Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS




На север Главного Уральского хребта

Автор: Алексей Слепухин (Екатеринбург)
  1. Как рождаются проекты и что необходимо для их осуществления;
  2. Начало;
  3. Переправа;
  4. Дорога;
  5. У подножья Урала;
  6. Сюрпризы гор;
  7. Следующая вылазка;
  8. Вечер;
  9. Ода бане;
  10. Последние успехи;
  11. Возвращение
I. Как рождаются проекты и что необходимо для их осуществления

Вот и наступил новый сезон горных путешествий. Как я и планировал в прошлом 2002 году, наша группа готовится к серьёзному походу на север Урала. Связавшись со знакомыми из заповедника "Денежкин Камень", получил ценный совет: сходить в район перевала Ходовой. Этот маршрут рассчитан на недельное пребывание на природе. Все, с кем я советовался, говорили, что там очень красиво. И если идти куда-то в районе Североуральска, то только туда. Готовились заранее, долго обсуждая всевозможные мелочи. Собрались пойти небольшим составом вместе с детьми. Но не тут-то было. Наше предприятие заинтересовало очень многих наших знакомых и коллег. Итак, нас двадцать.

За пару недель до старта арендовали вахтовку, что может свободно проходить по разбитым лесовозным дорогам.

Все с нетерпением ожидали долгожданный отпуск, в особенности дети. Мой Тимоша, как всегда, стал заранее готовиться к нему, насобирав кучу вещей. И вот, наконец, наступил последний день - день сборов. Но он-то как раз и был самым тяжёлым и преподнёс разные сюрпризы: то терялись необходимые аксессуары, то всплывали неожиданные препятствия. Вот остаётся всего два часа до отправления поезда, когда выяснилось, что арендованная машина поехать не сможет.

Что делать? Нужно искать другую. В оставшийся короткий промежуток это сделать непросто. Но всё же нам повезло – соответствующее авто нам подобрали. И в очередной раз я убедился, что для реализации идеи необходимо желание, порою очень сильное, и удача, а точнее помощь сил извне, скажем так, благоволение.

II. Начало

Как всегда рюкзаки забиты доверху, плюс неимоверное количество продуктов и три гитары. Ночью в поезде спать опять толком не пришлось – наши дети ошалели от восторга. Зато побудка была ранняя: сначала пили чай в шесть утра, а затем разговоры и разговоры.

Наконец, поезд притормозил. Перед нами предстал арендованный нами авто - вахтовка с печкой внутри. Затолкав весь свой скарб и втиснувшись туда, поняли, что на большее количество людей она и не рассчитана. Тронувшись, машина стала подпрыгивать на всех дорожных ухабах, и мы вместе с ней: кто в такт, а кто как придётся.

Ехать пришлось долго. В вахтовке постепенно становится жарко, а потому тянет в сон. Чтобы не сморило, устраиваем песенный конкурс. Приз – кило конфет. Поначалу именно взрослые начинают затягивать песни, но затем "включаются" и дети. Никому не хочется проиграть. Но бессонная ночь и духота берут своё, и конкурс постепенно затихает. Лишь Лёша Бердюгин не прекращает – уж очень хочется мальчишке выиграть.

Кое-кто из моих друзей клюёт носом, зафиксировавшись среди рюкзаков. Меня и самого тянет ко сну, но вот, наконец, машина останавливается.

Закемарившие было участники путешествия, начинают потягиваться и нехотя вылезать наружу. Погода неплохая: солнышко, да редкие облачка. Никакого намёка на изменения нет. Растаскиваем вещи и делим продукты. Постепенно рюкзаки становятся тяжелыми. Мой, как всегда, рассчитан на двоих – сын несёт небольшой рюкзачок, в котором лишь мелочи мальчишки. Когда он его собирал, было любопытно наблюдать за ним. Нетерпение, желание, азарт путешествия (он со мной скитается с двух лет с небольшим), граничат с нехваткой знаний и "острой необходимостью" захватить с собой половину дома. Я с любовью и теплой усмешкой взираю на него.

От ребятни так и разит нетерпением. Скоро всё упаковано. Трогаемся.

Первый бросок показывает, что груза мне многовато, но нужно терпеть. Проходим пару километров – остановка. Подтягиваются все, и часть груза перераспределяется. Ко мне обращается Володя Попов "Усатый", давний знакомец по студенческим путешествиям. Его просьба проста и наивна – понести палатку. После некоторого упорства и препирательства забираю его груз.

