Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


"Озеро"

Автор - Сергей Чертопруд (Москва)

Посвящается всем, с кем
побывал в этом сказочном месте
Автор

Михаил познакомился с Ольгой еще весной, когда на майские праздники его друзья устроили традиционную прогулку по лесам Смоленской области. В этот поход попали все желающие: те, кто был готов прожить трое суток в палатке без горячего душа и компьютера, преодолевать в день по двадцать километров по проселочной дороге, а по вечерам горланить песни у костра. Вот такой тест для новичков - тех, кто решил в середине лета сходить в пеший поход на Алтай.
Организатор будущего серьезного трехнедельного мероприятия Боб, профессиональный фотограф и турист - любитель, в процессе "прогулки" внимательно присматривался к потенциальным членам команды…
Для тех же, кто ходил с ним уже не первый год, майские праздники стали прекрасной возможностью вспомнить незабываемые ощущения: тяжесть рюкзака за спиной, жесткая постель на пенке, однообразная пища и все прочее, что отпугивает большинство городских жителей от подобного времяпрепровождения.
Михаил тоже не расставался с фотокамерой… Хотя для него фотосъемка - только одно из множества хобби. Деньги же он зарабатывал, создавая сайты в Инете. А такие вот походы стали своеобразным способом перехода из "виртуальной" в лесную или горную реальность, где только ты и дикая природа. Регулярные прогулки в мир, где нет следов цивилизации - один из секретов его успеха в цифровом пространстве современных информационных технологий.
Ольге же просто захотелось новых впечатлений в однообразной и рутинной жизни менеджера по персоналу крупной российской компании.
Тогда они даже толком не пообщались…
У "творца виртуальных миров" была подруга, вернее, знакомая, которая тоже захотела узнать, что такое походы. Девушка постоянно тусовалась на различных бардовских мероприятиях, в период отдыха от занятий юриспруденцией путешествовала по России и Европе, а этой весной захотела пройтись пешком. Были они знакомы уже год, но ничего серьезного за это время между ними так и не возникло. Просто им комфортно было находиться вместе…
А Ольга провела все дни похода со своей коллегой по работе - большой любительницей путешествий на байдарках и катамаранах. Туристка-водница пообещала подруге массу новых и приятных ощущений.
Он тогда тратил все свободное время на общение с друзьями, фотосессии, пение под гитару, заготовку дров.
Она же, очарованная нетронутой красотой нехоженых лесов, пламенем костра, общим опьяняющим весельем компании, просто не заметила его…
Сейчас уже сложно сказать, кто придумал в самом конце октября посетить Бобровое озеро. Большинство любителей летних походов уже упаковали свои рюкзаки и спальники до следующей весны. Поклонники зимних прогулок с нетерпением ждали первого снега. Поэтому желающих набралось человек семь. Двое из них по разным причинам остались в столице. Поэтому в переполненном вагоне электрички Михаил обнаружил только четверых. У всех - большие рюкзаки и резиновые сапоги. Когда он пришел, то все места на жестких деревянных скамейках были заняты. Всю дорогу он простоял около тамбура, рассеянно глядя на мелькавшую за окном покрытую сединой инея траву и потускневшие золотистые наряды деревьев. Природа скорбела о тех, кто уже не встретит весну….
На небольшой станции они торопливо выскочили на покрытую тонким слоем льда платформу и, подхваченные толпой, медленно двинулись к спуску на землю. Огромная глубокая лужа у подножья разбитой бетонной лесенки затормозила и так медленное движение пассажиров. Сколько раз он бывал в провинциальных городах, но так и не смог привыкнуть к неспешному образу жизни местных жителей.
Когда скопление народа незаметно растворилось, они остались впятером на привокзальной площади. Михаил с интересом посмотрел на спутников. Леха, который организовал этот поход, поспешил представить ему остальных:
- Это - Елена Владимировна, наш руководитель - кивок головой в сторону женщины среднего возраста, - я про нее говорил. - Это - Михаил, - уважительный взгляд на начальницу. Леха считал ее своим первым наставником в сфере туризма. Снова взгляд на Михаила, - а остальных ты знаешь.
- Тебя и Петра да, а..., - он с интересом и оценивающе, как фотограф на фотомодель, взглянул на девушку, задержав взгляд чуть дольше, что предписывают правила приличия, - Помню, что мы вместе ходили на майские, - кажется, Ольга?
- Угадал, - кокетливо улыбнулась она, - а тебя тогда Майклом звали?
- Можешь и сейчас меня так называть. Я привык. Мы ведь обычно везде вместе с Михой ходим. Надо же как-то различать нас при общении… Если бы не простуда, то и он был бы с нами сейчас, - с грустью добавил он.
