Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Водный туризм > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Расценили переворот, как глупый и случайный

Отчет о туристском путешествии… категории сложности по рекам…

Маршрутная книжка №…

Руководитель группы…

(Со) Автор: Геннадий Фадеев (Екатеринбург)

Маршрутно-квалификационная комиссия рассмотрела отчет и считает, что путешествие может быть зачтено всем участникам и руководителю. Маршрут имеет… категорию сложности. Отчет использовать в библиотеке… клуба туристов.

Отчет может быть использован в качестве лоции, растопочного материала и туалетной бумаги. Оригинальная рукопись представляет собой два потрепанных блокнота и несколько разрозненных листочков. На дневник моего графоманского гонора редко хватает, но поделиться впечатлениями хочется. Как истинный графоман, удержаться от написания я не смог.

 

Стиль нижеследующего документа я бы определил, как "описание с байками". Получилось таким, каким мне хотелось: противоречивым, нестандартным, разноцветным. Для основной массы водной общественности. Тип документа - дневник похода. (триллер)

Литературные изыски участников похода дети и слабонервные пусть лучше не читают!!! (Здесь кусок текста вырезан цензурой)

Все персонажи данного опуса не являются плодом вымысла. Этот вариант более правдив. Редакция не присоединяется к мнению автора.

Параметры маршрута

Категория сложности IV (водная), говорят, что с элементами V. "Хорошая" 5 к.с. Нифига себе, пятерочка. Указать точное количество препятствий на маршруте не представляется возможным.

Общий километраж маршрута колеблется от 250 до 370 км. До места сборки судов необходимо топать 25-30 км в зависимости от того, каким отчётом вы пользуетесь. На каждый километр на карте приходится реальных 3 км. Маршрут для очень трудолюбивых.

Маршрут не отягощен заповедниками и прочими запретными зонами.

Заброска до начала маршрута может занять от 2 до 6 суток, в зависимости от активности участников и руководителя группы…от финансовой мощи. Расчетное количество ходовых дней - 3, фактически - 9.

Состав группы

У нас было девять судов. Такого кошмара я в своей жизни и не припомню. Таким образом, набралась команда в количестве 6 человек, где было четыре инструктора по туризму.

Алексей - руководитель и идейный вдохновитель, как спортивной части похода, так и алкогольной его части. Эти редиски почему-то считали меня своим адмиралом… Иван - первый помощник и ответственный за все. Георгий - боцман катамарана-4. Николай - старший матрос (чальщик). Загребной ковбой Лёля.

Дынин - наш совершенно оголтелый каякер. Саша - ответственный за зрелищность прохождений.

Старый водочник. Задний загребной первого плота. Весь в оранжевом, защитно-спасательном. Спас-жилет от Кардена, гидра от Юдашкина. Неугомонный и незатыкаемый Пашка… явно наш собрат по диагнозу.

Матроска Гуля. Таня - раскладывальщица еды. Катя - наш генератор хорошего настроения. Алька - заслуженная кормилица и совесть группы. Юля (найдена в капусте, т.е. в Инете) По дороге Юля у всех участников берет интервью, проводит психологические тесты. По ее мнению, психов среди нас нет. Лариса - жгучая брюнетка с карими глазами, стройная, спортивная, азартная, сильная.

Выяснилось, что Игорь гораздо выгоднее двух женщин, так как несет столько же, а ест почти в 2 раза меньше.

Шура - штатный женоненавистник. Сергей - штатный скептик. Мишка, знатный грибник. Александр - специалист по связям с общественностью.

Аня М - правый центральный пассажир на Счастливчике. Косухин был определен собакой на "Красное солнышко".

Фатеев назначен Главным Добытчиком и Попрошальщиком группы... Ольга обладала феноменальной способностью упросить кого угодно о чем угодно. Обладает несгибаемой волей и умением подчинять себе людей. С Ольгой мы плавали уже много лет. Я знаю, что она может выкинуть. … вот даже свитер не взяла.

Володя не иссякаем на шутки, анекдоты. Такое впечатление, что он в свою голову скачал из Инета весь юмор.ru.

Зуич - Ремонтник. Человек - каска. Умеет делать все, что надо. Ест, что дадут. Гребет, как надо и куда надо. Стас - главная тягловая сила, удачное и эффективное приложение к топору.

Иван Сергеевич - рыбак, авторитет по всем вопросам. Он постоянно бреется, чем прогневил горного духа. Митя - балласт, 3-х или 4-х летний мальчик, который может достать кого угодно за короткое время.

Жозефина - пудель цвета абрикос.

Автор - пытался контролировать продукты и вести дневник. Врач - фаталист. Я - неплохой завхоз, никто меня не любит... Мне опрометчиво доверили партийную кассу. Фразой "Денег нет!!!" он отвечал на любой вопрос. Даже на просьбу закурить.

Группа наша - в смысле опыта - молодая, в смысле амбиций и подаваемых надежд - растущая. А молодежь - надо отдать ей должное - у нас до безобразия спортивная и выносливая: не курит, мало ест, спит, где придется и много таскает.

Команда, наполовину набранная по Интернету в авральном порядке, похоже, удалась - все анархисты и раздолбаи... Собрались в поход нахальные чайники - авантюристы. Проклятые чайники! Путают право с лево. Дохлая Наташка не тянет свой борт. Юля ждёт только команды. Самой надо думать, долбёшка. Вован старается - молодец. Двушки ходят противолодочными зигзагами. Некоторые участники, к счастью, еще не килялись, и что это такое не знали. Наградил Бог меня такими профессионалами. Народ подобрался крепкий: Валера - 110 кг, Игорь - 90 кг. Ребята здоровые, оба за 110. Вот это мужик - из него вышло бы штуки 3-4 местных.

Правильная группа. Табор человек на 20 с детьми и собаками. Вообще у нас получилась такая команда рыбаков-гитаристов. Средний возраст участников перевалил за полтинник. Большая коммерческая группа, вооруженная рафтами и ужасным количеством водки.

Туристская характеристика района путешествия

Кому надо, узнает из литературы сам.

Из животного мира можно отметить большое количество уток, а также клещей. Судя по наличию рыбаков, водится рыба.

Реки - типичные горно-таежные, они быстро несут свою прозрачную и холодную воду: ворчат на перекатах, грохочут на шиверах и порогах; покрытые белой пеной, прорываются сквозь каменные завалы. Хрустальной чистоты речка с большой скоростью несется (скорее падает) сплошным каскадом порогов и водопадов в заросших елью и лиственницей крутых склонах. А воздух так же кристально прозрачен, как и ледяная вода Саянских рек.

Изумрудно-прозрачная вода, в клочьях пены, летит среди больших валунов. Река входит в царство красно-рыжих гор. Вода перламутрового цвета. Шустрая горная речка, в это время года довольно мутная - цвета кофе с молоком, с внятным шумом неслась куда-то по своим водным делам.

На своем нелегком пути река преодолевает… Уже далеко не та река, которая наводила ужас на деревянных плотовиков 60-х годов.

Район сказочно, просто фантастически красив. И есть в этом пейзаже что-то феерическое, захватывающее. Стоишь, заворожено на берегу, и ощущаешь себя попавшим в другой мир. Вид водопада просто завораживает. На него можно смотреть, не отрываясь, часами... "Ну, прямо Гималаи, блин!". Места дикие, людьми не обсиженные. Маршрут подходит туристам, которые хорошо подготовлены физически и не боятся холода, голода, сырости и гнуса. Этот маршрут для тех, кто любит Север, равнинную тундру, каньоны, белые ночи и холодный ветер. Без двух месяцев свободного времени и мешка денег нечего туда и соваться. Если верить людям, которые туда забирались.

Идея похода

Лучше гор могут быть только горы. Лучше горной реки - ничего! "Жизнь это Река", "Река это Жизнь". Река-Мечта.

Только ради бога, не спрашивайте, зачем это нужно! Все-таки мы все ненормальные, честное слово.

Какой же путешественник не мечтает стать первопроходцем. Чтобы проверить себя в экстремальных условиях.

Мне приснилось Якталинское нагорье, оно звало меня к себе. Вы вляпались в это дело сами, совершенно добровольно и в абсолютно трезвом виде! Вот так, несколько сумбурно, был выбран маршрут. Безусловно, пройти его стоит, потом будет что вспомнить и что рассказать внукам.

Малобюджетный дикий туризм. Ламинарную турбулентность водных потоков поехали изучать. Где живёт моя тёща, и куда обязательно мы должны были попасть во время нашего отпуска.

Специфический жанр "выход на майские праздники". Целями похода были: прохождение маршрута 2 к.с. за не более чем 4 дня и не более чем 200 рублей. Что ещё нужно воднику, чтобы спокойно встретить паводок?

Удовлетворение естественной потребности туристов-водников в прохождении довольно сложных порогов в живописном районе страны. После года разлуки тайга манила к себе. Навстречу неизвестному, а потому манящему и зовущему, как обнаженная девушка.

Цели похода у всех оказались разными. Одни хотели посмотреть пейзажи горного Алтая, другие - попьянствовать на природе, третьи - пофотографировать.

В такой глухомани очень хотелось одиночества и спокойствия. Хотелось оказаться наедине с природой, почувствовать себя частью её. Испытать себя в туристических тяготах, а также отдохнуть душой. Психологический отдых от проблем цивилизации.

Каждый из нас пришел сюда, чтобы почувствовать себя сильным, умным и свободным, что дает повод даже несколько повысить собственную самооценку некоторым участникам.

Целых пять часовых поясов будут отделять нас от родных и опостылевших городов, от семьи и работы, от "новостей ближнего и дальнего…", телерекламы и товарно-денежных отношений. Теперь мы четверо решительно потеряны для социума.

Река была нам хорошо знакома, как и мы ей. В карьере каждого опытного, уважающего себя водника есть эта река. Сплав по родным и милым сердцу рекам нашей молодости.

Приспичило "отдать долги". Если не сейчас, то когда? Я к этому всю жизнь шел.

Небольшое приятное развлечение среди золота солнца, глазури неба и ласкового шепота реки. Он дает возможность увидеть не только пену и весло, но и своеобразную природу.

Были и гастрономические замыслы - поправить ослабленное зимой здоровье за счет питательности и экологической чистоты местных продуктов питания.

Саяны ждут! Нас ждет река. Вернее, никого она не ждет - текла себе, и будет течь.

В этом году команда любителей ходьбы на большие расстояния с тяжелым рюкзаком не сложилась. Полное единодушие - побольше сплава и поменьше пешки. Средние тягловые возможности участников не допускали значительной пешей части с большим грузом. По причине общей надломленности морального духа команды и существенной разнице в скорости передвижения ее членов по суше.

Всё это вы перетерпите и сдюжите. А за это появится у вас доброта и мудрость, умение прощать и любить; способность плакать, не корча из себя крутых странников, и умение стоять, как титановый крюк, - прочно, до конца.

Подготовка к походу

Веер заставок рабочего стола со сценами прохождений вызывает депрессивное состояние "жизнь прошла". Вторую неделю проезжая с работы и на работу по мостику через речушку отслеживаю уровень воды. В душу закрадываются сомнения. Апрель был жарким - все должно сойти...

Как обычно, самым сложным делом в организации похода было собрать команду. По электронной почте из Омска в Томск и обратно было отправлено около 200 писем. В процессе сборов количество потенциальных участников то расплывалось почти до 20, то угрожающе усыхало... Билеты покупались в разное время (покупались, сдавались, снова докупались). И так мы активно собирались, что в какой-то момент список участников достиг 25 человек. Список группы резко похудел, когда пришло время собирать деньги. Последнего, левого переднего, нашли буквально за неделю, и это еще притом, что третья "четверка" и так плавно превратилась в "двойку".

Две недели назад Костик, стыдливо потупившись, отказался от этой поездки, сославшись на "какое-то нехорошее предчувствие". Я, конечно, готова при необходимости пасть смертью храбрых, но не в этом сезоне. Уже тогда было над чем задуматься. И, как теперь видится, слава Богу - глядишь, поживем подольше.

Мы никак не могли встретиться и понять кто, что, куда, зачем, откуда и каким образом. Причиной этого явилась недопустимая мягкость руководителя на этапе подготовки.

Что пообещать жене, чтобы отпустила в поход? Жена твоя, созданная из ребра твоего, хлопает дверью и уезжает к маме.

Договориться, кто будет поливать цветы и кормить кота.

Этот отпуск был заработан великим трудом, буквально "вырван с мясом из горла" любимого шефа.

Основная подготовка снаряжения упиралась в изготовление сплавсредства. Делали 4-х местный катамаран, где всю финансовую и конструкторскую нагрузку понес Серега. Сборы были обычными: ночью дошивали спасжилеты, штаны, куртки. Утром побежал покупать шлем.

При формировании списка личного снаряжения не "зверствовали". В итоге мы поимели самый сытый за всю нашу историю поход в сочетании с мало подъемными рюкзаками. Притащили эти хлопцы с собой 74 кг нерасчетного барахла... Я в панике - вес зашкаливает за полтинник. Откуда??? Ведь по расчетам все было иначе. Барахольщики. И что мы туда опять напихали?

Как всегда, двое перед походом бросили курить. Проводили тренировки по скоростной ходьбе, тренирующие волю.

Мы плотно засели за изучение всей доступной видеоинформации о реке и под завязку загрузились видеопарадом "килей", поломанных рам и подранных баллонов. Может быть, даже перегрузились. Начитавшись отчетов по реке, я некоторое время пребывала в прострации.

Каких-либо описаний маршрута найти не удалось, да, в общем-то, это и не требовалось. Но отсутствие информации совершенно не смущало. Молодой, видно, пока... Плох тот поход, в котором все заранее известно! Отчёты по рекам лучше читать после прохождения маршрута.

Описание подъездов - отъездов

Рюкзаки - упакованы, беляши, курица - зажарены и готовы к употреблению. Что самое удивительное - можем зараз подняться и идти. Что-то рюкзак тяжеловат, кажется, у напарника полегче. Организовали пижонскую заброску на вокзал - с вызовом такси к подъезду.

Меня не покидает ощущение, что мы все-таки забыли именно Тусамуюнужную вещь. Настя усиленно искала пудреницу с зеркальцем. Была еще мысль в сборах про тушь водостойкую...

Поезд "Кому до Абакана? Давайте быстрее документы, билетов очень мало!"

Поезд уже подали под посадку, а ни одного члена команды не было. За 5 минут до отправления Карташев начал волноваться и подозревать, что они уже отдыхают в ментовке. За 40 секунд до отправления девушки появились. Андреич никак не мог пересчитать народ. Кончилось все беготней с тяжелыми мешками из конца в конец 18-ти вагонного поезда. Грузились и садились практически на ходу. Бурные дебаты с проводницами по поводу лодки закончились положительным и безвозмездным решением вопроса. В назначенный срок группа погрузилась в поезд и покинула Новокузнецк.

Вагон был ужасен - наверное, еще с гражданской. Наконец-то удалось открыть окно с помощью ржавого лома, найденного в вагонном туалете. …нервных и многократных предупреждений проводника о последних минутах работы туалета. А все равно люблю поезда. За что - совершенно непонятно.

Спим и едим, едим и спим. Так уж устроена душа русского человека: как только сел в поезд, сразу начинает есть и пить.

Соседи нас пугают (пытаются), что лето очень сухое, воды вообще нет. Команда тихо сопит на полках, а у меня сна ни в одном глазу.

Зная, что при выгрузке вещей лучше не путаться у ребят под ногами, я подхватила сумку и помчалась в тамбур.

На ж/д станции Абезь ни начальника, ни дежурного, ни кассира, ни расписания нет. Имеется только домик смотрителя и столб с надписью "1536 км. Витим". По этой железной дороге поезд ходит без расписания. Точно он идет 15-го числа каждого месяца.

Авиация Возникли непреодолимые сложности с заказом билетов на самолет. Кончилось тем, что нам разрешили вылететь в Кунгуртук при условии отработки 5 и 6 августа на сенокосе.

По рассказам местных вертолет летает примерно 2 раза в месяц.

Пересадка Билетов на наш поезд нет, и пятеро туристов рискуют остаться в Иркутске навечно. Сидеть трое суток на вокзале не захотелось. Пассивное ожидание давит на нервы. В слегка бессознательном состоянии билеты были куплены.

Тогда, говорит он нам, надо пересесть на электричку, которая стоит на соседнем пути, так как эта пойдет в Чусовой и что это уже второй год так, а в расписании об этом ни слова.

Все кругом закрыто. Гостиница (мрачный сарай) закрыта на ремонт. Спать удобно на втором этаже под картой ж/д СССР. За ночевку в пустом доме на полу всем стадом в 17 человек отдали 200 руб.

Есть также две бани: дорогая и очень дорогая. Во всем Новокузнецке нам не удалось найти баню, которая работала бы по вторникам. Помылись на вокзале в душе. Правда, вода была только холодная.

Мы поперлись в город, скучать и пить пиво. Пить молоко с пивом - нехорошо.

Невкусно пообедали в местной столовой и почапали по дороге.

Автобус В автобус пускают лишь 8 человек туристов строго. Проблема посадки в автобус отпала сама собой, он просто не остановился.

Куча барахла, на первый взгляд, гораздо больше автобуса. Ходит грузопассажирский автобус.

Расписание там само по себе, а автобусы ходят сами по себе. Приписка на расписании. "Эти рейсы не ходят". В расписании местных автобусов разобраться не смогли, похоже есть один автобус, идущий по разветвленному маршруту по понедельникам, средам и пятницам. Захватив автобус, выяснили, что это не наш, а добавочный рейс. Пришлось вылазить. Через 10 минут захватили свой. В долгожданный вечерний автобус садимся уже в состоянии полного равнодушия к окружающему миру. Всю дорогу идет борьба между желанием спать и осматривать окрестности. Желание спать побеждает. Выражается это в абсолютном пофигизме и способности засыпать в любом положении.

В пути народ роптал и просил кормежки. График питания как-то сбит (нерегулярно и вразнобой) По дороге закупили фруктов, точнее завалили все свободное место в машине арбузами и дынями.

Стиснутые на заднем сиденье и заваленные рюкзаками ехали 13 часов, но главное, что ехали.

Цены Всё рассчитано на тугой кошелёк. Узнав порядок цен на водный транспорт, это отчаянные ребята решают идти туда пешком по скалистому берегу.

Азия - там нужно торговаться. Весь вечер провели, торгуясь о стоимости заброски. С бурятами денег не сэкономишь.

Можно сэкономить деньги и пройти от станции пешком. Мы решили сэкономить и поплатились за это. Из приведенных цифр видно, что выигрыш в деньгах 10-30 рублей не стоит потраченных 3х суток.

Таксист говорит, что он погорячился ехать за 350 в Тмутаракань. За легковую машину местный житель запросил, робея от собственной наглости, 1000 руб. "Вы что, думаете, мне жить надоело? Если кто узнает, что я за столько повез…"

С москвичей, обычно, больше берут денег, считая их буржуями. Трактористы соглашаются легко, но берут дорого. Однако, в связи с подорожанием бензина, с нас запросили почти вдвое больше. …что вполне гуманно, учитывая нынешние цены на бензин. Видя наше безвыходное положение, на меньшее водитель не соглашался. Финансовое положение группы, и без того некрепкое, значительно подорвано.

Лесовозы довозят до окраины поселка. Денег не берут. Четырехчасовая поездка обошлась нам в символические 100 т. руб. и задушевный разговор.

