Главная страница 
Карта сервера 
Архив 
Поиск 

Новости 
Мероприятия 
Обучение 
Конкурсы 
Проекты 

Водный туризм 
Горный туризм 
Лыжный туризм 
Путешествия 
Фотогалерея 
 Творчество 

Попутчики 
Снаряжение 
Магазины 
Питание 
Медицина 
Законы 
Книги 
Карты 

Ссылки 
Энциклопедия 
Словарь 

Форумы 
Фидо 

О сервере 
Реклама 
Спонсорам 





Поиск tourism.at.ru
По серверу:      
   
По Интернету:
   
Подписка на рассылку
"Экстремальный туризм"
  
Примите участие!
 "Вещебаза" - база отзывов, вопросов и ответов по снаряжению
 Каталог магазинов туристского снаряжения
 Каталог ссылок
 "Энциклопедия туристов"
 "Скиталец.маркет" - интернет-рынок туристского снаряжения
 "Скиталец.термин" - интерактивный словарь туристских терминов
 "Большая книга" - создание печатного сборника описаний водных маршрутов
 Биржа некоммерческих туристских инициатив

Места там ягодные...

Таежная быль

Автор -
В. Юрьев

Опубликовано в газете "Лесохимик Усть-Илима" от 28 января 1994 г.

ОТ АВТОРА: Этот случай произошел в июле прошлого года. За достоверность фактов ручаюсь. Но по просьбе очевидцев этого происшествия и по этическим соображениям имена людей я изменил.

