Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Саянские хроники или особенности национального (пеше-водного) туризма

Автор - Марина Галкина (Москва)

Наша необъятная Сибирь полнится речками, к которым не проложено проезжих дорог. Саяны - не исключение. Горные узлы, откуда берут начало реки, остаются труднодоступными для людей, шагающих по земле. Для нас, как для старинных первопроходцев, открывателей новых земель, дорогами являются реки. Мы - пеше-водники. Туристы, идущие к верховьям речек пешком, чтобы затем сплавиться по ним вниз. Пеше-водник - диагноз хронический. Это не лечится. И вот почему.

Если вы отправляетесь в пеший маршрут, то скорость вашего передвижения ограничена. По горно-таежной местности в день с рюкзаком можно проходить в среднем не более 15 километров. По открытой незалесенной местности передвигаться быстрее, по твердой горной тундре можно выдавать и больше 30 километров за день. Скорость движения по хорошей тропе вдоль реки может приблизиться к 20-25-километровой отметке за день Но если по реке плыть! И 50 км в день - не предел (если сплав не осложнен прохождением серьезных порогов) А если комбинировать сплав с пешими переходами (на другие речки), то можно даже за месяц путешествия охватить довольно большой район, пройти разнообразный маршрут, больше увидеть. Поэтому пеше-водные маршруты пользуются в туристской среде огромной популярностью.

На горной реке катишься по порогам и шиверам. Получаешь острые ощущения и в то же время даешь отдохнуть натруженным на переходе ногам. Отъедаешься рыбой. Вышла река из гор, медленнее потекла, шире стала - сплавляться уже неинтересно. Можно переходить на другую реку. Переволакиваться.
Что такое волок или "пешка" в туристском просторечии? Это вам не лакированная фигурка на клетчатом поле! Это марш-бросок с полной выкладкой по горной местности, пересеченной ручьями, распадками, осложненной болотами, лесными буреломами, перегороженной бурными потоками.

Ну как, хотите хлебнуть пеше-водного маршрута? Тогда добро пожаловать к примеру в Тофаларию - горную страну в сердце Восточного Саяна.