Наем машины В аэропорту нас естессно тут же атаковала толпа таксистов и всякой шушеры, и держала в осаде до своей полной победы. Нас сразу облепили таксисты, предлагая ехать куда угодно. Через 30 секунд после того как они пришли на автовокзал, там появился мужик со словами "Ну что, лодочники есть?". Потом водитель осознал размеры наших мешков и испугался.

В исполкоме сказали, что из местных железно никто не согласится везти. Указанная дорога действительно существует, однако ехать по ней ни один из местных водителей не соглашался ни за какие материальные блага. У значительной части автовладельцев нет прав, и они не хотят встречаться с автоинспекцией, а остальным, похоже, не нужны деньги.

Вездеходы в Лаборовой есть только у Анны Павловны. Но женщина она очень своеобразная и договорится с ней нелегко. Вездеходы ходят в среднем раз в неделю. Вездеход этот мчс-овцы собрали по частям, и им нужно было его опробовать. Тут мы и подвернулись.

Полное отсутствие всякого автотранспорта. И тут мы получили подарок судьбы в виде небольшой бортовой машины. После двух часов ожидания прибыл обещанный трактор "Беларусь". Минут через 20 Урал был пойман. Группа уехала на проходящем маленьком (чуть больше божьей коровки) японском микроавтобусе. Ребята прибыли на тарантаске, представляющей собой грузовичок с железной будкой, от вида которой все чуть в обморок не попадали. Кузов от ПАЗ, ходовая часть от ГАЗ-66, дизельный двигатель от трактора. Ребята наняли ГАЗ-66 специализированный для перевозки заключенных, двухкамерный и с железными решетками на окнах. "Ехать будете? Что за вопрос?" Мы поехали к устью Сайлыга в тряском тракторном прицепе с остатками свежего навоза под сопровождением моросящего дождика.

Поездка Женя, как главный и проверенный Сусанин, в кабине, основная толпа - в кузове. Желательно, чтобы водитель соображал куда едет. Виктор на редкость хороший и порядочный человек, в чем мы не раз еще убедились. Он собрал свою замечательную машину сам, на базе ЗИЛ-овского грузовика, с двигателем от трактора "Беларусь".

Машина неторопливо, с остановками у магазинов и других святых мест, шла до пос. Яконур. Нужно бурханить - чтобы духи пропустили на перевал. Преодоление дороги в машине с бурятами является очень нелегким делом и требует серьезных алкогольных тренировок.

"Я всегда езжу по горам только пьяный!" На спусках давит, гад, километров под 60. За это время водитель поправил здоровье, но немного перестарался, в результате чего его загрузили в кузов, а за руль сел один из участников группы.

Спуск очень крут и опасен, что подтверждают остовы разбитых машин, лежащие на протяжении всего спуска. Старались не смотреть направо в ущелье реки. Это не дорога, а козья тропа, по которой ходить-то местами страшно.

Полеты внутри кунга вместе с рюкзаками доставляют неожиданные и незабываемые впечатления. Я практически всю дорогу дремал, насколько это возможно оказавшись в барабане стиральной машины. Собаке было хуже всех, она не знала, куда себя деть, и пыталась всех лизать.

Дорога представляет собой, как правило, жидкую грязь глубиной по брюхо грузовику. Лестницы из булыжников средней величиной с арбуз. Везли на тракторах рюкзаки. Кстати, мой доехал в таком виде.… По уши в жидкой грязи (слоем порядка сантиметра), а сверху еще и в навозе.

Река Безымянка течет прямо по дороге. Переехали по мосту у посёлка Свинячий. Поселок практически вымер. Незадолго перед ним на дороге табличка о запрещении прохода и проезда.

Именно здесь мы посадили оба трактора в болото глубже обычного и вытаскивали их до вечера и с утра на следующий день. Что такое застрявший ПАЗик для десяти здоровых мужиков. Мы все-таки вытащили вездеход до сухого участка дороги, практически вынеся его на руках. Почти все оказались по уши в глине. Машина обязательно должна быть оборудована лебёдкой для самовытаскивания, ломом и кувалдой.

Короче, 40 км до реки мы ехали два с половиной дня.

Еще при запуске мотора в середине салона ребята должны держать какой-то провод. "Контакт! Есть контакт! Завожу!.." Садимся, но уже через 500 метров появился запах горелой резины. Этот Урал трясет даже на ровном асфальте. Машина год простояла в воде по самую крышу.

Шофер за дорогу два раза залеплял протекающий бензобак. А подъемы все чаще, да круче. Три раза вылазили и толкали автобус на подъемах. В поселке встали окончательно, т. к. заклинило еще и заднюю скорость. В пути у машины лопнуло одно колесо, отказало сцепление и тормоза. Сломалась вторая передача, вытекло масло, и сел аккумулятор. Полетел подшипник карданного вала. Активнейшее участие в ее починке принимали все участники группы. Колымага, ссылалась на свои года, плохой уход и дрянное состояние, ехать дальше своим ходом отказывалась на отрез. В пяти километрах от намеченной цели в автомобиле кончился бензин. По мере углубления в горы, лицо шофера постепенно вытягивалось. Посмотрев на дорогу, водитель ехать отказался, сославшись на отключенный передний мост и малое количество времени. Но мы-таки настояли на том, чтоб до победного конца. Выкинули нас в болоте, т.к. у УРАЛа сдали нервы. Шофер стал скулить, ругаться и проситься домой. Перешел с таджикского на русский матерный. … сказал, что больше не поедет сюда даже за миллион. В 2 часа ночи был отпущен сжалившимися туристами и быстро исчез. "Ну, вы и придурки!" - произнес близкую к истине фразу Олег и уехал.

Далее двигаться, возможно, трактором, гусеничным вездеходом (если он в это время окажется поблизости) или пешком. Вездеходчики не идиоты, чтобы ездить по таким крутякам... …неизгладимое впечатление о поездке на этом чуде советской военной техники.

Власти Перед перевалом стоит пост ГАИ. Это локальный центр местной мафии. На заправке к нам подъехал бобик, полный младшего сержантского состава. Для выяснения ответа на вопрос: "Как мы оказались в этой машине?"

Вид большой треугольной печати и нескольких официальных подписей до сих пор действует завораживающе на младший комсостав в южных пределах СНГ. Можно просто показать паспорт, но лучше немного налить. Говорят, что помогает еще военный билет.

Пункт пограничного контроля мы проехали, лежа в кузове "КамАЗа". Скажу сразу, что никто нас за незаконное пересечение границы не арестовывал. Пропуск в погранзону им не нравится, говорят, что печати поддельные, но все-таки разрешают ехать дальше. Вечером приехали "погранцы", надавали кучу инструкций, на удивление, ничего кроме паспортов не попросили. Помявшись, он, в конце концов, заявил, что автоматы это и есть их документы. Ольгин латышский паспорт он разглядывал вверх ногами.

Выдержали визит пьяных лесорубов. Затем подверглись проверке со стороны пограничников.

По пути какой-то мент в ветеринарной будке со шлагбаумом, остановив нашу машину, сообщил мне, что мое лицо ему до боли знакомо по фотографиям по розыску преступников, поэтому ехать дальше никак нельзя. Из кабины выполз шакалистого вида таджик в егерской форме. "Кто старший? ... какой базар-вокзал... документики... разрешение". Каждое должностное лицо, с которым мы имели счастье общаться, хотело за это денег. Водители уговорили охрану пропустить, сообщив, что мы туристы. "Мы спортсмены, взять у нас нечего"

Мы решили разрешение на заповедник получать по мере возникновения такой потребности. Ничем, кроме ржавых настежь открытых ворот на дороге, заповедник себя не выдает. Очень удивлялся, как мы сюда пробрались, неоформленные-то, но сказал, что выкинуть нас отсюда уже нельзя - некуда.

Техническое описание пешей части маршрута

Пешку надо любить! Пешая часть маршрута - это его изюминка. Тяжек хлеб пешников.

Сборы Как и положено в 1-й день похода, долгие бестолковые сборы.

Выползли на свет божий, издавая при этом стоны, означавшие утреннее приветствие. "Мать, ты живая?" Все проснулись больными. Болело все: ноги, спина, плечи. Ничего не хотелось делать, но надо было. Ни одно мышечное волокно не сокращалось без окрика. Выяснилось, что организм живет по плану, а в плане была однодневная пешка. Собрав волю в кулак, мы все же вышли. Вышли опять во втором часу. Причина: усталость и отупение.

Нам предстояло понять, что это такое - пешка с 40-кг (и более) рюкзаками по тайге без тропы.

Сегодня мы должны совершить подвиг: взять перевал и потом дойти до леса. … в другом случае будет гарантирована ночевка в заболоченной местности, без дров.

Скорость и трудность По ходу дела стихийно разбились на 2 группы: "спринтеры" и "группа здоровья". "Быстроногие олени" Группа быстро растягивается по всей дороге согласно оставшимся силам и длине ног. Первый раз порадовался своим длинным ногам. Разница во времени между первыми и последними составила чуть больше 2-х часов. Дождались не всех.

Идти с непривычки достаточно тяжело. Идем тяжело. Идем долго. Рюкзак тяжелеет с каждым шагом. Силы стремительно кончались. Темп движения слабый, сказывается спирт в крови и бездорожье.

Наша средняя скорость составляла 1 км/час, изредка возрастая до 1.5 км/час. Каждый день мы топали по 6 часов и проходили 7 км. Шли относительно быстро 0,3-0,4 км/ч. Гиблые места (топи, скалы, осыпи).

Лес приближается медленно, а сумерки - быстро. Таким образом, мы прошли 9 км до обеда, который был в 6 часов. Дальше мы пробирались при луне. Горная тундра, с одной стороны закат, с другой луна, вокруг горы, а в центре два идиота тащат катамаранную раму по болоту… Ковыляет по Саянам альпинист с катамараном. Впереди нам постоянно мерещился запах костра и женские голоса.

Народ устал и начал спрашивать меня о том, когда же, наконец, появится этот проклятый приток. Вода ледяная, ширина 8-10 метров. Не вода, а жидкий лёд! Брод тоже суровый, для некоторых выше пояса. Героически остановились на варианте идти в купальниках. Миша опять намочил все что можно. Лежит и под тяжестью рюкзака не может встать.

Болото Лес, болото, лес, болото.

Ночевали в болоте. С дровами плохо. Мест для лагеря нет, так как дров нет. Леса укрыться от ветра нет, под ногами болото, и палатку не поставить.

На следующий день нас ждало блуждание в болотах и березке. Трава в рост человека, камни под ногами.

Мы предпочли менее крутой, но более мокрый путь.

Дорога неплохая только временами залита водой иногда до колена. Местами тропа - это траншея, заполненная торфяной кашей. Идя с грузом 60- 65 кг, зачастую проваливаешься выше колена.

Начинаются склоновые болота с бездонными ямами, заполненными черной торфяной водой.

Дождь На следующее утро опять мелкий дождь, но сегодня он нас не остановит, поскольку впереди многочисленные броды, и мы готовы быть мокрыми. Полчаса ходьбы через насквозь мокрые кусты - и ты уже ничем от них не отличаешься, такой же насквозь мокрый и зеленый. Промокли ботинки и высохнут теперь только к сентябрю, уже дома. Утром переодевалась в мокрые и холодные носки. Идут с сырыми ногами, иногда меняя воду в ботинках на свежую. Она уверяла, что для пешки мелкий моросящий дождь - то, что надо.

Подъемы Наши надежды на ленивый переход по ровной тропе подло обмануты. Подъемы и спуски прямо-таки садистские. Дальше организм проявил себя не с лучшей стороны. Я иду просто как паровозный тормоз, каждые метров пятьдесят кончается дыхалка. Видимо, действительно пора бросать курить. Глаза выискивают, куда поставить ногу, ноги шагают, в голове никаких мыслей.

Изнурительный подъем, чудесные виды. Наверное, здесь очень красиво, но сейчас мы этого не замечаем. Красота неописуемая, но уже не осталось сил радоваться. Часа через четыре от начала пешки я практически перестала замечать красоты, которые нас окружали, и сосредоточилась только на том, чтобы не грохнуться.

Мы одни, идиоты, сюда залезли с каяками. Встреченные по дороге туристы-пешеходники были восхищены таким бесплатным зрелищем и горячо нас поддерживали. Увидев нас, он сказал: "О, водники идут".

Начался падеж личного состава. Падать высоко и неприятно. Благо лететь очень даже есть куда.

Приходится перелезать через многочисленные обгоревшие стволы, после чего все части тела, и вся одежда покрываются слоем сажи.

Ориентирование Известно, что на плато есть две дороги, причем одна неправильная. На левом берегу есть неплохая звериная тропа (попадаются и человеческие следы). Это неправильная тропа. Она пропадает. Нашли довольно неплохую оленье - человечью тропу. Заблудится на этом пути невозможно. Тропа - это народная мудрость. Прошли по ней сотню метров и не обнаружили сзади Юлю. Как она могла потеряться на таком коротком участке - неясно. Хорошо еще, что таким образом выпала середина группы, пропажу которой быстро обнаружили.

Для разведывания дороги были высланы Сергеи и Шура, которые, плутая по болотам, убили на это 6 часов и вернулись только в пять утра на ватных ногах.

Затем тропа начинает делиться на тропки, теряться, появляться и снова пропадать в буреломе. Они могут возникать из ниоткуда и заканчиваться нигде. В конце концов, тропа потерялась в болоте. Но какая это дорога. Это бред через лес без тропы. Тайга красивая, дремучая, для ходьбы не предназначенная.

Оставалось 2-3 километра и ничто не предвещало. И мы пошли сюда. Шли-шли, пока поняли, что не туда идем. Мы совсем запутались, какой берег правый, а какой левый. Красная стрелочка на компасе точно на север? Выдвигались различные версии нашего местонахождения.

Наша идея - напрямки - была изначально неверна. Попытавшись срезать его через лес, мы увязли в грязи и чаще и были вынуждены даже возвращаться назад.

Поиски правильной тропы заняли на следующий день еще около 40 мин. Путем мозгового штурма родилась гениальная идея - посмотреть на карту. Тропа, потерявшаяся в буреломе, была найдена на берегу. Куча консервных банок. Значит, идем верно. Но вот как мы сюда попали понять совершенно невозможно, по крайней мере, глядя на карту.

Еще одна ошибка генштабовской карты. Я подумал, что, возможно, топографы при съемке местности могли немного напутать. Мы уже решили, что купили специальную карту для американских шпионов.

Конно-пешее передвижение На дороге валяются довольно многочисленные железные части вездехода и останки крупных животных.

Мы отказались от лошадей сами. Мы сами - кони.

Погрузили на ишака оба катамарана, и он бодро зашагал по тропе.

Тут до меня дошло, что подо мной живое существо, у которого в голове одному Богу известно - что.

В самом начале подъема одна из лошадей, перепугавшись своей участи, сбежала обратно в поселок, предварительно сбросив рюкзаки и лягнув их на прощание.

Cнизу пришла большая пеше-лошадинная группа. Вечерней лошадью прибыла группа байдарочников из Горького.

Обед Желание дойти до обеда до границы леса обернулось несбыточной мечтой. После двух-трех переходов впереди забрезжила надежда. Серега осторожно осведомляется насчет обеда. Ввиду отсутствия легких путей встали на обед. Обед решили совместить с ужином.

Я скинул рюкзак и упал на бревно с сигаретой в зубах, наверное, это и называется нирваной. Все. С места не сдвинусь. Здесь и останусь жить. Необходим отдых, разведка дальнейшего пути и пища. У меня родилась идея, вернуться назад и попытаться найти потерянные вещи, но никто меня в этом не поддержал.

Пообедали и вышли на финишную кривую к перевалу.

Перевал Кажется, что мы не лезем на гору, а идем на Северный полюс.

На середине подъема задумались - а надо ли нам туда. Виден резкий подъем вверх, но туда идти не надо… То, что идти вверх - ясное дело, но вот куда именно? Видно далеко и много. Панорама, отрывшаяся с перевала, нас сильно озадачила. Долго не могли определиться - на какой же конкретно перевал мы выбрались. Выходим на круглую вершину с хорошим обзором. Видна наша ошибка. Ну, точно, вчера бес попутал.

Глядя вниз, даже не верилось, что некоторое время назад мы были где-то там внизу. Да, мы сделали это! Мне думалось, что я либо не поднимусь вообще, либо помру прям здесь.

На вопрос, куда нам спускаться, Саша уверенно махнул рукой куда-то в туман.

С этого места начинается приятная прогулка с вещами и лодками в зоне альпийских лугов. Под ногами весело хрустит мелкий курумник. Путь открытый всем ветрам и солнцу. Отдохнуть глазу после тесной тайги. Я вдохнул пьянящий горный воздух и понял, что жизнь прожита не зря. Еле стянули ее с перевала. Она там жить хотела остаться.

Тропа проходила мимо яблонь со спелыми яблоками. В воздухе - аромат цветов. ... видится в наших мечтах солнечная ровная долина, ореховые рощи. …предаться мечтаниям о чем-то большом и светлом, например о пиве. Наверное, это зрелость. Или старость.

Спуск сначала крутой, затем выполаживается. Затем мы нашли стоянку и упали там. Тут здоровье кончилось окончательно... После двух часов отдыха я немного оклемался. Спать легли почти мертвыми! Поскрипели костями и впали устало-измученное оцепенение, которое в обычной жизни зовется сном. Все, теперь положено два отгула.

Идем два дня, а прошли не более десяти километров.

Лоция

Сведений о прохождении этого участка нет!

Описывать на бумаге бессмысленно, надо видеть. Только не забудьте рот закрывать. Как точно опишешь хаос воды и камней на протяжении почти трех километров? Для достаточно опытного экипажа хватит и общего описания, а недостаточно опытному экипажу сюда лучше не соваться вообще - все равно никакое описание не поможет.

Там все просто - сплошной просмотр и местами обнос. Уклон большой и неравномерный, глазомерной оценке не поддается. Кое- где скорость течения превышает скорость соображения. Указанная лоция относится к случаю патологически высокой воды, усугубленной патологической впечатлительностью составителя.

Река, опасная, прежде всего, для переднего правого матроса. Порог несложен, красив и приятен, особенно для гребцов левого баллона, которых крученым валом накрывает с головой.

Растекаясь по болоту, образует небольшое озеро с топкими берегами и замысловатой береговой линией. ...невинно маскируясь под речку 1 к.с.

Мелководье В малую воду возможны мелкие неприятности.

Как правило, правые протоки мелководны, русла левых загромождены камнями. В зависимости от количества воды в реке - сплав или пешка по берегу. Начало сплава определяется уровнем воды, размерами судна, а также готовностью его драть по камням. Под левым берегом вода "кончается". Воды может не быть вообще.

После этого начинается шивера, из которой фактически и состоит остальная река. Знаем мы эти "шиверы". Для шиверы это очень круто. На карте она отмечена угрожающим количеством палочек. Препятствия Порог представляет собой хаотичное скопление большого числа камней различного размера. Каждый камень в этом пороге на своем месте. Слева в струе притаился обливняк. Камень "Троллейбус" мы не нашли.

Простой порог со сложным судовым ходом. Сложный слив, сложный заход и сложный выход.

Слив 1м со сложной структурой унитазного типа. "Розовый унитаз". Где находятся приятно освежающие валы с бочками.

Перед мостом, метрах в двадцати, стоит хорошая держащая бочка. Глухая бочка без донной струи. Классическое улово-убийца, которое находится ниже уровня струи и представляет собой сплошную кипящую поганку.

Струя наваливает на береговые камни у левого берега, отражается от них под углом около 170 градусов и уходит водопадом в полутораметровую щель под камень, падая с высоты около трех метров. Часть воды скатывается назад под водопад и уходит влево мощным полутораметровым сливом в четырехметровый проход между первым водопадом и камнем за ним. Струи перекрещиваются между собой.

