Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

Сойти с порога

Автор: Александр Петрищев

 

Дверь закрылась, лязгнул в скважине ключ, оставляя по ту сторону, расплывающуюся по комнатам, тягучую субстанцию расставания, смешанные чувства и комнаты по которым летает светловолосое четерехлетнее облачко, единственное существо, воспринимающее все, что происходит вокруг так, как это того заслуживает - как игру. По другую сторону двери оказался прокуренный заиндевелый тамбур плацкартного вагона поезда местного сообщения, в окнах которого сквозь вечерний сумрак мелькают уральские елочки, да сосеночки. Рельсы да колеса, словно дорога в местные небеса, отстукивают ритм нового маршрута, ритм новой жизни, которую надо прожить как в последний раз, ровно как и оправдать питаемое к себе непонимание окружающих за то удивительное состояния "всегда быть там", даже если рюкзак и палатка тихо ждут своего часа в шкафу. Заготовлены карандаши и блокноты, хотя загодя известно, что пара страниц в дневнике не смогут раскрыть и тысячной доли той жизни. И тем не менее, потом на шумных "сростах" по случаю окончания маршрута именно пара страниц сделает то, чего все от них и ожидают - они вернут людей, впечатавшихся в эти страницы, в тот заиндевелый тамбур, в завораживающие закаты среди хребтов и тайги, в такой желанный уют палатки, позволяя прожить снова и снова ту жизнь, уже когда-то прожитую, позволяя снова сойти с порога. Это потом им уготовано лежать в пыльных папках и потихоньку желтеть, обижаясь на то, что уже другие люди, прочтя их, пройдут другой, более сложный маршрут, а про них забудут, как только появятся новые еще белые листки, написанные, по сути, про то же, что вобрали в себя они.

Осенний марафон

"Сак-Елга!" - ору я Диме выглянув из автобуса, и через пару минут мы оказываемся на грязной обочине трассы Карабаш-Миасс. Сак-Елга- это речка, протекающая через Карабаш и которая должна якобы помочь нам сориентироваться, чтобы выйти на реку Большой Киалим и старую Киалимскую ЛЭП. Время что-то в районе шести вечера. Хмурое сентябрьское небо, хорошо хоть, что дождя нет. Путем довольно сложных приемов ориентирования на местности, включающих опрос бойцов из воинской части, расположенной неподалеку, совращение старшего лейтенанта из этой же части на перевозку нас по закрытой территории на своей "десятке" до деревни Киалим, что на одноименной реке, опрос постоянно пьяных местных жителей, которые в ответ на вопрос "Где тут Таганай?" все разом тычут пальцами в разные стороны, общение с суровым сторожем водонапорной станции, расположенной за угрожающей вывеской "Стой! Стреляют!", мы все-таки отыскиваем дорогу, которая должна нас привести к цели. Я в тихом ужасе, поскольку по этим местам пролегал мой первый туристкий поход, состоявшийся в июле 1986 года, теперь, спустя почти 20 лет я решительно ничего не узнаю. Палатку ставим неподалеку от Киалима. Ни хороших дров, ни эстетичности.

10.09.05

Позавтракав на берегу Киалима, пускаемся в путь по дороге, которая идет параллельно реке. На первом же переходе дорога смело перескакивает на правый берег и начинает теряться в чахлом вторичном леске. Местами выходим на берег и идем по отмелям. Дима, за неимением сапогов, на бродах снимает свои "асоловские" ботинки и переходит реку босиком, а я скалюсь, косясь на свои резиновые сапоги, позволяющие скакать по обмелевшей реке вполне резво. Наконец, углубившись в лес после очередного брода, натыкаемся на одинокий деревянный столб с изоляторами и остатками проводов, стоящий на изрядно заросшей просеке - это старая Киалимская ЛЭП. Рядом отыскалась и порядочная тропа. Судя по карте, мы подрезали вдоль реки оба холма, обозначенных горой Каменной. Последующие часов шесть посвящены ишачке по тропе. Часа в три дня, инстинктивно понимая, что сейчас любой правый поворот должен быть нашим, сворачиваем по торной тропе наверх, а уже минут через сорок выходим на обширное плато перед длинной каменной грядой. Дальний Таганай, господа, пожалуйте. Красиво, сказать нечего. На плато расположена метеостанция, которая согласно объявлению закрыта до 3.01.06, никого нет. Ветрено и прохладно, а внизу было тепло. На обед печеночный паштет с хлебом и два глотка воды. Выяснилось, что сотовая связь здесь имеется: " Да, да" - объясняет Дима Оксане - "Целый день фигачили, щас пойдем дальше фигачить". Однако далеко уфигачить нам не дал дежурный по метеостанции, возникший из небытия в тот момент, когда мы направлялись к каменной гряде, чтобы поставить лагерь и сходить на вершину. В избе у дяди Саши тепло, не дует и есть горячий чай. Испив по три кружки бодрящего чая и определившись на ночлег к дяде Саше топаем на вершину. Курумники, потом крупные курумники, вершина- небольшая скала. Очень приятное и незабываемое окончание трудового дня.