- Через пятнадцать минут уходим. Кому что нужно купить - вот там ларек. По дороге будет еще пара магазинов, но лучше все сейчас. Я пойду узнаю расписание, - распорядилась Елена Владимировна, и, привалив свой рюкзак к стволу дерева, уверенно зашагала к зданию.
Михаил чуть растерянно посмотрел ей вслед. То, что поход будет необычным, он понял, когда изучил "раскладку". Сырая картошка, пачка сливочного масла, свеклы, луковицы - странный набор для обеда в лесу. Обычно они брали с собой в походы по Подмосковью супы в пакетиках, вермишель, тушенку и картошку - этого хватало. Хотя один раз, когда пошел с одной компанией за клюквой в Тверскую область, то ребята взяли с собой кочан капусты, помидоры и огурцы - традиция у них такая, на "выходе" делать салат. Там-то понятно, а здесь? Но Елена Владимировна, как утверждал Леха, была одним из самых опытных инструкторов городского турклуба.
Следом за ней отправились парни - на поиски батареек для фонарика. Ольга тоже куда-то убежала. Минут пять он наблюдал за вороной, которая развлекалась с пакетиком из-под сока. Та подхватывала его клювом, вертела головой, роняла на грязную землю, снова подхватывала... Даже успел сделать пару кадров. Девушка появилась так же внезапно, как и исчезла. Улыбнулась ему:
- Снимаешь?
- Да, только освещение не очень, небо затянуто. Хотя должен вытянуть… Интересно, кто первый придет? - он с интересом посмотрел на собеседницу, - У Петра есть странная привычка теряться. Если помнишь, то тогда, на майские праздники, он тихо исчез на вокзале… А вы-то раньше билеты брали, - вспомнил он и начал рассказ. - Стоим втроем - я, Миха и Петр. Он первый. Мы взяли, повернулись, а его уже нет. Начали на сотовый названивать. Никто трубку не снимает. Потом выяснилось, что он "мобилу" дома оставил. Мы по залу начали метаться. А народу много. Потом Миха предложил на платформу выйти. Электричка уже скоро уйдет. У нас ведь палатки, каны и практически вся еда. Впрыгнули мы в предпоследний вагон, к вам пробиваемся. Поезд уже тронулся. Думаем: все, уже не будет с нами Петра. Пробиваемся через последний межвагонный переход, и - вот он, Петр, сидит и улыбается!
- Сейчас такого не будет, - назидательно заявила Ольга, - Елена Владимировна еще в электричке намекнула, что главное в походе - это дисциплина.
- Посмотрим. А насчет дисциплины - это верно. Когда месяц назад мы вместе с Михой в поход ходили - решили одно красивое место посмотреть - нам одного часа не хватило, чтобы до него добежать. И все из-за того, что вечером он забыл назначить время подъема. Вот мы и проснулись в районе часа дня. Почти успели. У нас был выбор - добежать до последнего автобуса или до этого места. В первом случае сорок километров, оставшиеся до железнодорожной станции, мы бы ехали, а во втором - топали пешком. Понятно, что выбрали первый вариант.
- А чего ж вы так поздно встали? - удивилась она.
- В субботу долго шли. Только часов в девять вечера решили встать на стоянку. А там дорога, склон метров пятнадцать и в низине речка протекает. А вокруг нее джунгли из деревьев и кустарника. Пока нашли место для стоянки, пока дрова собрали, палатки впихнули. Спать легли после полуночи. Даже песен особо не пели.
В это время вернулись Петро с Лехой, обсуждая дешевизну батареек в местном магазине. А через пару минут появилась и Елена Владимировна. Оглядев группу, поинтересовалась:
- Все готовы? Тогда пошли. Идти предстоит долго.
Прогулка по городку напоминала экскурсию по павильону киностудии. Деревянные заборы из некрашеного штакетника, двухэтажные старые запущенные дома, белье, вывешенное на просушку во дворе, старые редкие автомобили… Они вышли на центральную площадь. Магазин "Продукты" с немытыми витринами; сверкающий свежей краской ларек с традиционным набором товаров народного потребления (пиво, чипсы, шоколадки, газированная вода), рядом с ним - аптека.
Город закончился незаметно. Куда-то исчезли деревянные домики, а их место заняли заросли кустов, которые стеной тянулись вдоль трассы. Изредка им попадались пустые лесовозы. Михаил, идя рядом с Ольгой, рассказывал ей туристские байки. Надо было чем-то заняться в пути. Фотографировать при таком освещении и быстром темпе движения сложно, а присоединяться к беседе Елены Владимировны с Лехой ему не очень-то хотелось. А "трезвонить" с Петром на вечную тему о компьютерах и "софте" - этих дискуссий ему хватало на работе.
