Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 


Автор (в центре)
Приэльбрусье, 2007 г.

Дневник горного путешествия

(литературная версия)

Автор: Александр Остапенко (Керчь)

Об авторе: в прошлом - военный летчик, после окончания Черниговского ВВАУЛ служил в Крыму. Многие годы увлекается горным туризмом, поэзией, живописью. Картины автора, некоторые из которых посвящены горам, можно увидеть на его сайте.

 

2 августа 2005 г.

В 4.30 меня разбудил звонок Юры… Пора. Проглотив кусок колбасы, прощаюсь с детьми, взваливаю не без труда огромный баул на плечи, и вот мы уже в дороге. Позади нервотрёпка подготовки к походу, впереди горы Кавказа. Автовокзал. Вся керченская часть группы в сборе. Мучительно вспоминаем, что из необходимого снаряжения забыли дома. Опрос с пристрастием выяснил, что забыли: "другие" карты, домино, диван, комп с подключенным инетом и холодильник с телевизором. В 6.00 подъехали к паромной переправе, без проблем прошли таможенный и пограничный контроль, в 7.50 паром отчалил. Кто хоть раз пересекал Керченский пролив на пароме, согласится со мной, что заключительная часть переправы очень напоминает скачки. Опускается трап и пассажиры, нагруженные багажом, наперегонки несутся к зоне пограничного контроля. Наша "гнедая" замешкалась на старте… Длинная очередь-расплата за нерасторопность.

Бдительность пограничников утомляет, как августовская жара или наоборот. Зато российская таможня "игнорирует" нас, не всё так плохо в этом мире. Взмыленные, как боевые лошади, подбегаем к краснодарскому автобусу, который должен был отправиться еще 5 минут назад, но нам везёт, и нас везут. По пути пытаемся выспаться, но это удается далеко не всем. На лобовом стекле автобуса, в качестве рекламы, можно было написать: " В пути Вас ждет САУНА, оплата входит в стоимость билета!". В 14.40 приехали в Краснодар. Взяли билеты до Нальчика и расположились на лавочке под навесом. Здесь, к нашей суровой мужской компании, состоящей из 5 человек, должна присоединиться юная леди из Санкт-Петербурга. Выставляем рюкзаки на видном месте, предлагаю Жене и Мите поискать Яну в обозримом пределе вокруг автовокзала, особые приметы девушки: рюкзак и ледоруб. Ребята исчезают "шершелить ля фам", причем Женя по пути пританцовывает тарантеллу, Володя отправляется на проверку краснодарских магазинов спорттоваров, а мы с Юрой стережем рюкзаки. Жарко, ну очень жарко, даже в тени. Рассказываю Юре о том, что уже завтра нам придется надевать теплые свитера и, возможно, куртки. Он слушает меня, как доброго сказочника, мечтательно закатив глаза. Час проходит, нет ребят, становится скучно. Поочередно наносим визиты в ближайший магазин с кондиционером и жуем мороженое. Через 1.5 часа появляются Женя и Митя. Девушки с ледорубом они не нашли, как не нашли и компьютерного клуба с Интернетом. И неизвестно, что их больше разочаровало. Меняем "караул", теперь уже мы с Юрой наматываем круги по привокзальной площади, но Яны по-прежнему не видно. Нет и Володи, видимо зарубежные магазины вскружили ему голову. Вечереет, дневная жара сменяется вечерней, но дышать уже легче. До посадки в автобус остается 1.5 часа, а в группе до сих пор не хватает двух участников. Принимаю единственно верное решение, достаю газовую горелку и готовлю ужин. Жрать захотят-придут. И действительно, как только чай был разлит по кружкам, появился Володя. А когда дело дошло до колбасы и котлет, пришла Яна. Выяснилось, что она всё время была где-то рядом и ждала моего звонка на мобильник, но я забыл дома бумажку с её номером, а она забыла, что место встречи назначено под навесом, возле билетных касс. Мы оба были, я у аптеки, а я в кино искала Вас... Но вот, наконец, вся группа в сборе, с удовольствием уплетаем ужин. После трапезы грузимся в автобус и едем в Нальчик. По пути замечаю приятные перемены: милиционеры уже не заходят в салон автобуса с автоматами и собаками, с постов ГАИ исчезли БТРы, и только частые проверки документов напоминают о том, что не всё спокойно в "датском королевстве".

3 августа 2005 г.

