Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


"Ангел"

Автор - Сергей Чертопруд (Москва)

Посвящается друзьям
- с кем прошел Хибины
Автор

"В горах плохой погоды не бывает" - только этот неписаный закон покорителей вершин заставил Андрея сдержаться, когда он в очередной раз вылез из палатки под моросящий дождь. Тяжелые свинцовые тучи нависли над перевалом. А ведь завтра с утра команда намеревались через него пройти. При условии, что напор воды из небесного резервуара чуть уменьшиться.
Заканчивались восьмые сутки их хибинского марафона. Каждый день - новый перевал, а затем - марш-бросок до следующего. Ночевка, когда они, вместо традиционных посиделок у костра и философских бесед о жизни, торопливо ужинали и залезали в влажные "спальники". Утром - подъем, завтрак, сборы и снова рывок вперед. Нравилось им такое скоростное прохождение маршрута. Да и погода активно поддерживала такой темп.
Он накинул капюшон ветрозащитной куртки и неторопливо зашагал вверх по покрытому шершавым зеленоватым мхом склону. Лагерь находился в низине, прикрытый от сильных порывов ветра несколькими огромными валунами. Пройдя метров пятьдесят, Андрей остановился и вспомнил, как шагал в одиночестве по этой тропе четыре года назад.
Тогда он впервые приехал в эти горы. Думал, что здесь более безопасно, чем в Крыму или на Кавказе. Просто про многочисленные ЧП там читал, а про тех, кто навсегда остался в горах за Полярным Кругом он не слышал. Выживать в здешних суровых условиях оказалось проще, чем он предполагал. Даже когда возникли проблемы с дровами (это сейчас они готовят еду на газовой горелке, а тогда чай пришлось кипятить на таблетках сухого спирта). Вот только одиночество. Ему постоянно слышались детские голоса. А когда оказался дома, то первые несколько ночей непривычно было засыпать, когда над головой не палатка, а потолок.
Вернувшись в лагерь, он увидел Виктора, с грустью рассматривающего свои драные кроссовки, и услышал Ольгу, которая терзала струны гитары, исполняя что-то жалостливо-надрывное. В том, что "домашние тапочки" (а в них друг ходил по лагерю и вагону поезда, который доставил их в этот регион) не доживут до конца маршрута - никто не сомневался. Осталось только решить, где их похоронить - здесь или на последней стоянке. А девушке, несмотря на огромный заряд жизнерадостной энергии, которая питала их все эти дни, надоела постоянная сырость и то, что на гитаре можно было играть только в палатке. Без музыки ей было прожить сложно.
Андрей знал, что единственный выход поднять команде настроение - это организовать поход в сауну. Для этого нужно всего лишь пройти запланированный перевал, спуститься вниз по отвесной стенке, миновать красивое горное озеро, расположенное на каменистой террасе, спуститься с нее, а дальше километров шесть сначала по мху, потом по "зеленке" (карликовые березки с кривыми стволами и кусты), а потом по лесу. А дальше база спасателей МЧС, где есть несколько бараков, которые сдают в аренду насквозь пропитанным влагой туристам, и великолепная баня с бассейном в горной реке.
Именно об этом он еще раз подумал и с утра, когда привычно пристроил на спину рюкзак. Ольга тоже была готова к выходу. Вот только Виктор тормозил команду. Дождь стих, и он решил сделать пару снимков. Парень, ловко прыгая с камня на камень, выскочил из-за валунов. Подбежал к друзьям и радостно сообщил:
- Мы не одни этот перевал штурмуем! Там группа, человек семь. "Спортсмены". Встали рано, позавтракали быстро. Сейчас у них второй завтрак заканчивается.
- А где они шли? - удивленно спросила девушка, - как мы их не заметили?
- Ниже, где что-то похожее на колеи от вездехода. Да они бежали. Хотят до дождя пройти.
- А они смогут? - тревожно спросил Андрей.
- Узнаем. Мы ведь следом за ними пойдем? - вопросительно спросил друг. Окончательное решение - штурмовать или нет перевал в такую погоду - должен принять лидер. Если следовать правилам, которые были написаны потом и синяками, а порой переломами и кровью предыдущих поколений туристов, то сегодня перевал для них закрыт.
