Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Can't connect to sql server. Reason: Can't create a new thread (errno 35); if you are not out of available memory, you can consult the manual for a possible OS-dependent bug
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


9 видов горы Эльбрус с 25.07 по 5.08.2003

Автор - Ирина Дорохина (Ростов-на-Дону)

Вид 1.
Зачем вообще ты туда смотришь?

Эль-брус. Ну да, что-то связанное с пивом. И брусом. Деревом, то есть. Выпьешь крепко - в глазах двоится. Видишь две макушки? Как у кого?! У Эльбруса! Во-во.
Издалека 3-летней давности и цивильной высоты горного трамвайчика Эльбрус, помню, представлялся э-э-э-самцом с 2-мя…. Подойдя в этом году поближе, вдруг рассмотрела, что это - ОНА. Огромная мать, самка, лежащая на спине; груди вздымаются вверх. Широкобокая. Милостивая. Немилостивая. Молила ее все 7 дней до подъема, чтобы позволила прижаться к ее левой груди. Чтобы позволила подняться хотя бы в ложбинку между грудями. Не повернулась бы с боку на бок, пока мы бы там карабкались, как котята. Не раздавила бы нас с хрустом, не заметив в снежной шерсти. Кто ее знает, какой у нее нрав? Кто знает, кем /чем нужно быть, чтобы прийтись ей по нраву? Чтобы допустила к сокровенному месту. Чтобы напоила. Левая грудь /женская сторона /интуиция / мягкость / мудрость. Левая грудь. Кем нужно быть?
Упертым мастером? Суровым мужчиной? Осторожным зверем? На той высоте уже никто не живет. Нет там ни птиц, ни зверей, ни мух, ни мошек. Живут только человеческие следы да вешки - метровые палочки с красными бантами - указатели тропы. Да и то не долго. Долго только снег да камни.
Но каждый день к груди ее устремляется 200-500 человек. Вот бы спросить у каждого - зачем? Может быть, стало бы понятно?
Хорошо, начнем с малой группы, - с нашей.
Зачем?

Виталик: Это мечта детства. Я просыпался и каждое утро видел его в окне. Мне было 4 года, я жил в Кисловодске. Дал себе слово, что когда-нибудь сюда взойду.

Галина: Все спонтанно. Мой привычный отдых до сей поры - 4-5-звездные отели, океаны, Египет, "все включено". Личная жизнь - нужно было сделать что-то совершенно непривычное. Даже близко не знала, что это такое.

Да-а-а-а, здесь, однако, "все выключено". Так зачем сюда смотреть?

Виктор (голосом босса): Я всю жизнь хожу в горы. Почему же мне не хотеть сюда взойти?

Сережка Литвиненко (горячий пацан 24-х лет): Там та-а-акие "телевизики" случаются - уже ради этого можно топать!

Телевизики - это фиолетовые крокодильчики на зеленом склоне - о них подробней позже.

Ира: Ну-у-у… э-э-э… Вообще мне всегда были интересны люди, поступки, идеи, выходящие за границы ординарных…

В общем-то, мне и самой было не очень понятно, чего туда смотреть. И чему особенно радоваться, если зашел на 5642. А если на 5600, - что, уже не радоваться? А на 4500? Что, уже и жить нельзя?
Теперь, кажется, понимаю. Дошел, прикоснулся рукой, припал к груди, глотнул ледяного молока. Теперь он и я одной крови. Теперь все должно идти по-другому. Эльбрус позволил. Напоил.
Эль-брус.
Эл (тюрк.) - ветер
Брус (тюрк.) - крутить
Аль борс (иранск.) - высокая гора
Ял-буз (грузинск.) - грива снега

Эльбрус. Спящий вулкан. Застывшая рыжая лава вперемежку с базальтом (?), плавленным асфальтом (?) На высоте 3500 и выше - вечные снега и фирновый лед. Восточная вершина - 5621. Это, как говорят, и есть занесенный снегом кратер. Западная вершина - 5642 м. Говорят, это застывшая вулканическая лава.
Так зачем вообще смотреть в ту сторону? Потому что он самый высокий в Европе?