Основная масса воды стремительно несется в левой части русла, образуя косые, прямые, пульсирующие валы и хаотически перемещающиеся водяные грибы. Поток сжимают огромные подводные, надводные и обливные валуны, перекрывающие русло с обоих берегов.

Ни в коем случае нельзя проходить это препятствие в плохом спасжилете. …иначе могут быть дети.

Порог образован каменным языком, врезающимся в русло с левого берега реки и отвалом взорванных камней с правого берега. Порог отличается большим падением, мощью и очень фотогеничен. Он неприятен торчащим посреди русла телеграфным столбом. Смотрится все это очень неприятно.

Подныривающий поток образует обратный вал, временами замещаемый пульсирующим грибом. Ниже слива двухметровым петухом вспухает пульсирующий вал. По воде идут мощные 3-метровые валы с зазубринами. Cтоячий вал типа "белая стена".

Основная вода опять уходит вправо, образуя там натуральную мясорубку. В конце ее как-то страшно все клокочет и бурлит. Берега отражают звук вниз. Сплошная волнистая белая пенистая лента, довольно сверкающая на солнце и радостно ревущая. Вокруг порога стоит облако водяной пыли.

В левом проходе вода полого сливается в мышеловку из трех камней. По низкой воде данный порог представляет собой не прижим, а мышеловку, точнее, катамараноловку. Оттуда будет непросто выбраться, пока сама река этого не пожелает. Неподготовленные экипажи могут иметь в таких местах большие проблемы. О чем красноречиво свидетельствуют клочья совтранса и обломки труб после каждого серьезного порога.

Вход в каньон узок ужасно и непрямой. Вода, с ревом ворвавшись в него, закручивается спиралью и начинает прыгать по камням. Судя по большому количеству обломков дюралевых труб, весел и касок ущелье регулярно пытаются проходить. С переменным успехом...

Водопадный слив косо падает в скальную расщелину, ударяясь в стенку левого берега. Слив водопада и косой, и изогнутый одновременно. Извилистая узкая щель с трехступенчатым водопадом. "вдп. 4 м" Плесов перед водопадом нет. В то же время при попадании туда летальный исход не представляется совсем уж неизбежным.

Из пены торчат черные каменные зубья. Основная струя, отразившись от глыбы вправо, сжимается полуобливной плитой и бьет в большие зубья, стоящие в два ряда. От левого берега в воду входит узкий скальный выступ, который ближе к центру реки раздроблен на отдельные зубья. В этом месте находится чрезвычайно крутая горка, утыканная невообразимым количеством острых зубьев.

Центральная часть русла на протяжении 50 - 60 метров забита острыми камнями, напоминающими иглы дикобраза. Необходимо обогнуть несколько обливняков и не угодить на камень-нож в середине. Камень в форме трехгранного напильника. Темно-серый обломок скалы в форме акульего плавника, торчащий на полметра над водой в самом центре струи. Кровожадные каменюги!

Совершенно непролазные каменные гребенки. Запертые сливы. Сливы перекрыты бревнами и в конце камнями. Далее реку перегораживает огромный "кирпич". За которым чистый плес с практически стоячей водой, способствующей вылову весел, людей, судов и пр. Суводь в которой можно отловить потерпевших, если таковые окажутся. Сильно спортивный плес четвертой категории.

Завалы Большое количество непроходимых и елепроходимых завалов. Далее в этой протоке следуют три завала, последний из которых непроходим и необносим. Этот хаос вывороченных с корнями деревьев, переплетённых между собой и ощетинившихся в разные стороны острыми сучьями, не даёт никаких шансов выжить. Опасность такого завала подтверждает памятник напротив порога. Кроме возможности продрать чехлы катамаранов эти разбои вряд ли могли нас чем-то порадовать. Дерево, очень нехорошо торчавшее в водопадном сливе. Тополь, перегораживавший вход и проклятый всеми предыдущими группами, наконец, смыло.

Поперек русла лежат сучкастые бревна. Основная протока перекрыта двумя дикого вида бревнами. На пути попались полузатонувшие бревна с торчащими наружу гвоздями. Узкий проход между бревнами, по которому при известной аккуратности, можно просочиться.

Таблички О тех, кому это не удалось, напоминают мемориальные доски на скале прижима.

Протяженное, сложное и опасное препятствие, увенчанное несколькими мемориальными табличками.

В каньоне торжественно и сумрачно. Величественные стены упираются в низкие облака. Могилка туристки с красивым крестом. Не маршрут, а кладбище какое-то.

Несмотря на дурную славу и наличие мемориальных табличек, порог многократно был успешно пройден.

Прогноз Все препятствия читаются сходу, но заснуть не дают. О том, чтобы сплавляться в режиме бревна или отдаться на волю струи, не может быть и речи.

Проход слева, но избежать столкновения невозможно. Последствия такого "поцелуя" трудноописуемы. При попадании туда совершенно непонятно, что, когда и в каком состоянии вынесет. Хрен его знает, что будет здесь со всяк полезшим сюда.

Прохождение порога означает - грести, грести, грести, грести, грести... И в результате все равно попадаешь именно туда, куда попасть не хотел. При попадании на этот участок, вас развернет, и в бочку вы попадаете боком. В высокую воду мощная пульсирующая водяная подушка, около 1,5 м, размажет об скалу все, что туда попадет. Попасть в котел, конечно, можно, но только если спать на ходу или специально туда стремиться. Если туристское судно попадёт туда, то его ничто уже не спасёт. При нормальном уровне воды в пороге обнажаются камни, на которых, по словам местного пасечника, туристы порвали не один катамаран. При большой воде струя пробивает насквозь, насаживая на камни, которые расположены прямо за входом. Затем маневр между троллейбусами в струе и эскалатором из булдыганов.

Очень нежелательно переворачиваться на первом каскаде. Сбой струй в месте слияния двух потоков образует идеальные условия для переворота, независимо от выбранного варианта прохождения. … в силу большой турбулентности потока, с которой вряд ли можно вести осмысленную борьбу. Оверкиль на 99%.

Должен, однако, напомнить, что все это - лишь рассуждения водника, стоящего на берегу.

Чалки на протяжении всей четвертой ступени есть, но все они, что называется - "боевые". Второе место причаливания, хотя также неплохо, но требует стальных нервов. Во избежание панической чалки куда ни попадя, лучше произвести разведку по правому берегу. Чалка за сливом возможна как направо, так и налево. Обе плохие.

Ориентиры Ориентиром приближения порога может служить ножеобразная скала на левом лесном склоне. Большая бегемотообразная скала. Гигантским пальцем, указующим в небо, возвышается грандиозная скала. К ней подходит вездеходная дорога, неизвестно откуда и куда идущая. На скалах левого берега виден катамаран литовцев с одним полуоборванным баллоном. Лежат остатки ката, правда, очень странного вида.

Интересный, настоящий автомобильный мост с железными отбойниками, идущий в никуда. Когда его увидишь, чалиться уже поздно.

Ориентир начала - лежащий в русле автомобиль Волга. На крутом левом повороте в русле стоит трактор, на который сильно валит струя. На высоком правом берегу можно разглядеть статую горного козла. В конце каньона деревянный памятник пионеру-герою на левом берегу.

Каких-то отличительных признаков нет. Ориентир начала порога - рев воды, и толпа народа на правом берегу.

Плотину прозевать очень сложно. Простыня с надписью: "Хочешь жить - чалься!".

Справа - останки сооружения типа "сарай". Почерневшее строение, напоминающее избу. Порог имеет две ступени: "Верхняя" и "Нижняя челюсть". Дальше на реке идет участок "Перекур", содержание которого полностью определяется его названием. Через 6 км справа впадает река Ын. Кэрмэша-эше-Хара-Гол.

Берег Ниже моста на левом берегу расположен яблоневый сад. Выше моста на правом берегу расположен персиковый сад. В долине Пальтау растет сладкий миндаль. Ниже по шоссе - виноградники. Между дорогой и рекой тянутся заросли дикого инжира. Попадаются следы жизнедеятельности крупного рогатого скота. Берега вытоптаны и покрыты навозом. Берег - сплошное коровье пастбище.

Ниже моста по правому берегу забор из колючей проволоки, вышки.

Сплав

Выгружаем вещи, настроение благодушное - наконец-то мы на реке. Солнце. Тепло. Хорошо. Тихо. Мы чувствуем себя свободными и счастливыми. Теперь всё зависит только от нас.

Откуда столько шмотья? Наши шмотки, оказывается, если их равномерно разложить на берегу, занимают неожиданно огромную площадь.

Река представляла собой мелкий ручей метров пять ширины с глухими завалами через каждые 10-30 метров и сплошными зарослями ольховника по берегам. … оказалась жалким ручейком, забросанным грудой валунов. Русло реки насыщено гнуснейшими кустами, продраться через которые возможно только с помощью бензопилы. Какого черта мы сюда приперлись? Появились некие полупрозрачные сомнения в самом маршруте. Я предложила, пока не поздно, вернуться на станцию и пойти другим маршрутом. Не приняли всерьез. Оказывается, не мы одни такие дураки.

Итак: берег, деревья, снег, грязь, река цвета свежевскопанной глины. В коленках дрожь от предвкушения начала сезона. Не удержаться - идем смотреть речку, …шумит и играет беленьким. Возбуждение нарастает.

Делать ничего не оставалось, кроме как рассчитывать на удачу и попытаться научиться управлению по ходу сплава. Дав возможность народу раскататься и сгрестись. …вспомнить, с какой стороны браться за весла.

Леса маловато, в основном все кривое и толстое. За хорошим строительным материалом придется побегать. Найти прямую палку длиной более 1 метра и толщиной более 5 см на всем маршруте невозможно. Склон зарос карлушкой - карликовой березкой, годной лишь на кривые зубочистки.

В ближайшем лесном массиве в изобилии произрастали не только продолины с поперечинами, но и грибы.

Катамаран собирали долго и мучительно. Инструкция как всегда: соберите каркас и не забудьте надуть баллоны. Чего тут не ясно? Хорошо хоть раму к баллонам не забыли присоединить. В это же время, активно слоняясь вокруг, им мешала другая Юлька, отвлекая, то предложениями чаю зеленого попить несанкционированно, то просто помочь завязать хоть что-нибудь.

Сборка судов в сугробах по пояс - вещь непривычная взору неискушенных водников. Очень мило провели время за сборкой катамарана, в обществе многочисленных коров и свиней. Плот строили 10 дней.

Оказалось, что кости от байдарки не лезут в ее же шкуру. Ничего бабам доверить нельзя. Так я и знал.

Через два с лишним часа желтый четырехвесельный красавец встает под погрузку. Сердцу радостно видеть нашего красавца на воде. К вечеру все суда были собраны, а все желающие вымыты. Предстоял сплав. Попрыгали в свои пластмассовые каяки и, как разноцветные мячики, посыпались мимо нас вниз.

Отплытие Саша встал в 6-00 (во сила воли!). Встали не пойми во сколько - на всех часах разброс на час - полтора. Подъем почему-то в 9.30, хотя будильник заводили на 8.00. Поднимались с 8-30 до 12-00.

"Что вы тут спите, проспите все!". Из теплого спальника вылезать жутко не хочется. И просили-то всего лишь 15 дополнительных минут для сна. Не дал. И только тёплый, почти домашний треск костра заставил подняться, чтобы выгнать из себя ночной холод.

Встали по графику, только Серый как всегда дрых до бесконечности. …энергично будить боялись. "Если будете будить, то вообще не встану" Он выполз из палатки лишь непосредственно к раздаче еды. Профессионализм дает себя знать. Попытка быстро поесть и снова заснуть.

Палило солнце. Собираться было лениво. Сегодня у меня левая рука не хочет сжиматься в кулак. С утра у меня болит всё: бицепсы, трицепсы, "квадрицепсы", плечи, колени, синяки... Думать о своем положении будем немного позже, а пока завтрак.

Встали рано. Отплыли поздно. Поставили рекорд по самому позднему выходу. Получилась как бы вынужденная полу дневка, отплыли только в 7 вечера!

Мужики переоделись в "боевое". Смирнов выбрался из палатки сразу в гидрокостюме (в котором, похоже, и спал) Минут сорок Вадим возился с замком от гидры. Пока я с резвостью бегемота усаживалась…

Первый день сплава всегда немного шабутной. Вот оно. Первый день полноценного сплава. Наконец-то началась "работа". Всё знакомо, всё привычно.

Где мы? Дальше началась туфта с лоцией. Рассказы местных и карта - не совпадают (местность не совпадает ни с тем, ни с другим). Указанный на лоции первопроходцев водопад мы не обнаружили. Порог исчез, то ли смыло селем, то ли МЧС разбомбило, что бы дорогу не подмывал. Да еще GPS нагло утверждает, что по прямой, расстояние между нами и неуловимым притоком почти не изменилось. Полной уверенности, что мы сейчас в устье Малого Куваса у меня нет, но я допускаю это с очень большой степенью вероятности. Между прочим: здесь мы должны были быть три дня назад.

Сегодня с утра Женька поднял снова вопрос, на какой мы реке? Костик, который тут уже в пятый раз, говорит, что ничего не узнает. Невольно возникала мысль, а, собственно говоря, мы куда пришли? Я плыл в сомнениях и вносил смуту в умы остальных членов группы.

Мелководье Пошли камни, мелко, шкрябалка. Пеше-водный слалом. Мелкая, собака. Вода в реке была определена как малая, количество камней как неутешительное. Имеют место протяжённые участки русла представляющие булыжную мостовую, где между камнями едва струится вода. Сплавляться можно разве что муравью в спичечном коробке. Прохода нет нигде. По Шиврею не плавают! По нему идут. Понимание это пришло к нам во второй день.

Я постоянно истерично спрашивала "как идем?" "Да блин, как здесь плыть-то?" "Леха, куда идтить-то?" - "Да хрен его знает!" Правая протока, левая... Куда лучше? Думай! Думай и делай!

Заходная шивера мелководная и каменистая, пришлось повертеть носами. Сплошное право-лево. В поиске чистых проходов приходится метаться от берега до берега. Шли с ходу, по траектории зигзага.

Приходится, сдирая стружку с каркаса, отпихиваться от стен всеми возможными способами.

Камни там просто ужасные и режут каяк на части. Все время едешь не по воде, а по камням. Камней много, до ужаса - и сплошь мокрых, острых, скользких. Я просочился справа между камнями по канализации. Цена - сломанное весло.

В высокую воду все это безобразие, надо думать, будет залито.

Прохождение сходу Начальник залез на камень перед отмелью и изображал Христа в Рио-де-Жанейро. Я принял решение проходить порог с ходу. Все равно обнести его здесь невозможно, а для маневра нет места. Небрежно глянув начало порога, лихо отплыли.

После проведённой разведки решили пройти пороги № 45 и 46 всей эскадрой. К-3 отважно туда ломанулся первым. Порог прошли в состоянии мрачной решимости.

Первую половину каньона проходим весело и красиво. Лихо проскочив по струе, и сиганув в самое бухало с радостными лицами, вылетели из ямы.

Сложный порог Но вот скорость течения возрастает, нарастает уклон русла, меняется тембр воды. Вода крепчает. Ка-ак понесло! Я обалдел. На лбу испарина, во рту сухо. Ни хрена себе начало! Река оказалась как кошмарный сон наяву. На долгое время мне запомнится разверзающаяся предо мною пасть той самой левой косой бочки. "Это Тринадцатый", - обречённо как-то, побелевшими губами прошептал Серёга.

Только вперед.

Для начала катамаран поставило на носовую свечку. Вышли красиво на полусвече. Эстеты, блин. Влетели в хороший порог, и начало нас мотать. Начальник орет так, как давно не орал, носовых с головкой окатывает, а подо мной чего-то зашипело - и вот уже в воде сижу и даже через щитки камешки чувствую. Второй катамаран, вследствие отсутствия опыта у экипажа, плыл практически от балды, заходя в бочки и лагом и раком. Что ж, такой способ прохождения порогов еще никто не отменял.

Нас несет по струе, периодически втыкая носом в береговые утесы. По левой скале растерло катамаран. При попадании в прижим вся надежда на отбойный вал. Срабатывает отбойная сила.

Хоть сейчас и не вспомнить точно, что кто конкретно делал, помню только, что вёслами работали, как сумасшедшие. Работают - кто в лес, кто по дрова. В результате один баллон катамарана оказался на камне, другой - под ним.

Кричали все, кто на что горазд. "Держись, впереди камень!" Я понимаю, что нужно сделать на носу, но никак не могу подобрать вербальную форму. Спасла ситуацию правильно выбранная команда: "Маша, мы не кильнемся"

Внимательно слушая команды, мы ювелирно вышли правым баллоном на зуб справа от слива и сели намертво. Умудрились сесть на камень, дабы, по словам адмирала, получше рассмотреть слив.

Правый борт закололся в обратный гребень бочки, левый в косой вал от левого "языка". Получился разнос корпусов экипажа с заколом в разные стороны. Упали в слив кривенько.

Катамаран прижало к глыбе и долго жевало. Попытавшись же выполнить команду "отталкивайся" я чуть не лишился весла и здоровья. Я толкал ногами дальний баллон ката, упершись спиной в скалу, и при этом думал о том, успею ли запрыгнуть на уплывающий после выталкивания катамаран.

Тогда Дима принял решение стравить воздух и из второго баллона. Осознавая, что это не помогает, их капитан предложил кат кильнуть… Экипаж счел такой вариант странным, но промолчал.

Потом мы сами еще побрыкались, и спихнувшись с первой гряды сразу засели на вторую. По левому берегу подошел Илья, покрутил у виска, и экипаж катамарана, заметив это, зашевелился активнее. Отсюда был только один путь - в левый проход, куда мы меньше всего хотели попасть, причем кормой вперед.

Экипаж продолжал бороться. Димкин баллон подтапливает, я ошалело гребу. "Куда гребешь, это право!" Что делают гребцы? думаете, гребут? Саня, в основном, держал раму, а не весло. Сижу я этак себе посреди, словно закаменевшей мгновенно струи, в странной тишине, в окружении застывших вокруг брызг и размышляю о жизни вообще и о том, что хорошо бы мне всё-таки сделать "закол" веслом и попытаться отвернуть от этой скалы. Федя делал какие-то зацепы, а Тамара вообще ничего не делала… Вместо того чтобы бояться лучше бы скорее нос налево поворачивала… чего я ей и объяснил в кратких четких выражениях…

В середине порога у меня кончились силы и руки отказались делать любые гребки, включая дугообразные. Уставшая и вялая гребля носовых гребцов привела к тому, что лопасть заклинило между камней.

Федю все время преследовала идея пройти как-нибудь технично, через канализацию, но обычно уносило вместе со струей. Летели как со второго этажа. Все настолько быстро происходит, что некогда не только щелкать клювом, но даже этот клюв открыть.

Половину второй ступени прошли, собирая все на свете. Не знаю, каким образом, но нас не кильнуло. Ценой героических усилий удалось избежать оверкиля Лишь мощные "зацепы" капитана спасли судно от киля. Гуркино весло после этого упражнения приняло форму буквы Ге.

Видим, что чего-то бурлит. Никак не могли решить, слева идти или справа. Уйти от скального обломка в центре не удалось. Не смогла никуда убрать свою сидящую часть тела. Раздумывая с какой стороны обходить надводный камень, наехали на него и аккуратно обтекли вокруг, стоя на одном баллоне. После этого замешательства Шкипер, явно не желая того, начал путать право и лево.