Ух! Первые же полкилометра допгруз (спасибо тебе, Вов! Век не забуду твою доброту и свою отзывчивую глупость!) оттягивают руки. Что же ты туда положил, дружище?!

Ну вот, наконец, мы на гребне сопки. Впереди сквозь частокол леса угадываются верхушки гор, но не отчётливо. Откуда-то неподалёку слышен звук перекатов реки. Это и есть Сосьва. Про неё мне неоднократно рассказывали, предупреждая, что река не опасная, но своенравная. Спуск начинается неожиданно и резко уходит вниз, петляя между телами деревьев, кое-где попадая в ловушки из корней северного леса.

III. Переправа

Быстро спускаемся по крутому склону, иногда почти сбегая, даже, несмотря на тяжесть рюкзаков, и упираемся в бурлящую преграду речки Сосьвы. Течение стремительное и уносит немногочисленные палки и листья довольно быстро. Глубина достигает в некоторых местах выше метра. Для форсирования этого препятствия решаем натянуть трос, держась за который будет удобнее перенести груз и детей на своих плечах и спинах. Первым отваживается Дмитрий. Он проходит бурную Сосьву, фиксируя трос на ближайшей берёзе. Пока идёт подготовка и переход через речку, раздаётся гром. Через несколько минут начинает моросить дождь. Торопимся побыстрее завершить переправу. В то время как через реку пытается пройти следующий коллега, Дмитрий на другом берегу Сосьвы отчаянно разгоняет комаров, махая руками и дрыгая ногами. Издалека смотрится презабавно. Но вот, наконец, ему передают одежду. Дмитрий разворачивает свёрток и……. оказывается, что ему передали лишь футболку и бандану. Следует вопрос: "А брюки?". Все понимают комичность ситуации и подбадривают Диму, мол, попрыгай ещё немножко.

Я же сначала перевожу на плечах Тима, "удачно" ухватившего меня за подбородок, а затем и наш объёмистый рюкзак. Вода обжигает ноги. Бр-р-р. Камни в ней круглые, отшлифованные, как в боулинге. Удержаться на них крайне сложно. Ступаешь и чувствуешь, что в любой момент нога может "поехать" на этих камешках. Воды в Сосьве после недавних дождей многовато, в среднем чуть ниже пояса. Когда вступаешь в неё, нет ощущения особенного холода, но уже через несколько минут жалеешь о том, что залез в неё. Руки сына начинают давить на горло. Останавливаюсь. Через грохот перекатов кричу ему, чтобы он перехватился. Чудак человек! Тим с удовольствием оттягивает мои уши, особенно в моменты, когда мы вынужденно наклоняемся или соскальзываем. Мои уши, до сего момента прекрасные и аккуратные, начинают приобретать форму слоновьих, оттягиваясь книзу. Уже на берегу, ссадив Тимофейку, пытаясь вернуть им утерянную форму. Не тут-то было. Они горят и странно чешутся. Необходимо идти обратно – меня ожидает наш рюкзак.

Володя Попов прихватил с собой несколько двухлитровых бутылок пива. Пока шла подготовка и первый переход, часть из них опустела. На переправе наши дети спрятали одну из бутылок, так что нашему усатому другу пришлось обойтись впоследствии без пива.

Постепенно преодолеваем эту "артерию", правда, кто как. Некоторые, как, например Вера, замочив всё, что было надето на тот момент: она вдруг оступается по середине Сосьвы. Мелкий дождик накрапывает весь промежуток переправы. При этом наше возбуждение приправлено долей авантюризма, риска и смеха. Мои спутники оживлённо обсуждают детали переправы. Игорь, например, снимает всё на камеру, жадно фиксируя трудности и любые весёлые моменты, особенно когда Вера оступилась и, уж тем более, когда наскоро переодевается.

IV. Дорога

Двинувшись дальше, упираемся в болотистую местность. Приходиться то и дело переносить с одного островка на другой ребятишек. Скоро понимаем, что это бесполезная трата времени и сил, и все, включая детвору, шлёпаем по мокрой тропинке и лужам. Эта болотистая почва дополняет наши "водные трудности". Дорога вьётся среди непросохшего, раскоряченного леса. Дождик прекращается, но мы, потеряв много времени и сил на переправе, убеждаемся в том, что вечер затянется надолго, может быть, захватив часть ночи.

