Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

Выстрел

Автор: Данила Шульгин (живет в Ванкувере, занимается альпинизмом и скалолазанием, после поездок в Непал, где прожил почти 2 года, написал этот рассказ...)

 

"Лишь только выделил мир красоту,
Появилось на свет уродство.
Называя добро добром,
Расчищаем дорогу злу"

Дао Дэ Цзин


Автор

Старенький полугрузовой "Лэндровер" мерно покачиваясь двигался по грунтовой дороге, ведущей вглубь джунглей. Предрассветные сумерки окутали все вокруг." Время серебрянных грез" называют это время суток на востоке, когда природа, все живое с трепетом замирает, ожидая восхода солнца - источника тепла, света и самой жизни. В воздухе витал совершенно немыслимый аромат флоры, который можно было ощутить на уровне осязания, благодаря предрассветному легкому туману и отсутствию тента у джипа. И от этого восприятие дыхания джунглей было почти абсолютным.

Водитель о чем - то очень тихо, почти шепотом, переговаривался с двумя охранниками национального парка по территории, которого мы сейчас ехали. Они сидели по бокам от водителя, прижав к себе почти антикварные винтовки времен сопротивления британскому завоеванию. На поясах у них висели огромные ножи - мачете "кукри" - национальная гордость армии гурхов. Сзади на боковых сидениях расположились остальные участники этой небольшой экспедиции: пожилая пара из Японии, оба геронтолога, занимающиеся поиском манускриптов и всевозможных практик, связанных с возможностями омоложения и развития экстрасенсорных способностей человека. Обвешанные всевозможной видео - фото аппаратурой, в одинаковых костюмах "сафари", они походили на очень милых рейнджеров. Напротив них дремали, уткнувшись в воротники своих флисовых курток, мой старинный друг Леша Лыков и его знакомая, американка русского происхождения Жаннет.

После довольно заметной рытвины она открыла глаза и недовольно поморщившись спросила меня:

- Егор, а сколько нам еще ехать по этим джунглям?

- Сейчас узнаю, - ответил я и направился к водителю, пытаясь найти проход среди рюкзаков и сумок. Получив ответ на довольно сносном английском я вернулся на место и сообщил:

Еще больше часа по территории парка, затем пару часов по совершенно диким местам до дороги, ведущей к Люмбини - уже на индийской стороне.

- Там есть хоть, что посмотреть? - поинтересовалась скучая Жаннет.

- Да, это место рождения последнего Будды - Сакья - муни, для буддистов оно, как Вифлеем для христиан. Там возможно, наши уважаемые геронтологи попытаются найти разгадку камня Будды. - добавил я, перейдя на английский.

- Это того, что ты привозил мне года три назад? - вмешался Лыков.

- Да, он был с тигровым рисунком и ты делал его спектрограмму у себя на геофаке, помнишь?

- Да, тогда мы так и не выяснили вообще, что это: минерал или оканемелость животного или растительного происхождения. Аналогов так и не нашли.Странно.- добавил Леша.

- И рисунок по камню проходит через всю его структуру, а главное: отверстие по боковым сторонам его абсолютно симметрично рисунку на камне, что возможно, согласно вашей экспертизы, только с применением станков с числовым - программным обеспечением. - заметил я.

- А сколько вообще видов этого камня? - спросила японка.

- Известно три вида: с тигровым рисунком, затем три глаза Будды т.е с тремя окружностями на поверхности, девять глаз, который считается самым сильным во всех ритуалах и самым редким. Он же является отличительным знаком посвященных. - ответил я.

- Легенды гласят, что это осколки небесного тела, на котором появился Будда на земле. - добавил японец.

- Я не очень - то верю во все эти легенды. - произнесла Жаннет.

- Но то что он изменяет человека, его биополе, ментальность, преобразует многие процессы в организме - это факты подтверженные. Но он же может и разрушить личность, принеся неизлечимые болезни ума и тела - это, увы тоже факты. - добавил японец.

- Да, и воздействие его на конкретного человека совершенно не предсказуемо. - добавила его спутница.

Беседуя таким образом, мы не замечали, что все дальше удаляемся от Гималаев и их предгорьев. Как же они красивы, даже в такой дали, - подумал я.