11.09.05

Подорвавшись рано поутру я коченея на ветру пытаюсь запечатлеть на пленку рассветные краски, затем растапливаю печку. День грядет солнечный, в планах добежать как минимум до Круглицы, массивно возвышающейся на юге. Распрощавшись с гостеприимным Сашей и заронив себе в душу немного сомнения по поводу "А может и зимой тут можно замутить нечто вроде сноубордпарка", спускаемся на основную дорогу в долину Киалима. Ближе к Круглице появляется много дорог; такое впечатление, что идешь по пригородному лесопарку. Проходим через ухоженный приют и через час подъема, перекусив халвой вылезаем на платообразную вершину. Яркое синее небо вместе с хитросплетением облаков создает впечатление, что растворяешься в этом огромном мире и становишься чем-то аморфным. Вроде бы утром ничего не принимал. Щелкаю фотоаппаратами, чтобы это состояние сохранить не только в памяти, но и на фотобумаге. В паре километров к югу торчит Откликной Гребень, за ним Двуглавая сопка, Златоуст, Уреньга, и через дымку просматривается Большой Иремель. Через час, за который мы протопали по Долине Сказок с ее живописными скалами, дошли до Откликного. Людно, однако. За пару часов справляемся с восхождением на вершину и поеданием обеда. Время четыре часа дня воскресения, а горы на нашем маршруте за исключением Двуглавой Сопки закончились. Решаем дилемму: выбежать в Златоуст и уехать сегодня же домой, чтобы подарить завтрашний день нашим женщинам, или подойти под Двуглавую, заночевать, завтра сходить на нее и выйти в населенку… Ладно, пусть женщины порадуются.

…Сидим перед вокзалом, пялимся на памятник мужику, сковавшему первый уральский булат, пьем местное пиво. Осенний марафон состоялся, погода отдала должок за дождливый июнь 2005-го.

Граница

Там не растут ни клумбы, ни гурдины,
Туда не ходит "Красная стрела".
Зато там людям не стреляют в спины,
И не обляпают дерьмом из-за угла.
Где ты этот край, я ищу тебя,
И иду навстречу, жди меня.

Андрей Петрищев

21.08.04. "Зависалово"

Попытки заранее договориться о трансфере от Североуральска к подножию Главного Уральского Хребта с другом друга моего брата окончились большими затратами на мобильную связь и полному отсутствию таковой возможности, причем все выяснилось тогда, когда мы вдвоем с братом, составляющие нашу немногочисленную группу, сидели в паровозе. Станция Бокситы на подъездах к Североуральску, серое утро, грустно курим у вагона в ожидании отправления. Свет в конце тоннеля сходится на некоем Саше из Перми, который стал проводником на Главурал для трех молодых людей. Поскольку их заброской занимаются в североуральском турклубе, у нас появляется шанс забросится в район вместе с ними, садимся на этот хвост. Однако по прибытию на вокзал Североуральска выясняется, что обещанная заброска для Саши, а стало быть и для нас накрывается медным тазом, правда моторный руководитель турклуба, приветливая и курящая дама по имени Люда, обещает что-нибудь придумать. Получается незапланированное зависалово в городе. По телеку в вестибюле спорткомплекса, где на площади в 6 м? приютился турклуб, дают олимпиаду , в спортзале - волейбол, на стадионе - футбол. Вечером уха и водка в гостях у Александра Федоровича Гаева - друга друга моего брата. Песней дня, набившей оскомину, становится чижовская: "… в который раз свое название старинный город оправдал…".

22.08.04. "Началово"

Как оказалось, заброска до ГУХа после закрытия Денежки и прекращения вырубок леса превратилась в сплошную муку. Дорога к Ходовскому перевалу такая, что не каждая машина и пройдет, а те, которые согласятся ехать, возьмут минимум 1500 за УАЗик, и 2200 за грузовую. Нам повезло с тем, что удачно приобщились к Сашиной группе. В 8-10 трогаемся от спорткомплекса в "буханке". Едем через Баяновку на "Крест"- перекресток дорог на Крив от Кальи и от Баяновки. Дорога Баяновка- "Крест"может соперничать с трассами для трофирейдов; пару раз черпаем воду из луж бортом в салон. Дальше лучше, но все равно полеты по кузову продолжаются. От места, где дорога уходит генерально на юг, спешиваемся, машем ручкой и через 100 метров подходим к абсолютно засранному балку, от которого начинается тропа на перевал Ходовской. Тропа ничего так, река Сосьва тоже ничего, бродим по одному. Бросается в глаза практически полное отсутствие возможности переправы по бревну. Делаем настороженный вид и идем дальше. К трем дня покуролесив по заболоченной тропе выходим к избе в верховьях реки Ходовая. Обед - как много в этом звуке. Где начинается курумник, там кончается тропа и прибавляются сики с небес. Близ перевала бросаем рюкзаки мокнуть под елкой а сами поднимаемся повыше. Стоим, тормозим замерзаем и мокнем. устремив в небо немой вопрос"Что делать". Потом в перерывах сиков ставим лагерь у группы одиноких елок, костер, еда. В разрывах низкой облачности на минуту показывается северный склон ГлавУрала, подпирающий перевал .