Через полтора часа передвижения кое-кто из ребятишек начинает уставать, потихоньку канюча: "ну когда мы придём?" Тимоша, тоже устав, делает несколько неосторожных шагов, набирая воды в свои сапоги и вымочив спортивные брючки. Переодеваться некогда, да и смысла в этом нет никакого. Забираю Тимин рюкзак себе, и, ведя его за руку, пытаюсь отвлечь его внимание на что-то другое. Делаем ещё несколько переходов, каждый раз всё больше уставая. Зато дети активно поглощают конфеты во время отдыха. Наконец, в половине десятого вечера (светло как днём) упираемся в речушку. Это и есть долгожданная Ходоковка, берущая своё начало двумя истоками на одноимённом перевале. Значит, осталось немного. Возвращаются ушедшие вперёд на разведку Данил и Володя, принося долгожданную новость: в полукилометре находится избушка, про которую мне и говорили. Обрадованные спешим все туда. Уставшие было, ребятишки весело бегут по тропе. Вот и охотничий домик. Он небольшой.

Избушка не новая, но и древней её не назовёшь. Интерьер не богат: пара окон, палати широкие, да стол подле окон.

С чистотой в домишке непорядок. Но в первый вечер не до этого. Наши драгоценные девушки Лена, Вера и Наташа затевают срочный ужин. Несколько минут и общими усилиями затрещал костёр, а на нём уже в котлах закипела вода – каша и чай обеспечены! У ребятни в глазах ни намёка на усталость, хотя мой Тим, как самый младший, всё ж таки уже спит на ходу. Только пока сам об этом не знает.

Молодёжь устраиваем в домике, сами же торопимся соорудить на скорую руку навес перед входом в домик, чтобы разместиться взрослым. Все устали и хотят побыстрее улечься. Процесс обустройства спальных мест занимает некоторое время. Как всегда, кому-то не хватает ложа, и начинаются дружеские препирательства, передвижения и неизменные сравнения: чьё место лучше. Я проваливаюсь в сон под сопение, прижавшихся ко мне Игоря и Володи "Усатого". Но я в эту ночь уже ничего не слышал. Горы охраняли наш сон.

V. У подножья Урала

Перевал медленно закрывали белёсые полоски облаков, передвигаясь по склону, "съедая" сантиметр за сантиметром. Серовато-зелёная масса гор, возвышающаяся над нашим лагерем, постепенно меняет свои очертания. Верхушки кедров молча наблюдают за тысячелетним спектаклем. Хмурое утро из-за сплошного облачного одеяла безветренно. Внизу в долине шумит небольшая, но активная речка Ходаковка. Рано утром она представляет великолепное зрелище: отдавая "должное" прохладному утреннему воздуху, образует некое подобие утреннего тумана. Точнее это дымок, струящийся параллельно слабому водному потоку. Ходаковские бережки покрыты лишайниками и небольшой растительностью, любопытно подглядывающей за твоими движениями. Словно маленькие гномики они там и тут высовываются, чтобы понять: кто ты и зачем ты здесь?

Утро настаёт рано – одним из первых просыпается сын. Он потихоньку начинает шебуршать в домике, не давая спать засоням. Скоро к его возне присоединяются девушки, затевающие утренний моцион у берега речки, да кто-то из мужчин зажигает костёр. Всё знакомо. Я знаю, как будут развиваться дальше события, кто и чем будет заниматься. От этого становится на душе приятнее. И хотя наша походная жизнь далека от пятизвёздочных условий, эта наша жизнь. Мы так живём. И всем, с кем сталкиваемся, мы прививаем "вирус путешествий", образ жизни.

Пока идёт подготовка к завтраку, мы совещаемся и приходим к мысли, что навес для взрослых необходимо перестроить, а в домике каждый вечер нужно устраивать "выкуривание" кровососущих.

Пока суть да дело начинаю организовывать молодёжь на приборку территории. Пусть некоторые неженки боятся заставлять своих чад заниматься таким "грязным" делом, я считаю, что именно с детства необходимо объяснить ребятне, что это важная часть пребывания человека в природных условиях. В городе всё проще – бросил мусор, авось его подберут. А в диких условиях прибирать некому – твоё "наследие" будет долго напоминать о твоих делах. И пусть сочтут занудой, меня это ни сколько не волнует. Главное прибираться, и так уже ступить некуда: масса грязи и помоек.

