Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Памирский экстрим

Автор - Александр Галькевич (Минск)

Этот поход, относящийся к категории "супер", был совершен несколько лет тому назад. Тем не менее, описываемые события по своему напряжению и пережитым минутам радости и разочарований продолжают жить в воспоминаниях тех, кому посчастливилось в них участвовать. Памир переводится как "крыша мира", так вот, что касается впечатлений, то у всех их было "выше крыши"
Связка р. Муксу - р. Обихингоу продолжает оставаться одной из самых сложных не только на просторах бывшего СССР, но и в мире. Каждая из этих рек классифицируется (при максимальном расходе воды) по международной классификации как высшая категория класса шесть "С". Собранные вместе, с приплюсованным горным переходом третьей категории сложности, они представляют собой маршрут, становящийся крепким орешком для любой группы. Опасностей, сколько их пришлось пережить за 30 дней, многим хватило бы на всю оставшуюся жизнь. Но в этот раз, похоже, с нами был Бог. Достаточно сказать, что Виталий Шишкин, руководивший этим путешествием, несколькими годами позже повел на р. Муксу другую группу. Из того похода, из группы в 12 человек, живыми вернулось только семеро.

Прежде чем добраться до начальной точки нашего маршрута, реки Муксу, нам предстояло проехать от кыргызского города Ош до поселка Дараут-Курган по Памирскому тракту. За плечами у каждого из нас было немало дорог различной красоты и сложности. Это и знаменитый Чуйский тракт на Алтае, дорога Абакан - Кызыл в Саянах, Военно-Грузинская дорога на Кавказе, а вот по Памирскому тракту довелось проехать впервые.
Переночевав в альплагере "Алай", рано утром отправились в путь. Долгое время дорога шла по долине, а затем взметнулась крутым серпантином в горы. Натужно взревел мотор нашего автобуса по кличке "Пазик". Порой казалось, что выйди сейчас из автобуса, без видимых усилий его обгонишь. Несколько раз приходилось останавливаться для того, чтобы дать остыть перегревшемуся двигателю. Дорога, петляя, то поднимает нас к заоблачным высотам, то вновь опускает в долину. Преодолев на пути несколько перевалов, въехали, наконец, в Алайскую долину. Но и здесь быстро двигаться не смогли, мешали отары овец, которых в это время, после стрижки, перегоняли опять на горные пастбища.
Через несколько часов приехали в поселок Дараут-Курган. Наутро, договорившись насчет машины, загружаем груз в ГАЗ-66, и снова - в путь, на этот раз вдоль одного из притоков реки Кызыл-Су к перевалу Терс-Агар, высотой 3613 м.

Первый блин...
Чем ближе мы подъезжали к перевалу, тем величественней становилась панорама Алтын-Мазарских высот. Здесь нам предстояло пересечь границу Кыргызстана и Таджикистана. Все это было очень красиво - пока мы ехали. Стоило только спуститься с кузова автомобиля на грешную землю и взять на плечи "рюкзачки" по 50-55 кг, как сразу красоты природы отошли на второй план. Такой вес рюкзаков обуславливался запасом продуктов на 20 дней пути, а также тем, что приходилось брать с собой не только снаряжение для сплава, но и альпинистское снаряжение для горной части маршрута.
Спуск дался очень нелегко. Это были наши первые шаги в высокогорье, и надо сказать, отнюдь не налегке. Кроме рюкзаков приходилось нести "челноком" еще и две дюралевые рамы для катамаранов. Спуск занял 3 часа, доставив немало хлопот, к тому же Коля Конышев стер пальцы ног, что было для всех малоприятным известием, ведь впереди нас ждал тяжелейший горный переход в долину р. Обихингоу.

