Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Пихта со шмалью

Автор: Александр Петрищев (Екатеринбург)

 

…Ночь, мерно гудящая газовая лампа, печка с тронутыми краснотой боками и экономазером, кто-то заботливо накрыл оголенную задницу Тины Канделаки, красующуюся на обложке Playboy журналом "Популярная механика". Натягиваю бахилы, выползаю наружу, огонек моей сигареты, кажется, сливается с необъятным звездным небом. Молодая луна чуть подсвечивает причудливый гребень северного цирка. Ее сияние по мере выгорания табака, кажется, становится ярче, оно уже проникает в самые отдаленные уголки ночной темноты, тайга вокруг как будто начинает дышать, за елками проявляются маленькие мерцающие звездочки, приближающиеся ко мне, на своем пути они сливаются друг с другом. Все ближе и ближе. Очертания набирают силу. Кровь приливает, я явственно ощущаю призывные бедра под тонкой тканью, чуть приподнятую грудь. Сигарета повисает в уголке рта. Алые губки видения чуть приоткрываются и я слышу голос…Ужасный голос своего шефа, заставляющий отхлынуть разом всю кровь от пещеристых тел и самому покрыться отвратительной испариной: "А вы, Александр Викторович, план на полугодие составили?"…

- Сань, вставай к печке! - будит меня Артем

- Бля…, надо же такому присниться, вроде как уже и отдежурил - бормочу я, расстегивая спальник. Да нет, все на месте, Тина, Популярная механика, печка с красными боками, бахилы. Какое-то время туплю, сижу перед постреливающей печкой, просыпаюсь, потом отхаркиваю добрую половину содержимого термоса, отпираю пышущий жаром зев, бросаю новую порцию, натягиваю бахилы, выползаю наружу. Разгорающаяся сигарета словно зачинающийся пожар нового дня отдается чуть просветленным востоком и бледнеющим на Мамаем месяцем. Куда там сегодня собирались? На Лесной, кажется. Ну, дай Бог, тем более, что сегодня финал, зачет. Быть добру! Я хватаюсь за мерзлое топорище и принимаюсь рубить сучки для утреннего костра…

…Есть мнение, что бэккантрийные мероприятия как нельзя лучше иллюстрируют теорию магнетизма, ну там домены, силы коэрцитивные, проницаемости магнитные, потоки. Так вот, люди-домены, получив разок по голове потоком бэккантрийности нужной силы, ориентируются в сторону своего полюса, который, как правило, лежит всегда в области гор, солнца и пушистой целины и уж не существует такой коэрцитивной силы, способной отвернуть их от своей цели, а если и случается такое, то чахнет домен на глазах, пока не пробьет завесу встречных потоков... И вот едет нескорый 350-ый по необъятной стране, собирает людей-доменов. Екатеринбург, Старый Мельник норовит застыть прямо на ледяном перронном ветру, Барабинск, рыба жерех, пиво омское, между прочим, Новосибирск, наконец-то, привет, люди. О! Коньяк! С изображением Багратиона, впрочем, все равно кто будет смотреть на нас, поскольку все заканчивается Балтикой, купленной у проводника часа в три ночи, а завтра Красноярск, там будет Абаканское! Живое! Атас, блин, менты, пустые бутылки из под живого выкатываются прямо в проход. Нет, надо завязывать, спортсмены мы или нет! Что, Артем, к проводнику? Хм…А, впрочем, завтра еще полдня ехать, пошли! Иркутск, старик, как будто вчера расстались, очень рад! Слюдянка, омуль, это уже на желающих, скоро Выдрино - наша станция, твою мать, ту дверь вагона, которую надо открывать, мы завалили снарягой, насрать, давай на другую сторону - стоим две минуты! Здравствуйте, горы!