- Красивы, но безжалостны. Гордые и безучастные, таящие в себе непредвиденное, немыслимое, хранящие легенды. Их обожествляешь и опасаешься, но все равно невольно тянешься к ним. Они притягивают своей мощью, постоянством существования. Они даны людям, как спасение от власти золота, которая душит людей, а в горах вся эта шелуха слетает и сознание становится чистым как снег.

Только здесь можно почувствовать насколько великое сочетается с малым и как малое повторяется в большом.

- У вас на шее ожерелье из девятиглазого камня в обрамлении красных горных кораллов.И по видимому он натоящий, а не иммитация. - обратилась, тем временем, ко мне японка.

Надо сказать, что японцы рассматривали меня в течении всей дороги, пытаясь понять кто я. А выглядел я, действительно, довольно экзотично, даже для этих мест: одет в национальный тибетский костюм, причем довольно поношенный, на руках цветные, ритуальные плетенки из грубой ячьей шерсти, довольно длинные: до середины лопаток волосы, собраны на макушке в пучок ритуальным ремешком, ожерелье, загар да небольшая щетина завершали мой вид пилигрима - бродячего богомольца. Из цивилизованных предметов на мне были только видавшие виды гортэксовые треккинговые ботинки да " омега" на левой руке.

- Да это настоящий камень. Дело в том, что я только пять дней назад, как приехал в Катманду из Тибета, где прожил в одном маленьком монастыре больше года. И это подарок настоятеля. - ответил я.

Японцы удивленно переглянулись.

- Все таки классно, что вы с тобой встретились! - воскликнул Лыков.

Хотя встечу с Лешкой я "заказал" давно. Знаете, как это бывает: очень захочешь увидить кого -либо, закроешь глаза, представишь образ человека и место, где хочешь его видеть да и шлепнеш мысленно его в лоб или в третий глаз - как говорят йоги. И это желание обязательно материализуется тем быстрее, чем сильнее желание. А у меня после пятнадцати месяцев пребывания в монастыре, увидеть знакомое лицо желание было очень сильным.

Так вот увидились мы на одной из оживленных улиц Тамеля - туристического центра непальской столицы. Радости было! Сидя в одном из могочисленных уютных кафе я узнал, что Лыков приехал сюда не один, а с Жаннет - деловой женщиной, имеющей свой бизнес в Москве. Познакомились они на кинофестивале фильмов об экстремальных видах спорта в Шамони, во Франции, где Леша лазил по замершим водопадам, и конечно увлек ее идеей съездить в Непал, сменить обстановку, потому - что после развода с мужем американцем, Жаннет хоть и стала богатой женщиной, но отсутсвие детей и друзей наполнило ее жизнь одиночеством и душевным дискомфортом, который она пыталась заглушить бизнесом. Но удавалось это плохо. Отдыхала она, в основном, идя наповоду у своего снобизма, на юге Европы или в Альпах -на лыжных курортах, а вот в Азии не была. А Лешка, как бывший альпинист, всегда так увлеченно рассказывает о Непале, что ловишь себя на мысле - пора собирать рюкзаки и заказывать билет.

Итак, они собирались в район Люмбини, а японская пара живущая в том же отеле, что и Лыков искали себе проводника для поездки в тот же район. И Лыков, конечно согласился составить им компанию.

- Слушай, - говорил Лыков мне, - Ты так изменился, особенно глаза! Посветлел весь. Я знаю только, что ты был в экпедиции на Кайлас в Тибете в прошлом году и ребята говорили, что задержался в Тибете. Так?

- Да вот появилась возможность, просто пригласили пожить в монастыре, попрактиковать сначала на три месяца, а получилось больше года. А что ты говоришь глаза: глаза как глаза.

- Они у тебя Егорка, какие-то пронзительные стали, почти светятся изнутри.Знаешь, как смотреть на огонь через прозрачный зеленый камень. - сказал Леша.

- Практики, медитации, молитвы, образ жизни, мысли, - предположил я.

- Так ты поедешь с нами? - спросил Лыков

- Дай мне пару дней и мы можем ехать, - ответил я.

