Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Другая жизнь

Автор - Кирилл Медведев (Новосибирск)

Предисловие

Этот рассказ, основанный на реальных событиях, отражает небольшую часть жизни человека, который видел смысл своего существования, частично, в туризме, его мысли, чувства, переживания, искания, а также к чему он пришёл, чего добился, и что из этого всего получилось. Это история жизни, которая вполне могла случиться в современном мире.

I

Одним пасмурным, туманным утром в горах Алтая, недалеко от границы с Монголией из палатки вышел молодой человек. С недовольным выражением лица он оглядел туман, скрывающий горы и в хорошую погоду еле заметный Кош-Агач. "Ну и погода" - подумал он и направился к горному ручью. Набрав воды в котлы, он разжёг костёр и пошёл будить лагерь. Давайте познакомимся с ним поближе. Молодой турист - это Александр Бендер, друзья называют его Ося, я думаю, вы догадались почему. Он студент Новосибирского Государственного Университета, геологического факультета. Это не первый его серьёзный поход, но он новичок в туристском деле. Походы он очень любил и готов был пойти в любое время, но зачем он туда шел, оставалось загадкой для окружающих, так как, например, к природе он относился практически равнодушно. Таинственной он был личностью, любил проводить время в одиночестве, чаще всего был суров, мрачен, неразговорчив, резок в общении, никому не открывал то, что творилось у него в душе, друзей имел мало и заводил их с трудом, но это его нисколько не смущало, так как он считал себя вполне самодостаточной личностью, которой не нужна толпа друзей, и в этих словах, надо сказать, была доля правды.
"Лагерь! Подъём!" - разнёсся по Чуйской степи голос Александра. Постепенно из палаток стал появляться заспанные, но удовлетворённые и, наверное, даже счастливые лица самых близких ему людей. Вот из самой крайней палатки, стоящей очень близко к мощному горному потоку, текущему с ледника, показалось как всегда сияющее приветливой улыбкой лицо самого близкого друга и однокурсника Александра - Алексея Волконского. Алексей по жизни был таким оптимистом, что такого второго тяжело найти в современном обществе. Он очень добродушный человек, открытая натура, люди тянулись к нему всю жизнь. В какой бы день его не встретить - он улыбается, смеётся, радуется жизни, он счастлив. В нём столько энергии, он хочет всё успеть, всё узнать, стремиться встретить новых людей. И они стали лучшими друзьями, они - Александр Бендер и Алексей Волконский, два противоположных характера. О них можно было сказать словами Пушкина:

Они сошлись - волна и камень,
Стихи и проза, лёд и пламень…

Всего туристов было десять человек. И всё это были молодые люди, которые только вступают на свой сложный жизненный путь, и от этого им весело и немного страшно, а, в общем, очень хорошо.
Когда компания собралась у костра, Волконский объявил: "Друзья! Сегодня нам предстоит непростое восхождение на одну из местных вершин. Судя по карте, высота более трёх километров. Не плохо, а! Так что завтракаем, набираемся сил и на покорение безымянной вершины!" "Люди не могут покорить гору - сухо возразил Александр - это всё равно, что муравей умудрится забраться на спину слону, и будет утверждать всему миру, что покорил его. Глупо, не правда ли! Гора - это коварное создание, которое может кого-то пустить на вершину, а кого-то и нет. И надо уважать горы, а не покорять, тем более таким созданиям как люди!" "Вечно ты драматизируешь" - пробурчал лишь в ответ на это нравоучение Волконский.
Итак, группа туристов направляется к вершине. Взглянем на эту весёлую компанию. Кто-то ведёт оживлённую беседу, кто-то умудряется на ходу срывать горькую горную жимолость и радующую глаз голубику, а кто-то просто разглядывает живописные пейзажи. Лишь Бендер с каменным выражением лица идёт, смотря исключительно себе под ноги. Когда группа поднялась на высоту, где заканчивается лесная зона, и начинаются лишь голые скалы, все сосредоточили внимание на своём дыхании и постепенно заканчивающихся силах. Когда позади был двухчасовой переход по горным тропам, и группа сделала привал, Владимир Зенкевич, студент факультета информационных технологий, который впервые был с Александром в походе, спросил у Бендера: "Ось! Открой мне тайну. Зачем ты ходишь в походы? К природе ты равнодушен, к общению с людьми почти тоже. Так зачем же?" "Знаешь, - ответил Александр с немного самодовольной улыбкой на лице, что очень удивило окружающих, так как он очень редко улыбался, - не ты первый, и, наверное, не последний, кто меня об этом спрашивает. Все, кого ты здесь видишь, недоумевали в своё время, так же как и ты, но до сих пор никому я не дал вразумительного ответа, потому что и сам не знал. Но меня удивляет то, что вы способны сочувствовать и сопереживать, это прекрасно, друзья мои, особенно в такое время. Понимаете ли, - продолжал он - все туристы, направляясь в походы, преследуют разные цели, и разные причины побуждают их выползать из своих тёплых городских берлог в реальный мир, где выживают сильнейшие. Я же иду сюда, во-первых, ради того состояния, когда все мы идём, погружённые глубоко в себя, когда мы слышим лишь своё дыхание и видим лишь землю под ногами, не думая больше ни о чём. Удивительное состояние, в которое невозможно войти во время сумасшедшей жизни в городе. И в этом состоянии в голову приходят мысли, которые заставляют взглянуть на этот мир иначе, заставляют над многим задуматься, многое переосознать и понять. Здесь, в этих экстремальных условиях, я чувствую каждой клеточкой своего тела, что живу. В городе же, повинуясь течению реки мелочных проблем, в которой все просто тонут, я существую, живу по привычке, по инерции, а здесь, в походе, я живу по-настоящему, живу с огромным удовольствием, от всего сердца и наслаждаюсь этими моментами. Наверное, ради этих моментов я и живу в этом мире, это смысл моей жизни… А вообще, собственно, какая вам разница? - неожиданно грубо оборвал свою речь Бендер - Что-то засиделись, пора". И группа двинулась дальше.
Часа через два студенты поднялись на хребет, по которому им и предстояло взойти на ту вершину, что скрывал туман. На очередном привале Зенкевич подошёл к Бендеру с камнем в руках и сказал: "Посмотри, я, кажется, нашёл камень с вкраплениями золота" "Это не золото, - ответил оживлённо Александр - а вольфрам, но всё равно находка стоящая". Теперь Бендера было не узнать. Жажда к науке, исследованиям, открытиям достигла в нём своего апогея, он не мог усидеть на месте, внимательно вглядывался в породу под ногами и бормотал: "Вы только посмотрите на это! Это же медная руда, отлично. А вот даже вкрапления малахита…" Да, наука в купе с туризмом составляла теперь всю его жизнь.
Но вот и долгожданная вершина, где предстоит не менее ожидаемый ленч. Сильный ветер, частый гость в этих местах, разогнал туман, который скрывал удивительную панораму. Да, вид действительно прекрасен! На юго-востоке виднеются молчаливые снежные вершины Монголии, на северо-востоке - менее высокие горы, с которых живописно стекают бурлящие потоки, и которые являются началом древних и могучих Саян, а на западе Чуйская степь и Кош-Агач, ставший еле различимым пятном. Всё было прекрасно. Правда, двух членов группы, как и предрекал Бендер, гора "не пустила" на вершину - у них началась "горнячка" - болезнь всех начинающих альпинистов, и им пришлось вернуться в лагерь. "Почему же ты не пустила именно их, - заговорил мысленно с горой Александр - почему не меня, не Волконского, не Зенкевича, в конце концов? Почему кому-то дано в жизни увидеть эту красоту, а кому-то нет? И зачем я здесь? Наверное, я бегу от стада людей, называемого обществом, погрязшего в своих мелочных проблемах. Ну и что же? Закончится этот поход, другой, третий и я неизбежно буду возвращаться в город вновь и вновь. Снова и снова буду жить, мучиться и ждать новой возможности уйти от этого пошлого, опустившегося мира. К сожалению, невозможно уйти в поход длиною в жизнь. Невозможно!? Конечно, возможно!!! - от волнения он не мог усидеть на месте - Вот оно, счастье. Вот идеал счастливой жизни - окончу университет, раздобуду где-нибудь денег и махну куда-нибудь в самую глушь, подальше от людей, сюда - в Горный Алтай или в Тыву к предгорьям Саян - и буду заниматься сельским хозяйством. Буду жить, обращая внимание только на себя, на свою жизнь, на свою судьбу, на своё совершенствование, и кто знает, может, откроется мне…"