- Пошли, впереди баня, - не раздумывая, произнес он и попросил, - Только особо не беги, камни мокрые, - мысленно добавив про себя - "пора завершать этот марафон". Было у него одно правило, которое Андрей соблюдал неукоснительно: "Выход длится до того момента, пока у всех участников есть силы и желание идти".
О том, что поход пора заканчивать, Андрей понял еще вчера. Ему надоело постоянно прыгать по камням, и если бы не сауна, то, может быть, он повел бы команду через другой, менее сложный перевал. Там набитая тропа и травянистая почва, а здесь их ожидали "живые" камни и необходимость постоянно просчитывать траекторию сначала подъема, а потом спуска.
Они двигались неторопливо, но все равно почти догнали "идущих впереди", как прозвал их Виктор. Ребята действительно спешили, чего им делать не следовало. Впереди целый "ходовой" день, да и риск схватить "холодную" ночевку на высоте, когда мороз и сильный ветер, а палатка и теплый спальник остались где-то далеко внизу в базовом лагере - из области фантастики.
Снова начало моросить. Пристроив рюкзаки на огромный плоский камень, они пару минут наблюдали за торопыгами. Группа сильно растянулась, каждый шел своим путем. Половина народу выдохлась (часто останавливались и наклонялись вперед, чтобы на пару мгновений ослабить давление лямок на плечи).
- Пошли, а то замерзнем, - скомандовал Андрей. И команда продолжала свое восхождение.
Они вышли на площадку самого перевала. Три каменных ямы со снегом на дне отделяло их от гребня, за которым начинался спуск вниз. И тут они разделились. Виктор решил обойти ямы по склону, Ольга полезла напрямик, а Андрей решил воспользоваться фрагментами тропы. Она круто уходила вверх метров на десять, а потом горизонтально пролегала вдоль всех ям. Свою ошибку он осознал через пару метров карабканья вверх. Сыпуха (мелкие камешки) неплохо держала в сухую погоду, но сейчас... Андрей обнаружил, что стремительно скатывается вниз на камни. И спуститься в медленном темпе он не сможет. Рывок вверх... Еще один... Каким-то образом он достиг горизонтального участка трассы. Сердце бешено колотилось, ноги налились тяжестью и ему пришлось несколько секунд постоять неподвижно, ожидая, пока организм восстановит силы.
А Виктор с Ольгой уже достигли границы площадки и замерли, пораженные открывшийся перед ними картиной. Вместо великолепного вида долины все пространство перед ними заполнил туман. Где-то внизу на стене копошились "идущие впереди".
- Вот так и рождаются легенды о границе мира, - философски заметил Виктор, поглаживая свою рыжую шкиперскую бородку. А через пару минут он уже подбежал к "туру" (куску металлической трубы, заложенному в горку камней) и извлек записку, оставленную предыдущей группой.
- Весело, это у них, похоже, первый перевал, а до этого пара суток по "зеленке", - сообщил он, внимательно изучив документ, - Писать будем?
- Да, - Андрей привычно написал записку, упаковал ее в полиэтиленовый пакет и передал ее другу, - соблюдем ритуал. Все равно справки о прохождении похода первой категории я вам не смогу выдать. А как они, не знаю, - изучая текст, добавил он, - Скорее всего, как и мы, "дикари".
Они съели традиционную "перевальную" шоколадку и начали спускаться вниз.
"Идущих впереди" они настигли около озера. Группа перекусила и зашагала дальше.
- А они, похоже, решили на базу спасателей заглянуть, - предположил Виктор, когда они, усевшись на рюкзаках, соорудили бутерброды из колбасы и сухарей.
- Разумно, - согласился Андрей, - хотя если и так, то визит в баню у них незапланированный. Обычно ее посещают в середине или в конце маршрута. Вечером узнаем.
- Да, - произнесла Ольга, задумчиво глядя на стену, с которой они слезли. - Даже не верится, что ее прошли.
- А это каждый раз так бывает, - авторитетно подтвердил Андрей, - вспомни, что ты сказала, когда дюльферяла с рюкзаком и застряла.
- Так меня на майские праздники с вами на Кавказе не было. Вот и не знала, что это такое.
- Может и правильно, - заметил Виктор, - тогда бы не согласилась на нынешний маршрут. Было бы как у них. Без веревок, ледоруба и систем. Просто пешая прогулка.