Приходится кормой вперед проходить следующий слив, всё время жадно ища глазами, за что бы зачалиться. Как Исаев заорал - "Чалимся любой ценой!" Чалились суетливо. Я со всей дури уцепилась руками в камень возле меня справа, пытаясь удержать катамаран на месте. Буквально в последнее мгновение Ёжик выкинулся на берег всем телом, зацепившись ногами за раму, руками ухватился за камень и ногами подтянул Гармозу.

Уф, вроде закончилось.

Прошли порог, как попало. Но, в общем, прошли неплохо, обошлось без киля и битых гондол. Пройти-то, мы прошли, но так ходить не надо. Командир сказал, что если мы также пройдем следующий порог, то дальше пойдем по берегу. Он заявил, что, наконец, понял, как со мной идти пороги - грести не нужно, а нужно только подруливать.

С техникой "греби-табань" на Нижней Катуни делать нечего! Зацепы/подтяги - это все дурь, и все надо делать по принципу "поворот-вперед". В лучших традициях техники хождения по подмосковным рекам. Разведка. Далее мы, как пуганые вороны, чалились после каждого прижима. После вчерашнего заплыва все стали осторожными аккуратистами. Главное - не влететь.

Иришка почему-то предпочитает сегодня ходьбу по берегу. Моей любимой арией стало: "Ребята, давайте посмотрим, что за поворотом?

Наши нервы натянуты, глаза напряжены. Что там, за резким поворотом? Вытягивали шеи как жирафы, пытаясь заглянуть за поворот.

Издалека казалось, что там ничего нет. Река сворачивает направо и ничего не видно. Там был виден только урез воды, а дальше - ничего. Все куда-то вниз и влево падает, но зачалиться можно.

Выходим за поворот, впереди беснуется и пенится среди огромных глыб зажатая берегами река. Увидев впереди мохнатые валы в сужении реки, мы бойко причалили к берегу. Самый длинноногий матрос с чалкой наперевес бросился на берег. С воды ничего не видно, впереди - одна пена. Сплошь белое. Прелесть!

Здесь, пожалуй, стоит высадиться и сбегать посмотреть, где же находится водопад. Какое-то шестое чувство говорит - не лезь. Пристали вправо и посмотрели - водопад! Даже если в этом месте не было бы водопада, любой уважающий себя турист водник пошел бы на просмотр.

Разговоров о нём было уже предостаточно, все они сводятся к одному: надо смотреть. Около часа лазил по скалам и ходил козьими тропками, подозреваю, протоптанными козлами подобными мне. Обработка в основном заключалась в слонянии взад и вперед по камням, периодическими перекурами и разглядывании разных участков порога с умным видом. В полном снаряжении уже через пять минут скалолазания очень захотелось назад к воде. Никогда не стоит заниматься скалолазанием в спасжилете и мокрых кедах.

Вечером подошли к предпоследнему порогу. Он действительно суров. Пошли смотреть и думать. Мыслей много, но какая из них была правильная, обычно узнаёшь только в пороге. Лазим, смотрим, чешем затылки и другие места. Как-то все сомнительно... Заходов, возможно, несколько, а выход один. Идти-то можно где угодно, но вот куда и как ты придешь, - вопрос.

К обеду вернулись разведчики и сказали, что впереди страшно и только Карташов сказал: "Фигня". "Фигня, угребемся, пошли!". Остальные чешут репы и много курят. Я еще на просмотре сдулся и идти первым был не готов.

Матерый порожище, доложу я вам! Потрясающее зрелище, особенно под проливным дождём и в условиях полной неопределённости с местом для стоянки. Пока все о нем молчат. На вопросы о реке отвечают уклончиво.

Вода, в общем, дама не подлая - обо всех своих намерениях сообщает открыто и заранее, нужно только уметь её понять. Так, послушаем внутренний голос… Здесь требуется нетривиальный маневр. ...с преднамеренным падением со слива полулагом и подводным подтягом правого гребца.

У команды легкий мандраж, но все рвутся в бой. "И мы так красиво всплывем!" У меня мандраж, да еще перегрелся на солнце в полной сухой гидре. Вот он - порог, о котором я всю жизнь мечтал и до которого наконец-то добрался.

Пару раз Егор даже тихо сквозь зубы говорил "не пройдем". Посмотрели первую ступень. Впечатляет! На первый взгляд, где тут вообще ходят? Потом еще походили. Уже, кажется, не так сурово. Вроде вот здесь можно. И здесь можно. И здесь. Зайдя по центру, затем влево по струям и камням. Все не так страшно, как кажется. При достаточном запасе хладнокровного пофигизма.

Вернулась пошатнувшаяся уверенность. Порог смотрится страшновато, но на самом деле это спецэффекты. В целом этот участок при просмотре вызывает чувство спокойного удовлетворения.

Принятие решения Вчерашняя разведка потрясла участвовавших в ней до глубины души. После обеда был "совет стаи". Мнения участников о дальнейших действиях группы резко разделились. Если не пойдем прямо сейчас, мы его не пойдем никогда.

Не уверен - не ходи. Чрезвычайно важна "внутренняя" уверенность каждого экипажа. Не уверен - не лезь! Уверен - лезь, и никого не слушай.

Чем больше смотрю, тем меньше нравится. "И что, вы здесь пойдете?!" Сначала я наотрез отказался, потом походил, посмотрел и засомневался. Кажется, Епишин решил закончить свою суетную жизнь.

Тем не менее, Олег с Юркой, покидав в котел палки, решаются. "Ты, Федя, как хочешь, но я буду рубиться до последнего" Посмотрели друг другу в глаза - решили рискнуть. После краткого собрания на утесе, на повестку которого был вынесен вопрос "Ну, Дык?", подавляющим большинством голосов было принято решение "А фигли!".

Ну, уж нет, мы сюда не обноситься приехали. Обносить такой прекрасный порог просто неприлично. Мы решили его идти. Первыми запустить на К-2 главных отморозков - Жука и Папко.

Решили испытать судьбу. …плыть наобум с максимумом осторожности, зная по описанию, что перед водопадом можно как-то зачалиться. …просто идти вперед на авось. …гордым кильватерным строем, чалясь и страхуя друг друга с воды. …тандемом без дополнительного просмотра, без страховки и без каких-либо задних мыслей. …ломиться с ходу до непроходу.

Плыть можно, если, конечно, умудриться запомнить траекторию движения. Запомнить траекторию движения на таком протяжении - невозможно, но очень хочется. Линию движения утвердили следующую: Заходить на максимальной скорости в ступень в левой части струи, метрах в 3-х от берега, бить две бочки, удерживая кат так, чтобы постепенно выйти на центр реки и уже там валиться в "котёл" между "пирамидами".

Решили, что любой ценой уходим к левому берегу. Я же заявил: "ни хрена не выгребем". Пойдём завтра пораньше, чтобы не перегореть. Спать улеглись преисполненные оптимизма. Завтра на 1030 командир назначил подвиг. В результате третий экипаж "перегорел " и выехал на "зуб" в сливе.

Предельно сложный порог Подготовка, как обычно, в подобных мероприятиях, длилась немерено долго. Телились они еще часа 3-4. В голове обрывки мыслей: это подтянул, здесь подвязал, вроде все. Поддулись до звона, помолились в душе и тронулись. Побросали бычки, весла на воду, отчаливаем. Сердце ровно три раза успело бухнуться в груди, и мы пошли.

Наступает абсолютное спокойствие и дикое желание оказаться ниже порога на киле.

Вот она, просвечивающая зеленью водяная гора... Навстречу нам бежит стена воды. "Что сейчас будет?!" Удар! Треск вязок. Рама вибрирует. Мы воткнулись в стену. Передние внизу энергично доворачивают нос на вал.

При прохождении вала получаешь как будто мокрым грязным полотенцем по лицу. Жестоко и безнаказанно, как положительного героя в начале фильма, перед тем, как он твердо решает отомстить. Всех искупало с головой. Я едва успел разлепить глаза перед сливом.

План был хороший, но как-то не получился... Сперва все было, как задумано, потом все пошло наперекосяк. Я напрочь забыл чего там где лежит. Уровень воды поднялся и "зуб" исчез в бешеном потоке.

Унесло в самую бучилу. О гребле речи не было, удержаться бы за раму. Река показала полное безразличие к действиям и бездействиям экипажа. Два маленьких человечка на трехцветном катамаране посреди грохочущего месива пены, валов и камней...

В каждой бочке кат уходит на перископную глубину и еще несколько метров так и идет, не всплывая. Никак не могли сдвинуться дальше, нас держало за хвост. Времени для раздумий у нас было более чем достаточно. Пройди еще немного времени, и я стал бы вопрошать "что делать?" сидящих на берегу. После долгой борьбы, по сантиметру удалось вытащить судно из бочки. Видимо поняв, что так или иначе катамаран мы все же выдернем, бочка отпустила его сама.

Но главная опасность таилась чуть ниже. Валы оказались гораздо больше, чем казались с берега. А дальше... а дальше началось такое! Дальше пошел вообще какой-то беспредел.

Раздаётся суровый Димин клич: "Левый баллон гребёт! Работаем! Работаем!" "Вперед! Хоп! Хоп!".

Два глубоких вдоха, спокойно, Федор матерится и орет: "ВЛЕВО"! Я и сам вижу, что влево. А вот хрен уже. Не получится влево, не успеваем, струя здесь несет с какой-то охрененной дурниной, будем так прыгать в унитаз. Матерные команды Бориса порой заглушали рев реки. Орет при этом благим матом: "Греби, твою мать!.." "А что я, по-твоему, всё это время делаю?!!!"

Бедняга Зуев выкрикивал команды диким и страшным голосом. Зверским голосом кричал: "Срочно вправо!!!"

Опять налетели на камни - плотно и грязно. Нет сил, даже материться.

В сердцах я матерился, а, может быть, даже и вслух. Вот пока ни скажешь волшебное слово, ничего и не будет. Я таких выражений от Феди не слышал никогда. В этом весь Федор, только я тогда этого не знал. А с виду ведь интеллигентный человек.

Всеми своими 120 кг навалился на гребь и выгреб плот. Василий работал веслом, как заяц в рекламе "Энерджайзер". Все, что я делал - это с перекошенным лицом ломился со всей дури. Юлька гребет, как лютый зверь. Мужики всерьез озверели - кат летит вперед, как судно викингов в атаку.

Из-за поворота выскочил плот с командой Курышева, которая неуклюже, но отчаянно отбивалась от подарков, разбросанных по реке. Много и нервно маневрируем. Кат стонет и плачет. Валы пытаются скрутить каркас и оторвать баллоны.

Чтобы пробить эту ямищу, достаточно было одной яростной команды и единого четырехлопастного гребка. Вместо команды слышим от Игоря странный вопрос: "А это еще что такое?"

Весла проскальзывают в белой пене. Я лёг на баллон, вставляя весло туда, где по моим расчётам должна была быть вода. Я махаю веслом, а там воды нет, хотя лицо вроде бы все в воде! Леша за это время успел пару раз гребнуть в воздухе.

Слева проносится огромный черный скальник - рукой потрогать можно. Прижало сильно, но экипаж крепкий и через 5 минут вытолкались. Потом мы дружными гребками отошли от прижима, чем заслужили скупую командирскую похвалу. С такой матросней, да не выкрутиться! И после этого Адмирал говорит, что наш с Женькой борт плохо работает!

Кат встает на один баллон, и я обречено думаю: "киль!" Но, счастью, проплюнуло. Катамаран ткнулся в камень, встал на правый баллон в узости, потом почти вертикально на корму, Муравьев откуда-то снизу крикнул "спокойно..!", и мы упали наружу, причем на ровном киле. Находящиеся на берегу, потом говорили, что все это смотрелось очень красиво.

Точка зачалки - маленький, неудобный уловок. Этот улов - последняя возможность чалки. Зачалиться почти невозможно. "Жить захотим, зачалимся!" С чувством глубокого удовлетворения загребаем в улово. Видно нам очень не хотелось под бревно, поэтому, не смотря на истощение сил, мы зачалились. Гребанув так, что хрустнуло в спине, выкинул корму на камень у берега. Сам же плот вблизи берега останавливаться не желает.

Вот и все, порог пройден. Все прошло так быстро, что я даже испугаться не успела.

Радости экипажа нет предела. Начали трясти веслами, целовать кат. Двое взрослых людей, мокрых с головы до ног, смотрят друг на друга и смеются. А рядом с ними на волне покачивается трехцветный катамаран, как будто кивает… Судорожное дыхание, отрешенные взгляды, руки еще не в силах снова сжать весло, а на лицах уже расцветают робкие улыбки.

Экипаж четвёрки доказал своё право на существование. Мы крутые перцы! По лесу раздаются победные вопли. Ура! Я - герой! Больше сплава сегодня нет, буду героем до следующего порога. Говорить о сорванных голосах, потрепанных нервах и количестве адреналина не приходится. Под впечатлением и кучей эмоций, мы еще некоторое время бегали по берегу, после чего тронулись дальше. В совершенно эйфорическом настроении мы возвращались в лагерь. Нас встречали как героев, вернувшихся с войны. Интервью, поздравления, трясущиеся руки, мокрые бычки. Все выступали в роли речных волков, для которых прохождение водопадов - повседневность.

Подбежал Костя и, чуть не заикаясь, начал рассказывать свою версию прохождения порога. Оказалось, что выстроенные нами логические цепочки событий ничего общего не имели с реальностью.

На душе - какой-то тихий восторг и безумное опустошение одновременно. А у меня чувство, что из организма выдернули штырь, на котором всё держалось.

Дальше - легче Дальше как-то втянулись, даже стало иногда получаться уворачиваться от камней. Метров через 200 вдруг становится ясно, что все не так уж страшно, что оказывается, мы все можем, что судно идет туда, куда мы хотим. Летим по порогу, как бильярдный шар, отскакивая от подводных камней. Не знаю, даже, пригодилось ли мне знание траектории или нет… вроде, как и так ясно было, что от камней надо уходить.

Яр отодвинул собой перегораживающую проход тридцати сантиметровую лесину. Остальные прошли этот порог без приключений, объехав неприятности справа. Некоторые рвались пройти слева - не пустил. Экипаж К-2, посмотрев на всё это похихикал и пересёк струю ещё в верхней части горки. Прохождение обошлось без балета. Ни один экипаж не проявил суицидальных наклонностей.

Первую бочку они задавили. А одна из четверок все просто переехала. У-у, циники! Порог прошли удачно, даже неинтересно. Мне надо, чтобы шипящий вал воды накрывал с головой.

Прохождение порога очень приятно. Кое-чего словили. Воспринимается как очень дорогой подарок после нервного сплава в завалах и разбоях. Участок проходится на едином дыхании, оставляя чувство полета. Прошли красиво и легко - для души.

Ярославцев распирает от гордости, трудно сдержать глупые детские улыбки и радостные телодвижения. У них погнута рама, повреждён баллон и прекрасное настроение.

Сердце мое вернулось из пяток, где оно пребывало с утра.

Еще проще Шиверу "Тюрьма" прошли с ходу. Далее прошли пару красивейших шивер и река угомонилась. Любуясь пейзажами, проходим ещё несколько несложных порожков, ехидно комментируя лоцию. Совсем не скучно, но уже и не страшно.

Вал довольно пологий, в морду не бьет. Вода довольно мягкая. Бочка хороша для купания носовых.

Каменная мозаика дна проносится под днищем катамарана. Вроде все идется, ну и идем.

Из-за поворота вырос мост. Шли по правой протоке, в левой было много коров.

Остановка Экипаж, захлестываемый шиверами снизу и дождем сверху, упрямо продолжал путь. Хлестало, как из шланга. Дождь мгновенно заливает очки. Видимость ноль! Вокруг нас горы, и молнии бьют в их вершины, а не в бедных мокрых водников…

Греемся с веслами в руках. В это время экипажи судов, клацая от холода зубами, медленно, но уверенно замерзали. Наконец адмиралом принято стратегическое решение - остановиться, развести костер и погреться.

Для восполнения затраченной энергии мы решили пообедать. После обеда, а точнее во время его, полил конкретный ливняк. Ветер зверский совершенно, да еще место открытое - отмель посередине реки. После обеда, с новыми силами продолжили прохождение.

Пройдя порог №3, решили, что на сегодня мерзнуть хватит. После обеда народ разлегся под тентом и заявил, что никуда он отсюда не пойдет, и что они будут жить здесь. А не пересидеть-ли нам дождь!? Натянули тент и сели. Просидели так пару часов. А не переночевать-ли нам здесь!? Там и ночевали. Быстро и радостно поставили лагерь. Плыть дальше совершенно не хотелось. Сильно уставшие после таскания катамарана по льду, встали на ночлег на левом берегу.

Упор наступил в 20.00. Время 23.30. Дошли. А я как увидела тот левый бережок с двумя пятачками сухой земли под палатки, да железной будкой с печкой, так дальше идти отказалась. Пока поужинали, уже рассвело. Хотелось свалиться прямо в песок у костра и заснуть мертвецким сном.

Ропот по поводу ишачьего графика все отчетливее раздается в рядах. Кажется, что ты находишься в этой тайге уже целую вечность. Идея завтрашней днёвки пришла в голову всем одновременно. Душа уже просила днёвку.

В тайне многие уже хотят совсем другого - просто домой. Мыслишку давили в зародыше, и мужественно шли дальше. Вечером у костра Пашка тихо сказал, что готов с кем-нибудь поменяться и перейти в разряд пассажиров.

Концовка маршрута Подъем ни свет ни заря. Цель - шестичасовой автобус. Решаем идти до победного конца.

В фельдшерско-акушерском пункте деревни Картали поставили печать в маршрутную книжку. В магазине ставить печать нам испугались.

Течение сильное, располагающее к сплаву в режиме "бревна". Соединили катамараны попарно и легли в дрейф. Плывем, смотрим на природу, обсуждаем мировые проблемы. Можно плыть, болтать и радоваться жизни. Солнце. Жара. Пестрая эскадра на воде. Всеобщее расслабление. Кирилл, переодеваясь на катамаране, утопил свои носки.

Река описывает настолько замысловатые петли, что можно свернуть себе шею. Река петлистая, скучать не дает. Не попав изначально в нужный рукав, мы в течение часа петляли по лабиринту, а затем тащили катамаран против течения.

В картах утерян участок 70-80 км. Карту рисовали люди в невменяемом состоянии. Последний лист лоции абсолютное дерьмо.

Ветер, по-прежнему, сильный и, по-прежнему, в лоб. С утра задул сильный встречный ветер, который загадочным образом, несмотря на повороты реки, оставался весь день встречным. Мелкие перекаты и крепкий фордевинд украшали нашу жизнь.

Притом последний час шла самая тупая академическая гребля. Сплав необычайно скучен, но расслабиться тоже не получается, т.к. приходится непрерывно фиксировать внимание на там и сям торчащих из воды кустах.

Перекусы делали на воде, приставали к берегу только по острой необходимости. Техническая чалка, отлиться, поддуться, и - поехали! Через каждые полчаса останавливаемся, чтобы отлить из байдарок воду.

Вот только спать хотелось ужасно. Но наше быстрое продвижение вперёд было не продолжительно, поскольку все начали засыпать на ходу. Так и тянет прилечь на коврик и подремать. Обнаружили пропавшего около катамаранов - он лежал на камушках и спал.

Мы с трудом различали реку, и всё плыли куда-то в бесконечную неизвестность. Передовой катамаран двигался по весьма причудливому криволинейному курсу, но по-другому не получалось. Стало казаться, что река течет обратно. О том в какую сторону мы плывем, можно было только догадываться.