II

Прохладно… По небу бегут кудрявые облака, периодически закрывая уже вставшее солнце. После ночного дождя каждая иголочка могучих кедров, стоящих вокруг озера Лазурного, переливаются всеми цветами радуги в лучах солнца.
Александр Бендер, по своему обыкновению, вышел из палатки раньше всех. На этот раз он попал со своей компанией на Ергаки - хребет в Саянах. Со времени алтайского похода прошёл год, но в жизни Александра мало что изменилось. Он по-прежнему презирает людей и хочет уйти от цивилизации, что стало целью его жизни.
Бендер вышел на берег озера, сел на холодный камень и задумался. На водной глади, как в зеркале, отражались лениво ползущие по небу облака. Александра мучили сомнения: "Я родился в этом злополучном обществе людей - рассуждал он - для того, раньше думал я, чтобы уйти от него, уйти в науку, в поход длиною в жизнь. Но как-то не логично получается. Родиться в обществе, чтобы его покинуть!? Мне глубоко наплевать на мнение окружающих, но… Ведь покидают же птенцы свои гнёзда и никогда в них не возвращаются, и становятся свободными птицами, хотя с другой стороны человек - существо социальное…" Мысли окончательно запутались в его голове, и он пришёл к единственному, по его мнению, возможному выводу о том, что мир настолько сложен, что порой тяжело понять даже самого себя. "Чем больше я живу, тем меньше понимаю жизнь, а должно быть наоборот!" - подытожил Александр. Сегодня нужно было снимать лагерь и подготавливаться к переходу на новое место - к озеру Светлое, поэтому Бендер не стал больше терять драгоценное время не пустые размышления и занялся приготовлением завтрака.
Сняли лагерь и начали подъём на один из самых высоких перевалов хребта, который был скрыт туманом. Это было самое трудное восхождение Бендера. Лишь путь наверх с тяжёлыми рюкзаками занял целых три часа. Делая очередной шаг по скользкому курумнику, Александр был уверен, что этот шаг был последним, но лишь самолюбие и гордость не давали ему проявить слабость. "Вот здесь действительно чувствуешь, что живёшь - думал Бендер, вытирая с лица капли нещадно льющего дождя и пытаясь разобрать дорогу в густом тумане - Ради этого стоит жить!" Совсем обессилевший, но всё-таки поднявшийся на перевал, он подошёл к краю. Налетевший пронизывающий ветер разогнал туман и тучи, и где-то на западе из-за причудливых облаков начинало выглядывать приветливое солнце. Рядом с обрывом стояло подобие памятника, выложенного из камней, погибшему здесь альпинисту. Засмотревшись на каменное изваяние, Александр неуверенно ступил на скользкий булыжник, потерял равновесие и тяжёлый рюкзак потянул его в пропасть. В этот момент в его голове не было абсолютно никаких мыслей. Он весьма хладнокровно созерцал мелькавшие перед глазами предметы, так как ещё не осознал до конца, что с ним произошло. Так пролетел он метра полтора, увлекаемый своим рюкзаком, и с шумом упал на небольшой выступ, после которого начинался отвесный обрыв, и на котором, созерцая в одиночестве красоты природы, стоял Волконский. К ногам Алексея и упал как будто бы с неба Александр. И повествование моё закончилось бы прямо сейчас, если бы не любовь к природе Волконского, который, естественно, не позволил своему другу падать дальше в пропасть. Удивительна, порой, бывает жизнь, друзья! Бендер поднялся на ноги и, взглянув в глаза своему спасителю, сказал: "Наверное, я должен тебя поблагодарить. Раньше я думал, что легко смогу принять смерть, когда она мне будет уготована, но теперь от мысли, что сейчас я уйду в мир иной, мне стало страшно. Спасибо, друг…" Да, это происшествие, едва не закончившееся его смертью, заставило Александра задуматься, чем же он так дорожит в своей жизни.