- А знаю: ощущение чистой одежды, постели. Да? - ухмельнулся Лешка.

- Лыков, ты же наш человек. Все понимаешь правильно, - рассмеялся я.

- А дома-то как, волнуются небось?

- Знаешь, раза три мимо проходили экспедиции проходили, так я просил ребят позвонить по мобильнику. Нормально дома. Женушка - умничка понимает меня- такой шанс бывает не часто.

- Кстати, знаешь монастырь - то принадлежит - "Белому Лотосу". Да, не удивляйся, именно этому легендарному боевому ордену известному еще со средних веков, хранителю традиций монастыря "Шаолиньсу".

- А я думал, это все только легенды,- заметил Лыков.

- А помнишь, я одно время занимался кунг-фу у Туэна, вьтнамца. Так он говорил, что его школа тоже одна из веток "Белого Лотоса". Тогда я впервые услышал это название.

Возвращаясь мысленно к этой встречи в Тамеле, я опять подивился этому промыслу божьему, занесшему меня, русского православного человека в далекий тибетский монастырь.

- Думаю, все таки, что камень может влиять или даже включать механизм омоложения, воздействуя своей энергией на определенные нервные центры человека, - опять подлючился к разговору японец.

- Я думаю, что камень помогает только, если у человека есть намерение. Тогда он стимулирует и поддерживает это состояние медитации, расслабления, непрестанной молитвы - называйте как хотите - только в этом состоянии у человека почти нет эгоистичных желаний, мыслей, действий, которые сжимают, выкручивают человека, оставляя его без силы, энергии. В этом состоянии человек цельный, един с богом. И в этом измененном состоянии сознания абсолютно утрачивается ощущение масштаба времени. Т.е. течение личного внутреннего времени человека замедляется в несколько раз. По себе знаю: практикую по моим ощущениям часа два, а в миру уже прошло уже все шесть. Я думаю в этом секрет сдерживания процесса старения, а если научиться управлять потоками времени, то можно включить процесс обратно - к омоложению. Весь вопрос зачем. Ведь омолаживая тело, мы забываем, что омолаживается и психически - эмоциональная сфера и после этого практически невозможно избежать ошибок свойственных молодости. Омолодиться и при этом сохранить мудрость, прожитых лет - вот проблема. И опять вопрос зачем. Стоит ли менять порядок вещей, составленный природой?

- Получается, что эликсира молодости нет, и никакие витамины не помогут, - огорчилась Жаннет.

- Я уверен, что все заложено внутри человека, его воля, дух может абсолютно все. Нужно просто поверить в себя, - убежденно заговорил я. - Вы говорили, что ваши предки были самураями, - обратился я к японцу, - они были воинами и наверняка знали, что организм - обыкновенные кости, мягкие ткани тела- способны крушить мертвую материю металла, дерева, камня, потому что разум способен в критические минуты напрягать тело до прочности крепчайших материалов и еще выделять энергию, равную вспышке взрывчатого вещества, особенно, когда физический потенциал истощается и нет времени и возможности восполнить его. Тогда вступает в действие новая составляющая - составляющая только человека духовного - сила духа. Это та сила умственного состояния, которая не даст упасть, которая держит организм в состоянии противления обстоятельствам столько, сколько требует разум, - закончил я.

Все сидели молчаливые и задумчивые, пытаясь осознать услышенное. Ведь эта простая истина разбивала их представления о человеке, как о наборе биохимических формул, о жизни и своих знаниях. Ну что - ж, стержень жизни должен быть гибким, текучем - уметь перестраиваться под новые знания, как говорят йоги.

- Я тут уловил некоторую смысловую разницу между понятиями - сила воли и сила духа, - заметил Лыков, - я думаю, что сила воли - это составляющая человека и зависит от него - это то, что можно развить. А вот сила духа - эта сила дана свыше и не зависит от желания человека. Ее можно только волить получить, а получение ее - чистый промысел божий.- сосредоточенно произнес Лешка.

Все закивали головой, молча соглашаясь со сказанным, только Жаннет сидела с отсутствующем видом.