В 5.30 приехали в Нальчик. Город встретил нас утренней прохладой и толпой таксистов, окружившей группу плотным кольцом. Но крымчан на мякине не проведешь, мы то знаем, как ездить по курортам. Заявляю, что за нами заедет микроавтобус фирмы "Альпиндустрия" и водители печально расходятся, однако не все. Один, наиболее солидный и настырный, интересуется, куда мы едем и есть ли у нас пропуск в пограничный район. Вежливо объясняем, что мы не нуждаемся в его услугах, просто хотим позавтракать на скамеечке. Вопрошатель удаляется, но тут же появляется скромного вида человек, который полушепотом предлагает нам доехать до Верхнего Баксана на "Газели" за 200 рублей с носа. Это то, что доктор прописал, забываем на время о завтраке, грузим рюкзаки и уютно располагаемся в салоне. Дорога, умытая дождём, ныряет в баксанскую долину. Начинаются предгорья Кавказа, они напоминают крымские горы, такие же плоские вершины и склоны, поросшие деревьями. Наша "Газель" то и дело тормозит, пропуская стада вальяжных коров, совершенно искренне считающих, что дороги в горах проложены исключительно для них. На склонах гор видны свежие следы оползней, а огромные валуны на обочине напоминают о грозных камнепадах. Подъезжаем к Тырныаузу, на въезде в город пост ГАИ, боец с автоматом в бронежилете и каске, овчарка с печальными глазами и два бодрых гаишника. Скромный водитель доверительно сообщает нам, что въезд в город стоит 50 рублей. Если деньги отдать сразу, то никого не будет интересовать, кого ты везешь, и что ты везешь. Диалог водителя с гаишником продолжался не более минуты. И действительно, никого не заинтересовали наши документы и рюкзаки: ни бодрых гаишников, ни бойца с автоматом в бронежилете и каске, ни овчарку с печальными глазами. Впрочем, здесь все знают друг друга, для "чужих", возможно, правила другие. Едем по узким улочкам Тырныауза, когда-то здесь работал крупнейший горнодобывающий комбинат, вольфрамомолибденовый. Город процветал. Но кому сейчас нужны цветные металлы? Ныне это город безработных, а о былом напоминают только развалины производственных корпусов. Волна возрождения России ещё не докатилась до маленького городка в долине Баксана. Дорога змеится меж высоких утёсов и вот пред нами уже посёлок Верхний Баксан, начальная точка горного маршрута. Погода пасмурная, прохладно, временами накрапывает дождик. После крымской жары это кажется особенно приятным, первые три минуты. Завтракаем, переодеваемся, достаем ледорубы. В посёлке они, конечно, не нужны, но тащить такую тяжесть в рюкзаке надоело. По деревянному мосту на стальных тросах переходим на левый берег Баксана, в этом месте он так же дик и злобен, как лермонтовский Терек, но пошире будет. Идём по посёлку к началу тропы на озеро Сылтранкёль. После суточного сидения в креслах автобусов это совсем не просто. Ноги не желают слушаться и как-то идут сами по себе, прогибаясь под тяжестью рюкзака. Поднимаемся до крайнего домика на околице. И тут появляется он, в камуфляжной куртке, с удостоверением лесничего.… Просит предъявить маршрутные документы и, тыча в нос какой-то бумажкой, сообщает нам, что вход в долину платный, по 30 рублей с человека в день. Узаконенный рэкет на тропах, это явление появилось совсем недавно, ещё в прошлом году вход в долину был бесплатным, но уже брали деньги за подъём на Эльбрус. В Крыму это началось несколько раньше, и теперь без денег никуда не сунешься. Слишком много развелось Остапов Бендеров на душу населения, и денег на ремонт Провала и реставрацию Главного Кавказского Хребта требуется всё больше и больше. Узнав, что мы из Украины, лесничий несколько смягчается, начинаются торги. Сходимся на 300 рублей за всю группу и на всё время похода. Выбить деньги с хохлов задача архисложная, но хуже всего то, что украинские группы уже обучают иностранцев, как вести себя с лесничими. Теперь даже немцы бьют в себя в грудь и на чистом украинском говорят: " Нэмае грошей, ну нэмае ничого!". Немного побеседовав о политэкономическом положении Украины, прощаемся с лесничим и по тропе, траверсирующей травяной склон, поднимаемся в висячую долину Сылтрансу. Река грохочет в глубоком каньоне далеко внизу, а мы идем по сосновому лесу, периодически кланяясь кустикам земляники. Дождик усиливается и плавно переходит в ливень. Дабы не раствориться без осадка в этом потоке воды, прячемся под раскидистой сосной. Однако идти надо. Мы идём, и дождь идет, уже не известно, кто мокрее. А вдоль тропы постоянно попадаются москвичи и "акают", прямо не долина, а какой-то филиал Черёмушек, понаехали тут…. Кажется, мои молитвы услышал святой Георгий, дождь закончился, крутой подъём тоже. Вместо них появился колоритный мужичок в панаме и длинных шортах. Здороваемся с ним, растягивая "а", но он делает вид, что не понимает. Тогда Митя на чисто английском языке выпытывает у иностранца, кто он, откуда и куда. Американец оказался из штата Колорадо и хочет ещё сегодня дойти до озера Сылтранкёль.

- О, Колорадо, родина жука, который жрёт нашу картошку?

- Yes!

- Тогда сегодня Вы до Сылтранкёля не дойдёте… Bye!

- Bye…

Спустившись сквозь заросли можжевельника, выходим на старую морену, выше коша. Обедаем. После обеда хочется поспать, но мы идём, правда, недолго. Надо искать место стоянки. Найти площадки для двух палаток на старой морене оказалось непросто. Пришлось провести "строительные работы". Перетаскали булыжники, вскопали и разровняли грунт, наложили травы. Уложились вовремя, вечером опять пошёл дождь и лил всю ночь.

