Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

Карельские зарисовки
(Записки чайника - 2)

Автор: Владимир Логинов (Ульяновск)

Дали Карельских озер
Будут нам часто сниться,
Юности нашей простор
В далях этих озер.

Ю. Визбор

И вот прошел год…

Много было рассказано о походе, Саянах, Оке, Орха-Боме и хариусе.

Много нового произошло за этот короткий отрезок моей не очень скучной жизни.

И вот однажды… Звонок. Позвонил Большой: "Надо увидеться!" А при встрече он спросил: "Идем на Ладогу?", "Идем!" - с радостью, ответил я. Так двумя словами была решена судьба данного мероприятия.

Но это еще были только слова. Надо было многое решить. Кто идет? Когда? На чем? Да и многое-многое другое.

Компания быстро набралась. Это - Саша (Олешкевич Александр, он же Большой), Наташа (Олешкевич Наталья, его жена, она же Большая), Лена (Е. Трухина) и я - Володя (В. Логинов).

Опять старая проблема - это снаряга! И снова все помогали, как могли. У Клюшкиных обжился рюкзаком и спасом, Серега Долженков помог гидроупаковками.

Байдарки взяли на Автозаводе, помог Володя Трухин. Они оказались почти новые, поэтому необходимо было их леить.

Поход начался у нас еще задолго до отъезда. Двумя неделями раньше мы собрали команду с друзьями и отправились в Панскую Слободу для проклейки и обкатки байдарок. В тот день штормило, поэтому выбрали тихий, закрытый от ветров, заливчик на правом берегу Волги.

Было интересно первый раз собирать байдарку, клеить её. Первый раз прошёлся на ней по водной глади волжского залива. Первые ощущения, честно говоря, были не очень. Два раза у меня была возможность кильнуться с Сергеем Долженковым. Вот тогда я понял, что хождение на байде, это не шутка, и мне придется многому учиться.

Но назад ходу нет: билеты куплены и рюкзаки собраны…

День отъезда. Это день, когда идут последние приготовления, в голове бардак, надо что-то подшить, подлатать, вспомнить что ещё забыл сделать.

Родители на этот раз не провожали, уехали в деревню. Провожали меня Катя и брат.

Поезд до Москвы потом, до Лодейного поля. Оттуда на поезде до Питкяранты.

Вот она Ладога. Здравствуй!

Последние звонки на родину, покупка продуктов и мы на песчаном пляже Ладоги. Началась долгая и кропотливая сборка байд.

Как и год назад, мои глаза округлились от увиденного барахла, которое я взял. Не уже ли эту большую груду вещей нужно уложить в такую маленькую байдарку. Даже если мне и удастся все это загрузить в байду, я не представляю, где будет размещаться экипаж…

Главное в байдарке - это руль

Еще в Ульяновске, находясь в тур.клубе я отыскал эту необходимую часть любого корабля. В дальнем углу подвала находилась большая груда новеньких рулей и педалей к ним. Не знал я тогда историю происхождения этого лома, но вернемся на бескрайние воды Ладоги...

Как тщательно я устанавливал новенький руль, регулировал тяги для подъема и поворота. Все работало идеально. Но тогда я еще не знал, какое разочарование ждет меня впереди.

Байда в сборе, вещи в кишках (гермоупаковках), пора укладываться...

Первая неудача. Черви, которые с таким трудом были добыты, не выдержав длительной перевозки, все издохли. Саша отправился на поиски замены драгоценного груза, а я начал увязку вещей...

Неудача вторая. Укладывая рюкзаки и "кишки", я понял историю происхождения груды рулей в тур.клубе: оказывается, педали занимают очень много места, а нужно еще уложить вещи в байду. Педали и тяги клинят, царапая гермоупаковки. Но в голову пришла гениальная мысль, взять да и привязать тяги к шлепанцам. Так и сделал. На суше все работало нормально.

Наконец, пришел Саша, и не с пустыми руками. Баночку червей он набрал. Я рад, рыбалка у нас будет.

Спускаем на воду наши корабли, пора в долгий, опасный, но очень увлекательный путь...

Волны мягко омывают идеальные обводы байдарки. Как будто ласкают теплыми ладонями ее бедра, немного подталкивая вперед. Радужными звездами блестят капли на дюралевом весле. Первые гребки были робки и неуклюжи. И наша байдарка шла зигзагом, все время искала нужное направление. Всему виной оказался тот самый, "необходимый" на каждом корабле, руль. Так как педали были заменены тапочками, руль клинило то вправо, то влево. С тех пор наш корабль продолжал движение под гордым названием "Зигзаг". Единственно правильным решением, было - поднять лопасть руля. Байда сразу пошла ровнее.

Мы с Леной стараемся догнать Больших, нагнали только около островов.

Взмах весла, другой, левой, правой. И мы отдаляемся от материка, от большой земли, все дальше и дальше. Вот уже перед нами первая гряда островов, узкие проливы, гранитные берега. здесь еще пахнет цивилизацией, много стоянок, костровищ. Рыбацкие лодки возвращаются с уловом домой. Шум города последним окликом просит вернуться, как бы говоря нам: "Куда, куда вы уходите? Бежите от тепла, крова, мягких постелей". Манит своими огнями, стараясь затянуть в свою суету. Город дышит теплом и комфортом, а перед нами небо все гуще затягивается серыми облаками, Ладога встречала ульяновских первопроходцев прохладным ветерком. У нас за спиной по-прежнему дымит заводская труба, но мы уже не с ним, мы уже далеко от его зеленых улиц, шумных магазинов и телефонных будок. Да, как хорошо погрузиться в объятья первозданной матушки-природы!

Белые ночи и теплые воды

Первая стоянка. Как много смысла вложено в эти два небольших слова: первый ужин на костре, подальше от газовых плит; чай с дымком на мягкой ладожской воде, стопка по прибытию, купание в озере.

Вода на Ладоге в этот год была очень теплая, даже на Волге было прохладнее, чем на Севере. А самое главное, температура воды была одинакова как на поверхности, так и в глубине прозрачных вод.

Первая черника, найденная на этом небольшом островке была мелковата, но все-таки ароматна. А так же земляника, северная земляника в августе месяце! Ах, какой запах! Аромат!

Пересекаю остров и выхожу на его берег. Передо мной открылась огромная нескончаемая гладь озера. Справа и слева небольшая гряда островов, а посредине огромное "море". Ближе к вечеру поднялся ветерок, который стал нагонять хорошие волны. Они, родившись где-то в открытой воде, далеко от берега, набирая силу и мощь от своей матушки-Ладоги, перекатываясь друг через друга, с шумом и грохотом ударялись о прибрежные гранитные скалы. Громадная сила воды старого северного озера уже тысячи лет пытается покорить сушу, размывая и круша все на своем пути, иногда выигрывая битву превращая многотонные гранитные глыбы в мелкую розовую речную гальку или уступая территории в засушливые периоды оголяя подводные камни и острова, создавая новые косы гранитные пляжи. Вот так и сейчас, громадные тяжелые волны с грохотом наваливались на очередной каменный массив но, не выдержав сильного отпора, взрывались, превращаясь в серебристую водяную пыль. И эта борьба между водой и сушей будет продолжаться вечно.

Насмотревшись на борьбу двух непокорных стихий, вспоминаю Панскую.… Как же мне противостоять Ладоге. А может не стоит бороться с ней, может лучше, принять все как есть и, пользуясь её мощью и силой достигать своей цели. Посмотрим, как завтра примет нас древнее озеро.

Непонятные чувства нахлынули в голову, толи страх перед неизвестностью, толи не уверенность в себе (смогу ли я управлять хрупким суденышком) - непонятно. Надо идти в лагерь. Будет что будет…

Посидев у костра, забираемся в палатку. Я еще долго расспрашивал Лену об основах хождения на байдарке: как правильно сидеть, как управлять. За этим разговором не заметил, как Большие уже уснули, да и сам у же стал заметно зевать, хотя было видно сквозь открытый полог палатки, что небо оставалось по-прежнему ясным и светлым. Посмотрев на часы, удивляюсь тому, что уже за полночь, а по ощущению казалось, что не более шести часов. Так как раньше я не видел "белые ночи" было просто удивительно. Ну, правду говоря, это были не совсем белые ночи, но все-таки очень интересно.