Поначалу неохотно, но всё-таки потом дети начинают приборку. Особенно сложно приходиться Роме Шаламову и Данилке Прыткову – они новички в этом деле. Но ничего, поймут.

Природа вокруг сурова, но красива. Вокруг нашего жилища возвышаются кедры, северные исполины, а над ними реют вершины гор. Место очень красивое и притягивает своим северным обаянием. Завтра нам предстоит вылазка к вершине Гумбольдта – главной цели нашего путешествия. Её не видно из лагеря, да и с нижнего участка перевала не приметишь. Путь к ней обходной. Сначала надо подняться к одной вершине, миновать другую и лишь там…

VI. Сюрпризы гор

Утро выдалось великолепное. Солнце только начало проглядывать сквозь ночные тучи, отдыхавшие на окрестных вершинах, как мы засобирались в дорогу. Дорога вьётся сначала на перевал, откуда великолепный обзор уральских гор.

Если кто-то скажет вам, что уральские горы невысокие и их очень легко преодолеть, на них заберётся и любой новичок, не верьте этому. Горы наши хоть и невысоки, но своенравны, в них приключается всякое. А потому не рассчитывайте на лёгкую прогулку в окрестностях вашего мегаполиса. Всё будет по-другому. Согласен, высоты не большие, но сюрпризы могут они (горы) преподнести любые.

Идти легко. Нас четверо. Кроме меня и Влада Петрова с нами идут Дима Элькин и Володя Попов. При подъёме замечаем великолепный снежник, одеялом раскинутый на склоне перевала. Вода из ручейка, что весело высвобождается из него, обжигающе холодна и кристально-прозрачна. Набирая её в пластиковую бутыль, прихожу к выводу, что тара не для этого живого существа. Правы биологи: вода – живое существо. Не хочется покидать прохладу снежника, хотя на его одеяле сгореть пара пустяков. Перепрыгивая на курумнике, мы, наконец, взбираемся на седло перевала, остаётся чуток, и увидим всё, до горизонта. Но тут под ногами раздаётся звук, напоминающий пощёлкивание и…… врассыпную бегут малыши куропатки. Лишь мать, демонстрируя извечную природную хитрость, прихрамывает, заваливаясь на "больной" бок. Тем временем ребятня веером рассеялась по курумнику, спрятавшись в неприметных местах. Куропатка ещё некоторое время "отводила" наши глаза, а потом легко упорхнула. Но напоследок я всё-таки успел её запечатлеть. Каждый раз, когда я просматриваю альбом, эта фотография напоминает мне такие далёкие приятные моменты.

Вскоре мы оказываемся на перевале. Обманчивость расстояний может сыграть шутку с вами, если опыта маловато. Каждый раз в горах кажется, что всё близко и всё рядом. Но это иллюзия. Иногда чтобы достичь какой-то точки, нужно очень много идти, причём не всегда по прямой или на одном уровне. Потеря высоты не очень выгодное мероприятие. Гораздо проще двигаться на одних высотах.

Мы весело начинаем взбираться на склон горы. Идти по огромному курумнику легко и удобно. Можно даже бежать. Солнышко то и дело прикрывают облачка, небольшие и прозрачные. Ничего не предвещает изменения в погоде. Вдруг слышим далёкий окрик. Оборачиваемся и видим: вдалеке на гребне стоит вторая группа наших путешественников с детьми. Усаживаемся передохнуть. Вторая группа, немного побродив, машет нам и уходит обратно в лагерь. Мы же начинаем двигаться дальше.

Обогнув гребень, замечаем вершину, скрытую от нас. Это и есть вершина 1410 метров, названная в 2001 году в честь великого путешественника Александра фон Гумбольдта. Размышляя над его экспедициями, трудностями и успехами, не замечаю изменения в погоде. Небольшое облако, быстро перевалив через тело ближайшей к нам вершины, устремилось навстречу к нам. Мы торопимся побыстрее проскочить неудобный участок, но поздно. Облако, настигнув нас на склоне вершины, как в назидание нам, цепляется за вершину, и с удовольствием начинает своё "мокрое дело". Смакуя привилегию в данной ситуации, облако насылает одну за другой волны дождя. Пытаемся спрятаться под валунами. Наивные! Ручейки один за другим находят нас, проникая то зашиворот, протекая тонюсенькой струйкой по спине, то, наотмашь ударяя в лицо. Сидим промокшие насквозь, ожидая, когда природа успокоится. Через полчаса темп ливня урежается, отпуская нас. Продрогшие спускаемся вниз к подножью горы. Чтобы согреться, вылезаем из своей одежды обсыхать на ветру. Зябко. По двое выжимаем одежду, активно встряхивая её напоследок. Забираться в неё обратно удовольствие не из приятных, но необходимое.

