Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


С плато Лагонаки к морю на каяках (и не только на оных...)

Автор - Марина Галкина (Москва)

К ласковым водам Черного моря можно попасть разными путями. Каждый выбирает свой путь. Мы решили перевалить Главный Кавказский хребет и сплавиться к морю по реке Шахэ.
Осень на Кавказе - это феерия красок широколиственных и смешанных пихтово-буковых лесов, волнистым ковром покрывающих горные склоны. Это россыпи сладких плодов диких груш, яблок, алычи. Это голубая, прозрачная, неустрашающая вода быстрых горных речек (за исключением кратковременных периодов дождевых паводков).
В путешествие мы отправились вшестером. Ренат и Саша - заядлые велосипедисты - не смогли оставить своих верных "коней" дома. А с учетом того, что они захватили с собой и двухместный катамаран, поход для них получился суперкомбинированным: вело-горно-водным. Остальные четверо участников этого увлекательного путешествия - Сергей, Володя, Влад и автор этих строк - через горы к месту сплава пронесли свои легкие разборные каяки в рюкзаках за плечами.
Велосипедисты стартовали прямо от железнодорожной станции Хадыженская, куда мы доехали прямым поездом из Москвы. Каякеры же до поселка Черниговское ехали на такси, а далее автостопом на лесовозе - мощном "Урале".
Дорога идет на подъем к горному массиву Лагонаки - крайнему с запада высотному оплоту Большого Кавказа. Вершины Фишта, Оштена, Пшехо-Су и другие менее значительные обрамляют его. Гора Фишт - белая голова в переводе с адыгейского - возвышается на 2867 метров над уровнем моря. Это высшая точка Лагонаки. Но, по-видимому, название это не связано с вечными снегами, лежащими на вершине. Осенью вершина горы безснежна. Лишь ледники белеют на склоне. В юрское время на этом месте было море, на дне которого формировались мощные толщи известняков. Теперь эти светлые породы поднялись высоко над землей, образовав известняковые массивы Фишта и Оштена. На них развит карст, придающий своеобразие здешним ландшафтам.
Мы не смогли удержаться от соблазна совершить подъем на плато. Заглянуть в этакий Затерянный мир. В настоящее время здесь известно 130 пещер и шахт. Самые глубокие из них находятся на Фиште: Крестик-Турист (650 м), Парящая Птица (535 м), Ольга (520 м). А в пещере Сухой найдены и изучаются ископаемые позвоночные. Массив Лагонаки особо интересен и как один из центров произрастания реликтовых растений - представителей доледниковых флор Кавказа. Много здесь и эндемиков - растений, которые больше нигде в мире не встречаются
От водозабора на ручье Пограничном, где мощный ручей выбивается прямо из-под скалы, где нас ссаживают с лесовоза, мы уже идем пешком. До начальной точки сплава на реке Шахэ - более 30 км пешего пути. Мы наслаждаемся красками осенней листвы, поражаемся разнообразию древесных пород и трав, подкрепляемся дикими фруктами. Нагорье расположено на границе двух климатических зон - умеренной и субтропической. Понижение в Главном Кавказском хребте - так называемые Колхидские ворота - способствует проникновению масс теплого воздуха со стороны Черного моря. Поэтому здесь можно встретить такие типичные северные растения, как кислицу, грушанку, лесную герань, папоротник кочедыжник по соседству с иглицей, плющами и рододендронами.
Леса здесь имеют хорошо выраженную высотную поясность. Нижний пояс склонов - до 600-700 метров над уровнем моря - в основном, покрывают дубовые леса с примесью кленов, ясеня, вяза, осины, березы, граба. Наши велосипедисты, отставшие от нас и заночевавшие в таком лесу, столкнулись ночью нос к носу с кабаном и тревожно спали под шорохи многочисленных любителей полакомться желудями (утром в подсыхающей грязи лужи они обнаружили еще и следы енота и медведя).
Выше начинается пояс буковых лесов. Величественные колонны-исполины светлых гладких стволов уходят ввысь, в пронзительную синь осеннего неба, разукрашенного мозаикой желтых листьев. С высоты 1100-1200 метров над уровнем моря к букам присоединяются красавицы пихты и ели. На высоте же около 1800 метров над уровнем моря проходит граница альпийской (безлесной) зоны.
Здесь мы и разбили лагерь под пологом последних девревьев бука, растянув костровой тент на веслах, видом которых несказанно удивили местного пастуха, охранявшего табун лошадей. Наезженная дорога осталась позади. Вдоль верхней границы леса по крутому склону горы Пшехо-Су тянется лишь конная тропа. Налегке пошли мы штурмовать плато.