От Нижнеудинска до золотоносных приисков в верховьях Большой Бирюсы нас, водников группы Дмитриева, забросил "Урал". Только этим мощным российским вездеходам легкодоступны здешние дороги: крутые подъемы и спуски по ухабистой грунтовке, а частенько и просто галечные русла рек. Временами машина почти плывет по воде, оставляя за кузовом-кормой пенную кильватерную струю. Но вот дорога уходит слишком круто в гору. Мы выгружаемся недалеко от прииска Катышный на маленьком притоке одноименного с прииском ручья перед перевалом на речку Мурхой. Дальше пройти могут только люди, пешком или верхом на лошади.
На крутом склоне в утренней росе сверкают лиственничные иголки. Мы идем по пояс в густом цветущем разнотравье. Чего здесь только нет: горечавки акониты, кровохлебки, пижма, бузульник. Теперь в рюкзаках за нашими плечами едут каяки. Разборные. Дюралюминиевые трубки, мягкие ПВХ-ашные "шкуры"-оболочки, прорезиненные баллоны. Ничего, скоро мы поедем на них, покатимся вниз по Уде. Только дотопать до нее. 42 километра. Облака клубятся совсем рядом с нами, среди деревьев. Близится наш первый на маршруте перевал. Еще немного усилий - и мы валим вниз, к Мурхою.
В принципе, в пеше-водный маршрут оптимальнее брать легкие катамараны - каркас можно нарубить на месте, а в пересчете по весу на человека приходится всего 2-3 кг. Но на каяках сплавляться интереснее - уворачиваться приходится от каждого камушка. Сплав получается азартнее. Зато весит каяк поболее - 8-10 килограммов. Тут уж каждый выбирает для себя, что больше нравится - меньше груза тащить или веселее плыть.
На "пешке" наш путь облегчают тропы. Изначально звериные. Здесь, в Тофаларии, по тропам изредка проходят конные пастухи или охотники. На тропе заметны следы прорубленных завалов. Изредка встречаются пустые охотничьи избушки. Тофов - местных жителей малочисленной народности - ныне осталось совсем немного, по последней переписи населения - всего 600 человек. Сейчас они живут, в основном, в трех горных поселках: Алыгджер, Верхняя Гутара и Нерха. С внешним миром эти поселки связаны нерегулярным авиасообщением. Автодорог к ним нет, только тропы. Исконное занятие тофов - оленеводство и охота. И граница их страны пролегает как раз по естественным границам обитания северного оленя, выше 800-900 метровых высотных отметок - там, где начинается зона таежных елово-кедрово-пихтовых лесов, переходящих выше в светлые лиственично-кедровые леса. А выше 1800-2000 метров (границы лесной зоны и горной тундры) - простираются высокогорные ягельные пастбища, где зимой ветры сдувают снег, и олени могут легко копытить, добывать корм из-под тонкого снежного покрова. В этой сказочно красивой горной стране из-за ночной прохлады даже в разгар лета нет гнуса!
"Пешка" - это, все-таки, здорово! Когда сбрасываешь рюкзак. Сразу замечаешь окрестную красоту. Кедры высоченные. Манящие горные вершины. Нет, они не снежные - в голых каменистых россыпях. Гольцы. Названия близлежащих гор: пики Заоблачный, Поднебесный, Грандиозный - говорят сами за себя. Высшая точка Восточных Саян (и Саян вообще) - гора Мунку-Сардык (3491м), но она далеко на юго-востоке от нас и, конечно же, не видна. "Наши" окрестные горы пониже, до трех тысяч слегка не дотягивают, но свою притягательную красоту совсем от этого не теряют.
На "пешке" бывают дневки с "радиалками" - подъемами на вершины или перевалы налегке, без тяжелых рюкзаков. Мы лезем на гору Маяк (2807 м) и полдня гуляем по ее каменистым гребням, каменным россыпям, наслаждаясь панорамными видами окрестностей. Правда, бывает, после такой дневки отдыхом покажется мерное шествие с рюкзаком по тропе. И на следующей дневке некоторые пеше-водники предпочитают брать перевалы с боку на бок в палатке.
Путь к Уде идет сначала вверх по реки Мурхой. А в его верховьях - перевал на Хатагу. Часто приходится бродить притоки. Штаны по развилку мокрые (а кому - и по пояс). В кроссовках хлюпает. У пеше-водников, конечно же, есть непромокаемые прорезиненные гидроштаны, но в них с тяжелым рюкзаком не пойдешь - все равно мокрый будешь - изнутри отпотеешь.
Иногда идешь в облаке, морось то затихает, то переходит в конкретный дождь. И вот оно, забытое чувство полного промокания - кусты мокрые, броды частые, сверху капает, просветов не наблюдается. Но хорошо-то как! Терять-то уже нечего!
По марям лиственничным - болотам сибирским - тоже мокро ходить. И вязко. А голубики вокруг... Языки синие уже, болят. Тяжела "пешка". Но, чем выше в горы, тем мельче броды. На притоках бывают и водопады - хороший повод сбросить рюкзак и отдохнуть - налегке сбегать поближе к грохочущим струям. Красив каньон на ручье Аскайлы-Ой. Эффектный, с высокими отвесным стенками, начинается он примерно в километре от впадения в Мурхой красивым пятнадцатиметровым водопадом, а заканчивается пологим трехметровым сливом, зажатым в скальных воротах.