Была и еще одна причина, из-за которой он выбрал роль писателя-сатирика (большинство историй он сочинял на ходу). Вечером ожидало распределение по палаткам, и если будет такая возможность, то он предпочел бы оказаться под одной крышей с девушкой, а не кем-то из парней. Хотелось создать ощущение романтики и красоты… К тому же для этого был и еще один веский повод - Леха храпел. А когда в ночные завывания осеннего ветра врывались такие звуки, то все возможности для единения с природой исчезали.
Они прошли по металлическому мосту, мельком посмотрев на ходу на бурную речку, что бурлила внизу, и подошли к развилке.
- Нам налево, - объявила Елена Владимировна и добавила, - цивилизация закончилась. - Здесь до Великой Отечественной войны было много деревень, потом тут находилась польская армия, которая в 1944 году вместе с советскими войсками освобождала страну. А местных жителей куда-то переселили. Но от того времени осталось множество дорог. Часть из них заросла, другими пользуются сейчас. В этой местности ведь находится несколько охотхозяйств, - и внезапно завершила свой монолог: - Если кто хочет, надевайте сапоги. Дальше грязно и мокро будет.
Пока Ольга обувалась в элегантные зеленые сапожки, Михаил прошелся чуть вперед. Можно пройти и в обычной обуви (высокие армейские ботинки - прим. авт.) - решил он. Точно так же подумал и Петр, сообщив окружающим, что с собой вместо сапог он взял нижнюю часть гидрокостюма - штаны. Вот только наденет их, когда станет совсем сыро, а до этого будет бежать в кроссовках. А вот Леха надел утепленные резиновые сапоги.
- Все готовы? - прозвучали уже ставшие привычными слова, и руководительница похода ловко пристроила свой рюкзак на спину. Следом за ней эту процедуру, правда, чуть неуклюже, проделали и остальные участники.
Разбитая тракторами дорога пересекала вскопанные поля. Толстые куски за границей трассы напоминали обломки бетонных плит. Идти по их твердым промороженным ребрам было приятнее, чем по мягкой грязи трассы, поэтому Михаил предпочел перемещаться по обочине. Ольга последовала за ним, но ей пришлось сосредоточить все внимание на удержании равновесия. Поэтому он решил не отвлекать ее. Леха тоже молчал. А вот Петр и Елена Владимировна о чем-то оживленно беседовали, вырвавшись вперед и, казалось, совсем позабыли об остальных.
Минут через десять они достигли леса: перейдя невидимую черту, неожиданно для себя попали в сосновый бор. Высокие стройные деревья, внизу все засыпано тонким аккуратным слоем длинных иголок, ни одного лежащего ствола или стоящей "сушины" (высохшее дерево - прим. авт.) и дорога, убегающая вперед. Периодически им встречались съедобные грибы. Хотя Михаил не знал их названия, но был уверен, что это не поганки. Идти стало значительно проще, и он сообщил Ольге:
- Знаешь, когда мы с Михой поехали в Хибины в первый раз, то грибов там было немерено. Начали их собирать, потом выяснилось, что половина из них в пищу не употребляют. Это я потом в умной книжке прочел. А тогда, - он вздохнул, вспомнив, как питались ими постоянно, - собирали все подряд, кроме мухоморов и поганок. Как видишь, живы остались. А что мы тогда ели - до сих пор никто не знает.
- Я тоже люблю грибы собирать на даче. Они у нас прямо за забором растут, - ответила Ольга. Они на пару метров отстали от остальных. За разговорами они не заметили, что пришло время очередного привала.
Место для обеда, по мнению Михаила, было выбрано не самое удачное. Они спустились с насыпи, по которой шла тропинка, вниз и, пройдя метров пять, остановились посреди поляны. Чахлые березки и невысокие ели окружали их. Почва под ногами пружинила. Впереди темнело озерцо с темной водой.
- Круглое - торфяного происхождения, - объявила Елена Владимировна и добавила, - Воду из него можно пить даже в сыром виде, хотя, конечно, лучше кипятить. Есть предложение пообедать. Время - двенадцать часов. Какие будут мнения?
- Можно, - согласился Михаил. Из-за того, что с утра он не успел полноценно позавтракать - ограничился парой бутербродов с сыром, сейчас уже очень хотелось есть. Остальные, как выяснилось, тоже не страдали отсутствием аппетита.