Между тем мы уже выехали за пределы национального парка. Горы уже совсем исчезли с поля зрения и вся перспектива была занята только джунглями: деревья, лианы, кустарники с совершенно не обузданным буйством красок, слегка приглушенных утренней дымкой, столь характерных для этих мест. Уже совсем рассвело. И пока все сидели задумчивые и немного дремали, убаюканные дорогой я предался воспоминаниям годовой давности.

Экспедиция на Кайлас, семитысячник на тибетском плато и одну из священных и красивейших вершин Гималаев, завершилась благополучно. Повезло с погодой и обошлось без лавин и прочих неприятностей. На вершине побывало трое из пяти участников штурмовой группы. Базовый лагерь уже свернули и спускались к основной тропе, ведущей на восток к местечку Зонгба, где нас ожидали машины. Затем на них мы должны были двигаться в направлении непальской границы. Идти по тропе, со всей поклажей, дней пять. Вдоль тропы постоянно встречались разного размера камни с выбитыми на них молитвами и небольшие ступы, украшенные молитвенными цветными флажками, которые обходить требуется только с правой стороны, что для людей груженных тяжелыми рюкзаками, доставляло немало хлопот, т.к. порой удлиняло путь, но это правила гималайских троп.

На третий день пути, уже под вечер - почти стемнело, правда луна светила довольно ярко и позволяла точно ориентироваться и не натыкаться на камни и не проваливаться в неожиданные ямы и трещины, мы разбили лагерь возле небольшого озера, каких не мало в этом районе Тибета. Вокруг сплошная темень и только вершины, окружающие озеро, еще оставались розовыми в лучах где-то заходящего солнца.

На следующее утро я встал пораньше, вместе с нашими портерами - носильщиками. Они принялись готовить традиционный бо-ча - тибетский чай, в который добавляют ячьий жир, соль, специальные травы. Вообще - то редкая гадость, но есть после него не хочется очень долго. А с легким завтраком, да еще с шикарными видами вокруг он неплох - как местный колорит. Я решил осмотреться, сбегать к озеру окунуться, сделать свои упражнения по динамической йоге. Солнце уже встало, но наш лагерь оставался в тени, и было довольно прохладно. Пейзаж вокруг выглядел строгим: горные хребты спускались почти к самому озеру, кое - где был снег и почти никакой растительности. Не дойдя до озера метров двести, я увидел в небольшой ращелине здание монастыря и ступу, обвешанную цветными флажками. На сердце сразу потеплело - и здесь в этой глуши живут люди. Все - таки как смягчает пейзаж вид человеческого жилья, даже простой палатки, а тем более монастыря. Правда. выглядел он нелюдимым, брошенным, возможно еще со времен культурной революции, когда сотни монастырей и в Китае и в Тибете было просто уничтожено вместе с монашествующими. Располагался он немного выше и правее нашего лагеря, но не в прямой видимости, из-за загораживающей его гряды. Но по прямой не более километра. Сделав свои упражнения и окунувшись в эту немного солоноватую, похожую на морскую воду, я почувствовал совершенно другие ощущения в теле, чем после подобных процедур в других водоемах мира. Ощущения были похожи на восторженную эйфорию с чувством единения с чем- то великим. Вернувшись в лагерь, я обрадовал ребят, что мы здесь не одни.

А к вечеру, недалеко от нас появился еще один лагерь из трех палаток. Это оказалась команда из Свердловска, занимающаяся жестким цигуном. Они приехали вместе со своим инструктором для проведения занятий, и чтобы прочувствовать истоки их школы. Устроив общий ужин и пообщавшись на филосовско-йоговские темы с боевым уклоном, мы разошлись спать далеко за полночь. А через день, утром после завтрака мы почувствовали неладое. У ребят в лагере было абсолютно тихо: ни шума, ни огня, никаких движений. Взволнованные, мы прибежали к ним и нашли их почти в коме. Лежали они неподвижно, на нас не реагировали, ничего не соображали, и что нас поразило больше всего, так это цвет лиц - был он какой - то синюшный. Сначала думали, что горная болезнь, но симптомов не хватало. Тогда я понял, что здесь что - то не так с их тренировками. Но как помочь им ни я, ни наши ребята не знали. А им становилось все хуже. Тогда я решил сходить в монастырь, с надеждой найти кого-нибудь для помощи или совета.