Начало - заветное слово Большого
(А.С. Гаврилов)

Раннее утро. Солнце озарило поляну, чуть слышен шум накатывающихся волн. Очень тепло, тихо и светло. "Отличное утро!" - радуюсь я.

Плотный завтрак, упаковка гермяшек, наконец, отсоединил рулевое управление. Ломаю голову, куда же это все деть. Пришлось скачать одну камеру в корме, чтобы на ее место уложить руль. Жигулевскими камерами у нас были набиты нос и корма, как дополнительный запас плавучести в аварийных случаях. Последние корректировки маршрута, сверяем ориентиры с картой и в путь. В путь долгий, увлекательный, может быть немного опасный…

Питкярантские шхеры. Розовый гранит

Утро солнечное, небольшой ветерок, тихо и тепло. Идеальное начало для меня, чтобы привыкнуть к Байде, почувствовать воду.

Отчаливаемся. Пока все хорошо. Движения немного неуклюжи, но уже стала появляться уверенность в руках. Стараюсь не отставать от Больших. Замечаю одну особенность: стараясь догнать байдарку Саши и Наташи, гребу из всех сил, из-за этого корму бросает то вправо то влево, а у них байдарочка скользит как по струнке. Решение только одно - сильно не гнать и подстроиться к ним в корму. Это для того чтобы наша Байда не разбивала волну, а скользила по спокойной воде за их кормой.

Переплывали проливы от одного островка к другому, понемногу учась управлению нашим зеленым "Зигзагом". И мы, в составе четырех бесстрашных первопроходцев из г. Ульяновска, добрались до маяка.

Первая остановка. Выходим на берег, чтобы размяться и искупаться. Я хватаю фотоаппарат и ухожу бродить по острову. На Большую землю мы еще долго не попадем. Вокруг нас вода, вода, вода…

А еще гранит. Ах, какие здесь берега. Чистые красные гранитные массивы с небольшими прослойками гранита другого цвета или белой слюды. Иногда они похожи на бутерброд с вареной колбасой с прожилками жира и сыра, украшенным пучками свежей ароматной зелени, лежащий на голубом блюдце.

Там зародилась традиция - каждая стоянка должна включать в себя купание в теплых водах Ладоги. Сделав несколько снимков, отправляюсь купаться. Да, вода действительно теплая! Мягко ласкает она своими ладонями, качает на своих перинах. Групповой снимок и дальше в путь. Пора, пора…

Первая встреча

Переплывая от одного острова к другому, добрались до острова Сюснюянсари. Причалились к берегу. Организовав небольшой костерок, заварили чай для перекуса. Большой обед не делали, решив обойтись горячими завтраком и ужином, а на обед легкий перекус с чаем. Это хорошо экономит время, да и в жару не охота было есть. Пока заваривался чай, к нам подплыли две байдарки. В них находились трое мужчин и женщина. Все они средних лет, загоревшие, крепкие, веселые. Меня привлекли внимание их суда. Байдарки, по конструкции, были похожи на наши, но шкуры были совершенно другие. Наш "Таймень" сверху был покрыт брезентом, а их байдарки тонкой, но прочной ПВХ тканью яркого зеленого цвета. Вместо лей, эта шкура предохранялась от истирания белым кантом. Так что Байды выглядели очень симпатично.

Наши руководители встретились и долго разговаривали. Они оказались группой туристов с Питера. В их составе, было, пять байдарок, соответственно команда из десяти человек. Но об этом потом. А пока крепкое, дружеское пожатие рук, удивление с их стороны, когда узнали, что мы из Ульяновска. Так как редко кто ходит в питкярантских шхерах, и обычно начинают путь в городе Сортавала, объяснили они нам. В местных шхерах мало островов, поэтому приходиться идти открытой водой без прикрытия островов, что опасно, когда ветер дует с юга, т.е. с открытой Ладоги. По разговору понимаю, что питерцы стоят где-то в соседнем заливчике, что в этом году необычайно теплая вода и нам очень повезло, т.к. обычно средняя температура в озере 14-16 градусов и редко достигает 20 0С. А сейчас, по ощущению, вода нагрелась до 25 0С.

За кружкой чая решаем остаться на ночевку здесь. Хотелось продолжить общение с командой Питера. Перетаскиваем байдарки с воды к лагерю, ставим палатку, натягиваем тент, готовим костровище и запас дров - стандартный комплекс занятий по благоустройству лагеря. Есть теперь немного времени походить по острову, собрать ягоды для вечернего киселя, познакомиться с карельской природой.

Вечерний кисель. Белая церковь

Саша, взяв удочку, пошел на рыбалку. Я, долго копавшись, снарядил спиннинг и отправился на обрывистый скальный берег. Бросал долго, но безуспешно. Испробовал почти весь свой арсенал. Скорее всего, неудача на рыбалке произошла из-за того, что была очень теплая вода и низкий уровень. Теплая вода, благоприятствующая человеку, плохо влияет на обитателей водных просторов, поэтому крупная рыба старалась уйти на глубину, а т.к. был малый уровень, оптимальные глубины находились далеко от берегов. Но с плотвой нам повезло, Саша один сумел снабдить нас отменным ужином, состоящим из отборной жареной плотвы.

После ужина необходимо отдохнуть. Взяв пенки-коврики и 6-ти литровый котелок киселя, уходим на высокий гранитный мыс, далеко выдающийся в озеро. О, как хорошо, расположившись на мягком серебристом ягеле, подстелив под себя коврик, лежать на вершине скалы. Пить ягодный кисель, смотреть куда-то в даль, ловить солнечные зайчики, пускаемые приветливым теплым вечерним солнышком. Слушать рассказы о прошлых походах, стараться представить себя в тех прекрасных местах, и мечтать, мечтать, мечтать…

Вглядываясь в даль, мы замечаем на горизонте высокий белый шпиль вокруг темно-зеленой полоски, словно какая-то подводная лодка поднялась из темных холодных глубин и выставила свой серебристый перископ. Сориентировавшись по карте, решаем что это странное видение является Валаамским архипелагом, а белый шпиль посередине - церковь на территории Валаамского монастырь. С тех пор, все наши стоянки располагались так, чтобы обязательно был виден Валаам.

Морской волк - ладожский кот

Вечерело. Кисель закончился, стали немного донимать комары. Пора возвращаться обратно, да и обещали прийти в гости к питерцам.

Собравшись, по узкой извилистой тропинке, сквозь заросли черники, идем в гости. По-пути едим чернику, чем дальше от цивилизации, тем крупнее и слаще. Вымазались в ней как дети.

Среди вековых елей и сосен, на берегу небольшого залива, соединяющегося живописным проливом с большой водой, расположились яркие полусферы палаток, будто скорлупки пасхальный яиц. Возле костра был установлен добротный рубленый стол, а над ним, словно подарочная бумага, растянут тент. Когда мы подошли, народ хлопотал по хозяйству, женщины готовили ужин, мужчины осматривали шкуры байдарок и "набирали" (укладывали) сетки. Да, кстати, с численностью команды я ошибся. В питерскую группу входили еще животные - верные спутники человека: собака - такса, у нее были парализованы задние лапы, а также две сиамские кошки. Они были настоящие "морские волки", даже я бы сказал морской волк и два морских кота.

Конечно, возникал вопрос, как эти создания переносят такие путешествия? Это ведь и качка, и ограниченное пространство, да и дневной переход долгий. Ну с собакой еще было как-то понятно, а как же быть с такими животными, которые не любят воды, как кошки. Как они переносят своё нахождение в неблагоприятной для себя среде?