23.08.04. "Stealth"

Облачность низкая, дождь прекратился только утром. В ожидании сухих камней на час задерживается с выходом. Сухости это добавляет мало, зато ветер прибавил довольно сильно. Как саперы перед миной неизвестной конструкции бросаем жалостивый взгляд назад и уходим на север в облачное небытие по скользкому курумнику. Помятуя о том, что вниз нам никак нельзя, берем одна за одной невысокие ступени. Отсутствие видимости и присутствие ветра, выдувающего всю способность мобилизоваться, в совокупности с совершенно лунным ландшафтом создают впечатление оторванности от мира в буквальном смысле этого слова. Лишь раз встречается ржавый пограничный столб "Европа-Азия", нарушая идиллию лунопокорителей. Один раз за два часа бесконечного молока и ветра на секунду склон впереди нас раздуло, и мы вполне осознанно обошли одну балду. Наконец очередной подъем выводит на вытянутое с юга на север плато, на котором виднеется развалины триангулятора.1410! Так и есть, Лямпа Кутимская, господствующая вершина ГлавУрала. Из следов пребывания человека только кеды на крутом восточном склоне. На радостях от свершений обедаем тут же. В процессе обеда замечаем две особенности: ветер на вершине имеет неравномерную силу по всему плато и наконец-то приподнявшаяся граница облачности обнаруживает наше местоположение относительно остального мира. Оказывается мы вовсе не на луне, а справа от нас -Денежка, сзади и спереди - хребет, а внизу - тайга, сверху облака, несущиеся с бешеной скоростью. Подсохшие камни позволяют прыгать повеселее. К семи вечера в районе выхода скал на восточном склоне ставим лагерь. На восток хребет выглядит довольно мощно: лес где-то далеко внизу, а до него бесконечные поля курумников с равномерным уклоном, не равным нулю. Вечер выдается ясным, с красивым закатом, в котором постепенно изчезает Шудья-Пендыш, обособленно торчащая на северо-западе.

24.08.04. "Громилово"

В 2-40 просыпаемся от того,что палатку сотрясает мощный порыв ветра, сильный напор дождя и грохот молнии, долбанувшей где-то рядом. Такое впечатление началось то, что описывается следующим образом: "…и разверзлись хляби небесные…", и так далее по тексту. Вообщем, пиндык подкрался незаметно, когда его совсем не ждешь. Тент лег на палатку и через два слоя ткани в палатке пошел дождь, в основном на Андрея, каркас взбулындывало так, что казалось вот вот мы останемся без палатки. Андрей предложил поглубже забраться в спальники и продолжить давить массу, на что я сообщил довольно доходчиво, что не хочу быть страусом, прячущим голову в песок тогда когда ему в задницу летит снаряд и, дескать, надо что-то предпринять для того, чтобы не остаться без крыши над головой и даже если все-таки тому бывать, то во всяком случае, не бежать вниз по склону в носках, без теплых вещей, ибо бежать далеко и не видно, и, вообщем , не напрашиваться на аналогии событий 1959 года на теперь печально известном перевале. По окончании этого краткого монолога мы быстро оделись, собрали рюкзаки и подперли ими своды палатки по углам и… легли спать. Пиндык кончился в шесть утра. На маршрут мы вышли к 12-ти. Солнечно, камни подсохли, только дымка сбивает контрастность картинки, но ничего. Проходим плато с туром, видом на Деньгу и большим количеством брусники. Далее хребет выполаживается, раздается в ширь, открываются просторы морен вплоть до бокового отростка хребта в северной части, вытянувшегося на запад и прозванного нами еще на стадии проработки маршрута по характерным очертаниям "яйцами". Нечто подобное я уже видел на юго-западе Хамар-Дабана. Это тот случай, когда тоскливо смотреть на лениво приближающийся очередной ориентир, который ты сам себе выбрал в этой пустыне. Глаза боятся, а ноги делают. Обед из чая и рыбных консерв под очередной платообразной вершиной на траверсе "яиц". Вяло сходили севернее к тому месту, где на карте обозначен знак "Е-А". Знака нет, тура тоже, видимо граница существует только на картах и в воспаленных умах чиновников. В таких глухих местах никому иному не пришло бы в голову проводить границу. Спускаемся к границе леса на первом притоке реки Лямпа Кутимская. Бродим в чахлом леске около реки, вяло ищем место под палатку, размусоливая недостатки и преимущества практически одинаковых площадок, за водой приходится идти обратно на реку метров за двести. В темнеющем небе на западе полыхают зарницы. На сей раз гроза цепляет нас только одним порывом ветра и нехарактерным для грозы дождем.