4 августа 2005 г.

Подъем в 7.00, погода пасмурная, но почти не капает. Делимся впечатлениями, кому, какой камень отдавил какое место, и какие усилия прикладывались, чтобы не съехать вместе с палаткой к началу маршрута. Завтрак, долгие сборы. В 9.45 выход.

По тропе, затерянной среди камней и можжевельника поднимаемся в цирк с удобными стоянками. Отдыхаем. Женя танцует тарантеллу, Митя приглашает Яну в Большой театр, но она забыла бросить в рюкзак вечернее платье, Володя фотографирует какую-то букашку, а мы с Юрой друг друга.

Привал блаженный.
Рюкзак, на камни положенный,
Не давит плеч, спешит прилечь
Усталый путник у тропы,
Чтоб отдохнув, свои стопы
Направить вновь к заветной цели.

Как жаль, что всё хорошее быстро заканчивается. Звучит команда: "Рюкзаки, по коням!". Мы снова ползём вверх, хоть нас там никто не ждёт. Вдоль правого (по ходу) борта долины по сыпухе и снежникам выходим к озеру Сылтранкёль. Здесь уже сидят американцы и средь них наш колорадский знакомец. Митя спешит к ним поупражняться в английском, мне тоже хочется поболтать с иноземцами, но я помню только одну фразу: "Yankee, go home!". Озеро, между тем, достойно кисти Левитана. Его прозрачная зеленоватая гладь отражает вершины и ледники, клочья наползающих облаков и синь неба. Как бы мне хотелось передать всю красоту горного озера и его берегов, но бедный мой язык беспомощно умолк, чтоб косностью своей величия не умалить. Ставим палатки на поляне с ромашками и незабудками, переодеваемся и идем на снежник, отрабатывать самозадержание на фирновом склоне. Часто ли вам доводилось кататься со снежной горки в августе? Тогда вы нас поймёте.

Вечером в гости с перевала спустились белорусы, и мы начали ругаться. Белорусы ругали Лукашенко, я мы - Ющенко и Тимошенко. Но мудрый Володя вовремя повернул мутный поток политической полемики в русло горных путешествий. Глупо, в самом деле, среди этой красоты говорить о ничтожных предметах. Разошлись по палаткам затемно, а ночью начались гроза и ливень. Однако, раскаты грома и грохот камнепада с противоположного склона, легко перекрывал храп из соседней палатки. Уснуть под такую "светомузыку" мог только человек с железными нервами, я рад и горд, что в нашей группе есть такой!

5 августа 2005 г.

В 6.20 подъём, ночь почти без сна. Погода неустойчивая, с южных склонов свисают косматые облака. Идти никуда не хочется, перед глазами, как живой, встаёт любимый диван и чашечка кофе. Боже, за что ты посылаешь нам эти муки? Прости, Господи, ты милостив, дождя до сих пор нет. Утренние хлопоты, долгие сборы. Митя приглашает Яну в кино, а Женя - на балет. Она кокетничает с обоими, справедливо полагая, что два кавалера лучше, чем ни одного. Юра загадочно улыбается. Эх, молодежь, ну разве так ухаживают за питерскими барышнями? Семечки надо было предложить.