По мутной воде Муксу
Следующий день ушел на сборку катамаранов. Виталий Шишкин сходил на метеостанцию Алтын-Мазар и принес малоутешительные вести. С мая месяца здесь, как и во всем Таджикистане, стоит плохая погода, идут дожди. А это значит, что перевал мог быть засыпан снегом, что делало его прохождение еще более сложным и увеличивало опасность схода снежных лавин
Река Муксу, беря свое начало от слияния рек Баландкиик и Сауксай, разливается по долине на многочисленные протоки. Вода цвета кофе с молоком, с взвесью песка. Небольшой вал или "бочка" устраивали нам такую трепку, что с тревогой думалось, что же будет дальше, когда река сольется в одно русло и перегородит нам путь порогами? В первый же день сплава показала свой норов природа. Где-то с 2-х часов дня подул сильный встречный ветер, который значительно замедлял наше продвижение вперед, попутно засыпая глаза мельчайшим кварцевым песком.
Но настоящее знакомство с рекой началось немного ниже, на первых шиверах. Вот где мы впервые почувствовали всю мощь реки. Любой, казалось бы, небольшой вал "размазывал" по катамарану с такой силой, что хотелось сменить спасательный пояс на бронежилет или, как с юмором заметил Саша Боровик, "хотя бы на пару бюстгальтеров на меху". Итак, знакомство с Муксу состоялось.

Продолжение знакомства. Первые пороги и аварии
Уже стартовые пороги Муксу потребовали от всех членов группы предельной мобилизации сил. Ведь здесь начиналась "притирка" экипажей, а делать это на таких сложных препятствиях непросто, да и небезопасно. Тем более что проходить пришлось их как бы дважды. В первый раз нас просто дезориентировала лоция. Начальные пороги мы приняли за пороги "Кара-Сель" и "Скоростной спуск", а оказалось, что это еще у нас впереди. Так или иначе, пришел и их черед. Особенно понравился нам порог "Скоростной спуск", который состоит из нескольких ступеней. В тот день мы прошли только часть порога и все по милости "матушки"-природы. Пошел дождь, и одновременно поднялся ураганный ветер, который буквально "сдувал" наши катамараны. Такого никому из нас еще не приходилось видеть, чтобы груженый катамаран весом около тонны с экипажем из шести человек, в поте лица работавших веслами, преспокойно гнало против течения. И это при скорости реки 15 -18 км/час(!). Если бы не был свидетелем этого, никогда бы не поверил, что такое возможно. Похоже, мы попали в природную, аэродинамическую трубу, которая, к сожалению, "работала" без выходных дней.
Вторую часть порога прошли на следующий день. После урагана заметно похолодало, вершины окружавших долину гор покрылись снегом. Вода в реке за ночь упала на 15 - 20 см, открыв многие камни, и тем самым еще более усложнив прохождение. К порогу Сот-Су подошли под вечер. Всю ширину реки перегородила мощнейшая "бочка", оставив небольшой проход справа. Экипаж Толи Богдановича прошел порог относительно удачно. Лишь на выходе им не удалось увернуться от подводного камня, где они и продемонстрировали групповую скульптурную композицию. Ребята предупредили, что на входе в правую протоку сильнейший бой в скалу. Несмотря на все наши усилия, уйти от этого прижима не удалось. Катамаран с такой силой бросило на скалу, что от удара дюралевая рама диаметром 40 мм согнулась, как спица для вязания, и тут же послышался предательский свист из левого баллона. Пробоину залатали довольно быстро и снова двинулись в путь.

Неожиданная встреча. Вперед к Фортамбеку!

Каждое утро мы начинали с разминки. В тот день разминались особенно тщательно. Впереди нас ждал сложный порог Эр-Сель, а от него рукой подать до самого сложного препятствия на Муксу - каньона Фортамбек. Подошли к порогу довольно быстро, а пойдя на осмотр, долго стояли, зачарованные тем, что увидели. Это был порог-красавец! Мы смотрели на него так, как, наверное, мать смотрит на только что родившегося ребенка: с любовью и тревогой. Каждый как бы предвкушал тот эмоциональный подъем, который ожидал после прохождения Эр-Селя. Единственное огорчение принес нам камень на входе, открывшийся после падения воды в реке, сделав тем самым непроходимой входную ступень порога. Эту часть решили обнести по берегу.
Едва успели обнести катамараны, как вдруг послышался рокот вертолета. В ущелье трудно сразу понять, откуда раздается звук. Но вот показался и он сам. Летя на небольшой высоте, он сделал над нами один круг, затем второй, третий... Сначала мы махали руками, приветствуя небесных "прохожих", а затем, после третьего круга, испугавшись, что наши приветствия принимают за сигнал "SOS", опустили руки и с недоумением смотрели на кружившийся над нами МИ-8. Неожиданно железная "стрекоза" резким рывком, напоминающим бросок сокола на свою жертву, стремительно пошла на посадку, опустив шасси на галечный остров размером 20х20 м. До ближайших скал оставалось совсем ничего... Мастерству и смелости пилотов можно было только аплодировать. Из вертолета навстречу нам вышли два человека в ярких куртках. Оказалось, что это гляциологи, которые исследовали ледники, питающие водосбор рек Муксу и Обихингоу. От них мы узнали, что на леднике Сугран, по которому нам пришлось бы идти в случае отказа от прохождения каньона Фортамбек, снега нет. Эта новость нас особенно обрадовала.