Руководительница распределила обязанности, назначив дежурными Михаила и Ольгу. Он не возражал против такого варианта. Хуже всего заниматься завтраком, когда приходится раньше всех вылезать из уютной палатки, разводить огонь, идти за водой, а потом медитативно помешивать в кане то, что предстоит съесть еще сонным товарищам. Вечером тоже заниматься стряпней грустно. Все заняты установкой палаток, хотя дрова помогут собрать, но остальное - на дежурных. А сейчас - вся группа активно включилась в процесс. Пока Петро с Лехой отправились на поиск "сушин", дежурные попытались пробиться к воде. Идти пришлось по уложенным кем-то жердям. Шаг в сторону гарантировал погружение в торфяник по щиколотку или глубже. Это не смертельно, но неприятно.
Место для водозабора было "оборудовано" парой валунов. Ольга опрометчиво шагнула на один из них и чуть не упала в воду, с трудом удержав равновесие. Михаил успел ухватить ее за руку, запоздало предупредив:
- Здесь может быть глубоко, так что давай уж лучше я.
- Спасибо, я справлюсь, - чуть обиженно ответила девушка.
- Ребят, осторожнее, - услышали они запоздалое предупреждение Елены Владимировны, которая в это время пыталась развести костер и на какое-то время ослабила бдительность.
Когда они вернулись к месту стоянки, то пламя так и не разгорелось. Виною тому было отсутствие ветра, сырость от воды и попытки обойтись без "сидушки". Понаблюдав минут пять за мучениями руководительницы, Михаил молча начал махать "сидушкой". Через какое-то время огонь начал лениво лизать тонкие ветки.
- Здесь всегда так, с первой попытки никогда не разгорается, место такое - низина, -объяснила группе инструктор и распорядилась, - Оль, начинайте резать овощи. Потом потушите их в масле в крышке канна, а вы Леша, доставайте половину ваших яблок - они пойдут в компот.
Обед получился царским, из трех блюд. Салат, борщ и компот. Устроившись на стволе лежащей полусгнившей березы, они начали неторопливо есть, одновременно ведя философские беседы. Михаил в дискуссии не участвовал. Он глядел на темную неподвижную гладь озера, серое небо, лес на противоположной стороне и вспоминал Хибины, куда ездил вместе с друзьями в августе. "Наверно, сейчас там уже выпал снег. Надо будет в следующем сезоне съездить поснимать там золотую осень. Говорят, зрелище фантастическое. Странно, почему никто еще этим не занимался. Ведь, если повезет с погодой, то снимки можно будет выставлять на выставках, в Инете, да и специализированные журналы не откажутся. Надо будет реализовать этот проект".
После того, как все пообедали, Елена Владимировна объявила двадцатиминутную готовность. Ребята оперативно вымыли посуду, упаковали ее в рюкзаки, погасили костер и ровно в назначенное время были готовы двигаться дальше.
Лесные набитые тропы периодически превращались в накатанные дороги, потом в очищенные от поросли просеки, и снова в широкие тропы. Пару раз они пересекали заболоченные участки. Михаил успел на ходу сделать несколько снимков. Внезапно они выскочили на поляну и остановились.
- А теперь - самое интересное, - сообщил Леха, - впереди - речка Нерка. Нас ожидает болото. В прошлом году мы его часа два форсировали в брод. Вода была выше колен. Так что лучше вооружиться палками.
Михаил еще по дороге подобрал шест. Его он и вручил Ольге. Сам обходился и так, не без основания гордясь своим вестибулярным аппаратом. Елена Владимировна тоже запаслась "дрыном". И хотя она помнила, где под водой скрыты доски и бревна моста, но до него еще нужно было добраться. Она сделала пару осторожных шагов, затем расстегнула поясной ремень своего рюкзака и посоветовала то же самое сделать остальным.
Внезапно Михаил вспомнил, как в Хибинах во время дождя одна из девушек свалилась с трубы в горный ручей. Глубина там была приличная - по пояс. Течение быстрое. Понятно, что рюкзак был "намертво" прикреплен к спине. Ну и что, поднырнула под трубу, а потом ее вытащили. Она даже испугаться толком не успела. Пришлось, правда, тут же поставить одну из палаток, вторую решили не мочить. В течение полутора суток сидеть в ней вчетвером, хотя она и была рассчитана производителями на троих. Все это время лил дождь, бушевали ветер и гроза. Потом - марш-бросок на станцию. До поезда оставалась еще полтора дня, и последнюю ночь они провели в зале ожидания вокзала… "Купальщица" наотрез отказалась жить еще одну ночь на свежем воздухе, даже в сухой палатке.
А в последний день они развивали свой кругозор. Сначала экскурсия по городу, потом посещение Ботанического сада (единственного в мире, что расположен за Полярным Кругом). Вид растений и монотонный рассказ гида усыпил Михаила. Поэтому половину экспонатов он увидел только в Москве, когда рассматривал фотографии сделанные другом.