- А у нас - с элементами горного туризма. Типа того, что написано в наших справках - "некатегорийный поход с элементами первой категории", - задумчиво произнес Андрей.
Через несколько минут они энергично двигались в зону "зеленки". А вот "идущие впереди" снизили скорость движения. У них постоянно кто-то отставал, потом догонял, снова дистанция увеличивалась, рывок...
...Одна из девушек рванула вперед, нога попала между камней, и она упала, приложивший головой о камень. Первым среагировал Виктор, который шел первым. Остановился, аккуратно скинул рюкзак, и метнулся к пострадавшей. Андрей чуть замешкался. Не дожидаясь, пока рюкзак коснется земли, зашагал к месту падения, попросив на ходу:
- Оль, достань аптечку, пожалуйста!
"Идущие вперед" остановились и начали медленно, так показалось Андрею, освобождаться от ноши. Усталость замедлила все их реакции.
На Кавказе Андрей исполнял обязанности медика, поэтому и сейчас Виктор вопросительно посмотрел на него.
- Осмотри ноги, а я займусь головой, - торопливо произнес "санинструктор", тревожно посмотрев на побледневшее лицо девушки, - Да она без сознания! - Дальше он говорил про себя, вспоминая алгоритм действий в такой ситуации. Проверил наличие пульса. "Есть!. Теперь нужно "выстегнуть" ее из рюкзака и положить на спину... Перелома позвоночника нет... Почему болевой шок?"
Внезапно пострадавшая открыла глаза и вскрикнула, когда Виктор коснулся ноги.
- Перелом, открытый или закрытый? - спросил он у друга, осторожно ощупывая ее голову, отводя рукой прядь мягких волос. Вроде все кости черепа целы. "А она красивая", - машинально подумал он.
-Штаны мешают, - ответил друг, пытаясь определить степень повреждения конечности.
- Придумай что-нибудь, нам шину накладывать, - напомнил Андрей. Вокруг них столпились "идущие впереди", - Нужен каркас от палатки для "шины" и носилок, палки тоже подойдут, а еще коврик, - людей нужно чем-то занять, - Аккуратно сними с нее ботинок, - обратился он к здоровому парню, который из всей группы был меньше всех испуган. Он просто не знал, что делать и ждал указаний. "Если это их командир, то хорошо" - мысленно произнес Андрей и добавил, "а то мне с ними не справиться, они все в ступоре от произошедшего, как и мы". Ольга присела рядом с ним на корточки.
- Носилки надо делать, наши - ледорубы, плюс все веревки, пенка и палки - их, - негромко попросил он, - ладно, - а потом внимательно посмотрел на пострадавшую, вспоминая симптомы при травмах головы и спросил, - ты как?
- Голова болит, тошнит, а я долго без сознания лежала? - поняв, о чем подумал Андрей, спросила она.
- Пару минут, похоже - сотрясение мозга и перелом ноги закрытый. Еще легко отделалась. А тебя как зовут? - "врач" вспомнил, что с больным нужно разговаривать, чтобы почувствовать ухудшение его состояния.
- Юля, - она попыталась улыбнуться
- А меня Андрей. Сейчас мы наложим тебе "шину" и вколем обезболивающие.
Девушка вскрикнула, когда Виктор вместе с руководителем "идущих впереди" Димой осторожно освободили ступню от "армейского" ботинка. Ольга открыла "реанимационную" аптечку (так они называли контейнер, где были сложены сильнодействующие препараты), достала одноразовый шприц и ампулу с обезболивающим. Укол он делал второй раз в своей жизни. Первый раз - на семинаре в турклубе. Тогда у него получилось с пятой попытки. А сейчас - с первой. Затем "медик" извлек из кармана куртки бинты и ловко прибинтовал пару стоек от палатки к ступне, потом аналогичную процедуру проделал с голенью и бедром, пояснив непонятно кому, - нужно зафиксировать соседние суставы.