Фортамбек: покой нам только снится

Вот мы и у величественного каньона, верхние зубцы стен которого напоминают причудливые очертания восточных минаретов. Здесь мы решили разделиться на две группы. Одной из них предстояло уйти через перевал Люмкур-Даван на острые, как лезвие бритвы, отроги каньона Фортамбек, чтобы оттуда попробовать сделать его осмотр и определиться с прохождением. Вторая группа занялась перегонкой катамаранов поближе к самому каньону. Те, кто ушел на перевал, взяли его около 8 часов вечера, отложив осмотр на утро. К великому сожалению, в этот раз Фортамбек остался "нераспечатанным". Виной тому - уровень воды, при котором образовались габаритные непроходы на двух мощных сливах. Ширина их была примерно на полметра меньше ширины наших судов. Кроме этого, достаточно высокий уровень воды закрыл галечные отмели вдоль стен каньона, что делало практически невозможным организацию надежной страховки.
На следующий день всей группой ушли через перевал к переправе через ущелье, которая представляла собой арчу (арча - центрально-азиатский вид можжевельника), перекинутую между двумя стенками каньона. Усилили этот хлипкий мостик двумя дюралевыми трубами от катамаранов. Организовав страховку, отправили на другую сторону Алика Клионского. Оседлав импровизированный мост над пропастью, Алик движениями, похожими на движения жокея во время скачки, медленно "проскакал" на другую сторону ущелья. Закрепив страховочный конец веревки за искусственный мост, он начал подниматься на скальную площадку. И вдруг, поднявшись метра на три, он стал медленно соскальзывать вниз. Все, кто наблюдал за подъемом, замерли, установилась тишина, в которой было слышно, как из под ногами Алика осыпаются мелкие камушки. Казалось, трагедия неминуема. Самое горькое в этой ситуации - чувство собственной беспомощности, когда ты ничем не можешь помочь своему товарищу, и остается лишь одно - ожидать скорой развязки. До сих пор эта картина стоит перед глазами и в воспоминаниях прокручивается, как замедленное кино. Вы наблюдали за тем, как бегает по натянутой паутине паук? Нечто подобное продемонстрировал Алик, он заработал в бешеном темпе руками и ногами и через мгновение оказался на площадке над пропастью. Надо ли говорить о том, что на другой стороне "болельщики" разразились овациями?
Главная задача была выполнена, переправа налажена. Через несколько часов все были уже по другую сторону Фортамбека.

