Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Десять дней одной дороги...

Документальный очерк о походе с. Харисджин - ущ. Дзамараш - пер. Дзамараш - лед. З. Мидаграбин - лед. Мидаграбин - с. Джимара летом 2000 года.

Автор: Эдуард Манукянц (Владикавказ)

Сайт автора: piligrim-andy.narod.ru

Работы Эдуарда Манукянца

Смотрите все работы Эдуарда Манукянца...

Десять дней одной дороги... Сейчас, спустя несколько лет после этого маршрута, я вспоминаю его с чувством ностальгии и сожаления. Ностальгии потому, что в том походе наша команда (если можно так назвать одного взрослого и двух девчонок 6 и 11 лет) не только смогла благополучно пройти весь маршрут, но и действительно получить от него удовольствие. Сожаления потому, что он уже был, и остался в воспоминаниях и кадрах хроники. С тех пор многое изменилось, мы стали другими, горы тоже... Перемотать время назад, пройти тот поход как в 2000-м году невозможно. Можно только пройти повторно. И вполне возможно, что он тоже будет полон событий и впечатлений, но ТЕМ походом не станет никогда. Ощущение новизны и интереса к впервые увиденным местам иногда вытеснялось, мягко говоря, чувством "обостренной осторожности". Вспоминая и оценивая события тех десяти дней, я думаю, не слишком ли близко мы были к пределу своей прочности. Тогда все прошло без происшествий, но некоторые участки пути потребовали от нас мобилизации всех сил.

2 июля. Первый день. Еще не поздно...

К походу мы готовились с начала года. Штудировали описания, карты, прикидывали тактический план. Звучит вроде громко, и даже страшно. Но на самом деле, нужно было предусмотреть все до мелочей, т.к. рассчитывать на кого-либо кроме как на самого себя на маршруте мне не приходилось. Тщательно отбиралось снаряжение, для снижения веса рюкзаков до минимума сокращался список продуктов и личных вещей. Единственное, что осталось без изменений - почти семь неприкосновенных килограмм видеотехники и причендалов к ней в виде аккумулятора, ручного зарядного устройства и прочих мелочей. Это было первое автономное путешествие в таком составе с определенными элементами технической сложности маршрута. В "нитку" маршрута попали частично Куртатинское, полностью Дзамарашское и Мидаграбинское ущелье, ледник Западный Мидаграбин, ледник Мидаграбин, две ступени бараньих лбов Мидаграбинского каньона, и просто около пятидесяти километров пройденных по дорогам, склонам, осыпям, снежникам и ледникам.

Длительное пребывание в горах для Вики и Ани, а тем более для меня, не было чем-то особенным, но "маршрут" для них был первый. Наш путь начался в селении Харисджин. В начале похода нам не очень везло с погодой. Не то чтобы совсем все было плохо, но и не то, что хотелось бы видеть.

Харисджин - последнее населенное село в Куртатинском ущелье. Выше есть только погранзастава. По ущелью, вдоль реки, встречаются остатки старых селений и культовые сооружения. Куртатинское ущелье очень красиво. В нижней части оно прорезает цепь гор Скалистого хребта, затем, минуя Солнечную долину, сужается и подходит к высокогорной части. Здесь долину окружают вершины высотой более 4000 метров, на склонах белеют вечные снега и ледники.

Итак, 02.07.2000 года проехав около пятидесяти километров в рейсовом автобусе, мы выдвинулись в путь. Было пасмурно, немного сыро и прохладно. Медленно втягиваясь в монотонный ритм движения, три пилигрима брели вверх по дороге, ведущей к развилке на Бугультадон. Через четыре километра, к нашей радости, нас догнал грузовик с местными жителями. Наши благодетели направлялись на Хилакские минеральные источники. В кузове "шишиги" было несколько человек, много бидонов для минеральной воды, куча всякого барахла, которое возит "на всякий случай" с собой предусмотрительный водитель и немного свободного места, которое мы тут же заняли собой и рюкзаками. На вопрос "Куда мы идем?" я объяснил старику наши планы. В ответ он только многозначительно покачал головой. Доехав до поворота на Дзамараш за десять минут (пехом это было бы часа два-три), поблагодарив за помощь и распрощавшись, мы двинулись по старой геологической дороге вглубь ущелья.

Пройдя метров сто от развилки, на полянке около дороги нам встретились двое отдыхающих. При нашем появлении выражения на их лицах стали примерно такими же, как если бы на их джип упала скала тонн этак в десять. Обменявшись приветствиями, мы проследовали дальше.