Вид 2.
Или мифы бьются как блюдца

Какой же он высочайший в Европе? Он вообще не в Европе! Это кабардино-балкарцы-то европейцы?! Народ, взросший на баранине и на законе гор?! Ничего себе, Европа! Или он (Эль) рос в Европе, а потом его умыкнули, бросив поперек седла? Азиаты, жадные до самых крупных драгоценностей, женщин и гор?
Да-а-а, Миф 1-й дал трещину… Да, Бог с ним. Я же говорю, все относительно.
Но Литвиненко… Та самая Светлана Николаевна. Организатор. Женщина очень скромных размеров. Мастер спорта по альпинизму. Лучший альпинист России 1996 года (написала бы "альпинистка" - тут же бы подумали, что среди женщин. Нет, черта с два! Среди всех!). Посмотрите, что она делает. Она с улыбкой женщины в кокошнике-с хлебом-солью говорит: "Добро пожаловать на Эльбрус!" Ну как: "Пойдемте за стол, дорогие гости!" Гости кричат: "У-р-р-ра!" - и ломятся к столу, не подозревая, что их зовут не на обед, а на тайную вечерю, все смыслы и реалии которой им откроются позже, после сделанного. Или не сделанного. А пока гости несутся со всех ног, потом идут, тяжело переводя дыхание, потом ползут, вгрызаясь зубами. Некоторые отпадают - "да не очень-то и хотелось!" - и поворачивают прочь от стола. Но самые упрямые и жадные до угощений доходят! На счет 1-2-3 - 3 шага и затяжной вдох, - восстановление дыхания. 1-2-3 - вальс! А ходили ли вы когда-либо, вальсируя? 1-2-3 - тогда вам надо подняться на Эльбрус! 1-2-3 - и всплакнуть там от счастья под темными очками, не снимаемыми ни при каких обстоятельствах. Как не снимают их слепцы. Потому что нечего смотреть во вне - смотри внутрь и, вальсируя, (1-2-3) поднимайся на вершину. На вершину всего - счастья, планов, усилий. 1-2-3. 25 из 49-ти дошли! Вот что потрясает. Что сделала Литвиненко? Она скрыла, разбила миф, что Эльбрус - для избранных. "Пойдемте все!" - сказала она. И 25 дошли. 25 наивных, не знающих, что это… как сказала Лариса (мой инструктор) серьезное восхождение для альпиниста. А кто не дошел? Честно? Наверное те, кто знал/помнил чуть больше. Что этот год был чрезвычайно урожайным на смерти. Что если сбиться с тропы, можно пройти десятки км, и никуда не выйти. Что след какого-то там альпиниста терялся неизвестно где. Нашли только лыжную палку, перчатку, фантики от конфет. Вот и все. А сам где? Может, вознесся?
"Смысл жизни и отношение к смерти на разных возрастных этапах человеческой жизни" - такова тема диссертации Галины, славной женщины, впервые ринувшейся в горы. Как все запущено, а?! Как все сплетено! Устоявшиеся смыслы разбиваются как блюдца. Другие смыслы, засев в мозгу, не дают сделать ни шагу вверх. Или толкают только вперед. Вон, Маришку скосила горняшка. Головная боль, рвота. Наутро вроде лучше. Но… только внизу призналась, что просто сильно испугалась… Эльбрус, случай, удача, страх, забывание страшного, забывание всего - из чего плетется веревка, по которой ты можешь либо вверх - либо вниз?
"Что ты вспоминаешь первое, после того, как все забыл?" ("Розенкранц и Гильденстерн мертвы"). Возможно, это и есть то, на чем ты доходишь. Или не доходишь.