А как все начиналось! Сидели мы с мужиками в приюте Мазаевский стан, что на Кузнецком Ала-Тау, перетирали приятности дня, прошедшего в бэккантрийных утехах. Получилось, что на моем языке всплыло имя нарицательное - Мамай, поговорили, пообсуждали, да и все на том, да только летом 2007-го звонок из Новосибирска напомнил мне про существование полюса влечения. Теперь вот я в числе сборной группы из Екатеринбурга - Новосибирска - Иркутска в количестве семи человек тащу свой нелегкий груз в базовый лагерь у того самого полюса влечения. Груз сей помимо своей явно ощущаемой плечами составляющей, имеет еще и виртуальный характер в виде вопросов; успеем ли мы за сегодняшний день запереться в базовый лагерь, чтобы потом не пришлось снимать и переносить шатер и кухню, а как там с дровами, если на на кунге их не было уже семь лет назад, какое состояние имеет снег на склонах и куда народ затропил на открытии сезона. Впрочем, вместе с наступающей темнотой и местным народом, исходящим из района в виду приближения рабочей недели, некоторые вопросы, и в частности, о состоянии склонов, отступают перед насущной необходимостью где-то вставать. Забегая вперед скажу, что финал трудового дня заброски, учуенный по явному запаху костровища, называется "Бурятскими чумами" в количестве трех, один из которых за всеобщим нежеланием дудолиться с постановкой впотьмах шатра и стал нам приютом на первую ночь, быстро выявившую слабые места группы в виде легких спальников Антона и Лизы.

***

Ну все, кажись, началось! Без малого шесть дней, отведенных только каталову! Фигня, что организм после двух суток поезда и напрягов на заброске реагирует ненавязчивой головной болью. Тропа на "Три березы" пробита, будет где разогнать кровь по застоявшимся жилам, а средний уклон выше тридцати градусов ближе к месту старта еще и пробует на прочность внутреннюю уверенность в собственных силах: "Ну катал ты здесь на доске, теперь-то куда прешься со своим телемарком? Так ведь и тогда так же было - готов обосраться поначалу, когда первый раз заваливаешься на склон, а потом за уши не оттащишь, не пешком же назад топать! Мда, Макс прав, каждый раз как чистовик пишешь, только вот бумага дороговата - каждый метр спуска сперва отвоевать ногами надо".

Так, две реперные точки - первая у кустов на входе в цирк, вторая - на холме, разделяющем цирк пополам на высоте "подушки", оттуда правым бортом ручья вниз - тычем мы палками в пространство цирка под нами. Уже и два бордера, альплыжник Артем и Макс в телемарке упылили вперед. Хватит, пора прекращать этот постыдный траверс. Все, валюсь вниз. Разножка, дуга, смена ног, дуга, еще, еще. Оно получается! Получается! Все остальное - как в счастливом бреду, будто и не катался раньше.

…Не, Макс, я согласен, что лыжи везут и едят, по лесу только динамики не хватает, надо нарабатывать, А, что, сало уже порезали?, борщ-то ведь доходит, Куда мне лить? - в кружку от термоса, Да, да, компот уже можно,… я и не ожидал, что так каталово попрет, Ага, давайте, за снег, только брызнуть надо вот так - в огонь, воздух и снег, Миски тащите!...

***

Хорошо, что мы не в лыжном походе, не надо каждое утро снимать лагерь, переть все с собой в какую-то даль. В этом отношении бэккантристы известные халявщики; показал нос из теплой палатки, увидел в небе все признаки низкой облачности - значит быть семинару по лавинному снаряжению и катать близлежащие склоны. Началось все вяловато -прячущему было лень сходить с натоптанного снега и первые "жертвы" находились довольно быстро. Так продолжалось, пока кто-то не догадался просто зашвырнуть бипер в елки, не сходя с тропы. Стало интереснее. И уж совсем интересно стало после того как к костру с видом похоронной команды подошли новосибы и сказали, что они зарыли Макса, и что время пошло три минуты назад, а на вопрос где, как-то неопределенно махнули рукой в тайгу. Ничего, нашли и откопали минут за пять.

- Ты хоть что-нибудь слышал, когда мы орали сверху?

- Да не хрена, пока лопатой по балде чуть не долбанули, слышимости никакой.

- А дышать было чем?

- Ну, руки к голове, полость делаешь, но все равно, тоскливо.

- Ладно, пойдем хоть дунем пару раз у кунга, времени светлого как раз и остается…

Склон у кунга довольно короток, в верхней части крутоват, а по причине близости к стоянкам еще и порядком подраздолбан, правда на левой его части осталось порядком целины, так что он способен принести нам определенный экспириенс. Впрочем, через пару спусков всей толпой уцелевшая целина расписана правильными дугами.