Но особенно впечатляющий водопад - на Хатаге, притоке Уды. Зловещие черные, нависающие над водопадом, скалы не дают взглянуть на него сверху. Здесь только слышен низкий заутробный гул грохочущей воды. Но ниже его на скале левого берега природа создала отличную смотровую площадку, откуда видны три ступени водопада, общей высотой около 20 метров.
Добрались, наконец, мы до Уды. Широкая она здесь, на рукава разделяется, и мелкая, вся в камнях. Надежнее начинать сплав от впадения в нее Хатаги. Но мы и чуть выше начнем, раз уж здесь на речку вышли, каяки можно на мелких участках провести будет, шагая рядом. А вот и вертолет над нами. Это нормальных водников привезли. Прямо к воде. Нам вот не верит никто, что у нас ни капли спирта с собой нет. Да мы лучше 100 граммов шоколадки понесем, чем такой лишний низкокалорийный вес! Володька, вегитарианец наш, уже на лугу пасется, лук собирает. А ревень дикий мы все давно на ходу грызем.
Район верховьев Уды, прорезающей центральный узел Восточного Саяна - замечательное место для совершения коротких кольцевых или радиальных пеших маршрутов. Здесь, на стыке хребтов Крыжина, Удинского и Ергак-Таргак-Тайги много красивых скальных цирков, каровых озер, высоких пиков.
У некоторых пеше-водников еще есть силы залезать на пики. Подъем на них не всегда технически прост. Из дневника Славы Завьялова: "Острый гребень упирается в два скальных пальца, за ними высокий скальный массив, на котором крутится облако. Думаем, что это пик Поднебесный. Дойти до пика кажется невозможным из-за скал. Левее гребня скальный массив обрывается отвесной стеной, высотой не менее 200 метров, под ней снежники и крутые сыпухи, спускающиеся в озеро, из которого вытекает ручей. За ручьем еще более высокая стена, время от времени оттуда слышны звуки камнепадов. Но между стенами видна пологая полка, и видно, что по ней можно попытаться подняться наверх.
Траверсируем склон. Скалы чередуются с мелкой сыпухой, уклон за 50 градусов. На полке нас встречает метель в лицо. Постепенно крутой курумник выполаживается, лезть становится проще. Поднимаемся на гребень и доходим по нему до вершины (2904 м). Жуткая, потрясающая картина! Наш гребень под малым углом встречается с точно таким же, пришедшим слева из метели, и обрывается скальным уступом. Кажется, что груда камней, на которую можно перебраться по узкой перемычке, летит сквозь метель, ни на что не опираясь. Со всех сторон - колючий белый снег, лишь сзади сквозь него проступают очертания каменной бабочки, образованной сходящимися гребнями. Не двумерный Край Земли, но одномерный и окончательный Конец Света!"
На вершине ребята нашли пластиковую бутылку, с запиской о том, что в 2001 году здесь побывала группа туристов-водников из Москвы и окрестила эту вершину пиком Водников. Так что теперь в Саянах есть и наш пик!
По горам походили, пора ногам отдохнуть. Собираем каяки и отчаливаем. Уклон заметный, видно, как будто с горки вниз катимся. Успевай только от камней уворачиваться. Наши каяки, в отличие от литых полиэтиленовых, на острых камнях свою "шкуру" пропороть могут. Для них экстрим уже начался. Да и нам тоже весело. Если чуть зазеваешься, от большого камня не увернешься, сразу переворачиваешься. А шиверы здесь длинные, перевернешься в начале, так и покатишься метров 200-300 до ближайшего улова.
Вот Уда втягивается в скальные берега, сужается. Это Верхний Каньон. Теперь вперед без предварительного просмотра страшно идти. А в каньоне не везде можно вылезти наверх по скалистым стенкам. Где возможно - ставим страховку - человека с длинной веревкой, плотно уложенной в красном капроновом мешочке ("морковке" на жаргоне водников), с карабином на конце. Если кто-то перевернется, ему метнут спасательный конец, пришвартуют к берегу. Оставляем вещи в начале каньона и на разгруженных каяках по очереди проходим участки каньона. От страховки до страховки. А иногда идем с ходу все вместе, друг за другом или по два-три каяка. Вот тут первый чувствует себя самым что ни на есть первопроходцем. Вылетаешь из за скального поворота: что там - прижим, мощный слив, сложный проход между крупных камней, далеко ли до спасительного улова? Все это каякер оценивает мгновенно. Сердце замирает в груди от восторга и страха. Но за тобой идут друзья, и ты знаешь, что они помогут. Разгруженный легкоуправляемый каяк тоже является залогом успешного прохождения сложного препятствия.
Скалы расступились - конец каньону, славно прокатились - теперь обратно пешком, по верхам, за вещами. В этот день сплава мы прошли по реке всего 7 км!
Несколько крутопадающих шивер, узких, злых, с необточенными камнями (сель сошел в реку сравнительно недавно, и скальные обломки не успели обкататься водой), и река меняет свой характер. Она успокаивается, выполаживается, временами делится на протоки. Плесы со слабыми перекатами позволяют расслабиться и спокойно созерцать окрестные горы, часто подходящие вплотную к реке. Это участок так называемых Тишей. На нем за день мы прошли 46 км.