Его размышления прервало появление на их пути серьезного препятствия - полуразрушенного моста. Часть бревен исчезла, а остальные покрылись тонкой корочкой льда и шатались - связывающая их проволока расшаталась. Да и глубина реки в этом месте была приличной. Падать в воду никому не хотелось.
Первой пошла Елена Владимировна. Ребята с напряжением смотрели ей вслед и облегченно вздохнули, когда она достигла противоположного берега. Затем наступила очередь Петра. Он легко пробежал в своих белых кроссовках по бревнам, словно только этим и занимался всю жизнь. Леха двигался осторожно, замирая после каждого шага и прощупывая дорогу перед собой длинной палкой. Ольга с тревогой посматривала вперед. Михаил молча скинул свой рюкзак, предварительно выбрав место посуше. Затем шагнул к девушке и приказал:
- Снимай, пойдешь так. Я перенесу.
- Но я..., - начала она.
- Здесь не очень хорошее место для стоянки, если кто-то искупается. Да и вода холодная, - мягко произнес он, помогая ей избавиться от ноши, - пошли вместе.
- Это как? - удивилась Ольга.
- Я иду первым, боком, с палкой. А ты - как обычно. Это единственный известный мне способ обеспечить надежную страховку. У меня - три точки опоры. Мы так в горах переходили через горные ручьи и по "живым" камням, где это было необходимо.
- Давай, - легко согласилась девушка, хотя она и не знала, что его друзья - туристы - "горники" для выработки командного духа и чувства равновесия часто практиковали специфичное упражнение: человек пять двигалось по тонкому бревну, расположенному на высоте до полуметра от земли. Глаза у всех "пешеходов" закрыты. Михаил тоже часто участвовал в этой "забаве". Главное - чувствовать партнера и полностью доверять ему, а также аккуратно страховать. Ведь срыв одного приводит к падению всей группы.
Он бережно, но крепко обхватил ее нежную ладошку своей рукой, привыкшей сжимать не только компьютерную "мышку", но и рукоятку ледоруба, и спросил:
- Готова? Главное, смотри только на бревна перед собой.
- Да, пошли.
Остальные участники группы с интересом наблюдали за происходящим. Елена Владимировна наверняка знала множество других способов преодоления этого места, но такой способ использовался в первый раз. Петр расположился около воды, чтобы в случае чего помочь переходящим выбраться на берег. Леха готов был посоветовать, куда ставить ногу и где мельче.
Михаил уверенно шагнул на бревна, сделал первый шаг, потом второй. Девушка приблизилась к нему.
- Двигаемся в таком режиме: я перемещаюсь вперед, фиксирую свое положение. Потом двигаешься ты. Затем снова я...
- Давай, - согласилась она. Естественный страх упасть в реку куда-то исчез. Приятно было ощущать руку, на которую можно опереться.
Потом Михаил перенес оба рюкзака. И вся группа, отдохнув минуть десять, двинулась дальше. Снова тропы сменялись дорогами и просеками. Пару раз им попадались охотничьи вышки - платформы из бревен, расположенные на трехметровой высоте и кормушки для лосей - там лежали куски хлеба и соли. А еще они вспугнули тетерева, и Михаил очень жалел, что фотоаппарат был в кофре.
На подходах к озеру им начали встречаться ручьи, перекрытые бобровыми плотинами. Внезапно вековой лес закончился, и они остановились на границе огромного заболоченного участка, заросшего небольшими деревцами. Площадка, где они остановились, была оборудована всем необходимым для стоянки. Кострище, два огромных бревна, запас дров.
- Можно здесь остановиться, - сообщила Елена Владимировна, - или попробуем добраться до озера?
- А это далеко? - спросил Леха, - мы в прошлый раз в другом месте заходили на него.
- Километр до воды, ну и еще немного вдоль берега. Я не знаю, сможем ли мы здесь пройти. Вода, по всей видимости, поднялась.
- Давайте попробуем, - предложила молчавшая до этого Ольга. Интуитивно она поняла, что все зависит от нее. Ведь в группе она - самое "слабое звено". И дело даже в проблеме сложности перехода через реку, а в том, что она уже устала за полдня марш-бросков. Хотя Лехе тоже было не легче, но он сознательно скрывал свое состояние. И дело было не только в мужском самолюбии, но и в единственной фразе, которую он говорил всем потенциальным участникам: "Елена Владимировна просила передать: желательно, чтобы пошли только опытные туристы". Сам он подразумевал под этим определением умение развести костер, приготовить обед, добыть дрова и т.п. В июне, когда все его друзья под руководством Боба совершили трехдневный семидесятикилометровый марш-бросок по Подмосковью, Алексей в одиночку провел неделю в лесной избушке в Белоруссии. Из благ цивилизации там было только электричество. А сейчас выяснилось, что здесь требуется просто быть "лосем" (человек, способный ломиться вперед, как этот лесной великан - прим. авт.). Сам-то он отнюдь не обладал таким данным качеством. Из-за этого он и не пошел с Бобом и другими участниками майского похода летом на Алтай.