25.08.04. "Шагалово"

Сырая тайга, сырые камни. На первых переходах Андрей мечтает о ботинках с присосками. Один за другим отмахиваем три Лямпкутимских притока. Приходит осознание изюминки такого смешанного маршрута, так как после двух дней маеты по курумам верховой пустыни начинается очарование тайги. За притоками поднимаемся на огромное плато, именуемое "Золотой долиной". Обед, фотосессия, просушки. Далее практически без подъема выходим на перевал Ходовской, с которого все и начиналось. Свежий ветерок, видимость 1000000?1000000 и облака, приятно оттеняющие глубину неба, грустно и светло. Ловим в объективы Кумбу, Шудью, южную часть хребта. Ночевка назначается под здоровенным кедром у ручья в зарослях непуганой черники. Тепло и солнечно, в трусах шляемся по лагерю, собираем ягоды и шишки. О предстоящем 50-ти километровом марше до Кальи не хочется думать, чтобы не разрушать хрупкую идиллию.

26.08.04. "Мочилово"

Дождь, начавшийся под утро, не стихает ни во время завтрака, ни при сборах, так вместе с ним и выходим. И холодно еще, блин. Через 20 минут проходим избу, в которой дрыхнут Саша и К°, так подсобившие нам с заброской. Они дотопали через перевал до "Золотой Долины" и тоже будут выходить сегодня. По тропе собираем шишку и тонем в болотине, еще большей нежели при заходе. Сосьву основательно подняли прошедшие дожди. На нашу удачу прямо в районе брода река имеет дополнительную перепускную протоку, куда и уходит часть воды. Тем не менее бродилово проходит на грани технических возможностей способа "стенка из двух человек, без охранения по берегам и без веревок". Короче говоря, не купнулись и хорошо. А дождь на радостях припустил еще повеселее. Когда дошли до балка, были мокрые по самое не балуйся, Андрей матерится на почве того, что дождь пытается добраться до видеокамеры. На балке неожиданно выглядывает солнце, мы приободряемся и чешем по дороге на Калью. Везде по дороге идет вода, Крив из ручья превратился в мутный непроходимый поток. Опять пошел дождь, через час кончился. Ближе к вечеру принимаем решение идти ночью, поскольку силы моральные и физические на исходе, ноги сбиты, а идти еще километров 15. Видимо в такие моменты кто-то решает, что пора "им" помочь. Потрепанный Газон с разудалым водителем то, что надо. Берет! До Кальи! Ура! Часа два летаем по открытому кузову вместе с рюкзаками и исполинским металлическим корытом. В Калье колбаса липецкая, пиво и что-то еще съестное выдается продавцом без очереди после одного дикого взгляда. Из автобуса в районе поселка Третий Северный отлично видно всю панораму Главного Уральского Хребта в красках заката. Потом шараханье по ночному Североуральску заканчивается ночевкой "у Люды".

Задачка на ориентирование с элементами тропежки в отсутствии хорошей погоды

Там ни прилавков, ни сигнализаций,
И остановка там одна на тысячу верст.
И наши руки не считают ассигнаций,
А крепко держат ледоруб или топор.
Где ты этот край, я ищу тебя,
И иду навстречу, так и знай.

Андрей Петрищев

Зимний сезон 2005-06 выдался на Урале на редкость малоснежным. Какая тоска смотреть на кусты, торчащие из под пятисантиметрового слоя снега. И это в начале января месяца! Кошмарный сон фрирайдера стал явью. Впрочем, именно для таких случаев существует право выбора; ведь есть места, где снег валит и валит без причины и без конца. Слово "Шерегеш" звучит как спасительное заклинание, туда и только туда. "Лес, Крест, Мустаг" - эти понятия на неделю занимают прочное место в нашем лексиконе. Незадолго до этой февральской поездки в моей голове вынашивались планы фрирайда в районе Поднебесных Зубьев, что в массиве Кузнецкого Ала-Тау, однако желающих и имеющих время рвать жилы сперва на заброске, а потом и на горе оказалось всего двое, а затем и вовсе один. Таким образом к 23.02.06 в планах выстроилась следующая ось "Шерегеш - Главный Уральский Хребет".