По крутой тропе, вдоль ручья, медленно поднимаемся на широкое плато перевала Сылтран (н/к 3440 м). На перевале стоит палатка питерцев, из которой доносится удалая песня мужчины, женщина занимается утренним туалетом у ручья, вытекающего из-под снежника. Ах, эти "двоечные" походы! Что может быть приятнее и романтичнее ночевки в палатке с любимой, на высоте свыше трёх тысяч метров, при грозе? Ты гладишь её волосы, а они потрескивают и светятся разрядами статического электричества. А вокруг всё сверкает и громыхает, ветер рвёт тент палатки и ливень лупит барабанной дробью. Но мы чужие на этом празднике жизни. Спешим сфотографироваться у развернутого знамени "Айронета", Женя пишет милые глупости в записке и прячет её в тур, в назидание потомкам. По осыпям и снежникам спускаемся в долину реки Мкяра. И тут у нас возникают проблемы. Бедный Юрик, на спуске он до синевы сбил пальцы ног об ботинки. Каждый шаг теперь дается с болью, но Юра улыбается и шутит по этому поводу. Гвозди бы делать из этих людей. Но есть и другая проблема. Приток Мкяры после дождей превратился из маленькой речушки в мутный бушующий поток. Там, где в прошлом году мы перескакивали речку по камням, теперь образовался мощный порог со стоячей волной. Переправа здесь смерти подобна, смоет, как щепку. Вспоминаю песенку Бармалея: "Нормальные герои всегда идут в обход!". По мокрым булыжникам поднимаемся вверх, всё выше и выше, к леднику, из-под которого вытекает этот чёртов поток. В обход идти, понятно, не очень-то легко, не очень-то приятно и очень далеко. Но удача всё - же улыбается нам. Обнаруживаю место, где поток разбивается на рукава, каждый из которых не шире полутора метра. Провожу разведку, и вот уже вся группа на другом берегу. Ура! Спускаемся к тропе и топаем по ней до конца висячей долины. Привал. Хочется: есть, пить и спать одновременно. Но мы потеряли много времени на переправе, надо идти. Траверсируем крутой травянистый склон с набором высоты. Далеко внизу, в теснине каньона шумит река Мкяра. Обходим каньон сверху и попадаем в нижний цирк одноименного ледника. Здесь водный поток, стекающий с "бараньих лбов", делится на десятки мутных ручейков, через которые мы и скачем, как козлята. Долгожданный обед, если, конечно, можно назвать обедом два кусочка шоколада и горсть изюма. Опять вперёд и снова вверх. Камни, камни, камни, морена блин, крупноблочная. И кто её придумал? И почему до сих пор не изобрели рюкзак с ножками? За спиной сопит Женя. Предлагаю ему пойти впереди, но он отказывается, деликатный. Как хочется спать! Пытаюсь включить автопилот, но он заржавел и не хочет включаться. Ещё немного и я тоже отключусь. Сидим на камнях и жадно дышим разреженным воздухом. Внизу плывут облака, а вокруг только горные хребты, спокойно и величественно наблюдающие, как шестеро сумасшедших прут вверх по сильно пересеченной местности свои тяжелые рюкзаки. И это они называют отдыхом? Странные люди. Но как приятно, как приятно после этого кошмара оказаться на ровном месте, посыпанном песочком, усеянном ромашками, с идеальными площадками под палатки. Из камней здесь выложены стол и скамеечки, а на столе, в баночке из-под майонеза, стоит букет ромашек. Картину венчает шикарный вид на ледник Мкяра с заснеженными вершинами. А ночью были звёзды, огромные, с горошины, такие звёзды можно увидеть только высоко в горах.

6 августа 2005 г.

Подъём в 6.20. Погода чудесная! Золотистые скалы, белизна вечных снегов и глубокая синь неба. Делаю несколько снимков из палатки. Выход в 8.56, по морене поднимаемся на правый (по ходу) борт долины к языку ледника Мкяра. Привал. Группа слегка растянулась на подъёме, ждём-с. По моренному валу обходим нижнюю часть ледника, поднимаемся к его средней, открытой части. Что-то сегодня мне подозрительно легко идётся, неужели закончился "акклимат"? А может, съел чего или выспался? Надеваем кошки и выходим на ледник, здесь растут "каменные грибочки", но они не съедобные. Поднимаемся к закрытой части ледника, обходя или перепрыгивая многочисленные трещины. Дальше идти без верёвок нельзя. Закрытый ледник отличается тем, что маскирует свои трещины снегом, как "волчьи ямы" маскируют ветками и дёрном. Ходили когда-нибудь по гнилой крыше? Примерно те же ощущения. Достаём верёвки, обвязки и прочие альпинистские украшения. Обвязываемся, навешиваем на себя "побрякушки", теперь мы выглядим почти как настоящие альпинисты, любо - дорого смотреть. Особенно на Яну, обвязка так подчеркивает фигуру, а свисающие карабины и ледобуры придают ей неповторимый шарм! Почему до сих пор керченские модницы не ходят по "Ленте" в связках? Между тем, солнышко уже разогрело склоны, и с них начали скатываться камни. Верный признак того, что нам нельзя здесь засиживаться. Идём двумя связками по рыхлому снегу. А вот и первая трещина. Вибрам уходит в бездну, но я вовремя выдергиваю его, на белом снегу образуется чёрная дыра. Тщательнее надо… Обхожу слева - опять дыра. Наконец проход найден, но позади вдруг слышу: "Ой…". Оборачиваюсь и машинально втыкаю ледоруб по самую головку в снег. Володя ушёл в трещину по пояс, а ведь он шел по моим следам. Теперь он уже не будет им верить…. Переход явно затягивается, Вова держит меня на коротком поводке, аккуратно проверяя каждый след. Опять дырка, опять обход, и снова дырка. Какой дырявый ледник! Интересно, это из-за глобального потепления, или затяжных дождей? Со скоростью беговой черепахи, но всё - же выходим под перевальный взлёт. Он подрезан бергшрундом, который обходится сверху. Надо отдышаться. Подходит вторая связка, лица у ребят настороженные, в глазах немой вопрос: " Дядя, а вы случайно не из турбюро "Иван Сусанин"?". Нет, я из его филиала. Вперёд. Небольшой подъём в обход бергшрунда и траверс. До перевала рукой подать, но Володя решил передохнуть. Почти с нежностью уговариваю его пройти ещё чуток, ведь вся связка стоит на снежном мосту над бергшрундом. Кто его знает, когда этому мосту последний раз делали дефектоскопию.