Вот уже десять лет как инженер целлюлозного завода Антон В. берет отпуск в одно и то же время - осенью, в октябре, и на месяц, а то и более, уходит в тайгу на промысел пушного зверя.
По договору с местным коопзверопромхозом ему, охотнику-любителю, выделены угодья в несколько квадратных километров, расположенные в северо-восточном направлении от Усть-Илимска, за рекой Ката. Дорога в эти места пробита, но еще не обустроена и проходима для легкового транспорта лишь в засушливую погоду и в зимнее время. Так что каждый сезон, для Антона начинается с решения главной проблемы - как заехать, завезти, а потом занести до места охоты снаряжение и продукты. По окончании промысла опять несколько дней уходит на выход и выезд из тайги.
Но это к слову о таежной романтике, сдобренной обильным потом и траченными нервами.
Труд охотника - отнюдь не безопасное занятие, особенно в зимней тайге, потому многие добытчики пушнины предпочитают охотиться на пару, а то и втроем. В последние несколько сезонов Антон промышлял вместе с Виктором С., работником ЦЗ, и Сергеем 3., водителем лесотранспортного предприятия, чьи угодья граничили с его участком. "Родственные души", они составили, в общем-то, работоспособную бригаду и не заря тратили свои отпуска на выслеживание белки и соболя. Во всяком случае, свои договорные обязательства перед коопзверопромхозом выполняли исправно.
Летом прошлого года, обсуждая планы на предстоящий сезон, друзья-охотники прикинули, а почему бы попутно не заняться на участке биотехническими мероприятиями, как, и положено охотникам - арендаторам угодий. Задумали устроить солонцы для крупного зверя. Так сказать, в порядке гуманитарной помощи.
Такова уж природа оленей и сохатых, большие они любители соли, хоть каждый день подавай солененького, и если где обнаружат такое лакомство, то наведываются туда регулярно. Конечно, в таких случаях шансы охотника на фарт повышаются значительно, но при соответствующем умении и опыте, разумеется.
Обсудив намеченное предприятие, напарники решили не затягивать дело и поскорее отправиться в тайгу, как только Виктор отремонтирует свой мотоцикл, тем более что погода вот уже несколько недель держалась сухая, и состояние дороги наверняка позволяло вплотную подъехать к охотучастку. Наметили, сначала проверить, не изменился ли из-за лесных пожаров маршрут миграционного хода лосей, которых охотники наблюдали в одном и том же месте на протяжении нескольких лет. Если не изменился, то договорились, что в следующие выходные поедут в угодья со всем необходимым для устройства солонцов...
Теперь можно только предполагать, почему Виктор, не известив напарников, решил отправиться на разведку сохатых один, без товарищей. Было это в конце июля, в воскресенье. Выехал ориентировочно в двенадцать часов дня. Родных предупредил, что у него есть отгул, вернется в понедельник, выйдет на работу во вторник. Одному из своих приятелей (назовем его Валерий) мимоходом сообщил, что едет за Кату, на охотучасток, за ягодой - красная смородина вовсю поспевала в то время...
В понедельник Виктор дома не появился. Прождав ночь, утром его жена позвонила на завод: Виктора нет, может быть, он, задержавшись в дороге, сразу из леса приехал на работу. Однако там тоже его не видели и ничего не знали, где он.
Родственники забеспокоились. Жена связалась по телефону с приятелем Виктора. Так, мол, и так уехал в лес и до сих пор не вернулся. Валерий знал приблизительно то место, куда отправился Виктор, даже возил лес когда-то поблизости от этого участка.
Успокоив, как мог женщину (поломка мотоцикла, скверная дорога), Валерий собрался на выручку, пригласив с собой товарища.
Доехав до предполагаемого района, друзья повстречали рабочих, заготовляющих неподалеку древесину. Опросили, не видели ли они мотоциклиста в воскресенье, и куда он направился. Лесорубы ответили, что да, видели, свернул туда-то. Назад, вроде, не возвращался.
Валерий ехал в указанном направлении до тех пор, пока машина не уперлась в завалы старой лесосеки. Побродив по вырубкам, он нашел мотоцикл, а рядом следы медведя.
Куда идти дальше, где искать, Валерий и его друг уже не знали. Надо было возвращаться в город, брать людей, знающих эти места, охотившихся здесь с Виктором...
Антону позвонили поздно вечером во вторник: жена Виктора сообщила, что найден лишь мотоцикл, а что с мужем - неизвестно.
На организацию поисковой группы ушла вся среда. Заказали транспорт, выписали разрешение на оружие, подобрали людей. Поехали вшестером: напарники Виктора по охоте - Сергей, Антон и его сосед, сын потерявшегося и два приятеля, которые нашли мотоцикл.
Добирались на двух машинах - лесовозе и "вахтовке". Доехав до старых вырубок, оставили транспорт, пошли к мотоциклу. Здесь Антон, который, как наиболее опытный и знающий эти места, возглавил поиск, вскоре обнаружил следы от резиновых сапог Виктора, попутно с медвежьими. Следы вели по визирной просеке на восток, где километрах в восьми, по берегам ручья, под щедрым июльским солнцем дозревал обильный урожай красной смородины…
В том, что Виктор направился именно туда, Антон не сомневался. Других таких щедрых мест поблизости не встречалось, да и не зря же он взял с собой горбовик, как называют сибиряки вместительную, удобную емкость из лёгкого металла или бересты для сбора ягод и грибов.
Была также твердая уверенность, что Виктор пошел к своей цели именно по визирной просеке - так удобнее и увереннее. Тут надо пояснить, что вся тайга поделена на кварталы, границы которых обозначены узкими просеками, визирами, а углы - столбиками с цифровыми обозначениями кварталов, пикетами, расположенными между собой на расстоянии двух километров с запада на восток и четырех - с юга на север. Бывалые таежники обычно увязывают свои маршруты с визирами, и когда бывает нужно спрямить дорогу или избежать риска заблудиться, ориентируются по этим просекам. Вот и в угодьях наших охотников визир стал как бы основной привязкой во время промысла и на летнем сборе ягод. Зимовья срублены тоже с учетом главной "трассы" участка, недалеко и выйти на них проще.
Чтобы не сомневаться и не возвращаться, Антон предложил проверить по пути все зимовья - возможно покалеченный или больной Виктор отлеживается в одном из них. Свернули к одному зимовью, другому. Никаких свежих следов - сюда Виктор не заходил.