Елена Владимировна тоже шагала уже не так резво, как утром. Михаил шел в том же темпе, что в начале пути. Просто он умел отключаться во время движения. Этому он научился во время тренировок в клубе горного туризма. Раз в неделю там был бег - пятнадцать километров по лесопарку. А вот Петру не требовались никакие психологические ухищрения. Энергия из него и так била неиссякаемым фонтаном.
Последний участок оказался самым трудным. Дело было не только в усталости, накопившейся за день, но и в однообразии подходов. Залитые водой деревянные лестницы, служившие мостами. Островки, заросшие травой. Снова вода. А озера до сих пор не было видно. Когда они, наконец, достигли твердой земли берега, то с радостью скинули рюкзаки.
- Вода в нем целебная, - объявила руководительница, - родникового происхождения. Местные чужих сюда не водят, поэтому вам очень повезло. Существует легенда, что озеро само выбирает, кого подпустить, а кого - нет. Были случаи, когда люди часами, а то и днями бродили по окрестным болотам. Есть и другое предание. Еще до войны, когда деревень здесь было много, местные девушки назначали свидания на берегу этого озера. Считалось, что если человек плохой, или не любит, то не придет. Озеро не пустит. А если благополучно добрался - значит, у этой пары все будет хорошо.
- А на карте оно обозначено? - спросил Петр.
- Да, только дорог нет. А по прямой не пройдешь - топи. Поэтому вот такой сложный маршрут, - ответил Леха, подходя к воде с кружкой.
- А зимой, - продолжал Петр, - ведь все замерзнет.
- Не все, части этих болот даже морозы не страшны. Местные сюда зимой не ходят. Лыжи нужны, да и ночевка в лесу их не радует. Ведь зимой здесь ураганные ветра, да и с дровами проблемы.
Михаил сначала умылся, потом прополоскал во рту, а только затем сделал несколько жадных глотков. Посмотрел на сидящую на рюкзаке Ольгу:
- Ты как?
- Хорошо, - улыбнулась она.
- Воды принести? - предложил он.
- Спасибо, - девушка медленно встала и двинулась к озеру.
Поиски места для стоянки заняли минут тридцать. Они немного прошли вдоль берега, периодически подлезая или перелезая через поваленные деревья.
Поляна, где им предстояло ночевать, отличалась от окружающей местности отсутствием мелких деревьев и крупных кустов. А в остальном - кочки, ямы и другие неровности рельефа, как и везде.
- Сначала ставим палатки, пока окончательно не стемнело, а потом ужин. Дежурят Петр и Алексей, - распорядилась Елена Владимировна, извлекая из своего рюкзака тросик для подвески канов. Михаил не стал выяснять список жильцов каждого "домика", а просто подошел к Ольге и, стараясь оставаться равнодушным, предложил:
- Если хочешь, то можешь у меня ночевать.
- А как же Елена Владимировна? - Ольга знала, что вторая палатка группы была у Лехи. Он как раз сейчас извлекал ее из своего рюкзака. Петр помогал руководительнице натянуть тросик над местом будущего костра.
- У нее есть своя палатка, - авторитетно ответил Михаил. - Когда обсуждали необходимое количество спальных мест, то ее не считали, и она не "подавала" заявки. Да и судя по размеру ее рюкзака, свою "крышу над головой" она несла сама.
- Давай, - просто согласилась девушка, - а сейчас что нужно делать?
- Да ты отдыхай, я сам ее поставлю. Или можешь помочь с сухими ветками для костра. Фонарик есть? А то скоро стемнеет.
- Нет.
- Держи, - он извлек "светильник" из кармана и протянул ей, пояснив, - мой первый инструктор по горному туризму приучил нас к тому, что источник света, спички и нож должны быть всегда при туристе. Просто когда у меня был один из первых лыжных выходов с ночевкой в Подмосковье: в воскресенье вечером мы штурмовали достаточно большой овраг. Смеркалось. Из всей группы работоспособный фонарик оказался только у меня. На дне рюкзака. Пришлось доставать. Группа ждала минут десять. А где-то рядом шумели поезда. С тех пор я далеко его не убираю.
- А как же ты? Ведь скоро станет темно.
- Я могу и в темноте ее поставить. Главное, выбрать место поровнее. А остальное - не проблема.
Михаил действительно оперативно поставил палатку и, главное, под ее дном было не так много кочек и ям. Потом сменил ее у костра, предложив:
- Можешь забросить в палатку свои вещи. Теплую куртку, если есть, оставь у входа, к ночи похолодает. Небо прояснилось. Да и ветер с озера усиливается.