Хозяева этих животных нам объяснили, что собака и кошки с ними ходят уже очень давно, и что привыкли уже к открытой воде и качке. Собака лежит спокойно на дне байдарки, а кошки свободно гуляют по рюкзакам и обводам байдарки. В шторм кошки, как настоящие подводники, заползали в нос Байды и не высовывались до тех пор, пока не утихнет погода. Наташа осталась с кошками, она очень рада была такой встрече, а мы с Сашей ушли на берег посмотреть на необычные суда, пришвартованные к берегу.

Две байдарки, я уже о них писал, действительно оказались Тайменями-2, только со шкурами фирмы "ТРИТОН", один обычный Таймень, потом еще какая-та "тритоновская" байдарка (или ЛАДОГА, или СВИРЬ).

Но больше всех меня заинтересовало одно судно, желто-синего цвета с большой желтой надписью на борту "TRITON". Если вспомнить рассказы Фенимора Купера, индейца Чингачгука, Зверобоя, северные колонии Англии и Франции, то можно догадаться, какая лодка предстала пред нашими очами. Да, это настоящее индейское каноэ! Т.е. байдарка - точная копия индейского каноэ. Ах, как хотелось сесть в неё, и проплыть вдоль островов, через узкие проливы забраться в самые глухие и дикие места. Представить себе, как где-то в глухих зарослях прибрежного кустарника наблюдают за тобой пара зорких глаз, звенит на ветерке тетива старого индейского лука, свежий след на влажном лишайнике, оставленный кожаным мокасином.

В разговоре, мы узнали, что питерцы ходят уже лет пятнадцать. Что Ладогу они прошли вдоль и поперек. Они были удивлены, что здесь встретили группу из Ульяновска, да и вообще в районе Питкяранты редко кто ходит. "Суровые берега окружают нас и мало мест, где можно укрыться от разбушевавшейся стихии," - говорили они нам - "Только опытные ходят здесь."

Было лестно слышать такие слова в наш адрес.

Уже уходя, питерцам на мобильник (в очередной раз убеждаюсь, что сотовая связь помогает) приходит сообщение о том, что к нам движется циклон, и завтра придут дожди и похолодание. Надо идти спать, завтра будет трудный и долгий день.

Первый шторм. Катание на волнах

Утро. Пасмурно. Питерский прогноз оказался верным. Серые тучи заволокли весь небосвод, яркий и солнечный облик гранитных берегов, который вчера восхищал наш взор, показал свой хмурый и тяжелый характер. Заметно похолодало, повеяло сыростью Севера. Одна радость - Ладога, все еще теплая и желанная.

Сбор рюкзаков, упаковка байдарок - скоро в путь. Усаживаемся в Байды, проверяем спасжилеты, фартуки, уравновешенность судна, чтобы никакая мелочь не могла привести к беде. Ведь главное в любом походе - это безопасность, нельзя полагаться на "авось". Но у нас все серьезно, все проверено-перепроверено. Двигаемся дальше в путь.

Циклон принес с собой мелкий моросящий дождик. Дождик окутал нас серой мокротой, как будто вокруг свисает паутина вся пронизанная утренней росой. Сырость проникает через гидрашку куда-то глубоко внутрь. В голове крутится мысль: " Неужели весь оставшийся путь придется продолжать в сырости и холоде?". Стараюсь выбить из себя такие мысли, но мы уже выгребаем из-за поворота и входим в неширокий пролив, встречный северный ветер заставил забыть о такой мелочи как дождь и холод, и с силой навалиться на весла.

Перед нами расположился небольшой островок Сикосари, узкий, но длинный. По карте, этот остров имел продолговатую форму и протянулся на несколько километров с севера на юг, так что ветер дул вдоль него, набирая силу еще далеко в заливе. Остров можно было обойти слева, по самому кратчайшему пути, но при этом мы выходим на открытую воду, где самый сильный ветер и большие волны. Поэтому, в целях безопасности, решаем обойти остров справа ближе к материку.

Продвигаемся дальше вдоль острова по узкому проливу. Берег острова пологий, но чем дальше мы продвигаемся на север, тем берег становится выше, пологие террасы уходят в глубь острова прямо от берега на высоте человеческого роста.

Чем дальше на север, тем сильнее дует ветер. Стал немного уставать. Одной лопастью загребаешь, а другая работает как парус. А все из-за того, что лопасти весла находятся в одной плоскости, а в данной ситуации необходимо перекрещивать лопасти и тогда поднятая "сухая" лопасть не будет парусить. Сделав так, грести оказалось легче.

Когда дошли до края острова, изрядно устали бороться со встречным ветром, а необходимо было еще обогнуть его. Проблема была в том, что при развороте байдарку надо поставить лагом, поперек волн. Этот опасный маневр может привести к перевороту, с учетом того, что около берега волны были гораздо выше, а скальный берег был напичкан множеством больших гранитных валунов и затопленными деревьями.

Решаем с Леной, что нужно как можно дальше отойти от берега и, выждав момент, быстро развернуться на месте…

Все дальше и дальше отходим от берега, ждем подходящего момента…

Пора, пора разворачиваться уже, а я все медлю, выжидаю. Надеюсь на то, что следующая волна будет поменьше, чуть-чуть слабее. Но они, наоборот, с каждым разом все выше и выше. Ждать больше нельзя! Влезаем на гребень волны, резкий разворот и мы с Леной летим как на крыльях, подгоняемые ветром, словно белокрылый Пегас парит над водой и своими крыльями срезает верхушки волн.

Грести почти не приходится, взобравшись на гребень волны и чуть сдвинувшись вперед, будто скатываешься с горы, только подгребаешь чуть-чуть, чтобы находиться в данном положении и рулишь.

Скорость неимоверная! Все вокруг проносится так быстро, что не успеваешь осматривать береговую полосу для поиска стоянки.

Ни разу не катался на серфинге (наверно правильно написал), но ощущения, скорее всего, те же.

До середины острова долетели в считанные секунды…

Первая бухта.

Точнее сказать, это не бухта, а так, небольшая впадина в глубь острова. Небольшая терраса в виде гранитного балкончика на высоте 30-40 см. Чем-то напоминает речной порт, к которому подходят большие корабли. Волны хоть и по спокойней, но все-таки нет-нет, да и бросят байдарки на камни.

Сходим на берег, не забыв крепко привязать чальные концы за ближайшие камни. Крутой берег поднимается над водой на 5-7 метров. Редкие кривые сосны торчат из расщелин гранитных массивов. Мхи и лишайники покрыли весь берег, среди них большими островками разрослась маленькая черная ягода - шикша.

_______

Шикша - невысокое растение, с короткими стеблями и маленькими жесткими листьями. Ягоды, как маленькие черные бусинки, прикрепленные между стебельком и листочком, имеют приятный немного пресноватый вкус.

_______

Подойдешь к такому кустику, захватишь рукой несколько стеблей с ягодами, потянешь на себя, а в ладони у тебя отменная горсть черных, абсолютно круглых бусинок или икринок (похожи на черную икру). Сдуешь с ладони мусор и листву, а все остальное в рот. И такая приятная свежесть во рту. Кислоты совсем нет, почти пресная влага, откушал 3-4 горсти шикши, и напился.

Шикша - это хорошо, но нам нужно искать ночлег, а здесь на голых камнях палатку не закрепишь, и обдувает со всех сторон. Снова в байдарки.

Дошли до второй бухты.

Вид с воды - "очуметь!" Красный и розовый, немного потемневший со временем, гранит окружает нас со всех сторон. Сказка, а не стоянка. Но опять беда: на верху бушует ветер (сдует ночью вместе с палаткой), а внизу сырость (болото и камыши).

После продолжительных скитаний, не найдя подходящей стоянки, принимаем решение - пролив ПРОХОДИТЬ!!!

Очередная проверка снаряжения: фартуки, юбки, равновесие байдарок, крепление сидений (чтобы не скользили) и многое другое. Уточняю направление движения, согласую с Сашей наши действия, варианты всевозможных случаев, варианты спасения. Ведь нам проходить 5-ти километровый пролив, а тут все может быть.

Ну, все готово. В путь.