Дорога в ущелье проходит по долине Дзамараша, время от времени пересекая русло реки.

Первый и последний "нормальный" переход реки

В первый день нам удалось продвинуться почти на 14 километров от селения Харисджин. Большую помощь в этом нам оказал попутный автомобиль.

Дойдя до очередного места пересечения дорогой реки, нам пришлось поставить первый лагерь. Здесь не обнаружилось ни моста, ни брода, а во второй половине дня воды заметно прибавилось. Не желая купаться в пасмурный день, и решив, что для первого дня достаточно, на берегу Дзамараша был установлен первый лагерь. Остаток первого дня похода был посвящен долгожданному отдыху.

3 июля. Второй день. "Ежики в тумане"

Утром 3 июля собравшись, мы продолжили путь. Однако первый "подход" к реке оказался безуспешным. Осмотр водной преграды не дал обнадеживающих результатов. Воды было по-прежнему много, может и не так как вчера, но все-таки многовато.

Раскинув карты и поразмыслив над сложившейся ситуацией, представлялось целесообразным не переходя реку, продвинуться вверх по правому берегу, тем более что описание маршрута обещало обратный переход на этот берег реки несколько дальше, перед первой ступенью ущелья. Не желая наступать на одни и те же грабли дважды, было принято решение попытаться эти самые грабли обойти. Иначе говоря, наш дальнейший путь проходил по правому берегу Дзамарашдона. Пройдя около двух километров в "хумарях", мы подошли к травянистым прижимам.

Пройдя около двух километров в "хумарях", мы подошли к травянистым прижимам.

Здесь река вплотную подходила к склону, нижняя часть которого обрывалась к реке скальным сбросом. Когда-то в этих местах была буровая. Недалеко от реки лежат останки какого-то механизма, куски труб, и просто всякие железки. Вверх по склону уходила старая, заросшая травой дорога, а т.к. в описаниях такие дороги часто называют тропами, мы решили, что она выведет нас на первую ступень ущелья. Поднявшись на добрых две сотни метров от реки мы оказались перед старой шахтой.

Из-за тумана ошибка выяснилась слишком поздно. Траверс трвянистого склона отсюда, выше скальных выходов, не предвещал ничего хорошего, т.к. крутизна была значительной, а внизу река. Но делать было нечего, время ушло, к тому же собирался дождь. Пришлось спускаться вниз к реке и ставить второй лагерь.

Заканчивался второй день маршрута, а похвалиться было особо нечем. На простом рельефе мы буксовали почти на месте, и это в известной степени портило настроение. От первого лагеря нам удалось продвинуться вперед всего около одного километра.

4 июля. Третий день похода. "Банный день"

Вместе с рассветом, утро принесло ясность как в окружающем пейзаже, так и понимании, куда идти дальше.

Когда солнышко греет, можно и в реке побултыхаться, в смысле попробовать вброд переползти. Так мы и поступили. Выбрав место, где река разливается на несколько рукавов, мы благополучно перебрались на левый берег.

Просушились. Все же неприятно, когда в ботинках чавкает! По дороге на левом берегу реки мы двинулись к первой Дзамарашской ступени. Здесь, как и следовало ожидать, не оказалось никакого намека на переправу. Частично дело облегчалось наличием двух рукавов реки, хотя и весьма многоводных.

Но делать нечего - пришлось принять крещение повторно. Река здесь более узкая и глубокая, а течение более быстрое, чем в месте первого перехода. Для надежности повесили перила. Во время перехода второго рукава, Вика пристегнутая к перилам, чем-то напоминала флюгер на ветру. Аня, как и в прошлый раз, отделалась легким испугом на папиных плечах, и во время подъема по серпантину тропы на уступ еще долго вспоминала, как трудно ей было переходить реку.

Часть вторая

Второй успешный переход реки начал постепенно вселять в нас чувство боеспособности. Мы подошли к первой ступени ущелья и по серпантину тропы достаточно быстро поднялись в среднюю долину Дзамараша. Изрядно накувыркавшись в реке за день (каждое форсирование для меня это 5-6 переходов реки туда и назад: сначала сам с камерой, затем свой рюкзак, потом Викин баул, вслед за баулом - баулоносец, потом Аня со своим кошельком, и под финал снятие перил), в моей голове большая часть мыслей вытеснялась мечтой о горячем чае и уютном спальнике. Пройдя немного дальше от первой ступени, на живописной травянистой поляне был установлен третий лагерь.