Подойдя ближе к монастырю, я невольно залюбовался очень удачным его расположением среди окружающей природы. Место было просто идеальным. Тишина, мудрый покой, философская мысль царила вокруг. Казалось, будто здешняя местность сознательно существует для проявления одной из многих разновидностей духовной деятельности - монастырского отшельничества. Здание было довольно старое, потрепанное временем с потемневшими стенами и каким-то землянистым оттенком.

- Только бы кто-нибудь жил здесь, - повторял я мысленно, пока не подошел к самым воротам. На мой зов и стук вышел молодой монах в традиционной бардовой накитке. Используя ломанный ангийский и жесты я объяснил в чем дело. Через несколько минут мы, уже втроем, скорым шагом шли в сторону лагеря. Третьим был неопределенного возраста монах с проницательными добрыми глазами и мягкими кошачьими движениями. Как я узнал позже, это был настоятель монастыря Дэ, и было ему почти девяносто, и что самое удивительное, он неплохо знал русский. Осмотрев и пощупав пульс у ребят, Дэ отправил молодого с каким - то поручением в монастырь, а сам остался и принялся мантрировать, т.е. петь мантры над ними. Приблизительно через час появились двое монахов с большим глиняным сосудом, в котором находилось довольно пахучая жидкость. Дэ принялся поить ребят, давая каждому по три глотка. Отдав распоряжения молодым поить их через каждые полчаса, Дэ позвал меня проводить его до стен монастыря. По дороге мы разговорились, и я спросил его почему так случилось с этой группой цигун? Дэ в ответ показал мне свои четки и сказал, что даже четки перебирать здесь может не каждый, а делать жесткий цигун здесь, просто самоубийство, потому- что можно очень легко переполнить себя энергией. Это как в очень тонкую трубку подать воду под очень большим давлением. Ее просто разорвет, что и произошло с ребятами. Еще день и было бы поздно. Но отвар поможет растворить лишнюю энергию или в крайнем случае, он прозвонит их своим колокольчиком. Но, слава богу, все обошлось, и уже к вечеру ребята чувствовали себя много лучше. А через пару дней стали собираться в дорогу вниз, в равнину.

Тем временем, я каждый день общался с Дэ. Оказывается, он наблюдал за мной и моими занятиями с первого дня нашего появления здесь. Он говорил, что, то что я делаю очень похоже на технику их монастыря и очень удивлялся откуда я это знаю. Однажды он пригласил меня с себе на чай и я первый раз переступил порог монастыря. Мы прошли в молитвенный зал, где находился алтарь, и рядом лежало много всяких предметов: колокольчики, ритуальные ножи, четки, миски и еще много всяких предметов, названия которых я не знал. Атмосфера внутри зала была самая мистическая: горели свечи и факелы, благовония источали дивные ароматы, статуэтки Будды всех размеров и танки(ритуальные рисунки на ткани) распологались по периметру зала. Немного волнуясь, я подошел к алтарю и стал рассматривать предметы, лежащие на нем. Дэ сказал, что если меня какой- то предмет заинтересовал, то я могу его взять в руки и рассмотреть ближе. Получив разрешение, я стал рассматривать их уже более пристально и некоторые брал в руки и подносил к глазам. Последнюю я взял миску для еды, на которой было две зарубки на краю. Она издала звон как колокольчик, и в этот момент я услышал удивленный возглас Дэ и еще одного пожилого монаха. Звали его Пат и он был ламой. Оказывается я брал в руки только личные вещи одного из лам, бывшего настоятеля этого монастыря, жившего еще в начале века.Возможно, это обстоятельство и сыграло роль в том, что Дэ и Пат пригласили меня пожить в монастыре до осени.

Ну что ж, - подумал я, - Всевышний любит, когда с ним играют в созданную им интересную игру - жизнь, и относятся к ней как к игре. И я согласился на предложение пожить в монастыре.