Большой переход

Отходим от берега. Волны бьют в правый борт, поэтому берем курс под 45 градусов к ним, чтобы не встать лагом и не перевернуться. Лена получает первую порцию душа с гребня волны, а я в ответ умываюсь водой с ее весла (вспомнил о своих утопленных очках, как они мне сейчас нужны). Глаза забрызгиваются водой, подгоняемой встречным ветром, поэтому гребу, прищурившись, почти на ощупь.

Смотришь в даль, а берег напоминает тонкую смазанную полоску. Как далеко!

Гребешь из-за всех сил, кажется, что стоишь на месте. И только через полчаса понимаешь, что полоска становится толще и четче.

Большой (Саша О.) с Наташей шли на своей байдарке чуть левее от нас. Их байдарка, как стальной клинок, разрезала черные горбушки волн, с легкостью остро отточенного лезвия сбривала белые кудри водяных барашков, разбрасывая их то вправо, то влево. Казалось, что они немного подныривали после каждого наката волны, будто зеленая субмарина тяжело, но уверено идет к своей цели.

Мы с Леной плетемся позади. Я загребаю на волну, боясь встать перед ней лагом, поэтому ухожу все больше вправо. На середине пролива, ветер усиливается, и волны, разбивающиеся о нос Байды, уже "приятной" свежестью накрывают меня.

Почему-то думаю о нижних завязках спасика, а крепко ли я их закрепил.

Ой! Тонкой холодной струйкой скатывается по горячей спине новая порция забортной воды. Вода стала просачиваться сквозь спасик и точно там, где юбка отходит от гидрашки. Ладно, хоть так, а если были без фартуков и юбок? Устали бы выгребать воду из Байды.

Небо заплакало. Тонкие волосы русалки опустились с нависшей над нами тучки, прохладной влагой касаясь наших лиц. Мокро сверху, мокро снизу.

Ба! Питерцы показались на горизонте. Они, как военный конвой прошли строгим, прямым курсом далеко от берега. Казалось, будто их вовсе не беспокоят этот ветер, эти волны, будто они идут не на хрупких суденышках, а на морских крейсерах. Молодцы!

Долго ли, коротко ли, но мы неумолимо двигались все ближе к цели, к тому берегу, к тому маяку, который я уже пол часа старался разглядеть. А маяк ли это? Дощатое сооружение, с крышей и стенами, окрашенное в белый цвет, с темной крышей. Может это маяк, а может это, какое-нибудь памятное место как то, что встречается в Саянах и часто посещаемое местными жителями. Не знаю.

Крутой каменистый берег, поросший редкими соснами, как щетиной, предстал перед нами. Высокие гранитные уступы свисали над нами, а в трещинах произрастали крепкие коренастые сосны. Некоторые умудрялись вырасти даже на вертикальной стене. Все время удивляюсь, как им это удается, какую силу нужно иметь, чтобы противостоять силе камня и вездесущим ветрам?

Обходим высокую скалу, стараясь найти тихий омуток для отдыха и согласования следующих действий. Пока Саша сверяет наше расположение по карте, я вычерпываю воду из под своего сиденья накопившуюся за время перехода.

Решено обойти остров и встать на первой подходящей стоянке, так как все устали и вымокли.

Обходим несколько островов. Дождь ведет очередное противоборство с ветром, заглушая его порывы крупными каплями, но неожиданно ветер набирает силы и одним порывом прогоняет тучи, правда, на их место, подгоняя другие.

Саша с Наташей уводят нас все дальше и дальше, в поисках наилучшего места для ночлега. Лена и я уже начинаем уставать. Я предполагаю, что если в ближайшее время не пристанем к берегу, спать нам придется прямо в байдарках.

С Леной делаем маневр и уходим вправо к берегу, им ничего не оставалось, как развернуться и пойти за нами. Переваливаясь через очередной вал, добираемся до берега.

Островок, на который нас загнала погода, представлял собой форму кисти руки, где основная часть острова походила на ладонь, а выступающие узкие мысы ассоциировались с пальцами. Вот на одном таком мысе-пальце мы и зачалились.

Выгружаем вещи, ставим палатку, натягиваем тент…

…заготовка дров, розжиг костра и многое другое, что необходимо для ночлега. С учетом того, что дождь не прекращается ни на секунду и все промокли до нитки, да мертвецки устали.

Пока что-то делал (тент, дрова и т.д.), был на как автопилоте, усталость была, но сильно не донимала. Но как только все было закончено и, встав под тент, вдруг ушел в какой-то ступор, что было все равно. Только одна мысль: "Чего я тут забыл?!!"

Спасла ситуацию Наташа. Та, которая всегда противилась употреблению спирта, даже в "медицинских целях"! Она первая (если не ошибаюсь) предложила срочно употребить СПИРТ. Срочно развели его в кружке и разлили на всех. Выпив и закусив его гречкой с тушенкой, душа стала размякать, а жить стало легче…

…После второй, было все отлично, тепло и сухо. Правда, я успел переодеться в сухое, а мокрая одежда осталась висеть под дождем, сушить будем завтра. А теперь СПАТЬ!

Небольшое отступление (Сон в летнюю ночь)

В далеком уголке огромной вселенной на одной голубой, живущей своей жизнью, планете. На одном из прекрасных пресноводных озер. На острове зеленом и одиноком, как и многие другие островки, разбросанные в северных ладожских шхерах, стоит маленькая синяя палатка. В ней спят здоровым крепким сном друзья, сплоченные одной идеей, одной душой. Четверо уставших, измученных дальним переходом, но счастливых. Каждый спит, касаясь друг друга плечом, и знает что может доверять друг другу, каждый может положиться на любого.

Во вселенском масштабе - это песчинка, мелкая вспышка, фотон. Малозаметное событие для других, но из таких событий складывается жизнь, дружба, любовь…

Черничное варенье

Утро. Моросящий дождик не затихал всю ночь. Проснулся от ощущения чего-то мокрого под своей головой. На дне палатки образовалась небольшая лужа. Оказывается, от долгого дождя тент палатки намок и провис, касаясь палатки. Тонкой струйкой, дождевая вода пробиралась к нам внутрь и скапливалась на водонепроницаемом дне, как раз под моей головой.

Дождь не прекращал свое мокрое дело, и выходить было не охота. Перенесли завтрак на более позднее время. После завтрака Саша с Леной стали учить меня карточной игре "1000". Наташа, предугадав событие, тактично отказалась. Три часа игры в "1000", я бы заменил на греблю. Игрок из меня никудышный.

Итог игры: 1 место - Саша, 2 место - Лена, 3 место, набранные очки около 0 - я, Володя. Больше никогда и ни где в эту игру играть не буду!

Дождь, наконец, прошел. Делаем вылазку в глубь острова.

Черника, черника, черника… Много черники. Делаем из полиэтиленовых бутылок емкости для сбора ягод. Тратим оставшееся дневное время на сбор ягод. Та 5-литровка с сахаром, которую позже на фотографии путали с молоком (интересно, кого же мы там могли доить?), дождалась своего часа. Ягоды в котелке были размяты скалкой и смешаны с сахаром. А через некоторое время, над костром, висели котлы, а в них булькало и пенилось первое наше КАРЕЛЬСКОЕ ЧЕРНИЧНОЕ ВАРЕНЬЕ.

Для заинтересованных:

КАРЕЛЬСКОЕ ЧЕРНИЧНОЕ ВАРЕНЬЕ

Собранную чернику необходимо избавить от крупного мусора - веток, крупных листьев. Мыть не обязательно.

В котле размять ягоды, с помощью скалки, добавляя небольшими порциями.

Так как сахара в походе мало, используется пол нормы: 2 части сахара, 3-4 части ягоды.

Варить на малом огне, до загустения (как варенье перестанет пениться). С пеной удаляется оставшийся мусор (листья, иголки, веточки).

После остывания, варенье разливается в полиэтиленовые бутылки (благо, на берегу их много) предварительно вымытые крепким отваром чая и марганцовки. После чего закрываются и бултыхаются где-то в корме байдарки до окончания похода.