Бр-р-р-р…

Облако так и висит над вершиной, сбросив "якорь" на пик и задержавшись на "передышку". Возвращаемся в лагерь. Как ни обидно, но это лучше сделать сейчас. У половины из нас нет плащей, да и обувь сыра – быстро разобьем её.

Два сюрприза. Таких разных и таких памятных!

Обратная дорога всегда бежит быстрее. Близость "дома", знакомый уже маршрут, предвкушение передышки и горячая еда, сухая одежда и тёплое дыхание костра. Небольшой дождь (все осадки выпали именно на нас там, на склоне вершины) лишь добавил новизны в красках зелени и серых языках курумника. Нас встречают смехом и теплотой. Всё знакомо и приятно. Даже на шутки товарищей мы лишь устало улыбаемся, не пытаясь съязвить в ответ. Сын прижимается ко мне, словно очень давно меня не видел. И это ещё один сюрприз в горах…

VII. Следующая вылазка

Раннее утро. Наш лагерь просыпается неохотно. Поначалу выползает один мой товарищ, покурить и привести себя в порядок, потом другой. А там и девушки понемногу подтягиваются. Сын, ранняя пташка, уже тут как тут. Проголодался. Ему первому достаётся порция утренней каши, горячей и вкусной. Затем начинают просыпаться засони. Если так будет каждый день, то завтракать им будет нечем. Пример тому, Алексей Бердюгин, поднимавшийся поздно и почти всегда остававшийся без сгущенки, точнее со сгущёнкой "на дне" банки.

Сегодняшние планы – подъём на соседнюю вершину. Выходим все, кроме Володи Попова. Подниматься приходится, словно по гигантским ступеням, покрытых для неудобства курумником. Забираешься на одну, а за ней видна следующая. И так несколько штук. Сын почему-то быстро устаёт сегодня, и мы скоро отстаём от общей группы. Она отрывается на довольно большое расстояние, и нам приходится долго нагонять их. Ну, вот мы и вместе. Перед нами простирается огромная масса зелёного моря, кое-где прерываемая лишь седыми вершинами, да внизу под нами виднеется заболоченное озеро. Поднимаясь по склону, замечаем несколько снежников, белеющих под жаркими лучами светила. Отдыхая на склоне, я разглядываю остов от деревца. Высушенный, лишённый украшений и потерявший смысл жизни, он остаётся здесь на долгое время, пока, наконец, под ударами судьбы и стихий не распадётся на составные части. А пока он свидетель бесчисленных закатов и восходов, смен сезонов и настроений. Я испытываю уважение к таким существам, сильным и мудрым, хотя некоторые в этом никакой мудрости и не увидят. Но это дело каждого…

А вокруг огромное море. Сын, немного отдохнув, встаёт и рассматривает даль, указывая куда-то в глубину зелёной шерсти, оттопырившейся на хребте. Так он и остаётся запечатлённый мною на плёнке с вытянутой рукой, словно профессионал. Сколько у этого мальчишки впереди! Аж завидно самому.

Короткая передышка закончена, ребята начинают подтягиваться наверх. Переваливав через последнюю ступень, перед нами открывается огромное плато, почти горизонтальное. Ребятня рассматривает что-то под ногами, обменивается шутками. Тим, устав, начинает ныть потихоньку, выпрашивая очередную остановку. Затем вообще отказывается идти дальше. Перед нами вдалеке громада вершины, куда нам необходимо забраться. Я понимаю, что он не сможет преодолеть этот маршрут полностью, решаю пожалеть его и вернуться обратно в лагерь. Жаль, конечно, но сын пока мал. Напоследок решаю пройти по плато и заснять напоследок западный склон перевала. И правильно делаю. Передо мной огромная воронка. Её видно невооружённым глазом даже неспециалисту. Эту воронку образовал ледник, сползавший вниз с хребта, подмяв под собой центральную часть и слегка пригладив бока. Лес, выросший на "плечах" воронки, лишь подчёркивает это древнее движение.