Я узнал, что принадлежит он к философскому направлению Син - и т.е. Направленная воля, и является одним из лепестков боевого общества Белый Лотос, хранителя традиций монастыря Шаолинь. Поэтому занимались не только философией, но и боевыми искусствами. И оказывается та поза, с которой я начинал свои упражнения, когда положение тела похоже на букву Х с ладонями, направленными в небо - и является символом всесильного Белого Лотоса, и называется - Истина на ладонях Будды - знак полного единения двух вселенных - моей микро и макровселенной.

Однако вернемся к нашей поездке. Уже около часа катили мы по абсолютно диким местам на северо-запад, вдоль непальско- индийской границы. Дорога, если так можно назвать то, по чем мы ехали, уже несколько раз пересекала небольшие речушки и петляла самым невообразимым образом. Еще через полчаса езды мы наметили привал для завтрака.Все уже окончательно проснулись и вели общую беседу на тему паломничества и туризма по малоизученным местам. Лыков высказал свою мысль, что нашу поездку можно считать паломничеством и относится к ней соответственно. На что Жаннет, в своей обычной циничной манере, заметила, что ничего святого и благоговейного в этой поездке нет, а просто хочется посмотреть новые места, чтобы потом было что рассказать знакомым. Японцев интересовала их наука и зрелища. Но я думаю, все путешествия по местам связанным с какой-то верой или религией - это не просто поездки, а нечто большее, касающееся внутренней жизни человека, его духовности, осознания себя и своих отношений с внешним миром, с Богом. Такая поездка может полностью перевернуть жизнь, мировозрение человека, показать ему его реальную сердечную чистоту или наоборот нечитоту. И здесь нет места иллюзиям или самообману. Знаю это по собственному опыту хождений по святым местам православия. И кто так не считает - грубо ошибается и не миновать ему испытаний на этом пути, тем более сильных, чем он далек от этих мыслей, - немного волнуясь закончил я.

Какое - то предчувствие было у меня похожее на экстрасенсорное ощущение в сердце, что что-то произойдет. Хорошее или плохое? Не знаю. И хотя я уже давно стараюсь не делить мир на белое и черное, хорошее и плохое т.к. все относительно, предчувствие не покидало меня.

Солнце поднялось выше и стало припекать. Вокруг сплошная зеленая стена из лиан, деревьев, кустарников, поваленных стволов. Над нами вот уже в течении часа летит какая - то небольшая птичка и громко оповещает всех вокруг о нашем присутствии.

Внезапно машина резко остановилась. Водитель и охранники, взволнованно переговариваясь, пристально всматривались в одну точку впереди машины. Повернув головы, мы тихонько ахнули от неожиданности. Метрах в шестидесяти от нас, на толстенном узловатом суку, нависшем прямо над дорогой, монументально возлежал взрослый тигр. Его расцветка так сливалась с окружающей природой, что увидеть его с такого расстояния можно только внимательно всмотревшись. Удивительно, как наш водитель вообще его разглядел и не подъехал ближе. Казалось, что он нас не заметил, да и небольшой ветерок был с его стороны.

- Если это тигрица, да еще с детками, то у нас проблемы, - произнес в наступившей тишине Лыков, - да и развернуться нет возможности, - добавил он.

- Да Лешка, если пожалует глава семьи, то он не будет слушать наших доводов, что мы хорошие и не причиним вреда их семейству, - попытался пошутить я.

- Но у нас есть охрана с ружьями, - вскричала Жаннет, - я боюсь!

- Тише, не кричи. И видишь ли, тигр для них священное животное и скорее всего они не будут в него стрелять и не дадут этого сделать нам, а испугав его выстрелами можно только спровоцировать агрессию, - заметил Лыков.

- Господи, а что же делать? - испугалась Жаннет.

- Не знаю, наверное просто ждать. - произнес Лыков.

- Все образуется, расслабся, - попытался я успокоить ее.

Японцы тем временем, уже во всю снимали и тигра и нас, и непальцев, о чем-то переговаривающихся. Тигр продолжал лежать на суку, но голова уже была повернута в нашу сторону. Время от времени он предупреждающе позевывал, обнажая великолепные клыки. Прищуренные зрачки зверя лениво поглядывали на потенциальных жертв. А непальцы, между тем, пытались определить по его поведению, сытый он или нет.