Вид 3.
Существует ли Эльбрус? Пока есть только лагерь

На чем доходишь? На ногах, конечно. Ну, пойдем по порядку. Лагерь. Альплагерь. Крутое название. В альплагере 2 двухэтажных корпуса, одни "цивильные" удобства на всех. Есть еще "другие" удобства - во дворе. Есть еще… Ну, в общем, это все неинтересно.
Живем мы в палатках на территории лагеря. Рядом в таких же палатках - немцы. Среди них есть немец русского происхождения Ромка Штейн. Чудесный дядька 46-ти лет. Всегда улыбающийся. Даже на Эльбрусе, когда всем уже ни до чего. Ну вот, живем мы в палатках - слава богу, только ночуем, - иначе можно с тоски сгинуть. Погода не очень балует - то тучи, то краем солнышко, то дождь, так что каждый день напряженно всматриваемся в то недалекое будущее, в те недалекие 2 дня, когда Эльбрус позволит… или не поз…. Э-хе-хе. Не знаю, как другие,- я просто молюсь "Отче наш… Позволь… Дай нам шанс… плз…" Но это забота о "потом". А сейчас - первый день, прогулка на нарзаны вдоль Адылсу. Легкая, приятная прогулочка, рыжие камни, выдающие источник; нарзанчик - ах, не сравнимый с тем, что стоит на полках магазина. Вот собственно и все. Ночью - страшенный ливень. Галка призналась, что почти плакала, корила себя - "дура! Куда приехала?! Зачем?!"
Кстати, "Адыл" - красивый; "су" - вода, горная река.


Вид 4.
Эльбруса не видно. Видно Кашкаташ

Ледник Кашкатау, как обозначено на карте. Мы идем на его язык.
Тау - горная вершина.
Кашха - лысый, голый.
Таш - камень.
Снизу, из ущелья, он и впрямь похож на камень. Серый с прожилками голубого. По этому голубому знатоки сразу идентифицируют лед; серое - присыпка из камней. Лед лежит в расщелине горы. Ну вот так приблизительно:

Взбираемся часа 2 наверх. Лагерь на 2000. Ледник - около 3000-х.
Надеваем кошки, берем ледорубы. Лед, сверху присыпанный сероватым, в трещинах - ярко-голубой, цвета купороса. Извилистые трещины сходятся тонкими морщинами в узлы и также стремительно разбегаются. О глубине их даже гадать не стоит. Метров 300 точно есть. А то и больше. До самого каменного дна. Учимся ходить в кошках. Склон местами очень крут, градусов 50 (если только мои глаза от страха не соврали). Мы шуруем по этому склону, как мухи по стенке. Кошки, не смотря на не столь длинные коготки (см 4), держат великолепно.
И еще один миф разбился: Спускаясь по грунтовому склону я привыкла ставить ногу поперек - так устойчивей. На льду же чем наглее ты поворачиваешься к склону, тем устойчивей твое положение. Чем бесцеремоннее впечатываешь шаг вдоль склона, тем тверже стоишь на ногах. Очень странно, почти нереально. А Лариса все подбадривает: "Увереннее! Увереннее!" Лариса - золото. Лучший инструктор в мире. Потом она учит прыгать через трещины. Выбираем неширокие, см 70. Спрашиваю, как отличить трещины, через которые можно прыгать, от тех, которые обвалятся? Никто не дает ответа. Зато тут же начинается шквал историй, типа: прыгнул-провалился-насилу вытащили. Все истории, слава богу, со счастливым концом.
Пока прыгали, с меня упали очки. Спрыгнули и покатились себе плавненько. "Держи, держи!" - Поздно - говорю, хотя очки еще не скрылись из поля зрения. Хоть и кошки на ногах, а до ловкости настоящей кошки я еще не доросла. Очки - нырь в трещину. Лариса: "Та-а-ак, сейчас еще походим, а потом достанем твои очки". Ну,…я мысленно с ними попрощалась. Ладно, обойдусь как-нибудь. Но Лариса… обвязывается веревкой и лезет в трещину. Двое опытных ее страхуют. Я стою, открыв рот, смотрю как работают мастера. Ларисы уже не видно. Только слышно: "Отдай метр! Крепи теперь! На себя возьми!" Елы-палы, мне даже к краю трещины подойти страшно! Минут через 10 появляется Лариса с очками. Говорит: "А страшно было!" Еще бы - быть зажатой в коридоре из ледяных стен. Народ спрашивает: "Крутые очки хоть?" "Теперь крутые!" - отвечаю.