Стоя на краю плато, вижу отдельные вершины хребта, удалённые друг от друга, но связанные, словно канатами между собой. Для меня это древние корабли, что встали на долгую стоянку у пристани. Своими вершинами-мачтами старые суда зацепляют облака, что огромными серыми парусами висят на них, подчёркивая элегантность линий строений. Лучи солнца, преломляясь, оттеняют бока и корму, зато освещают мачты и капитанский мостик. В принципе, древние люди, жившие вне нашей городской "цивилизации" и не знавшие телефонов и самолётов, были правы, наделяя горы сказочными свойствами. Сейчас я понимаю, что они были правы. Огромнейший живой организм - природа – имеет глубокий смысл в своём существовании и философии общения с нами, людьми. Как много нам позволено, и как мало мы сохраняем в ответ.

Ребята уходят вперёд, оставляя нас с Тимом. Мы разворачиваемся и уходим обратно. Жаль, конечно, но нужно возвращаться. Моему парню такое путешествие пока не по силам. Обратная дорога вьётся между языков курумника. Понемногу забираем влево, дабы мальчишке было удобнее спускаться. На последней ступени я поскальзываюсь и потягиваю мышцу. Идти становиться труднее. Но вот мы спускаемся к тропе. Журчит ручеёк Ходоковки. Скоро будет виден лагерь. И даже, несмотря на неудачную попытку восхождения, вылазка наша удалась.

В лагере мы растягиваемся под ласковыми лучами солнца, нежась и отдыхая. Готовим совместно ужин, поджидая наших друзей. И только поздно вечером они, уставшие и довольные, с последними лучами солнца подтягиваются к костру. Стучат ложки, дети искоса заглядывают в котёл, взрослые устало вытянули ноги, кто-то из мужчин поблизости от костра затягивается сигаретой. Видимость почти как днём, и только глубокой ночью небо затягивается облаками. Костёр облизывает сохнущую одежду, а мы поём наши песни. Глаза предательски слипаются, отказываясь служить. Сонный, я кое-как устраиваюсь и затихаю под звуки гитары.

VIII. Вечер

Не могу не рассказать об эпизоде "детской лихорадки" случившейся в один из вечеров. Пришедшие после очередной вылазки дети не хотят успокаиваться. Володя Ерлыченков принимает решение выгнать из парочки наиболее активных "бандитов" - Серёжи и Алёши - силы физическими упражнениями и отправляет их сделать два круга бегом вокруг лагеря. Они с огромной радостью делают положенные круги, но тут к ним присоединяется вся остальная наша "банда". Так что через пару минут закружились все, снося на своём пути всех и вся. Бег продолжался минут сорок, пока не "выдохнулись" самые маленькие. Но разницы в возрасте у них не чувствовалось совсем – дети все одинаковы.

Успокоившись, молодёжь неохотно присоединяется к нам, взрослым, затеявшим "лесной концерт".

Что такое "лесной концерт", вы спросите? Это наше традиционное мероприятие на всех маршрутах.

В подобном концерте участвуют все, независимо от возраста и положения. Да, каждый смущается выступать, но мы всячески поддерживаем артистов. Выступления у нас разные: от анекдотов до небольших сценок. Марьяша читает свои стихи и произведения Ахматовой. Дмитрий Елькин затянул песню Высоцкого, Владимир Ерлыченков любимый мотив про "нас, богатырей". Ну, а мы с Тимом исполнили "Ложкой снег мешая…". Несмотря на то, что голоса дрожат, волнение такое, словно выступаешь перед большой аудиторией, и от эффекта выступления что-то зависит. Концерт приятное и весёлое мероприятие, объёдиняющее всех путешествующих.

IX. Ода бане

Часто путешествуя, я всё больше стал ценить чистоту и гигиену, хотя довольно спокойно отношусь к неудобствам и тяготам. Но если есть возможность, люблю принять ванну, душ или баню. В наших походных условиях баня, безусловно, роскошь, которую можно и нужно позволять себе.

Утро следующего дня начинается с распорядка дня, который сегодня слегка изменяется.

Мы готовим баню. Для тех, кто пользуется этим великолепным изобретением, рассказывать смысла нет, а вот для новичков несколько слов сказать стоит. От мастерства изготовить баню зависит не только чистота тела, но и настроение любого путешественника. Баню, безусловно, готовят поблизости от воды, дабы обеспечить бесперебойное снабжение оной. В нашем случае это Ходоковка. В ней устраиваем небольшую заводь, в которую можно лишь сесть, да и то лишь неглубоко.