День прошел не зря. После выполненной работы появилась уверенность в том, что маршрут осилить сможем. Наслаждаясь вечерними пейзажами из окна своей "восьмизведочной" палатки, я отдыхал, и обдумывал план действий нашего отряда на ближайший день. Несмотря на не очень приветливую погоду в первые два дня, жаловаться, в целом был бы грех. Осадки выпадали ближе к вечеру, когда мы уже стояли на очередном биваке. Да и были они короткими и несильными. В течении всего похода мы придерживались распорядка: ранний выход - ранний бивак. Это позволяло нам ускользать от погодных капризов высокогорья.

Несмотря на непростой день, мои спутники не выглядели уставшими и весело резвились вокруг палатки. Мне же, кроме приготовления ужина досталось еще одно развлечение, ставшее моим ежедневным "бивачным хобби" - по вечерам приходилось крутить минимум по 20-40 минут ручку зарядного устройства для обеспечения пропитанием ненасытной видеокамеры. Этого хватало для съемок 8-20 минут ежедневно. Я предполагал, что заряда аккумулятора не хватит на весь поход, и предусматрительно запасся генератором. Но чтобы он "сдох" на третий день!?...

Третий день нашего путешествия подходил к концу. Закончив с пополнением энергоресурса обитатели палатки мирно засули до утра.

5 июля. День четвертый. Цель рядом

Четвертые сутки похода не предвещали больших сюрпризов на пути и мы, вдоволь выспавшись и позавтракав, выдвинулись с бивака. Сегодня нам предстояло продвинуться как можно дальше по долине Дзамараша в направлении перевала.

Во время похода я сделал одно интересное наблюдение: то ли еды было не очень много, то ли аппетит у всех участников был неуемный, но с первого дня каждый усвоил для себя простую истину: прощелкаешь клювом за столом - останешься наедине с пустым котелком.

Ура!!! Завтрак!!!!

Все дни похода за исключением предпоследнего были ходовыми. То есть, каждое утро, мы снимались с насиженного места и шли дальше. При таком ритме жизни удавалось готовить еду только утром и вечером, довольствуясь кусочком шоколадки или конфетой на отдыхе между очередными дневными переходами. Таким образом, от опасности поправиться мы были застрахованы на сто процентов.

Мы продолжали подниматься дальше к заветной цели - перевалу Дзамараш. Сам перевал не представляет особой технической сложности, по классификатору он определен как 1Б. Это несложные скалы, осыпные, снежные склоны до 45 градусов, закрытые ледники. Все разновидности такого рельефа нам были хорошо знакомы.

Погода стала налаживаться. Каждый новый бивак, каждый новый переход открывали для нас доселе неизвестные места.

Дзамарашское ущелье производило весьма приятное впечатление. Со времен массового туризма периода СССР прошло более 10 лет, да к тому же организованные туристы, в большинстве своем, относились к природе бережно. Здесь не бросаются в глаза свалки мусора.

Большая часть долины находится в зоне альпийских лугов, склоны гор в летнее время раскрашиваются разноцветной палитрой красок. В Дзамараше на всем его протяжении нет деревьев. Но обилие цветущих трав в летнее время придает ему очень уютный вид.

Продвигаясь вверх по средней долине, мы добрели до пастушьего коша.

Сложенный из сланца, он располагался на обширной поляне, недалеко от реки. Несколько выше поляны, в долине нам встретилась лежащая с весны лавина.

Она сошла с левого борта ущелья и перелетев русло реки, остановилась на правом берегу. Размеры лавины были весьма внушительными, если учесть, что сошла она предположительно в марте-апреле, а сейчас июль, и до сих пор снега еще очень много. Покидавшись снежками мы продолжили наш путь.

Переходы чередовались с остановками. Незаметно наша маленькая группа добрела до второй ступени ущелья.

Ее высота была явно больше высоты первой ступени. Река уходила правее, в каньон, левая сторона которого имела постепенный переход из скального в травянистый склон. Не доходя до ступени мы повернули перед каньоном влево, на травянистый склон и начали подъем.

Время тянулось медленно, причем, чем круче становился склон, тем медленнее оно шло. Наконец подъем закончился, и перед нами открылась верхняя долина Дзамараша. Впереди начал вырисовываться наш перевал.

Трава под ногами постепенно стала уступать место осыпям. Кое-где в русле реки встречались снежники. Дело шло к вечеру, и после достаточно неплохого ходового дня пора было думать об отдыхе.

Выбрать место для лагеря было не сложно, в месте слияния Дзамарашдона и ручья стекающего с перевала Медик было много ровных осыпных площадок. Закончив с установкой палатки, я решил прогуляться на юго-восток от нашего лагеря и заглянуть за южный гребень вершины Динамо, за которым скрывался наш перевал.