Дома необходимо добавить сахара и переварить. А после, долгими зимними вечерами сидеть в кругу друзей за самоваром (можно и за чайником), пить чай с черничным вареньем и вспоминать дальние походы. А потом в путь, снова в путь…

Первое варенье, чай, халва - райское наслаждение.

В этот день мы никуда не ушли. Дневку потратили на сбор ягод, варку варенья, сушку одежды. Вечером ушли на рыбалку.

В этот раз я тоже наладил удочку. Саша, Лена и я - удили рыбу. Основой нашего улова составляла плотва, иногда попадался мелкий сиг. Рыба, живущая в мягкой и чистой воде, очень вкусная, даже сладкая. Вечером жарили плотву и наслаждались ее превосходным вкусом.

Если говорить о еде, то водные походы, что по быстрой горной реке, что по огромному озеру, всегда отличаются большим разнообразием питания. А рыба является неотъемлемым продуктом в таких походах. А жареная, для многих и любимым блюдом.

День, прожитый на этом острове, запомнился мне большим разнообразием событий и впечатлений, полученных от нескончаемого дождя, большого перехода, больших плантаций черники, варенья - вкусного варенья, плотвы и много другого, что не опишешь и не расскажешь.

Сортавальские шхеры

Утром встали рано. Нужно было собраться, позавтракать и пускаться дальше в путь. Исходя из опыта, предшествующих нескольких дней, прожитых на ладожских островах, решаем отправляться в путь ближе к обеду, так как ветер, поднимающийся с утра, затихал после полудня. Легче и безопаснее двигаться, когда волнение на озере небольшое.

Из-за острова показалась моторная лодка, которая, сделав несколько кругов по широкому плесу, направилась к нам. В катере находились два парня. Они рассказали, что каждый год приезжают сюда из Москвы рыбачить, арендуют катер и прочесывают здешние места в поисках рыбы. Еще они поведали нам, что крупной рыбы в окрестностях островов нет из-за низкого уровня воды, так что за крупным судаком и сигом нужно отходить от берегов минимум на 200-300 метров на глубину 10-15 метров. Нам на байдарках такая рыбалка не удобна.

Сборы окончены, дальше в путь. Обходим очередную гранитную скалу, пересекаем какой-то N-ный залив, нескончаемым островам по правому борту нет счета. А мы все гребем и гребем.

За каким-то островом выходим в широкий пролив, за этим проливом раскинулась гряда островов, больших и не очень, покрытых зелеными лесами и абсолютно голых. Это Сортавальские шхеры.

Все-таки мы дошли до них, остается только перейти пролив и вот они шхеры, вот оно - Сортавала.

Небольшое волнение на воде, ветер в правый борт - все так знакомо и проверено, поэтому больших проблем не создавало. Пролив прошли за полчаса. Между двумя крупными островами, огибая отмели и подводные камни, находим узкий проход. Он пускает нас дальше, в глубь островов. Никого не видим, создается такое впечатление, что здесь нет людей. Может дальнее расстояние от населенных пунктов, а может, прошедший циклон отпугнул всех аборигенов.

Долго ли, коротко ли, но два суденышка пробираясь сквозь проливы добрались до ночной стоянки. Хорошее место - узкий и длинный мыс, справа глубокий пролив, а слева мелкий залив.

Беру спиннинг, иду рыбачить. Перемещаясь по береговой полосе, тут и там макаю блесну в надежде поймать щуку, но удача мне не улыбнулась, поэтому возвращаюсь пустой. Меняю спиннинг на удочку и ухожу дергать плотву. Пройдя в глубь залива, нахожу там пересохший пролив, который раньше делил остров пополам. Пересекая его чуть не оставил в трясине сапоги. Дальше двигаться по такой грязи не было ни, сил ни желания. Пересекая остров выхожу на бурелом. Не знаю, что тут было, но со стороны это выглядит так, как будто гигантской гребенкой причесали сосновые локоны острова (полоса поваленных в одну сторону деревьев, шириной около 100-150 метров, проходящая посередине через весь остров). Зрелище жуткое, стараюсь побыстрее пройти его. Вышел на отвесный берег. Посидел, отдохнул. Забросил удочку. Мелкая плотвичка клюет почти сразу. Пытаюсь сменить место, но эта вездесущая мелочь тоже здесь. Размахнулся, прицелился, забросил. Далеко-далеко улетели мой поплавок с крючком и грузилом, но поплавок и не думал вставать, продолжая неуклюже лежать на поверхности воды. "Не уже ли так мелко?" - подумал я. Потянул леску, чтобы перебросить, но не тут-то было. Леска натянулась, зазвенела как струна, и ее подводная часть пошла вправо к водорослям. Оценив ситуацию, я выбирал леску, не давая рыбе уйти в водяные заросли. Все шло хорошо до тех пор, пока не пришло время вытягивать рыбу из воды. Я же находился на обрыве, на гранитной террасе, а до воды было около 2 метров. Вот уже крупная голова леща появилась из воды, удилище, согнувшись в дугу, медленно, но верно поднимало ладожского леща к моим рукам. Но радость была преждевременной, рыбина, дернув головой, соскочила с мелкого крючка и ушла обратно в свою стихию. Окаменевший и огорченный неудачей стоял я несколько минут, сердце часто стучало, готовое выскочить из груди. Грустно!

Я еще долго стоял там, забрасывая удочку в то же место, но поклевок больше не было. Уже на закате добравшись до лагеря, сидел у костра и рассказывал историю, приключившуюся со мной. Засыпая в палатке, укутавшись в спальник, в сотый раз вспоминаю вечернюю рыбалку, леща, серебристые капли на его чешуе и хвост, уходящий в глубину. Хвост, махнувший мне на прощанье, как бы говоря мне: "Пока!"

Прощайте сортавальцы. Вторая встреча с питерцами

Солнышко выкатилось из-за горизонта, умывшись чистыми водами. Утерлось белым облачком, чтобы ярко светить, на радость нам. Солнечные зайчики, увидев свою хозяйку, запрыгали по волнам, заиграли в прятки. Разбудили крикливых чаек.

Пора вставать, собираться, завтракать.

Отойдя от острова, встречаем местных аборигенов - сортавальцев. Они рыбачили. Причалившись к их катеру, уточняем свой курс, расположение по карте. Саша объяснил, что мы идем с Питкяранты (ба, Саша правильно выговорил это географическое название, молодец!). Рыбаки, как с местным знающим аборигеном поговорили о здешних местах, рыбалке, снастях, как будто со старым знакомым. Саша попрощался с ними, мы тоже, и отправились дальше покорять местные просторы.

Пересекая южную часть Сортавальских шхер, вышли в пролив Маркатсимансалми (ну и названия же там, не выговоришь). Пройдя большой пролив, прижимаясь к высокому берегу, обходим небольшой островок. Вот это да! Какая встреча! Питерцы!

Те, которых мы потеряли в день большого перехода, в циклон. Те, которые конвоем прошли на горизонте. Да, это они! То каноэ, так заинтересовавшее меня, кошки-матросы, собака. Они нас тоже узнали. Некоторое время шли параллельным курсом. Наташа даже погладила кошку, гуляющую по корме, как по палубе корабля. Радостная встреча!

Питерцы ушли дальше, а мы зашли за поворот и встали. Перед нами опять красуется белая церквушка Валаама, набегают с монотонным шумом волны, окрашивая береговые камни в яркий розовый цвет (вода чистая и камни розовые сами по себе, просто мокрые камни становятся более яркого цвета).

На высокой площадке, на которой мы обосновались, поставили палатку, натянули тент. Немного пройдя в глубь, натыкаемся на крупный черничник. Крупные спелые ягоды так и просились сами в рот. Чернику собирали все. Каждый хотел привезти домой родным карельский гостинец - черничное варенье. Комары немного донимали, не давая спокойно стоять. Устав от назойливости этих мелких чертей, ухожу на высокое проветриваемое место, пусть тут ягод мало, но хоть комаров нет.