Но тут течение сдыхает окончательно. Поняв, что на веслах мы умрем в этом же плесе, вылезли на берег и потащили кат на манер бурлаков.

Попадаются мотоциклы, машины, новые избы и всякий праздный люд. С дороги - дружные гудки. Стоят машины четыре, смотрят - цирк для них, видите ли... Кто-то махал руками в знак приветствия, кто-то что-то пытался кричать, у кого-то по привычке вырывалось: "...мать!"

Перед мостом нас уже поджидало местное МВД. Быстро проплыли мимо - очень не хотелось встречаться с очередным местным начальством. Но, счастье, в холодную погоду егеря сидят, видимо дома, и нас не ждут. Проходим, не останавливаясь, под мостом и уходим дальше. Все! Мы вышли из зоны заповедника. В довершение ко всему своими криками они, видимо, разбудили егеря, дремавшего в своей будке у шлагбаума на въезде в верховья Гоначхира.

То и дело попадаются следы цивилизации в виде острых арматурин и бетонных изделий. Вокруг разруха, созданная строительством чего-то. Правый берег здесь так же весь в техногенных развалинах.

Но это уже не наши трудности. Общий километраж сплава у нас уже достаточен, чтобы заканчивать поход. Проперли до Ургала 120 км за день.

Лишняя спокойная ночевка в палатке существенно лучше бессонной ночи на вокзале. Ночевать на пляже нам не хотелось. Автобус ходит один раз в неделю, по понедельникам.

Как счастье восприняли появление на берегу пустой машины. Пришлось разбирать кат на левом берегу, на помойке. Раскидали вещи по зеленой лужайке, стараясь не класть ничего в коровьи кучи. Упаковали все мокрым. Сушить негде. Вышли на дорогу в 23 часа. Срочная разборка, погрузка и старт в полной темноте. В результате суеты где-то на поляне забыли пенки. Прямо в гидрокостюмах, все мокрые, с каном горячего супа, загрузились в маршрутку. Ой, кто это? Женщины? Без неопрена? Бывает же такое!

Стоянки

На ночевку решено было встать через час, но…конечно же, за этот час все хорошие стоянки остались позади и начались сплошные болота. То, что издали казалось красивым лесом, на самом деле оказалось откровенной болотиной. На правом отвесные скалы, на левом болото. Палатку приткнули на более-менее сухой кусок болота. На поляне, заросшей высохшей травой в рост человека и с колючками. Любому туристу известно, что самая лучшая стоянка за тем поворотом.

Стоянки в меру вытоптаны и в меру загажены. О том, что место обитаемое говорило большое количество пустой тары из-под водки. Большой лагерь автомобильных водников-катальщиков, здесь бывают бардовские концерты, не бывает тишины и дров.

Берег встречает звоном комариных крыльев. Место гнилое. Море комаров. Рыбы нет.

Встали на ночевку в симпатичном месте на пятачке около большого камня - традиционном месте ночевки водников, судя по остаткам гидрокостюма. Скорее всего, это и была стоянка авторов отчета [3]. Хорошая стоянка с находящимся на ней "музеем народного туристского творчества". Стоянка. Деревянная стела обнаженной женщины высотой 2 м.

Наверху есть сиротская стояночка. Место очень душевное, но для стоянки неудобное. Зато на стоянке почти никаких следов человека. Место просто сказочное. Потом Тема рассказывал, что стоянка на Драконе ему снилась раньше, до похода.

Пятизвездочный отель посередь тайги. На стоянке есть все: от бани до персонального компьютера. Мы нашли там остатки оленя, кучу медвежьего помета, несколько капканов и кусок свежей пулеметной ленты. Чуть поодаль из плоских камней, уложенных на специально врытые столбики, оборудован кабинет для игры в преферанс, написания мемуаров, размышлений о вечном и временном.

Вдоль реки удалось набрать плавника на вечерний костерок, для души. Море отличных дров радует замерзших туристов. Осталось только поднести спичку - и вот уже веселый огонек освещает место нашего последнего ночлега на реке. Осталась самая страшная процедура - снять гидрашку.

Четырнадцать человек, жалобно скуля, жались друг к другу и к с трудом разведенному костру. Молитвой, типа, да гори ты сволочь! Топор загубили насмерть и сломали топорище на три части. То, что удалось собрать, дровами можно назвать с большим трудом. Странное явление, но сухие дрова не горят. Чай пытается закипеть 3-й час.

Я полез в герму, достал оттуда завязанный п./э пакет, в котором была завязанная п./э сумка, в которой в двух (!) завязанных пакетах находилась закрытая пластиковая бутылочка с чайной заваркой. Бутылка с сухофруктами и орехами, упакованная Колей перед походом так, что с нее вообще ничего нельзя было достать, не разрезая ее.

Сегодня утром решили не вставать вообще. Вытерпели до 9:00. Светит солнышко, тепло и народ всячески оттягивается и вообще радуется жизни. Место просто изумительное, остаться бы здесь на все лето. Весь день посвятили отсыпанию и просушке всех мокрых вещей. Вот Викуся, губа не дура, ухватила самого красивого мужика в команде и самое замечательное судно и поехала развлекаться.

Я разлегся на пенке под красивой еловой веткой рядом со столом и начал писать дневник экспедиции. Потом решил проверить остатки интеллекта. Чтение свежей прессы двухнедельной выдержки.

Всякий турист знает, что самое приятное время наступает после ужина. Ужин. Как много в этом слове... Все собрались в лагере. Началось глобальное безделье… хорошо… Вечером не было никакого желания ничего делать. Как приятно надеть сухую, теплую одежду, насытившись ужином присесть у жаркого костра на согретый ствол дерева, озябшими руками держать горячую кружку, отхлебывая из нее маленькими глоточками крепкий ароматный чай и разглядывать хмурый, таежный пейзаж ни о чем при этом не думая... совершенно...

После сытного ужина, как обычно, тянет на разговоры. Делать больше нечего, кроме как сидеть у костра под групповиком и обсуждать мировые проблемы. Долгое сидение у хорошего яркого костра. Пели и говорили много и долго.

Мы, убедившись, что больше ничего не дадут, пошли спать. Засыпаем, удовлетворенные желудочно.

Под моим ковриком даже на глаз угадывался жуткий бугор, но мне было все равно. Ноги гудели, глаза закрывались сами собой. Приходилось принимать телом форму рельефа местности.

Я полез в палатку, намереваясь описать сегодняшний день и уснуть.

Разобравшись с этой проблемой, я лег и спокойно уснул до утра. В медвежьем царстве спалось легко и сладко. А какие тут снились сны…

Бдение у ночного костра было прервано самым грубым образом начавшимся дождем. День заканчивался прослушиванием музыки дождя, которую он отбивал о полиэтилен нашей палатки. Всю ночь, не прекращаясь, шел ливень, пытаясь нас смыть.

Ночью снилась всякая чушь. Ночью мне снится уже не белая вода, а пустыня, по которой мы с Интендантом зачем-то тащим катамаран. Снится мне, что в палатку прибывает вода. Расстегнул спальный мешок, стал щупать руками дно у входа. Проснулся посреди ночи в коленной посадке.

Вылез наружу и с минуту стоял, забыв обо всем - теплый ласковый ветерок с гор, светло-фиолетовое небо с огромным количеством звезд и горы в лунном свете. Поверхность реки кажется то белым полотнищем, колышущимся на ветру, то спиной чудовищной старой змеи, чешуйки которой поблескивают в лунных отблесках. Видели две байдарки, плывущие в предрассветном тумане, но им никто не поверил - решили, что это галлюцинация.

Ночь прошла насыщенно. Всю ночь бесчинствовали бобры - они нагло плюхались в воду, создавая страшный грохот. Через нас дважды за ночь проходило стадо бычков, которые шумно дышали, кашляли, запинались за палаточные оттяжки, гремели нашими котелками. Коровы прут через лагерь, как танки, а свиньи, как им и положено, лезут с копытами на кухонный полиэтилен. Вся эта братия очень любопытна и вдобавок старается сжевать все, что плохо лежит. Всю ночь на лиственнице у палатки беседовали две птички. Под утро шел дождь, орали вороны, хотелось их передушить. Сон был плохой, ночью мозг лихорадочно продолжал спасательные работы. Ткань хлопает прямо по голове. Ночь прошла практически без сна, утром болела голова, хотелось выпить и ругаться со всеми. Утро каким-то чудом все-таки наступило. Но нужно было плыть дальше.

В сырой палатке было всего три градуса тепла. В эту ночь я дал конкретного дуба и проснулся больной и сопливый. Надо было не выпендриваться, а жить в одной большой палатке с мужиками, - теплее, и прижаться есть к кому - в случае крайнего замерзания, конечно. К семи часам утра практически вся команда промерзла до костей и повылезала из палаток.

Сон, как и все хорошее, быстро кончается.

Покидая берег, для измерения уровня воды, закрепили вешку, которую впоследствии больше никто не видел. За ночь вода поднялась и смыла катамаран "бычок", который был оттащен от воды менее остальных. Дежурные обнаружили, что курага уже не в котле, а в воде, и мирно плавает по всему улову. Развели спирт, поставили охлаждаться (лучше бы выпили тёплым) - в нижнее течение реки ушло 3,5 литра. Потери: дежурный мешок, котлы и почти половина продуктов. Подъем воды продолжается.

А тем временем вода начала менять свой цвет вначале с бирюзового на грязно-серый, а еще затем на коричневый. При большой воде это что-то невероятное. В ту сторону, куда предстояло идти завтра, смотреть вообще не хотелось. Появился еще левый проход, пригодный для сумасшедшего каякера с крепким черепом.

Радиальные выходы

Оставили сумку с продуктами в доме первой встречной женщины. Хранение вещей у дяди Володи стоило нам 25 м капроновой веревки, 0,5 л спирта и обещания выслать рыболовных крючков.

Подъем 8-00, разборка и запрятывание судов. Закидали мхом в ямке на склоне и опрыскали всевозможными антикомариными вонючками. "Заброска оставили? Однако медведь умный, ваша заброска найти и съесть"

Половина группы не захотела валяться на пляже, решили устроить радиальный выход на близлежащий хребет. Я сразу сказал, что я, мол, не эстет, и ничего в этих ваших прелестях не понимаю, и не попрусь никуда, к тому же ноги не ходят и ваще…

Ни о каких видах гор тут не могло быть и речи, озеро было свинцово-серым, вдобавок нас пронизывал холодный ветер, дувший вдоль ущелья.

Вымотались вдрызг, все расцарапались, но радиалка того стоила, иначе, что это за поход? Явились они мокрые, голодные, но довольные. Оказалось, что спальник Стаса никто не убрал из-под дождя, за что Стас обиделся на все человечество.

В 22:00 я падаю у костра, меня чем-то кормят. У остальных с головой получше, они сидят внутри в тепле, попивают какао.

Прохождение: обнос

Проход под левым берегом исключался, а проход в правой половине русла вызывал сомнения. Проходов вдоль воды нет, сверху осмотреть нельзя. Страховка с воды малоэффективна, с берега сомнительна. Сплав рискован, страховка невозможна. Идти по такой воде и в такую погоду, да с такой командой…

Выше всего этого идет такая горка, на мой взгляд, людьми со здоровой психикой непроходимая. А вообще, чтобы идти этот порог, нужна особая безбашенная психика.

Было решено обнести входную шиверу и начальный, наиболее криминальный участок водопада. Его не ходят. Болтаться в пене до конца отпуска (а может и после) ни у кого желания не было. Возможно, что я тогда не писал бы эти строки.

Скально-водную инсталляцию "Подвиги Геракла" пришлось обносить по правому берегу. Мы отдаем дань уважения этому монстру тем, что покорно обносим его по скалам у самой воды.

Возникает впечатление, что такая бочка сама по себе способна перемолоть каркас катамарана. Что будет с экипажем, если судно сломает на каменных зубьях второго слива, мы не стали даже и гадать.

Вопрос о прохождении решается после тщательного просмотра самого порога и 7 мемориальных табличек на разных ступенях.

"Да ну его" - общее мнение. Первая мысль (а, впрочем, и вторая, и третья) была: "А ну его на фиг!" Делать там не хрен. Ну, нет у нас запасных носовых гребцов! "Не, мужики, надо сматываться отсюда"

Минут 30 всей группой сидели на краю обрыва, на верхней смотровой площадке. Вода, как всегда, завораживала. Белое, кипящее, ударяется о черные скалы, ревет. Мысли о сплаве постепенно покидают голову.

Порог, в принципе, идется, но выглядит страшновато. При взгляде с близкого расстояния все желание соваться туда пропало полностью. Очень красивый порог, но не для нашей группы.

Прохождение возможно только при хорошей страховке. По этой причине не шли. Малейшая ошибка ведет к расклиниванию судна поперек бурлящего потока. К концу маршрута мы бы пошли в такой порог без сомнений. Будь состав нашей группы посильнее, численность побольше, а дефицит времени поменьше - можно было бы подумать и о прохождении. Порог в принципе проходим при наличии правильного уровня воды, подходящего судна, высокого уровня техники экипажа и необходимой порции везения.

Конечно, это все жалкие оправдания и отмазки, чтобы объяснить наш обнос.

После просмотра этого участка реки и долгих дебатов было принято горькое, но справедливое решение об обносе.

Посмотрев прохождение порога ярославцами, мы решили обнести катамараны за порог. Презрительно глянув на нас и днепропетровцев, Томичи заявили, что им этот порог пройти - как два пальца в рот засунуть. Оверкиль флагманского судна несколько смутил запорожцев, и они остались собираться с мыслями. Двухдневное созерцание порога, однако, пошло им впрок: решили все-таки обнести. Утверждают, что для прохождения ущелья нужны особые суда, которых у них нет.

Наша группа не избежала этой участи. Сломив сопротивление некоторых особо горячих голов, мы также приступили к обносу.

Несколько раз мы осматривали порог, указывая друг другу на то, что порог непроходим. Возможно, пройти его можно, но мне лично непонятно как. Если бы добавить в речку метра три воды, то может быть. Но может и не быть. Основная часть времени прошла в раздумьях - "а может все-таки пойти "? Долго ходили по другому берегу, бросали палки, видимо, думали, как идти. А чего там думать? Взял да понес.

Большинство согласилось с волевым решением шефа и с легким сердцем и тяжелой поклажей поперлись обносить суда. Сразу как-то полегчало, если что - нас не пустил Архипов. По команде "Вперед!" такие вещи не ходятся - нужно желание и настрой, чего у команды, уже, похоже, не осталось. "Катамараны - обнос" это непопулярное решение адмирала команда встречает недовольным ропотом. Вся группа бодро-весело таскала шмотье, тихо матерясь и обливаясь потом. Покажите мне хотя бы одного водника, которому нравятся обносы!

Велика была вероятность разломать катамараны о выступ правого берега и затем долго их чинить. Очень велик риск, расколотить раму, которую мы только что построили.

Четверка решила не рисковать своей потрепанной шкурой. Как будто катамаран просто не хотел идти. Шкуру и свою можно попортить. Утром решили не искать приключений и обнесли четверку.

После напряженных раздумий двоечку обнесли.

Каяк был потрепан в одной из бочек, успешно (без переворота) из нее выбрался, но от дальнейшего прохождения отказался. Остальные претенденты сняли свои кандидатуры. Как правило, это происходило или из-за низкого, или из-за высокого уровня воды.

В результате - остаток порога был бесславно обнесен катамараном по берегу. Еще один позорный обнос… Обнос был не только очень тяжелым физически, но и обидным. Шли к катамаранам с опущенными головами. И чтобы не было кому-то обидно, обнесли оба судна.

Правый берег - глинистая осыпь со сползающими деревьями. Слева - крутой берег, утыканный погибшим лесом. Какой-то жуткий бурелом, заплетённый при этом колючками. Осыпь из валунов размером с избу в сочетании с буреломом. Такое впечатление, что здесь упал еще один Тунгусский метеорит.

Дорога ужасная. Тропы нет совсем. Покатый склон - никаких полочек. Бурелом, мшистый курумник. Густые высокие кусты. Скальные выходы. Все пространство, насколько хватало взгляда, представлялось болотом с медленно сочащейся под завал водой. Дальше берег еще хуже.

Слава богу, к этому моменту мы уже избавились от четырехместного катамарана. Ремонт возможен только в Москве.

На обносе рама повышенной прочности прямо таки загнала нас в гроб. Все это безобразие заняло 3 часа. Кое-как пролезли. Порог - пятерка, обнос - шестерка. Потратили на эти 10 километров 3 дня.

Обнос сильно затруднен обилием на склонах холма голубики. На психологическое состояние группы и решение об обносе сильное влияние оказала близость магазина - хотелось успеть туда, попасть до закрытия.

Порог провели у правого берега. А зря! Вечер посвятили вдумчивому и обильному распитию спиртного напитка и безысходному самоуничижению. Раньше мы, признаться, были более рискованными в таких делах. А сейчас все мы обзавелись семьями, у троих ребят в Москве остались беременные жены, боевой дух в связи с чем в этом походе, как оказалось, был подослаблен.

Мероприятия по обеспечению безопасности

Я сделал всем накачку и запретил подходить к реке без спаса и шлема. На любом плавсредстве все должно быть привязано. Не тонуть ни при каких обстоятельствах, хранить весло как зеницу ока, слушаться капитана и вовремя дежурить. Пороги НАДО просматривать. Относись к любому порогу с уважением! Все пороги надо идти уверенно, а не в режиме бревна.

Нос нужно ВСЕГДА держать по струе. В струю легче войти, чем из нее выйти, не спеши влезать.

Строгий подробный инструктаж, еще раз обо всех "если". Как правильно держать весло, чтобы не убить себя и соседа; как грести так, чтобы не потопить байдарку. Главное отключить мозги и работать на автомате.

Порог серьезный, выложиться на прохождении надо полностью, а не лениво махать веслами. Громкими понятными выражениями объясняет ей, что она должна работать в три раза сильнее. По команде костьми ляжешь, но кат на месте развернуть должна!

Держитесь за раму и кричите "Мама". Основной способ страховки - самостраховка. Воду не глотайте! Вынырните и набирайте воздух в легкие.

Благодаря этому, участники похода были морально подготовлены к оверкилю. "Юль, документы и деньги запакуй в карман спасжилета", - говорит Серёга "спокойным" голосом. Иришку предупреждаю, что кильнемся в любом случае, главное байду не угробить.

Дальнейшие разработки способов обороны от медведя показали, что лучшим средством являются дополнительные 30 гр. или таблетка снотворного для особо впечатлительных.

Всем остальным было отдано строгое распоряжение, не ходить босяком, т.к. шипов осталось еще очень много и всем хватит.

В последние годы в этом районе появились какие-то орлы-мутанты с размахом крыльев около 3 метров. В связи с этим в течение всего похода велось непрерывное наблюдение за воздушным пространством.

Аварийные ситуации и их ликвидация

Описание порога мы с Серёгой особо не читали.

Экипажу почудился проход слева. Что в последствии их и сгубило. С наплыва думаешь, что лучше всего пройти под левым берегом, а когда там оказываешься - уже поздно - ты в капкане. Решение причалить здесь было третьей моей ошибкой. Плохой я атаман. В целом, эту ситуацию, можно было избежать на любом ее этапе, однако несогласованными и заведомо неправильными действиями мы усугубили ее до крайности.

Повреждения баллонов Итог первого дня: У Сергея несколько колотых дырок - решено замазать клеем, у Лены - одна, но толщиной в палец. Вся команда этим занималась - разглядывали боевые раны после сплава.