***

Последующие два дня стали для меня во многом определяющими. Во-первых, наконец-то я вработался в мероприятие, головная боль уже не понятно от чего, то ли от напрягов на заброске, то ли от вчерашнего продукта отступила (Вах, как, зато, Макс развел и смешал с лимоном, потом долго искали один из двух входов в шатер, а остальные подлецы ехидно похохатывали!), стала появляться уверенность в катании. Во-вторых, отметили день рождения Лизы восхождением на Мамай и скаткой по югам, параллельно наполучав сильным ветром по хохотальнику. Вечер днюхи был отмечен тортом в исполнении именинницы, а среди подарков замечены фляжка с коньяком и брелок сноубордерши. И, наконец, в-третьих, на четвертый день, когда после ветреного Мамая мы с Максом поперлись на те же самые юга на следующий день, а остальная компания принялась раскатывать лесные кулуары ниже трех берез, погода подарила нам удивительные ощущения, потянуло на философию.

…Шаг, еще, выше, выше. Впереди "страусиные окорочка" профессионального спасателя, не догнать. Ох, надо бросать курить, Макс говорит, что это реальные витамины. С другой стороны, хорошо вот так шагать, когда никто не дышит тебе в спину, да и ты сам не висишь на чьих-нибудь пятках погоней с пеной в уголках пасти. Остановился, огляделся, достал фотоаппарат; сохранить момент, поймать за хвостик вечно ускользающее. Память? Сохранит, но с костылями лучше, над ними можно потом чахнуть в спальнике, если аккумулятор позволит, с ними легче потом там в кристаллической решетке городов, квартир, контор. Вершина, тепло, совсем нет ветра. Напитать, окунуться с головой. Напиться покоя огромного как эти горы, снега, раствориться здесь хоть на миг, стать хотя бы вон той одинокой елкой, чтобы ехидничать над такими как я, не способными остаться целиком…

- База! Ответьте Мамаю!

- На связи!

- Как у вас?

- Покатали кулуаров, щас батонимся.

- У нас тепло, ветра нет, Макс вот в трусах ходит, катаем юга, кайф, короче.

- Принято, как валить вниз соберетесь - просемафорьте.

- Хорошо, до связи…

…Кусучий снег, плывущий на ярком солнце, зажевывает лыжу в момент смены ног, лечу, один, два оборота, три, приехали, что там Макс кричит?, экспрессии добавить?, Щас, Ага! вытряхиваю снег отовсюду и продолжаю пьянство морозного воздуха, солнца и гор, помноженное на щемящее ощущение парения по этой красоте...

- База, мы спускаемся.

- Вы там что, в тумане?

- Нет, облачность ниже нас, вид потрясающий!

- Сволочи везучие…Ждем!

…Бывает ли так? Море облаков, дыбящееся над Байкалом отдельными клубами, заползло в долины гор, разом проведя границу между тем миром, что под ними и этим, где только горы и солнце, будто ничего лишнего, оборвав все, что их связывало между собой, оборвав даже силы притяжения, сделало ненужным возвращение. Остановки слишком часты, фотоаппарат уже не укладывается в чехол, а лишь согревается теплом рук. Остаться, раствориться, возможно ли это?...

…Граница между двумя мирами - всего лишь пятидесятиметровый слой неплотной облачности чуть выше границы леса. У трех берез видимости снова ничего не мешает, но это уже другой мир, привычный, то же любимый, но другой. Там,наверху, было как под кайфом. Цирк, подушка, лес, кунг, тропа, родной шатер…Наливай!

***

Лесной! Идем на Лесной! - возможности апеллировать к альтернативам нет, судя по решимости - иначе морду набьют. Даже наш аленький цветочек - Лиза, долгое время терпящая в одиночку все прелести мужского коллектива, полна решимости. Воскресить в памяти каких-то особенных фактов, связанных с Лесным пупырем, мне не удается; катали его всегда под занавес мероприятия, когда, вобщем-то, уже везде кайф. Мда, не нравятся эти ползущие по траве пласты, обнажающие склон по метру в день и растущие в количестве своем, один такой оползень прострелил именно тропу подъема на Лесной, то то иркутяне ищут вторую неделю таинственного обладателя пуховки и спальника, оставленного в кунге, хотя с другой стороны сам Лесной со стороны выглядит стабильно, да и если сползло, то вероятность повторного схода уже меньше, хотя не факт…не факт, да и соваться в лес с телемарком - уровня ли хватит?