Под двумя соснами расположились небольшие кустики похожие на чернику, но они чуть выше ее и ягоды крупнее и больше похожи на виноград. То растение называется голубикой, а схожесть с виноградом дало ей второе название - северный виноград. Голубика немного кислее, чем черника, но такая же полезная и вкусная. На солнце горит фиолетовым цветом как маленький фонарик, манит своим вкусом. Чем спелее ягода, тем насыщенней цвет.

Рыбалка вечером удалась, наловили много плотвы, так что осталось и на утро.

Карельское блюдо с ульяновским дружелюбием - халва "Дружба" с черничным вареньем. Вообще, черника стала входить во многие блюда нашего пестрого стола. Кисель, разнообразные каши, блины-оладьи, торт, чай, некоторые гурманы использовали и во многих других рыбных и мясных блюдах. А так, черника - вкусная и полезная ягода.

Раз мысль ушла в кулинарную тему, считаю, что водные походы более разнообразны в разносолах и деликатесах, чем горные. И единственный сублимат, использованный нами - это сушеные капуста, морковь, свекла и хлеб (сухари). Капуста, морковь свекла идут на приготовление изумительно вкусных походных щей. Сухари само собой используются вместо хлеба, а еще в качества наполнителя торта-замазки.

Этот поход вообще отличался продуктами от других походов. Примерно четыре дня мы питались свежим (не сушеным) хлебом, большие вилки свежей молодой капусты с удовольствием шинковались в салаты. Много-много упаковок тахино-арахисовой халвы "Дружба", пластиковые коробочки позднее использовались под пиалы для варенья. Очень сытные и вкусные обеды и ужины готовили нам Наташа и Лена. Отношение к завтракам оставалось консервативным - это молочные каши рисовая или манная, и овсянка. Каши всегда сдабривались свежими ягодами. Это вкусно и красиво!

Пищевая раскладка - неотъемлемая часть любого похода, а правильное распределение продуктов является важной и необходимой работой завхоза. От того, как завхоз распорядится продуктами, зависит сам поход и физическое, а также, моральное состояние команды.

Вечер. Спокойное море Ладоги. Редкий крик чайки будит дремлющее сердце, уставшее от пережитого дня.

Всё. Спать, спать…, спать…

Тайга на острове. Гитара у костра

Утро. Подъем дежурных. Овсянка! Так начинается очередной веселый день наших скитаний.

Катаясь на волнах, двигаемся дальше. Острова, острова, острова. Кругом острова. Розовый берег яркой полоской окаймляет синее озеро, как большое зеркало в красивой рамке. Зеленые шапки сосен торчат на вершинах скал.

Вот так, переходя от одного острова к другому, мы добрались до острова Самматсари. Длинный пологий берег образовал небольшую бухту, мелкие острова и мели закрывали от больших волн с открытой воды.

Встаем здесь, якоря брошены (вернее, байды зачалены). Костерок дымится между двух камней, котел с чаем стоит рядом, настаивается.

Взяв спиннинг, пробираюсь сквозь камни и завалы к небольшому заливу чтобы попытать счастья там. Все надеюсь поймать карельскую щуку.

Пробираясь в глубь острова, забрался в глухой ельник. Высокие вековые ели закрывали своими лапами все небо. Редкий лучик солнца проникал в темный и сырой лес. Темно, сыро, почти без растительности - так выглядело то место. Даже фотоаппарат не смог справиться с этим мраком. Настоящий таежный лес с камнями, покрытыми толстым слоем мха, с редкими проблесками света через еловые иголочки. Таким мне представился таежный лес на островах Ладоги.

Возвращался вечером уже по берегу, время от времени бросая блесну в прибрежные воды. Щуку так и не поймал, правда сказать, ничего не поймал. Не везет.

Солнце на закате, жареная рыба, макароны с тушенкой, чай, варенье! - вот и наш ужин. В костер подброшена большая охапка сухого ягеля. Ярким светом горит наш костер. Его, наверно, видно с самого Валаама. Подбрасываем еще и еще, много хвороста накладываем на угли. Захотелось много света и тепла. Вечер теплый и ветра нет, но все больше дров уходит в пасть костра. А он с огромной жадностью слизывает своим алым языком очередную ветку. Видно хочется домашнего тепла, вспомнил дом, родителей, Катю. Нет, домой не хочу, наоборот хочется, чтобы все кого я люблю, разделили этот вечер со мной, сидели рядышком, слушали песни.

Было бы непростительной ошибкой, не сказать о походной гитаре. Песня у костра - важная часть любого похода, большого или маленького. У нас эту важную задачу взяла на себя Лена. С первого вечера, она нас радовала своей игрой, подбадривала в тяжелые часы. Песня сближает команду и дает эмоциональную разрядку. Что может быть лучше костровой песни в кругу друзей.

Вот и сейчас горит костер, мы сидим и поем песню, а Лена нам играет на гитаре…

На одном берегу у костра сидит рыбак,
На другом берегу смотрит звездочка в реку.
От костра ни на шаг не отходит рыбак,
Что на том берегу - не заметно рыбаку.

Песни Визбора, Берковского, Никитина и многих других авторов звучали у костра. Нежные переборы гитарных струн, переливаясь, растекались по темной глади воды. Луна, услышав нежные звуки Лениной гитары, поднялась из-за горизонта, чтобы лучше слышать. Звезды перестали мерцать, даже надоедливые чайки затихли. Все слушали ее песню, и действительно это было прекрасно…

Закипела вода в почерневшем котелке.
За весь день наловил еле-еле на уху.
Дремлют птички в лесу, дремлют рыбки в реке,
Лишь не меркнет звезда на другом берегу.
Погаси, рыбак, костер, хватит на огонь глазеть -
Вряд ли кто в эту ночь проплывет твоей рекой!
Так кого ж тебе ждать, все на месте сидеть,
Коль на том берегу до звезды подать рукой?

В память погибшим морякам. Остров Путсари. Шведские столбы

Чайки разбудили нас утром (что же они так орут?). Сборы-разговоры и мы уже на воде, плещемся в отраженных лучах солнца, заливы-проливы проносятся мимо нас. На горизонте появилась большая лодка с парусом. Это был ЯЛ, хотя могу ошибаться. Большая лодка с большим квадратным парусом разбивала перед собой волны и медленно, но уверенно двигалась вперед. Больше десятка матросов находились на ней. Все в спасах, одинаковой униформе. Почти поравнявшись с нами, они спустили парус и налегли на весла. Ребята оказались из Питера. На вопрос: "Откуда?", мы отвечаем: "Из Ульяновска". Они так удивились, что мы из такого далекого города. А меня удивило то, что они знают город Ульяновск. Видно, общее родство с революцией и вождем дает свои плоды.

И разошлись мы, как в море корабли…

На берегу небольшого залива встречаем мужчину средних лет. Его байдарка сушилась на берегу, у костра хозяйничала девушка.

Мужчина оказался проводником плановых походов, которые так часты в здешних местах. Он оценил наши байды и снаряжения, выслушал кто мы, откуда идем. После чего похвалил нас, что мы идем без рулей, и имеем фартуки. Рассказал нам, что можно увидеть интересного на нашем пути, и какие опасности нас могут подстерегать.

Около острова Рахкасари, на высоком берегу возвышался обелиск в память морякам северного флота, погибшим в Великую Отечественную Войну. Огромный монумент изготовлен из прибрежных гранитных булыжников и бетона. Как мне рассказали, здесь проходила линия Монергейма, и шли ожесточенные бои против фашистских захватчиков. Каждый стоял и молчал о своем.

Увидели остров Путсари. Большой высокий остров черной массой давил на нас. На нем находится обитель монахов-отшельников, которые восстанавливают церковь, еще находится Екатерининский Крест. Этот крест вырублен из цельного граниты во времена Екатерины Великой, который был направлен в сторону Валаама, указывая на то, что остров принадлежит России. Крест находится на южной стороне острова, а на северной стороне и на других островах вдоль всего пролива расположились шведские сторожевые бойницы-столбы. Бетонные укрепления, словно шахматные фигуры ЛОДЬИ стояли на протяжении всего пути вдоль этого острова. В те давние времена с помощью них контролировали проход через пролив, а акватория в проливе использовалась как бухта для защиты кораблей от сильных штормов.