Вид 5.
(28-29-30 июля)
Да где же этот Эльбрус?
Или ВЦСПС, Андырчи и Курмычи

Нет-нет, это не ругательство. И не заклинание. Хотя о заклинании на погоду здесь мечтали все. Объясняется все просто и мудро: ВЦСПС, Андырчи и Курмычи - это наши этапы акклиматизации к Эльбрусу. Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов - во как. Это перевал, 3700. Его изначального имени наверное уже никто не помнит. Ну как у улицы Ленина. Это навека. "ВЦСПС" мы расшифровывали дня три. Серега Литвиненко, кстати, сказал, что тот самый ледник Кашкаташ с местного наречия означает "хобот слона". Лариса тут же его подняла на смех: "Это с какого-такого местного?! Местные тут и не слышали о слонах, а тем более о хоботах! Может, с местного альпинистского?" Так что, ВЦСПС, также с местного альпинистского означает "спасибо, отцы-аксакалы партии родной, за то, что отпустили в горы!" Итак, ВЦСПС.

Ындырчи - греметь.
Курум - сажа, пыль.
Ачи - горький.
Ну, не знаю, больше ничего объяснительного не нашлось.

Шагаем вверх, в лоб зеленой горы. Круто так, что, поднимаясь метров на 5 по вертикали, уже не видишь тех, кто снизу. Через 20 минут подъема Виталик лезет за камерой в рюкзак - рюкзак срывается и летит вниз. Крики "Рюкзак! Рюкзак!" Такая махина врежет - мало не покажется. И все же это лучше, чем летящий с высоты, хоть и небольшой камень. Это уже серьезно. Летящий сверху камень называют "чемоданом". Чемодан без ручки - вылетит, не поймаешь. Когда кричат "камень" - надо бросать все и прижиматься к стене. Ну или к чему там можно прижаться. Спрашивать "Где?", всматриваться вдаль - непозволительная роскошь - можно остаться без зубов, а то и без головы. Яна рассказывала историю, как в пещере на веревках спускали рюкзаки; один из них развязался, и оттуда вылетела банка кильки. "Килька!" крикнул кто-то вместо привычного "камень!" Другой "кто-то" повернулся полюбопытствовать, где же эта килька, и злополучная банка тут же влетела бедолаге по зубам, соответственно выбив какое-то их количество. Отсюда мораль: не любопытствуй в горах - здоровее будешь.
Еще в горах бывают такие… почти вертикальные, гладкие следы от проскальзывающих ног. Метра на 2 следы. Их называют лифтами. По ним хорошо спускаться. Но мы пока поднимаемся. Ползем верх. Начинаем с веселенького, густо поросшего травой и цветами, склона. Лезем вверх временными партиями 45-60 мин. Отдыхаем 15-25. Вспоминаются все слышанные когда-то горные премудрости: ставь ногу почти под себя (т.е. делай очень маленькие шажки; найди такой плавный, пусть и медленный, темп движения, чтобы избежать усталости в течение очень длительного времени. (Моя мечта - бегать также комфортно, как ходить - вот для нее испытательный полигон.) Поднимаемся в течение часов 4-5-ти. Зеленые заросли становятся скромнее и ниже. Цветочные стебли укорачиваются до 5-6 см. Прошли несколько валунов с табличками памяти. Какие-то совсем молодые ребята. Еще выше. Уже и травы не осталось. Камни только. Камни роскошные - кварц со всякими художественными прожилками. Наконец, на очередном плече горы видим людей, разбивающих палатки - пришли к промежуточной ночевке. Здесь грунта, как такового, нет, поэтому палатки приваливают камнями. Вообще, палаточный городок очень напоминает развалины Танаиса: каменные стенки вокруг палаток, каменные очаги, защищающие огонь от порывов ветра.
Облака - под нами. Ледник, на который мы взбирались давеча, далеко внизу. И поверх облаков зависла в воздухе макушка Эльбруса. Видим его впервые за это время.
Падаем спать в осени; просыпаемся - в суровой зиме! Палатку за ночь засыпало снегом, тент прилепило к основанию. А Маришка всю ночь удивлялась - кто ее толкал с той стороны в бок, и почему становилось все теснее и теснее.
Не смотря на непогоду продолжаем идти вверх, на Андырчи. Там на макушке, в туре (горка из камней, указывающая тропу) находим металлическую банку с вложенной запиской. Здесь перечислены последние покорители Андырчи, зашедшие перед нами. Записку надо спустить в лагерь, а на ее место положить свою, новую, с перечисленными счастливыми нами и зафиксированной датой и временем. Записки здесь снимают каждые 1,5 -2 часа, но это не уменьшает нашего ликования. В нашем арсенале вершина 1-а!
Вниз-вниз-вниз. Спускаемся из зимы в лето за 2,5 часа. Да здравствует солнце и пиво! Ура!