Результатом прохождения, помимо, разумеется, полученного удовольствия, явилась рваная метровая дыра внешнего баллона Но в выходном сливе экипаж недооценил опасность правобережных клыков, правую гондолу разрезало как ножом. Катамаран зияет рваной оболочкой, из которой торчит раздутый вкладыш.

Иван уже заметил, что его колени в воде, и продолжают погружаться вниз, а из центра баллона весело идут пузыри величиной с кулак. Дыра как от ножа бандита - 30 см.

У второго катамарана, решившего пройти по центру, лопнул шов на шкуре. А чего ты хочешь - шов гнилыми нитками. Почти все нитки стерлись, заплатки пока держатся. Дружно обругали мужика, который шил кат.

На заходе в левую протоку зацепили какую-то корягу и распороли баллон поперек "от уха до уха". Пока ремонтировали катамаран, на первой гондоле адмиральского честера обнаружили циркулярный разрыв дна длиной в 40 см. У нас, естественно, был ремнабор, но на дыры в полкатамарана длиной и шириной 20 - 30 см мы не рассчитывали. Зашиваем К4 всей командой. К концу дня закончили прошивку всех (около 40 метров!!!) основных двойных швов. Посмотрели на свой кат и решили вообще его не зашивать и не клеить (мол, дырка слишком большая и кривая).

Повреждения рамы Двухместный катамаран, желая слиться косо, справа налево, был прижат потоком к правому подводному камню, где ему переломало все шесть поперечин Поперечины хрусть - пополам.

С красной четверкой было веселее. Четверка задела "правую штангу ворот" и сломала 3 поперечины, после чего свалилась лагом и зачалилась для ремонта на лев. берег.

Отломился левый баллон. Раз отломался, значит, был лишний. Что в свою очередь сразу породило массу технических предложений по совершенствованию конструкций наших судов.

На наше же судно без слёз смотреть невозможно: вторую поперечину выгнуло куда-то вверх и сплющило до середины, Лёнькина продолина вмята на излом внутрь баллона, носа изувечены и смотрят один вверх, другой вбок. Пообедали и занялись починкой каркаса, который изогнулся и после попытки вернуть его в исходное состояние - треснул.

Пустили зуб между гондол и остались без задней поперечины. Каркас принял форму параллелограмма, но к вечеру выправился сам.

Кат просто рассыпался на ровной воде. Шли на соплях каких-то. Вскоре он был посажен на камни, а при стаскивании перевернулся, попал в прижим и был поломан в нескольких местах.

Через 30 минут такого сплава, рама одной из "четверок" оказалась разобранной на мелкие запчасти. Экипаж, перепаковавшись, отправился пешком по дороге догонять остальных. Сплав второго экипажа временно прекращён. Катамаран восстановлению не подлежит.

Вылетает из порога нечто - связка продолин и поперечин, которые держит лежащий на них Антон, а Женя прибивает это все к берегу. Весь этот ералаш неспешно плывет вдоль берега, оглашая окрестности матом и орошая брызгами. В общем, все восемь человек команды весь следующий день с утра до позднего вечера занимались ремонтом ката.

Полезли стрингера сквозь шкуру открытыми переломами. То, что удалось достать, уже трудно было назвать байдаркой (правда, шкура сохранилась).

Перевороты Сплав перемежался килями и обносами. При попадании боком в такие места одно хорошо - точно знаешь, что сейчас тебя кильнет.

Первым шел кат-2. Киль на входном сливе, т. к. шли левее центра почти без скорости, и в пенной бочке закусило. Вторую двойку постигла та же участь. Киль на входном сливе, т. к. шли правее центра, и положило на косом валу. При первом проходе кильнулись мы с Витей, налетев на скалу ЛБ. Я повторил прохождение, но кильнулся в начале порога о скалу ПБ. С третьего раза прошел чисто.

"Споткнувшись" о вал кильнулась двоечка. Что-то у них незаладилось: то ли один не понял, то ли второй не сделал. Ее развернуло лагом и, несмотря на все усилия Рыжего, несколько секунд упорно цеплявшегося за гребень, перевернуло.

Не хватило элементарной свежести в мышцах и в мозгах. В связи с большим уровнем воды "стихия" оказалась сильнее! Оверкиль через правый баллон последовал незамедлительно. Уверенный переворот. Красиво так, через кормовую свечку...

Во время этого движения ощущается вся суетность бытия. При этом Катька, летевшая с верхней точки, исполнила слегка стремноватый пируэт, начавшийся нежным словом "…лядь". Мозг передал управление моим телом автопилоту, и я видела все словно со стороны. Это ее первый киль, очень понравилось.

И он, описав красивейшую дугу, нырнул в воду далеко за бочкой. Думаю, что не так уж я и растопырил в полёте руки-ноги, как живописуют очевидцы…

Напротив меня через частокол гнутых и ломаных труб видны Пашины кеды. Запомнились его глаза во время оверкиля - большие и круглые. Тут же между рамой ката выглядывали огромные глаза, а чуть за ними и голова Евгения, который хватал воздух ртом, как перед последним погружением.

Остальным двум этого показалось мало. Настал черед перевернуться кат-1. Как и ожидалось, на языке он не удержался и свалился с него - к счастью, влево, во второй слив, где и кильнулся через нос. Через носового левого гребца.

В результате сломались все поперечины, две продолины и укосина, левый баллон оказался распоротым по внешнему шву, и потеряно запасное весло. Результат - синяк под глазом и дырка в дне каяка.

У меня пока ни дня без килей. 4 оверкиля на группу. Ни одной ошибки не простила. Показали превосходный результат прохождения - 5 килей из 5 возможных Идут лихо - по перевороту в день. Может, в водном туризме так и надо - чтоб каждый день?

В этом пороге побывал в воде и сам руководитель, уже тешивший себя надеждой пройти "сухим" весь маршрут. Однако судьба сложилась по- иному. Сначала в щели нас распёрло. Изо всех сил я воткнул весло в поток, и в тот же миг его вырвало у меня из рук. Kиль через диагональ. Влетел в камни, перевернулся, получил по морде и потерял весло.

Потом решили "Один фиг не угребемся" и отправились на лобовое столкновение со скалой. Катамаран медленно дожало днищем к скале и положило через правый борт. В основном, усилиями самого экипажа.

Катамаран был выкинут в коридор, медленно и печально прошел его, после чего экипаж самостоятельно выбрался на берег. Из каньона выплывает перевёрнутая и порядком разобранная четвёрка с тремя бойцами на борту.

Друг за другом, у левого берега полегли в косой бочке каякеры Сергей и Андрей. Леха выдал серию каких-то акробатических фигур, переворачиваясь в различных плоскостях и выныривая из пены в самых неожиданных местах. Группа крутых, шедшая его перед нами без просмотра ("А чего там смотреть, двоечка ведь!"), полегла там полностью. Вы, туляки, блин, даете, красиво легли.

Кильнулись они легко и непринужденно. Никто не понял, как мы смогли перевернуться на "ровном месте". Человек полагает, а катамаран располагает!

Леха накаркал, паршивец! Провидец ты наш... Пророк, блин, Магометов сын.

2-й номер оперся в пенный котел слева, 1-й номер не успел заколоться справа. Байдарку повело на левый борт. Оверкиль.

Рафт мелко задрожал, подумал несколько секунд, и перевернулся. Позднее от местных жителей стало известно, что "что-то круглое" уплыло вниз по реке.

Аварии на завалах На карте обозначена полноводная река, да и в описании ничего не сказано про завал и исчезновение воды. Недоброе почуяли сразу - поперек реки завал и лишь узкий проход в 1,5 баллона справа.

Процесс развивался стремительно и, через некоторое время, на деревьях, поваленных над рекой, на каждом из поворотов, уже висело по одному из членов экипажа. …и сносило их половину экипажа расческами, и плавали они вслед катамарану кролем в гидрокостюмах. Группа оказалась разбросанной вдоль берега на 5-7 километров и без средств сплава.

В это время второй лодке удается наехать на лежащую в воде березу и закрепиться на ней. Это не совсем верное решение, но об этом мы узнаем позднее. "Коряга!" - авторитетно заявил потом кэп, выковыривая из дыры в обшивке здоровенные щепки.

Недооценил скорость течения и переоценил высоту нависающего бревна. Нас несло прямо на бревно, и ничего нельзя было сделать. Сил двух человек оказалось недостаточно, чтобы вытащить меня из-под бревна. В результате, один на кате, без весла и сносит в порог.

Дальше в течение 20 мин шла упорная борьба экипажа с завалом. В нем скончался наш катамаран двойка, будучи намотанным на сучкастый комель большого дерева. Пока мы раздумывали, прыгать в воду или обойдётся. Вопреки всем расчетам дерево поплыло вниз вместе с катом и рюкзаком. В дальнейшем обломки катамарана были вымыты из-под бревна и ушли вниз по течению.

На мосту собралась куча народа нас поприветствовать. Мы махали руками и не заметили троса, в результате я, Тихон и камера оказались в воде. Весь берег аплодировал стоя.

Ликвидация аварии Отчаянной откренкой экипажу удалось поставить катамаран на киль. В днище пришлось прорезать дыру около метра. Для смещения дифферента на корму.

Свой нож Виталий утопил раньше, поэтому он достал из мешка двуручную пилу и перепилил ей чалку.

Юрка умудрился один перевернуть двойку на ровный киль, рукояткой весла поймать спасконец, метко брошенный латышским стрелком Рейнисом, и зачалиться на нужном берегу! В процессе обратного оверкиля Шурик поставил Алексу громадный фингал под глазом.

Серега с катамараном уцепился за наш кат со словами "Ребята я с вами". Пока мне кидали морковку, я умудрился зубами завязать на конце чалки петлю. Быстро всплыл, подгреб к рафту и вылез. Такая вот самостраховка. Зацепив одной рукой кат другой моркву, так нас и вытянули.

На 5-ом обороте Кариков выпрыгнул с катамарана и, взявшись за раму, создал водный якорь, благодаря этому кат вытянуло из бочки.

Нога застряла в упоре, и он изучает донный рельеф в оставшейся части порога. Вынырнул между гондол, а нога в петле застряла. Слышу крик "Кариков в воде! К берегу!" ...Ага, они меня теперь об дно потрут. Выдрал ногу, вылез на кат. Растянул мениск.

Киля избежали путем десантирования всего экипажа по бревну на берег. Процесс выбрасывания на камни имел вид хорошо спланированной акции. Один участник ушел в самосплав, другой десантировался с катамарана на берег "прыжком пантеры". На острове остался выпрыгнувший на чалку Вася. Гунта расценила ситуацию, как чалку и решила выскочить на берег. У Ирины не выдержали нервы и она, бросив судно и напарницу, поспешно десантировалась на остров.

Я сидел на камне и унимал дрожь в руках. Постепенно различаю воду, камень и небо. В ушах звенит. Руки дрожат. Холодно. Феде удалось выбраться на берег, и он стал орать мне, что бы я по морковке съехал к кату и уж потом вылез на берег и поспособствовал ему в извлечении Аньки из завала.

Была организована погоня силами катамарана-2. Жизнеспособная часть уфимской группы ушла на поиски уплывшего катамарана.

По левому берегу скакал Константин. Распугивая все живое, я в ритме бешеного тушканчика побежал по берегу вниз. Бегу вверх, застаю, слава богу, живую и адекватную Катю, вцепившуюся в баллон на одном из обливных камней. На раме катамарана сидит (ничего не соображает) мокрая Татьяна, Катя возится с вещами на берегу. Все живы! Прибежал Паша - белый, как мел. "Вася ушёл..."

Самосплав Вроде идем чисто... Вдруг Юрка оказывается под водой... Как-то неприятно... Шли втроем, и он был единственным левым гребцом... Дальше, как в мультипульти - одни кадры. Равиль даже не вспомнил, как оказался вне катамарана и без весла. "Тут на меня река и упала..." Успела только очень удивиться ... и вот я уже вместе с веслом плыву в бурлящем потоке.

Вместо ожидаемого вида на долину реки ниже порога с ужасом и восхищением обнаруживаю перед глазами сплошную бело-зеленую пузырящуюся стихию. На лице очень приятное ощущение, как будто сунул голову в газировку, - мелкие-мелкие пузырьки воздуха приятно щиплют горячую кожу. И, что самое приятное, совершенно не ощущалось, что вода ледяная. Было абсолютно комфортное тихое состояние с ощущением, что так теперь будет всегда.

Я чувствую, как стремительно ухожу вперёд ногами куда-то вниз, в темноту мутной ревущей воды. Я с головой нырнула в бочку и всем корпусом проехалась по камням на дне. Спиной чувствую камень, сверху катамаран. Постучав всеми частями тела о камни и хлебнув пару раз местной водички, понял, что поволокло меня по основным сливам и бочкам.

Струей потащило в непонятном направлении, ориентироваться невозможно. Видимость - ноль, иду по приборам, в основном надеясь на вестибулярный аппарат. Шел Лешка под водой, по дну наверно шел, ища придонную струю.

Он не удерживается на понтоне и его расклинивает в качестве дополнительной поперечины. Пришлось ему перебирать пятками по дну, подгребая к берегу. Мешает и спасжилет, который сильно тянет наверх.

Гурка, сидевший на носу катамарана, вынырнул в районе кормы, между баллонами, с чалкой вокруг шеи и веслом в руке. Всплыл, обнаружил себя между баллонами. Валера? прохрипел я, отплевываясь. Нужно было срочно спасать судно, да и себя заодно.

Вынырнув из бочки, я надел свалившиеся очки и попытался выгрести к берегу. Сообразив, что если я выберусь на берег, от меня больше будет пользы. Только очень испугался за очки - они были последние. Один сапог начал спадать, сапог жалко, снял его и им гребу. Узрели Кира, который плыл, держа в руках два весла и тапок.

…а Николай, рядом с байдаркой продолжал крутиться в водовороте. …а Танечка все еще полощется за бортом. …половину пути самосплавом, половину пути - держась за раму катамарана. Успев схватить сумку с продуктами, она плывет по течению к опасному бревну.

Женская половина дружно кильнулась. Наталья - после порога на сбойке струй. Лена полегла на краю бочки. Все были благополучно спасены. Титова чрезмерно ушла вправо, зацепила носом камень и расклинилась поперек слива. Участник Валяева перевернулась и была выловлена ниже порога активной страховкой. Вова - выплыл сам, а барышень пришлось вылавливать.

У Люси сорвало юбку, из-за чего в байду налилось до фига воды. Помочь мне "экипаж" пока не в состоянии, хорошо, хоть за лодку держится, и весло не упустила…

"Ну, как, Нинуша, испугалась? Нет? Ну, и дура!" Молодец, девчонка - ничего не боится. И пошли они суровой мужской командой - безо всяких там сюсей-пусей…

Мужчины говорят, что каждый должен надеяться только на самого себя. Хочется всё же, чтобы в критическую минуту кто-то подумал и о тебе... Все-таки мы - женский экипаж. "Ну, девки, дают! Силища немереная"

Второй раз вроде бы быстрее всплыл, но не долго радовался, меня утянуло третий раз. Протащив метров двести через валы, несколько раз основательно притопив, река нежно и ласково положила меня на наклонную скалу. В воде я проболталась 2,5 минуты. За это время прошла целая жизнь. Вынули меня очень-очень холодную, но живую. Когда выбралась, сказала, что с нее хватит.

Дальше он большую часть порога проплыл по-собачьи. Вытащили его совсем "стеклянным"- замерз. Предложил переодеться -- "д-д-дума-аю у м-меня эт-то не получится" -- промычал Олег. Зато теперь он чистый, умытый.

Страховка Страховка - это святое. При более высоком уровне воды надо уже было бы думать и о страховке первого катамарана или доверить его судьбу в руки всевышнего. Страховка после порога не имеет смысла - все, что выплывет, либо вылезет само, либо не вылезет вообще. Запорожцы выставляют своих гранатометчиков, в качестве ответного жеста.

Стоять на страховке - дело неинтересное и долгое, к тому же ничего не видно. Серега говорит, что на этом участке очень приличные бочки, которые здорово тормозят катамаран. Но не на сорок же минут!

О том, что двойка пошла, догадываюсь по нездоровому оживлению кинооператора. Вот они орлами вылетают на фарватер. Степанов и Ирка колбасятся в бочке и возможно, вообще, зимовать там собрались - надо идти их вытаскивать. Наконец вынесло их, но никто не выныривает. Что им там, так нравится, что ли?

Несколько секунд напряжения... дикий крик... и перевернутая четверка с двумя людьми со скоростью курьерского поезда проносится мимо. Страховка сидела с открытыми ртами. Страхующий катамаран довольствовался поимкой весла. Страховка отработала безобразно, Лешу чуть не утопили в сливе. Самые паскудные спасработы на моей памяти. Сходу пробиваем левую гондолу и начинаем тихонько тонуть. С берега почему-то казалось, что морковка нам не поможет. Снова прошли мимо страховки, которая не поняла, что мы тонем.

Прозвучавший вопль "Киль!" Юрик, оглянувшись на этот Маринкин крик, хладнокровно сказал "выкарабкается" и поплыл дальше.

Матроса смыло, и его выловили на повороте реки, а капитан, тем временем, взывал о помощи. В общем, нам удалось оперативно всех отловить и загнать по уловам. В этот момент на нас наехал катамаран Андрея и Жени. Меня затерли между рамой, камнем и их гондолой и если бы не моя каска…

Коля прошел самосплавом 21-ый порог, и его вместе с посудой выловили на страховке. "Мужик, тебя как зовут-то, помнишь?" Спасработы прошли успешно. … запомнятся надолго. Страховка, выставленная за порогом, сработала четко. Жертв и разрушений нет. Никто не пострадал, синяки, шишки и затупившиеся когти не в счет.

Зачалились благополучно: я на левом, Антон - на правом берегу. По противоположному берегу бежит матрос Гавва, сильно и быстро машет руками, что-то кричит. Нюша выбралась на ЛБ, с трудом туда выкарабкавшись. Уже оттуда она закричала: "Не оставляйте меня здесь! " Эмоциональные безрезультатные попытки общения через реку посредством мимики и жестов… Матрос "крокодила" была перевезена на ЛБ экипажем "бычка".

Потери Гермоупаковки выдержали не все… Оранжевая герма Адмирала, которая почему-то пропустила в себя воду. Разошелся шов на герме, в котором ехал его спальник… В моём рюкзаке обнаружился свободно плавающий кетчуп и растительное масло. Литра полтора воды вперемешку с табаком, раскисшими спичками и горсткой фильтров. Насмерть намокли бывшие "под рукой" рации и фотоаппарат. Промокло все, что могло.

Уплыла часть жрачки и посуда, топор успели словить. В бочке плавает мешок с котлами и кухней, в другом улове пониже - тент. Палатку, вернее, ее останки удалось поймать экипажу катамарана-2, но нож погиб безвозвратно. Уплыла колбаса, купленная сегодня в деревне.

Унесло два весла и сплавные тапочки Игоря. Николаевич лишился любимых штанов и кепки. Ботиночки таки ушли. Как Саню босиком в самолет пустят - даже не представляю.

Проплывает фотобокс - он был в кармане моего рюкзака. Капитан "Аргута", посоветовавшись с командой, принял решение догонять видеокамеру, которая уже благополучно прошла выходной слив "Винта" и плыла по скальному коридору вниз...