Ужинали они, любуясь лунной дорожкой на тихо колыхающейся поверхности воды. В костре потрескивали дрова. Все молчали, очарованные красотой озера. Наверно, ради этих минут и стоило весь день шагать по болотам и лесным тропам, переходить по шатким мосткам бурные речки. Затем Михаил жестом фокусника извлек небольшую плоскую фляжку с домашним вином. Считая по булькам, разделил ее содержимое на пять кружек и произнес тост:
- За то, что все мы здесь сегодня собрались! За это дело мы тихонечко... - ребята, зная продолжение, приготовились и произнесли хором, - жахнем!
Весело чокнулись и, смакуя каждый глоток, начали пить.
- Опять Михе не досталось, - пошутил производитель напитка и объяснил Лехе, Ольге и Елене Владимировне, - В этом мы вместе праздновали Новый Год. Я притащил бутылку. Сначала ее не заметили, а когда Миха уехал, не будем показывать пальцем кто, нашел ее и...
- Так я не один, - улыбнувшись, ответил Петр, - нас еще трое было. А остальные спали.
Они посидели несколько минут молча.
- Гитару бы сюда, - с грустью произнес Михаил.
- Да я и сам об этом думал, - вздохнул Леха, - но решил, что она не переживет этот "выход" и оставил ее дома.
Они посидели у костра еще минут сорок, а потом начали готовиться ко сну. Ведь руководительница, пообещав подъем в семь утра, уже ушла спать. Первым покинул посиделки Петр, глянув на часы и задумчиво произнеся:
- В городе я раньше часа ночи спать не ложусь. Правда, и встаю поздно. Особенно в будние дни.
-Это я понял, когда позвонил тебе в одиннадцать утра на работу, а тебя еще нет, и мне порекомендовали повторить попытку ближе к обеду, - подтвердил Михаил, а затем обратился к Ольге, - если хочешь, то тоже иди. А я через десять минут после тебя. Хватит тебе времени?
- Да, а фонарик? Он же у меня.
- У костра он мне не потребуется. Когда пойду посмотреть на звезды, то возьму у Лехи, а до палатки и так смогу добраться. Если что-то из теплых вещей не наденешь на себя, то положи рядом с собой. Ночью точно будет холодно. Не май месяц. А то, помню, был я впервые на зимнем "выходе", организованном турклубом "горников". Начало января. Температура минус пять днем. У половины отделения первая зимняя ночевка. Для одной девушки это был первый поход в ее жизни. Вечером инструктор предупредил, чтобы приготовили теплые вещи. У нее был второй или третий свитер. Всю ночь он пролежал в рюкзаке, а девушка так и не смогла заснуть от холода.
- Учту, - ответила Ольга и торопливо отправилась погулять, пока рассказчик не вспомнил очередную поучительную историю. С ним было замечательно, вот только несколько болтлив и самоуверен слишком. На любую ситуацию у него история, как у бравого солдата Швейка...
Он подошел к палатке через пятнадцать минут. Деликатно поинтересовался:
- Можно войти?
- Да, - лаконично ответила она.
В спальник он упаковался за пару минут. Куртку, в которой сидел у костра, аккуратно свернул и положил под голову. Потом лег и потянулся. Мимоходом зафиксировал под боком пару небольших кочек и спросил:
-Тебе как, удобно? Если будешь замерзать, скажи, что-нибудь придумаем.
- Ладно, - она улыбнулась, - пока тепло. Я тебя давно хотела спросить: а ты в походы давно ходишь? Столько всяких историй знаешь…
- Лет пять. Когда в институте третий курс заканчивал, то первый раз решил пойти. Романтики захотелось - костер, песни под гитару... У нас в вузе традиция была - каждый год на майские праздники проводился "турслет". Народу было много, водки еще больше. Подошел к доске объявлений, а там Миха стоит - аспирант с другого факультета. Тоже решил сходить в лес. Так мы и познакомились. Он пошел со своими бывшими однокурсниками, ну и я к ним присоединился. На двоих - его брезентовая палатка. В первый день гуляли по лагерю, а когда пришли на ужин, то нам сказали, что в нашей палатке будет еще девушка. Мы были не против. Вечером отметили Первое мая. После этого и я еще один парень по имени Гарик пошли купаться. Плескались мы минут сорок, пока не пришли его жена и Миха. Вытащили нас из воды. Потом гуляли по лагерю, смотрели фейерверк. Водку пили из горла - кружки остались в лагере, закусывали укропом. Часа в три вернулись назад. Залезли в палатку. Про третьего постояльца мы позабыли. Когда она влезла - не зафиксировал. Проснулся под утро и обнаружил ее отсутствие. Повернул голову и увидел ее в просвете палатки у костра. Она пыталась раздуть огонь. Решил помочь. Вылез. Мы встретили рассвет у костра. Вот она, романтика. Потом она решила накормить меня свежесваренной рисовой кашей. А гречку, что осталась от ужина, кто-то в темноте положил в собачью миску, а потом съел. Кто это был - непонятно, но на дне посудины лежала чья-то ложка....
