Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Если Лух оказался вдруг...

Автор - Станислав Афонский (г. Кстово)

Рек под названием Лух среди туристов известно три: Лух белый, Лух чёрный и Лух - просто Лух, впадающий в Клязьму. Наибольшей популяроностью для сплава пользуется именно этот Лух. Обычно он гостеприимно и радушно принимает туристов - водников из Москвы, Владимира, Ярославля, многих других городов России и, конечно, из Нижнего Новгорода. Обычно… Этот июльский поход 2004 года оказался из ряда вон.

"Бочка мёда" или река - друг
Пришло время летних путешествий. Из рюкзаков извлекаются заветные "паруса Крузенштерна", подлатываются там, где это необходимо, приводятся в походную готовность. Если в холодрыгу зимних вечеров летний маршрут не намечен, то к этому увлекательному занятию приступают непосредственно перед походом. При условии, что все материально и технически доступные реки пройдены неоднократно вдоль, а некоторые и поперёк. В конце концов выбрали ту, по которой уже ходили в прошлом году: очень уж хороша речка.
"Лу-ух!" - выдохнул кто-то возле ночного костра. "У-ух - ух - ух" - таинственно отозвалось из чёрной глубины лесной чащи. Эхо… Или филин. Или нечто иное…Места-то сказочные… Лух. Не слишком извилистое русло, пышно декорируемое разнообразием деревьев. Леса вокруг, леса… Первые три дня похода лиственные и не очень художественно привлекательные. Зато, как принято говорить, царство птиц. Перед носами байдарок не очень-то и испуганно, но торжественно поднимаются на широких крыльях цапли. Стаями. Штук по пять - десять. Множество уток стремительно прочерчивают небо в разных направлениях. У потенциальных охотников автоматически прищуривается левый глаз - скоро открытие охоты… Чайки - во множестве неисчислимом. Где-то на берегу - база орнитологов. Выставлен аншлаг: "Зона покоя: проход байдаркам закрыт". Чем закрыт - не видно. Куда идти - не указано. Результат: "просвистываем" мимо запретов по набранной инерции и оказываемся в… незнакомом месте. В прошлом году такого не припоминается. Огромный простор озера с заливами и заводями, и неведом дальнейший путь. Слегка поплутав, выбираемся на "фарватер". Загребая вёслами густую воду среди плоских листьев кувшинок, вдруг замечаю нечто фантастическое: здоровенных размеров, сантиметров пятнадцать в окружности, животное, похожее на зелёного паука сплошь в твёрдом панцире. Образина нагло лезет на борт моей байдарки с неизвестной целью, возможно, пиратской. Никогда прежде таких образчиков животного мира в наших лесах не видывал. Не желая иметь с подозрительной тварью ничего общего, спихиваю её веслом в воду.
Туристская фауна реки представлена множеством людей разнообразных возрастов от и до. Вот на берегу пятеро ветеранов лет по семьдесят каждому, не менее. На вопрос "как дела" следует бодрый ответ: "Лучше всех!" Средства сплава "фауны" многолики: различных систем байдарки, плоты деревянные и надувные, резиновые лодки с маленькими игрушечными вёслами. На берегу - комфортные, с точки зрения туриста, стоянки со столиками, скамеечками, навесами от дождя и солнца, мягкие ковры из трав и мхов, песочек, султаны молодых сосенок…
Нет нужды описывать прелести и качества мёда, поскольку мы упомянули его в названии части статьи, они и без того известны. Так же известны и достоинства похода по лесной речке: красота и покой лесов, овладевающие человеком, как бы он ни был взвинчен цивилизацией и бытом. На том и порешим, перейдя к части второй, драматической, где цивилизация самым коварным образом вторгается в царство природы…

"Ложка дёгтя" или друг становится врагом
"Атланты держат небо на каменных руках!" - лихо неслось над рекой сквозь истерические вопли грома и рёв ливня, бичующего под острым углом землю и всё, что на ней находится. Песню пели туристы, державшие над головой то, что в тот момент заменяло им и небо, и крышу - тент. Захваченные резко хлынувшим из тучи водопадом, они не успели добежать до своих палаток и единственным их шансом остаться более или менее сухими оставалось полотно, натянутое над костром.. Его-то шквальный ветер и старался вырвать из рук остервенело и настойчиво.
Каждый день этого похода начинался и заканчивался угрожающим рычанием грозы, словно тигрицы, притаившейся в той или иной части горизонта. Затем она прыгала и принималась с каким-то целенаправленным ожесточением измываться над всем, что попадалось на её пути. "Радовало" и разнообразие осадков: ливень водопадообразный, просто сильный, умеренно сильный, дождь потокоподобный, дождь проливной, моросящий или нечто, похожее на водяную пыль… Впрочем, не тот турист, кто в солнышко, а кто и в дождичек: осадками туриста не очень то смутишь. Хуже другое.