Подъем нелегок, траволазы заканчиваются неприступными скальными бастионами, которые приходится обходить, траверсируя склон. Идет дождь, и по скользким камням ступать приходится осторожно. От известняковых скал легко отделяются обломки. Над нами - серое небо, а под нами, на волнистых предгорьях, клубятся белые облака, рваным покрывалом обволакивая пестрые желто-зеленые леса. Красота! Нам открывается северный склон Фишта с Большим Фиштинским ледником. Длина его - 1,2 км. Вместе с ледником на горе Пшехо-Су - это самые западные кавказские ледники.
Вот мы и на плато. Перед нами довольно ровное поле, поросшее побуревшей травкой, разрезанное трещинами и складками. Справа от нас полого уходит вверх склон горы Пшехо-Су (2743 м). До вершины - метров триста по высоте, но она скрыта в облаках. Слева - отвесные головокружительные обрывы. Бежим вперед по плато, в понижении натыкаемся на небольной ледник, катаемся по жесткому фирновому полю. Решаем спускаться вниз другим путем, к озерам, из которых берет начало река Цица, правый приток Пшехи.
Относительно ровные площадки закончились, выбирая расщелины наугад, осторожно спускаемся, местами карабкаясь по каменным ступеням лицом к склону. Серна легкой поступью скачет по курумнику. Что ж, мы с тобой одной крови...
Мы оказываемся на обширной равнине, обрамленной крутыми пирамидами гор. Наконец-то мы спустились собственно на плато Лагонаки! Спустились, перевалив через плечо горы Пшехо-Су. Перед нами на дне замкнутой котловины блестит вода озера. Только чего в нем красивого - непонятно. Мутноватое, коричневое и, похоже, мелкое. По форме напоминает месяц. Это озеро Псенодах интересно разве что своим карстовым происхождением. Оно не имеет внешнего стока, уровень воды в нем колеблется. Когда осадков мало, озеро может вообще изчезнуть, уйти в поноры.
По плато идет хорошая тропа, маркированная металлическими табличками на штырях. Пару километров идем мы по ровной дорожке в поле сухой травы местами по пояс высотой - субальпийскому высокотравному лугу. Неожиданно плато резко обрывается. И снова крутой спуск по тропе, серпантином вьющейся по почти 45 градусному склону до балагана пастухов на границе леса. До нашего лагеря уже недалеко.
"Велоезда закончилась, началось велотолкание", - так говорил Ренат вчера, вкатывая груженый велосипед по дороге на крутые подъемы. "Вы думаете, велосипедисту нужны натренированные ноги? Нет! Горному велосипедисту нужны руки!" - такую фразу изрек он сегодня, поднимая и взваливая велосипед на плечи. Через огромные каменные глыбы, покрывающие склоны горы, шли мы к ручью Водопадному, притоку Пшехи. Чтобы правильно поставить ногу здесь, среди курумников, требовалось постоянное напряжение внимания. Что уж говорить о колесах...
В северной части западной стены горы Фишт есть понижение - устьевая ступень висячей долины. Ручей Водопадный падает с этой ступени, разделяясь на два величественных потока (158 м высотой). Купание под струями водопада придает нам бодрости.
Мы огибаем все подножие Фишта, его западные и южные склоны, где высота отвесных скал достигает 500-700 метров. Красиво здесь, на верхней границе леса! По склону разбросаны отдельные розоватые округлые валуны - древние окаменевшие кораллы. Ярко-желтыми шапками выделяются невысокие кроны кленов. Красно-фиолетовым цветом разукрашены листья кустарниковой черники. А мясистые листья рододендрона кавказского так и остаются зелеными. Растение это лекарственное, заваренный из листьев чай успокаивает сердцебиение.
Местами приходится наступать на хрупкие желтые венчики безвременника - настолько густо он покрывает полянки. Иногда среди них попадаются фиолетовые цветки крокуса - шафрана. Этот весенний подснежник иногда распускается и осенью. А вот безвременник кавказский, так похожий на подснежник, распускается именно осенью, за что и получил свое название. Наконец-то нам попался куст черники кавказской, обсыпанный фиолетовыми плодами. Кустарник в рост человека, а ягоды на нем по вкусу такие же, как у обычной черники. Ареал этого реликтового вида совсем невелик, ягоды же поспевают как раз к октябрю, так что нам повезло!