При этих словах Ольга не выдержала и засмеялась. Минуты через три, успокоившись, она объяснила:
- Я просто представила, как собака ела ложкой кашу!
- Насчет пса не знаю, а вот мне... Никогда нельзя завтракать после хорошей пьянки. Я попробовал. Все было очень культурно… Только после того утра я полгода рис не мог есть. Но это уже детали. Вот так и произошло мое посвящение в туристы. У нас на "выходах" в основном "сухой закон". Это сейчас... А тогда... Народу требовалась еще неделя, чтобы прийти в себя после "турслета". В Москву приехали зеленые, как листья на деревьях.
Они поговорили о чем-то еще. Затем Ольга уснула. Михаил тоже быстро задремал под завывания ветра за стенками палатки. Проснулся он оттого, что соседка заворочалась.
- Замерзла? - участливо спросил он.
- Да, и уснуть не могу. Может от холода, а может потому, что слишком жестко, - призналась она.
- Можешь ко мне прислониться. Кочек здесь меньше, да и теплее будет. Можешь мою куртку взять - будет немного теплее.
- Это хорошая идея - с курткой, - согласилась она.
Минут через пять она возлежала на "перине" из всех мягких вещей, что нашлись в палатке. Ее голова покоилась на его предплечье, а сама она прижалась к нему.
- Ну как? - спросил он.
- Я балдею! - призналась Ольга, погружаясь в пограничное состояние между сном и явью. Через какое-то время уснул и он…
Утро было морозным и ветреным. Михаил первым вылез из уютной палатки, огляделся по сторонам и позавидовал силе воли Елены Владимировны, которая смогла в одиночку не только развести костер, но и приготовить завтрак. Следом появились и остальные обитатели палаток.
Скоростной прием пищи - легкий морозец и усиливающийся ветер не позволили расслабиться, сбор рюкзаков - и через пару часов группа уже быстро шла обратной дорогой вдоль берега. Теперь поваленные деревья они уже аккуратно обходили. Внезапно повалил снег…
- Вот и открытие зимнего сезона, - мрачно пошутил Петр. С утра он надел нижнюю часть гидрокостюма. Кроссовки, успевшие за вчерашний день насквозь пропитаться водой и не просохшие вечером у костра, ему надевать не хотелось. Теперь он, словно амфибия, с легкостью преодолевал любой заболоченный участок на своем пути. А вот остальным приходилось тщательно выбирать то место, на которое можно будет поставить ногу при очередном шаге.
Тем временем снегопад усилился. И теперь резиновые сапоги погружались уже в первый снег. После обеда монотонное движение по лесным дорогам и просекам окончательно вымотало Ольгу. Она, словно зомби, молча двигалась вперед, отстав метров на десять от основной группы. Михаил шел следом за ней и изредка задавал "контрольный" вопрос: "Ты как, еще жива?".
На станцию они пришли под вечер. В небольшом зале ожидания вокзала провели минут сорок. За это время Петр успел снять с себя гидрокостюм, а Елена Владимировна куда-то исчезнуть вместе со своим рюкзаком. Когда сели в электричку, то на ее поиски отправился Леха и тоже исчез. Петр всю дорогу, а ехали два с половиной часа, спал. Дремала и Ольга, положив голову на плечо Михаила.
Идиллию "сонного царства" разрушил своим появлением Леха, который пришел забрать свой рюкзак и предложил всем собраться на "гусятник" - отпраздновать благополучное возвращение. Он даже срок назвал - недели через две в кафе, где они однажды уже отмечали окончание майского "выхода". Все были согласны. Тут же обменялись телефонами.
Ежась от холода и огибая лужи на перроне - в Москве шел дождь - они вышли из теплого и сухого вагона электрички под осенний дождь. Только сейчас стало ясно, что поход закончился, и завтра снова начнутся трудовые будни. Они обязательно еще встретятся, не только на "гусятнике", но и в очередном походе. Ведь тот, кто однажды почувствовал кайф от таких вот прогулок с рюкзаком по лесу или горам, будет снова и снова возвращаться туда.
А Михаил с Ольгой встретились уже через два дня. Просто они поняли, что в ту ночь не успели сказать друг другу что-то важное...

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100