Вечер 4.03.06, иду по скользким улицам на вокзал, на спине рюкзак, в руках лыжи. Блин, кажется, забыл сало. В поезде плацкарт у туалета, пиво, смех и возня. Окончательно разбрасывается групповое снаряжение, продукты и должности. В результате мне всучивается в довесок к палатке и горелке еще 5 кг продуктов и как вдохновителю идеи должность руководителя или неформального лидера, что более подходит для нашей неофициальной группы. Андрей - врач и завхоз в одном лице, Дима - ремонтник, а Юле отведена роль аленького цветочка.

5.03.06

Утро в Бокситах на подъездах к Североуральску встречает солнечностью, ветреностью и морозом в 15 градусов Цельсия. В Североуральске нас ждет "буханка", готовая к заброске; старые связи в лице Люды Ерпаловой не подвели. Через три часа езды по чищенной лесной дороге вытряхиваемся в верховьях реки Вагран. "…не сидится вам дома…"-напутствует наш водитель Валентин Геннадьевич. И то правда, за прошедшие три часа солнце скрылось, а ему на смену пришел резкий ветер и низкая облачность. Что же, Северный Урал узнаваем в своей переменчивости. Первая цель - это перевалить через понижение между горой Сосьвинский Камень и южной оконечностью Главного Уральского Хребта в верховья реки Малая Лямпа. Первые шаги, первые радости; Дима пытается с помощью мазей приручить непослушные лыжи "Младость". Андрей на перекурах, глядя на GPS, бодро докладывает: "Пройдено шестьсот метров по прямой". Я с деловым видом пялюсь в карту, а Юля угощает всех чаем. Наконец, впереди сквозь редеющий лес замаячило вытянутое горообразование, судя по всему, это и есть Сосьвинский. Видимости, по-прежнему, не прибавилось, ветер крепчает. Надо за один переход проскочить до леса уже на Малой Лямпе, поэтому топаем по застругам вдоль хребта в северо-западном направлении и выглядываем впереди понижение и лес. Минут через двадцать и лес отыскался и понижение обозначилось, а судя по расстоянию до места старта от машины, мы как раз перевалили на западные склоны ГлавУрала. Первая задача решена. Заглубляемся в лес по направлению на север и в полседьмого вечера ставим лагерь. Андрей с Димой резво принимаются заготовлять дрова и рыть яму для костра, а Юля проявляет неподдельный интерес к установке палатки. К ночи вызвездило, хорошая погода была бы нам кстати.

6.03.06

Ночная "звездатость" поутру сменилась туманностью и ветреностью. Зато завхоз накормил всех вкусным завтраком, правда, остатки каши пришлось запихивать в себя силой. Впрочем, последовавшая после сборов тропежка быстро избавила от мысли об избыточности порций. Ломаемся в направлении север-северо-восток со скоростью один-полтора километра за пятидесятиминутный переход с целью выбраться поближе к границе леса на западных склонах хребта. Солнце все-таки проглянуло сквозь пелену дымки откуда-то сзади и справа, а значит направление у нас верное. Вскорости и поля начали попадаться, лес редеет. На первом же открытом наклонном участке, суммируя весь свой опыт и наблюдаемое в лесу неустойчивое состояние снега, делаю круглые глаза и командую расстегнуть пояса, и идти с увеличенным интервалом по одному и наблюдать за ближним. Юле и Диме поясняю, что будем учиться преодолевать потенциально лавиноопасные склоны, а на вечер запланируем еще и лекцию. Благо, что альтернативных путей полно, поэтому скорость особо не падает. Размеренное тропилово прерывается уже ближе к вечеру небольшим происшествием; Димон, шедший первым, выскочил на крутой моренный вал, выдвинувшийся глубоко в долину Лямпы и обозначавший собой первый серьезный приток со склонов Главурала, на фирне потерял лыжу и пару метров проскользил сам. Пока спускались вниз у меня в голове зрели проекты на тему "изготовление лыжи в походе с помощью топора и пилы", однако все обошлось и лыжа была быстро найдена. Трудовой день финализирует Андрей сорокаминутным соло-переходом, во время которого он не обращал никакого внимания на истошные вопли сзади: "Смена!", и так и не уступил пальму первенства. Дима окрестил это "идти до талого". Вечером Дима долго подгоняет крепеж на лыжах под свои "ласпортивные" боты, дабы избежать повторения прецедента по потере лыж.

7.03.06

Желание удовлетворить свое туристическое эго "Хочу в горы!" снова не подкреплено солнечной погодой и нам опять остается угрюмо пробивать свою тропу по границе леса в сторону перевала Ходовой. Местами, правда, дымка редеет и прорисовываются очертания гор, подтверждая своими размерами разумный, хоть и неутешительный тезис "Наверху в такую погоду делать нечего". Зато, как неисправимые оптимисты, тропим и надеемся, что завтра будет погода, будут горы, будет изба за перевалом и, ваще, там останется только выход по дороге. Как знать. К вечеру солнце все-таки пробило низкую облачность и подарило красивый, чуть в дымке, закат. На ночевку встаем уже в сумерках.