- План такой, - Андрей старался говорить уверенно, понимая, что сейчас только от него зависит, как быстро доставят девушку в больницу. Сейчас ему предстояло превратиться в инструктора, каждый приказ которого - закон. Как на это среагируют "идущие впереди" - он не знал. С друзьями проще. Всю зиму и весну они вместе тренировались в турклубе, а там аналогичную ситуацию отрабатывали, когда руководство отделением вместо инструктора принимал кто-то из членов, - Ольга с кем-то из вас, решите сами с кем, - он посмотрел на двух девушек, - идет на базу спасателей. Другая часть группы останется здесь около рюкзаков. Все вещи оставим здесь, потом вернемся. Если "спасы" затянутся, то можно здесь будет и заночевать. Вода есть, у нас горелка, так что с ужином проблем не будет. По пути на базу много стоянок, нам нужны люди. Сами мы шесть километров нести будем до завтрашнего утра, - и мысленно добавил - если раньше не помрем.
Эту последнею реплику "услышал" только Виктор, вспомнив тренировки весной.
- Я и Виктор сооружаем носилки, - продолжил он вслух, - а потом двигаемся по направлению к базе, - в это мгновенье он ощущал себя "крутым", который при необходимости мог все это сделать в одиночку, и при этом особо не напрягаясь.
Носилки они связали относительно быстро. Два продольных "шеста" собрали из лыжных палок и стоек палаток, использовав изоленту из ремнабора, три ледоруба уложили поперек, а из "основняка" (пятидесятиметровая веревка) сплели сетку. Затем проверили получившуюся конструкцию на прочность.
Аккуратно уложили пострадавшую, предварительно упаковав ее в спальник. Затем Андрей с Виктором облачились в "системы" (поясная и грудная страховочные обвязки промышленного производства - прим. авт.), а для остальных соорудили плечевые веревочные петли вроде тех, что используют грузчики.
- Если будет тошнить - говори, мы носилки перевернем, - предупредил он Юлю, которая с интересом наблюдала за приготовлениями к транспортировке. Обезболивающее минимизировало боль в ноге, голова почти не болела, да и ощущение пусть специфичного, но отдыха, тоже подействовало благоприятно на вымотанный штурмом перевала организм. Только сейчас она поняла, как устала за этот день.
Андрей и Виктор, не сговариваясь, "встегнулись" около ног - им предстояло идти впереди. Так как нужно двигаться вниз по склону, то они решили не нарушать правил переноски "клиента". Диму и второго рослого парня "инструктор" поставил около головы, предупредив их:
- Будете меняться, в середине легче всего. Кто устал, говорите, будем делать перекур, - хотя он понимал, что никто из четверых не признается в необходимости отдыха. Сам был таким во время первой тренировки по "спасам". Затем он отрегулировал длину петель, чтобы на всех шестерых приходилась одинаковая нагрузка. Затем все присели и по его команде медленно встали. Судя по напряженным лицам ребят, они ожидали более легкой ноши.
Как выжили "идущие впереди" - для Андрея осталось загадкой. Если даже они с Виктором с трудом тащили груз, хотя всю зиму активно тренировались - два раза в неделю бегали десятикилометровые кроссы по лесу. А эти ребята явно занимались спортом от случая к случаю.
Как он и предполагал, парни, сжав свою волю кулак, упорно двигались вперед, стараясь не демонстрировать, как им тяжело. А идти по мокрым валунам, особенно тем, кто в середине и в конце, было действительно сложно, так как они не могли выбрать оптимальную траекторию.
Когда они в очередной раз пересекли вброд ручей, не реагируя на хлюпающую в ботинках воду, и вышли на проселочную дорогу, которая выводила на "трассу", соединяющую базу с городом, то увидели спешащих на помощь человек пять мужиков во главе с Ольгой.
Выбрав относительно ровную площадку, они поставили носилки. Парни, чуть пошатываясь, начали бесцельно бродить около стоянки, а Андрей с Виктором, Ольгой и "бригадиром" - невысоким бородатым мужичком обсудили с план дальнейших работ:
-У нас УАЗик есть. Сюда он не заедет, из-за дождей уровень в реке повысился. А вот до брода можно доехать. Здесь километра три идти. На базу смысла идти нет. Там все равно один спасатель дежурит. Есть у него мотоцикл с коляской, но...
- Это понятно, - согласился Андрей, - тогда может так: сначала отнесем ее к дороге, я и Дима - это их командир, - пояснил он, - поедем в город больницу, а где-нибудь здесь ребята организуют лагерь. Гнать их на базу...