Значит, предположили охотники, он направился к третьему, самому дальнему зимовью, что находится рядом с ягодными местами. Но добраться туда можно разными путями - по визирной просеке или, сократив расстояние, прямиком по тайге. Поэтому, пройдя еще несколько километров и ничего не обнаружив, группа разделилась надвое. Антон, его сосед по дому Владислав и сын Виктора продолжали путь по просеке, остальные во главе с Сергеем свернули в лес. Других, более оптимальных маршрутов до ручья Глубокого, чем эти пока не существует.
Давно прорубленная просека терялась местами в густых зарослях молодого осинника. Тогда Антон уходил вперед, а направление корректировал Владислав с помощью компаса.
Километра через два встретилась такая чащоба, что Антону пришлось отклониться на несколько метров от визирного курса. Ладно, подумал, дальше легче будет. Подумал так, повернул голову, осмотрелся и вдруг увидел...
Тайга в прошлое лето, как все помнят, горела много и часто, но тех мест, где искали Виктора, бедствие, к счастью, миновало, и Антона, конечно, привлек след от, несомненно, недавнего, свежего загорания.
Огонь приполз оттуда, из-за густого кустарника, пожрал, что встретилось на пути, да и сдох сам по себе. Однако сам по себе он возникнуть не мог. Горящая спичка, не затушенный костер, тлеющая сигарета - вот что могло быть причиной пожара, небольшого, локального, и с участием человека.
Свернули на пожарища. Прошли немного, Антон остановился, пристально оглядываясь вперед. Там что-то белело.
Как он потом рассказывал, ему вначале показалось, что это череп крупного сохатого, добела обработанного временем и мелкими лесными зверушками. Пригляделся внимательнее: горбовик!
Здесь мне надо бы обратиться за консультацией к специалисту в области телепатии, передачи мыслей на расстоянии. Произошел феномен, подтвердить могут несколько свидетелей необычного явления, виновниками которого стали Антон и Сергей.
Они же, как я говорил, оказались в разных группах поиска и находились, когда Антон увидел горбовик, километрах я трех друг от друга. Так вот, едва Антон увидел блестящий предмет и определил, что это горбовик, Сергей закричал: "Горбовик! Он где-то здесь недалеко, я должен его увидеть".
Увидеть-то увидел, но только потом, когда группы соединились вместе. Вот и гадают теперь охотники: или у Антона в голове заработал уникальный передатчик мыслей, или Сергей приобрел редкие способности их приема. А возможно - тревожная ситуация, напряженные нервы многократно усилили не совсем обычные способности людей. Подойдя поближе к горбовику, Антон невольно вскрикнул, оцепенев от ужаса увиденного. В середине пепелища лежал на спине труп человека. Сын Виктора бросился к нему, упал на колени, плечи его затряслись от рыданий.
Да, это был Виктор, обезображенный огнем почти до неузнаваемости. Лишь маленький обгоревший клочок рубашки сохранился на груди. Руки и ноги согнуты в суставах - так бывает, как потом пояснил медэксперт, когда сухожилия стягиваются от высокой температуры. Рядом нож, помятый котелок, согнутая эмалированная кружка, разорвавшаяся банка тушенки... Обследовав местность, нетронутую пожаром, Антон вновь обнаружил следы большого медведя.
Когда группы соединились, решили ничего не трогать, оставить все как есть и вернуться к машинам, к дороге.
По пути делали пометки, затесы на деревьях, чтобы потом точно выйти к месту трагедии. Пришли часов в одиннадцать ночи. Водитель лесовоза и сын Виктора сразу же поехали в город сообщить куда надо.
Вернулись они утром, в семь часов. С ними, на "Жигулях", прибыли работники милиции, прокуратуры, медицинский эксперт, всего пять человек. Без промедления пошли к месту происшествия. Антон и его товарищи прихватили с собой носилки - надо выносить труп...
Когда с формальностями было покончено, медэксперт, осмотрев тело Виктора, указал на причину его смерти: на правой стороне головы, в височной части, была рана, оставленная медвежьими когтями. Такой же след могучей лапы зверя врач обнаружил на правом боку мертвого человека. Позже анатомическое обследование подтвердило правильность первоначальных выводов медика: удар по голове был смертельным.
Несколько часов ушло на вынос тела из тайги. Носилки несли вчетвером. Июльская жара, огонь и время сделали свое дело. Запах, мухи... Особенно тяжело пришлось идущим сзади. Выдерживали буквально минуты, менялись местами.
Донесли до дороги, пристроили носилки на лесовозе, закрепили. "Вахтовка" ехала впереди, за ней лесовоз, в метрах пятидесяти, но и на таком расстоянии до людей доходил запах погибшего, обгоревшего человека. Все молчали, уставшие и подавленные таежной трагедией. Каждый, наверное, "прокручивал" в уме свою версию гибели Виктора. Теперь, спустя полгода, когда эмоции давно уступили место логическим предположениям, Антон представляет ход последнего свидания Виктора с тайгой в следующей последовательности:
- К нашему кварталу, по моим подсчетам, он подъехал часов в пять. Поставил мотоцикл, спрятал аккумулятор и шлем (нашли мы потом, осенью) и пошел на восток по визирной просеке, поспешая, видимо, засветло добраться до нашего дальнего зимовья, и это километров восемь. Здесь, на ручье Глубоком, хорошо уродилась красная смородина.
Пройдя, пять километров, Виктор решил передохнуть, да и перекусить, следовало, считай, весь день в дороге. Выглядел полянку, насобирал дров, развел костер, достал из горбовика нехитрую походную снедь, котелок, кружку. Вытащил нож, чтобы вскрыть тушенку, и тут на него сзади обрушился страшный удар...
Виктор, вроде, опытный таежник, забыл, видимо одно золотое правило охотника: если остановился передохнуть, то садись лицом вперед туда, откуда пришел. Медведь начал скрадывать его, как только он вошел в тайгу, и когда человек склонился над костром, напал на него. Редкий случай, конечно, когда такая убийственная агрессивность проявляется в летнее время. Думаю, что зверь пришел в наши угодья издалека, спасаясь от пожаров и людей, которые его ранили. Вот и отомстил, выместил свою злобу на первом попавшемся человеке. Убил и ушел куда-то. Мы охотились там этой осенью, следов не видели.
Хоть и редеет наша тайга, беднеет, но нет-нет, да и напомнит, что может преподнести сюрпризы, подобные нашему случаю. Отношения и правила здесь особые, и если происходит их нарушение, то возникают условия для несчастья, что и произошло там за речкой Катой, где места ягодные.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



© "Скиталец", 2001-2004.
© Дизайн: Илья Слепцов, 2000-2004.
© Верстка: Илья Слепцов, 2000-2004.
© Программирование: Виктор Полозов, Петр Газарян, 2002-2004.