8.03.06

Андрей, уже традиционно вставший раньше всех и сготовивший завтрак, сообщает, что последняя надежда на хорошую погоду растаяла в тумане и накрылась жестким восточным ветром. За завтраком поздравляем нашу единственную девушку и вручаем подарки. Сборы и выход проходят в предчувствии трудного дня, поскольку на сегодня запланировано пройти перевал, свалить на реку и, возможно, найти избу. Погода явно не благоволит этим планам. Ветер рвет кроны деревьев, швыряет в лицо колючие кристаллы то ли снега, то ли льда. Постоянно достаю компас и корректирую направление нашего движения, а на привалах тыкаюсь линейкой в карту, чтобы определить местоположение относительно исходной точки маршрута с помощью GPS. Зацепиться глазу за какой-нибудь значимый ориентир, кроме ближайшего перелеска, абсолютно невозможно. В конце концов интуитивно понимая, что если идти все время по границе леса и выцеливать справа огромное поле, привязавшись к расстоянию до исходной точки, то рано или поздно перевал мы найдем, начинаем уклоняться к востоку. Вроде бы и поле обозначилось и правые склоны сходятся к этому полю. У последнего западного островка леса назначаем точку "принятия решения". Дима и Юля остаются в уютном месте между деревьями, защищенном со всех сторон надувами, а мы с Андреем отправляемся на разведку, предварительно зачипиэсив эту точку. Когда дошли до места, откуда видно лес уже на восточных склонах ГлавУрала, стала появляться уверенность в том, что перевал мы все-таки пройдем. Видимость, хоть и отвратная , есть, путь спуска намечен, да и к ветру уже попривыкли. Ребята времени тоже не теряли, и к нашему приходу накипятили воды. На обеде поковырялись в застывшем паштете, закинули его печеньем и сыром, залили все это чаем и двинулись в путь. Быстро и слаженно "гуськом" добежали до начала спуска. К этому времени некая субстанция из снега, ветра и облачности, несущаяся с востока, переходит в конкретный снегопад, причем …горизонтальный. Увлекательнейшее зрелище. Звук попадания снежинки в одежду мне почему-то напоминает звук попадания птичьей какашки; получается этакий шлепок. На первых же метрах спуска Дима ломает одну палку. Спуск постоянным уклоном проходим "плугом" по свежевыпавшему снегу с генеральным траверсом к северу, поскольку анализом информации установлено, что прошли мы южную седловину, не являющуюся основной. Веселье спуска по редколесному пространству быстро сменяется привычным уже тропиловом по густой тайге. То и дело озираемся на свежеободранные стволы деревьев и рассматриваем следы зайцев, которые судя по размерам следов, должны быть величиной с добрую собаку. В сумерках изрядно вымотанные достигаем реки. Изба скорее всего осталась где-то выше по течению, поэтому после недолгих препирательств, просто сбрасываем кули прямо у реки. Бодрее всех, кажется, держится Юля. Пока я тупо пытаюсь размотать костровой тросик, она без посторонней помощи поставила палатку, чем вызвала мое нескрываемое уважение. Остатки бальзама расходятся под превосходный ужин от завхоза и посвящены "нашему техничному прохождению перевала", "женщинам, идущим с нами и ожидающих нас дома".

9.03.06

Самоуверенно было бы думать, что все самое сложное мы уже сделали, поскольку впереди еще полтинник километров до населенки, тропежка и очередная задача по ориентированию на тему "выйди на дорогу". И на это все нам отведено время до завтрашнего вечера. После первого же перехода Андрей сбрасывает рюкзак и начинает тропить налегке; с учетом вчерашних полметра свежего снега с рюкзаком просто не выгрестись. За пару ходок каждого мужика удается пройти метров восемьсот. У Димона лыжи едут в разные стороны и он подолгу, выбиваясь из сил, выгребается из ямы, когда лыжи проваливаются под средний слой уплотненного снега. Когда, под конец дня, дошли до Сосьвы радости было, пожалуй, больше чем от прохождения перевала. Восточный берег реки подперт довольно крутым увалом и пока Юля греет воду на горелке мы с Андреем пробиваем тропу на самом крутом начальном участке подъема. Не дойдя до конца подъема, на первом же горизонтальном участке, на который можно влепить палатку, останавливаемся на ночевку. Настроение паршивое у всех; из того, что было запланировано на сегодняшний день, практически ничего не случилось, мы явно выбиваемся из сроков. Уже по ночи Андрей натаскивает сушин, и мы с ним долго сидим у костра и обсуждаем возможные варианты событий, заодно и просушиваемся до трусов. Заголились и вертелись около костра, получили ни с чем не сравнимое физиологическое чувство сухости.