- Хотите, у нас переночуйте. Дров много. А с рюкзаками мы поможем, - предложил Михаил.
Из больницы Дима с Андреем вернулись в два часа ночи. Предварительный диагноз был относительно благоприятным - закрытый перелом голени и сотрясение мозга, большего дежурный врач сказать не смог, даже несмотря на предложение Андрея оплатить консультацию.
Сидя у весело потрескивающего пламени костра Андрей неторопливо жевал разведенное в теплой воде синеватое порошковое картофельное пюре с кубиками соевого мяса. Небо расчистилось, и погода стремительно улучшилась.
- Какие планы? - спросил Виктор, присаживаясь рядом.
- Сегодня днем уходить на последнее место стоянки, а дальше по плану. Если есть желание, то можно и до базы добежать с утра - заказать баню, - лениво произнес друг, прекрасно понимая, что уйдут они отсюда после обеда сразу на место ночевки, запланированной еще перед отъездом из дома, - Нам повезло, под "спасы" в конце маршрута попали, а вот "идущим впереди"...
- Им придется сходить с маршрута? - встревожено спросил собеседник.
- Как сами решат. Им нужно Юлю домой отправить, а она, сам понимаешь, не очень транспортабельна. Как с гипсом перемещаться, по себе знаю.
- А это когда ты в метро ногу сломал? - оживился Виктор. Эту историю они вспоминали, когда требовалась кому-то доказать, что в горах безопаснее, чем в городе.
- Сидел на корточках, а потом резко поднялся, - подтвердил Андрей, и поспешил перевести разговор на другую тему, - у них три варианта. Я их уже изложил их командиру. Первый - возвращаются все. Второй - кто-то один. А, третий, я сопровождаю Юлю в поезде.
- А она об этом знает? - только это смог спросить друг, вспомнив их ночной разговор за пару месяцев до похода.
- Пока нет, ей сообщит Дима, - и добавил, помолчав, - Помню я о Свете, чем все это закончилось во время майского "выхода". Поэтому и ушел из турклуба. Любил я ее, вернее "подсел", как наркоман. Собственно из-за нее я и поехал на майские на Кавказ. Сам знаешь - не люблю лазать по горам по пояс в снегу. Знал, что там ей будет сложно. Я ведь на последнем тренировочном "выходе" в конце апреля с Дроном как раз об этом и говорил. Он предложил устроить честный поединок, предоставив право Свете выбрать победителя. Сейчас понимаю, что тогда оба были идиотами, но в тот момент это был для меня единственный шанс доказать, что я сильнее.
- А я то удивился, чего-то он вызвался помочь тебе мыть каны. А сама Светлана знала о вашем разговоре?
- Нет. Я после возвращения с ней встретился, еще до того, как в тот вечер тебе позвонил. Пересеклись мы около ее офиса. Посидели на лавочке в скверике и прояснили наши отношения. Она сказала, что выбрала Дрона. Вот и все. Потом я купил пару бутылок пива, сухарики и, глядя на гуляющие пары, медленно напивался. Знаешь - помогло. С тех пор я стараюсь не влюбляться. Это трудно. Зато менее болезненно, чем терять того, кого любил. Мы ведь не сразу расстались. Сначала меня несколько дней дико корежило. Я не выдержал и предложил ей обсудить наши отношения. Да и на наш марафон я согласился, чтобы все забыть. Знаю, что для тебя - это возможность обеспечить себя двойной порцией адреналина, а для Ольги - способ получить максимальную порцию ощущений.
- Да, - выслушав монолог, задумчиво произнес Виктор, - из тебя получился бы хороший Ангел - помогать людям и не требовать ничего взамен.
Их беседу прервало появление в районе костра Димы, который решил подогреть уже успевший остыть чай.
- Присаживайся, будь как дома, но не забывай, что в горах, - пригласил его Андрей. Парень подкинул пару полешек в затухающий костер, пододвинул поближе к пламени канн и устроился на бревне.
- Я поговорил с ребятами, завтра сходим в больницу и там решим, кто поедет домой.
- И есть желающие? - с интересом спросил Виктор.
- Нет, - признался командир "идущих впереди", - придется бросать жребий. Надеюсь, что Юля согласится на ваш вариант, тогда мы потеряем пару дней, наверстать упущенное мы не успеем, да и не будем.