Началось с того, что все удобные места для сбора байдарок возле старинного села Мыт оказались затопленными водой. Уровень воды после и во время сверхобильных дождей был близок к паводку. Это и предполагалось перед походом, но не вызывало беспокойства. Даже наоборот: чем больше воды - тем меньше коряг. Но больше большего выглядело уже чересчур. После поисков и расспросов местных жителей водитель вывел автобус к реке и остановился на территории… кладбища. В данное время оно же, с прелестным видом на могилки, было и пляжем для местных красавиц, ни дать ни взять русалок. Убедившись, что "русалки" - не потусторонние призраки, а реальные женщины с привлекательными формами, приступили к сборке своих байд. Собрали свои корабли. Сварили первый обед. По вполне понятной причине задерживаться не стали, загрузились, взяли вёсла в руки и "сделали ноги".
На поверхности воды под солнцем сразу же обнаружилась тускло поблескивающая какая-то странная тонкая плёнка… В прошлом году ничего подобного не наблюдалось. Не было её и неделю назад, как сказали жители села. Нефть, бензин? Откуда - на лесной-то речке в таком количестве? Понюхали, пощупали… Характерного запаха нет. Нечто маслянистое… В воздухе веет чем-то затхлым, похожим на болотный аромат… Так и подумалось: болото. Вода, мол, высокая - болота залило - вот с них и тянет. Ну, болота - это не страшно. Подумали и забыли - других забот полно: вечереет, а со стоянками в этой части Луха большой "напряг". На следующий день удивили птицы. Чайки плотными многочисленными стаями суматошно носились над водой, кричали скрипуче и протяжно. Цапли странно вразнобой махали крыльями, ведя себя очень не солидно для своих размеров и характеров. Заметно было, что стаи концентрируются над определёнными участками реки…
Вдруг начала попадаться дохлая рыба. Почему-то чаще щуки. Наконец, на одной из стоянок - совершенно невероятное, но очевидное, зрелище. Две щуки средних размеров медленно подплыли к нашим байдаркам, причаленным к берегу, а затем и к нашим ногам. Но не с плотоядной и агрессивной целью. Безбоязненно гладя на нас бессмысленными глазами, хищницы задумчиво жевали…травку. Что побудило закоренелых живоглотов впасть в вегетарианство выяснить не удалось: рыбы хранили немоту, не отвечая на вопросы. При попытке изловить щуки резко метнулись к основному течению реки и… так же стремительно, почти панически, повернули обратно - туда, где вода застоялась. Выставив головы, пастями хватали воздух. Вскоре одна из них забилась, начала выпрыгивать из воды, словно хотела избавиться от неё навеки… Затем обе исчезли. Появилась стая мальков. Эти тоже выставили головы из воды, разевая ротики… На берегу, в траве, несколько тушек карасей, ёршик… Выбросились на берег, самоубийцы? Стало немного не по себе. Зловещую картину дополняли почерневшие листья и цветы кувшинок, лилий. Подумалось: сгнили. От чего бы ещё почернеть? Кто-то глубокомысленно предположил: наверное, от избытка воды… Водные растения - "от избытка воды"… Оригинально даже для гения. Заторможено вели себя и обычно неуловимые ящерицы: давали себя поймать и даже "позировали" перед объективами фотоаппаратов… Вскоре оба верных "Зенита" по непостижимым причинам вышли из строя, разрядились только что заряженные аккумуляторы видеокамеры и подохли комары… Правда, последнее удовольствие длилось не долго.
Поход, между тем, продолжался. Со всеми своими туристскими прибамбасами. Всё так же готовили еду - в той же речной воде и варили: где же ещё на реке воду брать? А по ней уже кроме плёнки плывёт какая-то гнусного вида пена, какие-то ошмётки. Ну, бывает - ливни же каждый день: чай, с берега чего-то наносит… А от еды исходит тошный запашок и "повара" клянутся, что они тут ни при чём. А из желудка отрыгивается тем же запашком и некие иные части организма проявляют излишнюю активность… Но и такое в походах случается - эка невидаль… Группа не придавала этим явлениям никакого значения.
