбаясь в уголках рта даже сейчас. Следом отличились другие деревья, мешавшие своими лапами-ветками, корнями-петлями. Часть врагов умерли здесь же, не уходя с поляны. Ветер, старый дружище, постоянно издевался над людьми, задувая опасный огонь. Кто-то из поджигателей свалился с Одинокой скалы, другие попали в каменные мешки-капканы. Несколько человек напоролись на услужливо подставленные старые сучья. Завершила битву росомаха, отважно напавшая сзади на остатки воинов и шаманов, не давая им возможности отступить. Избежал наказания лишь старый умудренный опытом шаман, спрятавшийся в чащобе. Но Ойкс с ним расправился сам. Он отпустил шамана, но постоянно следил за ним. Наказание, выбранное Ойксом, было суровое. Шаман умер через месяц голодной смертью, водимый истуканом кругами вокруг стойбища врагов. Умирая, шаман понял, кто его победил. Враги, позже найдя своего волхва, в страхе отступили от Хмурых гор. С тех пор жизни Ойкса ничего не угрожало, кроме времени. Но и заняться ему было нечем.
Истукан, вспоминая эпизоды из жизни, всегда приходил к одному и тому же: что его ждет дальше? Одинокая скала разрушалась, деревья вокруг Ойкса давно уже сменились. Отношение с молодежью были непростые: его побаивались и общались редко. Реже стали захаживать и другие знакомцы: любопытные белки и хитрые лисы. Старая росомаха умерла, а её дети переселились в другие угодья. Лишь старина ветер захаживал, изредка принося новости.
Так, однажды крылатый друг залетел, взбудоражив Ойкса известием: в Хмурых горах снова появились люди. Ветер назвал их странным словом - старатели. Двигались люди медленно, волоча с собой огромные лодки, каких здесь и впомине не было. Пришлые основательно рубили лес, подкладывая его под свои лодки. Часть из людей внимательно перебирала камни в горах и руслах рек, что-то выискивая. Ветер наблюдал за ними, то, потихоньку подглядывая, то, нахально вмешиваясь в их странные дела.
Но то, что сообщил дружище в последний раз, Ойкса и обрадовала и насторожило. Он давно не видел людей и соскучился по ним, ведь ради них он собственно и жил. Но эти пришельцы мало были похожи на тех с кем так долго жил бок о бок старый божок, защищая и помогая им. Вскоре и сам Ойкс почувствовал близость этих "старателей". Люди двигались медленно, но уверенно. Их путь явно пролегал к Одинокой скале, а значит, им не миновать встречи с ним. Через пару дней истукан смог и увидеть их: несколько десятков людей показались в долине. Тот день выдался необычайно светлым, солнечным без единого облачка. Ветер решил проверить южные отроги Хмурых гор, потому в долине под Одинокой скалой тихо. Ойкс снова задремал. Проснулся он от неожиданных звуков: на поляне перед ним были люди. Божок, очнувшись, увидел перед собой четверых рослых, крепких пришельцев. Они замерли и рассматривали его. В руках у каждого сухие сучья и валежник. "Собирали дрова", - заключил Ойкс. Люди осторожно обошли стороной божка и спустились вниз к своему лагерю. Вечером они появились снова, но большим числом. Подойдя к Ойксу, они постояли и…. неожиданно стали раскачивать его. Ойкс попытался сопротивляться, но на людей его действия никакого эффекта не оказали. После нескольких раскачиваний дерево внутри треснуло. Пришельцы, повалив его и обхватив со всех сторон, понесли в сторону своего пристанища. Ойкс понял: его ждёт костер.
Дорога до лагеря оказалась короткой. Люди, притащив тяжелого божка, только сейчас при свете яркого костра увидели черты лица Ойкса. Испугавшись, они отшатнулись от истукана. Затем один из людей что-то произнёс, а остальные послушно положили божка головой в середину костровища. Лёжа в жарком огне, он размышлял: правильно ли он поступил, не наказав людей? Но внезапно пришедшая мысль озарила Ойкса - лучше так закончить свою жизнь, помогая людям, чем медленно жить в бездействии. Придя к этому решению, старый божок обрадовался. Лицо его преобразилось, глаза широко раскрылись, тонкие губы раздвинула довольная улыбка.
Старатели, заметив его гримасу, в ужасе отпрянули; некоторые спрятались за деревья. Внезапно в долине появился старый друг, вернувшийся с юга. Поняв, что его соратника люди решили сжечь, ветер обрушился со всей силой на лагерь незваных пришельцев. Мгновенно воздух наполнился резким завыванием, которому вторили деревья-старики, грозно раскачивающиеся вокруг лагеря. Разыгравшаяся буря раскидала и без того напуганных людей. Но Ойкс вдруг тихо шепнул ветру: "Спасибо тебе друг. Но оставь всё как есть". Только что бушевавшая непогода сменилась удивительной тишиной. Пришлые люди только сейчас поняли, что они коснулись чего-то непривычного и опасного.
Между тем, тело Ойкса загорелось и стало похоже на обычные обуглившиеся дрова. Ветер напоследок взъерошил пепел и угли костра, подняв в воздух целый рой мелких кусочков и хлопьев от дров. В этом вихре частиц пришельцы увидели силуэт лица истукана. Старина Ойкс улыбался. Ветерок бережно подхватил образок божка и понёс его словно на руках наверх к Одинокой горе, туда, где и жил старший из удивительного, но исчезнувшего народа истуканов. Подняв свою драгоценную ношу, он внезапно дунул, и образ истукана распался. Ойкс снова вернулся к себе.
Много времени прошло с тех пор. Одинокая гора совсем поседела. Деревья больше не растут на ней, но Ойкс до сих пор продолжает жить там.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100