- Зря вы с утра гнали так, чуть помедленнее - и были бы сейчас на базе, а не в чужом лагере, - назидательно заметил Андрей.
Они встретились вновь на привокзальной площади в день отъезда. В небольшом зале ожидания свободных лавочек не было - все заняли туристы со своей поклажей. Вот и сидел Андрей на рюкзаке около наружной, выкрашенной в голубой цвет, стены здания и лениво потягивал виноградно-яблочный сок из литрового пакета. Виктор с Ольгой отправились на обзорно-закупочную экскурсию по городу, решив закупить копченую рыбу местного производства. Он не знал, сколько человек поедет из группы "идущих впереди". Так получилось, что с Димой они не смогли пересечься. Да и Андрей особо не переживал по этому поводу. Он грустил из-за того, что уезжает из этих мест, прощаясь с ними на год, а может и больше. Кто знает, где и с кем он будет следующим летом?
Скрип тормозов - и на площадь стремительно въехал потрепанный японский микроавтобус с правосторонним рулевым управлением. Из кабины вылез Дима и обошел машину. Дверца салона отъехала в сторону, сначала выскочил один из парней, потом появился красный рюкзак Юли, а потом и осторожно выбралась сама девушка. Опираясь на костыль, она сделана несколько неуверенных шагов. Андрей стремительно вскочил и бросился ей навстречу.
Ребята быстро попрощались и уехали обратно. Им еще предстояло от автобусной остановки на шоссе добраться до места стоянки, взять свои рюкзаки и топать до базы спасателей, куда сегодня с утра ушла вся группа. Все же они решили наверстать упущенное. Хотя это мало волновало Андрея. Соорудив из рюкзаков нечто напоминающее диван, он бережно усадил девушку. Потом сбегал в буфет и принес ей ужин. Знал он, как кормят в больницах.
Когда Виктор с Ольгой вернулись с прогулки, он поспешил на телефонный переговорный пункт. Нужно было сделать один важный звонок. Главное, чтобы друг был дома, и его машина стояла в гараже, а не в автосервисе. Лёха их все равно бы встретил. Он с ними и раньше ходил на все "выходы", и только рождение дочери полгода назад временно заблокировало его участие в походах.
В поезде они почти все время провели вместе. Говорили обо всем, начиная от туризма и заканчивая погодой. И внезапно он почувствовал, что постепенно начал влюбляться в нее. Скорее не любовь, а потребность в заботе и принятие ее такой, какая она есть. Со всеми слабостями и непостижимой женской логикой основанной на эмоциях и чувствах, а не фактах и поступках. Странное это было чувство. Может, этого ему и не хватало в отношениях со Светланой. Тогда он играл роль активного наставника, который в мягкой форме тренировал ее, решив помочь ей определиться с целями в ее жизни и оптимальными способами их достижения. А вот Дрон пытался завоевать сердце девушки другим путем. Постоянно демонстрировал ей свою любовь, но при этом не принимал Светлану такой, какая она есть. Хотя нежно и заботливо он относился и к другим представительницам прекрасной половины человечества.
Когда до конца поездки оставалась пару часов, то Юля грустно заметила:
- Глупо все получилось. Хотела увидеть горы, всю зиму об этом мечтала, и вот - результат, - она взглядом указала на ногу.
- В горы можно и зимой съездить. Они еще красивее и необычнее. Мы собираемся в марте, тебя тоже приглашаю.
Она с удивлением посмотрела на Андрея:
- Так ведь у меня же опыта нет, да и ...
- За пару месяцев восстановишься, а с ноября начнем тренировки. К весне будешь в форме.
- Знаешь, - призналась она смущенно, - все это как-то необычно. Ты появляешься в тот момент, когда это необходимо. Сначала ты оказался рядом, когда я сломала ногу, потом на вокзале, а теперь сейчас, когда понимаю, что все, летний отпуск накрылся. Месяц больничного, а потом скучные будни в офисе.
- Анекдот в тему. Горного туриста спрашивают, как провел отпуск? Хорошо - отвечает он, - семь часов в трещине и два месяца в больнице. А если серьезно, то просто так сложилось. Хотя в этом мире ничего случайного не бывает. Просто однажды ты понимаешь, что кроме тебя это никто не сделает...

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100