Вова нехотя соглашается, и мы выходим таки на перевал Ирик (1Б 3550м). В 13.16 группа в полном составе поднялась на перевал, который встретил нас резким холодным ветром. Фото у развернутого знамени "Айронета". Милые глупости в записке, в назидание потомкам. И вниз по мелкой сыпухе, пока носы не отморозили. Злой рок преследует Юру, он неудачно приземляется на руку и рассекает ладонь острым камнем. Пока достаю аптечку, Митя, решив, что в маленькой бутылочке у меня вода, делает большой глоток чистого спирта. Эгоист, нам ведь тоже хочется. Вся группа оказывает помощь Юре и Мите. Затем, по длинному снежнику скатываемся до широкой скальной полки. Привал. Отсюда чудный вид на восточную вершину Эльбруса и Главный Кавказский Хребет. Фотографируемся. Господи, отчего люди не летают? Отчего люди не летают, как птицы? Так разбежался бы, расправил руки-крылья и полетел, полетел, вниз, в долину, к местам гнездования. Тогда бы не пришлось корячиться по этим долбаным кулуарам, заполненным водой. Сползать на пятой точке по скальным ступеням и уворачиваться от бульничков, которые периодически спускают на меня мои добрые друзья. Юру бы с собой прихватил, для него спуск - муки ада. Если останусь цел, обязательно придумаю рюкзак с крылышками. Спуск с перевала Ирик в долину реки Ирикчат занял около 5 часов. Место для лагеря выбрали очень красивое, правда, его пришлось очищать от коровьих лепешек. Поставили палатки, поужинали. И тут у Мити и Жени вдруг появились симптомы горной болезни. Ребята решили распалить костёр из высохших коровьих лепешек. Но, то ли экскременты были не слишком сухими, то ли ребята уставшими, но костёр никак не хотел разгораться. Уж они и дули на него, и крошили топливо, не горит, хоть тресни! Да, странные формы принимает порой "горнячка". Завтра будем лечиться и отдыхать.

7 августа 2005 г.

Подъём в 8.20. Полудневка. Это значит, с утра никуда не надо идти, блаженство. Устраиваем постирушки, зализываем раны, ремонтируем снаряжение, любуемся долиной. Сборы напоминают замедленную съёмку. Но в 14.05 мы всё же покидаем насиженное место, и, по хорошей тропе, поднимаемся к "прижиму" реки. Обходим его по скальным полкам и встречаем питерцев. Светская беседа непродолжительна, но приятна. Топаем дальше. Травка сменяется камнями, а пологая тропа крутым подъёмом. Верхний цирк. Ледник Ирик оскалился своими трещинами. Но нам туда не надо. По сыпухе, смешанной с грязью, и по снежникам обходим ледник справа (по ходу). Выползаем на осыпной гребень. В 17.48 группа поднялась на перевал Ирикчат (1Б 3643м.). Занимаем верхние площадки, ставим палатки и укрепляем ветрозащитные стенки. То, что ночёвка на этой высоте будет прохладной, можно предсказать и без гороскопа. Но какой отсюда вид! Царство Снежной Королевы, или Приёмная Кощея, кому как больше нравится. Снежно-ледовые поля Эльбруса, они обладают каким-то волшебным магнетизмом. Тот, кто хоть раз здесь побывал, непременно захочет сюда вернуться. По себе знаю. После ужина состоялся "Совет старейшин". Юра травмирован, у Володи симптомы "горнячки", ребята не хотят быть обузой для группы на сложном участке маршрута. Справедливости ради отмечу, что план-график похода оказался довольно жёстким, полуднёвки недостаточно, чтобы восстановиться после таких переходов. Тщательнее надо… Мне не хочется разбивать группу, но доводы ребят убедительны. Решаем, что на гору пойдут четыре человека, из вещей и снаряжения только самое необходимое, продукты с запасом на один день. Любуемся волшебным закатом и расползаемся по палаткам, завтра ранний подъём.

8 августа 2005 г.