Непривязанный мешок с консервами высвобождается и спокойно плывет вниз по течению. Тут Леха поставил меня в известность, что мой рюкзак сорвало. И вправду, он не спеша, проплывал возле нас по центру реки. Кирилл растерянно смотрит на уплывающий мешок, на катамаран, на мешок и решительно устремляется за ним. Вскоре, мокрые, но воссоединившиеся, они вылезают из улова за камнем. От моих усилий с горловины мешка слетела веревка. Мешок раскрылся и под воздействием потока начал изрыгать из себя вещи.

Лёхино любимое весло проплыло мимо и ушло в порог, провожаемое скорбными причитаниями, больше мы его не видели. В результате, весло, к которому я успел за неделю гребли прикипеть душой, утеряно.

Карабин, австрийский, за 12 баксов!" - бесконечно повторял он. Утешать его было бесполезно. Река приняла эту маленькую жертву. Ну, вот все в сборе, правда выясняется, что у нас осталось 2 весла из шести взятых с собой, еще накрылся Лехин спиннинг и вроде все! Упущены две греби; сломаны три поперечины. Все обошлось хорошо, за исключением того, что уплыла штормовка, греби, и мешок с продуктами оказался с дырой. Всё оказалось цело, кроме общественного рюкзака с едой, котлами, кружками-ложками, топором и многими другими полезными вещами. Попали в паводок и потеряли все что нажито "непосильным" трудом: катамараны, рюкзаки, деньги, документы, билеты на самолет и в касках, гидрокостюмах пытались догнать водителя Мишу. Приходят нехорошие мысли о том, как мудно будет в гидрокостюме домой добираться.

На берегу Какое счастье! Я стою на земле, в руках весло, силы быстро возвращаются ко мне. Счастье, это когда человеку было очень хреново, а потом вдруг стало чуть-чуть получше!

Возникшая было, паника быстро улеглась. Все лихорадочно курили и возбужденно делились впечатлениями. Стучим зубами и переводим дух. Примерно с час ребята сушились и обменивались впечатлениями (когда смогли говорить). Хочется в лагерь, в сухое и водки.

Раненым оказана помощь. Весло найдено неподалеку в кустах. Самый глупый киль в жизни: недоработали, недоглядели, капитан не скомандовал, выехали ровно на камень в центре русла. Расценили переворот, как глупый и случайный. Вылили воду из сапог, отжались и поплыли дальше.

Разбор "полета". Не правильно выбрана траектория. Плохо продуманы действия. "Ты видел, как нас классно на камень вынесло?". Виноват всегда другой баллон!

Ничего толком сказать не могу, могу только ругаться, причем не переставая. Он немало перепугался, увидев на катамаране только носовых, отвечавших на все вопросы нечленораздельной руганью.

Ни сил, ни желания думать, утро вечера мудренее. Пусть сначала этот день кончится. "Дожить до ужина" Стало ясно, что сплав на сегодня закончен. 2 хорошие аварии за пол часа - шустрая речка.

Это всё чушь, мы-то все живы и практически целы! В общем, нам повезло, все могло быть гораздо хуже. Но, "обошлось". Ладно - живы и хорошо... Вытащил Господь Бог за шкирку.

Меня радует, что ни у кого не возникло желание закончить путешествие на этом эпизоде. Киль не совсем подорвал моральный дух.

Надо срочно приходить в себя. Да и было это давно - вчера!

Итоги путешествия, выводы, рекомендации

"Ну, как сходили?" "Что там было, как ты спасся? " Не проще ли заполнить пару листов восклицательными знаками?

Очень приятный маршрут - тепло, яблоки. За весь поход было съедено: хариуса 60-70 кг, ягод 12кг, грибов 15 кг. Киса натягал пять щук, чем был очень доволен, теперь считая, что жизнь прожил не зря.

Дома обязательно сварю большую кастрюлю очень сладкой манки с какао и все съем. Спирт пригодился весь. Пить надо меньше.

Все загорели, а Антон, по обыкновению, как сапог.

Не верьте лоции из отчета n4528. Шибко сильно врет в километраже, крайне бестолкова в ориентирах и описаниях порогов. Пороги указаны очень странно, как будто каждый вал шиверы пронумеровали.

Остро ощущался дефицит грубой мужской силы. Необходимо иметь коммуникационный запас табачных изделий вне зависимости от наличия курящих.

Лодка и сама прекрасно проходит пороги, если ей не мешать своим бездарным управлением. Управлять полузатопленной лодкой дело далеко не простое. Рафт проходил везде, но управление им так и осталось загадкой. Дыры меньше 5 см заклеивать нет смысла.

К следующему походу обязательно сделаю абсолютно герметичный костюм. Надо: новые штаны с синтепоном, свитер чрезвычайно толстый, ручной вязки, мохеровый. Все усилить и улучшить. А может на день брать по паре носков и вечером их просто сжигать?

Каждый лишний килограмм болезненно отражается на организме и значительно увеличивает его уставаемость. Чтобы от пешки получать удовольствие, необходимо, для начала, избавиться от большей части экспедиционного барахла. Посоветовать можно только изнурительные тренировки перед походом.

Предварительный моральный настрой и большое желание дойти до цели несмотря ни на что, позволили успешно пройти маршрут. Все участники здоровы, не считая утопленного снаряжения, промокшей фототехники и сотовых телефонов. В результате выяснилось, что группа работоспособна, опытна и морально устойчива. Никогда не руководите туристскими группами.

Мы были готовы к тому, что воды будет много - но столько… Вот теперь всем резко стало ясно, почему опытнейшие туристы в поезде уважительно кивали головой и говорили: "Серьезный маршрут, удачи вам". На работу я опоздал на два дня. Рентген показал перелом кости. Да ну его на фиг такие походы! Такие жуткие походы ходить можно, но не часто. Какой туризм нам нужен? Почему-то теперь хочется пойти на прелестную равнинную речку Битюг.

Самые приятные воспоминания остаются от самых заковыристых участков маршрута. Было тяжело, но хорошо. Это был замечательный поход! Время, проведенное в походе, в срок жизни не засчитывается! Но главное осталось в нашей душе и нашей памяти.

С тех пор прошел почти месяц, но участники экспедиции до сих пор находятся под впечатлениями. Мы еще вернемся!!! Еще раз? Рехнулся что-ли?.. Ведь впереди еще столько не пройденных маршрутов.

Из дневников участников

День, не помню какой. Мало что из этого дня помню...

2 августа. День большого облома. Группа оказалась в подвешенном состоянии. Мы уже ничему не удивлялись. Мучают нехорошие предчувствия. Да… это вам не Рио-де-Жанейро, и даже не Лас-Вегас… Ничего не получалось: рыба не ловилась, блины не жарились. Обед прошёл в тишине. В этот день каждый, причем не раз, задал себе и другим вопрос о собственной нормальности. Успокаивало лишь то, что начало путешествия почти всегда бывает трудным, и потом все должно наладиться. Начались бесконечные предложения, поражающие сейчас своей безрассудностью и наивностью. Мнений было высказано много, и все разные. Спорили до матюгов, ни к чему не пришли. Почему - спрашивается? - Потому что балбесы.

А, наплевать! Вперед, и с песней!!! У нас есть цель. Мы плывём по реке и знаем, что её достигнем. Эту веру у нас не сможет отнять никто. Верить в удачу, все группы рано или поздно возвращались. Однако все оказалось проще, как и всегда в жизни.

Каякеры Трудна, мокра и холодна одинокая жизнь истинного каякера. Каякеры все немножко того... экстравагантные. Наиболее отмороженные пересели в каяк. Сплав по Харбасу возможен только для мазохистов или каякеров (что одно и то же).

Довольно странно - после разведки молча садиться в каяк и действовать по задуманному, без обсуждений и дебатов.

Интересно, почему чаще ложатся те, кто лучше умеет вставать?

Дисциплина Вечером разговаривали о дисциплине. Команда отдана, ее надо выполнять, думать будем потом. Всякая демократия на плоту преступна.

Не всегда надо слушать командира. Он тоже человек, и "право" с "лево" спутать может. Маршрут не догма, начальник не зверь.

Нам сказали начальство беречь. Стараются исполнять некоторые его команды, чтобы не обидеть хорошего человека.

На первом катамаране наблюдали частую смену власти. Новый капитан сообщил своим членам экипажа, что они все молокососы и чтоб его слушались. Иришка на капитанском мостике, я в роли бесправного матроса. Почувствовав себя туристом, она стала надувать щёки и командовать. Загребной рулевому не товарищ.

Рома пытается оспаривать почти все решения и заявляет, что поход неправильно спланирован, и что он завтра уйдет домой. Оказывается, Шурик не выполняет команды под тем предлогом, что не может их пересчитать в траекторию катамарана. Запланировали воспитание Шурика на следующий день. Команда стала в голос высказываться против действий руководства. Похоже, бунт на корабле.

Девчонки крайне недовольны, но понимают (или не понимают), что надо. Некоторые девушки в поисках, видимо, своего счастья жалобно просились на катамараны.

Хотели пройти каньон гружеными, мотивируя это тем, что переход через горы труднее и опаснее, чем сплав. В теории мы сильны неимоверно. Еле смогли уговорить рыбаков идти дальше. Начальство от демократии перешло к деспотии и жестко поставило нас на место. Забытое Из забытого: самое существенное - это пила. Взять оставленные накануне миски забыли (наверное, место какое-то заколдованное) А еще Винокуров упорствовал в своем раздолбайстве, не хотел признать свою вину и покаяться перед товарищами, которых он подвел.

Только отплыли, я вспомнил, что забыл на стоянке кинокамеру. ...насос-лягушку. Лягушку я так и не нашел. При этом я забыл навеки свою пенку на берегу.

На этом месте недавно кто-то ремонтировался, остались катушка ниток с иголкой и плоскогубцы. Кто найдет на стоянке LAGER8 пустой ксивник с ручкой - верните, пожалуйста.

Гнус Вся Алахинская мошка собралась пообедать нашими только что вымытыми в озере телами. Заедает сразу. Стоит снять с себя какую-нибудь деталь одежды (например, накомарник).

На огонек прилетели свирепые узкоглазые хакасские комары. Их было море, а нас только шестеро. Эти не летают с жужжанием вокруг, да около и не ползают потом ещё, усевшись, выбирая, куда бы получше укусить; а с лёту, как бульдоги, вцепляются в тебя куда придётся. Сложилось такое впечатление, что рождались они прямо в палатке из влаги и воздуха. Снаружи стоит такой неумолчный вой, что кажется, сейчас вся эта толпа кровососов просто разорвёт тонкую ткань и ворвётся внутрь. Володя не вылезал из накомарника даже в порогах. Серега лежит в палатке, балдеет от димедрола - загрызла парня злая муха, глаза не видны, мордой похож на статую Будды.

Сели на бережку и стали заниматься аутотренингом: "Здесь комаров почти НЕТ! Здесь почти НЕТ комаров!" Деликатные, интеллигентные - 3 раза подумают, прежде чем укусить. Практически нет ни комаров, ни гнуса, что удивляет, но отнюдь не огорчает.

Обнаружили осиное гнездо. О. Цаун и Д. Шварц отделались легкими укусами. Баня Женская часть группы не утерпела и устроила "головомойку". В обед я, наконец, вымыла голову. Мир стал ещё прекраснее. Помывка теплой водой на исходе третьей недели путешествия является полезной гигиенической процедурой.

Колоть дрова под дождем не было никакого желания. Баню за поход мы так и не собрались, ждем, пока грязь сама будет отваливаться.

Решили устроить праздник под названием "баня". Дневка ознаменовалась организацией пропарки и помывки группы в отличной бане.

Неторопливо строят каркас для бани, и ведут высокоинтеллектуальные беседы о смысле жизни.

Тело вспомнило почти забытое ощущение тепла. При выбегах из бани в ледяную воду горной реки было отснято огромное количество компрометирующего материала. После купания все, помолодевшие лет на 10, сели обедать.

Искупались, мазохисты. Выдержала в воде ровно три секунды. Я смог проплыть "туда" метра два-три, как выскочил - не помню. Из ледяной реки, из кисеи тумана, по-лешачьи тихо выходит голый человек.

Звери Роман увидел утром на реке Абакумихе медведя. Он оказался в 10 метрах. Медведь позорно бежал. Похоже, это молодой медведь. Ночью было слышно, как кто-то ходил по тому берегу реки, с шумом продирался через лес и громко сопел. Судя по размерам и окраске, это был медведь. При второй ходке обнаружили, что по нашим следам прошел медведь. Следы - как человечьи, но 60-го размера. По словам егерей, медведи здесь небольшие и людей боятся. Те, что человека не боялись, потомства не оставили.

Как только стемнело, мы были атакованы тучами мышей. Серж нашел гнездо мыши, которая его два раза укусила, после чего убежала. На плоту нашли мышь. Она сидела на заднем баллоне под настилом. Ночью какая-то, по-видимому, мышь и ли всё же белка, поела нашу колбасу под навесом палатки, совершенно не реагируя на мои протесты. Федька обнаружил мышонка в герме с продуктами.

Одна птица все кричит лошадью. Днем на вершине скалы кто-то орал. По дороге спугнул штук десять довольно упитанных орлов, не уступавших мне в размахе крыльев.

Во время завтрака пришел заяц и долго с удивлением смотрел на нас.

Страхи Вчера на Женю ночью кто-то прыгнул в палатке, виновника долго искали с фонарями, но так и не нашли. "По мне что-то ползет!!!".

Заставлял вздрагивать и всплеск рыбы, и близкий крик утки. Но, согревшись в спальнике, все же удалось уснуть. Уже когда улеглись, неизвестно откуда появился странный звук - то ли из реки, то ли из леса. Вдруг там плывет зеленый мертвец со светящимися глазами, а?

Ночью какая-то здоровая зверюга прошла мимо палатки к озеру. Также слышали звуки поезда и другие странные голоса. Мужественно выйдя из палатки под дождь, я принялась бродить по лагерю, но так и не смогла поймать ни одного шуршунчика. Наш экстрасенс М. сказал, что это он поставил защиту. Чтобы не ворочаться всю ночь с боку набок, пытаясь разглядеть то непонятное, что зашуршало в кустах.

При свете дня местность приобретает совсем другой вид, и её уже не узнать. От ночных страхов не осталось и следа, но хочется знать природу этого явления. Однако нам это уже не суждено. Погода 17 июля, воскр. Наконец-то началось лето. Неужели тут все-таки бывает лето? Верить в лето - оно обязательно бывает, хотя и недолгое. Здесь, говорят, осень с середины августа.

Очень повезло с погодой. Саня по сотовому связался с ГИСметеоцентром и заказал хорошую погоду. Утро нас встретило ярким солнышком. …началось с отскребания инея от замка палатки. Вышло солнышко, греет только под полиэтиленом. Несмотря на выглянувшее солнышко, куртки снимать не хотелось. Солнце почти не пряталось за облака, и было почти тепло. Но держалась эта погода ровно 15 минут.

Погода: утром ясно, заморозки на почве; после 10 часов жарко, парит; с 11 часов идет дождь, один раз шел град, в горах гроза; в 16.30 зарядил сильный дождь; в 18 часов дождь прекратился, пасмурно. Периодически то светит солнце, то идет мелкий дождик.

Холодно, блин! Если мягко сказать, то очень холодно. Все постоянно вспоминают, кто сколько теплых вещей оставил дома. Мы натянули на себя всю имеющуюся одежду, даже "парадно-выходную". Жоська начала дрожать. В таком состоянии она будет пребывать до конца похода. Бедное животное. Прямо перед походом её ещё и постригли. Как оказалось, у меня в роду не было белых медведей.

Рассеялся традиционный предрассветный туман и открылось нашим неверящим глазам бездонное голубое небо. А каким счастьем было увидеть солнце в просвете между тучами! Значит тучи серые, висящие над нами, не вечны.

Весь день шикарная погода, только вот душно как-то, не к добру это. Но никто из нас не мог догадываться, что это последний солнечный день на маршруте. Из восьми дней, проведённых "на природе", только два (первый и последний) с неба ничего не упало.

Шел дождь, сильно похолодало, и настроение стремительно приближалось к нулю. Туристы плывут со скучными недоуменными лицами. Мерзко, холодно, грязно, мокро, моросит мелкопакостный дождик. Командный дух поник. Как у нас второй кат без гидриков плавает? Точно, все уже зелененькие. Мокро во всех местах, а ноги уже не чувствуются. Погода хреновая, жизнь дерьмо. Философствовать, стуча зубами, не очень удается.

Солнце и жара, похоже, тут бывают только, когда мы несём байдарки на себе.

Вообще как-то ничего не хотелось в такую погоду. "Хочу к бабушке в Техас!"

Вечером долго и упоенно сушились, вспоминая молодость. Сушка ковриков в отсутствие дневного света качеством не отличалась. А-а, все равно днище палатки сырое, спальник местами влажный, а местами - хоть выжимай.

Фиг, погода не исправилась. Дождь как лил всю ночь, так и сейчас продолжает лить. Как же за этот поход он нам надоел! Разводить костёр совершенно нет желания. Клеить лодку - нет возможности. Лежим в палатках. Закончится ли это когда-нибудь? Река течет между "железных" гор, притягивающих облака. Нужно побыстрее отсюда сниматься, и выбираться в цивилизацию.

Дождь будет, вряд ли, скорее снег. Было очень холодно, а дождь плавно перешел в снег... Попеременно идет дождь, снег, дождь со снегом, снег с дождем. Стальная, покрытая ледяной шугой вода и нетронутая белизна полуметрового снега.

При такой погоде уже можно примерзнуть к катамарану. На раме честера намерзли сосульки, на жилетах и гондолах ледовый бронепанцырь. А на катамаране, на передних перекладинах сосульки тонкие и длинные. После каждой волны они становятся длиннее. Выпивка Нет, все-таки не могу я себе представить поход без грамма спиртного. Командир разрешает принять по 11 грамм. Все были в достаточно мокром состоянии, и поэтому принятые 20 г горячительного только придали сил. В честь этого вечером была несколько превышена обычная тридцатиграммовая норма. 100 грамм ребенку не повредит. Налили Алексею пол литра спирта в дорогу. Блин, предлагал же я брать по 2 литра спирта на человека! Осталось еще 10л спирта, если будем экономить, то хватит.

Волнующий момент: открывается первая раскладочная бутыль. Адмирал разливает по первой. За начало похода! Выпили водки, подискутировали на разные темы и легли спать.

Святые оверкильные. На разведение сил уже не хватило. Выпили мало, но окосели быстро. Призрак близкой простуды отступил, но подступил призрак сильного подпития.

Несознательные товарищи разлагают группу алкоголем и кулинарными фантазиями. Начали отмечать день рождения Рыкова! (далее неразборчиво...) Наверное, плохое освещение виновато… Часть народа расползлась, а самые стойкие, включая Виталика и Димку, продолжали буйно веселиться. Надрались до зелёных чертей под предлогом снятия стресса.

Так как песня сама по себе музыкального значения для нас не имела, то мы исполняли из неё только одну строчку. Каждый раз мы обещали орать потише. Мы орали песни, шокируя стоящих на этой же поляне окружающих. Спать пошли в пол-третьего. При этом все дрова, припасенные вечером Вовкой для утреннего приготовления каши, были злодейски сожжены.

Хороший был день, насыщенный, но очень, очень долгий. Окончание этого дня никто не может вспомнить до сих пор.

Оценив всеобщее состояние, завхоз авторитетно заявил: "Сегодня не пьем!" потом, слегка смутившись, добавил "ну, по крайней мере, до вечера".