Володя Ерлыченков и Игорь Бердюгин заняты подготовкой каркаса походной бани и заготовкой дров. Поскольку нас много, то и топить придётся долго. Благо дров хватает. Сухие и крепкие, они ожидают нас в округе лагеря. Готовимся с середины дня, но первая партия попадает лишь ближе в пяти часам. Естественно, первыми уходят наводить красоту дамы. К ним пытаются "набиться" в услужение то один, то другой сердцеед, но они непреклонны – мол, сами справятся. Сидя с мальчишками у костра, обсуждаем предстоящую баню. Молодёжь отказывается, говоря, что уж лучше не мыться, чем идти туда. Наивные! Пытаемся привести свои доводы, но скоро убеждаемся, что проще один раз сводить, нежели уговаривать на словах. Вот такая она, молодость…..

А пока разговоры у костра, мерное пощёлкивание огня, вечерний шепот речки, безмолвное окружение стариков-кедров да громада гор. Вот возвращаются дамы, и наступает наша очередь. Данилка Шаяхметов, пока готовимся, отказывается мыться. Особенно его не прельщает сам процесс мытья. Всё это он называет модным сленговым словечком: отстой … Отец кое-как уговаривает его залезть под тент. Мой Тим более спокойно относится к подобному. Начинаем париться и уже через пять минут ребятишкам нравиться этот процесс. Особенное удовольствие составляет выбегать из бани в холодную речку. Покурсировав несколько раз туда-обратно к воде, мы понемногу вениками проходимся по мальчишеским узеньким спинкам. Колючие иголки веника уже не смущают их. Разгорячённые и чистые, наконец, они вылезают из бани. Данилка, видимо, впечатлившись, довольнющий вылезает из-под тента. Того недоверия и недовольства, что было сначала, в помине не осталось. Весёлая мордашка выдаёт испытанное им удовольствие. Наша "мелкота" мокрая начинает одеваться, отгоняя вездесущих комаров. Глядя на детей, маленьких, щуплых и беззащитных, ловлю себя на мысли, как они могли преодолеть непростой путь сюда. Молодцы всё-таки! Папы активно помогают одеться молодёжи. Всё, теперь наша мужская очередь.

Забиваемся в баню под тент. Нас несколько: двое Володей, Влад, Фанил и я. Все крепкие мужчины, и развернутся под тентом вокруг пышущей жаром баней непросто. Комичность ситуации понимаю, как только становится ясно, что париться веником можно только одному из нас, да и то лишь склонив голову, почти на колени кому-то из нас. И начинаем парить как раз самого высокого – Влада. Ему приходиться согнуться в три погибели. А в это время друзья, т.е. мы, сзади хлещем его вениками. От души, причём! Влада пытается сопротивляться и разогнуться, но не тут-то было. Похлестав драгоценного друга, отпускаем его распаренного на воздух. Следуюший…..

Наконец, дело доходит и до меня. Товарищи, с удовольствием поработав надо мной, бегут в Ходоковку. Я следом. Погружаюсь в прохладную воду, правда, лишь маленькой толикой. Сижу голый в маленьком бассейне Ходаковки и посмеиваюсь над собой. Обмываться холодной водой приятно и полезно. Выбираемся на берег и фотографируемся на память, а хитрый Игорь успевает наши действия заснять на плёнку. Потом, дома мы с удовольствием будем рассматривать эти кадры, хохоча над ними.

Особое удовольствие это доставляло нашим дамам, они всегда радовались и подзуживали нас впоследствии.

Разгорячённые и чистые возвращаемся в лагерь. Великолепно! Наши девушки счастливы: красота спасена, пусть и на короткий промежуток. Неспешный разговор у костра добавляет расслабления и радости. Незаметно подкрадывается сон. Под мерный разговор, я успеваю забраться в спальник и, повернувшись на бок, затихаю.