Подъём в 5.40. Погода "неразберипоймёшь", над нами голубое небо, а вокруг облака. Прощаемся с Володей и Юрой, уходим. Перевалив через рыжий бугор, выходим на ледник. Здесь встречаем одинокого запорожца с рюкзаком и заводим с ним беседу. Выясняется, что он не одинок, их много на каждом километре склона, возвращаются они с вершины, после удачного восхождения. И действительно, вдали маячит фигура женщины, идущей по закрытому леднику, как по тротуару, в гордом одиночестве. Ох уж эта "сванская" страховка: "Иди, иди, я тебя вижу!". Осторожно спрашиваю, не боится ли он за свою спутницу. Нет, за неё он спокоен, через весь ледник уже протоптана тропа. Из дальнейшей беседы выясняем, что веревки на восхождение можно не брать, до самой вершины пробиты ступени и вообще, всё в этой жизни легко и просто. Но на эту бочку мёда всё же нашлась ложка дёгтя. По радио им сообщили, что приближается грозовой фронт, ожидают три дня непогоды. Благодарим соотечественника за ценную информацию и направляем свои стопы к едва различимой ниточке следов на снегу. О связке, естественно, никто и не думает. Но, по закону мерзавности, мы оказываемся ниже тропы, и упираемся в зону трещин. До боли знакомая чёрная дырка, однако на этот раз она волнует значительно сильнее, ведь веревка в рюкзаке у Мити… Гнусавый внутренний голос напоминает мне, что пренебрежение страховкой опасно для нашего здоровья, но в моём бедном мозгу ещё не выветрился заразительный оптимизм запорожца. Молясь русскому богу "Авось", осторожненько прощупывая каждый шаг, мы выбираемся на тропу. Пересекаем ледник и вылазим на скалы Ачкерьякольского лавового потока. Здесь удивительно удобные места для ночевок, даже ручейки есть. Отдыхаем. Мимо нас проходит арьергард украинской группы. Поздравляем ребят с вершиной, уточняем, свободны ли ночёвки под "подковой". Они свободны, все, кто хотел и мог, уже сходили на вершину и спускаются вниз. Погода между тем ухудшается. Успеваем пройти несколько снежников и моренных островков, и нас накрывает снежный заряд. Видимость резко ухудшается, где-то недалеко погромыхивает. Залазим под плёнки и пытаемся переждать снег, но он только усиливается. Женя с удивлением сообщает нам, что его волосы встали дыбом и потрескивают. Это верный признак того, что нам надо бежать вниз, пока они не заискрились. Мой гнусавый внутренний голос напоминает, что главное в горном походе - вовремя смыться. На этот раз я с ним не спорю. По снегу и булыжникам несёмся вниз, к перевалу. У ледника снег переходит в дождь и поднимается сильный ветер. Идём по снежной каше, промокшие и продрогшие. Пытаюсь вспомнить, как жарко сейчас в Керчи, на пляже, но меня постоянно отвлекает стук зубов, которые друг на друга, почему-то не попадают. Вот и перевал, Юра с Володей уже греют чай для нас. Виновато развожу руками и говорю ребятам, что гора желает разглядеть их поближе. Натягиваем плёнку на каркас и включаем газовую горелку. Вода стекает с нас ручьями, но через минуту я уже вспомнил, как жарко сейчас в Керчи, на пляже. А Митя вспомнил, что у него сегодня День рождения. Фляжка коньяка и дольки лимона расходятся по кругу, жизнь налаживается. Вслед за жизнью, стала налаживаться и погода. Выглянуло солнышко, и куда-то исчезли облака с дождем. Как мало нужно человеку для счастья! Сначала промокнуть до нитки, промёрзнуть до костей, а потом высохнуть и согреться. А если сюда ещё добавить пару глотков коньячка и дольку лимона, то ты уже на "седьмом небе" от счастья. Запишите рецепт, пригодится.

9 августа 2005 г.

Подъём в 5.20. Погода шепчет. Как хорошо, что метеопрогнозы иногда не сбываются. Всей группой поднимаемся на рыжий бугор и выходим на ледник. За ночь он промёрз, идти легко. Выходим на скалы Ачкерьякольского лавового потока и встречаем группу саратовцев. Ребята делали акклиматизационный выход до высоты 5000 метров, но одного участника прихватила "горнячка", его ведут под руки. Сочувствуем и прощаемся, наша помощь им не нужна. На одной из стоянок обнаруживаем мемориальную табличку альпинистке, погибшей при восхождении на Эльбрус на этих склонах. Вспоминается строчка Высоцкого: "Так лучше, чем от водки и от простуд…". Не знаю, не уверен, да и чем лучше? От собственной Судьбы дороги нет…. Постояли, помолчали. Для тех, кто здесь ходит, это предупреждение об опасностях, к которым нужно быть готовым. Жаль, что не все и не всегда внемлют этим предупреждениям. До стоянок под "подковой" осталось пройти снежный склон, крутизной до 35-40 градусов. Мудрый Юра предлагает надеть кошки, но я вижу утоптанные следы и опять полагаюсь на "Авось". В начале склона идём нормально, по хорошим ступеням, но за 5-6 метров до скал, ступени превращаются в две обледеневших полоски. Мысленно ругая себя нецензурными словами, пытаюсь уйти на скалы левым траверсом. Под тонким слоем снега натёчный лёд, даже штычок ледоруба входит в него только на несколько миллиметров. Бью ступени ребром подошвы, но они получаются не шире спичечного коробка. Выйдя на скалы, с тревогой жду ребят. Вот появляется Юра, он шёл предпоследним. И вдруг по склону запрыгали снежные комья. Срыв. Бросаю рюкзак и бегу с ледорубом к месту с истошным воплем: "Верёвку!!!". По закону "мерзавности" она оказывается, где-то в середине рюкзака у Мити. Пока достается верёвка, оцениваю ситуацию. Володя висит на клювике ледоруба, пытаясь найти опору для ног, но её нет. Наконец верёвка извлечена на свет божий и со второй попытки попадает в руки Володе. Он обвязывается, и мы выдергиваем его со склона. Вот так, на "пустом месте", по глупости и легкомыслию создаются аварийные ситуации. Очищаем от снега площадки под палатки и устанавливаем их. Укрепляем снежными блоками ветрозащитные стенки. Высота даёт о себе знать, холодно и хочется дышать. И ещё тишина, морозная и какая-то величественная. Вечереет, под нами плывут облака. Делаю несколько заоблачных снимков и ныряю в палатку. Едва ли сегодня нам удастся поспать, холодно, блин.