Перевал Медик ведет в долину Цариутдона. Слева гребень Сырхубарзонда, справа отроги Динамо.

Рассмотреть перевал так и не не удалось, т.к. полностью он все же не открылся, но то, что было видно выглядело обнадеживающе.

Впереди перевал...

К перевалу вел осыпной склон, местами со снежниками, крутизной до 45 градусов. Вернувшись в лагерь, Аня и я стали готовить ужин, а Вика читала нам очередную главу из книги "Приключения капитана Врунгеля".

Завтра предстоял выход на перевал, с прохождением которого наш поход перейдет во вторую часть - спуск по Мидаграбинским ледникам и каньону к селению Джимара. Устроившись на ночь, мы заснули под легкий шелест ветерка.

6 июля. Пятый день похода. Зимуем летом

Как обычно, встав и позавтракав, мы собрали лагерь, и под лучами восходящего солнца двинулись к перевалу.

Наше вполне ощутимое продвижение вперед в течении первых четырех дней похода вселяло оптимизм и надежду на успех всего мероприятия. Верхняя часть долины состоит из пологих осыпных склонов. Местами осыпные "барханы" прорезают ручьи.

Неподалеку от больших снежников встречаются небольшие озерца талой воды. Здесь река исчезает под осыпями и воцаряется ТИШИНА. Штиль. Во время остановок не слышно ничего кроме собственного дыхания. Закрыв глаза, забываешь, где ты находишься.

Льющееся тепло от утреннего солнца убаюкивает. И только голос моей младшей дочери возвращает меня в суровую реальность - "Папа, хватит сидеть, догоняй!". Конечно, "догоняй" - с тремя килограммами в рюкзаке, да и то в виде своих вещей и игрушечных слонов... Вид горы снаряжения, продуктов, и вещей подготовленных к укладке в рюкзак во время сборов, вызывает большие сомнения, поместится ли все это, и правда ли все это нужно? По мере того, как место в рюкзаках заканчивается, начинается второй этап сортировки вещей на "нужно", "не очень нужно", "и какого черта это здесь лежит?". В итоге, после многократного перекладывания вещей из одной категории в другую остается только один вопрос - "Как все это нести?". Через некоторое время после начала похода рюкзак принимает форму спины (или спина форму рюкзака?). Сознание того, что с каждым днем он неизбежно будет худеть, помогает (между безуспешными попытками во время коротких остановок научить рюкзак ходить самостоятельно) взваливать его на себя и переносить до очередного места отдыха...

Мы идем вверх, и небольшие островки травы сменяются снежными островками. Без особых происшествий около одиннадцати часов выползаем на перевал Дзамараш.

Нашему взору открывается вся верхняя часть Мидаграбинского ущелья. Широта и суровость открывшегося простора целиком захватывает наше внимание.

Часть третья

Видна западная стена Джимары с начинающимся от нее огромным Мидаграбинским ледником, грандиозный верхний Мидаграбинский цирк с вершинами Шау, Теп, Реси, Цити, Саутиси. После тепла и зелени в Дзамараше, мы летом попадаем в царство зимы.

Окружающие пейзажи состоят из двух цветов: черного и белого. Да, и еще немного синего, когда небо открывается в разрывах облаков. Суровый и безжизненный мир. Вокруг только скалы, лед, и снег. И это в нескольких шагах от лета! Достаточно сделать десяток шагов назад, как снега и ледники исчезают из поля зрения. Как будто их и нет. Но назад никто идти не собирается. Пока погода держится, делаем съемку района, снимаем записку группы побывавшей здесь до нас.

Из записки следует, что в октябре 1999 года, за десять месяцев до нас, тем же маршрутом прошла двойка Огнев Геннадий - Голуб Евгений. Через три года, сидя вечером у экрана телевизора, мы узнаем, что корреспондент центрального телевидения Евгений Голуб погиб в автокатастрофе... Пишем записку, закладываем ее в тур. Перекусываем. Пора вниз. Надо успеть до вечера спуститься с ледника на осыпи, ночевка на леднике или перевале в наши планы не входила. Облачаемся в сбрую, связываемся. В дело идет весь арсенал заготовленной амуниции: кошки, карабины, ледобуры, репшнуры, ледоруб. Предстоит спуск по леднику Западный Мидаграбин до площадок у ледникового озера. На всякий случай напоминаю Вике и Ане как себя вести на леднике. Снег лежит на перевальной перемычке барьером высотой около двух метров. Поднимаюсь на него. Делаю первые шаги. Несмотря на достаточно теплую погоду, снег держит. Это радует. Если так пойдет и дальше, то все будет хорошо. Прямо вниз с перевала спускаться не хочется. Ниже склон становиться круче, есть участки голого льда. Идем траверсом вправо-вниз.