С нами Бог и Витя Маслюков
Вслед за каньоном Фортамбек нам предстояло пересечь каньон реки Ходырша, который мы "взяли" понизу, семь раз форсируя реку с одного берега на другой. При выходе из каньона никак не удавалось найти тропу, которая вела в обход отвесной скалы, преградившей наше дальнейшее продвижение вперед. Вдвоем с Аликом Клионским попробовали подняться по конгломератному склону, где метрах в сорока выше места нашего "старта" угадывалась тропа. Сначала подъем был не очень крут и опасен, однако, чем дальше удалялись мы от подножья, тем круче он становился. Продвижению заметно мешали наши слегка похудевшие рюкзаки, которые стали весить примерно 45 кг. В конце концов, мы оказались в ловушке, из которой не могли продолжить ни движение вперед, ни вернуться назад.
Импровизированные ступени, которые рубили ботинками, осыпались почти сразу после второго касания. Поднимавшийся впереди Алик начал постепенно съезжать на меня сверху, настойчиво предлагая подставить мне свои руки под подошвы его ботинок. Особого выбора в этой ситуации для находящегося внизу партнера не было, в любом случае, если бы Алик сорвался, вместе с ним "ушел" бы вниз и я. Подставив руки под ботинки и лишившись тем самым возможности уменьшить нагрузку на собственные "ступени", почувствовал, что теперь мы вдвоем начали медленно, но уверенно, сползать вниз.
Вот здесь и объявился Витя Маслюков, который, как, оказалось, вышел на тропу выше нас и в ответ на настойчивые призывы Алика бросил веревку, оказавшуюся для нас не менее важной деталью, чем соломинка для утопающих. Тот, кто когда-либо бросал веревку, находившуюся под клапаном рюкзака половину ходового дня, знает, что в одном случае из ста при броске она не запутается. Самое печальное, что в случае неудачного броска повторный уже можно было бы не проводить. На наше счастье, бросок удался, мало того, веревки хватило и по длине так, что Алик смог до нее дотянуться. Остальное было делом техники. В итоговом отчете, составленном по завершении похода, описание этой внештатной ситуации уместилось в одно предложение: "Попытка двух участников (с довольно тяжелыми рюкзаками) как можно ниже пересечь склон кончилась небольшими спасработами: пришлось бросить веревку и страховать их ретираду".

120 метров по "лезвию бритвы"
На дальнейшем пути к перевалу нам предстояло преодолеть, пожалуй, самое сложное и опасное препятствие - "овринги" (так в Таджикистане называют горную тропу на скалистых труднодоступных склонах, состоящую из легких плетеных карнизов на кольях, вбитых в расщелины). Это непонятное и красивое слово означало узенькую тропку в виде ступеней, проложенную в сыпучем, и поэтому опасном, почти вертикальном конгломератном склоне. Все вбитые ранее колья и плетеные карнизы уже давно не существовали. К вечеру нам удалось подойти вплотную к препятствию, однако ночевка на поляне перед "оврингами" прошла без воды и горячей пищи. Единственной нашей отрадой стал барбарисовый куст, который мы полностью "объели". Ситуацию усугублял постоянный шум воды реки Сугран, которая протекала снизу. Эта незатейливая мелодия была сродни самым жестоким средневековым пыткам.
Наутро каждый рассказывал увиденные сны, которые были как две капли воды похожи друг на друга. Всем снилась вода. Ее пили ведрами, в ней купались, наслаждаясь прохладой и просто прикосновением к этой удивительной и такой желанной жидкости. На спуск вниз рюкзаков ушло три часа. Технически прохождение самих "оврингов" несложное, основным препятствием является собственный страх. Самое главное - правильно подобрать ритм движения. Любая продолжительная остановка ведет к немедленному разрушению ступеней. Я выбрал для себя какую-то блюзовую мелодию, напевая ее про себя, медленно двинулся вперед. После нескольких десятков шагов не удержался и посмотрел вниз. Разбросанные там в хаотическом порядке остроконечные камни весьма напоминали вздыбленные "штыки". Падение гарантировало смерть без особых мучений. Чуть позже, возвратившись из похода, я прочитал отчет руководителя одной группы горных туристов, прошедших этот маршрут в обратном направлении. В отличие от нас, они предпочли набрать по высоте лишний километр, с тем, чтобы обойти "овринги", где, по их словам, было "практически невозможно организовать страховку". Все-таки великая вещь - человеческая лень, она постоянно подталкивает человечество как на великие свершения, так и на великие глупости.