Вид 6.
(1-2-3 августа)
Собственно и есть вид на Эльбрус

Эль-брус. Что-то связанное с пивом.
Молюсь о погоде - только бы дала шанс. Двухголовый, умоляю! Центр притяжения всех предыдущих 10-ти дней; точка, ради которой мы здесь, на 4500. На 4500 уже никто не живет. В том числе и мы. Соображалка не соображает. Все делается на автопилоте. Поглощение ужина сопровождается навязчивым желанием продышаться и отдохнуть от этого занятия.
Правда, до ужина мы еще карабкались вверх от канатки до своего промежуточного лагеря (часа 4), а потом били ледорубами в снегу площадочки под палаточки. Потом топили на газе снег. Воды на Эльбрусе полно. Но в виде снега. Чтобы получить 3 литра кипятка, надо начерпать 4 раза по 3 литра снега и затратить 1,5 часа на его превращение в горячую воду. Такова Эльбрусская арифметика. Арифметика здесь вообще очень специальная. Здесь нужно хорошо уметь считать до 20-ти. Проходишь 20 шагов - и 2 раза по 20 отдыхаешь, восстанавливаешься. Двадцатеричная система счисления. Ходишь при этом не резво, а медленно и плавно, без единого лишнего движения, дабы не тратить лишний кислород. Как водолаз в глубоководном костюме. Или глубокий старик. Репетиция собственной старости. Жизнь, помноженная на 20. 38х20 - да мне, как по Библии, 760 лет!
2-го ночью просыпаемся в 2 часа. Литвиненко командует сбор. К 3:30 выбираемся из палаток. Батюшки, поглядите - красота-то какая! Народ, стоящий ниже нас, начал движение в 12 ночи. Все идут с фонариками. Вереница гномов с огоньками тянется откуда-то снизу, из-под ног, вверх, к самой макушке знакомого двухголового силуэта. Сверху все накрыто звездным горшком-небом, отражающим все огоньки многократно. Звезды висят килограмма по 3 каждая. Не выдерживая своего веса, падают, оставляя после себя зеленоватый след.
Гномы идут медленно, почти в полном молчании. Справа по ходу в небе затаился огромный темный дракон. Старается не выдать свое присутствие ни движением, ни огнем. Дракон висит в этой точке до самого рассвета, пока восходящее солнце не обнаруживает в нем облако, снизу рыжее, сверху сизое. Становится светло. Гномы гасят огни. Они по-прежнему идут вверх. Но рельеф никак не изменился за это время. Вот макушки - казалось бы рукой подать. Вот вгрызающиеся вереницы кошек. Вот в снегу ряд проколов-следов ледорубов. Вот согнутые в сторону очередного шага тела. Но ощущения приближения к вершине все равно нет.
Это не жестокие галлюцинации - таков пейзаж. Хотя мысли и впрямь легко перетекает от реальности к полуснам. На такой высоте (при нехватке кислорода) сознание выбрасывает на поверхность сонмы замысловатых образов, которые уютно существовали до того в его глубине. Сереге все мерещились какие-то фиолетовые крокодилы - "телевизики". А меня убаюкивали теплые волны любви, и голова кружилась вслед за кружением какого-то пальмового листа. (Стоп! Откуда там пальмы?! Тоже мне, пампасы нашлись!) Больше всего боялась заснуть в этих "пампасах".
Когда дошла до середины седловины, спустился туман. Облако налезло на макушку. Хуже всего, что не видно никого ни впереди, ни позади. Только метров 5 вытоптанного снега перед собой. Не по себе, однако. Хотя знаю, что тут сотни-сотни народу. Вдруг навстречу из тумана выплывают Лена с Аней. Дошли до седловины и решили вернуться вниз. Говорят, что не обладают такими сильными амбициями, чтобы непременно на макушку… Хватит, мол, седловины. Уходят вниз, в туман. Надо было бы их остановить. Но эта мысль приходит много позже, уже внизу. Там и не мелькнуло. Говорили мне, между прочим, что горняшка проявляется и в полном отсутствии каких-либо желаний. То есть, забыл, зачем сюда шел. Почти дошел до вершины, да повернул обратно.
Двинулась дальше. Дошла до седловины, свалилась на рюкзак, проспала ровно 0,5 часа. Просыпаюсь - как новенькая! Было, помню точно, 11:25. Ни следа усталости. Туман ветром сдуло, солнце светит во всю, и вот она - драгоценная вершина - рукой подать. Рукой - не рукой, а час-пятнадцать времени потребовалось, чтобы дойти до окончательной макушки. Окончательная макушка - такой, извините, пупырек на огромном "футбольном" поле. Но до того "поля" надо было идти еще 2 крутых подъема. А наверху, конечно, уже счастье. Всплакнула под очками - позволил-таки дойти…
На макушке веселье и гвалт: "Простите, как пройти в библиотеку?!" Это самая распространенная альпинистская шутка. Или: "Такси! Такси на Дубровку заказывали?" Половина физиономий прикрыта белыми марлевыми масками (от обгара). Своих от не своих отличаешь только по голосу. Но любишь всех!