Река постепенно снова разгоняется. Шиверы идут одна за другой, держат нас в напряжении. Солнце слепит глаза и приходится щуриться, высматривая камни. К обеду накапливается усталость. А от постоянного преодоления препятствий притупляется чувство опасности, внимания. Чуть расслабился, зазевался - все.
На одной из шивер не рассчитала маневра ухода от гребенки камней, поздно стала отгребаться - налетаю на камень. Меня мгновенно разворачивает поперек струи и кладет на бок. Балансирую, опираясь веслом об воду, пытаюсь выправить крен, но струя бесстрастно, неотвратимо переворачивает каяк. Как только голова оказывается под водой, молниеносно "отстреливаюсь" - выскакиваю из каяка. Вставать эскимосским переворотом на груженом каяке даже не возникает мысли - сил не хватит. Да и камни близко под водой. Одной рукой обхватываю каяк, другой успеваю ухватить норовящее уплыть весло. С каяком в обнимку проходим несколько высоких крутых валов. Рядом со мной уже Дима и Володя, готовы помочь, но шивера заканчивается, я вылезаю на перевернутый каяк и сама догребаю до берега.
А вот и долгожданный порог Хангорок. Исключая пороги Нижнего Каньона, это самое сложное препятствие на Уде. Вздыхаю с облегчением - когда порог ждешь впереди и боишься влететь в него - страшно. А когда уже определил - где он, и вовремя зачалился - становится спокойно на душе. Вода, вся пенная, бурлит между огромных, метров по пять в поперечнике камней. Этот порог проходят только самые отважные. Я обношу каяк по берегу. После первого короткого участка порога, где мы выставляли страховку, обносили вещи, все мы снова загружаемся в лодки и отчаливаем друг за дружкой с чувством полного спокойствия - порог пройден. Но тут начинается самое веселое. Оказывается, что мы прошли только первую ступень порога, всего каких-то метров 70, а ниже, на протяжении еще почти километра, река болтает нас на мощных сбойках струй, кренит в пенные улова за глыбами, заставляет отчаянно перегребать струю, уходя от огромных камней, и напоследок протаскивает по полутораметровым валам. Уйти от них в сторону у меня уже просто не было сил, внизу я видела зачалившихся ребят на галечной отмели и была готова к оверкилю, но река только умыла меня с головой, не переворачивая.
Еще два порога - Байгыр и Вангыр, такие же мощные, и мы подходим к шивере, заканчивающейся Ханской Щелью. Этот порог виден издалека: за правым поворотом открывается огромная щель в левобережном хребте, куда уходит река. Отвесные скалы высотой метров 150 эффектно сжимают поток Струя бьет в скалу, не образуя отбойного вала: видимо, в скале есть подводный карман, где проходит вода. Такое препятствие очень опасно для прохождения, если не суметь отгрести от прижима в скалу, судно перевернет и может затянуть в подводный карман. И там и оставить... Справа перед Щелью в Уду впадает ручей Хан, он довольно мощный, круто падает по крупным камням и перейти его здесь невозможно.
Это - начало Нижнего Каньона. За три с половиной дня дошли мы до него от верховьев порога. В этом каньоне есть несколько сложных мощных порогов и даже пятиметровый водопадный слив. В конце каньона река успокаивается, там расположен поселок Алыгджер. За ним сплав по Уде уже не представляет спортивного интереса. Мы не собирались проходить пороги каньона, для этого нужны более мощные суда - катамараны. Мы разбираем наши лодки и уходим на Утхум, приток Ии. До него нам топать около 100 километров...
И снова будут перевалы и броды, восхождения в Дургомжинских гольцах. Ночевки под величественными кедрами. Лузганье кедровых шишек на передышках во время переходов и вечерами на стоянках. Это очень полезное занятие - во-первых, непрерывно грызя орешки, приходишь в некое равновесное, очень спокойное, философское настроение, эдакое полурастительное состояние, сливаешься с дождем, туманом, мокрой тайгою, становишься частицей этого дикого мира. Во-вторых - получаешь дополнительный ценный источник жиров, витаминов и прочих полезных веществ.
Будут купания в теплых перевальных озерах в вязких мшистых берегах. Будут богатые уловы хариусов в мелких речушках. Будет красивый водопад на Шибите, притоке Утхума. Будет веселый сплав, множество препятствий, техничные проходы по заваленному камнями руслу Утхума. Утхум вольется в Ию, и она доставит нас к поселку Аршан, показав предварительно свой норов на верхних шиверистых участках, протащив через Ведьмин Котел - мощную бочку в месте, где вся река устремляется в узкую скальную щель-разлом горного хребта. Из Аршана - первого поселка на Ие, где она вытекает из гор, мы уедем на станцию Тулун, и поезд повезет нас домой.

А сколько еще замечательных речек в Саянах. Урик, Онот, Китой. Ока саянская. Она. Дотот и Хам-Сыра. Бий-Хем... Да разве перечислишь все. По любой можно идти с великим удовольствием. И о каждой можно написать сагу. Наверняка, много еще осталось нехоженых вами, дорогие читатели, саянских речек-дорог! Вливайтесь!

М. Галкина

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100