10.03.06

Стабильность плохой погоды уже не вызывает досады. Как оказалось, стояли мы в одном переходе от начала вырубов, расположенных на верхушке увала. Путем манипуляций с GPS, картой, компасом и небольшого разведывательного броска устанавливаем, что двигаться надо вдоль границы вырубленного леса на север. "Ну что, узнаете это место?" - спрашивает Дима, ища в наших с Андреем глазах правду. Тихо, тихо, надо пруху не спугнуть, кажется еще километр ломоты и мы выйдем на дорогу. Сбитые ноги, уставшая от напрягов душа - все это уже не требует, а просто кричит о том, что хочется хоть маломальского приятного сюрприза. Час премся по просеке, заросшей лиственным молодняком и существенно сдерживающим движение. На очередной перекур вываливаемся на дорогу. Даже не верится, что удалось ее отыскать без существенных блудов. Правда, тропить по дороге приходится все равно челноком, поскольку первый уходит в снег все на те же полметра. Пошел дождь; на одежде и рюкзаке очень скоро образуется корка льда, под ногами месиво из мокрого снега. "Впереди, кажется, колея"- сообщает Юля. Ну вот, уже глюки начались. Самое смешное, что колея действительно есть и мы до нее дошли (скорее доползли). С интересом изучаем следы сегодняшней машины и гадаем куда она пошла. Под Кривинской сопкой на одноименной реке около дороги стоит беседка, в которой назначен обед. Сало, сухари, печенюшки сметаются со стола как веником. В восьмом часу вечера начинаем "шествие сумашедших светлячков". Долго они идут в подъем на склон Крива. Без пятнадцати минут начала нового дня сваливаются с дороги, кое как ставят палатку и заваливаются спать. Дима, которому к восьми уже этого дня надо на работу и Юля должны будут встать в пять утра и бежать как лани в зону связи. У меня в голове приятная опустошенность от мыслей, поскольку маршрут по своей сути закончен.

Ребята так и не успели выбежать к полудню в зону связи, мы с Андреем настигли их у последнего подъема перед спуском в поселок Калья. По дороге читали SMSки от Юли на снегу и пялились на внезапно открывшийся ГлавУрал, на вершинах которого висели шапки облаков. Связь появилась только у "Креста" - своротки на деревню Баяновка. Отзвонились, успокоили начальство и родственников, дескать живые, выходим в населенку. К пять вечера причалили к Калье. Итого мы с Андреем пробежали 35 км за восемь часов, а Дима с Юлей чуть побольше.

В трясущемся автобусе бутылка с пивом норовит выскочить из рук. В окне плывет Денежкин Камень на горизонте. Прекрасен вид североуральского вокзала в закатных красках. В карманах билеты на ночной автобус до Екатеринбурга, нехитрая снедь и опять же пиво. Заваливаемся к Люде на чай. Андрей и Дима засыпают на диване так и недопив свой чай. Еще восемь часов в скрюченном состоянии и вываливаемся на Северном автовокзале. Жизнь закручивается привычной пружиной и только там на севере заметается пробитая нами лыжня…

Странности Южного Урала

Овеянная легендами и преданиями
Иремельская подкова
Возвышается над морем южноуральского леса

Николай Рундквист

Странное это место, все-таки, Южный Урал; уже второй раз за этот год я топаю по местам, по которым ходил, и мало чего узнаю. Зато, призраками возникают в памяти воспоминания, как мы с братом бодро штурмовали глубочайшую целину где-то на подступах к горе Жеребчик, которая входит в состав знаменитой "Иремельской подковы", в конце января 99-го. Горка эта и теперь видна нам с Димоном, но на этот раз мы под нее подходить не будем, а заглубимся ближе к воображаемому траверсу на карте Большой Иремель - Малый Иремель, тем более в ту сторону ведет тропа. Сегодня, 18 декабря 2006 года, солнечно и довольно тепло для зимы, тогда 30 января 1999 года было попрохладнее, сумрачнее и заметно ветренее. Добирание в исходную точку маршрута - деревню Тюлюк само по себе уже маленькое приключение. В 99-м мы доехали на поезде до станции Вязовая, потом на ночном автобусе до закрытого города Трехгорный, попинали балду с трех ночи до шести утра на морозе в районе контрольно-пропускного пункта, потом на автобусе добрались до Тюлюка, сплошная маета одним словом. Теперь, рванули с Димоном на его "шестерке", получилось бы значительно быстрее, если бы под Миассом нас не застал дождь, превративший дорогу в почти каток, еще блуданули около деревни Сибирка, короче говоря, тоже веселуха.

Вечер, темная синева вытесняет закатное зарево за юго-западную часть "подковы", стоянка с видом на большую гору. Снега местами по-щиколотку, местами чуть побольше. "Сиротская зима". Не в пример той, когда мы месили снег по пояс глубиной вокруг стоянки в поисках подходящих сушин для печки. И только луна, появившаяся на севере, все также ярко освещает окружающий лес.