Вечером, немного пройдя после острова, встали на ночь в тихом, закрытом от ветра, заливе. У нас проблемы: в районе Путсари, среди каменных столбов Лене стало плохо. Головная боль и общее недомогание свалили ее. Путь от острова до стоянки мне пришлось преодолевать одному. Лена даже не ужинала, а сразу ушла спать. Мы втроем сидели у костра и думали, что делать дальше. Но фортуна улыбнулась нам и на этот раз, где-то через час, Лена вышла к нам вполне здоровая. Было решено: "Завтра ставим баню!".

Баня. Дневка. Первый окунь

Встали рано. Мы с Сашей направились в лес за дровами и каркасом для бани. Еще необходимо было собрать камней и соорудить из них каменку-печку. Пилили, строили, рубили мы до обеда. Каменка, дрова и каркас бани был готов. После обеда затопили печку. Саша отпустил меня с Леной рыбачить на байдарке. А сам он остается поддерживать огонь в печке.

Небольшая история приключилась с нами. Лена находясь около палатки увидела что-то в кустах. Я подбежал, но успел увидеть только исчезающую спину. На темной спинке располагался четко выраженный ромбический рисунок. "Гадюка!" - пробежала мысль в голове. Да, это была гадюка, небольшая, всего 25-30 см. в длину. Лена сказала, что таких змеек она много видела, когда собирала ягоды. После этой встречи, выходя из палатки, все кричали: "Гадюка, кыш, кыш!", чтобы она испугалась и уползла (но, по-моему, змеи не слышат).

Два спиннинга и удочка - это все что мы взяли с собой. Проходим залив, другой, уходим дальше в глубь материка. Блесны летят то вправо, то влево, но все наши усилия не увенчались успехом. Уход до конца залива, где много травы и камыша, был последним шансом на успех. И вот мы с Леной уже стоим на берегу, бороздим блеснами ближайшие плесы открытой воды. Все впустую. Не везет, так не везет. Уход в дальний конец залива, где много травы и камыша, был последним шансом на успех. Несколько минут бороздили мы с Леной блеснами открытые от травы плесы, но все безуспешно. И вдруг, резкий удар в руку, потом еще и еще. А через некоторое время на берегу уже прыгал и брыкался хороший окунь, средних размеров. Не уже ли мне повезло, не уже ли Ладога подарила мне первого хищника. Радости не было предела. Но это был единственный хищник, времени было много и надо было спешить назад. Баня, нас ждала баня.

Саша немного расстроен, мы задержали всех на 2 часа (рыбалка не знает времени). Каменка дышала жаром, стояла уже вычищенная от углей и золы. Оставалось только натянуть полиэтилен (полиэтилен я покупал в Ульяновске специально для бани) на каркас, закрепить его, сделать дверь-накидку и баня будет готова.

Каркас связали наподобие арочной палатки, а жерди вязали полосками жигулевской камеры. Вообще, камеры от Жигулей были взяты с собой в качестве дополнительных спасательных поплавков (поплавки, как запас плавучести). Но по мере продвижения по маршруту и увеличения бутылок с черничным вареньем, приходилось сдувать камеры для освобождения пространства в байдарке. Скрепляли полиэтилен между собой самодельными и магазинными прищепками (Наташа взяла с собой), а также веточками-булавками. Технология простая, удобная и практичная.

Два котелка с горячей водой, мочалка, мыло, полотенце - все готово, все приготовлено. А теперь в баню!

Чистые, умытые и красивые сидим мы у костра, пьем чай, кушаем варенье с халвой, созерцаем отблески заходящего солнца на воде. Как в раю! Что еще нужно для счастья? Мне уже больше ничего не нужно! Как хорошо!

Встаем утром рано. Нужно завтракать и бежать в лес за черникой. 2-3 часа и все котелки битком забиты целебной ягодой.

Теперь можно собираться и плыть дальше.

Черничный остров. Остров Юконсари - последняя дневка. Черная голова


Автор

Вошли в Ланденпохские шхеры. Розовый гранит постепенно уступает серому. Берега становятся мрачными и грозными. Высокие берега со скальными выходами заставляли долго искать хороший подход к берегу для высадки. Через каждые два часа делаем плановое купание. Жара. Поэтому купание помогает справиться с жарой и расслабить мышцы, уставшие от гребли.

Вот так, переплывая от одного острова к другому, гуляли по берегам, купались, ели чернику. Где-то на полпути, добрались мы до острова Сикосари (Свиной). Небольшой живописный островок, почему Свиной не знаю. Остров с высоким берегом образует на своей вершине вогнутое плато в виде блюдца. Редкие сосны разбросаны по всему острову. Удивительное открытие сделали мы. Весь остров был усыпан крупной, спелой черникой. Такого количества я не видел ни где. Ягоды с крупную вишню висели на кустах большими гроздьями. Целый час четыре взрослых человека валялись в траве, объедались черникой, мазались и пачкались ей. Ягоды никто не собирал. Во-первых, все котлы были уже с ягодой, а во-вторых, хотелось просто лежать и есть. Грязные и выпачканные возвращались мы к байдаркам на берег, но радостные и довольные. Этот островок ярким светлым пятном остался у меня в сердце.

На нашем пути стало больше попадаться рыбаков и их рыбацких станов. Никак не могли выбрать место для стоянки, то нет ровного места для палатки, то сыро или сухостоя для дров нет, а то Валаама не видно.

На нашем пути расположился остров Юконсари. Огромный высокий остров с отвесными берегами и пологими бухтами. Место понравилось всем. Решили остаться здесь. Стоянку, которую мы выбрали, еще раньше облюбовали под временный стан рыбаки. Сейчас здесь никого не было, поэтому мы остались.

Каркас навеса, укрытый от ветра, стол с лавками - что еще нужно для хорошей дневки? Это последняя дневка, через день сходим с маршрута. На общем совете обсуждались два варианта: идти без дневки до Приозерска или отдохнуть на острове с полноценной дневкой и сходить с маршрута в Ланденпохья (далее будет называться Ландоха, местные так называют). Единогласно решили - делаем дневку, а потом в Ландоху.

Благоустройство лагеря заняло некоторое время, но не много, так как здесь много что было готово. Сварили варенье из собранной утром черники. Эта последняя порция северных витаминов была залита в 5-ти литровую пластиковую бутыль, с ней была закончена заготовка черники.

Итоговый отчет по сбору ягод состоял так:

Саша и Наташа сварили 12,5 литров варенья;
Лена заготовила 9,5 литров варенья;
Володя, т.е. я, привез домой 7,5 литров.

Вечером нас ждала рыбалка. Поужинав, взяв удочки и спиннинги, направляемся на каменистый берег. В этот вечер природа нас одарила таким обилием живности, что это четко отложилось в памяти. Обилию рыбы не было края, крупная плотва брала жадно и часто, окунь вспенивал воду почти под берегом. Мне удалось увеличить список своих трофеев-хищников еще одним окунем. А под конец, в сумерках, природа открыла еще одну загадку.

Загадка природы: "Черная голова"

Когда мы рыбачили, и рыбацкий азарт затмил все наше внимание кроме как внимание на поплавок, вдалеке от острова всплеснула вода, потом еще и еще. Всплески стали появляться и ближе к берегу. Мы стали присматриваться к этому явлению. Вдруг на поверхности появилась черная голова и медленно иногда ныряя, стала приближаться к берегу. Я сбегал в лагерь за биноклем чтобы лучше разглядеть. С помощью бинокля удалось разобраться, что за черная голова привлекла наше внимание. Это ладожская нерпа ныряла около нашего острова. Ладожская нерпа занесена в красную книгу и нам посчастливилось ее увидеть.