X. Последние успехи

Сижу на склоне, рассматривая величие наших Хмурых Гор. Они разные: зелёные, коричневые, серые, словно с проседью, лысоватые. Может быть невысокие, но всегда величавые. Если бы не лёгкий ветерок, точнее дуновение, вокруг меня зависла бы тишина. Горы наблюдают за нами. Разрезая горную тишь, прилетела кедровка. Её голос раздаётся с большого кедра, подле которого я и сижу. Писать мне легко, строчки ложатся сами собой. Мысли стройны, т.к. впечатлений много. Но они не перебивают друг друга, а скорее помогают выстраиваться в стройную цепочку. И даже хочется не записывать, а просто размышлять. Моя соседка отчаянно занимается своими делами наверху, возможно, не подозревая о моём существовании. Так мы и сидим, занимаясь каждый своим делом. Моё ложе не очень удобно: камень хоть и плоский, но не ровный. И даже, несмотря на подстилку, так и норовит уколоть. Но вставать я не хочу – когда ещё так повезёт. Изредка делаю снимки на память. Вон облако оккупировало очередную вершину, лихо, оседлав его пик. В лагере заметны шевеления: мужчины распиливают очередное сухое древо, девушки хлопочут по хозяйству, а ребятня возятся между собой.

Такая походная жизнь мне по душе. Новые места, к счастью оторванные от навязчивой цивилизации. Новые люди, что идут со мной по Тропе, несколько нервозно глазея по сторонам. Новые места, где моя душа раскрывается и прикипает своей путешествующей шероховатостью, так и притягивая обратно сюда. Новые фото, что будоражат меня каждый раз, когда рассказываю о своих скитаниях. Новые статьи и старые воспоминания. Старые друзья, чьи черты характера, как и черты лица, мне знакомы и близки. Старый рюкзак, терпеливо переносящий и помнящий всё.

Старое и новое – всё перемешалось в моей голове, душе, привычках и отношениях. Пора бы разобраться во всём, но я не хочу. Пусть течёт само по себе. Путешествия бывают разные. Но я рад, что моя жизнь путешественника не зависит от наличия пятизвёздочных отелей. Так лучше.

Кедровка не унимается, интенсивно занимаясь своими делами. Вот сверху падает очередная шишка, подкатываясь к моим ногам. Смотри-ка! Она, это хитрюшка, начала долбить ещё сырые и незрелые шишки. Небольшие светло-красные ядрышки выпадают из раскуроченного корпуса, обнажая нутро.

Этот день ознаменовался окончанием сладких продуктов: сахара и сгущёнки. Печенье и конфеты дети давно уже "приговорили", ещё в начале путешествия. А потому становится скучно без сладкого. Да, и вообще, питание стало скромнее, т.к. время нашего похода подошло к концу.

Последний вечер выдался ярким и запоминающимся. Был красивый закат, подкрашивающий зелень крон северных исполинов, легкий ветерок, обдувающий нас и наш бивуак, да птицы, оглашающие своим разговором окрестности перевала.

Сидим у костра. Последний разговор, последние байки, чай, дружеские "подколы", искорки от очага, умиротворённые взгляды взрослых да детская возня. Никто не хотел ложиться спать, но подъём наутро ранний. Завтра нам предстоит обратный переход, форсирование Сосьвы и обязательный приход в назначенное время. Опаздывать нельзя – транспорт ждать не будет.

XI. Возвращение

Проснулись очень рано. Утро только начинало размышлять о своей миссии, когда началось движение в лагере. Сборы скоры и не без суеты. Расставаться с Ходовым не хочется – уж слишком здесь было хорошо и красиво.

Да, в памяти останутся его вершины, цепляющие тучи и облака, небольшая Ходаковка с неизменным утренним туманом над водой, бескрайние перспективы, что открываются со склонов ГлавУрала. Здесь тебя охватывают разные чувства: песчинки по сравнению с седовласыми вершинами, раскрывшейся души от великолепия и красоты, да постоянного ощущения природной терапии.

Часть мужчин уходят вперёд готовить переправу, а мы с детворой будем их догонять. Идти легко – груза мало, солнце ещё не взошло, сил много. К двенадцати часам мы добегаем до Сосьвы. Переправа готова. Воды в реке стало меньше, а потому и переходить её становится проще. Быстро форсировав её, выходим на крутой склон сопки. Подъём несколько затянут, но к месту эвакуации добираемся намного раньше. Зато сумели перекусить, сделать массаж нашим девушкам, да поиграть с детьми. А вдалеке маячат сопки, которые мы сумели пройти во время нашего путешествия.

Последнее фото на память. Лица моих друзей загорелые и радостные, хоть и немного уставшие. Путешествие удалось на славу. Когда мы ещё сможем также собраться таким большим коллективом и осуществить новое большое путешествие в наши Хмурые Горы?

Алексей Слепухин, путешественник, врач,
действительный член Российского Географического Общества
г. Екатеринбург, директор Команды Искателей Приключений.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100