По снежному склону начинаем "серпантинить" вниз. Идем долго. Аня еще не освоилась на таком рельефе, да и веревка у нее все время путается. Вместо ходьбы по моим следам она пытается "срезать" с яруса на ярус серпантина и после выхода со ступеней на чистый снег падает. Так продолжается несколько раз. Приходится следить за ней и объяснять, что если я иду в противоположном направлении, то не надо сломя голову бежать ко мне. Постепенно наше движение становиться более-менее размеренным. Через полтора часа ледник заканчивается, и мы выходим на осыпи. Аня после всех неудач постигших ее на спуске по леднику идет немного грустная.

Придется скрашивать дневные огорчения шоколадкой к ужину. А еще через час после установки бивака она, как ни в чем не бывало, играет на берегу озера.

Пройдя перевал, мы думали, что более сложная часть пути пройдена. Но мы ошибались. Мидаграбин припас напоследок сюрприз. Он ждал нас в конце основной части маршрута...

Подходил к концу пятый день похода. Вечером пошел снег. Странники, расположившись в самом высотном (около 3300 метров над уровнем моря) из всех установленных за время похода лагере, готовились к отдыху. На следующий день предполагалась дневка. Хотелось побольше отснять на видео этот новый и интересный район. Ночью начал дуть южный ветер, усиливающийся с каждым часом. Порывы ветра продували насквозь нашу двойную палатку. Иногда казалось, что мы уже спим не в палатке, а на открытом пространстве. Но вот включен фонарик, я осматриваю наше убежище. Вокруг все в порядке, если не считать прыгающей под ударами ветра, еще целой, палатки. Утром во время приготовления завтрака пришлось удерживать палатку от попыток лечь на примус. Отдельные порывы были настолько сильны, что швы начали потрескивать. Быстро перекусив, мы решили уносить отсюда ноги.

7 июля. Шестой день похода. По Мидаграбину

Как я уже говорил, быстро собравшись, мы начали спускаться в направлении Мидаграбинского ледника.

После спуска на несколько сотен метров ниже места ночевки ветер стал слабеть. Не торопясь, мы спускались по снежным и осыпным полям. Забрав несколько левее, через пару часов перед нами открылось резкое понижение рельефа с небольшими водопадами. Здесь можно было пройти, но было неясно, есть ли впереди, за очередным перегибом, проход на язык Мидаграбинского ледника. Рельеф накладывался, и что дальше - непонятно.

Постояли, посмотрели, и решили, что лучше сразу обойти все это правее, с выходом к южной части цирка, чем потом возвращаться и все равно искать другой вариант.

Эта часть пути оказалась менее приятной, идти пришлось по достаточно крутому осыпному склону, большая часть камней на котором была "живой".

Но вот мы вышли ниже скального останца, "хицана", одиноко возвышающегося в западной части цирка, и стоим перед Мидаграбинским ледником.

Сверху ледник весь попадал в поле зрения, а сейчас, стоя на его теле, было невозможно охватить взглядом эту огромную застывшую реку. Лед был под нами, на склонах долины под слоем камней, ниже по долине, выше, везде. Западная часть ледника, по которой мы шли, ровная, почти без трещин, сильно заморененная камнями.

Участки с резким перепадом высоты есть только в самых верховьях ледника, под стеной Джимары и Шау. Там есть небольшие ледопады.

Ближе к языку ледника на поверхности стали появляться ледниковые ручьи. Здесь нам пришлось взять левее, к краю ледника, и обойдя язык, который заканчивается крутой ледяной стеной выйти по ледово-моренному склону к месту рождения реки Мидаграбиндон.

После спуска с ледника перед нами появилась дилемма - то ли переходить реку вброд, то ли переходить на другой берег по леднику. Второй вариант выглядел заманчивее в том смысле, что не надо было бы лезть в ледяную воду вытекающую прямо из-под ледника. Но у него были и минусы. Потребовалось бы вернуться назад по леднику на пару сотен метров и что самое неприятное, траверсировать высокий и крутой осыпной склон с фрагменами льда на противоположной стороне ущелья. При наличии всего двух ледобуров это попахивало авантюризмом. Через пару минут было принято волевое решение - сегодня баиньки, а завтра пораньше, когда воды будет поменьше, закаливание в реке. Место для установки палатки долго выбирать не приходилось. Просто выбирать было не из чего. Лагерь поставили на небольшой отмели на левом краю русла реки. Перекусили. Место было достаточно неуютным и ненадежным. В случае подъема уровня воды в реке, например во время дождя, у нас были бы большие неприятности. Закончив с трапезой, Вика и я пошли по нашему (левому) берегу Мидаграбина в поисках более подходящего места. Чем больше мы смотрели вокруг, тем больше убеждались, что такого места нет. Все склоны вокруг имели значительную крутизну, во многих местах были видны фрагменты льда под камнями.