Соседи Где-то вдалеке в пределах каньона поднимался голубой дым от костра. Радовало, что мы - не одни на этом белом свете. Верхние соседи задымили кострами на всю долину. Они пугали нас историями из жизни коммерческого сплава. …замусорили всю тропу огромным количеством конфетных бумажек и упаковок от пластыря. Спрашивали резиновый клей и сколько до Инзера.

Охраняла лагерь из трёх палаток юная леди из г. Оренбург. "Меня же оставили отстреливаться ракетами от зверей и злодеев" Они свои каты уже спустили, но веревки были навешены и за рулон туалетной бумаги они спустили и наши каты.

Обменявшись координатами, мы расстались (с трудом) с гостеприимными хозяевами и пошли дальше. Тёма непрерывно курит и кокетничает с женщинами из команды обнинцев. Убью. К вечеру народ с соседних лагерей сползаться стал, рассказывать да расспрашивать, как это у туристов водится, но спирт-то у нас уже высь вышел - так и ушли ребята ни с чем.

По берегам - безумное количество турья. На высоком левом берегу целая деревня водников. Все стены каньона были усыпаны благодарными зрителями, жаждущие зрелища. Весь вечер мимо по реке проносятся гермы, весла, перевернутые катамараны без людей. Толпа любопытных уже неслась посмотреть на чужое горе.

Перед тем, как пошли спать, закрадывалась мысль купить у Саратовцев гитару и разбить её об сосну. С погодой нам крупно повезло, сияет солнце, довольно тепло, ни комаров, ни зрителей, ни друзей - туристов.

Болезни Наутро жизнь дала трещину, буквально через весь организм. Было ясно, что он себя абсолютно не чувствовал. Посовещавшись, все решили, что водка здесь ни причем, а виноваты левые ядовитые сухари Ивана, не посушенные добросовестно и самолично, а купленные непонятно где.

Есть проблемы только с нервной системой. Кое-кто занервничал! Нервы не капроновые.

Разболелось колено, вчерашней прыти как не бывало. Серега хромает на обе ноги. Консилиум неуверенно выносит диагноз - вывих или растяжение...

Дико болит поясница, а то бы все ничего.

К вечеру оживает Кузнецов, но начинает болеть Беляков. Его кашель наводит страх на все окрестности. Илья подхватил ангину, Сергей потянул плечо, Андрей кисть. Димус полощет зуб спиртом, уже практически готов вырвать его пассатижами. Команда инвалидов!

Док Дима проводит варварские испытания разных сочетаний таблеток на потерпевших.

Туризм, мать его, лучший в мире отдых.

Магазины Мы рассчитывали там быть до закрытия магазина. Сходили на разведку и в магазин, купить чего-нибудь вкусного (кончилась власть завхоза). А там магазин! И открыт! Никогда не думал, что ритуал покупки печенья настолько важен для взрослых людей. Радовались как дети.

Магазин в нем есть, но товаров нет, как нет и электричества (хотя говорят, бывает). Магазин не работает уже лет девять.

Есть только небольшой магазинчик из серии "шило, мыло, повидло". "Большой белый избушка". В магазине продается только водка и карамель. Хлеба нет. Его обход дворов в поисках хлеба напоминал рейд продразверстки времен военного коммунизма. Хлеб удалось купить в пекарне, хотя "продаем только с двух часов и только своим".

В поселке остановились на 40 минут для покупки (за 250 р.) барана и булочек местной выпечки. Опыт Алтая, создал у нас в группе предрассудок, что баран стоит 20 м веревки.

Концовка похода Через четыре дня мне надо выходить на работу, а еще ой как далеко. Слава богу, что осталось всего два дня.… Жаль, что всего два дня. Некоторые стали поскуливать, не пора ли домой и т.д., нудя и действуя на нервы. У всех появились дела, заболели желудки, затосковали родственники.

Утром я поднялся вместе с дежурными: нужно было посушить билеты, деньги и паспорт. Антон сжег свои сапоги, рубашку и брюки. Не хотелось выглядеть совсем уж безобразно.

Конечно, немного жаль, опять в город, опять на работу... Но у нас есть еще последний вечер на реке! Поход окончен. И радостно и грустно. Прощай Алтай. Над головами звезды. Последняя ночь похода! Легли спать поздно, каждый думал и говорил о вечном. Потом долго сидели просто так. Домой что-то совсем не хочется.
Посмотрел на себя в зеркало выгонного туалета - совсем не страшно, думал, будет хуже. Белые простыни шокировали. У нас ней вышел спор по поводу ммм…свежести одежды. " Вы ребята, видно, недавно из тайги, от вас тайгой пахнет"

Я поглубже зарылся в чистую, теплую, сухую постель и под мерный стук вагонных колес заснул глубоким, крепким сном.... Ночью Людмиле снилось, что она проходит третью ступень Карбая, Андреичу - нижние Иньсуки, а Витя с Серым плыли на плоту. Дорога домой всегда кажется короче.

Мы ПРОШЛИ ЭТО! Мы вернулись! Мы молодцы!!!

Местное население и другая фауна…

В поселке есть прокуратура, военкомат, гостиница, ресторан и пр. Подъехали к зданию с вывеской "Райкомендатура". Чтобы разузнать о действительных границах заповедника, которые постоянно меняются. Сбежалось все местное начальство. Это очень приветливые люди. Нас встретили радушно. Предварительно надо показать им маршрутные документы и паспорта.

Хозяева турбазы - очень гостеприимные алтайцы, и готовят очень вкусную домашнюю еду. На встречу нам вышел хозяин - это был старик в выцветшем полинялом старом нижнем белье, но с винтовкой в руках. Чем выше в горы, тем лучше люди. Радушные алтайцы угостили нас чаем, оладьями со сметаной и вареньем. Приглашают пить чай, который перерастает в выпивку. Женщина рассказала очень много интересного о свадебных обрядах и об особенностях ценообразования на невест (при пересчете в местные у.е. - головы крупного рогатого скота).

Одиночные рыбаки, как правило, вполне индифферентны и безопасны. Большинство жителей, встреченных нами, были пьяны, но дружелюбны. Они сказали, что по-русски они не знают, как назвать, а по ихнему нам не понять. Весь день отбивались от навязчивого гостеприимства местных жителей.

Нарвались на какого-то пьяного егеря. Он отвечал только: "О", "Очень опасно", "Туда редко ходят и часто гибнут". Он убедительно объяснил нам, что по такой воде нечего и соваться - "поубиваетесь" "Я заеду сюда через денек, может, передумаете", - сказал капитан напоследок.

По правому берегу шарашилась артель местных браконьеров, устанавливающих "морды" на порогах. Покупать рыбу лучше с осторожностью, т.к. узнав, что у вас есть деньги, весь поселок будет умолять вас купить еще что-нибудь.

Алтайцы в поселках во второй половине дня трезвые нам не встречались. Про бурят и заброску через источники Захаров вспоминал только матом. А про тувинцев многие говорят, что если их не поить, то все будет хорошо. Башкиры с берегов сегодня вопить на нас продолжали…, но камнями кидались уже меньше. Это - Кавказ, поэтому девочек в палатки, вещи под палатки. Как известно, в Киргизии каждый встречный если не главный инспектор по пожарной безопасности, то уж главный землемер района точно, а уж старшие егеря и директора заповедников - просто на каждом шагу.

Много праздного, пьяного с утра народа. Жители либо пьют, либо ловят рыбу. Когда они работают непонятно.

Сначала аборигены обнимаются, а через 5 минут уже бьют друг другу рожи. Дети гор… Можно случайно встретить браконьеров или егерей рыбоохраны. Бывает, рыбоохрана ловит инспекторов парка, бывает и наоборот.

Весь день и вчера тоже наведывались местные - искали выпить, предлагали все, что угодно. Местные, мягко говоря, приставучи и нелюбезны. Местные мальчишки, увидев нас, сразу схватились за камни и побежали к берегу. Сразу после нашего зачаливания к берегу, как из-под земли, появляются местные жители, в основном, естественно, дети. Толпа местных зевак росла с угрожающей скоростью. На ночь решили установить дежурство, т.к. увидели местного парня, сидевшего с отрешенным взглядом рядом с нашей стоянкой. Следующая неприятная новость - обрезана чалка. Нет слов, чтобы выразить нашу любовь и уважение к местным жителям. Вчерашние подростки-рыбаки, видимо, не теряли времени даром. Кто-то, вероятно охотники, сперли 3 гидры, 3 спасжилета, веревки, спирт и Лешкин фотик.

Проезжавший по поселку мужик представился лесником и потребовал мзду. Оштрафовал он нас примерно на стакан чачи. Их много разных ходит и все с удостоверениями, цель одна - "сшибить бабки". Они трясут удостоверениями, ружьями и никуда не спешат. С-с-с-суки. Это делается с таким редким сочетанием азиатской хитрости, европейской прагматичности и российского хамства. Местное население стало склоняться в сторону более цивилизованных форм грабежа. В своем большинстве местные жители отличаются хитростью и необязательностью.

У местных жителей тоже есть вполне определенное представление о туристах, и разубедить их весьма непросто. Пастухи интересовались тем, кто мы, откуда, и как дошли до такого состояния. Откуда, куда, а главное, зачем мы плывём. Обычная беседа на тему "А чё не на море?" и "Как вы там не пропадаете?" скрашивала ухабистый путь.

Питание в походе

Поспевает ужин - жизнь налаживается. Очень приятно хорошо поесть и выспаться. Радости наши простые и незатейливые. Светит солнышко, в животе приятным грузом лежит каша. Душевное и желудочное равновесие располагают к спокойному созерцанию… Непрерывно грызя орешки, приходишь в очень спокойное, философское настроение.

Пошли готовить еду для нашего прожорливого коллектива. Сварил я какую-то бурдомагу, которую, впрочем, все охотно ели. Съели жуткое варево из моркови с сублиматом. Нужно исключить сухое пюре из раскладки, пакость и мерзость. Лишь самые стойкие проглотили несколько ложек. На завтрак еще более изысканное блюдо: гречка с манкой. Гречки мы наелись на всю оставшуюся жизнь. Тушенки много не бывает. Тушенка с утра - отягощает. Откуда-то возникает большая ложка, и продукт исчезает в утробах. Отставшим дают облизать банку. Ужин по общему решению готовить не стали, вместо этого устроили перекус из консервов и чая. Сегодня сожрали даже оставшиеся от поезда Мюсли. То ли еще будет!

Шел недорасход масла и перерасход сыра. Вместо вожделенной колбасы были обнаружены птичьи следы. После завтрака завхоз был озадачен растягиванием раскладки на сколько можно. Решил резко сократить выдачу продуктов. Народ сильно не возражал. … калорий мы получаем по норме - а для наполняемости желудка надо есть грибы.

На человека на один раз: 70 гр. крупы, чай с одной ложкой сахара и одна галета. Изюм по счету - по 4 изюминки в тарелке. В котелке плавают, догоняя друг друга, редкие крупинки гречки. В обед только сух. перекусы, на ужин - жидковатые супы. После активных физических упражнений на свежем воздухе раскладка в 600 г/рыло в день показалась издевательской. Вовсю чувствуются прелести 450-граммовой раскладки. Нам удалось больше месяца питаться раскладкой, в среднем не превышающей 430г сухого продукта на человека в день, и при этом оставаться сытыми и довольными. Вид у них был как у волков - поджарые, глаза сверкают. Шли пехом на 400 г/день. Пришлось отдать на растерзание голодным две булки хлеба из неприкосновенного запаса. Вся сердцевина оказалась гнилой, а вот корки очень вкусны! 300 граммов сухих продуктов на человека в день могут привести еще и не к таким гастрономическим "открытиям". Раскладка, раскладкой, но мне не хочется, что бы меня съели при окончании еды.

Нас встретили и восприняли с живым интересом, но ничем не накормили, хотя мы недвусмысленно намекали. Лева поведал нам, что они уже три дня как питаются одними грибами, так как немного неудачно распланировали сплав. В зимовье нашли старую вареную картошку в мундирах, сочли ее съедобной и с удовольствием съели. Женщина лет 40-ка подарила нам две буханки самопеченого хлеба, отказавшись от денег. Потом ещё и какие-то заплесневелые уже частично лепёшки, которые по нашей большой просьбе, смущаясь, хозяин достал откуда-то из-под лавки, сказав, что это, вообще-то, для собак.

На стоянках мы питались в основном черникой, костяникой, белой и черной смородиной, жимолостью и земляникой. Ели смородину до оскомины. Опять черника. Группа окончательно опустилась на четыре конечности. Голодающие участники обобрали всю бруснику вокруг лагеря.

Из дичи в горах в основном куропатки, в низовьях рябчики, но не в таком количестве, чтобы прокормить группу. Видим двух зайцев на острове, долго гоняемся всей командой - не ловятся.

Проба на рыбу дала отрицательный результат. Весь день загорали и рыбачили, правда, ничего не поймали кроме одного клеща. На месте хариуса я бы ушел в верховья или притоки. Что-то большое клюнуло на спиннинг, оборвав одновременно леску, поводок, блесну и окончание удилища. Улов пока ограничивается одним большим пескарем. Честь рыбака была спасена.

Хариус от мушек был в восторге, хватал с хода. Щуки тут размером с крокодила. Теперь Серёга убивает рыбу тупой стороной ножа, иногда обагряя раму своего ката кровью. После недолгих прений, решили засолить, потом съесть. Сбылась мечта, поели красной рыбы. Дежурные устали жарить хариусов, просили сжалиться и больше не ловить. Столько рыбы есть нельзя.

Сварили два котла грибов (плюс раскладочные гречка с мясом). И съели. О-о-о! Что это был за суп! Никого нельзя было оттащить за уши! Ведро этого удивительного кушанья легко уместилось в наших желудках. После грибов все живы. Маринка съела их пять штук - ждем, когда помрет.

Вечером, посчитав сколько прошли, сколько осталось, выношу вердикт - увеличить нормы расхода продуктов: сахара и мяса в полтора раза, муки в два раза! Вердикт был встречен всеобщим ликованием, песнями, плясками и народными гуляниями по косе. Общим собранием постановили - отдыхать и доедать барана. Очень хорошей прибавкой к раскладке был олень, которого мы купили у местных.

Вообще вечером была обжираловка. Сбылась мечта об огромном бутерброде с толстым-толстым слоем масла. Обед оказался слишком сильным - практически никто не смог подняться, и все разлеглись на солнце вокруг. На первое - великолепная уха, на второе - жареный хариус, на третье - блины с хариусовой икрой, на четвертое - крепко заваренная чага. Обед мужики проглотили мгновенно и тут же затребовали ужин. Ужин был как в ресторане. Начали с жареных рябчиков, продолжили жареным ленком и в завершении всего - бульон из лося. На нем мы и сломались - недоели. Первый раз в жизни видел, как завхоз уговаривает группу съесть еще немного колбаски. Наконец удалось накормить вечно голодного Костика.

Оказалось, что многие поправились: Денис на 5 килограмм, Аня то же где-то столько же, Стас на 3 килограмма. Вот что, значит, ходить с голодной раскладкой в 600 грамм на рыло!

Снаряжение

СРЕДСТВА ОТ ПРОСТУДНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ - спирт - 1 л

Нашили на панамку кубики пенопласта. Очень всем понравилось, и шли в ней по очереди. Портянки мягкой хлопчатобумажной ткани хорошо впитывают влагу, на привале их можно выжать.

Вечером тщательно осмотрел свои штаны, зрелище печальное. Юрик убил всех своими штанами, сшитыми из тельняшки. Вид этих оборванцев-хиппарей невозможно описать. Рабочие джинсы мокрые, нашелся лишний пакет, проделал в углах дырки и натянул на шаровары, как памперсы. Стала походить на водного бомжа.

Пила типа "Дружба-2". Бросательные концы типа "Морковка" и "Бомба". Рюкзак модели "черная дыра", в который помещается ВСЕ... Индивидуальное снаряжение: шлем, зажим для носа. Бывает двухместная - обычно для занятий любовью, а бывает - четырехместная, для сна.

Один из мужиков, посмотрел на нашу лодочку и покрутил пальцем у виска. На каркасных каяках с мягкой оболочкой можно идти только по берегу! По ЭТИМ порогам удобнее всего ходить в неопреновых ботах.

Для повышения устойчивости Щуки хорошо залить в нее литров 50 воды. Надувная байдарка "Ватерфлай" в первый же день получила пробоину и шла в полузатопленном состоянии весь маршрут.

Подвязали бревна к бокам ката, чтобы ударяться ими в прижимах. Хотят проходить Нижний каньон, скомбинировав четверку и двушку в какую-то непотопляемую конструкцию. Кат превратился в связку надувных подушек, крайние из которых болтались под ударами волн. Такое впечатление, что каркас у 4-ки пластилиновый, а нос и корма существуют независимо друг от друга. Экипаж, сплавлявшийся на этой конструкции, заявил, что он жить хочет, и дальше на этом не пойдет.

Фотографии

"Ты фотопленку взял? Нет?!!!…а зачем поехал?!!!" Правду надо снимать!

И вот мужской экипаж стоит у ката с суровыми лицами и веслами в руках. Фото 4. Вытаскивание бревна из препятствия № 3. Леша на фоне Баргузинского хребта. Вася в сердце Хаджохской теснины.

На обложке отчета запечатлен момент засасывания К-1 воронкой в пороге "Текдельпень2". На фото все наши "двоечники" сидят по шею в пене и отчаянно борются за жизнь. Сопровождаемые стеклянными глазами цифровых видеокамер. Видео должно получиться замечательным.

Катамаран встал в сливе, к большой радости видеооператора. Сразу налетели фотографы и кинооператоры. Фото и теле уже здесь, ждут аки стервятники. Лихорадочно стрекочут кинокамеры.

По фильму, вообще, кажется, что судно само идет куда надо, а некоторые безуспешно пытаются ему помешать. У меня даже фотография есть такая - я с надутыми щеками в этом сливе на четверке. Вообще смотреть на байдарку всегда было страшно и весело одновременно.

С утра занимались фотоохотой на мышей. Бегали с фотоаппаратами за мышами-пищухами. Мы бегали и искали Антона повсюду, а он сидел с фотоаппаратом и ждал, когда через порог прыгнет хариус. Всей толпой кидаемся фотографировать какого-то ишака, запряженного в тележку. Ромка фотографировал муху, а Артем - Ромку, фотографирующего муху.

Утром народ не слушая моих увещеваний о том, что сначала нужно собраться, а потом уже фототься, ошалело побрел как под гипнозом на водопад и там, около 1-1,5 часа заворожено тусовался. Имеется около 900 фотографий. Кадры получились потрясающие.

Фотографии в очень малой степени передают необыкновенную красоту этого места. Вообще он очень переживал за видео материал и требовал экстрима. Мало феерического видео.

Входной вал 2.5-3м был заснят на кино с воды, правда, после него оператор едва не выронил камеру. Мой фотоаппарат заработал!!! Вся вода из объектива испарилась.

Это было страшно красиво. До слез жаль, что осталось за кадром. Как всегда, самое интересное заснять не удается. Весьма занятное зрелище, жаль, нечем было щелкнуть. Жаль, что вся фото- и видеоаппаратура по случаю сильного дождя, преследующего нас уже третьи сутки, была наглухо задраена в гермомешке.

Камера отказывается в таких условиях работать. Он то снимал, вот только камера была не включена. Пленка в видеокамере кончилась за несколько секунд до нашего киля.

Фотографии отсутствуют, т.к. один фотоаппарат был утоплен по неосторожности, а второй оказался неисправным. Из трех фотоаппаратов в походе сломалось два, а третий рвал пленку. Фотоаппарат промок напрочь, и наш поход приобрел мифологическую окраску.

2007 г.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100