Спустившись с перевала, группа оказалась в прекрасной долине, в которой находилось озеро Светлое, окружённое высокими кедрами. Сойдя с морены и встав на мягкую и ещё тёплую землю, все были поражены той удивительной тишиной, которая царила в этой долине. Не было ни ветерка, ни даже малейшего движения. Казалось, вся природа замерла в ожидании чего-то великого, а воздух был настолько густой и приятный на вкус, что не верилось в реальность происходящего. "Откуда такая тишина?" - спросил Александр, улыбаясь, сам себя. Это самое удивительное место на Ергаках, недалеко от озера Светлое, сразу после спуска с перевала Птица. Там кажется, что всё остановилось - время, мысли и даже жизнь, и у тебя есть удивительная возможность посмотреть на мир с совсем иной стороны, не будучи захваченным потоком мелочной суеты, а, абстрагировавшись от целого мира, ощущать себя одновременно и его частью и всё же отдельной душой со своими стремлениями, но которые не противоречат законам этого мира…
Лагерь был разбит на берегу озера. Вечером, собрав всех у костра, Волконский объявил: "Завтра лагерь оставим на этом же месте и сделаем вылазку на местные достопримечательности". Это означало, что их ожидал ещё один день новых впечатлений, но уже без давления тяжёлых рюкзаков. Последнее обстоятельство радовало особенно.
Утро было ясное, что предвещало хорошую погоду, по крайней мере, на первую половину дня. Студенты, собрав всё необходимое для дневного выхода в один небольшой рюкзак, отправились в путь. Сначала поднялись траверсом на небольшой хребет и, спустившись с него с другой стороны, оказались в огромном "цирке", у подножия которого раскинулось озеро Чёрное.
Группа сделала привал у живописного водопада, а Бендер отошёл от остальных и присел на берегу небольшого Чёрного озера. Вода в нём казалась действительно чёрной, вероятно, из-за большой глубины. "Удивительно - подумал Александр - просто озеро смерти". Вокруг водоёма не было никакой растительности, одни лишь голые камни. Бендер наклонился над гладью, но не увидел ничего, кроме своего волнующегося отражения. Он зачерпнул воду рукой, но вода была кристально чиста и прозрачна. "Вот так и в жизни, - решил он - когда зло, очень мелкое, даже мелочное, живёт рядом с нами, мы его не замечаем, или просто не хотим замечать, а когда оно разрастается, собирается в огромную массу, мы видим его, но опять же ничего не делаем, ибо не в состоянии. Надо искоренять зло, когда оно ещё молодо-зелено, иначе вся наша жизнь станет одним таким огромным, зловещим, чёрным озером".
Для выхода из "цирка" выбрали другой перевал, до которого поднимались около часа по огромной морене. Когда туристы спустились, начинало смеркаться. Так получилось, что Александр и ещё четыре человека отстали от группы и в сумерках пошли по неверному пути. Заблудиться в тайге поздним вечером, да ещё когда туман скрывает все ориентиры, ничего не стоит. Пришлось заблудившимся студентам ночевать в негостеприимной тайге без спичек и еды. Бендер лежал, зарывшись в заранее наломанные ветви ели, прижимаясь одним боком к своему соседу, а другой пытаясь закрыть от пронизывающего ветра, и смотрел на небо. Ночное небо было усыпано звездами. Был даже отчётливо виден Млечный Путь, чего в Новосибирске не увидишь. "Удивительна судьба человека, - думал Александр. - Я даже себе и представить не мог, что буду вот так ночевать в тайге под этим звёздным небом. И кто знает, что ожидает нас ещё на нашем жизненном пути, где окажемся мы завтра. Даже только ради этого стоит жить! Нет, я не жалею, что живу, да и глупо жалеть. Но я ещё так мало знаю, так мало понял… Я удивляюсь тем людям, которые живут в обществе и не тяготятся им, они считают, что тот мелочный мир, который их окружает, это и есть реальность, у них даже не возникает сомнений по этому поводу. Поразительно, что людей, которых ещё не тронула плесень мелочных проблем, глупой толпы и беспочвенной иллюзии, можно найти только здесь, в по-настоящему экстремальных условиях. Это люди, которые не согласны с течением жизни там, в городе, которые ищут чего-то нового. Туризм становиться для них отдушиной, помогающей просто выжить в парадоксально глупом мире людей. Но почему же всё так…" На следующее утро заблудившиеся благополучно добрались до лагеря, не спавшие почти всю ночь и не евшие целые сутки, но довольные случившимся приключением, которое останется в их памяти на всю жизнь.