По утру следующего, девятнадцатого, дня декабря мы собираем легкие рюкзаки и выдвигаемся без лыж в сторону Большого Иремеля. Снегу несколько больше ближе к границе леса, куда он, видимо, сметается с гольцов, однако существенно снизить скорость перемещения он не может. Около часа поднимаемся по курумам и вот вершина. С востока поджатая довольно крутым склоном и распространяющаяся на запад огромных размеров плато. Живописность подчеркнута миссионерскими крестами, разбросанными по плато на небольших возвышениях. Солнечно, безветренно и ужасно тепло. В доказательство этого термометр показывает +2? С в тени, и это в конце декабря! Спускаемся в западном направлении. Легкий ветерок снова рисует картинки того памятного дня 31 января 99-го. Утро, полная хмарь в небе и раскачивающиеся здоровенные стволы деревьев - это первые впечатления. Затропили до границы леса, оставили лыжи у заметного камня и двинулись на восток по бесконечному плато. Впереди, там где должна быть гора, все скрыто облачностью, северный ветер ураганной силы сшибает с ног. Здесь у Андрея рождаются строчки:

Как просто оказаться лепестком,
Оторванным, забытым меж веками.
И, сникнув над изысканным стихом,
На миг припасть к обветренному камню

Да, примерно это все так и выглядело. Через час утыкаемся в начало подъема. Раздумывать некогда, или поднимаемся дальше, или возвращаемся. Уходить не с чем, вроде, жалко, поэтому лезем дальше по заснеженным камням. Дальнейшее опять-таки можно описать строчками:

Как можно уходить в слепую мглу,
Где небо от земли еотличимо,
Где ставки на магнитную иглу
Срываются зюйдвестом из долины.

Понимая, что блудануть в таких условиях проще, чем не сделать этого, добираемся до первого же выположения, быстро фотаемся и спускаемся по пути подъема. Теперь, когда я смотрю на большой купол горы с запада, понимаю, что на вершину тогда с братом мы все-таки поднялись, пусть не до триангулятора, но до плато уж точно.

Да, эта наша первая лыжня
Не вырвется за времени границы.
Проснемся, ни тебя и ни меня.
Да, мы уходим, чтобы возвратиться.

По пути на запад вспоминаю, как шли мы с братом, спустившись с вершины, по этой самой тундре и все выглядывали впереди заветный валун, с приютившимися к нему лыжами, а он все не показывался. Горячий чай у нас к тому времени уже закончился, и единственным желанием было спрятаться от ураганного ветра.

Пользуясь хорошей погодой, мы с Димоном засели в камнях, немного не доходя до Жеребчика, накипятили кипятка и пообедали. Затем, начали спускаться в северном направлении к лагерю по заранее отмеченному ориентиру. Через пару часов ломоты по курумникам, скрытым снегом характерно запахло лагерем, а вот и палатка замаячила среди деревьев. Странности продолжались; чахлый снежок вокруг лагеря за день осел, обнажив выцветшую траву.

Видимо, зима все-таки одумалась; утром следующего дня слегка подморозило и позадувало с севера. Путь к горке Малый Иремель большую часть пролегает по огромному однообразному плато. Под ногами то камни, то лед, то заструги из переметенного снега. Сама вершина - маловыразительное нагромождение камней, коих тут великое множество. По дороге любуемся видом "Большого брата", открывшимся с северо-востока; виден весь крутой восточный склон горы и красивая горная цепочка Аваляк на востоке. Справляемся с активной частью программы часа за три и до назначенного времени выхода в деревню разлагаемся в лагере.

Лента дороги ложится под колеса нашей машины, небо стремительно темнеет, впереди только утомительный четырехсоткилометровый путь до Екатеринбурга, путь домой. "Опять вы, гады, без меня сгоняли на Южный Урал" - укоряет в телефонную трубку Андрей, только что приехавший с вахты. "Да, вот так, блин, получилось" - пытаюсь я замять естественно возникшее чувство вины - "Зато, у меня есть и хорошие для тебя новости. Помнишь, тогда в 99-м? Мы ведь все-таки поднялись на вершину!". "По другому и не могло быть!" - радостно кричит он в трубку.

И лишь одно странное обстоятельство мешает чувствовать себя до конца удовлетворенным. Дело в том, что весь поход мы с Димоном протаскали с собой сноуборды, хотя и знали, что снега на всем Урале в декабре просто нет. Видимо, живет в нас этот непоседливый катала, находящийся в вечном поиске драйва. Что же, новой легенде о Иремельской подкове не суждено было родиться, а как бы звучало: "Пока, вы, лохи, здесь снега ждете, мы там, на Иремеле, целину расписали!". Может в следующий раз?

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100