Решили разровнять площадку на моренном водораздельном гребне возвышающемся над рекой на несколько метров. Гребень этот разделяет два притока реки - один вытекает из-под ледника, второй из-под ледово-осыпного массива на левобережной морене. На тяжелоатлетические упражнения у меня ушло более часа. Переворотив с полтонны камней и полюбовавшись на результат своего труда, мы вернулись к лагерю, дабы перетащить его на новое место.

Часть четвертая

И тут нашему взору открылась страшная картина: оставленная в палатке вместе с Аней открытая банка мясного паштета несла на себе следы вмешательства извне. На вопрос "Где паштет?" Аня невозмутимо ответила - "Не знаю". Нам с Викой вспомнился мультик про котенка, который очень надежно спрятал котлету, сами понимаете куда... Несколько челночных ходок с нашими пожитками между старым и новым поселением, и житейские заботы были позади. Теперь можно отдохнуть. Наше новое место тоже нельзя было считать идеальным или абсолютно безопасным, но оно было наиболее приемлемым в данном случае. Изрядно замученные ходовым днем и последующими бытовыми заботами мы "вырубились" до утра.

8 июля. Седьмой день похода. На "бараньих лбах"

Встав в четыре утра, мы быстро собрали лагерь, и спустились к реке. Пока ночная темнота медленно уступала место предрассветным сумеркам, я смотрел на реку в поисках подходящего места для перехода. Отделаться малой кровью не представлялось возможным, т.к. уровень воды хотя и упал, но все же не позволял "на сухую" перейти реку. Пришлось готовиться к худшему. Я разделся, и сделал первый шаг в реку, если так можно назвать поток воды с плавающими в ней маленькими айсбергами. Прохладно. Но не смертельно. Течение не сильное, глубина сантиметров 20-50. Около ледника река разливается широко и глубина воды здесь меньше. Дохожу до противоположного берега, недалеко от ледяной стены снимаю рюкзак. Теперь назад. И так несколько раз, пока вся команда со снаряжением не оказывается около моего рюкзака. После седьмого "заплыва" уже совсем не комфортно. В ботинках по литру воды, садимся выжаться и надеть сухие вещи (у кого они есть). Затратив на все около получаса, продолжаем спуск по левому берегу. Хотя, конечно, берегом это можно назвать весьма условно - крупная подвижная сыпуха, местами до 40 градусов, прилегающая к руслу реки.

Пробегаем метров триста от ледника и стоп. Дальше склон круто, почти отвесно уходит вниз, в лежащий под ногами туман. Путь неясен. Недалеко обнаруживается место под палатку. Значит, где-то здесь должен быть проход. Но где? Впереди ничего не видно. Стоять в сырых вещах долго без движения невозможно. Сейчас только семь утра, а солнце, если оно будет, появиться в узком каньоне не раньше одиннадцати. Надо ставить палатку, подсушиться, а там будет видно. Как говорится или "осел заговорит или падишах...". Ставим примус, греемся, заодно и готовим завтрак. Выглядываю наружу - туман. Есть время немного вздремнуть под размеренное сопение примуса. После утренней встряски я быстро выключаюсь... Сколько прошло времени? Что с погодой? Выглядываю из палатки.

Есть перемены к лучшему. В слое облаков появились прозрачные разводы. Далеко внизу видна зеленая поляна.