- А я бы вот дунул по цирку выше трех берез - там для телемарку размаху поболе - спасает положение Макс.

- Опять телемаркеры отделяются!

- Ребзя, мы просто реально не хотим быть вам обузой на спуске, по этим крутякам опыт нужен.

- Понимаем…

Смотрим от трех берез, как ребята исчезают в реденькой облачности где-то на подходах к вершине, чуть позже они по одному выкатываются на левые поля, первый останавливается, видимо, перед перегибом, куда ехать не видно.

- Направо - оползни здоровые, налево - лес густой, чуть левее от начального курса кати - пытаемся вмешаться с помощью мы, поскольку с нашей позиции все прекрасно видно.

- Знать бы еще откуда я приехал - ощеривается рация Юркиным голосом.

В лагерь ребята буквально приползли на карачках, поскольку после спуска с полей им пришлось порядочно тропить по пологой части долины реки.

***

Лесной! Идем на Лесной! - ору теперь я. Отступать теперь уже некуда, завтра выход, паравоз, пиво, омуль, но сегодня - финал! Собрались, пошли, далекие норвежские боги уже второй раз благоволят зверьку телемарку, забравшемуся в глухую Сибирь, куда он - туда солнце, тепло и, судя по не писаным правым полям, еще и фан.

Описывать то, что было потом выше моих сил, все что я могу даже по прошествии многих дней с того момента, это вспомнить вечерний диалог, абсолютно емко и лаконично передавший тот день:

- Есть подозрение, что в Сибири научились скрещивать пихту со шмалью; вот сидишь ты ночью у печки, дышишь, а следующим днем тебя прет по каталову так, что остановиться невозможно.

- Да я и сам замечаю, вроде не первый раз тут, но как приедешь, так заштырит, что колбасива хватает надолго, и держит крепко и не отпускает. Тут даже дело не в том, что Юрка вчера сварил семилитровый котел грога и мы кое-как вовремя остановились, эта нахлобучка из разряда компота детсадовского,а тут дело посерьезнее…

- Я заметил, главное отпустить себя, не грузить, тогда эта шмаль действует безоткатно, а то можно всякой ересью, вроде, "Мы это сделали!" обзадачиться, и все - капец, ни фига не проймет, обломается моментально.

- …Мда…Пихта со шмалью - это мысль!

***

И снова маленькая смерть. Я мечусь по своей кристаллической решетке, куда-то звоню, стираю и сушу снарягу, бегаю в магазин, но все это как в бреду. По нескольку раз за день открываю один и тот же адрес в интернете, что бы хоть на миг прикоснуться к той жизни, которой больше нет. Но, видимо, надо все-таки умереть, чтобы когда-нибудь приникнуть к той одинокой елочке, стоящей на леденящем ветру и выдохнуть: "Ну вот я и вернулся, моя родная, я здесь, вместе с тобой"…

Мамайский топонимический словарик

Мамай - река в хребте Хамар-Дабан, что в южном Прибайкалье, то же название носит гора в верховьях означенной реки. Различаю реки Левый, Большой и Малый Мамай, гора находится по левому орографически борту долины реки Большой Мамай. В настоящее время Мамай - имя нарицательное, что обусловлено более чем десятилетней историей фрирайда на Хамар-Дабане.

Три березы - точка на северо-восточном гребне горы Мамай в двухстах метрах от границы леса, выбранная для старта для раскатки восточных лесных кулуаров и восточного цирка.

Подушка - залесенное выположение, разграничивающее восточный цирк по высоте. Выше подушки - висячий цирк, ниже лесные склоны.

Лесной пупырь - не явно выраженная вершина в правом орографически борту долины реки Бол.Мамай, характеризуется наличием леса на вершине, большими редколесными полями с демократическим уклоном.

Кунг - реально кунг, стоящий на границе леса. Это место знало и наличие зимовья, которое разобрали на дрова еще году в 1999. Кунг доставлен на место на родном тягаче, после чего тягач убыл восвояси своим ходом. В плане жилья кунг теперь малопривлекателен по причине абсолютной засранности, выбитых стекол и отсутствия в радиусе теперь уже почти полукилометра дровяных запасов, короче проходной двор. Я бы на месте хозяев ритуально бы его спалил.

Юга - Наверное, самые впечатляющие склоны для катания практически с самой вершины горы Мамай, при малом перепаде обладают довольно бодрым уклоном.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100