Так выглядит примерно половина народа на Эльбрусе: шапка, марлевая маска с дыркой для рта и глаз, сверху - очки. Ни рода, ни пола, ни племени - ничего опознать нельзя!

12:45. Съев льдинку с самой макушки, покрутив головой во все стороны Европы и Азии, начинаю спускаться вниз. Рядом стартует какой-то немец. На лыжах. Да как красиво фланирует, гад! - как будто он на высоте 2000.
Вниз, конечно, не вверх; но сил переставлять ноги совсем уже не осталось. Сажусь на попу, и помогая себе ледорубом, качусь по накатанной колее до самого лагеря. Путь подъема, пройденный за 10 часов, преодолеваю за 1,5! И это несмотря на ухудшающиеся погодные условия - туман (опять село облако), снег и легкую метель. Горделивые австрийцы вначале озираются (видимо, боятся насмешливых взглядов - ах, достоинство превыше всего!), потом тоже падают на попы и несутся по склону вниз. Поп-слей - чисто эльбрусовское развлечение - произвело на меня одно из самых сильных впечатлений в этом сезоне!
Доехав до палатки, имела только 2 мысли:
1) Воды!
2) Спать!

Вид 7.
Финальный

Ну все. Вот история и рассказана. Все остальное - завершение - уже не так важно и интересно. Спуск вниз на следующий день. Манты, шорпа, вино. Накрывающие (коротко) приступы счастья, тут же отходящие, как облака. Ну, не дошло еще. Что это было. Что это будет.


Вид 8.
Топовый
Или самые популярные анекдоты в альплагере в этом сезоне

1. Апостол Павел и Апостол Петр играют в кости. Бросает Павел - выпадает 11. Бросает Петр - выпадает 12. Подходит Иисус, бросает, - выпадает 13. Павел и Петр хором: "Без чудес, Господи! Под деньги же играем!"

2. Альпинист собирается в горы. Тибет, наверное. Просит у Ламы благословения. "Зачем тебе?" - спрашивает Лама. "Посмотреть красоты, себя испытать", - отвечает альпинист. Лама благословляет. Альпинист лезет на немыслимые высоты, садится на макушке. Тут же рядом материализуется Лама. "Не, ну красоты - понятно", - говорит он, - "я вот только не понял, зачем тело-то с собой тащить?!"


Вид 9.
Приватный

Могу. И Мир соглашается и сопутствует.


Эльбрус. Базовый лагерь

Перевал ВЦСПС, вид на МНР

Эльбрус. Уже близко

На вершине Эльбруса

Вид с Эльбруса

 

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100