10 августа 2005 г.

Ночь без сна. В 1.20 выползаю из палатки, ледорубом отбиваю смёрзшийся снег в котелок на чай. Небо звёздное, но где-то над Грузией гроза. Мощно-кучевые облака вдали мигают зарницами, как ёлочная гирлянда. Потрясающее зрелище. Добавьте сюда ещё росчерки метеоритов, и станет ясно, зачем мы сюда припёрлись. Газовая горелка быстро меняет температуру в палатке с минуса на плюс, а когда снег превращается в кипяток, хочется даже раздеться. Завтракаем, готовимся к выходу. Всё приходится делать при свете фонариков. С упорством конченого зануды, в сотый раз спрашиваю у ребят, взяли ли они солнцезащитные очки и крем от загара. Понимаю, что заколебал уже всех, но слишком высока цена вопроса. 15 минут на снежном склоне без солнцезащитных очков достаточно, чтобы получить ожог роговицы глаз. Успеваю заметить, что Яну сегодня никто никуда не приглашает, а Женя не танцует тарантеллу. Лица ребят серьезны и сосредоточены, не выспались наверно. Пока Женя и Митя возятся с кошками, отбиваю чечетку, потому что большой палец на левой ноге начинает терять чувствительность. Выход в 2.40. Володя и Юра остаются в лагере. По крутому снежному склону поднимаемся вдоль скал "подковы". Следы наших предшественников занесены снегом и едва угадываются в свете фонарей, а описание маршрута, которое мы изучали накануне, лаконично, как вождь спартанцев. Одно ясно, вершина где-то сверху. Кошки хорошо держат на смёрзшемся снегу, но временами попадается лёд, расслабляться не приходится. И тут у Жени развязывается кошка… Неприятный холодок по спине, но всё обошлось. На небольшой скальной полке приводим снаряжение в порядок и отдыхаем. Предлагаю Яне вызвать такси, или подождать попутный вертолёт, на её лице вижу некое подобие улыбки. Снова вверх, с характерным кряхтением и сопением. Выходим за перегиб, склон выполаживается, снег сменяется скалами. Скорей бы рассвет, в первый раз поднимаюсь на гору по этому маршруту, так хочется посмотреть, куда в темноте занесла нас "нелёгкая". Наконец небо начинает сереть, останавливаемся и наблюдаем волшебное действо: восход солнца в горах. С первыми лучами снежные склоны загораются ослепительным светом и искрятся, как чешуя дракона. Мажем лица кремом от загара и надеваем очки. Перед нами, рассекая небо по диагонали, высится снежный гребень со скальными выходами. Нам туда. Пытаюсь обойти скальный зуб слева, но упираюсь в ледовую стенку. Мой гнусавый внутренний голос напоминает: "Ходить налево опасно для вашего здоровья!". С ним трудно не согласиться. Осторожненько спускаюсь в три такта и обхожу "жандарм" справа. По короткому, но крутому кулуару выходим на широкий снежный гребень. Вверху видны красные скалы, похожие на крепость. Поднимаемся к ним. У подножия скал площадка для ночёвок, огороженная снежной стеной, для самых отпетых экстрималов. Обходим скалы и попадаем на огромное снежное плато. Небольшой бугорок на нём, оказался восточной вершиной Эльбруса 5621 м., в 8.29 мы зашли на неё. На вершине стоит пирамидка из нержавейки, которую припёрли сюда курсанты Краснодарского училища МВД, в свободное от занятий время, и воткнут бамбуковый шест, чтобы восходители могли нанизывать на него свои флаги. Какой сервис! Достаём флаг "Айронета" и фотографируемся. Душа ликует, мы всё-таки зашли, причём там, где немногие ходят. Зашли от подножия, сэкономив бешеные деньги на фуникулёре и канатке, а также на поборах, которые в последнее время устраивает начальство Эльбрусского высокогорного заповедника. Ура! Вид с вершины завораживает. Под нами весь Главный Кавказский Хребет, красивейший сад вершин, от Донгузоруна и Ушбы до Дыхтау и Казбека. Огромная горная страна открывается во всём своём великолепии. От такой высоты захватывает дух. Да, эйфория, это один из признаков горной болезни. Напоминаю ребятам, что на вершину мало подняться, с неё нужно ещё спуститься, а 70 процентов несчастных случаев происходят именно на спуске. Но спустились мы без особых приключений и предпосылок к ним. В лагере нас уже ждал горячий чай и поздравления, Юра с Володей постарались. После чая навалилась дикая усталость, расползаемся по палаткам, но уснуть, опять не удаётся. Горное солнце шпарит, как на сковородке. Не помогает даже спальник, наброшенный на палатку. Немного отдохнув, начинаем собираться. В 14.48 спуск. Погода портится на глазах, быстро наползают облака, вот уже слышны раскаты грома. Находим приемлемое место для стоянки и ставим палатки. Как оказалось, вовремя. Сначала пошел дождь, затем град и снег. Славно мы проскочили! Если бы непогода застала на спуске с вершины, мало бы не показалось. По всем признакам гора благосклонна к нашей группе.