В каменном "мешке"
Спустившись после прохождения "оврингов" к реке Сугран, первым делом все попытались утолить жажду. Однако горная вода, практически не минерализованная, - не тот напиток, который позволяет сделать это быстро. Каждый выпил литра по 2-3, без особых успехов в этом деле. К тому же оказалось, что путь к мосту через реку Сугран оказался "забетонированным" свежим селем настолько, что наши разведчики даже без рюкзаков не смогли пробраться к нему. Так мы неожиданно для себя оказались в каменном "мешке".
Со второй попытки удалось заклинить в камнях переброшенную на другую сторону реки мощную палку. По натянутой веревке первым переправился Валера Чижиков. Когда начали натягивать переправу, неожиданно лопнуло дюралевое кольцо, через которое мы пропустили веревку. Мы были несказанно рады тому, что эта коллизия приключилась до, а не во время переправы. Заканчивали переправу через реку Сугран уже в темноте при тусклом свете изрядно "подсевших" фонариков. Последним участникам этого ночного "шоу" не позавидуешь, ведь в случае повторения непредвиденных ситуаций ночное купание в реке с крутым падением могло закончиться трагически.

Арбуз на высоте 3.600 - это нектар!

От моста через Сугран пошли по великолепной тропе, которую после преодоленных нами препятствий можно было сравнить с автобаном. Прекрасная тропа, и не менее прекрасная погода, быстро вывели нас на террасу перед ледником Бырс, откуда открылся изумительный вид на долину Суграна. После почти марсианского пейзажа Муксу, выдержанного в красновато-коричневых тонах, при отсутствии какого-либо наличия зеленого цвета - цвета жизни, арчовая роща, раскинувшаяся на правом склоне морены Бырса, представилась нам удивительным оазисом.
После небольшой остановки начали выход на морену ледника, где нас догнали два геолога. Небольшой отряд таджикской экспедиции (4 человека) уже несколько дней ожидал отправки домой, и "послы", думая, что мы проскочим мимо их лагеря, хотели разжиться у нас продуктами. Увы, мы сами уже шли по довольно жесткому рациону. В связи с возможными задержками на перевале, продукты стали постепенно экономить, урезав и без того скудный паек. Приняв приглашение геологов, палатки разбили рядом с их брезентовым домом. По случаю встречи закатили праздничный ужин, на котором со стороны геологов был выставлен арбуз, показавшийся в этих условиях сущим нектаром. Мы выставили свои скудные запасы, в числе которых "гвоздем" программы стала небольшая фляга спирта. Но особенно развеселила всех какая-то заморская песня, "выловленная" по радиостанции наших гостеприимных "хозяев", где в припеве отчетливо слышались слова "Шини-бини". Дело в том, что реку с названием Шини-бини нам предстояло форсировать завтра, так что получалось - эта песня про нас.

Веселое бревно

Ночью впервые почувствовали, что мы как никогда близки к перевалу. Вода, оставленная в котлах, промерзла на несколько сантиметров. По совету геологов, несколько раз ходивших к леднику, движение к нему начали по левому берегу Суграна, при этом пришлось дважды переходить реку вброд по воде, температура которой была не выше 2-3 градусов. Напротив устья реки Гульчат решили взять с собой дров на перевал. Дрова нужны были не только для приготовления еды, но и на случай непогоды, которая могла нас задержать под перевалом на насколько дней.
Автор этих строк выбрал тяжеленное "бревно" смолистой арчи весом 12-14 кг. Простое арифметическое прибавление веса бревна к "похудевшему" до 40 кг рюкзаку не дает полного представления о транспортируемом грузе. Ибо изменился не только вес, но самое главное - центр тяжести самого рюкзака. Для того чтобы он не тащил назад, приходилось сильно нагибаться вперед, что в свою очередь приводило не только, к дополнительной трате сил, но и ограничивало видимость.
Морена, которая выводила нас к перевалу, была похожа на Потемкинскую лестницу в Одессе. Единственное отличие наблюдалось в длине и высоте ступенек, которые были высотой 4-5 метра и длиной метров 40-50. Казалось, что каждый последующий взлет должен оказаться последним, и мы, наконец, ступим на ледник Сугран. Однако за каждой взятой "ступенькой" показывалась новая.
Через полчаса автор не самой умной идеи понял, что Дарвин был абсолютно прав, утверждая, что человек (по крайней мере тот, кто нес это бревно) произошел-таки от обезьяны. Еще через полчаса уже казалось, что он начинает превращаться в животное, изображенное на пачке сигарет Сamel, Впечатление усиливало кажущееся "срастание" бревна через рюкзак со спинным мозгом. Через некоторое время эти три предмета напоминали одно целое, перед которым стояла одна задача - дойти. Рухнуло это создание метрах в двухстах от цели и в четырех часах ходьбы от принятия не самого умного решения. После небольшой передышки очень хотелось взглянуть в глаза этого идиота. Жаль только, что зеркала с собой не оказалось. Самым обидным было то, что бревно так и осталось нетронутым, при этом продолжает греть мысль, что кого-то оно все же согреет в трудную минуту.
Вымотанные до предела, только к вечеру подошли к подножию перевала, остановившись на ночлег между двумя небольшими, уже промерзшими, озерами. Спать легли рано, но уснуть не смогли из-за ураганного ветра, нагнавшего к утру сплошную облачность.