Пятый день похода. Стоянка у моста возле посёлка Талинцы. Неподалеку от нас встаёт на обед и пополнение продуктов группа от областного Нижегородского турклуба. От них получаем информацию, благоприобретённую ими от местных жителей: где-то выше по течению после сильнейшего ливня прорвало дамбу искусственного водоёма, в котором отстаивались какие-то отходы какого-то производства и вся эта бяка интенсивно потекла в реку. Кишечной палочки в Лухе стало больше, чем молекул воды - пить её и купаться в ней категорически нельзя… После сего грозного сообщения кое-кто, по извечной русской привычке, сомнамбулически полез купаться, включая автора сих строк… Более благоразумный народ в обеих группах призадумался: что делать? Самый здравомыслящий, руководитель тургруппы от областного турклуба, бросился к телефону сообщать начальству о ситуации. Начальство реагирует мгновенно: завтра утренним автобусом группу перебрасывают на Клязьму. Бывалые "саксаулы" - водники нашей группы при этом известии переглядываются: в Клязьме вода и в обычные годы грязнее нынешней грязи в Лухе настолько, что её уже предлагали переименовать в Клизьму…
Как бы то ни было, но с турклубом определились. Нужно определяться и нам. Вариантов не богато: либо сходить с маршрута, либо его продолжать. Принимается мужественное: продолжать и довести до конца - где наша не пропадала. Воду, так и быть, пить, поскольку без воды и ни туды и ни сюды. Какую? Мокрую и сырую. Но чистую. Где взять? В колодцах. Во что?.. Вопрос, касающийся тринадцати человек и не на один день. Пошли по миру. Настреляли у мира, по дворам, 120 (сто двадцать) пустых пластиковых бутылок. Налили в них около двухсот литров воды, да ещё несколько канистр добавили. Распределили по байдаркам, повезли с собой. Запасов хватило на три дня, потом пришлось их периодически пополнять. Однажды за пополнением трижды ходили за три километра, в один конец, от стоянки на реке до ближайшего колодца. Небывалый, наверное, случай в истории водного туризма: от воды за водой ходить…
Самочувствие группы, в целом, сохранилось бодрым и походоспособным. В частности же у автора повествования "ни с того ни с сего" внезапно в течение минуты взлетела высоченная температура, затряс озноб и начисто пропал аппетит. На два дня. Голодный, с горячей головой и холодными руками, он сидел в штормовке с поднятым капюшоном у костра под жарким солнышком и дрожал… Надо полагать - результат его самонадеянности на "абсолютную непробиваемость" для инфекций. Какая-то, наиболее зловредная, пробилась. Да ещё у одного-двух живот "схватило", со всеми вытекающими оттуда с реактивной силой последствиями… А так - ничего. Через три дня организм инфицированного восстановил свои нормальные функции, вернул способность к еде. Поход возобновился, как ни в чём ни бывало.
От аборигенов поступили уточнения к имеющейся информации. Плотину, действительно, где-то прорвало, говорят. Поток воды, по слухам, был настолько велик, что ближайшую деревню затопило по окна, будто бы. Но никаких, мол, вредных веществ в водоёме не имелось - неоткуда им там взяться. Просто, дескать, вода, разлившись, захватила с собой, где могла, всякие химикаты, выгребные ямы, навоз и прочую пакость, и понесла с собой неповторимым букетом. Отравленный поток продолжался около двух недель. Но в населённых пунктах, расположенных по течению ниже посёлка Талинцы, никаких предупреждений не слыхивали, ни о каких отравлениях реки не знали, купались дети, полоскали бельё… Но была и плёнка на поверхности воды, и странный запах, и дохлая рыба, и спятившие щуки. А стаи, оказывается, вились над заливами, в которые бросилась рыба, спасаясь от несущейся по родной стихии отраве. Птицы хватали несчастную, не целясь. Местные жители сачками начерпывали её в мешки. Кому беда - кому добыча. Кувшинки и трава в воде почернели не от собственной гнили, а от наплыва какой-то чёрной маслянистой жижи. Почти белые дюралевые вёсла в местах соприкосновения с водой приобрели красивый золотисто-охряный цвет, как после анодирования. Остаются такими по сей день. Борта байдарок там, куда на них капала с вёсел вода, порыжели…
Так и осталось неизвестным, что содержалось в воде речки Лух после ливней в десятых числах июля 2004 года, что пили люди, в чём купались и какие могут быть последствия для внутренностей: ведь даже металл изменил свой цвет. Собирались взять в пакет обильную грязную пену с поверхности реки, для анализа, да как-то не собрались.
И, под занавес... Последний день похода. Возле нашей стоянки на противоположном берегу устроили свой бивак обитатели большого комфортабельного пассажирского двухпалубного плота с сидениями и навесом от дождя и солнца: семья с детьми. Взаимные приветствия, обмен мнениями. На вопрос как обеспечивали себя питьевой водой, последовал удивлённый ответ: из реки, естественно, а что? Как это - "а что": отравленная ведь! "Да ну?" - искренне изумилась семья. - "А мы уже две с половиной недели пьём её…" Немая сцена.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100