Вскоре мы выходим к Черкесскому перевалу. Ура! Воды ручев текут отсюда уже прямиком к Черному морю. Идем на спуск по набитой тропе, траверсом идущей вдоль склона долины реки Бушуйки. Буковый лес здесь особенный. Деревья растут пучками и имеют саблевидную форму. Подлеска почти нет, лес парковый, открытый. Под шинами и ногами шуршит ковер листьев. Устраиваем соревнование с нашими велосипедистами - кто быстрее. До первых ручьев, глубоко прорезающих склон, велосипедисты легко отрываются от нас.
Повсюду здесь крутые склоны и первую ровную поляну в лесу, пригодную для стоянки, мы нашли лишь в пяти километрах от перевала. Ночью нам "поют" кавказские благородные олени - нынче у них гон, и трубные звуки самцов разносятся далеко по округе.
Мы совершаем радиальный выход на небольшой горный хребтик, лежащий в стороне от Большого Кавказского. Здесь расположено удивительной красоты озеро Хуко. Небольшое, с прозрачной водой, овальной формы, лежит оно в чаше невысоких гор.
Продолжаем спуск к Шахэ. Он становится круче, и велосипедистам снова приходится вести своих "коней" в поводу. Тут и пешеходу нелегко: тропа скользкая, перевита корнями, идет мелким серпантином. Временами так глубоко врезается в грунт и так узка, что рюкзак цепляется за выступы этой траншеи. А временами завалена огромными камнями, перегорожена бревнами. Что говорить, наши велосипедисты - просто герои тут.
Здесь, на южных склонах хребта, уже чувствуется дыхание субтропиков. Идет мелкий дождь, но все равно тепло и душно. С деревьев свисают лохмы лишайников.
Но вот склон выполаживается, и мы вступаем на колею дороги. Под пеленой ливня проходим Бабук-Аул, кордон Кавказского заповедника и через пару километров выходим к сплавной цели нашего путешествия - реке Шахэ. Она под нами, в каньоне, бурлит между больших камней. Их очень много. А вот воды в речке мало. Но для каяков вполне хватает, речка как раз для них. Ренат с Сашей не решаются плыть отсюда на катамаране. Пока, ребята! До встречи в Солахауле - река там будет поспокойнее.
Мы начинаем сплав от впадения в Шахэ реки Бушуйки. Здесь река разделяется на два рукава, которые можно перейти вброд выше колена, легко несемся вниз, уворачиваясь от камушков. Но вот река сужается, собирается в одно русло и уходит круто вниз. Впереди ничего не разобрать за нагромождением камней. Начинается непрерывный порог. Сливы, разделенные небольшими участками ровных быстротоков, следуют один за другим.
Теперь мы продвигаемся медленно. Практически каждый участок реки приходится просматривать с берега. С воды, с каяка, не видно, в какой из сливов между камнями лучше направлять лодку.
Время здесь, в окрестностях горы Фишт, можно определять без часов: к обеду начинается дождь - теплые воздушные массы с моря преграждаются горной стеной, охлаждаются и не дают нам получить должного удовольствия от поглощения пищи: обедать приходится в гидрокостюмах.
На просмотры вперед иногда ходят не все, если понятно, что впереди есть где зачалиться, нет "затычек" - непроходов или крутых, нечитаемых с воды сливов. Если Сергей (наш Шеф) говорит: "Можно" - идем. А тут с просмотра приходит Володя, говорит, что слева можно просочиться по боковой струйке, а в основной поток направо - нельзя: камни огромные, обливные, с них прыгать надо, а воды маловато. Володя - наш самый опытный каякер, мы с Владом ему безоговорочно верим. Начинаем проводить каяки вниз вдоль берега. Но тут Шеф прибегает: "Марин, сними меня, там красиво очень камушек смотрится". Бегу вниз по речке. Какой камушек? Вот они, огромные каменюки, вода с них красивой бахромой льется. Перед ними же не зачалиться! Но думать некогда, только настроила камеру, как Шеф уже с разгона как раз через этот камень с разгона прыгает. А дальше - еще такая же ступенька, и ее Шеф одолевает. Орел! Проходим, оказывается, порог! Мы с Владом тоже прокатились. Приятно в пузыристую ванну приземляться, вода мягкая, каяк легко выравнять. Видим, Вовка не выдержал, свой каяк обратно вверх потащил...