Осторожно, камень!
Встав в 5 утра, собрались и с рассветом начали подъем по осыпанному снегом ущелью. На середине подъема пошел легкий снег, "ожививший" камни и добавивший к и без того трудным условиям прохождения дополнительные сложности. Ущелье приходилось в некоторых местах проходить поодиночке с тем, чтобы не засыпать камнями идущих следом. Клич "Осторожно: камень!" стал привычным и наиболее часто употребляемым, на остальные разговоры не было ни сил, ни желания.
Обычно, после предупреждения, следовал взгляд вверх и вслед за этим выбор варианта смещения либо вправо, либо влево от непрошеных "гостей", стекавших вниз с природного эскалатора. Наверное, поэтому я не сразу среагировал на крики сверху и снизу о приближающемся камне. Взглянув вверх, так и не смог понять, по поводу чего, собственно, разразился, такой шум. Несколькими секундами позже этот камень был уже слышен. Единственным из группы я оказался на разветвлении двух кулуаров. Справа, со стороны пика Сугран, набрав к тому времени сумасшедшую скорость, сопровождаемый свистом, весьма напоминающим звук, издаваемый артиллерийским снарядом, прямо на меня летел огромный скальный осколок. Ударяясь о стены ущелья, он постоянно менял траекторию движения, что затрудняло принятие решения - в какую сторону он продолжит свое дальнейшее падение. Все это в описании занимает достаточно много времени, на самом деле события уложились максимум в 2-3 секунды. Я выбрал "правый" вариант и, уже падая, угловым зрением увидел, что мой "камушек" после очередного удара, пошел в ту же сторону.
...Он ударился в полуметре от моей головы, которая, хоть и была защищена шлемом, вряд ли бы осталась цела, попади в нее камень. В данной ситуации шлем, в лучшем случае, мог сыграть роль собирателя мозгов. От камня я получил лишь порцию "брызг", слегка порезавших левую щеку. Ребята, наблюдавшие это со стороны, посоветовали день 6 октября отмечать как второй день рождения.
Крутизна кулуара, по которому мы продолжали продвижение, в верхней части достигла 45 градусов. Дойдя до ледового гребня, венчавшего седловину перевала Пеший Северный, навесили веревочные перила, по которым по очереди поднялись на гребень, встретивший нас шквальным ветром. Сбросив метров 50 высоты, впервые за 6 часов, потраченных на подъем, перекусили, спрятавшись от пронизывающего насквозь ветра за скалой. Полюбоваться величественной панорамой хребта Петра I не удалось - все было сокрыто облачностью. Лишь сбросив метров 900, когда непогода начала отступать, увидели ледник Девлахон, похожий сверху на стекающую вулканическую лаву. Так завершилось наше восхождение на перевал Пеший Северный высотой 4.343 м.