III

Холодно… Воздух очень разрежен, поэтому каждый вдох даётся с трудом. Александр Бендер вышел из палатки в передовом базовом лагере на высоте около семи тысяч километров и взглянул на гордо возвышающуюся, самую великую гору мира - Эверест. Да, дорогие друзья, теперь наш герой по воле судьбы оказался в удивительной стране - в Тибете. С похода на Ергаки прошло целых три года, за которые Бендер очень изменился. Он окончил университет и не знал пока, куда ему податься с его специальностью, а денег на осуществление мечты не хватало. Также он окончательно и бесповоротно разочаровался в жизни, и лишь походы помогали ему хоть как-то держаться на плаву. За эти три года он ни на шаг не приблизился к осуществлению своей мечты и не смог своим умом дойти до решения глобальных проблем, которые его мучили. Словом, три года прошли практически впустую и принесли только разочарование. Но сегодня, впервые за долгое время он был доволен тем, что они отважились на восхождение в такой опасный период - период муссонов в Тибете, и что сегодня наконец-то наступил долгожданный перерыв, и хорошей погоды хватит на восхождение и спуск.
Александр сел на священную землю Тибета и задумался: "Жизнь идёт всё дальше и дальше, мне ещё… или уже? двадцать три года, и я так устал жить, так устал. Я не создан для существования в обществе, мне стало это понятно очень давно, но и уйти от него, похоже, невозможно. Я презираю людей, и многие отвечают мне взаимностью, глупо их винить за это. Но всё же я не вижу смысла в своём настоящем существовании и ставлю перед собой лишь недалеко идущие цели. Например, сейчас хочу подняться на самую высокую гору Земли. Допустим, мне будет позволено это сделать, но что же дальше? Снова вернуться в глупый, мелочный мир, когда теперь мне там делать точно нечего? Уж лучше остаться где-нибудь в Тибете…"
Из всей группы, которая собиралась подняться на вершину, а она состояла из пяти человек, трое не вынесли долгого нахождения на большой высоте, и состояние их здоровья оставляло желать лучшего. Так как перерыва в муссоне ждали очень долго, было принято решение сделать попытку восхождения группы из двух человек - Бендера и Волконского.
Собрав всё самое необходимое, двоё друзей отправились на штурм. Первый отрезок пути давался достаточно легко, может ещё и поэтому, Александр не чувствовал, что поднимается по высочайшей горе мира, и смотрел на всё с каким-то пренебрежением. Алексей же с благоговением во взгляде и в каждом движении, наслаждался каждым моментом пребывания в этом удивительном месте.
Перед началом Северной стены сделали продолжительный привал. "Я всегда был выше и вне того мира, который остался где-то внизу - пронеслось в голове у Бендера - и теперь я выше, чем когда-либо. Я ухожу из этого мира и надеюсь вернуться, многое осознав и поняв, в противном случае уж лучше не возвращаться…". "Я пойду первым - прервал его размышления жизнерадостный голос Алексея - Не отставай!". И связка из очень близких друг другу людей начала карабкаться по Северной стене Эвереста, впиваясь в неё ледорубами и "кошками".
Через некоторое время было решено сделать привал на одном уступе, защищённом от пронизывающего ветра. Александр, увлёкшись восхождением и прислушиваясь к своим ощущениям, не заметил, что поднимается прямо под огромный снежный карниз, нависающий с уступа, на котором уже стоял Волконский, прошедший по другому пути. Пытаясь обойти нависающий снег, Бендер суетливыми движениями ледорубов спровоцировал сход карниза, который как по маслу понёсся вниз, увлекая за собой Александра. Волконского же сильнейшим рывком сбросило с уступа, но он удержался, и, впившись ледорубами и "кошками" в лёд, пытался удержать несчастного друга. Когда перестали сыпаться ледяные осколки, а сильный ветер унёс поднявшийся снег, Алексей увидел лишь оборванный конец верёвки, вяло болтавшийся на несколько метров ниже него.
Так оборвалась жизнь Александра Бендера, человека, который, к сожалению, не смог найти своё место в мире и прожил бессмысленную для него, беспорядочную и очень трудную жизнь, полную хаотичного поиска истины и движения по неверному пути.

К.Е.Медведев

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100