За вчерашний день прошли всего 2 километра, этак мы на встречу с ребятами опоздаем. Но скоро камней в реке становится меньше. Чаще идем уже без просмотров. Вот тут самое интересное и начинается. Уклон-то на реке еще приличный, а воды от притоков уже больше стало, мощности прибавило. Постоянно в напряжении находишься - не налететь на подводный камень. И все впереди неожиданное. Идем один за другим, но в парах. Если один отстает, его товарищ по "связке" поджидает. Друг на друга оглядываемся. Иду за Шефом, впереди гребенка камней. Серега в одну сторону метнулся, засел между камнями, а здесь уже с них не так просто соскакивать, вода на лодку льется, кренит. Стреляю в сторону - мама дорогая! Здесь вообще прохода нет, камни острые, навалены в беспорядке, а перепад большой. Чудом с креном на борту просачиваюсь по какой-то струе. А внизу бочка встречает меня в свои объятья, еще больше кренит, но я начеку, ее повадки знаю. Опираюсь на весло, выравниваюсь и, задевая локтем скалу прижима, выезжаю в улово. Только теперь оглядываюсь. Ребята вдоль противоположного берега лодки проводят, а Шеф еще с камней не слез. Но скоро выпутывается и тоже за ребятами уходит.
Да, сплав адреналинистый, но в меру. В принципе, риска для жизни нет, только каяки поломать можно. Один порог просматривали, Шеф наметил линию движения, где в какой слив войти лучше, но бурный поток разрушил его планы. Боком его перед камнем разворачивать начинает, не попадает уже в нужный слив. А струя мощная. Быстро-быстро веслами заработал, выправился носом по струе и уж куда понесет пошел. Эмоции на лице одна за другой проносятся: сосредоточенность и собранность на заходе, испуг, решимость, обреченность, когда по камням сливаться пришлось, удивление, что прошел - не сломался, не перевернулся. И досада, что каяк покарябал. И только когда зачалился - радость на лице, наконец, отразилась. "Ну, не смог я, - широко улыбаясь разводит Шеф руками. - Думаю, а ну его к Аллаху! Черт с ним, с каяком! Еще сделаю. А вот голову - нет!" И Серега звонко стучит себя по каске.
Постепенно долина речки распахивается, начинаются разбои русла. Плывем расслаблено. У впадения реки Бзыч на деревянной удочке над водой находим записку: "Отчалили в 16 00". После дождя над рекой клубится туман. Уже садится солнце, пора искать стоянку, ребят нам не догнать. Но решаем еще немного проплыть.
И вот на повороте реки - явление - абсолютно мокрый Ренат на велосипеде рассекает по галечному берегу! Не выдержал, поехал встречать, по пути упал в воду!
Всю ночь зарядами лил дождь. "Под нами вода! - Влад трясет меня за плечо. - У меня уже спальник в ногах промок". Не может быть, думаю я. Полиэтиленовый тент нашей палатки не может промокнуть. "Вода снизу течет, это паводок, как бы каяки не унесло!" Приподнимаюсь в спальнике, надавливаю на коврик пальцем и чувствую колыхание воды под ним. Темно. Спешно запихиваем спальники в гермомешки и вылезаем наружу. По щиколотку в воде пробираемся к месту костра. Низкий галечный пляж залило. От основного, высокого берега мы были отрезаны протокой, еще вчера она была сухая, а теперь ее на глазах заполняла водой. Да, место для стоянки было выбрано непредусмотрительно. Хорошо, что до кострища вода не поднялась.
Все мы намокли. Весело смеемся и дружными усилиями разводим костер. На нашем островке совсем мало дров. Светает. Ренат с Сашей даже не пытаются сушиться, все равно их зальет на маленьком катамаранчике, груженом велосипедами, а гидрозащиты у них в экипировке нет.
Речка изменилась. Коричневая, она стала раза в два мощнее. Снова для каяков сплав стал спортивным. Порогов с резкими перепадами высот нет, но появились горки с большими валами, смешения струй. Скоро Влад переворачивается, но легко сам, верхом на перевернутом каяке, добирается до берега.
Весело наблюдать за нашими катамаранщиками. Сидят, как на арбе, ногами отталкиваются ото дна на мелких перекатах. Им страшны разве что прижимы - участки на крутых поворотах реки, где струя бьет в скалу. От нее нужно заранее угребать в сторону. От усиленной работы весло Саши скоро ломается, приходится в ближайшей деревне выстругивать гребь из доски. Но паводок придал скорости течению, мы стремительно приближаемся к морю...
Мы как-то вдруг резко вышли из полосы мороси и облачности. По берегам все чаще встречаются домики. Солнце слепит нам глаза. А впереди распахивается ширь горизонта и становится заметно, что земля круглая. Мы покачиваемся на ласковых волнах. Здравствуй, море!
Вечером поезд понесет нас на север. И все останется позади: краски широколиственных лесов, ледники плато, водопад у подножия Фишта, голубая чаша озера Хуко, парковый буковый лес, ласковые пороги Шахэ, коричневая муть паводка, соленые брызги моря. Неужели все это разнообразие уместилось в таком коротком путешествии? Фантастика...

М. Галкина

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100