Я немного расслабился, мысленно попытался осознать ситуацию. Внезапно я почувствовал, как волны энергии начали вливаться в тело, голову. Кончики пальцев покалывало, как от малого разряда электричества. Это было как момент просветления, истины. Я поднялся и вышел из машины. Непальцы попытались задержать меня, но когда их взгляд скользнул по мне и наткнулся на ожерелье, они молча расступились и я сделал шаг по направлению зверя. Краем уха я услышал, как Лыков шепотом произнес:

- Егорка, ты с ума сошел, что ты делаешь?!

Отойдя от машины на несколько шагов, я поднял руки ладонями вверх, прикрыл веки, и увидев салатный фон перед глазами, понял уровень энергии, которая поступала ко мне. Сама по себе начала звучать мантра- приветствие Шивы, разрушителя всего старого, покровителя воинов и йогов. Оставив левую руку ладонью вверх, а правую повернув к земле и опустив ее до уровня пояса, я медленно продвигался по направлению к тигру. Он не двигался, только скалился и бил хвостом по бокам. А я все больше ощущал в себе силы воина, появилось состояние этакой веселой ярости и тигр для меня был просто кошкой, которую я, при желании, просто прихлопну ладонью. В это время, тигр очень грациозно соскочил с ветки и оказался метрах в двадцати от меня. Да размеры его были довольно внушительные. Я продолжал медленно идти, давя его взглядом. Шерсть на холке встала дыбом, он скалился, но отступал, не давая сблизиться с ним. Господи, подумал я - да он боится меня, меня, которого он бы смел со своего пути одним движением. Я для него сейчас равный или даже выше. Люди боятся диких зверей из - за их непредсказуемости, когда они во власти момента. Но теперь во власти момента был человек и его воля, дух, сила мысли заставляли дикого зверя отступать перед непознанным. Он просто не знал, как на такое поведение реагировать. Он начал весь дрожать, но отступал.

Вдруг, справа из кустов, показались одна за другой две симпатичные мордашки тигрят. Они кубарем вывалились на дорогу и оказались ближе ко мне.

Тигрица. - догадался я. Я остановился - замерла и тигрица. Взгляд мой смягчился, воинственность стала испарятся. Что - то кликнуло у меня в сердце и в сознании, я чувствовал, как мое состояние медленно, но упрямо меняется в сторону христовой любви ко всему сущему. Почувствовала это и тигрица, шерсть успокоилась на загривке, хвост перестал беспокойно бить по бокам. Отдавшись этому чувству любви, я продолжал двигаться, но уже как любящий покровитель братьев меньших. Она уже не отступала, а стояла на месте, поглядывая на детенышей. И могу сказать уверенно, что мышцы ее расслабились и на морде появилось подобие улыбки. Почти как у Киплинга: - Мы стобой одной крови, ты и я, мы дети одного создателя... Жаль, что человек не ценит себя как что - то возвышенное, как средоточие редчайшего дара.

Уже чувствовался ее запах, так близко я подошел к ней, возможно три шага отделяли нас. Я уже протянул руку, чтобы коснуться ее и увести с дорогию. У меня стояли слезы умиления и комок в горле от всего происходящего. Боже, как многое дано человеку!..

И в этот момент прогремел выстрел. Я вздрогнул. Пуля попала ей в шею и прошла в голову. Обернувшись, я увидел Жаннет с винтовкой в руках, из которой шел дымок. Она подобрала ее с земли, когда наши непальцы упали на колени и стали горячо молиться, взывая к небу. Лыков не успел ей помешать, он просто не ожидал, что она со страху такое сделает. Тигрица рухнула, разбрызгивая вокруг себя кровь. Жаннет вскрикнула, бросила винтовку. В ее глазах был весь ужас содеянного. Тигрята, ничего не понимая, приближались к лежащей матери. Когда я нагнулся над телом, оно еще вздрагивало. Она жалобно и осмысленно посмотрела на меня, и изумрудные глаза ее, полные слез, закрылись...

- Прости, - прошептал я, опустившись перед ней на колени.

2004 год

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100