Утро потратил на разведку местных окрестностей. Прогуливаясь по краю острова, дошел до южной оконечности. Во время пути то тут, то там из под ног вылетали тетерева. Птицы здесь не слишком напуганы человеком, поэтому подпускали близко к себе и сидели плотно. Набрал немного брусники. Правда она была не совсем спелая, но пока довезу до дома, поспеет.

Днем на горизонте появилась байдарка, через полтора часа она подошла к нашему острову. Молодой парень управлял одноместной байдаркой. Его звали Олегом, он из Питера. Олег шел с Приозерска в Сортавала и обратно. Мы пригласили его к себе на чай, пообщались. Снаряжение у него было на высоте. На нем был неопреновый костюм, также из неопрена были носки, перчатки, и даже лямка для поддерживания солнцезащитных очков. Фирменные гидроупаковки лежали на дне байды.

Мы напоили его чаем, накормили и укомплектовали продуктами, которые оставались у нас. Лена даже сфотографировалась с ним.

Вечером был прощальный ужин. Готовили торт, жарили рыбу, было много ягод и много халвы. Саша достал из закромов долгожданную бутылку вина. Вино "Древний монах" выдерживалась и бултыхалась на дне байдарки двенадцать дней и дождалась своего часа. Она была открыта и выпита в честь завершения водной части похода. Завтра последний день на воде, уходим с острова, идем до Ландохи на материк.

Шторм. Ладога показывает свою мощь. Девятый вал

Встаю рано утром. Сквозь палатку слышен шум воды. Выхожу на берег, чтобы посмотреть как погода. Южный ветер гнал волны с барашками на север к материку. Но волны хорошие, по таким уже ходили. Ушел дальше спать. Прошло полчаса.

Саша вылез из палатки, чтобы осмотреться. Наташа, Лена и я проснулись, но пока не выходим. Наблюдаем такую картину: Саша бегает с одного берега острова к другому, и лицо у него становилось все более мрачным. Он подбежал к нам и кричит, что если не уйдем с острова в течение получаса, то уже не уйдем никогда. Мы выбежали на берег. За эти полчаса Ладога изменилась радикально, громадные волны бушевали на ней, они с грохотом разбивались о прибрежные скалы. Ветер сносил на север облака как легкие пушинки. Дождь, ветер и большие волны предвещали нелегкие трудности на нашем пути.

На сборы было потрачено не более 30 минут, никогда так быстро не собирались. Даже я, кто всегда долго копался со своим барахлом, упаковался почти первый. Лена и я ждали Наташу с Сашей.

Вчера вечером, по какой-то случайности, была предусмотрительно приготовлена гречневая каша с тушенкой. Завтракать было некогда, поэтому котелок с кашей был упакован в пакет и привязан к байдарке. Все готово: спасы, фартуки, юбки. Можно в путь.

Байды пришлось выводить из мелкого заливчика и, обойдя большие валуны, отходить подальше от берега. Ветер и волны прижимали нас к берегу на камни. Около берега волны вздымались и пенились как кипяток в котелке, стараясь перевернуть байдарку. Обходим остров. Идти большим проливом было смертельно опасно, решаем пройти 1,5-2 км назад, навстречу ветру и волнам, и уйти в узкую протоку среди островов.

Громадные волны бушевали как на море. Пятиметровая байдарка взгромоздясь на гребень волны, быстро скатывалась с него как с горы, уходя носовой частью под воду почти на половину. Лена держалась молодцом в такие моменты. Хрустели шпангоуты и стрингера, когда байда висела на гребне волны. В такие моменты душа замирала, и крутилась только одна мысль: "Только бы не переломилась!". Не знаю, спасали ли новые винты или веревочная обвязка, придуманная Сашей, но мы шли дальше. Байдарка хоть и хрустела, но оставалась целой.

Байда Саши шла слева от нас, то появится на воде, то опять уйдет вниз. Тяжело, но уверенно мы шли против волны. Иногда удавалось смотреть на береговую полосу: и страшно и восхитительно. Волны на большой скорости ударялись о берег, но не выдержав мощи гранитных скал, разбивались и белым фонтаном вздымались ввысь. Я ждал команды Саши на разворот, для того чтобы уйти в протоку, но он и не собирался разворачиваться. Мы с Леной с нетерпением ждали, когда же они развернуться. И вот долгожданный взмах весла, и их байдарка, развернувшись на месте, стремительно унеслась прочь по ветру в узкую протоку. Теперь и наш черед, но не просто развернуться на месте. Как уже писалось раньше, высота гребня неодинакова, волны то затихают, то снова усиливаются. Примерно, девятая волна самая мощная, ее еще называют "девятым валом". Жду большой волны, потом отсчитываю 4 гребня и мы с Леной разворачиваемся по ветру. Вот это скорость! Выносим байду чуть вперед от гребня волны и катимся на волне как с горки. Опасно, но в тот же момент так восхитительно!

В считанные минуты влетаем в пролив. По карте мы должны уйти в левую протоку, около 100 метров шириной. Но это на карте, а на самом деле пред нами находился узенький ручеек, который можно было без труда перешагнуть. Придется делать волок. Немного разгружаем байды и перетаскиваем их на большой плес.

Моросящий дождь не переставал. Уставшие и мокрые переплывая через протоки и проливы, мы добрались до Ландохи. Около пляжа находилось летнее кафе. Как оно было кстати! Мы смогли там переодеться и упаковаться. Договорились о доставке до станции, автобус местного деревообрабатывающего завода с рабочими направлялся туда.

После таких передряг решили перекусить и доесть свою кашу. Только сели, разложили харчи, съели пару ложек, как подъехал автобус, опять котелок в пакет и в автобус.

Кашу доедали уже на станции, холодную, перемешанную с дождевой и ладожской водой, но все равно вкусную, а может, есть хотели.

Только сейчас, сидя на рюкзаке, стал прокручивать в голове события этого дня. Остров, громадные волны, высокие скалы, протоки и конечно гречневая каша. Ладога в очередной раз показала, что с ней шутить нельзя. К походам необходимо готовиться с особой тщательностью и осторожностью.

Пришел долгожданный поезд. Потом пересадка на электричку и в полночь мы добрались до Питера. Финляндский вокзал встретил нас своей пустотой. На метро мы опоздали, да и мосты развели, поэтому пришлось ночевать прямо на полу в фойе вокзала. Уборщицы любезно вымыли полы для нас и предложили расположиться в углу около большого стенда.

Спальники и коврики разложены на полу, рюкзаками и упаковками байд огорожена территория - комната готова. Я и Лена решили прогуляться по ночному городу. Взяли фотоаппарат, и пошли гулять. Уместных торговцев купили кофе и шаурму.

Красив ночной город! Огни мостов освещали проплывавшие корабли, много гостей гуляло по набережной. Лена завтра уезжает в Ульяновск, ей на работу, а мы будем здесь жить еще три дня.

Усталость дает о себе знать, хочется спать. Вернулись на вокзал. Саша и Наташа уже спали и нам пора…

…Утро. Утренний ветерок подул с набережной. Разбудил нас не ветерок, а нарастающий гул и шум возле нас. Открыв глаза, наблюдаю следующую картину: вокруг нас плотной толпой стояли люди, но они смотрели не на нас, а куда-то в даль. Подняв глаза вверх, я увидел. Тот стенд, которому я не придал значения ночью, оказался расписанием поездов и люди искали свое расписание.

Новость дня: наша команда пополнилась одним человеком. Ночью, когда мы спали, к нам пристроился бомж, наверно после стольких скитаний мы были похожи на него. Он так рьяно сопротивлялся, когда из под его головы забирали упаковку байды. Обиженный таким отношением к нему, он ушел куда-то по своим делам.

Лена уехала в Ульяновск, а мы остались гостить у старого друга Саши - Николая Николаевича, юнги северного морского флота. Но это уже другая история…

Не грусти дорогою,
Что далек твой дом,
Ты узнаешь многое
На пути своем.
Дали Карельских озер
Будут нам часто сниться,
Юности нашей простор
В далях этих озер.

Ю. Визбор

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100