Но это не нижний цирк с водопадами. И водопадов тоже не видно. Значит, мы еще высоко. Интересно, сколько еще степеней каньона предстоит преодолеть? А что с путем спуска? Ясно одно - без навешивания веревки нашим табором тут не спустится. Подхожу к краю площадки. Вниз уходят заглаженные скалы. Когда-то здесь лежал ледник, на картах середины двадцатого века он обозначен именно в границе этих мест. Ниже, под скалами грохочет Мидаграбин. Ошибка недопустима - выплыть из этого ревущего между валунов потока не удастся. Река на этой ступени каньона делает большой прыжок вниз, к следующей ступени. Осматриваюсь вокруг. Рядом есть большой камень, как минимум с полтонны, а может и больше. Пробую толкнуть - лежит мертво. Делаю петлю вокруг него, и вниз. Спускаюсь на всю длину сороковки. После спуска метров на двадцать пять ноги становятся на узкую осыпную полку. Отсюда траверс вправо-вниз. В трещине между камнями можно закрепить веревку. Рядом небольшая площадка для промежуточной станции. Ну допустим, здесь вроде ничего, а что дальше? Обзор закрывает скальный выступ. Отвязываюсь от веревки и по полке иду до него. Дальше идет длинный и пологий скальный желоб. Похоже, что он длиннее сорока метров. Внизу, в конце скал, склон становится круче и осыпью сходит к реке. Там надо на несколько метров уйти траверсом вправо. Дальше по травянистому склону и осыпям вниз, на поляну. Но это все подо мной, в пятидесяти метрах. А еще в тридцати надо мной палатка, с ничего не подозревающими Викой и Аней. Все ЭТО надо будет перетащить сначала сюда, на полку, а затем с полки на поляну внизу. Еще раз осмотрев, и попытавшись визуально запомнить рельеф, на случай если туман опять вернется, поднимаюсь по перилам наверх. Быстрые сборы и вторая ходка вниз с Аней. После того, как Анины ноги потеряли под собой опору, она некоторое время шкрябалась по скале в тщетных попытках зацепиться за нее. Но потом понемногу стала привыкать к "подвешенному" состоянию, хотя веревку из рук не выпускала. Вот и площадка. Аню - на самостраховку, сам - обратно. Дальше по уже отработанному сценарию: рюкзак, Вика и т.д. Наконец все это на площадке. Переходим к скальному выступу. Первые метров пятнадцать по скальному желобу можно пролезть без веревки. Но это для меня. "Шнурков" придется спускать на "поводке". Пробую вниз. Зацепов много, скалы некрутые. Так бы до самого конца... Вот уже больше половины пройдено. Тут я замечаю слева на скальном ребре свежезабитый крюк с петлей из репа. Отличный подарок от Огнева и Голуба. Отсюда явно не больше двадцати метров до травяного склона, и можно просто маятником уйти на траву. Путь ясен. Теперь вверх-вниз и через двадцать минут беготни по веревке мы на траве.

Можно вздохнуть с облегчением, во всяком случае, на сегодня подарки закончены. Уже сейчас ясно, что дальше этой поляны мы не пойдем. Отдыхаем, и медленно начинаем спуск по крупной живой осыпи к поляне.

Меньше чем через час мы уже стоим на оазисе, среди цветов и зелени. Поляна довольно широкая, судя по небольшому числу давно лежащих камней достаточно безопасная. Начинаем ставить палатку. И тут - сказывается напряжение накопившееся за день - я ставлю себе на палец правой руки большой, килограмм в двадцать, камень. Плохо. Неизвестно, то нам предстоит пройти завтра. Если такая же чехарда как и сегодня - будет трудновато. Но делать нечего, я чертыхаюсь, а Вика бинтует мой палец. По окончании этой церемонии готовим ужин. День закончился сравнительно неплохо, если не считать отдельных неприятных моментов. Из отведенных на маршрут десяти дней у нас в запасе остаются еще три, и есть основания полагать, что график движения нарушен не будет.

9 июля. Восьмой день похода. Последний шаг

Сегодня предстоял спуск по второй ступени каньона. Подъем, долгожданный завтрак, сборы.

Мы идем по правому берегу Мидаграбина. Поляна почти ровная, с небольшим перепадом по высоте. В нижней части поляна переходит сначала в осыпной склон, а дальше в заглаженные некрутые скалы.

Вообще здесь рельеф однозначно характеризовать трудно. Он меняется каждые двадцать метров. Впереди участок достаточно крутого осыпного склона, на котором ботинок держит не очень надежно. Склон твердый, бить ступени на ходу не удается. Идти "на честном слове" не хочется, потому что в связке здесь вряд ли удастся задержаться в случае срыва. А внизу, в каньоне река... Приходиться останавливаться, снимать рюкзак и уходить вперед на обработку участка. За перегибом оказывается, что дальше начинается небольшой, но крутой подъем по все тому же твердому склону. Продолжаю продвигаться вперед, меняя рельеф ущелья "вручную". Через полчаса все готово. Я возвращаюсь к Ане и Вике. Судя по всему, они не очень скучали без меня. Быстро преодолев обработанный участок, мы вышли на последнюю ступень "бараньих лбов".

Ледник отступил отсюда давно, скалы покрылись слоем отложений и заросли густой травой. Между скал, вниз в долину, убегает серпантин тропы.