11 августа 2005 г.

Утром пришлось отгребать снег от палатки, за ночь его навалило сантиметров пятнадцать. Погода пасмурная, но пока с неба ничего не сыпется. Собираемся и быстренько вниз. Перед спуском на ледник, у нижних стоянок Ачкерьякола, нас встречает одинокая женщина, конечно же, из Москвы. Её спутники ушли вчера по ледовым полям в "Приют 11и", и до сих пор не вернулись. Она вся испереживалась, наверняка их накрыла непогода. Успокаиваю её, что отсюда до приюта 6-8 часов ходу, из-за непогоды они наверно остались ночевать там, и к вечеру придут, может быть…. Однако орлы! Оставить женщину ночевать в палатке одну, да ещё на высоте около 4000 метров, это по-мужски! Предлагаю ей оставить записку и спуститься с нами в долину Ирика, там, на зелёнке, в тепле подождать своих рыцарей, а если не придут, сообщить спасателям. Но она отказывается. Подробно рассказываю маршрут спуска, на всякий случай, и мы прощаемся. По снежной каше ледника выходим к уже знакомому рыжему бугру, вот и перевал. Там сидят белорусы и, размахивая красно-зелёным флагом, кричат нам: "Хай живе Беларусь!". Кто бы возражал? С лицом озабоченного доктора, держащего руку на пульсе безнадёжной больной, отвечаю: "Ще нэ вмэрла Украина…". Оставляем братьям славянам лишнюю "Мивину", сухари и соль. Делимся впечатлениями и уходим. Спустившись с "бараньих лбов" наблюдаем ещё одну "весёлую картинку". Впереди, не разбирая тропы, идёт джигит, на нём висит метров 40 лёгкой буржуйской верёвки, а за ним, на полусогнутых, под огромным рюкзаком семенит молодая женщина европейской наружности. Видимо он инструктор альплагеря, из местных, тут и к гадалке ходить не надо, скачет налегке, а она за ним чуть ли не ползком. Ну да, восток-дело тонкое, вдруг завтра война, а он неотдохнувший. Сегодня какой-то "женский" день. Перед спуском к кошу встречаем девушку, грустно сидящую на куче рюкзаков. Надо ли говорить, что она тоже из Москвы? Выясняется, что один из участников её группы слетел с тропы и получил серьёзные травмы. Ребята понесли его вниз, к кошу, а она с подругой остались стеречь рюкзаки. Предлагаем свою помощь в транспортировке рюкзаков, но девушки отказываются. Наверно после восхождения у нас непрезентабельный вид, и мы не внушаем им доверия. У коша встречаем ребят, узнаём подробности происшествия. Тем временем спасатели на лошадях уже спускают потерпевшего. Небезопасное это дело, горные путешествия, тщательнее надо…. Через пару часов спускаемся к нарзанному источнику над посёлком Эльбрус. Какое там "баунти", нарзан - вот подлинное наслаждение! В подтверждение моих мыслей, над долиной возникает радуга. Успеваю сделать несколько снимков. Радуга - это к удаче.

В 19.20 спустились в посёлок Эльбрус. Пешеходная часть маршрута закончилась радостным воплем Мити: "Ура, я живой!". Шутку по достоинству оценили местные жители. А вот и удача, не дошли еще до трассы, а у нас уже есть транспорт. По сходной цене водитель "Газели" соглашается отвезти нас в Минводы. По пути делаем остановку в Тырныаузе и отдаём дань чревоугодию в знакомом кафе. Боже, какой там вкусный борщ со сметаной, а салатики из свежих помидорчиков с капустой, а какие огромные куски мяса без всяких жил и костей, а гуляш с картошечкой, а хичины! Какая прелесть, и всё это удовольствие всего за 20 гривень с носа! Возвращаемся к машине с туго набитыми животами. Вот это туризм, а всё остальное-подходы. Около полуночи приехали в Минводы, водитель высадил нас на трассе, возле поста ГАИ, здесь легче уехать автостопом. Не успели мы выгрузить рюкзаки, как на горизонте показался импортный автобус. Остановили его не без помощи "гаишников", спасибо им огромное. Водитель автобуса, узнав, что мы заплатим за проезд, сразу смягчился, и до Кропоткина мы доехали с ветерком, без остановок, почти как интуристы.

12 августа 2005 г.

Наше путешествие стремительно приближается к концу. Из Кропоткина прямым автобусом едем до переправы. В перерывах между сном едим и пьём. Нас уже не сильно волнуют пограничные формальности, ощущение такое, будто домой возвращаются только тела, а наши души всё ещё бродят где-то там, в заоблачных высях. Однако возвращение к родным берегам всегда трогательно. Ласкает мысль о ванне, любимый диван опять, как живой встаёт перед глазами. Здравствуй, Керчь. Как приятно возвращаться к тебе после долгих странствий. До свидания, горы. Увидимся ещё, может быть.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100