"Благодатная" долина Обихингоу
В километре ниже ледника Девлахон остановились на ночлег. За вечер, по моим подсчетам, каждый выпил примерно по 5 литров жидкости, однако ночью никто не вставал. Сказалось обезвоживание организма, которое в горных условиях протекает довольно интенсивно. Еще одна интересная деталь, подмеченная в этом походе. При наборе высоты теряются вкусовые ощущения при употреблении сахара: сколько бы сахара ни сыпал в чай - напиток все равно кажется несладким. При сбросе высоты происходит обратный процесс: достаточно незначительного количества сахара, для того, чтобы напиток показался приторно сладким.
Последнее устраивало нас, так как сахар, как впрочем, и остальные продукты, заканчивался. В предыдущих отчетах находили описания, характеризовавшие начальную часть нашего второго сплавного участка как "благодатную долину Обихингоу". Утром смогли воочию убедиться в правоте сказанного. Великолепная погода и довольно простой путь вниз, казавшийся после подъема на перевал обычной прогулкой, создавали прекрасное настроение. На всех парах "домчались" до березовой рощи у ледника Гармо, начальной точки нашего сплава по Обихингоу. Единственное, что омрачало наше настроение - практически полное отсутствие продуктов. Последнюю неделю шли на урезанном до минимума пайке, при наших нагрузках это обстоятельство не позволяло полноценно восстановить силы. Береговую команду, которая должна была забросить продукты на конечную часть маршрута, в условленном месте мы не обнаружили. Только днем позже наши разведчики увидели на другом берегу Кыргызоба наших "кормильцев", которые, к сожалению, купили лишь треть положенного по раскладке сахара. Так что "сладкой" жизни в ближайшем будущем у нас не ожидалось.
Первый день посвятили бане и заготовке материалов для строительства катамаранов. За два дня, проведенные у ледника Гармо, восстановить сипы после труднейшего пешего перехода не удалось. Впервые раздевшись, обнаружили, что плечи и спина представляют собой один большой синяк - кровеносные сосуды не выдержали веса наших рюкзаков. Каждое движение отзывалось болью по всему телу. Со стороны мы напоминали сборище дистрофиков, настолько замедленными и неуклюжими были наши движения. Последняя ночь выдалась на удивление теплой. Утром выяснилось, что причиной такого потепления стал выпавший снег, присыпавший наши палатки.
Это обстоятельство доставило массу веселых минут, так как вместе с землей снег укрыл и разбросанные по всему биваку личные вещи. Труднее всего было искать наименее объемные из них. Для этого приходилось судорожно вспоминать их примерное местонахождение, а затем, встав на четвереньки, разгребать снег руками. Через час таких поисков бивак стал напоминать пристанище диких кабанов, перерывших все в поисках заветных желудей. Вместе с выпавшим снегом улетучилось и настроение, созданное "благодатной долиной Обихингоу".

Возвращение
Для некоторых из нас сплав по реке Обихингоу являлся продолжением первого путешествия по этой реке, закончившегося трагической гибелью Виталия Трифонова. Через перевалы и ледники мы пронесли памятную табличку из нержавеющей стали, которую установили на месте разыгравшейся трагедии. Поэтому прохождение этой части маршрута было своеобразным салютом нашему товарищу.
Надо сказать, что изначально природа устроила дополнительные испытания, которые продолжались до самого конца нашего путешествия. Пронизывающий холод через 5-7 минут примораживал руки к веслам так, что пальцы приходилось отрывать едва ли не зубами. Процесс "закоченения" происходил настолько быстро, что через 15-20 минут приходилось причаливать к берегу и интенсивно согреваться.
Вершинную часть Обихингоу от того места, где начинался наш маршрут, до нас еще никто не проходил. Первопрохождение всегда сопряжено с дополнительными мерами предосторожности, необходим осмотр каждого участка. Однажды мы едва не поплатились за минутное расслабление, когда после беглого осмотра, проведенного Виталием Шишкиным в одиночку, услышали из его уст, что впереди ничего серьезного нет. В итоге на коротком отрезке реки катамаран дважды становился на "ребро", и лишь по чистой случайности все это закончилось без переворота, который в наших погодных условиях мог привести к печальным последствиям. Переохлаждение организма при температуре воды 3-4 градуса заканчивается летальным исходом через 15-20 минут "свободного плавания". В дальнейшем каждый порог осматривали все участники группы, этому способствовала и погода. Принцип "не посмотрю, так хоть согреюсь" действовал безотказно.
Поэтому закончили путешествие мы уже без особых приключений. Лишь в аэропорту, встав на багажные весы, обнаружили, что каждый из нас потерял в весе от 8 до 12 килограмм. Об этой потере никто особо не горевал. Все это компенсировалось изрядной порцией полученного адреналина.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100