Далеко внизу уже видно селение Джимара. Похоже, что все позади. Осталось спуститься по "лбам" и осыпи к водопадам. Через полтора часа мы отдыхаем около нижней части Мидаграбинского каньона. Здесь река делает свой последний головокружительный прыжок из каньона в долину. Этот водопад вблизи очень красив. Весь поток реки падает с оглушительным ревом с высоты в двадцать метров. Мимо ежесекундно проносятся десятки тонн воды.

Нас окружает сплошное облако невесомой водяной пыли. Всего в нескольких метрах над рекой, скрашивая черно-белый речной пейзаж, выпавшей из мольберта палитрой горит радуга. Мы сидим на солнечной поляне в тридцати метрах от водопада. Ветер, вырывающийся из водяного плена, доносит сюда облачка прохладной водяной взвеси. Но все хорошее почему-то имеет свойство быстро заканчиваться. Вот и сейчас, нам надо снова одевать рюкзаки и спускаться ниже, на поляну около развалин поселка геологов. Там мы проведем остаток этого и весь завтрашний день. Это будет заслуженный день отдыха по полной программе. Можно будет позагорать, любоваться видами головокружительных водопадов со стены Зайгелана, погрузиться в зной летнего дня и просто подремать под жужжание шмелей и стрекоз. Но это все будет потом. А сейчас вниз. Еще час-полтора, и мы будем на месте назначения. И уже не имеет никакого значения ноющий палец, прошедший вечером ливень, заканчивающиеся продукты, другие передряги последних дней. Мы внизу, а это значит, что поставлена последняя точка в богатой на события и впечатления маленькой частичке нашей жизни.

10 июля. Девятый день похода. "День лентяя"

Утро на поляне около водопадов началось для нас теплом и ароматом летнего альпийского луга. Выспавшись столько, сколько позволило нам чувство голода, мы неспешно выползли из палатки, и принялись ваять завтрак. Вначале чашка крепкого и ароматного кофе. Не торопясь, переключаюсь на варку каши. Было бы неплохо зависнуть здесь еще на один день, но не получается -- продуктов хватит только до завтрашнего утра. Все резервы исчерпаны полностью. После завтрака неспешно гуляем по окружающему нас высокогорному лесу.

Он больше напоминает заросли кустарника, и все же это лес. Суровый климат этих мест проявляется в облике растений и деревьев. Деревья имеют несоразмерно толстый с высотой ствол. Растения, наоборот, за два-три летних месяца вымахивают в рост человека. Не все конечно, но гигантизм трав в горах - явление распространенное. Вокруг можно найти цветы самого неожиданного оттенка и размера, от еле различимых друг от друга маленьких белых лепестков тысячелистника, до огромных разноцветных ромашек.

Из всех горных цветов весной цветут очень немногие растения, но в конце мая - начале июня склоны гор на высоте две-три тысячи метров над уровнем моря покрываются сплошным ковром больших белых, иногда с оттенком розового или желтого, цветков рододендрона. Все остальные ждут летнего тепла. В середине июня происходит буквально взрыв красок. За короткое горное лето надо успеть пройти все стадии развития, на которые равнинным растениям отведено вместо трех шесть месяцев. Нас обволакивает сильный дурманящий запах цветов и трав. Вдалеке шумит река, разбиваясь в пыль больше похожую на туман, падает поток Зайгеланских водопадов. Хочется остаться здесь навсегда, вдыхать этот упоительный воздух, видеть эти величественные пейзажи, быть частью этого красивого мира. Быть в согласии с самим собой. Может когда-нибудь так и будет...

11 июля. Десятый день похода. В суету городов...

День отъезда. Сегодня надо успеть дойти до утреннего Джимаринского автобуса, если он конечно будет. За палаткой веет утренней предрассветной сыростью. Быстро завтракаем, и выходим в последнюю часть пути.

Ущелье еще спит. Все живое ждет восхода. Но с первыми лучами солнца жизнь в долине просыпается. Мы уже дошли до старой геологической дороги, оставшейся здесь после известной Кольцовской экспедиции. Теперь полтора часа до селения, еще полтора до города и мы дома.

Поход завершен. Завершен ЭТОТ поход. Но он не последний. Еще свежи в памяти все яркие впечатления десяти дней пути. Пройдут годы, и сидя зимним вечером у экрана телевизора, просматривая кадры этого похода, мы будем заново переживать все события нашего нелегкого, но и в тоже время ни с чем несравнимого пути.

2-11 июля 2000 года
Кавказ, Северная Осетия

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея